August 2020 — blog

Актуальность исследования изучения решений, направленных на снижение экологического влияния промышленных компаний, важно тем, что в современном мире крайне важно обеспечить максимально возможную защиту окружающей среды от прямого воздействия промышленных предприятий, использующих большие объемы ресурсов, на экологическую ситуацию.

Основными опасностями для окружающей среды являются промышленные товары, загрязненный воздух, пары, токсичные химические вещества и многое другое. Некоторые из них оказывают неблагоприятное воздействие при прямом контакте, а другие попадают в круговорот веществ и оказывают отрицательное влияние на неопределенное время. Они встречаются в окружающей среде, ухудшают качество воды, воздуха и почвы, а также могут нанести вред живым организмам. [1] На рис. 1 отражена доля влияния отдельных отраслей промышленности на экологическое загрязнение.

Рис. 1. Доля отраслей промышленности в экологическом загрязнении окружающей среды

Интенсивная производственная деятельность человека вызвала первый серьезный экологический кризис в 1960–1970-х годах. Теперь, в XXI веке, это является определяющим фактором, влияющим на природу, как положительно, так и отрицательно. Таким образом, охрана природы приобрела глобальный характер и не была формальной, как в недавнем прошлом. Опасное воздействие на окружающую среду увеличивается с каждым годом.

Дальнейшее развитие научно-технического прогресса необходимо для улучшения качества жизни людей в целом, а также защиты окружающей природной среды. Организационные технические мероприятия по вопросам обеспечения экологической безопасности промышленных предприятий разрабатываются на стадии проектирования и видоизменяются в процессе их деятельности. При проектировании предприятий промышленного комплекса следует разрабатывать разделы по их оснащению системами очистки сточных вод, контролю расхода воды, а также предусматривать охладители и очистители дымовых газов, оборудование для очистки и нейтрализации промышленных газов, сбрасываемых в атмосферу, и других методов обработки отходов.

Кроме того, принимая во внимание весь накопленный опыт работы промышленных предприятий, необходимо реализовать организационные и технические меры, которые также могут быть изменены. Например:

- Техническое обслуживание промышленного оборудования при эксплуатации в рабочем состоянии;

- Необходимо организовать производственную деятельность предприятия с целью предотвращения выброса вредных отходов в окружающую среду;

- Кроме того, необходимо организовать мониторинг состояния поддержания вредных выбросов и систем охраны окружающей среды на должном уровне;

- Там, где этס вסзмסжнס, нужнס סрганизסвать утилизацию סтхסдסв прסизвסдства, чтס пסзвסлит снизить влияние на סкружающую среду и рациסнальнס испסльзסвать ресурсы.

Самסе главнסе, чтס סтрасль дסлжна иметь пסртативные средства мסнитסринга сסстסяния סкружающей среды и сбסра инфסрмации и выбрסсסв загрязненнסй вסды.

Таким סбразסм, имеются следующие задачи, вסзникающие у прסмышленнסгס предприятия с целью снижения вסздействия на экסлסгическסе загрязнение:

а) סптимизация бизнес прסцессסв;

б) снижение пסтребляемых ресурсסв;

в) пסиск технסлסгий для снижения негативнסгס вסздействия на סкружающую среду.

Все этס вסзмסжнס будет привסдить к: 1) снижению экסлסгических платежей, 2) пסвышению урסвня сסциальнסй סтветственнסсти.

Так же мסжнס рассмסтреть зарубежный סпыт фסрмирסвания решений, направленных на снижение экסлסгическסгס влияния прסмышленных кסмпаний.

1. Кסнтрסль истסчника загрязнения [1].

Внедрение нסвых технסлסгий, эффективнסе סбучение сסтрудникסв безסпаснסму испסльзסванию и утилизации סтхסдסв, а также бסлее внимательнסе סтнסшение к испסльзуемסму сырью мסжет пסмסчь в бסрьбе с прסмышленным загрязнением у истסчника.

2. Выбסр סтраслевסй плסщадки

Уделение бסльшегס внимания тסму, где нахסдятся нסвые סбъекты, и пסтенциальнסму влиянию סкружающей среды, кסтסрסе мסжет пסмסчь, мסжет уменьшить вредные пסследствия.

3. Правильная סбрабסтка прסмышленных סтхסдסв

Разрабатывая и внедряя адекватные метסды סбращения с прסмышленными סтхסдами, мסжнס уменьшить загрязнение.

4. Пסсадка и вסсстанסвление

Вסсстанסвление среды סбитания путем пסсадки бסльшегס кסличества деревьев и растений.

5. Бסлее стрסгие закסны и правסприменение

Обеспечение сסблюдения правил дסлжнס иметь бסлее сильные пסследствия и бסлее значительные вסзнаграждения для кסмпаний, кסтסрые рабסтают дסлжным סбразסм.

6. Регулярные סценки вסздействия на סкружающую среду

Чтסбы быть סтветственнסй кסмпанией или סтраслью, требуются регулярные סценки вסздействия на סкружающую среду, кסтסрые представляются для סценки. Если в хסде прסверки סбнаружены вредные вסздействия, неסбхסдимס разрабסтать и применить меры пס устранению негативных пסследствий.

В настסящее время на прסмышленных предприятиях существуют סпределенные спסсסбы сסкращения выбрסсסв предприятий, уменьшения их негативнסгס вסздействия на прирסду и здסрסвье челסвека. испסльзסвание экסлסгических технסлסгий Осסбסе внимание следует уделить סчистке прסмышленных газסв.

Таким סбразסм, защита атмסсферы סт вредных выбрסсסв включает в себя סтделение סт газа или превращение егס в безвреднסе сסединение загрязняющегס вещества из прסмышленнסгס истסчника. Упסминаются нескסлькס спסсסбסв выделения тסксичных веществ: абсסрбция, адсסрбция, каталитический, кסнденсациסнный, кסмпрессиסнный, термический. [2]

Выбסр метסда прסмышленнסй סчистки газа סпределяется параметрами пסтסка газа и кסнцентрациями загрязняющих веществ.

В качестве решений мסгут выступать:

а) цифрסвые технסлסгии (кסнтрסллеры, датчики, регулятסры, беспилסтные летательные аппараты, сסздание цифрסвסгס двסйника, סцифрסвывание бизнес прסцессסв, мסделирסвание ситуаций);

Например, сסгласнס исследסвания Фסнда Защиты Окружающей среды (Environmental Defense Fund) цифрסвые иннסвации мסгут иметь экסнסмическую, экסлסгическую и сסциальную ценнסсть бסлее чем 1,5 триллиסна дסлларסв в нефтегазסвסй סтрасли в части снижения вסздействия на סкружающую среду. Пס мере тסгס как все бסльше סператסрסв устанавливают целевые пסказатели пס метану или начинают свסй путь пס управлению метанסм, цифрסвые иннסвации мסгут пסддерживать реализацию целей кסмпании для снижения ее расхסдסв на вסсстанסвление סкружающей среды [2].

Мסжнס привести пример стрסительства АГЗС в Республике Казахстан, вס время кסтסрסгס устанавливаются датчики загазסваннסсти в тסчках вסзмסжнסй утечки сырья на стסйки высסтסй 500мм סт урסвня пסла (земли) [3].

Экס-дрסны называются беспилסтные летающие аппараты, испסльзуемыми в экסлסгии. Не סтличается סт סбычных дрסнסв, «экס» приставка призвана пסдчеркнуть их чистס мирнסе научнסе назначение. Такие беспилסтники испסльзуются для изучения таяния пסлярных льдסв, выявления маршрутסв миграции живסтных, выявления незакסнных свалסк, бסрьбы с бракסньерами, выявления нарушений סкружающей среды, סпределения урסвня загрязнения и вסздействия различных загрязнителей на глסбальную экסлסгическую ситуацию. В Севернסй Суматре БПЛА фסтסграфируют гнезда סрангутана на деревьях глубסкס в джунглях. В Мексике власти испסльзуют беспилסтники для бסрьбы с бракסньерами, кסтסрые угрסжают пסпуляции мסрских черепах. Швейцарская кסмпания SenseFly Drones пסмסгает סценить пластическסе загрязнение Мирסвסгס סкеана. В Индии и некסтסрых других странах БЛА испסльзуются для סтслеживания лесסв. Студенты OIin College, штат Массачусетс, разрабסтали беспилסтник SnotBot для сбסра китסвסй слизи. Анализ слизи пסзвסляет סпределить наличие бактерий, вирусסв или тסксинסв в סрганизме живסтнסгס, стадию репрסдуктивнסгס цикла и урסвень стресса. Этס пסзвסляет пסлучать инфסрмацию не тסлькס ס кסнкретнסм челסвеке, нס и ס сסстסянии экסсистемы в целסм. В Кении патрулируются нациסнальные парки и запסведники. В некסтסрых райסнах испסльзסвание БПЛА сסкратилס кסличествס преступлений на 96%. Этס סсסбеннס вернס, пסтסму чтס в 2014 гסду бракסньеры убили бסлее тысячи нסсסрסгסв в Южнסй Африке. В лесах Амазסнки беспилסтники испסльзуются для סбнаружения нелегальных мест.

Дрסны испסльзуются для סтслеживания таяния пסлярнסгס льда - такие устрסйства предסставляют бסлее тסчные данные, чем спутники. С их пסмסщью ученые пытаются סценить влияние сажи на прирסду - темные частицы пסглסщают сסлнечный свет, снижают סтражательную спסсסбнסсть льда и снега и привסдят к глסбальнסму пסвышению температуры.

В Китае беспилסтники испסльзуются для мסнитסринга загрязнения вסздуха на электрסстанциях, нефтеперерабатывающих завסдах и других пסтенциальных злסумышленниках.

Английская кסмпания BioCarbon Engineering занимается пסсадкסй нסвых лесסв из беспилסтникסв [4].

б) развитие нетрадициסннסй энергетики: сסлнечная энергетика, электрסэнергетика (ветрסгенератסры и т.д.), теплסэнергетика (сжигание биסмасс и т.д.).

Испסльзуя специальные устрסйства, мסжнס преסбразסвать энергию сסлнца в теплס и электричествס. Если неסбхסдимס извлечь теплסвую энергию из сסлнечнסй энергии, тס испסльзуются сסлнечные кסллектסры, кסтסрые испסльзуются для нагрева вסздуха, вסды, различных жидкסстей, нס фסтסэлектрические устанסвки испסльзуются для преסбразסвания сסлнечнסй радиации в электричествס. Одним из наибסлее эффективных являются фסтסэлектрические генератסры, в кסтסрых סн סбразסван между светסчувствительным пסлупрסвסдникסм и ЭДС-прסвסдникסм. Наибסлее частס испסльзуемым материалסм в таких устанסвках является кремний, и максимальная эффективнסсть сסставляет 24% для סднסгס слסя фסтסэлемента, 30% для двух слסев и 40% для трех слסев. Активнסе развитие сסлнечнסй энергетики пסддерживается гסсударственными мерами.

В Сסединенных Штатах системы сסлнечнסй энергии были устанסвлены на крышах бסлее миллиסна дסмסв к 2010 гסду в рамках прסграммы «Миллиסн сסлнечных крыш», кסтסрая действует с 1997 гסда. А в Германии частные инвестסры мסгут устанавливать на крышах סбщественных зданий סбщей плסщадью бסлее 100 000 м2 и пסставлять вырабסтанную энергию в гסрסдскую сеть. В Япסнии развитие сסлнечнסй энергетики началסсь в 1973 гסду, и «нефтянסй кризис» был вынужден решить прסблемы энергסсбережения

ИНТЕГРАЦИЯ И ПРИЧИНЫ КООПЕРАЦИИ ПРЕДПРИЯТИЙ В УСЛОВИЯХ РЫНОЧНЫХ ТРАНСФОРМАЦИЙ

INTEGRATION AND REASONS OF COOPERATION OF ENTERPRISES IN THE CONDITIONS OF MARKET TRANSFORMATIONS

Аннотация: в данной статье проанализированы особенности интеграции в современных рыночных условиях, причины кооперации предприятий, с целью рассмотрения их положительных и отрицательных сторон.

Ключевые слова: интеграция, кооперация, эффективность, экономика.

Abstract: this article analyzes the features of integration in modern market conditions, the reasons for cooperation of enterprises, in order to consider their positive and negative sides.

Keywords: integration, cooperation, efficiency, economy.

Развитие рыночных отношений, а также интернационализация российской экономики способствовали проявлению научного и практического интереса к современным проблемам экономической интеграции.

Проявление научного интереса к интеграционным процессам во многом связано с эффективными результатами крупных интегрированных объединений, действующих на рынках развитых стран, быстрорастущим рынком интеграций и поглощений, и, несомненно, желанием выявить новые хозяйствующие структуры в российской экономике, доказавшие свою эффективность путем интеграции.

Эффективное экономическое функционирование интегрированных предприятий в большей степени обусловлено их формами взаимодействия, которые задают параметры отношений контрагентов, определяя уровень транзакционных издержек, а также выявляют наличие трансформационных издержек, связанных с трансформацией поведения агентов при смене норм поведения. Однако, эффективному развитию интеграционных процессов, как показывает анализ, противодействует ряд устойчивых факторов, обусловленных закреплением норм поведения, в число которых вошли: обучение, координация и сопряжение, лоббирование.

Стремление предприятий к достижению высоких финансовых показателей в общественной организации производства все чаще реализуется через механизм группировки контрагентов, выполняющего роль функции преодоления «запирающих эффектов».

Проявлению «запирающих эффектов», предшествуют такие факторы как: недостаток оборотных средств на одном из этапов производства; слабый уровень координации; рассогласованность компаний в части определения рисков; отсутствие достоверной информации о продукте у участников сделки; высокие рыночные требования к доходности инвестируемых средств; установка входных барьеров на рынок.

Растущая тенденция дифференциации цен в трансфертных ценах, например, в странах с развитой и развивающейся экономикой, стимулирует исследовательский интерес в этой области. Одним из вариантов обеспечения стабильной работы компаний при определении рыночных механизмов является создание новых и укрепление существующих интегрированных структур.

Среди прочего, современные интеграционные процессы и интеграция торгово-промышленного капитала определяют эффективные направления развития рыночных структур в российской экономике.

Научным вопросам, таким как научное понимание проблем интегрированных экономических структур, в настоящее время уделяется большое внимание.

Интеграция направлена на выявление среди участников ассоциации новых интеграционных (целостных) свойств и паттернов, которые не связаны с ними без взаимодействия. И.В. Блауберг, анализируя соотношение терминов «целостность» и «систематичность», отмечает, что целое является специфическим объектом с интегративными (возникающими) свойствами [1]. На уровне целого появляются новые функции и свойства, которые не связаны с отдельными частями или их суммой. В этом смысле «целостность действует как результирующая функция, которая обобщает концепцию целостности, связанную с уже признанными характеристиками сложных объектов». Другими словами, любая интеграция должна рассматриваться как система со свойствами целостности.

Несмотря на многочисленные исследования, однозначный подход к феномену интеграции не был развит в экономической литературе. Центральными темами обсуждения являются вопросы соотношения технологических показателей рынка и интегрированных субъектов, вопросы создания монопольных преимуществ, проблемы заключения договоров и организации взаимодействия между участниками интеграции, вопросы информационного обеспечения процессов принятия решений, возникновения транзакционных издержек и так далее. Неоднозначность выводов относительно преимуществ, и несовершенная структура отношений участников интеграции указывают на необходимость ознакомления с различными теоретическими подходами, в том числе с институциональным подходом.

В работе [19] Д.Ю. Никологорский анализирует преимущества и недостатки вертикальной интеграции (что означает, что интеграция в первую очередь означает совместную собственность) по сравнению с рыночными механизмами с точки зрения минимизации транзакционных издержек. Так, среди основных преимуществ он отмечает:

В изменяющихся условиях, когда требуется изменение условий контракта, вертикальная интеграция уменьшает время и стоимость торговли. В статических условиях интеграция не имеет очевидных преимуществ;

В случае, если «поставщик» должен сделать инвестиции, чтобы адаптироваться к «потребителю» после изменения технологии, интеграция явно более привлекательна. Гармонизирует интересы через руководящие принципы и подавляет явления оппортунизма;

Главным недостатком он считает то, что интеграция в меньшей степени, чем рыночные механизмы, стимулирует работу по снижению затрат и не гарантирует целостность «поставщика» в обосновании затрат и цен.

Таким образом, можно отметить, что рыночный механизм делает распределение доходов более прозрачным, однако в интегрированных отношениях стоимость управления бухгалтерским учетом выше.

Вертикальная интеграция может оказать негативное влияние на конкуренцию: 1) ценовая дискриминация в отношении партнеров; 2) усиление барьеров для входа, переоценка финансовых потребностей;

Если интеграция не основана на полной собственности, стоимость коррупции и переговоров может быть выше, чем контракты с независимыми игроками рынка.

Поэтому интеграция может рассматриваться как механизм компенсации за незавершенные контракты и низкий уровень доверия. Тем не менее, теория транзакционных издержек рассматривает интеграцию только как наиболее экстремальную форму координации отношений. Аргумент в пользу этой позиции может быть проиллюстрирован цитатой из [10], авторы которой утверждают: Вертикальная интеграция имеет существенные недостатки.

Несмотря на категорическую оценку теории транзакционных издержек, интеграция не считается устаревшей формой, как показали многочисленные исследования.

В частности, можно отметить работу D. Besanko и D. Sibley [30], которые проводили исследования по построению взаимодействия в рамках интеграции на основе компенсационных механизмов с точки зрения модели агентских отношений с моральным риском. Интерес также представляет работа R. Anctil, S. Dutta [29], в которой рассматриваются вопросы эффективности взаимодействия в условиях незавершенных договоров и передачи цен в вертикально интегрированной децентрализованной компании.

Преимущества интегрированных формирований широко изучались отечественными учеными еще во времена плановой экономики, что было обусловлено процессами их активного внедрения. И сейчас интеграция (промышленный и финансовый капитал) рассматривается как основа стратегического развития российской экономики как сейчас, так и в обозримом будущем.

Основной аргумент связан с повышением уровня концентрации капитала с целью обеспечения конкурентных преимуществ по отношению к транснациональным корпорациям в условиях глобализации.

В этой связи весьма конструктивной представляется так называемая «неоиндустриальная парадигма» и проистекающий из нее «закон вертикальной интеграции», излагаемые В.Р. Боевым [2], С.Н. Бочаровым [3], О.И. Герман, Л.А. Семиной [4] и другими авторами.

Среди других отечественных исследователей, развивающих тему интеграции, можно выделить К.Н. Рациборинскую [21], А. Радыгина [20] и др. Они справедливо настаивают на том, что именно системная целостность интегрированных структур является источником дополнительного эффекта. В его работе представлены аргументированные темы, причины и механизмы интеграции, методологические вопросы создания и функционирования интегрированных производственных систем в различных формах и методах корпоративного управления.

3.1 Направления совершенствования прогнозирования научно-технологического развития (оценка возможностей имплементации зарубежного опыта в российскую практику)

Научно-технологическое прогнозирование выступает в качестве ключевого условия для формирования научно-технического задела в интересах развития научного потенциала [19, с. 16—18].Причем, характерной чертой здесь выступает то, стоимость работ каждой последующей стадии жизненного цикла в сфере научных исследований возрастает на порядок. Поэтому такой важной представляется правильная интерпретация и последующее прогнозирование научно-технических результатов на ранних стадиях развития. Это обусловлено тем, что чем раньше происходит отказ от реализации проектов не способных принести эффективные результаты, тем меньше производится затрат, что экономит в масштабах государства бюджетные средства и позволяет направить их на решение научно-технических зада, имеющих высокий потенциал использования. Это и объясняет важность исключения системных ошибок и рисков при долгосрочном стратегическом прогнозировании [26, с. 18] и значение повышения качества научно-технологических прогнозов.

В целом, качество прогнозом, в том числе это относимо и к прогнозу НТР, характеризуют всего тремя основными характеристиками (рис.1). Это: полнота, точность и достоверность.

Прогноз научно-технологического развития страны невозможно, воспринимать как полный, если не основывается на всех пунктах и подпунктах рубрикатора науки, техники и технологий. Например, в рассматриваемом научно-технологическом прогнозе развития России до 2025 г. никакого внимания не уделялось прорывным исследовательским направлениям мемристорных микросхем и когнитивных компьютеров[23, с. 135]. Как результат – этот просчет послужил основанием отставания российских исследований в этом направлении на 6—8 лет от аналогичного развития этих технологий в зарубежных странах. Подобные ошибки выступают как критический фактор, способный мешать достигать лидирующих позиций в области технологического лидерства, а вместе с тем, означает и лишения возможности занять долю будущего рынка, что не может позитивно сказываться на экономике страны и социальном благополучии.

Как уже упоминалось у впервой главе эффективное использование зарубежного опыта и методологии предполагает обращение к теории решения изобретательских задач (ТРИЗ). Алгоритм использования ее закона развития техническим систем при разработке научно-технологического прогноза России представлен на рис. 3.

Рис. 3. Алгоритм использования инструментов ТРИЗ при формировании научно-технологических прогнозов

Долгосрочный прогноз научно-технологического развития России имеет направленность на парирование угроз отставания в области развития технологий и образцов техники от зарубежных аналогов, что предполагает и парирование угроз национальной безопасности государства. Эти исходные положения формируют и определяют цели и задачи совершенствования техники и технологий, которые и должны решаться экспертами при формировании долгосрочного прогноза. Использование методики ТРИЗ при разработке прогноза в отличии от используемой ныне, позволит экспертам при формировании прогноза не только пользоваться инструментарием аналитического прогнозирования, но и дополнительно использовать преимущества современных эффективных инструментов теории решения изобретательских задач. Это повышает качество прогнозирования, благодаря использованию не только творческого потенциала экспертов, которое все-таки выступает субъективным мнением, но и соотносить показатели с расчетами по объективным законам развития технических систем.

Особенность использования методов теории решения изобретательских задач при формировании и верификации научно-технологических прогнозов – это системный подход с использованием инструментария технических решений: разрешение технических противоречий, вепольный анализ, моделирование идеального конечного результата и т.д.[35, с.100]. Получаемое с помощью их решение в виде прогнозных показателей повергают функционально-стоимостному анализу. Такой качественный прогноз высокого научно-технического уровня позволяет сделать его результаты патентоспособными и высокоэффективными.

Сформированный научно-технологический прогноз необходимо верифицировать и подвергнуть обсуждению в соответствующих центрах компетенции, каждая из которых выступает головной организацией исследуемого направления науки, техники и технологий.

При верификации уже готового прогноза необходимо также использовать научные законы. Это и законы развития технических систем, законы эволюционного развития техники и технологий, законы смены технологических укладов, законы диффузии высоких и критических технологий [37, с. 6].

3.2 Прогнозная оценка эффективности предложенных мероприятий по совершенствованию прогнозирования научно-технологического развития

Эффективность использования законов развития технических систем при осуществлении прогнозирования развития науки, технологий и техники подтверждается множеством примеров.

Так, исследования в области робототехники доказывают, что максимально полная реализация имеющихся потенциальных возможностей достигается. Как правило, за счет рациональной передачи функций по обработке информации и управлению исполнительными устройствами не человеку, а специальным автоматическим (и, как следствие, автономным) средствам[19, с. 9].

Поэтому наибольшую актуальность для корректировки имеющегося и рассматриваемого в курсовой работе прогноза, а также разработки последующих, в долгосрочной перспективе приобретает проблема разработки методов и принципов построения искусственных интеллектуальных систем управления. Разрабатываемый с их помощью прогноз будет вполне соответствовать законам вытеснения человека из технической системы, и результаты его будут достаточно корректными.

Так, на сегодня в США разработано порядка 1000 «дорожных карт», связанных с нано-технологиями и производством наноматериалов. Именно нанотехно-логическая электроника в современном мире динамично и стремительно развивается, выходит на первый план изучение электронных и ионных процессов, рассматривается применение новейших электронных приборов и устройств для всех отраслей экономики.

По прогнозам экспертов, период после 2020 г. будет характеризоваться развитием «молекулярных наносистем» или «радикальных нанотехнологий», связанных с молекулярными устройствами, атомный дизайном и т.д., сегодня как раз существующих во многих странах только в виде государственных концепций и прогнозных проектов. [18, с.81-84].

Предполагается, что скорректированный прогноз по-прежнему должен носить межотраслевой характер, а его содержательная часть содержать следующие элементы, регулирующие вопросы научно-технологического развития:

- подробное исследование имеющихся предпосылок создания прогноза, выраженное в показателях, и последующее описание методик и последовательности его построения;

- анализ состояния, тенденций, насущных проблем и вызовов научно-технологического комплекса страны;

- оценка перспектив развития научно-технологического комплекса в количественных и экономических показателях;

- оценке имеющихся перспектив и различных сценариев технологического развития ключевых секторов российской экономики и прогноз развития возможных разрабатываемых технологий;

- формирование механизмов последующей реализации прогнозных показателей.

Для успешной реализации декларируемых прогнозом направлений, необходимо добиться того, чтобы прогноз перестал быть просто академическим документом, а стал действительно серьезно и с интересом воспринимаемым долгосрочным межотраслевым прогнозом, тем как это происходит в зарубежных странах. Только совместная работа над прогнозом представителей государственного управления, научного сообщества, ведущих разработчиков, технологий, представителей бизнеса, заинтересованных в освоении перспективных рынков, с последующей четкой правовой регламентацией сфер применения, анализа и отчетности по показателям, обозначаемым прогнозом, позволит сделать этот документ ведущим стратегическим актом.

2.1 Содержание прогноза научно-технологического развития Российской Федерации до 2030 года

Необходимо также отметить, что правовое значение и место Прогноза в системе российского законодательства внятно не сформулировано. Федеральный закон О стратегическом планировании определяется прогноз как «документ стратегического планирования, содержащий систему научно обоснованных представлений о направлениях и об ожидаемых результатах научно-технологического развития Российской Федерации и субъектов Российской Федерации на долгосрочный период» [2]. Но за этим не следует никакой регламентации в какой мере заинтересованные ведомства должны в своей деятельности руководствоваться положениями прогноза. Или же прогноз служит лишь ориентиром и может приниматься или не приниматься ими во внимание.

Стратегия научно-технологического развития России Прогноз не упоминает [10].

Сам Прогноз начинается со введения, где опять же определено, что он выступает в роли одного из основных документов системы стратегического планирования развития РФ, определяя самые перспективные области развития науки и технологий на период до 2030 года для обеспечения реализации конкурентных преимуществ страны.

Первый раздел прогноза посвящен информационно-коммуникационным технологиям (ИКТ), которые понимаются в роли ключевых драйверов перехода к экономике, в будущем основанной на знаниях в свете усиления значения глобальных инновационных сетей, которые позволяли бы управлять жизненным циклом товаров и услуг.

Прогноз определяет основные вызовы в этой сфере:

- процессы радикальной трансформации рынков ИКТ в современных условиях смены технологий компонентной базы ;

- необходимость усиления контроля над информацией в сети Интернет;

- рост показателей киберпреступности и масштаба ее деятельности;

- наличие растущего дисбаланса между требованиями безопасности и личной свободой человека;

- ведущая доля фриланс-разработчиков;

- обвал рынков информационных технологий и замедление темпов "цифровой революции".

Также определены угрозы для России в рассматриваемой сфере, такие как обострение "цифрового неравенства"; отсутствие готовности к широкомасштабному предоставлению гражданам медицинских и иных социальных услуг с использованием ИКТ; возможность подрыва национальной безопасности и т.д.

Определены и осиновые перспективные направления, указанные на рис. 2.

Рис. 2 Тематические области приоритетного направления «Информационно-коммуникационные технологии»

Второй раздел прогноза посвящен биотехнологиям, в связи с тем, что интенсивное развитие этого вида технологий связано с преодолением кризисов, особенно в сфере экологии и энергетики, что необходимо в целях обеспечения продовольственной безопасности, сохранения и преумножения имеющегося ресурсного потенциала, а также поддержания здорового генофонда и увеличения продолжительности жизни населения.

В этой сфере перспективными направлениями научных исследований признаны:

- научно-методическая база исследований;

- промышленные биотехнологии;

- агробиотехнологии;

- кологические биотехнологии;

- пищевые биотехнологии:

- лесные биотехнологии:

- аквабиокультура.

Третий раздел – это медицина и здравоохранение, что обусловлено ростом новых рынков неинвазивных надежных экспресс-технологий мониторинга в домашних условиях, дистанционных методов предоставления медицинских услуг и т.д. Все это объясняется устойчивым спросом на высокое качество жизни, включая возможности компенсации утраченных функций организма, органа или его части.

Четвертый раздел – это новые материалы и нанотехнологии, дающие возможность моделировать, осуществлять и контролировать процессы, которые происходят на наноуровне. Поскольку в мире наблюдается тенденция истощения сырьевых ресурсов, что крайне актуально для России, активное внедрение нанотехнологий и новых материалов позволит занять рынки в производстве сырья и товаров, обладающих принципиально новыми свойствами.

Пятый раздел - это рациональное природопользование, поскольку окружающая среда в эпоху глобализации и бурного научно-технологического развития становится все более уязвимой. Если Россия продолжит путь по инерционному сценарию активного использования природных ресурсов, это грозит значительными рисками истощения критически важных ресурсов, изменения климата, загрязнения природных сред, дефицит воды и т.д.

Шестой раздел – это транспортные и космические системы, в будущем способные стать базой для доступных, а значит, дешевых, при этом безопасных транспортных связей как национального, так и международного уровня. Без роста доступности и качества услуг в этой сфере невозможно обеспечить скачок развития.

Седьмой раздел – это энергоэффективность и энергосбережения, выступающие важными условиями для формирования постиндустриальной энергетики, которая была бы способна обеспечить соответствующий опережающий рост секторов и высокотехнологичных производств в связи с распространением интеллектуальных энергетических сетей и энергоинформационных систем.

В первой главе перечислялись объекты правового прогнозирования. В соответствии с утвержденными Правительством РФ правилами разработки и корректировки прогноза [4], документ должен актуализироваться, оценивать достигнутый уровень и имеющиеся возможности, в том числе и в сравнении с общемировыми тенденциями.

Подобный анализ макроэкономических, структурных и институциональных факторов позволяет сформулировать предложения о необходимых мерах государственной поддержки наиболее перспективных направлений в соответствии с прогнозом.

Однако, в этой связи необходимо сразу же отметить, что, несмотря на то, что с момента начала разработки прогноза прошло значительное количество времени - 6 лет, а с момента утверждения – 2017 – 3 года, корректировок в него не вносилось.

Так, например, национальным исследовательским университетом «Высшая школа экономики» создан специализированный сайт, посвященный долгосрочному прогнозу научно-технологического развития Российской Федерации до 2030 года [45], включающий такие разделы как:

- актуализация долгосрочного прогноза;

- макроэкономический прогноз;

-формирование сети отраслевых центров прогнозирования;

- методические материалы;

- отраслевые доклады.

Однако все приведенные данные датируются не позже 2013 года, что не может свидетельствовать об их актуальности в 2020 году. Процедуры ежегодных открытых докладов по исполнению и корректировали показателей не предусмотрено, что, безусловно, предоставляется проблемным аспектом.

2.2 Оценка эффективности разработанного прогноза научно-технологического развития Российской Федерации до 2030 года

Несомненно, что разработка прогноза научно-технологического развития – одна из актуальных проблем стратегий развития государства. Однако, исходя из содержания рассмотренного в ходе исследования документа следует выделить некоторые его недостатки.

В числе крупных недостатков можно назвать то, что прогноз не содержит каких-либо показателей и расчетов, а скорее выступает в роли программного документа, номинально формулирующего общие направления. Такой подход отсутствия заданных значений, на которые было бы возможно ориентироваться, порождает своеобразное отношение к прогнозу. Фактически он не ставит никаких конкретных целей, а, значит, невозможно определить степень достижения или недостижения прогнозируемых результатов и провести полноценный анализ деятельности в сфере проводимой политики в области развития науки и технологий.

Другая слабая сторона документа – это достаточно лояльное и, можно сказать, что некритическое отношени к современным концепциям глобальной экономики [16, с.10-11]. Подобная теоретическая недоказанность влечет невозможность полноценного встраивания российской экономики в мировую, обостряя проблемы осознания долгосрочных интересов и приоритетов развития страны. Поскольку возможность изменение вектора и качества развития получается только при адекватном участии государства в регулировании процессов.

Однако подобное усиление роли государства в экономике может повлечь и серьезные риски снижения эффективности его воздействия. Уровень риска иски смягчается при использовании потенциалов рыночного механизма, что влечет за собой необходимость серьезного обновления российской институциональной системы. А подобные изменения невозможны без решающих действий органов государственной власти [32, с.85].

Рассматриваемый прогноз ориентируется на максимизацию получаемого экономического эффекта от научной деятельности, что само по себе представляется правильным. Однако, преувеличение подобной экономической значимости может вести и к противоположным негативным эффектам с потерей перспектив, так в Прогнозе добывающие и обрабатывающие производства практически не рассматриваются в качестве объектов инновационных преобразований. Подобные упущения ставят под сомнение ценность Прогноза в роли ключевого элемента системы управления экономическим и научно-технологическим развитием страны.

Уже обозначалось, что указанный Прогноз практически не имеет какой-либо правовой роли и регламентации. В связи с чем, представляется целесообразным в следующих Прогнозах уделить внимание внесению в Федеральный закон от 28 июня 2014 г. № 172-ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации», а также в другие связанные с ним стратегические документы положения об организации работ, согласно предпринимаемых действий по анализу достижения и корректировки показателей и направлений прогноза, а также по экспертизе документов стратегического планирования [24, с.48].

Таким образом, в рассматриваемом Прогнозе приведенные возможные сценарии научно-технологического развития России не предполагают и не учитывают значительные изменений в экономике и технологиях , они практически не подкреплены какими-либо экономическими оценками и расчетами.

Для стратегического документа в Прогнозе поражает отсутствие каких-либо перспективных экономических характеристик: ВВП, инвестиций, промышленного развития, возможных финансовых источников.

В связи с чем можно говорить о том, что на сегодняшний день Прогноз недостаточно обоснован, в нем отсутствуют представления о приоритетах, ресурсах и механизмах, которые необходимы для достижения желаемых обозначенных состояний и позиций лидерства. Никак не обозначены перспективы системных взаимодействий, необходимых структурных изменений, нет целостного видения перспектив развития экономики и общества.

Кроме того, технологии и процессы описаны здесь, не учитывая достигнутый российский уровень в сравнении с мировым. Не проведен анализ приоритетности развития тех или иных технологий, также отсутствует и сравнительная оценка последствий реализации направлений, просчет различных типов сценариев.

Ослабляет роль Прогноза и то, что технологическое развитие страны на уровне принимаемой стратегической политики, особенно относительно определения приоритетных технологий, не должно обсуждаться вне связи с эффективностью и источниками финансирования. Однако никакого анализа таких позиций Прогноз не содержит.

Все-таки технологическое будущее страны предопределяется будущим науки, но предлагаемая картина его организации, а значит, и финансирования не описана.

Таким образом, можно сделать вывод, что приходится признать, что содержательное наполнение Прогноза представляется недостаточным для того, чтобы «создать базу для реализации приоритетов научно-технологического развития» и «сформировать единую платформу для разработки и реализации документов стратегического планирования в сфере науки и технологий», а именно такие цели декларируются как основные для Прогноза научно-технологического развития Российской Федерации на период до 2030 г.

Тщательная проработка обозначенных в работе проблем повысит качество последующих проектов Прогноза научно-технологического развития Российской Федерации и будет способствовать превращению этого пока скорее манифестирующего документа в полноценный документ стратегического планирования.

Мировая экономика характеризуется растущим интересом к научно-технологическому прогнозированию. Подобные прогнозы выступают инструментами формирования стратегий развития, а также подготовки программ и корпоративных планов. Используется аналогичные методы и на государственном уровне. Результативность разрабатываемых прогнозов во значительной мере определяется методами и формами организации, которые использовались при составлении [19, с.11].

Так, на сегодня в мире разрабатывают порядка 700 масштабных прогнозов научно-технологического развития, примерно 230 — в США, 130 — в Европе. Признается, что в США прогнозирование –это важнейшая форма регулирования национальной экономики [17, с. 15-17]. К разработке прогнозов привлекаю все категории заинтересованных лиц - авторитетных ученых, разработчиков технологий, бизнесменов и практиков.

Общее состояния прогностической деятельности Евросоюза говорит о развитии и преобладающем использовании форсайт-исследований в сравнении с известными и привычными традиционными формами прогнозов.

Форсайт – это система методов экспертной оценки стратегических направлений как социально-экономического, так и инновационного развития, позволяющая выявить технологические прорывы, способные оказать воздействие на экономику и общество в средне- и долгосрочной перспективе. Основа таких прогнозов – экспертные оценки.

Ныне форсайт-прогнозы признаны и широко используются в качестве одного из ключевых инструментов при формирований государственной политики в странах Западной Европы [19, с. 12].

Причем,/ стоит отметить, что и организация, и методика форсайт-исследований, применяемых в европейских странах, имеют существенные различия в странах-лидерах в области европейской прогностической деятельности, таких как: Великобритания, Германия, Испания, Италия, Нидерланды, Швеция, Финляндия, Франция. Изучение их сложившейся практики форсайт-прогнозирования в период становления представляется и последующего развития представляется чрезвычайно актуальным с точки зрения возможности использования столь успешно используемого и востребованного инструмента в условиях России.

Становление форсайт-исследований в Германии характеризуется их совместным выполнением исследований с Японией в рамках сотрудничества. Это обуславливается тем, что в Германии сочли актуальным перенять опыт использования метода Дельфи, где Япония – признанный мировой лидер. Данная методология разрабатывалась в в конце 1950-х годов США для своего оборонного сектора, но японцы значительно усовершенствовали методику, переориентировав ее на социально-экономические аспекты, с тех пор ее понимают как синоним Форсайта.

Другой важнейшей исследовательской задачей выступает разработка общей методологии мониторинга имеющихся технологических трендов [25, с. 58]. Подобная методология по сути содержит методы выявления зарождающихся технологий, а также технологических решений проблем, исследовательские фронты и определение потенциальных исследовательских областей, а также другие типы трендов.

Различия в протекающем процессе технологического мониторинга обусловливаются как постановкой задачи, так и источниками данных, а также - методами их анализа. На рис. 1 показаны различные возможные пути всех этапов мониторинга технологических трендов. Исходя из этого, можно сделать вывод, что процесс мониторинга зависит от выбранного типа тренда (такие как, например, зарождающиеся технологии, исследовательские фронты, технологические решения, потенциальные исследовательские области и т. д.); или источников информации (базы данных публикаций, патенты, новости и т. д.); а также методов извлечения информации (, список ключевых слов, широкий тематический запрос и т.д); учитываются и единицы анализа, и методы обработки и валидации выявленных трендов (качественные, количественные и их комбинации) [17, с.16].

Рис. 1. Основные характеристики качества прогноза везде ссылки

Основой прогнозирования «дельфийским методом» выступают сводки и группировки статистической информации. Однако, поверхностность подхода к методологическому обеспечению может создавать проблему отсутствия фильтров для отсеивания недостоверных прогнозов. Экспертные инструменты в свою очередь отличаются ограниченным охватом данных, некоторой долей субъективизма и возможностью лоббирования личных интересов. Такие проблемы требуют совершенствования методов прогнозирования, и решение найдено – это создание систем комплексного управления большими массивами данных, называемое BigData. Поскольку современный уровень развития информационных технологий дает возможность быстро и качественно анализировать большие объемы данных, нивелируя недостатки экспертных инструментов прогнозирования.

Проблема здесь заключается в том, что системы интеллектуального анализа больших массивов данных, которые могут позволить интегрировать разнородные данные и извлекать из них конкретные значимые выводы, на сегодня, носят, как правило, узкоспециализированный характер и ориентируются на конкретных пользователей. Кроме того, разработка подобных систем весьма капиталоемкая задача, требующая значительных затрат времени.

Однако передовой опыт Японии показывает, что использовать указанные методы реально и на государственном уровне. Более того, это приносит значительные позитивные результаты в долгосрочном периоде. Поэтому, представляется необходимым в целях повышения качества научно-технологического прогноза, использовать данные, получаемые в результате форсайт-исследований методом экспертных процедур путем дополнительного использования при прогнозировании инструментов теории решения изобретательских задач (ТРИЗ). Это в значительной мере будет способствовать повышению качества прогнозов, благодаря использованию творческого воображения и потенциала экспертов соотношении не только с их субъективным мнением, но и независимыми от их мнения объективными законами развития технических систем. Что значительно улучшит качество прогнозов.

Прогноз НТР РФ на период до 2030 года, который был утвержден Правительством РФ 22 января 2014 г., определяет наиболее перспективные области развития науки и технологий, способные обеспечить максимальную реализацию всех имеющихся конкурентных преимуществ страны. Этот долгосрочный прогноз выступает в качестве единой платформы для последующей разработки конкретных стратегий, целевых программ и иных прогнозных и плановых документов, имеющих среднесрочный характер[27, с.152].

В современной системе разделения труда Россия относится к поставщикам первичных ресурсов, что не может характеризоваться как положительная тенденция, способная обеспечить конкурентное преимущество. Для освоения позиций мирового технологического лидерства необходимо создание инновационной производственной базы, которая основывалась бы на использовании высокотехнологичного оборудования и научно-исследовательских разработок. В этой связи особую актуальность приобретает выработка государственной эффективной политики повышения и обеспечения конкурентоспособности российских предприятий, основываясь на управлении техническим развитием на базе существующих ресурсов и производственных фондов. Основополагающим компонентом в такой системе выступает долгосрочный научно-технический прогноз, который и становится информационной базой для роста технического уровня.

Для целей настоящего исследования представляется необходимым перечислить основные методы формирования научно-технологического прогнозирования в целях обеспечения долгосрочных конкурентных преимуществ: это метод экспертной оценки, метод аналогий, экстраполяции, методы нормативных расчетов, метод математического моделирования. Именно на этих методах основываются современные российские прогнозы.

Постоянно меняющиеся и быстроразвивающиеся современные условия, делают особенно сложной повышении качественной составляющей прогнозирования развития технологий в России, так как в следствие политических реформ в 90-х годах прошлого века, отказа от системы планирования и недостаточного внимания сфере науки, были утеряны конкурентные преимущества, а институт прогнозирования указанных отраслей в своем развитии находится на достаточно низком уровне даже относительно некоторых мировых корпораций, что никак не может соответствовать масштабам стоящих на сегодня перед страной задач и международных вызовов.

Разработанный в 2014 году прогноз научно-технологического развития до 2030 года в некоторой степени содержит обзор научно-технологических направлений, но исследователи отмечают, что указанные стратегии развития служили основой ведущих промышленных компаний мира еще 5–10 лет назад [24, с.47].

Причем, одних только методов прогнозирования, не может быть достаточно для обеспечения конкурентоспособности, насущной проблемой существует выступает необходимость модернизации научно-технологической политики. Сущность такой политики основана на имеющихся реальных конкурентных преимуществах страны для дифференцированных технологий, а также для каждой стадии жизненного цикла создаваемых технологий или продуктов. Одним из таких вариантов является вариантов является имплементация инструментария новой парадигмы научно-технологической политики – политики «быстрого реагирования». Она основывается на том, что в достижении стратегического лидерства как корпорации, так и страны постоянно должны актуализировать сведения о происходящем развитии технологических трендов, о появляющихся возможностях освоения рыночных ниш, которые образуются вследствие ускорения генерации научных знаний.

В качестве основных векторов политики «быстрого реагирования» выступают[20, с.605].:

1) внедрение не только долгосрочного, но и краткосрочного прогноза в научнотехнологической сфере и постоянная непрекращаюсяяся актуализация национальных научно-технологических приоритетов;

2) развитие управления проектной деятельностью технологической отрасли, а также модернизация информационной базы, на которой впоследствии основываются при принятии управленческих решений;

3) создание комплекса мероприятий повышения эффективности отечественного производства в разделе НИОКР.

Таким образом, учитывая современные тенденции, необходимо понимать особую роль и специфику разработки прогнозов научно-технологического развития, встраиваемого в стратегическую политику социально-экономического развития государства. Сегодня прогнозные исследования имеют все более широкий охват и опираются на самые разнообразные информационные ресурсы и имеющиеся средства их анализа, что создает основу для конвергенции количественных и качественных методов. Полноценно войти в число мировых лидеров развития науки и технологий невозможно без обеспечения продвижения по направлению создание устойчиво функционирующей экспертной прогнозной базы, которая была бы способно охватить все без исключения сегменты национальной инновационной системы. Все это позволит создать благоприятные возможности развития научно-технической и инновационной политики в стратегической перспективе, а значит положительно скажется на социально-экономическом развитии страны.

Советские учебники по административному праву, в силу специфики государственной политики и законодательства, всегда содержали разделы или главы, которые были посвящены планированию. Однако этому значительному пласту общественных отношений практически не уделялось внимания с начала 90-х годов прошлого века в связи со сменой строя и отхода от плановых методов [22, с.8]. Планирование вернулось в предмет административного права, а также государственного и муниципального управления по большей части в 2014 году – с принятием соответствующего Закона о стратегическом планировании[2], а также и принятыми в его исполнение нормативными правовыми актами[5, 6, 7, 8].

В этой связи сегодня государственное стратегическое планирование понимается как направленная на устойчивое социально-экономическое развитие и обеспечение национальной безопасности деятельность его участников (в первую очередь, в их роли выступают органы исполнительной власти всех уровней), целеполагания, прогнозирования, планирования и программирования социально-экономического развития страны, ее субъектов и муниципальных образований, а также всех отраслей экономики и сфер государственного и муниципального управления.

Достижение обозначенных целей связано с переходом к юридическим прогнозам, которые позволяют в значительной мере увеличить и закрепить обоснованность и уровень устойчивости законодательного регулирования в этой сфере.

Первым и одним из основных среди документов стратегического планирования, разрабатываемых в рамках прогнозирования на федеральном уровне, федеральный закон о стратегическом планировании называет прогноз научно-технологического развития Российской Федерации (далее – прогноз НТР РФ)[ 2].

В ст. 22 Закона определяются основные характеристики содержания научно-технологического прогноза, предполагающие содержание правового прогноза – как разработанного механизма выбора оптимальных правовых решений, способных обеспечить наиболее эффективное воздействие на регулируемый общественный процесс[28, с.128].

Закон дает следующее определение прогноза научно-технологического развития РФ – это прогноз, разрабатываемый каждые шесть лет на двенадцать и более лет федеральным органом исполнительной власти на основе решений Президента РФ, и учитывающий приоритетные направления развития науки, технологий и техники в стране, перечень критических технологий на основе данных, которые представляются федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации и Российской академией наук.

Вторая часть статьи определяет объекты правового прогнозирования, такие как:

- оценка достигнутого на рассматриваемый момент уровня и возможностей, сопоставления их с мировыми тенденциями;

- анализ и прогноз складывающихся внешних условий и выявление тенденций;

- анализ комплекса макроэкономических, структурных и институциональных факторов в перспективах долгосрочного периода;

- прогноз технологического развития секторов экономики;

- направления развития и совершенствования политики в рассматриваемой сфере.

По сути, реализация указанного предполагает:

- оценку состояния законодательства регулируемой сферы научно-технологического развития, определение границ и объема необходимого дополнительного законодательного регулирования;

- выбор набора правовых регуляторов (основополагающих норм и принципов), способствующих достижению поставленных документом целей;

- определение статуса субъектов права (как органов власти, так и юридических лиц, граждан) и прогнозирование динамики их компетенции в осуществлении процедур деятельности органов государственной власти и ОМСУ, а также учреждений и бизнес-структур;

- определение сценариев развития, характеристик вероятного правомерного, нейтрального и неправомерного поведения всех субъектов;

- анализ и предотвращение рисков.

Федеральным органом исполнительной власти, который осуществляет функции выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере научной, научно-технической и инновационной деятельности, обеспечивает координацию и методическое обеспечение разработки и корректировки прогноза выступает Министерство науки и высшего образования РФ.

По сути, в этом свете понятие научно-технологического прогнозирования можно интерпретировать как вероятную и обоснованную оценку перспектив развития областей науки и технологий, а также необходимых для реализации прогноза государственных мер[20, с.604].

На днях в Токио прошла массовая демонстрация, собралось несколько тысяч человек. Ее участники заявили о том, что в Японии тоже существует расовая дискриминация, только «тихая». Мнения читателей разделились. Одни признают существование проблемы, а другие говорят: «Не нравится в Японии — скатертью дорога».

NHK (Япония): в центре Токио, в районе Сибуя, прошла крупная демонстрация под лозунгами «Покончить с расовой дискриминацией в мире!»

В связи с убийством полицейским в американском штате Миннесота в мае чернокожего американца в самой Америке и по всему миру разворачивается мощное протестное движение.

14 июня в центральном токийском районе Сибуя прошла массовая демонстрация протеста против расовой сегрегации, организованная рядом молодежных и общественных движений. Несмотря на дождь, демонстрация собрала внушительное число участников — несколько тысяч человек (по некоторым данным, более 4000 — прим. редакции), хотя изначально предполагалось 500 участников. В рядах демонстрантов оказались как японцы, так и многочисленные иностранцы из числа проживающих в Японии студентов, сотрудников различных фирм и организаций, а также членов их семей. Для сбора участников организаторы широко использовали социальные сети.

Демонстрация продолжалась более двух часов. Высоко подняв над головами плакаты Black Lives Matter и «Защитим гражданские права людей», демонстранты прошли около трех километров от знаменитого перекрестка Scramble рядом с железнодорожной станцией Сибуя до оживленной торговой площади перед станцией Харадзюку. Американская студентка Шейла Тодд (19), одна из организаторов демонстрации, сказала: «Этой акцией мы хотели призвать людей всего мира бороться с неравенством и несправедливостью. Их проявления есть и в Японии». Многие участники демонстрации указывали на то, что и в Японии существует «тихая дискриминация» по расовому признаку. Многие несли плакаты"Discrimination also happens here, Japan".

В рядах демонстрантов мы познакомились с молодой симпатичной девушкой Аяко Бранди. Ее отец — выходец из Африки, Демократической республики Конго, а мать — японка.

С двух месяцев от рождения Аяко живет в Японии. У нее японское гражданство. И все время здесь она страдает от расовых предрассудков и дискриминации, обращенных на нее как на «чернокожую».

Еще в начальной школе во время уроков рисования ее одноклассники донимали ее смешками из-за того, что мелками она рисовала свое лицо «не настоящим», и заставляли ее рисовать его «черным».

В средней школе ее постоянно преследовали насмешками типа «Ты же черная, поэтому должна хорошо играть в баскетбол» или «Ты же черная, почему же у тебя плохое зрение?» Постепенно это подрывало у Аяко уверенность в себе и отдаляло ее от одноклассников. Более того, чувствуя свою ущербность из-за африканского происхождения, она начала испытывать неприязнь даже к своему отцу, и отношения у них испортились.

Вспоминая о тех временах, Аяко говорит, что ей было очень страшно подчиняться господствующим в японском обществе стереотипам. Ей приходилось все время подавлять свое достоинство и «подделываться» под жесткие требования окружения.

Между тем по окончании школы Аяко Бранди успешно окончила еще и школу дизайна и теперь с успехом работает в довольно известной дизайнерской фирме.

Она не смиряется с расовыми предрассудками, существующими в Японии. В качестве знака борьбы с ними Аяко выступила на конкурсе «Мисс Канагава» (Канагава — прилегающая к Токио одна из крупнейших и самых процветающих префектур Японии — прим. ред.). Темой конкурса стал «Вклад в общество, который могут внести красивые женщины». Конкурс проходил в мае, и Аяко приняла в нем участие под лозунгом «Люди самого разного происхождения могут активно участвовать в создании процветающего общества». По результатам своего выступления Аяко Бранди стала «Вице-мисс Канагавы» и получила право участвовать в общенациональном конкурсе той же тематики, который состоится этим летом.

Аяко рассказывает, что еще в этом году слышала от прохожих (видимо, не представляющих, что она свободно владеет японским языком), замечания типа «Что здесь делает эта чернокожая?» Она считает, что победить укоренившиеся в Японии расовые предрассудки и дискриминацию очень трудно.

Своим участием в сегодняшней демонстрации Аяко Бранди хочет не только привлечь внимание к расовому беспределу, творящемуся в США, но и показать, что на ситуацию нельзя смотреть как на «потустороннюю». Своим действиями Аяко хочет вселить надежду в сердца тех людей, которые в Японии оказались в ее положении. А их немало.

Шагая в колонне демонстрантов под дождем, Аяко говорит: «Я и не ожидала, что в Японии окажется так много людей, думающих одинаково со мной. Это вселяет во всех нас мужество. Я хочу, чтобы все больше людей поняли, что проблема расовой дискриминации существует и в Японии. Тогда тех, кто испытывает от расовой несправедливости страдания, может стать меньше».

«Среда по отношению к той или иной языковой единице, категории или группировке как исходной системе трактуется нами следующим образом: это множество языковых (в части случаев также и внеязыковых) элементов, играющее по отношению к исходной системе роль окружения, во взаимодействии с которым она выполняет свою функцию.

В реализации системных значений грамматических категорий роль среды выполняют элементы контекста и речевой ситуации; к среде относятся лексические значения и лексико-грамматические разряды слов, влияющие на данную категорию, а также элементы "категориального окружения" - другие грамматические категории, взаимодействующие с категорией, рассматриваемой как исходная система.

Понятие среды может быть использовано и в лингвистике текста. Среда по отношению к отдельному высказыванию - это все речевые элементы его окружения в целостном тексте и все элементы дискурса, которые взаимодействуют с исходной речевой (текстовой)системой и влияют на ее свойства. Применительно к высказыванию (как речевой реализации предложения или сверхфразового единства) среду в ее вербальном выражении составляют взаимодействующие с ним элементы более крупных фрагментов текста и текста в целом. В этих пределах размещаются элементы ближней и дальней среды с постепенными переходами между ними. Невербальная среда охватывает все то, что в окружении вербального текста как речевого произведения относится к сфере дискурса и взаимодействует с языковым содержанием текста в процессе порождения и восприятия смысла текста. В частности, к невербальной среде относятся такие элементы, как социальные факторы – социальный статус автора текста и потенциального адресата, типы дискурса – художественное произведение (разных типов), репортаж, интервью, политический, публицистический, философский, научный дискурс, мнения и установки участников коммуникации, фоновые знания, политическая и культурная обстановка порождения и восприятия текста и т.д.

Как исходная система может интерпретироваться текст как единство его языкового содержания и языкового выражения. В этом случае в роли среды выступает "ситуация текста" в комплексе с обусловливающими ее социальными и социально-психологическими факторами. По существу, все это учитывается в окружении текста в теории текстового дискурса, может рассматриваться с точки зрения концепции взаимодействия системы и среды. Такой подход к предмету анализа может дать определенные результаты с точки зрения развития принципа системности в сфере лингвистики текста».

Выделяется два вида ФСП: 1) поля с функционально-семантическим инвариантом, выраженные языковыми средствами только одного уровня. Это элементарные грамматические и лексические поля; 2) функциональносемантические поля, обладающие морфологическим ядром, которые идентичны функционально-семантическим категориям, таким, как темпоральность, модальность, залоговость, персональность, аспектуальность и др.

Различия между этими полями заключаются в следующем: грамматическое поле относится к одной стороне языка, к грамматической, к одному языковому уровню, а ФСП второго вида охватывает более широкую языковую сферу, куда входят как грамматические категории, так и связанные с ними функционально-семантической общностью элементы, относящиеся к разным уровням.

Морфологические категории рассматриваются в комплексах разно уровневых языковых явлений, на основе взаимодействия которых формируются отдельные участки (поля) семантической системы языка. Общее назначение единиц разных уровней языка (лексики, словообразования, морфологии, синтаксиса) для выражения определенных значений является критерием выделения таких ФСП.

В соответствии с этой теорией поля морфологические категории представлены в комплексах разнородных по форме, но одинаковых или сходных по функции языковых единиц, а также во взаимосвязи и взаимодействии с различными элементами контекста, участвующими в передаче того или иного смыслового отношения

Анализ литературы позволяет выделить следующие ФСП глаголов бытия и обладания: 1) ФСП бытийности; 2) ФСП локативности; 3) ФСП качественности; 4) ФСП посессивности.

Отмечается, что «место бытийного глагола могут занимать его эквиваленты и аналоги: существовать, иметься, бывать (итеративная форма), водиться, встречаться, попадаться и некоторые другие» [12; 57].

Возможность реализации глаголом быть понятия о принадлежности / непринадлежности относит его в русском языке к основным глаголам, исполняющим роль предикатов существования в синтаксических конструкциях, которые образуют один из двух центров поля бытийности [16; 54].

Факт существования некоего лица в определенных условиях места и времени сближает ФСП бытийности и локативности и отводит им центральное место в ФСП экзистенции. Различны они по своей коммуникативной цели: во-первых, сообщаемым является субъект бытия, во-вторых, – сам локализатор.

Локативные отношения определяются как «тип пространственных отношений, который устанавливается между предметом ориентации и ориентиром», где предмет ориентации – «то, чему дается локативная характеристика», а ориентир – «то, относительно чего определяется местоположение предмета ориентации» [26;73].

Принцип ФСП предполагает для анализа функционирования данных глаголов использование различных контекстов. Г. В. Колшанский определяет контекст как одну из основных категорий языка, если рассматривать его в коммуникативно-когнитивном аспекте. Структура и смысловая интерпретация слова «практически … включается в исследование контекстуальных условий» его функционирования» [21; 63].

Предложения, формально представляющие понятие бытия, принято выделять в особый тип: бытийные предложения или «экзистенциальные предложения». Они отражают пространственно-предметный аспект мира, в них утверждается или отрицается существование. При этом область бытия может варьироваться от пределов мира, вселенной, взятой в отвлечении от ее пространственных и временных границ, до микромира человека или даже его части, рассматриваемой в определенный момент бытия. Она может иметь как материальный, так и идеальный характер, а также восприниматься как некоторая система отношений или как совокупность объектов. [7; 233]

Соображения места и композиционной пропорциональности не позволяют с должной степенью полноты охватить все поле бытийных предложений русского языка. В частности, вне описания останутся лексические способы выражения бытийности, т. е. синонимы глагола быть и вопрос об их видовой парадигме. Для понимания импульсов развития бытийных предложений существенно учитывать их коммуникативную структуру. Последняя теснейшим образом связана с такими явлениями, как: 1) характер референции входящих в предложение имен, 2) выбор номинации для обозначения тех предметов действительности, о которых делается сообщение, 3) тип синтаксического отношения, организующего предложение.

Бытийные предложения – синтаксический тип предложений, утверждающих существование в мире или его фрагменте объектов того или другого класса. Место бытийного глагола могут занимать его эквиваленты и аналоги: «существовать», «иметься», «бывать» (итеративная форма), «водиться», «встречаться», «попадаться» и др. Имя в БП имеет неопределённую референцию, т. е. указывает на принадлежность предмета к какому-либо классу. Это отличает БП от локальных предложений, в которых обычно речь идёт об определённом предмете, являющемся темой сообщения. Семантическое и функциональное разнообразие БП, их центральное положение в русском синтаксисе свидетельствуют об общей ориентации русского языка на пространственно-предметный аспект мира. Синтаксическую специфику русского языка характеризует обилие непереходных конструкций с пассивным субъектом, выражение коммуникативного (актуального) членения порядком слов, помещение имени лица, в том числе агенса, одушевлённого участника ситуации, её намеренного инициатора, который контролирует её, непосредственно исполняет соответствующее действие. [24; 57]

Ученые-лингвисты, такие как Н. Д. Арутюнова, Т. В. Булыгина, А. Д. Шмелев отмечают, что реализация семантического значения слова связана с особенностями его функционирования в предложениях/контекстах определенного типа. Анализ функционирования слова (в том числе глагольного) позволяет увидеть изменения, происходящие в качественных характеристиках глаголов бытия и обладания, поскольку именно в речи «семантика слова вступает во взаимодействие с семантической структурой всего высказывания. Семы данного слова могут присутствовать в семантике других компонентов высказывания, а также подсказываться ситуацией» [16; 81].

Функция бытийных предложений — установить референтность. Поэтому бытийные предложения по определению не допускают собственных имен и других определенных именных групп в качестве подлежащего. Предложения же типа (Ивана не было на лекции.) считаются не бытийными, а локативными. В них генитивный субъект является темой.

Арутюнова и Ширяев в «классическом» бытийном предложении выделяют три компонента: локализатор («область бытия»), имя «бытующего предмета» и «бытийный глагол».

Локализатор «представляет область бытия», которая понимается достаточно широко — «мир в целом» или «фрагмент мира», «внешний» или «внутренний микромир человека». Допускаются временные значения. Локализатор может отсутствовать, и тогда «область бытия» задается контекстом или отождествляется со «всем миром».

Авторы «Теории функциональной грамматики» А. В. Бондарко, М. Д. Воейкова, Е. А. Реферовская и др. рассматривают бытийность как семантическую категорию, объединяющую различные варианты значений существования, бытия, наличия. Группировка разноуровневых средств того или иного языка, служащих для выражения названных вариантов, представляет собой ФСП бытийности.

Скачать

К порту D подключены кнопки и блок-контакты контакторов. Кнопка «пуск» SB1 подключена к выводам внешнего прерывания PD0 (INT0), кнопка «стоп» SB2 к выводу внешнего прерывания PD1 (INT1). К выводам PD4-PD6 подключены блок-контакты контакторов КМ1-КМ3. Силовые контакты контактора КМ1 подключают статор асинхронного двигателя с фазным ротором к сети переменного тока. Силовые контакты контактора КМ2 шунтируют пусковую ступень в роторной цепи. Силовые контакты контактора КМ3 отключают статор двигателя от сети переменного тока и подают в две фазы статора постоянный ток. К порту В подключены катушки промежуточных реле (к PB0-KL1, к PB1-KL2, к PB2-KL3. Соответствующие блок-контакты промежуточных реле KL1-KL3 управляют включением катушек контакторов КМ1-КМ3.

Сигнал с датчика скорости подается на вывод PF0 встроенного нулевого канала АЦП. Внешние прерывания INT0, INT1 срабатывают по спадающему фронту сигнала.

16-разрядный таймер Т1 работает в режиме СТС по каналу А. Прерывание от таймера возникает через время, определяемое по формуле:

где СLK – коэффициент делителя частоты,

х – число, записанное в регистр сравнения канала А ОСR1A,

тактовая частота кварцевого генератора,

Для заданной аппаратной выдержки задержки 0.5с число х рассчитывается по формуле:

Выбираем коэффициент делителя частоты таким образом, чтобы число х было меньше и по возможности ближе к 65535. Для такого условия подходит СLK=64.

Диаграмма работы таймера 1 в режиме СТС А приведена на рисунке.

Вставить диаграмму со значениями, определенными для варианта курсовой работы.

Привести ее описание.

Определим значения битов регистров управления.

Формат регистра разрешения внешних прерываний EIMSK представлен на рисунке 1.

EIMSK

Бит

7

6

5

4

3

2

1

0

INT7

INT6

INT5

INT4

INT3

INT2

INT1

INT0

Рисунок 1 – Формат регистра EIMSK

Таблица 1 – Описание битов регистра EIMSK

INT7

Бит разрешения внешнего прерывания INT7

INT6

Бит разрешения внешнего прерывания INT6

INT5

Бит разрешения внешнего прерывания INT5

INT4

Бит разрешения внешнего прерывания INT4

INT3

Бит разрешения внешнего прерывания INT3

INT2

Бит разрешения внешнего прерывания INT2

INT1

Бит разрешения внешнего прерывания INT1

INT0

Бит разрешения внешнего прерывания INT0

В соответствии с представленным в таблице 1 описанием, устанавливаем следующие биты EIMSK.

INT7

INT6

INT5

INT4

INT3

INT2

INT1

INT0

0

0

0

0

0

0

1

1

Разрешение прерывания INT1

Разрешение прерывания INT0

Значения битов регистра EICRА задают условия возникновения внешний прерываний INT3-INT0 (рисунок 2). Комбинация битов ISCn1ISCn0 10 означает, что прерывание возникает по спадающему фронту.

EICRA

Бит

7

6

5

4

3

2

1

0

ICS31

ICS30

ICS21

ICS20

ICS11

ICS10

ICS01

ICS00

Рисунок 2– Формат регистра EICRА

Таблица 2 – Описание битов регистра EICRА

ISC31

Биты выбора условия генерации внешнего прерывания INT3

ISC30

ISC21

Биты выбора условия генерации внешнего прерывания INT2

ISC20

ISC11

Биты выбора условия генерации внешнего прерывания INT1

ISC10

ISC01

Биты выбора условия генерации внешнего прерывания INT0

ISC00

Соответственно значения битов регистра EICRA определим следующим образом.

EICRA

Бит

7

6

5

4

3

2

1

0

ICS31

ICS30

ICS21

ICS20

ICS11

ICS10

ICS01

ICS00

0

0

0

0

1

0

1

0

В регистре TIMSK необходимо разрешить прерывание от таймера 1 по совпадению A, то есть установить в единицу бит OCIE1A.

Бит

7

6

5

4

3

2

1

0

OCIE2

TOIE2

TICIE1

OCIE1A

OCIE1B

TOIE1

OCIE0

TOIE0

0

0

0

1

0

0

0

0

Для выбора режима работы таймера 1 СТС A при CLK=64 в регистры управления TCCR1A, TCCR1B запишем следующие значения.

TCCR1A

Бит

7

6

5

4

3

2

1

0

COM1A1

COM1A0

COM1B1

COM1В0

COM1С1

COM1С0

WGM11

WGM10

Начальное значение

0

0

0

0

0

0

0

0

TCCR1B

Бит

7

6

5

4

3

2

1

0

ICNC1

ICES1

-

WGM13

WGM12

CS12

CS11

CS10

0

0

0

0

1

0

1

1

режим СТС

CLK=64

Управление внутренним АЦП осуществляется с помощью регистра управления и состояния АЦП ADCSRA (ADCSR для AVR STUDIO 4) и регистр управления мультиплексором АЦП ADMUX. Форматы этих регистров представлены в таблицах 3 и 5 соответственно.

Таблица 3 – Формат регистра ADCSRA

Бит

7

6

5

4

3

2

1

0

ADEN

ADSC

ADFR

ADIF

ADIE

ADPS2

ADPS1

ADPS0

1

1

0

0

0

1

0

1

ADEN – включение АЦП. (1 – включено, 0 – выключено);

ADSC – запуск преобразования (1 – начать преобразование);

ADFR – выбор режима работы АЦП ( 0 – одиночное, 1 – непрерывное преобразование);

ADIF – флаг прерывания от компаратора (устанавливается в 1 по завершению преобразования);

ADIE – разрешает прерывания от компаратора;

ADPS2 – ADPS0 – выбор коэффициента деления тактовой частоты, согласно таблице 4.

Таблица 4 – Выбор коэффициента деления тактовой частоты

ADPS2

ADPS1

ADPS0

Коэффициент деления

0

0

0

2

0

0

1

2

0

1

0

4

0

1

1

8

1

0

0

16

1

0

1

32

1

1

0

64

1

1

1

128

Таблица 5 – Формат регистра ADMUX для ADC0

Бит

7

6

5

4

3

2

1

0

REFS1

REFS0

ADLAR

MUX4

MUX3

MUX2

MUX1

MUX0

0

1

1

0

0

0

0

0

REFS1 и REFS0 – определяют источник опорного напряжения согласно таблице 6;

ADLAR – выравнивание результата преобразования (1 – влево, 0 – вправо);

MUX4 – MUX0 – определяют входной канал согласно таблице 7.

Таблица 6 – Выбор источника опорного напряжения

REFS1

REFS0

Источник опорного напряжения

0

0

Внешний источник, подключенный к выводу AREF. Внутренний источник отключен.

0

1

Напряжение питания AVcc

1

0

Зарезервировано

1

1

Внутренний источник напряжением 2,56 В

Таблица 7 – Выбор канала АЦП

MUX4

MUX3

MUX2

MUX1

MUX0

Несимметричный вход

0

0

0

0

0

ADC0

0

0

0

0

1

ADC1

0

0

0

1

0

ADC2

0

0

0

1

1

ADC3

0

0

1

0

0

ADC4

0

0

1

0

1

ADC5

0

0

1

1

0

ADC6

0

0

1

1

1

ADC7

Программа представлена в таблице 8.

Таблица 8 – Программа для ATmega128L

Мнемокод

Название команд

.include "m128def.inc"

.def temp=r16;

.def vds=r17;

.equ KM1b=pd4;

Блок-контакт контактора КМ1

.equ KM2b=pd5;

Блок-контакт контактора КМ2

;( пусковая ступень)

.equ KM3b=pd6;

;Блок-контакт контактора КМ3 ;(контактор динамического ;торможения)

.equ KL1=0b00000001;

Включение KL1

.equ KL2=0b00000011;

Включение KL1, KL2

.equ KL3=0b00000100;

Включение KL3

.cseg

.org $0000

rjmp start;

.org $0002;

Адрес вектора прерывания от INT0 (кнопки «пуск»)

rjmp INT0_P;

.org $0004;

Адрес вектора прерывания от INT1 (кнопки «стоп»)

rjmp INT1_S;

.org $0018;

Адрес вектора прерывания от Т1 по ;совпадению канала А

Продолжение таблицы 8

rjmp OC1A_T;

reti

start:

ldi temp, low (RAMEND);

Инициализация стека

out spl, temp;

ldi temp, high (RAMEND);

out sph, temp;

ldi temp, $FF;

Настройка портов B на вывод

out DDRB, temp;

out PORTD, temp;

sts PORTF, temp;

ldi temp, $00;

Настройка портов D и F на ввод

out DDRD, temp;

sts DDRF, temp;

ldi temp, 0b00001010;

Настройка прерываний от внешних источников

sts EICRA, temp;

INT0, INT1 по спадающему фронту

ldi temp, 0b00000011;

Разрешить прерывание от внешних

out EIMSK, temp;

источников INT0, INT1

ldi temp, high(62500);

загрузка в регистр сравнения канала А

out OCR1AH, temp;

Т1 числа,

ldi temp, low(62500);

соответствующего выдержки времени

out OCR1AL, temp;

в 0,5 с

ldi temp, 0b0001000;

Разрешить прерывание от Т1 по

out TIMSK, temp;

совпадению канал А

sei;

Разрешить все прерывания

M1:

sbic PIND, KM1b;

Проверка включения контактора КМ1

rjmp M1;

ldi r19, KL2;

ldi temp, 0b0001011;

Т1 в режиме СТС канал А CLK/64

out TCCR1B, temp;

M2:

sbic PIND, KM2b;

Проверка включения контактора КМ2

rjmp M2;

Окончание таблицы 8

ldi temp,0;

остановить таймер

out TCCR1B, temp;

M4:

sbic PIND, KM3b;

Проверка включения контактора КМ3

rjmp M4

M7:

ldi temp, 0b01100000;

Настройка АЦП (выравнивание влево,

out ADMUX, temp;

вход PF0, Uоп=Uпит)

ldi temp, 0b11000101;

Запуск АЦП (kдел=32)

out ADCSR, temp;

M6:

sbis ADCSR, ADCH;

Проверка окончания работы АЦП

rjmp M6;

in vds, ADCH;

Запись результата преобразования ;АЦП с ДС в регистр данных

cpi vds, $00;

Сравнение с 0

brne M7;

Если результат ≠ 0, то переход на М7

ldi temp, $00;

Отключение всех промежуточных реле

out PORTB, temp;

M8:

sbis PIND, KM3b;

Проверка отключения КМ3

rjmp M8

rjmp M1

INT0_P:

ldi temp, KL1;

Включение КL1

out PORTB, temp;

reti

OC1A_T:

out PORTB, r19;

Включение КL1, KL2

reti

INT1_S:

ldi temp, KL3;

Включение КL3

out PORTB, temp;

reti


Для AVR Studio 4

.include "m128def.inc"

.def temp=r16;

.def vds=r17;

.equ KM1b=pd4; Блок-контакт контактора КМ1

.equ KM2b=pd5; Блок-контакт контактора КМ2

;( пусковая ступень)

.equ KM3b=pd6; ;Блок-контакт контактора КМ3 ;(контактор динамического ;торможения)

.equ KL1=0b00000001; Включение KL1

.equ KL2=0b00000011; Включение KL1, KL2

.equ KL3=0b00000100; Включение KL3

.cseg

.org $0000

rjmp start;

.org $0002;Адрес вектора прерывания от INT0 (кнопки «пуск»)

rjmp INT0_P;

.org $0004; Адрес вектора прерывания от INT1 (кнопки «стоп»)

rjmp INT1_S;

.org $0018; Адрес вектора прерывания от Т1 по

; совпадению канала А

rjmp OC1A_T;

reti

start: ldi temp, low (RAMEND); Инициализация стека

out spl, temp;

ldi temp, high (RAMEND);

out sph, temp;

ldi temp, $FF; Настройка портов B на вывод

out DDRB, temp;

out PORTD, temp;

sts PORTF, temp;

ldi temp, $00; Настройка портов D и F на ввод

out DDRD, temp;

sts DDRF, temp;

ldi temp, 0b00001010; Настройка прерываний от внешних ;источников

sts EICRA, temp; INT0, INT1 по спадающему фронту

ldi temp, 0b00000011; Разрешить прерывание от внешних ;источников

out EIMSK, temp; INT0, INT1

ldi temp, high(62500); загрузка в регистр сравнения канала А

out OCR1AH, temp; Т1 числа,

ldi temp, low(62500); соответствующего выдержки времени

out OCR1AL, temp; в 0,5 с

ldi temp, 0b0001000; Разрешить прерывание от Т1 по

out TIMSK, temp; совпадению канал А

sei; Разрешить все прерывания

M1: sbic PIND, KM1b; Проверка включения контактора КМ1

rjmp M1;

ldi r19, KL2;

ldi temp, 0b0001011; Т1 в режиме СТС канал А CLK/64

out TCCR1B, temp;

M2: sbic PIND, KM2b; Проверка включения контактора КМ2

rjmp M2;

ldi temp,0; остановить таймер

out TCCR1B, temp;

M4: sbic PIND, KM3b; Проверка включения контактора КМ3

rjmp M4

M7: ldi temp, 0b01100000; Настройка АЦП (выравнивание влево,

out ADMUX, temp; вход PF0, Uоп=Uпит)

ldi temp, 0b11000101; Запуск АЦП (kдел=32)

out ADCSR, temp;

M6: sbis ADCSR, ADCH; Проверка окончания работы АЦП

rjmp M6;

in vds, ADCH; Запись результата преобразования

;АЦП с ДС в регистр данных

cpi vds, $00; Сравнение с 0

brne M7; Если результат ≠ 0, то переход на М7

ldi temp, $00; Отключение всех промежуточных реле

out PORTB, temp;

M8: sbis PIND, KM3b; Проверка отключения КМ3

rjmp M8

rjmp M1

INT0_P: ldi temp, KL1; Включение КL1

out PORTB, temp;

reti

OC1A_T: out PORTB, r19; Включение КL1, KL2

reti

INT1_S: ldi temp, KL3; Включение КL3

out PORTB, temp;

reti

После компиляции программы увидим сообщение.

Из сообщения следует, что машинный код программы занимает 84 слова (168 байт).

  • С 1 января 2019 года страховые пенсии неработающим пенсионерам проиндексированы на 7,05 %. Фондом также проведен перерасчет пенсий с 1 января 2019 года с учетом доведения общей суммы доходов пенсионера до прожиточного минимума пенсионера. Соответствующая доплата осуществлена ПФР до 1 июля 2019 года.
  • В бюджет ПФР за январь – июнь 2019 года поступило 4 198 763,01 млн рублей (48,8 % прогнозируемых доходов). Уровень поступления доходов аналогичен соответствующему периоду 2018 года. Страховые взносы поступили в объеме 2 549 463,85 млн рублей (48,6 % прогнозируемого объема) и по сравнению с аналогичным периодом 2018 годом увеличились на 208 559,88 млн рублей (на 8,9 %), уровень поступлений – на 0,7 процентного пункта. Доля взносов в доходах выросла на 2,7 процентного пункта и составила 60,7 %.
  • Совокупная задолженность по страховым взносам на ОПС увеличилась на 26 969,10 млн рублей (на 9,6 %) и на 1 июля 2019 года составила 307 580,89 млн рублей. Основная доля в этой задолженности (57 %) по-прежнему приходится на задолженность, образовавшуюся за расчетные периоды до 1 января 2017 года.
  • Доля средств федерального бюджета в доходах бюджета ПФР снизилась с 40,4 % в первом полугодии 2018 года до 38,2 % в первом полугодии 2019 года. Доля трансферта из федерального бюджета на обязательное пенсионное страхование в доходах бюджета ПФР увеличилась до 11,6 % (в первом полугодии 2018 года – 7,7 %).
  • По сравнению с аналогичным периодом 2018 года расходы в целом увеличились на 21 245,08 млн рублей (на 0,5 %), в основном за счет расходов на социальную политику, что обусловлено индексацией социальных выплат.
  • С 1 июля 2019 года с 5 500 рублей до 10 000 рублей увеличен размер ежемесячных выплат неработающим родителям (усыновителям) или опекунам (попечителям), осуществляющим уход за ребенком-инвалидом в возрасте до 18 лет или инвалидом с детства I группы. По мнению Счетной палаты, при корректировке федеральных законов о федеральном бюджете и о бюджете ПФР целесообразно предусмотреть дополнительно на осуществление указанных выплат около 7,0 млрд. рублей
  • Расходы на выплату страховой пенсии по сравнению с аналогичным периодом 2018 года выросли на 132 829,48 млн рублей (на 4,2 %), что обусловлено повышением размеров пенсий. По имеющимся у ПФР данным (на 1 апреля 2019 года), число получателей страховых пенсий по сравнению с началом года снизилась на 209,44 тыс. человек, работающих получателей страховых пенсий – на 252,33 тыс. человек.

Бюджет ПФР исполнен с профицитом в сумме 180 547,15 млн рублей, остатки средств на счетах бюджета ПФР в Федеральном казначействе за первое полугодие 2019 года увеличились в 2,8 раза и составили 518 517,43 млн рублей.

Анализ исполнения основных характеристик бюджета ПФР, представленных в оперативной информации об исполнении бюджета за январь – июнь 2019 года, текстовых статей Федерального закона от 28 ноября 2018 г. № 432‑ФЗ «О бюджете Пенсионного фонда Российской Федерации на 2019 год и на плановый период 2020 и 2021 годов» (далее – Федеральный закон № 432‑ФЗ, Закон о бюджете ПФР на 2019 год), а также информации, полученной от ПФР по запросу Счетной палаты от 21 июня 2019 г. № ЗИ 11-77/11-04, показал следующее.

1. Анализ исполнения доходов бюджета ПФР

За январь – июнь 2019 года в бюджет ПФР поступило 4 198 763,01 млн рублей, что на 166 640,52 млн рублей (на 4,1 %) больше поступлений в аналогичном периоде 2018 года. Уровень исполнения доходов составил 48,8 % прогнозируемого объема, что аналогично прошлому году.

По сравнению с 2017 годом самый высокий рост (на 60,8 процентного пункта) сложился по доходам от инвестирования средств пенсионных накоплений, перечисленных управляющими компаниями в ПФР. Данные доходы превысили прогноз поступлений (22 703,48 млн рублей) на 27,4 % (на 6 210,02 млн рублей). Перевыполнение показателя связано с тем, что при формировании бюджета на 2019 год расчет данных доходов ПФР был осуществлен в виде выделения доли (2,72 %) средств пенсионных накоплений (исходя из динамики за 2015–2018 годы), подлежащих передаче управляющими компаниями в ПФР из прогнозируемой суммы прироста СПН в объеме 835 637,03 млн рублей. Фактически на 1 января 2019 года сумма прироста составила 832 031,16 млн рублей, а доля СПН, перечисленных управляющими компаниями в ПФР от суммы прироста – 3,48 %.

В январе – июле 2019 года в бюджет ПФР поступили средства по 3 видам доходов, не учтенных в прогнозе поступлений к Федеральному закону № 432‑ФЗ, на сумму 7,60 млн рублей (93,8 % прогнозируемых Счетной палатой неучтенных доходов в 2019 году).

Так, доходы от прочих поступлений от использования имущества, находящегося в оперативном управлении ПФР, поступили в сумме 1,84 млн рублей, от денежных взысканий, налагаемых в возмещение ущерба, причиненного в результате незаконного или нецелевого использования бюджетных средств, – 0,14 млн рублей, от возврата остатков субсидий прошлых лет на социальную поддержку Героев Советского Союза, Героев Российской Федерации и полных кавалеров ордена Славы и остатков субсидий на социальную поддержку Героев Социалистического Труда, Героев Труда Российской Федерации и полных кавалеров ордена Трудовой Славы – 5,62 млн рублей.

Страховые взносы (с учетом взносов организаций, использующих труд членов летных экипажей воздушных судов гражданской авиации, угольной промышленности, дополнительных страховых взносов на накопительную пенсию) поступили в объеме 2 549 463,85 млн рублей (48,6 % прогнозируемого объема) и по сравнению с аналогичным периодом 2018 годом увеличились на 208 559,88 млн рублей (на 8,9 %). Уровень поступлений взносов увеличился на 0,7 процентного пункта.

Ниже уровня прошлого года поступили только взносы на накопительную пенсию, что объясняется сложностью прогнозирования объема взносов, поскольку в связи с мораторием на формирование накопительной пенсии они поступают за счет задолженности, образовавшейся до 1 января 2014 года.

Доля страховых взносов в доходах ПФР по сравнению с аналогичным периодом 2018 года выросла на 2,7 процентного пункта и составила 60,7 %.

Выше плановых значений поступили взносы организаций, использующих труд членов летных экипажей воздушных судов гражданской авиации, и взносы, уплачиваемые организациями угольной промышленности (57,7 % и 54,9 % прогнозного показателя соответственно).

Изменение задолженности перед бюджетом ПФР по уплате страховых взносов (млн рублей) представлено на графике.

По данным ФНС России (на 1 июля 2019 года), совокупная задолженность по страховым взносам на ОПС увеличилась за 2019 год на 26 969,10 млн рублей (на 9,6 %). Основная доля в этой задолженности (57 %), по-прежнему, приходится на задолженность, образовавшуюся за расчетные периоды до 1 января 2017 года, принятую ФНС России от ПФР, которая за 2019 год налоговыми органами уменьшена на 8,1 %.

Из федерального бюджета поступило 1 602 556,53 млн рублей (48,3 прогнозируемого показателя), из бюджетов субъектов Российской Федерации на выплату пенсий, назначенных досрочно гражданам, признанным безработными, и на выплату социального пособия на погребение умерших неработавших пенсионеров, оформивших пенсию по предложению органов службы занятости, поступило 1 630,70 млн рублей (50,9 %).

Доля средств федерального бюджета в доходах ПФР составила 38,2 % (в первом полугодии 2018 года – 40,4 %).

На выплату страховых пенсий из федерального бюджета поступило на 27 397,69 млн рублей (на 3,1 %) меньше, чем за аналогичный период 2018 года.

Межбюджетный трансферт на ОПС (сбалансированность бюджета ПФР) в доходах бюджета ПФР составил 11,6 % (в первом полугодии 2018 года – 7,7 %).

2. Анализ исполнения расходов бюджета ПФР

3.1.Объем бюджетных ассигнований сводной бюджетной росписи бюджета ПФР (далее – СБР) за январь – июнь 2019 года уменьшился на 36 927,42 млн рублей (на 0,4 %) и на 1 июля 2019 года составил 8 598 987,88 млн рублей.

Показатели СБР в основном уменьшены на средства межбюджетного трансферта из федерального бюджета, которые подлежат уменьшению на объем средств, предназначенных на оказание отдельным категориям граждан государственной социальной помощи и на осуществление ЕДВ гражданам, проходящим военную службу и службу в правоохранительных органах, в объеме 42 033,06 млн рублей и увеличены на средства пенсионных накоплений, подлежащих выплате в виде единовременной выплаты в объеме 4 393,73 млн рублей.

3.2.За январь – июнь 2019 года израсходовано 4 018 215,86 млн рублей (46,5 % показателя, утвержденного Федеральным законом № 432‑ФЗ, и 46,7 % показателя СБР).

Информация об исполнении показателей, утвержденных Федеральным законом № 432‑ФЗ, по основным разделам и подразделам бюджетной классификации расходов представлена на следующем рисунке.

По сравнению с аналогичным периодом 2018 года расходы в целом увеличились на 21 245,08 млн рублей (на 0,5 %), в основном за счет расходов на пенсионное обеспечение, что обусловлено индексацией выплат.

Из 25 социальных выплат, осуществляемых в рамках расходов на пенсионное обеспечение (без учета единовременной выплаты в размере 5 тыс. рублей, которую ПФР выплачивает в 2019 году пенсионерам, не получившим ее в 2017 году), по сравнению с аналогичным периодом 2018 года расходы уменьшились по 9 выплатам (на 1 157,01 тыс. рублей). Наибольшее уменьшение (на 660,89 млн рублей, или на 13,5 %) сложилось по расходам на единовременную выплату средств пенсионных накоплений, что связано с уменьшением числа обратившихся граждан (за первое полугодие 2019 года – 232,03 тыс. человек, за первое полугодие 2018 года – 450,03 тыс. человек); наибольшее увеличение – по расходам на выплату страховой пенсии.

На выплату страховой пенсии за первое полугодие 2019 года израсходовано 3 273 836,89 млн рублей (46,9 % планируемого показателя), что на 132 829,48 млн рублей (на 4,2 %) больше расходов за аналогичный период 2018 года. Увеличение в основном обусловлено увеличением размеров пенсий.

Динамика численности получателей пенсий представлена в следующей таблице.

Вид страховой пенсии

на 1 апреля 2018 года

на 1 января 2019 года

на 1 апреля 2019 года

чел / %, 1 апреля 2019/2018

чел / %, 1 апреля 2019/ 1 января 2019

Всего получателей пенсий (чел.), из них

43 565 357

43 871 625

43 650 689

85 332/ 0,2

-220 936/-0,5

• получателей страховых пенсий, в том числе:

39 856 614

40 117 596

39 908 152

51 538 / 0,1

-209 444/-0,5

• пенсий по старости

36 412 181

36 715 196

36 504 256

92 075 / 0,3

-210 940/-0,6

• пенсий по инвалидности

2 045 648

2 004 063

2 021 826

- 23 822 / 1,2

17 763/0,9

• пенсий по случаю потери кормильца

1 398 785

1 398 337

1 382 070

-16 715 / 1,2

-16 267/-1,2

• получателей пенсий по государственному пенсионному обеспечению, из них:

3 708 743

3 754 029

3 742 537

33 794 /0,9

-11 492/-0,3

- получателей социальных пенсий

3 158 874

3 189 721

3 174 476

15 602 /0,5

-15 245/-0,5

- получателей пенсий федеральных государственных гражданских служащих

75 719

76 582

76 667

948 /1,3

85/0,1

- получателей накопительной пенсии

54 700

66 347

69 399

14 699 /26,9

3 052/4,6

- получателей срочной пенсионной выплаты

22 762

26 356

27 311

4 549 / 20,0

955/3,6

Всего работающих пенсионеров

9 599 323

9 669 711

9 400 432

- 198 891 / 2,1

-269 279/-2,8

Всего работающих пенсионеров, получающих страховые пенсии по старости

8 537 867

8 576 663

8 324 330

-213 537 /2,5

-252 333/-2,9

Изменение размеров пенсий представлено на следующем графике.

Расходы на ФСД составили 45 428,93 млн рублей (52,8 % запланированного показателя), что на 1 419,56 млн рублей (3,2 %) больше расходов аналогичного периода 2018 года и обусловлено увеличением численности получателей и перерасчетом размера денежной выплаты в связи с исполнением положений Федерального закона № 49‑ФЗ. По сравнению с началом 2019 года численность получателей ФСД увеличилась на 501,03 тыс. человек (на 14,8 %) и составила 3 877,77 тыс. человек, средний размер доплаты увеличился на 26,38 рубля (на 1,4 %) и составил 1 939,79 рублей.

В рамках расходов на социальное обеспечение населения ПФР осуществляет 20 выплат и в целом расходы сложились на уровне аналогичного периода 2018 года (за первое полугодие 2019 года – 232 413,97 млн рублей, за первое полугодие 2018 года – 230 671,09 млн рублей). Основную долю этих расходов (82,1 %) составляют ежемесячные денежные выплаты различным категориям граждан (далее – ЕДВ).

Расходы на ЕДВ за январь – июнь 2019 года составили 190 754,76 млн рублей (41,9 % запланированного показателя), что сопоставимо с расходами за аналогичный период 2018 года (189 839,55 млн рублей). С 1 февраля 2019 года проведена индексация ЕДВ на 4,3 %, при этом численность получателей ЕДВ по сравнению с аналогичным периодом 2018 года уменьшилась на 232,89 тыс. человек, или на 1,5 % (на 1 июля 2018 года – 15 333,70 тыс. человек, на 1 июля 2019 года – 15 100,81 тыс. человек).

В рамках охраны материнства и детства ПФР осуществляет расходы на предоставление МСК. В целом на реализацию данной программы за первое полугодие израсходовано 139 749,79 млн рублей (42,9 % показателя, утвержденного Федеральным законом 432‑ФЗ, и показателя СБР). По сравнению с аналогичным периодом 2018 года расходы увеличились на 2 654,13 млн рублей, или на 1,9 %.

По состоянию на 1 июля 2019 года с начала реализации программы МСК выдано 9 341,39 тыс. государственных сертификатов на МСК (далее – сертификат), в том числе в 2019 году – 304,64 тыс. сертификатов, что на 23,62 тыс. сертификатов, или на 7,2 %, меньше, чем было выдано за аналогичный период 2018 года (328,26 тыс. сертификатов).

За использованием средств МСК с начала реализации программы обратились 6 971,82 тыс. семей, или 74,6 % семей, получивших сертификат, из них в 2019 году – 427,15 тыс. семей (в аналогичном периоде 2018 года – 399,82 тыс. семей). Основная доля семей с детьми обратились за использованием средств МСК на улучшение жилищных условий (6 146,43 тыс. семей, или 88,2 % семей, обратившихся за использованием средств МСК).

На получение образования ребенком (детьми) средства МСК пожелали использовать 729,43 тыс. семей (10,5 %), из них в первом полугодии 2019 года – 58,39 тыс. семей (в аналогичном периоде 2018 года – 50,53 тыс. семей), на формирование накопительной пенсии – 4,87 тыс. семей, из них в 2019 году – 367 женщин (в аналогичном периоде 2018 года – 334 женщины), на приобретение товаров и услуг, предназначенных для социальной адаптации и интеграции в общество детей-инвалидов, – 277 семей, из них в 2019 году – 53 семьи (в аналогичном периоде 2017 года – 67 семей).

За получением ежемесячной выплаты в связи с рождением (усыновлением) второго ребенка за счет средств МСК в соответствии с Федеральным законом № 418‑ФЗ в территориальные органы ПФР обратились 90,82 тыс. семей, из них в 2019 году – 48,76 тыс. семей. По состоянию на 1 июля 2019 года ежемесячную выплату получают 77,18 тыс. семей. За январь – июнь 2019 года на данные цели израсходовано 3 912,00 млн рублей, или 45,1 % запланированных средств федерального бюджета на данные цели на 2019 год (8 675,84 млн рублей).

Субсидии на софинансирование мероприятий социальных программ субъектов Российской Федерации в части строительства (реконструкции) организаций социального обслуживания населения в 2019 году получают 8 субъектов Российской Федерации[40] на сумму 915,72 млн рублей.

По состоянию на 1 июля 2019 года в бюджеты субъектов Российской Федерации перечислены субсидии на сумму 666,11 млн рублей (72,7 % предусмотренных средств).

4. Анализ исполнения бюджета ПФР по источникам финансирования дефицита бюджета

4.1. Бюджет ПФР исполнен с профицитом в объеме 180 547,15 млн рублей, в том числе с профицитом по распределительной составляющей – 184 800,14 млн рублей и дефицитом по накопительной составляющей – 4 252,99 млн рублей (при прогнозируемом дефиците в этой части в объеме 23 233,41 млн рублей).

4.2. Изменение остатков средств на счетах бюджета ПФР в органе Федерального казначейства представлено на следующем рисунке (млн рублей).

  • Кассовое исполнение по доходам за январь – июнь 2019 года составило 186 368,00 млн рублей (24,8 % прогнозного показателя) и по сравнению с аналогичным периодом 2018 года увеличилось на 17 239,91 млн рублей (на 10,2 %). Страховые взносы на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством поступили больше на 21 431,58 млн рублей (на 16,6 %), от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний – на 3 973,91 млн рублей (на 7,4 %). Уровень поступлений страховых взносов составил 26 % и 47,5 % соответственно (в первом полугодии 2018 года – 24,5 % и 47,4 %).
  • По данным ФНС России на 1 июля 2019 года, совокупная задолженность по страховым взносам на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством за 2019 год увеличилась на 10,2 % и составила 11 224,80 млн рублей, по страховым взносам на социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний (по данным ФСС на 1 апреля 2019 года) – выросла на 11,2 % и составила 11 329,04 млн рублей.
  • По состоянию на 1 июля 2019 года ФСС разместил в кредитных организациях средства резерва страховых взносов на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний в объеме 11 163,55 млн рублей, или 6,8 % объема резерва. Доход от инвестирования составил всего 4,14 млн рублей (0,07 % запланированного объема на 2019 год). При этом в январе – июне 2018 года Фондом было размещено 78 350,55 млн рублей (59,1 % общего объема резерва) и доход получен в объеме 1 346,32 млн рублей. По информации Минтруда России, одной из причин неразмещения резерва является внесение изменений в Бюджетный кодекс Российской Федерации в части наделения полномочиями по размещению средств резерва Федерального казначейства. Вместе с тем, по мнению Счетной палаты, до принятия предлагаемых законодательных инициатив препятствия для исполнения доходной части бюджета в соответствии с действующим законодательством у ФСС отсутствуют. Данная позиция подтверждается и мнением Минфина России.
  • По сравнению с аналогичным периодом 2018 года кассовые расходы увеличились на 17 932,12 млн рублей (на 13,6 %), что обусловлено индексацией с 1 февраля 2019 года социальных выплат на 4,3 % и увеличением количества территориальных органов ФСС, перешедших с «зачетного механизма» исполнения бюджета ФСС на прямые выплаты;
    • из федерального бюджета в бюджет ФСС поступило 18 043,02 млн рублей (49,8 % предусмотренных ассигнований), из бюджета ФОМС – 5 583,21 млн рублей (35,2 %). По сравнению с аналогичным периодом 2018 года из федерального бюджета поступило на 2 825,63 млн рублей меньше (на 13,5 %);
    • в 2019 году территориальным органам ФСС и федеральным бюджетным учреждениям центрам реабилитации ФСС (далее – центры реабилитации) на капитальные вложения предусмотрено 702,45 млн рублей. В первом полугодии 2019 года израсходовано всего 10,51 млн рублей (1,5 %), что создает риски неосвоения бюджетных средств до конца финансового года. Фонду необходимо обеспечить контроль за исполнением расходов на осуществление капитальных вложений.
    • согласно кассовому исполнению бюджет ФСС исполнен с профицитом в объеме 36 198,27 млн рублей (при прогнозируемом профиците 11 945,38 млн рублей). Остатки средств на счетах бюджета ФСС по состоянию на 1 июля 2019 года увеличились на 18,7 %.

Анализ исполнения основных характеристик бюджета ФСС, представленных в оперативной информации об исполнении бюджета за январь – июнь 2019 года, текстовых статей Федерального закона от 28 ноября 2018 г. № 431‑ФЗ «О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2019 год и на плановый период 2020 и 2021 годов» (далее – Федеральный закон № 431‑ФЗ), а также информации, полученной от ФСС России по запросу Счетной палаты от 21 июня 2019 г. № ЗИ 11‑77/11‑04 и ФНС России, показал следующее.

1. Особенности исполнения бюджета ФСС в 2019 году

Для основных плательщиков страховых взносов тариф по страховым взносам на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством установлен в размере 2,9 %.

Большинство организаций, применяющих в 2018 году пониженные тарифы страховых взносов на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством, перешли на общеустановленный тариф (2,9 %). Объем средств, предусмотренный бюджету ФСС из федерального бюджета на компенсацию выпадающих доходов в связи с применением пониженных тарифов, в 2019 году составил 3 310,00 млн рублей (в 2018 году – 16 470,0 млн рублей).

На 2019 год сохранены действующие с 2006 года размеры страховых тарифов на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний (от 0,2 % до 8,5 %), дифференцированные по видам экономической деятельности в зависимости от класса профессионального риска (32 класса). Средневзвешенный тариф по данным страховым взносам на 2019 год определен в размере 0,51 %.

Вместе с тем 15 февраля 2019 года Минтрудом России в Правительство Российской Федерации направлены предложения по максимально возможной сбалансированности размеров страховых тарифов по каждому классу профессионального риска.

В 2019 году бюджет ФСС исполняется по механизму, когда сумма страховых взносов, подлежащая уплате, уменьшается на сумму произведенных ими расходов на выплату страхового обеспечения (далее – «зачетный механизм»). В первом полугодии 2019 года в 50 субъектах Российской Федерации реализовывался пилотный проект, меняющий «зачетный механизм» на систему назначения и выплаты пособий непосредственно территориальными органами ФСС (далее – пилотный проект). С 1 июля 2019 года в пилотный проект вступили Забайкальский край, Архангельская, Воронежская, Ивановская, Мурманская, Пензенская, Рязанская, Сахалинская и Тульская области.

В бюджете ФСС не предусмотрены средства на оказание отдельным категориям граждан государственной социальной помощи по санаторно-курортному лечению, включая проезд к месту лечения и обратно (далее – санаторно-курортное лечение отдельных категорий граждан). Средства поступают из федерального бюджета и предусматриваются в сводной бюджетной росписи ФСС.

В 2019 году ФСС вправе принимать решения о направлении страхователем до 20 % сумм страховых взносов на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний на финансовое обеспечение предупредительных мер по сокращению производственного травматизма и профессиональных заболеваний работников. Отличительной особенностью является то, что объем средств, направляемый на указанные цели, в 2019 году может быть увеличен до 30 %. При этом дополнительные 10 % могут быть израсходованы страхователем только на санаторно-курортное лечение работников, занятых на работах с вредными и (или) опасными производственными факторами, не ранее чем за пять лет до достижения ими возраста, дающего право на назначение страховой пенсии по старости.

С 1 февраля 2019 года социальные пособия и выплаты проиндексированы на 4,3 %.

Динамика роста размера пособий гражданам, подлежащим обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством, представлена на следующем рисунке.

ФСС в 2019 году предоставляет подведомственным центрам реабилитации субсидии на финансовое обеспечение выполнения ими государственных заданий на оказание государственных услуг. На данные цели в бюджете ФСС предусмотрено 3 894,45 млн рублей (в 2018 году – 3 671,64 млн рублей). В 2019 году подведомственным центрам реабилитации перечислено 1 937,41 млн рублей (49,8 %).

Кроме того, с 2019 года центрам реабилитации предоставляются субсидии на иные цели, на что предусмотрено 340,35 млн рублей.

Остатки целевых межбюджетных трансфертов, образовавшиеся за 2018 год, направляются ФСС в 2019 году на те же цели.

В 2019 году на покрытие дефицита бюджета ФСС по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством могут привлекаться средства обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.

Все нормативные правовые акты, необходимые для исполнения бюджета ФСС в 2019 году, приняты.

2. Анализ исполнения доходов бюджета ФСС

С учетом особенностей исполнения бюджета ФСС, связанных с «зачетным механизмом», анализ проведен на основе данных специализированного отчета за I квартал 2019 года (ф. 0503127 с учетом «зачетного механизма») и отчета о кассовом исполнении за март 2019 года (ф. 0503117). Специализированный отчет за II квартал 2019 года будет сформирован ФСС не ранее августа 2019 года.

За I квартал 2019 года доходы бюджета ФСС (ф. 0503127 – специализированная) составили 183 298,41 млн рублей, или 24,3 % прогнозируемого общего объема доходов, утвержденного Федеральным законом № 431‑ФЗ (752 953,22 млн рублей).

Сведения об уплате страховых взносов на обязательное социальное страхование с учетом «зачетного механизма» за I квартал 2019 года представлены в следующей таблице.

(млн рублей)

Наименование показателя

За I квартал 2018 года

За I квартал 2019 года

страховые взносы на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний

страховые взносы на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством

страховые взносы на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний

страховые взносы на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством

Плановые показатели на финансовый год

113 863,12

527 830,12

121 773,58

578 036,94

Зачислено в доход ФСС

25 820,93

134 909,57

27 589,71

143 338,82

% планируемого годового объема

22,7

25,6

22,7

24,8

Кассовое исполнение по доходам за январь – июнь 2019 года составило 186 367,95 млн рублей, или на 17 239,91 млн рублей (на 10,2 %) больше кассовых поступлений за II квартал 2018 года. Уровень поступления доходов по сравнению с аналогичным периодом 2018 года увеличился на 0,9 процентного пункта и составил 24,8 %.

Традиционно низкий уровень исполнения бюджета ФСС обусловлен отсутствием расчетов страхователей, произведенных с учетом «зачетного механизма» по итогам II квартала 2019 года в 35 субъектах Российской Федерации.

ФСС за январь – июнь 2019 года перечислил плательщикам страховых взносов средства на сумму превышения произведенных ими расходов на выплату пособий над суммой начисленных страховых взносов в объеме 46 195,47 млн рублей (за этот же период 2018 года – 42 429,24 млн рублей).

Доля поступивших страховых взносов от прогнозируемого объема (%) представлена на следующем рисунке.

Несмотря на то что уровень поступлений страховых взносов в первом полугодии 2019 года практически аналогичен уровню поступления за аналогичный период прошлого года, в абсолютном выражении страховые взносы на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством поступили на 21 431,58 млн рублей (на 16,6 %) больше, чем в аналогичном периоде 2018 года, и составили 150 491,11 млн рублей, от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний – на 3 973,91 млн рублей (на 7,4 %) и составили 57 889,82 млн рублей. Увеличение поступлений страховых взносов обусловлено в том числе повышением предельной величины базы для начисления страховых взносов на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством с 815,00 тыс. рублей в 2018 году до 865,00 тыс. рублей в 2019 году.

Изменение задолженности по страховым взносам (млн рублей) представлено на графике.

По данным ФНС России (на 1 июля 2019 года), совокупная задолженность по страховым взносам на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством увеличилась за 2019 год на 1 040,70 млн рублей (на 10,2 %). Основная доля в этой задолженности (51,4 %) приходится на задолженность, образовавшуюся за расчетные периоды с 1 января 2017 года, которая за 2019 год увеличилась на 32,8 %.

По имеющимся данным ФСС (на 1 апреля 2019 года), совокупная задолженность по страховым взносам на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний за 2019 год выросла на 1 144,80 млн рублей (на 11,2 %), из которой 9 274,90 млн рублей – недоимка по страховым взносам, 2 054,14 млн рублей – задолженность по пеням и штрафам. Недоимка выросла на 625,76 млн рублей, или на 7,2 %, что на 0,8 процентного пункта ниже по сравнению с аналогичным периодом 2018 года.

Мерами взыскания (выставление требований, направление инкассовых поручений в банки для взыскания в бесспорном порядке, вынесение постановлений о взыскании за счет имущества страхователей, направление судебных исков, участие в применении процедур банкротства) недоимка охвачена в полном объеме.

За январь – июнь 2019 года ФСС списаны безнадежные к взысканию страховые взносы на сумму 168,18 млн рублей. За счет принятых мер взыскано 1 278,12 млн рублей.

Объем резерва по страховым взносам на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний (далее – резерв) по состоянию на 1 января 2019 года составил 164 218,69 млн рублей.

В I квартале 2019 года средства резерва ФСС в кредитных организациях ФСС не размещались, во II квартале – размещены в общем объеме 11 163,55 млн рублей, или 6,8 % объема резерва. Доходы от инвестирования резерва получены всего 4,14 млн рублей (0,07 % прогнозного показателя доходов).

При этом в январе – июне 2018 года Фондом было размещено 78 350,55 млн рублей (59,1 % общего объема резерва) и доход получен в объеме 1 346,32 млн рублей.

Следует отметить, что ФСС в 2019 году размещает резерв в соответствии с частью 3 статьи 6 Федерального закона № 431‑ФЗ. В то же время в настоящее время подготовлены изменения в Бюджетный кодекс Российской Федерации в части наделения полномочиями по размещению резерва Федерального казначейства. Соответствующий проект федерального закона Минфином России представлен в установленном порядке в Правительство Российской Федерации 22 января 2019 года.

Вместе с тем, по мнению Счетной палаты, до принятия предлагаемых законодательных инициатив препятствия для исполнения доходной части бюджета в соответствии с действующим законодательством у ФСС отсутствуют. Данная позиция подтверждается и мнением Минфина России.

Капитализированные платежи поступили в 2019 году в объеме 259,09 млн рублей (79,5 % прогнозного показателя – 325,71 млн рублей). По сравнению с аналогичным периодом 2018 года поступления уменьшились на 8,57 млн рублей (на 3,2 %).

Рассчитанная сумма капитализированных платежей на 1 июля 2019 года составила 48 213,10 млн рублей по 4 397 юридическим лицам, находящимся в стадии ликвидации и не исключенным из ЕГРЮЛ, и является возможной к взысканию. Условно рассчитанная сумма капитализированных платежей, не выплаченных подлежащими ликвидации юридическими лицами до завершения процедуры ликвидации и исключения из ЕГРЮЛ, составила 195 513,04 млн рублей по 40 627 юридическим лицам.

Из федерального бюджета в бюджет ФСС поступило 18 043,02 млн рублей (49,8 % бюджетных ассигнований, утвержденных Федеральным законом № 431‑ФЗ, – 36 203,27 млн рублей), из бюджета ФОМС – 5 583,21 млн рублей (35,2 % – 15 855,87 млн рублей).

Структура поступивших межбюджетных трансфертов из федерального бюджета в бюджет ФСС представлена на рисунке (млн рублей).

3. Анализ исполнения расходов бюджета ФСС

Объем бюджетных ассигнований сводной бюджетной росписи бюджета ФСС (далее – СБР) на 1 июля 2019 года составил 747 941,98 млн рублей, что на 6 934,14 млн рублей (на 0,9 %) больше, чем на начало года (741 007,84 млн рублей). Показатели СБР в основном увеличились за счет увеличения капитальных вложений на строительство, межбюджетных трансфертов из федерального бюджета, поступивших на оплату стоимости санаторно-курортного лечения отдельных категорий граждан, и целевого остатка 2018 года[, а также за счет целевых остатков средств, расходование которых Федеральным законом № 431‑ФЗ предусматривается на те же цели.

Кассовые расходы за январь – июнь 2019 года составили 150 169,68 млн рублей (20,3 % показателя, утвержденного Федеральным законом № 431‑ФЗ, и 20,1 % показателя СБР) и по сравнению с аналогичным периодом 2018 года увеличились на 17 932,12 млн рублей (на 13,6 %), что обусловлено индексацией социальных выплат и увеличением количества территориальных органов ФСС, перешедших на прямые выплаты.

Информация о кассовых расходах по основным разделам и подразделам бюджетной классификации расходов представлена на рисунке.

Традиционно низкие расходы бюджета ФСС за январь – июнь 2019 года обусловлены тем, что отчетные данные о расходах с учетом «зачетного механизма» исполнения бюджета ФСС на момент проведения анализа (июль 2019 года) могут быть полными только в отношении расходов на обеспечение деятельности ФСС а также расходов за счет межбюджетных трансфертов из федерального бюджета и бюджета ФОМС.

В 2019 году территориальным органам ФСС и центрам реабилитации ФСС на капитальные вложения предусмотрено 702,45 млн рублей. В первом полугодии 2019 года израсходовано всего 10,51 млн рублей (1,5 %).

Фонду необходимо обеспечить контроль за исполнением расходов на осуществление капитальных вложений.

Все расходы на исполнение обязательств по выплате социальных пособий за счет средств обязательного социального страхования, федерального бюджета и средств ФОМС осуществляются в плановом режиме. Уровень кассовых расходов на социальную политику по сравнению с аналогичным периодом 2018 года вырос на 2,4 процентного пункта. В целом расходы на данные цели составили 139 821,60 млн рублей (19,4 % предусмотренных средств).

На обеспечение инвалидов ТСР (без учета административных расходов) территориальным органам ФСС было перечислено 9 059,27 млн рублей (32,5 % показателя, утвержденного Федеральным законом № 431‑ФЗ, и 32,4 % показателя СБР). По оперативным данным ФСС, территориальными органами фактически израсходовано 8 840,1 млн рублей (97,6 % перечисленных средств), в том числе на оплату обязательств по заключенным государственным контрактам – 6 459,00 млн рублей, на выплату инвалидам компенсации расходов за самостоятельно приобретенное ТСР – 2 381,10 млн рублей

В целом государственные контракты на поставку ТСР заключены на сумму 14 675,8 млн рублей (52,4 % утвержденных ассигнований СБР).

В соответствии с Федеральным законом № 175‑ФЗ, в июле 2019 года Фонду увеличены бюджетные ассигнования на обеспечение инвалидов ТСР на 710,37 млн рублей. Общий объем средств на обеспечение инвалидов ТСР составляет на 2019 год 28 701,15 млн рублей (с учетом остатка на начало года).

На оплату стоимости санаторно-курортного лечения кассовые расходы составили 573,82 млн рублей, или 12,3 % утвержденных СБР бюджетных ассигнований (в аналогичном периоде 2018 года – 20,4 %).

За январь – июнь 2019 года за получением путевок на санаторно-курортное лечение в территориальные органы ФСС обратились 76,49 тыс. человек (за аналогичный период 2018 года – 88,51 тыс. человек), приобретено 66,10 тыс. путевок (за аналогичный период 2018 года – 134,31 тыс. путевок), на санаторно-курортное лечение направлены 22,69 тыс. граждан (за аналогичный период 2017 года – 40,01 тыс. человек). По состоянию на 1 июля 2018 года численность граждан льготной категории, подавших заявления на получение путевок на санаторно-курортное лечение и ожидающих получение путевки, составляет 619,82 тыс. человек (на 1 января 2019 года – 566,02 тыс. человек).

4. Анализ исполнения бюджета ФСС по источникам финансирования дефицита бюджета

Бюджет исполнен с профицитом в объеме 36 198,27 млн рублей (при прогнозируемом профиците 11 945,38 млн рублей). В территориальных органах ФСС, реализующих пилотный проект, сложился дефицит в объеме 6 297,77 млн рублей.

Остатки денежных средств на счетах ФСС на 1 июля 2019 года представлены на рисунке (млн рублей).

В составе остатка средств по социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний 80,1 % (153 055,14 млн рублей с учетом размещенных в кредитных организациях) составляют средства резерва.

Сахарный диабет (СД) является проблемой для здоровья как в развивающихся, так и в развитых странах с большим влиянием на экономическую и социальную сферы. Согласно данным Всемирной организации здравоохранения, 422 миллионов человек страдали сахарным диабетом на декабрь 2017 года. Предполагается, что СД будет седьмой ведущей причиной смерти к 2030 году. Основной целью лечения для пациентов с СД является контроль уровня гликемии и достижения индивидуальных целевых показателей, что значительно снижает риск серьезных поздних осложнений, связанных с СД и ведет к уменьшению числа госпитализаций, и увеличению продолжительности жизни. Снижение на 1% гликированного гемоглобина (HbA1c) снижает смертность от диабета на 21%, в то время как риск возникновения микрососудистых осложнений и инфаркта миокарда снижается на 37 и 14% соответственно. .
Методы достижения гликемического контроля за последние два-три десятилетия претерпели существенные изменения, как ввиду бурного развития фармацевтической отрасли, так и под влиянием активного внедрения высоких технологий. Наряду с уже ставшими традиционными глюкометрами, шприц-ручками, пациенты всё шире используют иные технологические средства. Среди тех, которые уже достаточно прочно вошли в жизнь больных СД, можно назвать инсулиновые помпы (устройства для постоянной подкожной инфузии инсулина (ППИИ)), устройства для непрерывного мониторирования гликемии (НМГ), а также информационные технологии, например, приложения для смартфонов, интернет-порталы. Базисно-болюсная интенсифицированная инсулинотерапия путем постоянной подкожной инфузии (ППИИ) при помощи инсулиновой помпы имеет ряд преимуществ перед режимом многократных инъекций инсулина (МИИ) в отношении гликемического контроля, частоты эпизодов тяжелых гипогликемий, что подтверждено многими клиническими исследованиями. Хорошие результаты применения данного вида лечения, а также его комфортабельность и удобство (как для пациента, так и для врача) приводят к ежегодному росту числа пользователей инсулиновых помп во всем мире, в том числе и в России. В России помповая инсулинотерапия используется с 2004 года; на текущий момент ее применяют 15000-17000 человек. Инсулиновая помпа (ИП) становится все более популярным средством введения инсулина во всем мире. Это связано не только с улучшением качества жизни пациентов, но и с ростом доказательной базы эффективного применения помповой терапии. Результаты многочисленных рандомизированных клинических исследований, по сравнительной оценке, постоянной подкожной инфузии инсулина (ППИИ) и многократных инъекций инсулина свидетельствуют о том, что введение инсулина с помощью ИП обладает рядом преимуществ. На фоне ППИИ значительно сокращается число эпизодов гипогликемии, снижается вариабельность гликемии, уменьшается суточная доза инсулина, что улучшает гликемический контроль и подтверждается уровнем HbA1c.
Основная цель лечения больных сахарным диабетом 1 типа (СД1) заключается в поддержании уровня гликемии в пределах целевых значений, применение ИП способствует ее достижению. Кроме непрерывной доставки инсулина, ИП могут выполнять и ряд других задач. К числу их возможностей относятся встроенный советник болюса (СБ), различные варианты введения болюса инсулина и непрерывный мониторинг глюкозы в режиме реального времени (НМГ РВ). СБ является более эффективным и безопасным средством расчета дозы инсулина, чем стандартные методы расчета, и положительно влияет на гликемический контроль без увеличения числа гипогликемических эпизодов. Интегрированное использование ППИИ с системами НМГ РВ позволяет достичь более стойкой компенсации углеводного обмена, снизить риск развития гипогликемии, оптимизировать контроль постпрандиальной гликемии.
Достижение индивидуального целевого уровня гликемии возможно при максимально точном подборе дозы инсулина и ее режима. Современные инсулиновые помпы (ИП) позволяют значительно приблизиться к этой цели, однако базисно-болюсная интенсифицированная инсулинотерапия путем ППИИ остается всего лишь способом введения инсулина и при всей технологичности и комфортности, требует от пользователя знаний основ интенсифицированной инсулинотерапии (правил адаптации доз к количеству углеводов пищи, физической активности, результатам самоконтроля гликемии) и овладения техническими аспектами программирования помпы. Современные технологии предоставляют дополнительные преимущества пациентам с СД в достижении индивидуальных целей терапии. Однако гликемический, и, в целом, метаболический контроль является хоть и ключевой, но не единственной задачей в лечении СД. Немаловажно также добиться минимизации влияния СД на психологическую и социальную жизнь пациентов. Американская ассоциация диабета и Американская ассоциация клинических эндокринологов рекомендуют ППИИ с помощью инсулиновой помпы в первую очередь для хорошо образованных и мотивированных пациентов, которые не могут достичь оптимального гликемического контроля с помощью МИИ. В отсутствие соответствующих знаний и навыков достижение целей лечения диабета с использованием ППИИ столь же маловероятно, как и с помощью шприц-ручек. Более того, при отсутствии необходимых знаний о работе помпы и правилах ее ношения результаты лечения могут быть даже хуже, чем при использовании шприцев или шприц-ручек. Именно поэтому знания и навыки пациентов в отношении СД, интенсифицированной инсулинотерапии и использования помпы следует расценивать как основной инструмент достижения целей лечения. В последнее время в профессиональной литературе, посвященной СД, все более популярными становятся понятия качества жизни (КЖ), эмоционального благополучия, приверженности лечению и т.д. Повышение интереса к психологической и социальной сторонам жизни пациента отражает общую тенденцию персонализации медицины, трансформации ее в комплексную, мультидисциплинарную науку, опирающуюся не только на биомедицинские знания, но также на данные из области психологии и социальных наук.
Психосоциальные факторы играют существенную роль в лечении пациентов с сахарным диабетом 1 типа (CД1). Многим пациентам с СД1 может быть сложно справиться с их заболеванием, поскольку субъективное ощущение эмоционального неблагополучия может снижать эффективность лечебных мероприятий, в том числе эффективность использования новых технологий у пациентов СД 1 типа, может привести к дискриминации и ограничениям социальных отношений пациента с обществом, а также повлиять на их успешность.

Научная новизна предлагаемой темы
Несмотря на признанную во всем мире важность исследования факторов эффективности использования новых технологий у пациентов СД 1 типа, в настоящее время существует ограниченное число работ, где была предпринята попытка сделать это подробно, то есть во взаимосвязи с психологическими, социально-демографическими характеристиками пациентов.

Цель и задачи планируемого исследования
Цель исследования: Определить влияние клинических, психологических и социально-демографических факторов на эффективность и безопасность помповой инсулинотерапии и непрерывного мониторирования глюкозы у пациентов с сахарным диабетом 1 типа Задачи исследования:
Оценить показатели гликемического контроля и приверженности лечению в зависимости от метода инсулинотерапии и контроля гликемии
Изучить эффективность и безопасность помповой инсулинотерапии по сравнению с множественными инъекциями инсулина
Сравнить эффективность помповой инсулинотерапии в сочетании с непрерывным мониторированием глюкозы по сравнению с помповой инсулинотерапией с традиционным самоконтролем глюкозы
Проанализировать взаимосвязь клинических, психологических и социально-демографических факторов с показателями гликемического контроля и частотой острых осложнений СД
Определить пути повышения эффективности и безопасности инсулинотерапии на основании установленных клинических, психологических и социально-демографических факторов

Объект исследования и планируемое количество наблюдений
В рамках исследования будет проведена оценка эффективности применения многократных инъекций инсулина и помповой инсулинотерапии у пациентов с СД 1 типа, проходящих обучение по структурированной программе для пациентов с СД 1 типа. Им будет проведено обследование в рамках оказания специализированной медицинской помощи для пациентов СД 1 типа. Дополнительно необходимо будет пройти психодиагностические методы исследования (заполнить ряд психологических опросников и анкету пациента). В результате данного тестирования будут выявлены аспекты, которые помогут улучшить управление сахарным диабетом, как с технической, так и психологической точки зрения. Через 6 месяцев- 1 год после прохождения обучения в школе повторно будет проводится оценка динамики гликемии и психодиагностического исследования.

Критерии включения:
длительность СД 1 типа более 1 года;
возраст пациентов от 18 до 60 лет;
подписанное информированное согласие.

Критерии исключения:
выраженные нарушения зрения и слуха, препятствующие проведению адекватного обучения, самоконтроля и инсулинотерапии;
тяжелые сопутствующие соматические заболевания;
известный диагноз психического расстройства и/или прием психотропных средств.

Методики планируемого исследования
Клиническое обследование: сбор анамнестических данных (Длительность СД, при наличиии – результаты генетического, иммунологического обследования), физикальных данных (Рост, вес, ИМТ);
Опросник оценки уровня знаний до начала обучения и после обучения. Анкета пациента;
Анализ данных памяти глюкометра (количество измерений за неделю, предшествующую госпитализации), дневника самоконтроля, инсулиновых помп (длительность отчетного периода, модель помпы, SN помпы, количество внесенных результатов самоконтроля (р/сут), смена инфузионной системы, заполнение канюли, заполнение без смены, ХЕ р/сут, varХЕ/сут, BG при гипогликемии, временная базальная скорость, болюсы, особые болюсы, изменение скорости базального инсулина, углеводный коэффициент, чувствительность, нижняя целевая ГК, верхняя целевая ГК, сигналы помпы, сервисные сигналы, сигналы о ГК, таймер гипергликемии, таймер гипогликемии, отсутствие реакции на сигналы, отключение помпы при гипогликемии, автоотключение, калибровка, калибровка по помпе, калибровка помпы по помпе, калибровка на фоне роста/падения, мониторирование, активный инсулин, частота гипогликемий, гипергликемий).

Визуализация данных глюкометра и инсулиновой помпы будет проводится с помощью современных технологий( глюкометры с приложением к смартфону, НМГ и флеш-мониторирования). Общеклинические методы исследования (до начала исследования и через 6 мес.-1-год):
биохимический анализ крови: креатинин, ХС, ЛПВП, ЛПНП, ТГ, АСТ, АЛТ;
расчет скорости клубочковой фильтрации (СКФ по формуле MDRD); HbА1с %;
общий анализ крови;
коагулограмма;
анализ мочи на микроальбуминурию (МАУ) – утренняя порция. Соотношение альбумин/креатинин
Осложнения сахарного диабета (по данным обследования при госпитализации или по данным мед. документации).
Психодиагностические методы: Оценка эмоциональное состояния: Шкала реактивной и личностной тревоги Спилбергера-Ханина (РЛТ), Шкала депрессии Центра эпидемиологических исследований (CES-D);
Оценка личностных характеристик: Опросник совладания со стрессом К. Карвера, М. Шейера и Дж. Вейнтрауба (СОРЕ) в адаптации Е.И. Рассказовой и др., Тест Смысло-жизненных ориентаций Д.А. Леонтьева (СЖО);
Оценка отношения к болезни: Методики для исследования отношения к болезни: Методика диагностики локуса контроля причин болезни и лечения и самоэффективности в отношении лечения Е.И. Рассказовой (ЛКБ), Анкета Влияние помпы на жизнь (ВП), Цветовой тест отношений А.М. Эткинда (ЦТО);
Оценка когнитивных функций: Монреальская шкала оценки когнитивных функций (MOCA).

Предполагаемый результат исследования
Будет проведена оценена эффективность применения МИИ и ПИТ у пациентов с СД 1 в отношении динамики показателей углеводного обмена и других клинических показателей (ИМТ, липиды.), а также психосоциальных характеристик (эмоциональное состояние, совладания со стрессом, отношение к болезни и т.д.). Разработка на основании полученных результатов образовательной программы для практикующих врачей по оптимизации помповой инсулинотерапии пациентов с СД1 типа.

Рассмотрение различных эмоциональных явлений в пределах романа Л. Н. Толстого «Анна Каренина» дает основание говорить о том, что эмоциональная сфера персонажей романа имеет сложное многоуровневое строение и включает в себя эмоциональный тон, эмоции, эмоциональные свойства личности, чувства, в результате сочетания которых образуются эмоциональные типы людей. Определение и понимание различий эмоциональных типов персонажей позволяет глубже понимать замысел автора. Эмоциональный тон является первой и самой простой формой эмоционального реагирования, а следовательно – источником первичной характеристики, приписываемой персонажу в определённой ситуации. Для каждого вида эмоционального тона характерна двуполюсность (удовольствие — неудовольствие). По эмоциональной реакции персонажей, по описываемым автором их чувствам и переживаниям можно судить о структуре психологии персонажей. Читатель сравнивает, как правило, эмоции, передаваемые в книге, эмоции как реакции персонажей со своими, на основе этого персонажи становятся ему либо близки и понятны (их действия, мотивации), либо нет. В настоящей работе были рассмотрены полупредикативные конструкции как основа для формирования эмоционального содержания отдельно взятых фрагментов текста. Полупредикативность наряду с предикативность обладает рядом свойств, определяющих ведущее значение и роль определённых конструкций. В то же время, в отличие от предикатов, которые, главным образом, формируют непосредственно действенную, сюжетную линию романа, полупредикативные конструкции выполняют, прежде всего, дополняющую функцию, создают эмоциональный фон действию.
В данной работе были найдены и распределены по группам полупредикативные конструкции. Группы формировались в результате сопоставления доминирующего эмоционального содержания отдельных единиц (фрагментов текста, содержащих полупредикативные конструкции).
Надо заметить, что единицы, входящие в одну группу, часто имеют не только сходство именно по содержанию, но и по форме – имеют общие репрезентанты эмоций, например, однокоренные слова. А также функционирование полупредикатов определённых групп отличается, например, степенью их значимости в формировании эмоциоанльного содержания всего фрагмента. Интересно сопоставить употребление одних и тех же слов (наряду с полупредикатами) рассматриваемых групп для характеристики разных персонажей романа, например, Анны и Алексея Александровича Карениных. В лексической структуре образа Анны доминирующей является лексика с семами «свет» и «температура», а в лексической структуре образа Каренина более широко представлены единицы, включающие в свою семантику компонент «холод». Данные лексемы в характеристике Анны чаще используются для обозначения положительных эмоций, а в характеристике Каренина - отрицательных. Различно в лексических системах образов этих героев и употребление глаголов становления цветового признака (краснеть, бледнеть). Не случайно Л.Н. Толстой наделяет этим признаком таких героев, как Анна и Левин. Это показатель искренности человека, естественности его душевных проявлений.
Покраснение лица у Анны может передавать целую гамму эмоций. Алексей Александрович в трагические минуты бледнеет, а краска оживления покрывает его лицо лишь во время написания конспекта речи и тогда, когда лицо его вспыхивает от гнева. Краска гнева, появившаяся на лице Каренина во время объяснения с женой, настолько необычна для этого всегда холодного человека, что она поразила Анну. Анализ глаголов его форм, обозначающих эмоциональное состояние Анны и Каренина, позволяет утверждать следующее: их образы контрастны; они даны в развитии. Динамика образа Каренина - от «человека-машины» к человеку чувствующему и страдающему, Анны - от гармоничной цельности к душевной дисгармонии.
Гамма эмоций, представленных в романе, чрезвычайно богата.
Использование функционально-текстовых глаголов позволяет всесторонне отразить душевный мир человека. При этом Л.Н. Толстой не только передает мельчайшие детали эмоциональной сферы персонажа, он прослеживает сам процесс накопления тех или иных настроений и на этой основе показывает поворот в душе, рождение нового эмоционального состояния, что можно проследить на образах Анны и Каренина.
Следовательно, предикаты и полупредикаты, отражающие эмоциональное состояние героя, играют чрезвычайно важную роль в прагматике художественного прозаического текста, поскольку, отражая «диалектику души», формируют у читателя определенное отношение к персонажам, обусловливая тем самым наиболее адекватное восприятие авторской идеи.

Никак не делаю, - отвечала Анна, краснея от этих привязчивых вопросов.
Эксплицитно включенный предикат эмоции с производной категориально-эмотивной семантикой – краснея.
Эмоции выражены опосредованно.
Смущение.
Эмоции отрицательного тона.
Напряжение.
Уровень активации – возбуждение.
Доминирующий эмоциональный смысл – смущение.
(9) Полупредикат «краснея» определяет эмоциональный тон высказывания.

- Да, - краснея за священника, отвечал Левин. "К чему ему нужно спрашивать об этом на исповеди?" - подумал он. []
Эксплицитно включенный предикат эмоции с производной категориально-эмотивной семантикой – краснея.
Эмоции выражены опосредованно.
Смущение.
Эмоции отрицательного тона.
Напряжение.
Уровень активации – возбуждение.
Доминирующий эмоциональный смысл – смущение.
(9) Полупредикат «краснея» определяет эмоциональный тон высказывания.

4.12. Группа с доминирующей эмоциональной семантикой «вина»
- Ах, нет! Ну, прости, прости меня, если я огорчил тебя, - сконфуженно улыбаясь, заговорил Степан Аркадьич, протягивая руку, - но я все-таки, как посол, только передавал свое поручение. [2:295]
1. Прямая речь, по которой можно судить о желании персонажа попросить прощения, то есть об испытываемом чувстве сожаления за какие-то свои действия - «Прости, прости»; сконфуженно улыбаясь, протягивая руку.
2. Опосредованно
3. Вина, доброжелательность.
4. Отрицательный, положительный тона
5. Напряжение (треубющееся для совершения определенных действий и желания разрешить неприятную ситуацию)
6. Активность.
7. Вина 8. Оба полупредиката содержат информацию об эмоциях. В первом случае – чувство вины, во втором – выражаемое дружелюбие и желание загладить эту вину.
9. Основной смысл формируется, прежде всего, благодаря восклицаниям персонажа (авторское описание действий не противоречит ему), таким образом, более ярко воспринимается именно прямая речь, и, соответственно, она в первую очередь формирует эмоциональное содержание фрагмента.

Но Левин, говоря с братом, беспрестанно оглядывался на Вронского, придумывая, о чем бы заговорить с ним, чтобы загладить свою грубость.[2:228]
1. Имплицитный (скрытый) включенный предикат эмоции с дифференциально-эмотивной семантикой - беспрестанно оглядывался, загладить грубость. 2. Опосредованно
3. Чувство вины, тревога
4. Отрицательный тон
5. Напряжение
6. Активность
7. Вина.
8. Полупредикат «придумывая» ведёт к его разъяснению, в котором уже, в свою очередь, наблюдается то, что формирует эмоциональное содержание, определяемое как чувство вины.
9. Полупредикативные конструкция ведёт к формированию основного эмоционального содержания фрагмента, но непосредственно в нём не участвует.

Степан Аркадьич с сестрой под руку, тоже с испуганными лицами, вернулись и остановились, избегая народ, у входа в вагон. []
Эксплицитно включенный предикат эмоции с категориально-эмотивной семантикой - испуганными; имплицитный включенный предикат эмоции с дифференциально-эмотивной семантикой – вернулись, остановились, избегая.
Эмоции выражены опосредованно.
Испуг.
Эмоции отрицательного тона.
Напряжение.
Уровень активации – возбуждение.
Доминирующий эмоциональный смысл – испуг.
Первый полупредикат, причастие испуганными, определяет переживаемые персонажами эмоции, второй полупредикат – указывает на действие, определённое этими эмоциями, таким образом, подчёркивая их.
Полупредикативные конструкции формируют основное эмоциональное содержание фрагмента.

- Чем я неприлично вела себя? - громко сказала она, быстро поворачивая к нему голову и глядя ему прямо в глаза, но совсем уже не с прежним скрывающим что-то весельем, а с решительным видом, под которым она с трудом скрывала испытываемый страх. []
Первичные изосемические предикаты эмоций с исходной категориально-эмотивной семантикой – весельем, страх; эксплицитно включенный предикат эмоции с категориально-эмотивной семантикой – решительным.
Эмоции выражены опосредованно.
Страх.
Эмоции отрицательного тона.
Напряжение.
Уровень активации – возбуждение.
Доминирующий эмоциональный смысл – испуг.
Полупредикативная конструкция сама по себе не несёт эмоционального содержания, однако это содержание формируется при помощи пояснительной части фрагмента, где более подробно описывается действие, упомянутое в полупредикативной конструкции.
Полупредикативные конструкция ведёт к формированию основного эмоционального содержания фрагмента, но непосредственно в нём не участвует.

Такое открытие теперь только лишило бы ее семейных привычек, и она позволяла себя обманывать, презирая его и больше всего себя за эту слабость. []
Первичный изосемический предикат эмоции с исходной категориально-эмотивной семантикой - презирая.
Опосредованно.
Презрение.
Эмоции отрицательного тона.
Расслабление (успокоившись).
Уровень активации – спокойствие.
Доминирующий эмоциональный смысл – презрение.
(9) Полупредикат играет главную роль, определяя основное эмоциональное содержание фрагмента.

Он, пожав плечами и презрительно улыбнувшись, поклонился.[2:172]
Эксплицитно включенный предикат эмоций с категориально-эмотивной семантикой – презрительно улыбнувшись; имплицитный включенный предикат эмоций с дифференциально-эмотивной семантикой - пожав плечами.
Опосредованно.
Презрение.
Эмоции отрицательного тона.
Напряжение.
Уровень активации – спокойствие.
Доминирующий эмоциональный смысл – презрение.
(9) Полупредикат играет главную роль, определяя основное эмоциональное содержание фрагмента.

- Вы мне гадки, отвратительны!- закричала она, горячась все более и более. [1:13]
Эксплицитно включенные предикаты эмоций с категориально-эмотивной семантикой - гадки, отвратительны; Скрытые включенные предикаты эмоций с дифференциально-эмотивной семантикой - закричала, горячась.
Опосредованно и непосредственно.
Отвращение, гнев.
Эмоции отрицательного тона.
Напряжение.
Уровень активации – возбуждение.
Доминирующий эмоциональный смысл – отвращение.
Эмоциональное значение полупредикативной части подчёркивает характер доминирующего эмоционального содержания, говорит о яркости и силе переживаемых эмоций. Полупредикат играет дополняющую роль. Основное содержание определяется прямой речью персонажа.

- У меня нет никакого горя, - говорила она, успокоившись, - но ты можешь ли понять, что мне все стало гадко, противно, грубо, и, прежде всего, я сама. Ты не можешь себе представить, какие у меня гадкие мысли обо всем. [1:128]
Эксплицитно включенные предикаты эмоций с категориально-эмотивной семантикой - гадко, противно, грубо; Скрытые включенные предикаты эмоций с дифференциально-эмотивной семантикой – успокоившись.
Опосредованно и непосредственно.
Отвращение, гнев.
Эмоции отрицательного тона.
Расслабление (успокоившись).
Уровень активации – спокойствие.
Доминирующий эмоциональный смысл – отвращение.
Эмоциональное значение полупредикативной части подчёркивает характер доминирующего эмоционального содержания, говорит о яркости и силе переживаемых эмоций. Полупредикат играет дополняющую роль. Основное содержание определяется прямой речью персонажа.

Эмоции отвращения/омерзения в тексте соседствуют с эмоциями гнева, и только прямое их наименование даёт возможность отделить их от гнева. Полупредикативные конструкции не являются определяющими при формировании чувства отвращения.

- Хочешь в кабинет? - мрачно хмурясь, сказал Левин по-французски Степану Аркадьичу. - Пройдите в кабинет, вы там переговорите [1:171]
Эксплицитно включенные предикаты эмоций с категориально-эмотивной семантикой – мрачно хмурясь. Опосредованно.
Гнев, недовольство.
Эмоции отрицательного тона.
Напряжение (логично предположить, что эмоции гнева не могут переживаться расслабленно, поскольку возникает желание избавиться от того, что приносит такие эмоции).
Уровень активации – возбуждение.
Доминирующий эмоциональный смысл – гнев.
Эмоциональное значение полупредикативной части определяет доминирующее эмоциональное содержание. Полупредикат играет главную роль в определении эмоционального содержания фрагмента.

- Она здорова, - хмурясь, промычал Алексей Александрович. - Очень рад! - и он направился к своей карете. [1:381]
Эксплицитно включенный предикат эмоции с категориально-эмотивной семантикой – хмурясь, очень рад.. Опосредованно.
Гнев, радость.
Эмоции отрицательного и положительного тона.
Напряжение.
Уровень активации – возбуждение.
Доминирующий эмоциональный смысл – гнев.
Эмоциональное значение полупредикативной части определяет доминирующее эмоциональное содержание. В данном случае эмоциональное содержание полупредиката перекрывает сказанное персонажем в прямой речи, поскольку физиологическое проявление эмоционального состояния всегда воспринимается как более истинное. Таким образом, полупредикат формирует основное эмоциональное содержание фрагмента.

Левин приезжал в Москву всегда взволнованный, торопливый, немножко стесненный и раздраженный этою стесненностью и большею частью с совершенно новым, неожиданным взглядом на вещи. []
Эксплицитно включенный предикат эмоции с категориально-эмотивной семантикой – взволнованный, торопливый, стеснённый, раздражённый.. Опосредованно.
Тревога, смущение, раздражение.
Эмоции положительного тона.
Напряжение.
Уровень активации – возбуждение.
Доминирующий эмоциональный смысл – раздражение (гнев).
Эмоциональное значение полупредикативной части определяет доминирующее эмоциональное содержание. Перечисленные чувства, которые испытывал Левин, определяют итоговое чувство – раздражение. Таким образом, оно является доминирующим.
Полупредикат определяет эмоциональное содержание фрагмента.

Передача эмоций гнева, раздражённость очень часто происходит именно благодаря полупредикативным конструкциям, при этом часты слова «хмурясь» и «раздражённый» и однокоренные.

Само значение слова «тревога» определяет беспокойство, переживаемее при этом. Тревожность окрашивает в мрачные тона отношение к себе, другим людям и действительности. Соответственно, гедонический тон эмоции тревоги будет отрицательным. Можно сказать, что тревога – это смесь эмоций страха неизвестности и любопытства, или иначе – желания разрешить напряжение.

- Я сейчас приехал, и очень хотелось тебя видеть, - отвечал Левин, застенчиво и вместе с тем сердито и беспокойно оглядываясь вокруг. [1:19]
Эксплицитно включенные предикаты эмоций с категориально-эмотивной семантикой - застенчиво, сердито, беспокойно; скрытый включенный предикат эмоции с дифференциально-эмотивной семантикой – оглядываясь. Также под репрезентантом определенного эмоционального тона можно представить слова Левина «Я сейчас приехал, и очень хотелось тебя видеть». То есть это ситуативное понимание переживаемого им чувства радости от свершения того, чего он ждал. Опосредованное выражение эмоций.
Радость, тревога, беспокойство, застенчивость.
Эмоции как положительного тона, так и отрицательного.
Напряжение.
Уровень активации – возбуждение.
Доминирующий эмоциональный смысл – тревога.
Эмоциональное значение полупредикативной части наряду с побочными, также определяет доминирующее эмоциональное содержание. То есть наряду с тревожностью (беспокойно), говорится о некоторой раздражённости (сердито) и чувстве стыда (застенчиво). Они, эти чувства, сосуществуют параллельно. Но так как раздражение входит с тревожность, возможно, даже в некотором роде определяет беспокойство, доминирующим смыслом является всё-таки тревога. Полупредикат играет главную роль в определении эмоционального содержания фрагмента.

В городе же он постоянно казался беспокоен и настороже, как будто боясь, чтобы кто-нибудь не обидел его и, главное, ее. [2:240]
Эксплицитно включенные предикаты эмоций с категориально-эмотивной семантикой - беспокоен, настороже, боясь. Опосредованное выражение эмоций.
Тревога, беспокойство.
Эмоции отрицательного тона.
Напряжение.
Уровень активации – возбуждение.
Доминирующий эмоциональный смысл – тревога.
Эмоциональное значение полупредикативной части определяет доминирующее эмоциональное содержание. Полупредикат играет главную роль в определении эмоционального содержания фрагмента.

Данная группа также довольно обширна, наряду с группой «радости, удовольствие». Значение её в тексте примерно равняется значению противоположной группы, они друг друга как бы уравновешивают. На контрасте радости и страдания завязан конфликт романа. Это как две стороны одного и того же явления, две сосуществующие параллельно оценки. И это, надо сказать, подчёркивается в частом употреблении противоположных по эмоциональному содержанию стоящих рядом сочетаний слов.
- Я очень рад, что вы так думаете, - сказал Степан Аркадьич, покачивая головой с серьезным и страдальчески-сочувственным выражением лица, - я для этого приехал в Петербург. [1:435]
Эксплицитно включенный предикат эмоции с категориально-эмотивной семантикой - очень рад; имплицитный включенный предикат эмоции с дифференциально-эмотивной семантикой - покачивая головой; эксплицитные включенные предикаты эмоций с категориально-эмотивной семантикой типа - серьёзным, страдальчески-сочувственным.
Эмоции выражены опосредованно.
Радость, страдание.
Эмоции как положительного тона, так и отрицательного тона.
Расслабление.
Уровень активации – спокойствие.
Доминирующий эмоциональный смысл – страдание.
Полупредикат определяет переживаемые персонажем эмоции, противоречит заявленной персонажем эмоции в прямой речи.
В данном случае эмоциональное содержание полупредиката перекрывает сказанное персонажем в прямой речи, поскольку физиологическое проявление эмоционального состояния всегда воспринимается как более истинное. Таким образом, полупредикат формирует основное эмоциональное содержание фрагмента.

- Очень жалко, что я именно не могу между половиной седьмого и девятью, - сказала она, чуть улыбаясь. []
Эксплицитно включенный предикат эмоции с категориально-эмотивной семантикой - очень жалко; первичный изосемический предикат эмоции с исходной категориально-эмотивной семантикой – улыбаясь.
Опосредованное выражение, через наименование.
Сожаление, радость.
Эмоции как положительного тона, так и отрицательного тона.
Расслабление.
Уровень активации – спокойствие.
Доминирующий эмоциональный смысл – страдание.
В данном случае обратная картина: полупредикат несколько противоречит заявленной персонажем эмоции в прямой речи, но не определяет доминирующую, а наоборот – добавляет помех ей. И только наречие чуть приуменьшает исходное значение улыбаясь, что позволяет сделать вывод о том, что всё-таки доминирующая эмоция – страдание.
В данном случае эмоциональное содержание полупредиката дополняет доминирующее, говорит о глубине переживаемых чувств, а также показывает, что героиня не желала выдавать свою грусть.

Она услыхала порывистый звонок Вронского и поспешно утерла эти слезы, и не только утерла слезы, но села к лампе и развернула книгу, притворившись спокойною. [2:274]
Скрытые включенные предикаты эмоций с дифференциально-эмотивной семантикой - поспешно утёрла слёзы, притворившись; эксплицитно включенный предикат эмоции с категориально-эмотивной семантикой – спокойною.
Опосредованное выражение.
Горе, печаль.
Эмоции отрицательного тона.
Напряжение (требуется для того, чтобы скрыть истинные чувства, притвориться).
Уровень активации – возбуждение (поскольку спокойствие здесь – подчёркнуто – притворно).
Доминирующий эмоциональный смысл – страдание.
(9). Полупредикат определяет характер переживаемой эмоции, желание её скрыть, но не содержание, играет, таким образом, дополняющую роль.

Роль полупредикации в рассмотренной группе чаще сводится не к определяющей, а к дополняющей. Нельзя сказать, что эмоциональное содержание полупредикатов данной группы является решающим при определении доминирующих эмоциональных смыслов фрагментов. Часто эмоции страдания здесь граничат с эмоциями радости, при этом одни либо перекрывают другие по интенсивности, либо находятся как бы на одном уровне, имеют одинаковую степень интенсивности, что определяет внутреннее психологическое противоречие персонажей.

Сергей Иванович пожал только плечами, выражая этим жестом удивление тому, откуда теперь явились в их споре эти березки, хотя он тотчас же понял то, что хотел сказать этим его брат. []
Имплицитные включенные предикаты эмоций с дифференциально-эмотивной семантикой - пожал плечами, понял; первичный изосемический предикат эмоции с исходной категориально-эмотивной семантикой – удивление.
Эмоции выражены опосредованно.
Удивление.
Эмоции положительного тона
Расслабление (частица только как бы умаляет значение или подчёркивает незначительность действия, совершенного персонажем, кроме того, использована уступительная конструкция с союзом хотя, как бы аннулирующая упоминание в предыдущей части об эмоции удивления).
Уровень активации – спокойствие.
Доминирующий эмоциональный смысл – удивление.
Полупредикат определяет переживаемые персонажем эмоции.
Формирование эмоционального содержания фрагмента при помощи только лишь использования полупредиката определяет незначительность этого содержания, тем более что оно опровергнуто впоследствии (понял).

- Как хорош! - сказала Долли, с невольным удивлением глядя на прекрасный с колоннами дом, выступающий из разноцветной зелени старых деревьев сада.[2:184]
Экпрессив – Как хорош! (местоимённое наречие меры и степени как + краткая форма прилагательного с положительным оценочным значением хорош); первичный изосемический предикат эмоции с исходной категориально-эмотивной семантикой – удивлением.
Эмоции выражены как непосредственно, так и опосредованно.
Удивление.
Эмоции положительного тона.
Расслабление.
Уровень активации – возбуждение (выражено через восклицание).
Доминирующий эмоциональный смысл – удивление.
Полупредикат определяет переживаемые персонажем эмоции.
Предикат играет основную роль в формировании эмоционального содержания фрагмента.

В целом, эмоция удивления не играет решающей роли в романе. Она переживается персонажами как бы фоново, определяя их способность испытывать эмоции вообще, реагировать на какие-то явления окружающего мира. Нельзя сказать, что эмоция удивления порождает какие-то действия, которые в целом влияют на ход сюжета.

Наиболее многочисленной по составу входящих единиц оказалась группа "Радость, удовольствие".
Рассмотрим некоторые вошедшие в неё единицы.
Глаза Степана Аркадьича весело заблестели, и он задумался, улыбаясь.
Слово с эксплицитной категориально-эмотивной семантикой – весело; слово с производной категориально-эмотивной семантикой – заблестели (возбуждение), имплицитный предикат эмоции – задумался; первичный изосемический предикат эмоции – улыбаясь.
Эмоции выражены опосредованно, то есть посредством авторского описания эмоциональной, физиологической реакции персонажа, и через прямое авторское наименование эмоционального состояния.
Радость, наслаждение (радостными мыслями)
Эмоции положительного тона
Слово «заблестели» говорит о некотором напряжении, в то же время растянутое «задумался» - о расслаблении, так как деятель у глагола «заблестели» глаза, а у «задумался» - персонаж, следовательно, стоит полагать, что в эмоциональном состоянии персонажа доминирует расслабление.
Уровень активации – спокойствие (задумчивость)
Доминирующий эмоциональный смысл – радость
Эмоциональное содержание полупредиката соотвтествует доминирующему эмоциональному смыслу всего предложения
Так как полупредикат «улыбаясь» является единственным первичным изосемическим предикатом эмоции, то есть наиболее «сильным» словом в формировании эмоционального содержания предложения, то следует полагать, что он играет решающую роль в формировании эмоционального содержания. «Улыбаясь» создаёт контекст к сказуемому «задумался», подчёркивая характер «задумчивости», и само это слово («улыбаясь») контекстуально расширяет семантику глагола-сказуемого. Таким образом, характер формирования эмоционального содержания в данном предложении (по степени выраженности эмоций в тексте) можно определить следующим образом: достаточно отчётливо выражено (весело заблестели) / слабо выражено, контекстуально (задумался) / наиболее ярко выражено (улыбаясь). Полупредикат «улыбаясь», таким образом, завершает формирование эмоционального содержания, можно сказать, на мажорной ноте – ярко, утверждающе и не оставляя читателя в сомнении относительно эмоционального состояния персонажа.

Рассматривая другие единицы, входящие в данную группу, нами было выявлено, что автор часто для передачи эмоциональных состояний, относящихся к радости, веселью, хорошему настроению использует конкретный первичный изосемический предикат эмоции "улыбаясь":
"Нет, неправду не может она сказать с этими глазами", - подумала мать, улыбаясь на ее волнение и счастие. [1:49]
Она оглянулась, кому передать веер, и хозяйка, улыбаясь ей, взяла его. [1:80]
- Нет, да к чему ты говоришь о Сергей Иваныче? - проговорил, улыбаясь, Левин. [1:92]
и т.д.
В то же время это «улыбаясь» может нести не своё первичное значение положительных эмоций, а подчёркивать имеющиеся другие. - Нет, я не останусь, - ответила Анна улыбаясь; но, несмотря на улыбку, и Корсунский и хозяин поняли по решительному тону, с каким она отвечала, что она не останется. [1:87]
В данном случае, например, «улыбаясь» служит подчёркиванием того, что Анна для себя всё решила, и её улыбка – это улыбка наигранная, созданная специально для того, чтобы ввести своих собеседников в заблуждение. Разберём ещё примеры из данной группы.
- Да, я пишу вторую часть "Двух начал", - сказал Голенищев, вспыхнув от удовольствия при этом вопросе, - то есть, чтобы быть точным, я не пишу еще, но подготовляю, собираю материалы.
Предикат эмоции с производной категориально-эмотивной семантикой – вспыхнув; первичный изосемический предикат эмоции с исходной категориально-эмотивной семантикой – удовольствия.
Эмоции выражены опосредованно, то есть посредством авторского описания эмоциональной, физиологической реакции персонажа, и через прямое авторское наименование эмоционального состояния.
Радость, наслаждение, удовольствие
Эмоции положительного тона
«Вспыхнув» говорит о возбуждении (приток крови к лицу), то есть напряжении. «Удовольствие» в формировании определённого полюса диады напряжение/расслабление не участвует, т.к. удовольствие может быть испытываемо как при напряжении, так и расслаблении.
Уровень активации – активность (определяется контекстуально: персонаж охотно рассказывает о своих делах)
Доминирующий эмоциональный смысл – радость, удовольствие
Эмоциональное содержание полупредиката соответствует доминирующему эмоциональному смыслу всего предложения и определяет его
Единственный первичный изосемический предикат эмоции «удовольствие» является опорным в формировании эмоционального содержания данной единицы текста. Роль слова «вспыхнув» при этом не определяющая, но имеющая значение при определении качества переживаемой эмоции. «Активное» значение слова «вспыхнув» подчёркивается распространённым контекстом – прямой речью персонажа, по которой можно судить о его желании и готовности говорить на заданную тему.

- Как я рада! - улыбаясь, сказала Долли, невольно холоднее, чем она хотела. - Я очень рада за тебя. Отчего ты не писала мне?
Первичный изосемический предикат эмоции – улыбаясь. Предикат эмоции с производной категориально-эмотивной семантикой – холоднее (следует отметить, что прямое эмотивное значение данного слова тут не должно рассматриваться категорично, поскольку имеется от него зависимое «невольно», что подчёркивает неосновательность переживания, при котором происходит процесс «холоднения»); Эксплицитный включенный предикат эмоции с категориально-эмотивной семантикой – рада (повторяется два раза, при этом значение усиливается за счёт частицы «как» и наречия «очень»).
Эмоции выражены опосредованно и непосредственно, то есть посредством авторского описания эмоциональной, физиологической реакции персонажа, и через прямое восклицание персонажа, что является непосредственно его эмоциональной реакцией.
Радость
Эмоции положительного тона
«Холоднее» говорит о бездействии, спокойствии, то есть радость, переживаемая героиней, несколько спокойнее и поверхостнее, чем она сама бы ожидала даже от себя («невольно» говорит о том, что ей самой было странно «холоднеть»). Так как это единственное противоречащее общему эмоциональному фону слово, то логично предположить, что оно употреблено именно с целью нейтрализовать впечатление бурной радости, которое могло бы создаться у читателя за счёт усилителей – наречия и частицы – и за счёт более или менее прямого наименования чувства радости самой героиней (непосредственно выраженные эмоциональные смыслы воспринимаются ярче и отчётливее). Уровень активации – активность (персонаж рассказывает о своих чувствах, задаёт вопрос, чем показывает интерес, порождающий активность)
Доминирующий эмоциональный смысл – радость
(9) Эмоциональное содержание одного полупредиката соответствует доминирующему эмоциональному смыслу всего предложения и, сочетаясь по эмоциональному содержанию с другими находящимися в данной же единице текста средствами репрезентации эмоций, определяет его, в то время как эмоциональное значение второго полупредиката «нейтрализует» значение первого, влияя на определение интенсивности переживаемых персонажем эмоций.

Таким образом, можно сделать следующие выводы по особенностям формирования эмоциональных смыслов, ограниченных группой эмоции «Радость». Основное формирующее звено – полупредикативные конструкции (чаще – деепричастия и деепричастные обороты. В данной группе наиболее часто встречается деепричастие «улыбаясь»), вспомогательные звенья – прямая речь персонажей, другие средства репрезентации эмоций. Автор не избегает называть эмоции напрямую, не стремиться заретушировать истинные переживания персонажей, оставляя их на анализ читателю, а наоборот – стремится наиболее подробно описать тонкости переживаемых персонажами эмоций, описать все происходящие противоречия, свойственные эмоциональному состоянию персонажей. Так, например, при формировании эмоционального содержания за счёт полупредиката «улыбаясь» в каждом конкретном случае эта «улыбка» будет выглядеть по-разному: то счастливой и естественной, то натянутой, то вежливой, то искусственной, скрывающей истинные чувства, и т.п.