October 2020 — blog

На сегодняшний день проблемы обеспечения условий экономического роста организации становятся первостепенными.
На развитие предприятия оказывают влияние неустойчивая политическая и социальная экономическая ситуация в государстве, межнациональные, локальные, территориальные конфликты, законодательное несовершенство, криминализация населения, мошенничество, коррупция и др. Отсутствие единой и полной мысли об экономической безопасности предприятия детерминирует необходимость последующего изыскания путей и способов разрешения данной проблемы [10, с. 131].
Для понимания смысла категории «экономическая безопасность» необходимо привести характеристику понятия «безопасность» и выявить её суть.
«Безопасность» переводится с греческого как «владеть ситуацией», т.е., безопасность является таким состоянием субъекта, при котором возможность изменения свойственных данному субъекту качеств и характеристик его внешней среды незначительны, меньше конкретного диапазона [20, с.188]. Экономическая безопасность предприятия также подлежит рассмотрению в качестве одной из составных частей общего понятия «безопасность». Всякий ущерб когда-либо обретает оценку в денежной форме, то есть может выделяться исключительно экономическая составная ущерба. Но нужно подчеркнуть, что понимание ущерба либо прибыли, в качестве финансовой категории не показывает действительную ситуацию экономической безопасности предприятия, так как она описывает лишь настоящее состояние финансовой деятельности предприятия. Как подтверждение актуальности проблемы исследования экономической безопасности предприятия выступает понимание данной актуальности начальниками предприятий и формирование в оргструктуре управления предприятиями специализированных подразделений для того, чтобы обеспечивать безопасность, но данные структурные подразделения не обладают выработанной и действенно функционирующей научной системой оценки уровня безопасности, теоретической основы собственной работы, что значительно понижает результативность этих структурных подразделений [13, с.99]. Допустимо выделение ряда подходов самых разных авторов к определению экономической безопасности предприятия (рис. 1). Экономическая безопасность предприятия

Рисунок 1. Подходы к определению экономической безопасности предприятия

Подходы к определению экономической безопасности предприятия:
а) в качестве защиты против экономических преступлений. Зачастую обеспечение экономической безопасности предприятия сводится к оказанию противостояния, защиты от различных экономических преступлений (кража, мошенничество, фальсификация, промышленный шпионаж и т.д.). Бесспорно, данные угрозы весьмы важны и должны подвергаться постоянному анализу и учету, однако сведение экономической безопасности предприятия исключительно к этому недопустимо. Это понятие является широким и более емким [12, с.121]; б) в качестве состояния защищенности от внутренней и внешней угроз. Предприятие – выступает, прежде всего, - объектом экономических отношений. Собственник предприятия, прежде всего, ставит в качестве результата деятельности предприятия - достижение обозначенной им цели, которая обычно обладает экономическим характером. Будут ли появляться в ходе данного достижения те или иные угрозы, будут ли с ними борьбу, как ее будут вести - собственнику, видимо, все равно. Борьба с угрозами, как таковая, чаще всего не сама цель формирования и управления предприятием, ведения им экономической деятельности. Впрочем, мнения об экономической целесообразности борьбы с угрозами скорее всего вызовет интерес собственника, так как это прямо касается его материальных интересов, так как ведению данной борьбы необходимо осуществление затрат, а выигрыш неочевиден [13, с.87]; в) в качестве состояния эффективного применения ресурсов либо потенциала. Подход, предпринимающий попытку избежать применения понятия угрозы в определении экономической безопасности предприятия основан на ряд экономических понятий достижения цели, работы предприятия, то есть выступает как ресурсно-функциональный подход. г) в качестве наличия конкурентных преимуществ. Подход, сторонники которого полагает, что с наличием конкурентных преимуществ, которые обусловлены соответствием материального, финансового, кадрового, технико-технологического потенциала и оргструктуры предприятия его стратегическим целям и задачам дадут ему некоторый уровень экономической безопасности [17, с.108]. Однако сам факт наличия достоинств и потенциала, без их применения и осуществления, не гарантирует предприятию экономическую безопасность; д) в качестве реализации и защиты экономических интересов. Относительно наиболее новый подход, который основывается на осуществлении и защите экономических интересов предприятия, устанавливает безопасность предприятия в качестве защищенности его жизненно необходимых интересов от внутренней и внешней угроз, т.е. защита предприятия, его кадрового и интеллектуального потенциалов, сведений, технологий, капитала и прибыли, обеспечиваемая через систему мер специального правового, экономического, организационного, информационного технического и социального характеров» [18, с.23].
Объемы работ по вопросам безопасности непрерывно растут. В настоящее время в одном лишь электронном книжном магазине (Amazon.com) имеется в наличии свыше двух тысяч наименований книг, которые посвящены вопросам безопасности в какой-либо сфере. Повышенный интерес к этим вопросам наблюдается также и среди отечественных ученых. Невзирая на такое многообразие и обилие сведений в названной сфере многие исследователи полагают, что данная проблема недостаточно проработанная, вместе с тем почти каждым предложено свое определение безопасности и способы того, как её обеспечить. Отмечается тенденция к возникновению новых междисциплинарных областей знания о риске и безопасности, к примеру, рискология и секьюритология.
Осуществленный анализ определений безопасности, которые предложены в современных литературных источниках, дает возможность сделать вывод, что в самом общем смысле безопасность является «состоянием, при котором нет угрозы опасности, есть защита от опасности». Как один из самых важных компонентов системы безопасности предприятия выступает способ ее обеспечения, являющийся совокупностью законодательных актов, правовых норм, побудительных мотивов и стимулов, методов, мер, сил и средств, при помощи которых обеспечивается достижение целей безопасности и разрешения поставленных задач. Системным подходом к созданию механизма обеспечения экономической безопасности предприятия предполагается, что требуется учет реальных условий его деятельности, а непосредственно механизм должен обладать четко очерченными элементами, схемой их действия и взаимного действия. Строение механизма обеспечения экономической безопасности предприятия включает в себя несколько блоков, одновременное действие которых имеет призванием обеспечение достаточной для увеличенного воспроизводства капитала предприятия прибыль, которую получают вследствие соблюдения интересов организации, то есть вследствие взаимодействий предприятия с субъектами внешней среды. Механизм обеспечения экономической безопасности предприятия может обладать различной степенью структуризации и формализации. В идее механизма обеспечения экономической безопасности предприятия как главное требование выступает наличие индикативного анализа, в качестве метода экономических исследований, сущность которого – выявление тенденций и изменений показателей экономической безопасности, их интегрированности в обеспечении экономической стабильности субъекта и его интересов [11, c. 46].
Индикаторы экономической безопасности — нормативные характеристики и показатели, которые:
1) в количественной форме выражают угрозы экономической безопасности;
2) имеют высокую чувствительность и изменчивость и, следовательно, большую сигнальную способность к предупреждению общества, государства и субъектов рынка о вероятных опасностях по причине макроэкономической ситуации, принимаемых правительством мер в области экономической политики и т.д.
3) исполняют функции индикаторов только в совокупности, т.е. вступают во взаимодействие в довольно сильной степени.
Для того, чтобы построить механизм обеспечения экономической безопасности, как раз третье свойство является, по нашему мнению, важнейшим. Взаимодействия индикаторов существуют во всех случаях, но лишь при конкретных условиях нарастания угроз они выходит за очерченные рамки, начинают обладать экстремальным характером и становится очевидным. Накопление сведений о численных характеристиках такого взаимодействия требуется для того, чтобы определить последствия осуществления угроз и принятия оправданных управленческих решений, которые направлены на понижение их воздействий на экономическую деятельность предприятия.
В систему контролируемых показателей деятельности предприятия входят специальные индикаторы экономической безопасности (направленности развития предприятия), по изменениям которых за конкретный период времени диагностируют и идентифицируют финансовое состояние предприятия: нормальное, предкризисное, кризисное. При этом можно прогнозировать банкротство предприятия.
Зависимо от степени изменений индикаторов безопасности касательно их планово-нормативных величин по различным моделям осуществляют идентификацию определённого финансового состояния предприятия, прогнозирование уровней вероятностей его банкротства. Результаты идентификации финансового состояния обладают принципиальным значением, поскольку они не только дают обобщающую оценку текущего положения предприятия, но преимущественно указывают на принятие конкретного ряда управленческих мер в планировании, организации и мотивации.
При выявлении ранних признаков кризиса осуществляют ввод превентивных механизмов, которые нейтрализуют развитие кризиса и возвращающих организацию в нормальное финансовое состояние. Число превентивных механизмов состоит из:
? сокращения объёмов финансовых операций на самых рискованных направлениях финансовой деятельности предприятия;
? повышения уровня внутреннего и внешнего страхования финансовых рисков, которые создают угрозу кризиса;
? реализации части излишних либо неприменяемых активов предприятия для того, чтобы увеличить ликвидные активы;
? конверсии и денежной формы дебиторской задолженности и эквивалентов денежных средств.
Если в ходе мониторинга и идентификации финансового состояния предприятия проводят диагностирование его предкризисного финансового состояния, то пользуются механизмами противодействия растущему кризису: организационные, корректировки стратегии развития, финансовой стабилизации.
Следовательно, осуществление управленческих решений ввиду круга обстоятельств (в том числе развития кризисных ситуаций) производится при неблагоприятных условиях понижения управляемости предприятия, конфликтности интересов, высокой степени неопределённости и нехватки времени.

28 ноября 1558 г. в возрасте 25 лет Елизавета сменила свою сводную сестру Марию Тюдор на английском престоле. Во время торжественной процессии, которая шла от дворца Уайтхолл до Тауэра, Елизавета обратилась к подданным со словами: «Некоторым пришлось низринуться от правителей этой земли до заключенных этого места, я же поднялась от пленницы этого места до правителя этой земли. Первое было следствием божественной справедливости, второе – Божьей милости».[1]

Ее восшествие к власти. Действительно оказалось Божьей милостью , не только для нее, но и для Англии. Елизавета получила от своей сестры не самое богатое наследство: страна находилась на грани банкротства, обострились отношения с Францией и был потерян порт Кале, надвигалась франко-шотландская военная угроза, денежное обращение было расстроено еще при Эдуарде VI, а единственная союзница Англии – Испания - с настороженностью относилась к ней из-за протестантских убеждений королевы. Вот как описывал один из современников ситуацию в Англии на момент восшествия на трон Елизаветы: «Королева бедна, королевство истощено, знать бедна и слаба. Не хватает хороших командиров и солдат. Народ не повинуется. Правосудие не отправляется. Все дорого. Избыток мяса, напитков и украшений. В стране внутренний раскол. Угроза войны с Францией и Испанией. Французский король стоит одной ногой в Кале, другой в Шотландии. Стойкая враждебность за рубежом, но нет стойкой дружбы».[2]

В этих условиях Елизавета столкнулась также с проблемой преемственности престола: умирая, Генрих VIII назвал ее наследницей в своем завещании, но не позаботился отменить акт парламента, который объявлял незаконнорожденной и, сoгласно папской булле, Елизавета оставалась бастардом. В такой ситуации любой из претендентов на английский трон мог выдвинуть свои права, и новоиспеченная королева со страхом ожидала этого. Так, например, испанский король Филипп II, лишившись супруги - Марии Тюдор, тотчас поспешил заверить Елизавету и весь двор в своей любви к ней. В свою очередь, повелитель Франции, Генрих II заявил, что его невестка, Мария Стюарт также имеет права на престол в Англии.

Елизавете было необходимо доказать не только то, что она истинная дочь своего отца, короля Генриха VIII, но и то, что женщина также хорошо может управлять государством, как и мужчина.

В эпоху Ренессанса правление женщины не было новым явлением в политике: Екатерина Медичи во Франции; регент Шотландии Мария де Гиз, сменившая её в качестве королевы Мария Стюарт, Мария Тюдор, и наконец, Елизавета. Все-таки женщина на троне воспринималась как временное явление, переходный этап в ожидании нового короля. В 1558 году Джон Нокс, шотландский протестант, выпустил свой «Первый трубный глас против безбожного правления женщины» в котором напрямую говорил о пагубном воздействии женского правления: «Допустить женщину к управлению или к власти над каким либо королевством, народом или городом противно природе, оскорбительно для Бога, это деяние, наиболее противоречащее его воле и установленному им порядку, и, наконец, это извращение доброго порядка, нарушение всякой справедливости. Природа предписывает им быть слабыми, хрупкими, нетерпеливыми, немощными и глупыми. Опыт же показывает, что они также непостоянны, изменчивы, жестоки, лишены способности давать советы и умения управлять… Там, где женщина имеет власть или правит, там суете будет отдано предпочтение перед добродетелью, честолюбию и гордыне – перед умеренностью и скромностью, и жадность, мать всех пороков, станет неизбежно попирать порядок и справедливость»[3]. Несмотря на то, что данное послание было адресовано Марии Тюдор, в нем, несомненно, выражалось недовольство женским правлением в целом.

В раннее Новое время женщина воспринималась не как самостоятельный и автономный субъект, а как приложение к своей семье: мужу, детям. Ей приписывали такие характеристики как скромность, покорность, заботливость[4]. Данные женские качества имели в обществе огромный вес, и Елизавете также приходилось примерять их на себя. Образ государя и образ женщины в массовом сознании имели разные коннотации: король должен управлять, женщина - подчиняться; королю отводилось место в публичной сфере жизни, женщине - в частной. Елизавета активно использовала концепцию «о двух телах короля». Эта идея заключает в себе двойственную интерпретацию монарха. С одной стороны, у него есть тело, подвластное времени, старению, различным недугам; тело, которое в любой момент может умереть. С другой стороны, монарх наделяется «политическим» телом. Оно вечно и неизменно, а также исполняет функции становления общественного блага в государстве и наставления народа. «Добродетельным правителем был тот, кто создавал гармонию между своим естеством и политическим телом, кто подчинял свои страсти своему разуму»[5]. Исходя из этой идеи, Елизавета делала различия между ее физическим телом и политическим. Она умело маневрировала, когда нужно, своей женственностью, а когда необходимо проявить характер и твердость, напоминала, что она для своих подданных, прежде всего Король.

Когда в 1559 году в парламенте остро встал вопрос о ее замужестве, Елизавета поразила всех следующим решением: «Для меня будет достаточно, если на моем мраморном надгробии будет написано, что королева, правившая в такое-то время, жила и умерла девственницей».[6] Это означало, что все надежды, которые возлагали на королеву, как на женщину (прежде всего ожидание от нее наследника престола) начали терять свое значение. С самого начала Елизавета дала понять о намерении единоличного правления; начала утверждать себя как автономный правитель, который готов самостоятельно нести ответственность за государство.

Елизавета еще долго пользовалась безбрачием для маневров во внешней политике, но в итоге её подданные приняли точку зрения королевы о нежелании выходить замуж. Лорд-хранитель малой печать Бэкон в 1576 году заявил: «Ее Величество поручила мне сообщить, что, несмотря на ее личную нерасположенность и нежелание выходить замуж, она, во имя вас и для блага королевства, согласна уступить и удовлетворить вашу покорную просьбу, более того, всячески содействовать тому, чтобы замужество состоялось».[7] Елизавета во главу угла ставила только вопрос о защите своего государства.

Показательным в этом смысле является случай с герцогом Алансонским. Елизавета шутливо называла его своим “Лягушком”, и говорила впоследствии, что он был «самым постоянным и преданным»[8] из её поклонников. Она всерьез начала задумываться о замужестве, но ее подданные, которые раньше умоляли выйти Елизавету замуж за кого угодно, в этот раз были не согласны с ее выбором: католиком, французом, из семьи убийц, устроивших Варфоломеевскую ночь. Окончательный приговор был оставлен на решение Тайного Совета, и, несмотря на то, что большинство членов высказались за брак, королева ответила что «ей нужно объективное мнение о целесообразности такого шага для страны».[9] Итог был таков: она не смогла принести в жертву благо своего королевства ради собственного счастья.

Ей не нужен был соправитель. «Мужьями всегда было сложно управлять, так как в статусной иерархии мужчины всегда стояли выше. А если муж был королем, то дело здесь усложнялось во много раз».[10] В 1580 году она написала: «Когда я была прекрасной и молодой, все к чему я стремилась – быть их госпожой».[11] Ей не нужен был муж, ей нужны были поклонники, готовые в любой момент принести себя в жертву во имя короны.

Этим объясняется культ рыцарства, который распространился во времена Елизаветы. Каждый год в день ее восшествия на престол 17 ноября устраивались пышные рыцарские турниры. Они больше напоминали маскарад, в котором каждый участник соревновался в борьбе за благоволение королевы. Это мероприятие превратилось в своего рода национальный праздник, просуществовавший вплоть до XVIII в. Все носило глубоко символичный характер: часто в рыцарских турнирах обыгрывались красный и белый цвета, символизирующие тюдоровскую розу. Это были и личные символы Елизаветы: «незамысловатый белый шиповник олицетворял ее девственную чистоту, а гордая роза – первенство над остальными; она была первой среди земных женщин и государей, как роза – первая среди цветов».[12] Образ Прекрасной Дамы – определенно женский. Выбор на него пал не случайно. Еще Генрих VIII, отец Елизаветы был большим любителем рыцарских турниров и постоянным участником. Он закрепил традицию их проведения, как моду на мужественность, силу и храбрость. Каждый участник турнира должен был показать эти качества, для того чтобы победить. Король выступал примером для других. Елизавета, будучи женщиной, не могла себе позволить участие в турнирах, но продолжение традиции было для нее необходимым шагом. Образ Прекрасной Дамы не только позволял ей провести линию преемственности, но и давал возможность управлять подданными на другом, феминном, уровне.

Необходимость держать все под контролем было неотъемлемой частью политики Елизаветы Тюдор. Она верила в свое божественное призвание быть королевой. В отличие от Марии Тюдор, для которой основная цель заключалась в рождении наследника для страны, цель Елизаветы – безопасность Англии.

В 1560 году Мария Стюарт вернулась из Франции после смерти мужа на родину в Шотландию. Она представляла совсем другой тип женщины: её чувства всегда одерживали вверх, не позволяя контролировать ситуацию, которая находилась постоянно «на острие ножа».[13] Через несколько лет после возвращения в Шотландию Мария вышла замуж за своего кузена Генриха Стюарта, лорда Дарнлея, через несколько лет она уже участвовала в расправе над ним. В 1567 году вышла замуж за его убийцу лорда Джеймса Хепберна, графа Босуэлла. Мария потеряла власть над шотландскими подданными, и в 1568 году бежала в Англию, где сдалась на милость королевы Елизаветы.

Тем временем испанские агенты возбуждали недовольство среди католических подданных Елизаветы, побуждали их выступить против королевы. Для эффективной борьбы против протестантизма по всей Европе, необходимо было в первую очередь устранить его в Англии, а первым шагом к этому было убийство протестантской королевы Елизаветы.

В 1569 году произошло восстание католиков на севере Англии, однако, ввиду отсутствия общего плана у его участников и их неуверенности друг в друге, католический заговор не имел успеха. Ответ Рима не заставил себя ждать: в 1570 году вышла булла, отлучавшая Елизавету от церкви.

В 1570-е гг. на территорию Англии начинают проникать иезуиты, ярые сторонники Контрреформации. Самыми ловкими из них были Эдмунд Кэмпион и Роберт Персонс. Благодаря агентам Ф. Уолсингема удалось раскрыть ряд заговоров, которые составлялись в пользу Марии Стюарт.

В 1585 году протестанты создали добровольное общество для защиты жизни Елизаветы, на одном из заседаний которого Френсис Уолсингем предоставил улики существования заговора, возглавляемого Энтони Бабингтоном в пользу Марии Стюарт.[14] «В душе она давно решила, что живой Мария всегда будет слишком опасна для нее, и уже внутренне была готова обречь соперницу на смерть».[15] Для Елизаветы было важно сохранить непричастность к смертному приговору Марии. 24 ноября 1586 года в парламенте на вопрос о приговоре Марии Стюарт Елизавета дала ответ, который «был безответен» и, после смерти Марии, разыграла «невинность по отношению к ее гибели и повернула дело как несчастный случай, нелепую ошибку выполнения приговора без ее ведома».[16] Парламент высказался за казнь шотландской королевы, и Елизавета подписала смертный приговор. Марию Стюарт казнили 8 февраля 1587 года в замке Фотерингей.

После казни Марии Стюарт война между Испанией и Англией казалась неизбежной. Пиком этого противостояния стала битва английского флота с испанской Армадой, которая всем казалась непобедимой. В 1588 году в Тилбери, накануне сражения, Елизавета произнесла: «Я знаю, что наделена телом слабой и хрупкой женщины, но у меня душа и сердце короля, и короля Англии. И я думаю, это грязная ложь, что Парма, или Испанец, или любой другой государь Европы могут осмелиться переступить границу моего королевства. Это скорее, чем любое бесчестье заставит меня взяться за оружие, я сама стану вашим генералом, вашим судьей и вознагражу каждого по заслугам на поле брани».[17] Сопоставление образа тела слабой женщины и презрения, с которым она говорит обо всех возможных кандидатурах, готовых вторгнуться в ее королевство, является здесь преднамеренным, дабы показать полную идентификацию самой себя со своим государством.[18]

Елизавета часто пользовалась положением женщины для того, чтобы добиться определенных государственных целей. В 1563 году в Палате Общин она заявила, что, «будучи женщиной, хотела бы обрести ум и память», и выразила согласие с тем, что молчаливость должна быть «чертой, соответствующей ее полу».[19] Королева, будучи прекрасным оратором, действовала по принципу: «Я все вижу, но лучше я промолчу».[20] В разговоре с послом испанских Нидерландов в 1570 году Елизавета заявила, «что его правителю просто необходимо иметь дело с хрупкой и слабой женщиной».[21] Общение с мужчинами в подобном роде позволяло ей усыпить в них бдительность. Она не боялась выглядеть слабой в их глазах, для того чтобы потом показать им своё мужество и храбрость. «О своих женских слабостях она говорила только для того, чтобы обратить внимание на то, что в ней также есть и мужские сильные стороны, или для того, чтобы показать насколько политическое тело монарха доминирует над ее естеством».[22]

Разгром Армады вызвал всплеск национального самосознания англичан, и Елизавета стала для них настоящим культом, «даром небес», богом посланной защитницы страны и истинной веры. В 1589 году появляется произведение Эдмунда Спенсера «Королева фей», где Елизавета предстаёт в виде Глорианы. Она занимала английский престол уже более тридцати лет, и стала символом величия нации. Выросло целое поколение, которое не знало никаких правителей кроме неё. В последние годы начали уходить верные соратники на политической арене: граф Лестер, Френсис Уолсингем, Сесил. На смену им пришло новое поколение, которое мыслило иначе, чем их предшественники. Уолтер Рэли; Роберт Деверо, граф Эссекс состязались друг с другом ради того, чтобы она разрешила им проявить себя в делах государства. Эссекс был не просто придворным королевы, который старался добиться её расположения, но он также возглавлял при дворе группу, стремившуюся к власти.[23] В 1599 году Елизавета разрешила Роберту Деверо отправиться в Ирландию с самой большой армией, которую Англия когда-либо посылала туда. Эссекс, оказавшись на грани краха, бросил армию и бежал обратно в Лондон. Между королевой и молодым придворным произошла бурная сцена, и Елизавета посадила Роберта под домашний арест. Эссекс и его сторонники составили заговор, результатом которого должно было стать свержение Елизаветы с трона. Планы заговорщиков сорвались, а в 1601 году Эссекса казнили на Тауэр-Хилл.

Единственной настоящей любовью королевы была Англия, и она служила ей одной. В конце правления, выступая в парламенте, Елизавета произнесла свою «Золотую речь»: «Уверяю вас, что нет государя, который любил бы своих подданных сильнее Нас или чья любовь могла затмить Нашу. Нет такой драгоценности, которую я бы предпочла этому сокровищу – вашей любви, ибо я ценю её выше, чем любые драгоценности или богатства: они поддаются оценке, а любовь и благодарность я считаю неоценимыми <…> Думаю на этом троне у вас были и будут государи могущественнее и мудрее меня, но у вас никогда не было и не будет никого более заботливого и любящего».[24] 24 марта 1603 года королева умерла в своих покоях.

Идея о «двух телах короля» позволила Елизавете выстраивать политику таким образом, что никто не сомневался ни в том, что она настоящий правитель, ни в том, что она женщина. Роберт Сесил как-то сказал о ней: «Она, пожалуй, была больше, чем мужчина, но меньше, чем женщина».[25] Елизавета была вынуждена импровизировать и придумывать новые правила, пока она шла по пути королевы. Она использовала всё возможное, чтобы никто не сомневался в том, что она достойна своего титула и использовала любые средства, чтобы создать образ, который сделал легитимной её власть и способствовал развитию Англии.

[1] Цит. по: Бартон Э. Повседневная жизнь англичан в эпоху Шекспира. М.: Молодая Гвардия, 2005. – С.7.

[2]Цит. по: Черчилль. У.С. Британия в Новое время (XVI – XVII вв.). Смоленск: Русич, 2006. – С.102.

[3] Цит. по: Дмитриева О.В. Елизавета Тюдор. М.: Молодая Гвардия, 2012. – С. 55.

[4] Oram Y. Representations of Ageing Female Rulers on the Early Modern Stage / Representation of Elizabeth I in Early Modern Culture / Ed. by A.Petrinaand L.Tosi, 2011 - Р.228.

[5] Sharpe K. Public Duty and Private Conscience in Seventeenth-Century England. Oxford: Clarendon Press, 1993 – Р.80.

[6]Дмитриева О.В. ЕлизаветаТюдор. М.: МолодаяГвардия, 2004. – С.76.

[7] Хейг К. ЕлизаветаIАнглийская. Ростов-на-Дону:Феникс. 1997. – С.26.

[8]Дмитриева О.В. Елизавета Тюдор. – С.149.

[9] Дмитриева О.В. ЕлизаветаТюдор. М.: Молодая Гвардия, 2004.- С. 152.

[10] Loades D. Elizabeth I. London: Hambeldon and London, 2003. – Р.308.

[11] Loades D. Elizabeth I. – Р. 306.

[12] Дмитриева О.В. Елизавета Тюдор. – С.212.

[13]Черчилль. У.С. Британия в Новое время (XVI – XVII вв.). Смоленск: Русич, 2006. – С. 108.

[14] Черчилль. У.С. Британия в Новое время (XVI – XVII вв.). С. 117.

[15] Цит. по: Дмитриева О.В. Елизавета Тюдор. М.: Молодая Гвардия, 2004. – С. 164.

[16] BaseottoP. Representation of Elizabeth I in Early Modern Culture // Edited by A.Petrina and L. Tosi. N. Y.: Palgrave Macmillan, 2011. – P.68.

[17]Дмитриева О.В. Елизавета Тюдор. М.: МолодаяГвардия, 2004. – C.175.

[18]Loades D. Elizabeth I. London: Hambeldon and London, 2003. – P.345.

[19]Хейг К. ЕлизаветаIАнглийская. Ростов-на-Дону:Феникс, 1997. – С.58.

[20]BaseottoP. Representation of Elizabeth I in Early Modern Culture // Edited by A.Petrina and L. Tosi. N. Y.: Palgrave Macmillan, 2011..– P.70.

[21]Хейг К. ЕлизаветаIАнглийская. - С.126.

[22]Baseotto P. Representation of Elizabeth I in Early Modern Culture.- P.68.

[23] Черчилль. У.С. Британия в Новое время (XVI – XVII вв.). Смоленск: Русич, 2006. – С.140.

[24] Цит. по: Дмитриева О.В. Елизавета Тюдор. М.: Молодая Гвардия, 2004. – С.277.

[25] Цит. по: Дмитриева О.В. Елизавета Тюдор. С.287.

Анализируя образ королевы Елизаветы I Английской необходимо обратиться к портретам, которые создавали её публичный облик. Для этого есть как минимум две причины.

Во-первых, живопись и кинематограф неразрывно связаны. Еще на заре своего появления кинематограф воспринимался как синтетическое искусство, вобравшее в себя возможности литературы, театра, музыки и живописи. Луи Деллюк в 1918 году написал: «Импрессионизм в кино аналогично с расцветом удивительного периода в живописи приведёт к созданию живой живописи (moving picture–программа кино), что, сознательно или нет, мы делаем своей целью».[1] Как и в живописи, «оператор исходя из сюжета сценария, создаёт колорит картины в целом и кадров в отдельности».[2] Особенно это актуально для создания исторического фильма, для визуального воссоздания эпохи, которую хочет репрезентировать режиссер. Ж. Деррида однажды сказал в интервью, что сегодня «кино всё чаще обращается к своим предкам: к книге, к живописному полотну, к фотографии».[3] Зачастую режиссёры цитируют известные картины, копируют цветовые решения или воспроизводят целые сюжеты. Например, фильм «Дни жатвы» Терренса Малика – ожившее полотно Эндрю Уайета «Мир Кристины». Питер Гринуэй вдохновлялся голландской живописью, Вермеером и Рембрандтом в частности.

Вторая причина, по которой необходимо прибегнуть к анализу портретов королевы - историческая память. Базовым структурным элементом исторической памяти выступает исторический образ. Важнейшими его свойствами являются узнаваемость, метафоричность и способность отражать некие универсальные ценности. Между ним и мифом существует тесная взаимосвязь. Чтобы образ достиг уровня мифа, ему необходимо соотносится с имеющимися в обществе архетипами и обладать определённой ценностью. Он должен быть узнаваем, интересен, значим для общества. «Память об истинном и историческом событии или подлинном персонаже хранится в народе не более двух или трёх столетий, затем событие ассимилируется с категорией мифологического».[4] Таким образом, Елизавета I Английская соотносится с мифом, о ней мы знаем по историческим и изобразительным источникам. Анализируя визуальную репрезентацию королевы, можно выделить те узнаваемые, значимые элементы, которые являются ядром её мифологического образа и которые впоследствии использовали создатели фильмов.

Портрет был политическим инструментом для Елизаветы I Английской. С его помощью она могла рассказать подданным о себе и собственном значении в их судьбах и судьбе Англии. Портрет позволял королеве создавать тот образ, который был выгоден для нее, и с помощью которого она могла приукрасить себя. В эпоху, когда большая часть населения была неграмотной, именно визуальная репрезентация играла определяющую роль в создании образа для поданных, принадлежащих к разным слоям населения.

Елизавете не было равных в искусстве пропаганды. Она не только отчетливо понимала важность создания публичного образа, но и имела для этого достаточно времени – 25 лет. На протяжении всего этого периода можно проследить, как менялось её визуальное восприятие от женщины к иконе, от земного существа к божественному.

Первым портретом Елизаветы (в качестве королевы) был Коронационный портрет, написанный в 1559 году. Оригинал, к сожалению, не дошел до наших дней, но увидеть Елизавету в коронационной одежде мы можем благодаря копии, датированной примерно 1600 годом. На портрете королева как бы «вырастает» из нижних углов картины; её расположение геометрически напоминает треугольник, который заполняет собой почти все пространство картины, оставив пустыми только два верхних уголка. Одетая в золотую мантию, расшитую горностаем, Елизавета воплощает собой монархию. Горностай является атрибутом целомудрия, а в случае изображения женской фигуры – аллюзией на добродетель изображаемой персоны.[5] Драгоценности, украшающие корону, и золотая мантия, расшитая розами и лилиями, символизируют статус и богатство модели. При этом розы являются символом семьи Тюдоров, а лилии олицетворяют притязания английского короля Эдуарда III на французский трон, поскольку он был сыном Изабеллы, единственной дочери и наследницы французского короля Филиппа VI.[6]

Так как данный портрет был написан в честь коронации Елизаветы, на нем присутствуют непременные атрибуты власти: корона, скипетр и держава. Фон простой, тёмно-синий, не отвлекающий от главного объекта - самой королевы. Она предстает здесь как совсем молодая женщина, осознающая свой новый титул, но ещё очень неопытная. В первые дни правления Елизавета стремилась к благосклонности к подданным, всё в ее облике подчеркивало любовь к народу.

Еще одним шагом в пропаганде собственного образа стало создание новой государственной печати, на которой была изображена королева. «Елизавета повелела отлить себя сидящей на троне с королевскими регалиями. На оборотной стороне она же гордо гарцевала на скакуне в окружении своих любимых символов – увенчанной короной розы и шиповника, а также «французских» лилий - намек на её права на французский престол».[7] Это свидетельствовало о том, что в ранних портретах королева старалась отчетливо донести мысль о законности своего права на престол и легитимности своей власти.

В 70-е гг. XVI века появляются первые картины с политической подоплекой. Во всех них содержится идея воцарения счастья и мира с приходом Елизавета на английский трон. В 1572 году была написана картина «Аллегория семьи Тюдоров», представляющая собой коллективный портрет потомков Генриха VIII. По одну сторону от восседавшего на троне Генриха изображены Мария Тюдор и Филипп Испанский, за спиной которых появляется бог войны Марс: намек на то, что государи-католики ввергли Англию в войну с Францией на стороне Испании. По другую сторону от центра картины изображены государи-протестанты: Эдуард и Елизавета, затмившая всех и выдвинутая художником на передний план. За ней следуют Мир, раздавливающий атрибуты войны: меч, копьё и щит; и Процветание с рогом изобилия в руках. Смысл картины однозначно ясен: Елизавета своим правлением приносит народу мир и счастье, а мирное протестантское правление есть истинное благо[8].

«Соавтором» создаваемого Елизаветой образа был художник Николас Хиллиард - ювелир, владевший искусством создания портретных миниатюр. В эпоху правления Елизаветы I это стало очень популярным: миниатюрные портреты носили частный, личный характер, их хранили подальше от любопытных глаз, чтобы время от времени любоваться ими наедине. Хиллиарду же удалось придать миниатюрным изображениям королевы характер программных парадных портретов. Именно он прославил Елизавету, создав её канонический образ.[9]

Работа Хиллиарда пришлась Елизавете по вкусу, и на протяжении всей жизни она позировала ему, заказывая все новые миниатюры. Они приобрели особый статус при дворе: будучи личными подарками королевы, они публично демонстрировали отношения одариваемых с Елизаветой. Помимо уникальных изделий, мастерская Хиллиарда изготавливала и массовую продукцию: медальоны с изображением королевы, которые покупали за небольшую плату все, кто хотел выказать ей свою преданность.[10]

На этих портретах её облик не менялся десятилетиями: вытянутый овал, бледное лицо, острый подбородок, темно-карие глаза, высокие дуги едва заметных бровей, тонкий нос с горбинкой, золотисто-рыжие волосы.[11] В костюмах доминировали чёрно-белые цвета, олицетворяющие верность и чистоту, и огромное количество украшений - бриллиантов, жемчугов, рубинов. Дело в том, что у художников той эпохи существовало понятие «маска» - определенный набор черт, которые должны были воспроизводиться на портрете независимо от возрастных изменений модели. В 1584 году Николас Хиллиард даже получил патент на монополию права изображения королевы.

В портретах Хиллиарда не было многословности, главным в них было – изображение королевы. Все дополнительные смысловые акценты сводились к минимуму: символические цвета, деталь костюма. Так, в миниатюре 1572 года, когда Хиллиард впервые выполнил портрет Елизаветы, дополняющим элементом стал цветок белого шиповника, символ чистоты «королевы-девственницы».

«Портрет с пеликаном» (1574 г.) Хиллиарда представляет королеву одетой в платье из красного бархата, расшитое жемчугом и драгоценными камнями. В центре портрета – подвеска с Пеликаном, висящая на груди Елизаветы. Мотив пеликана, разрывающего грудь, чтобы кровью вскормить детёнышей, стал символом жертвы Христа, а его кровь ассоциировалась с Крестной жертвой и со Святыми дарами[12]. Тем самым сочетание красного одеяния и подвески призвано подчеркнуть роль королевы как главы англиканской церкви. Об этом говорят и спелые ягоды черешни, символизирующие кровь или Святые дары. Также подвеска с пеликаном говорит о её репрезентации себя как «матери-отечества», заботящейся о подданных вопреки собственному благу.

На «Портрете с Фениксом», также кисти Николаса Хиллиарда, королева одета в тяжелое темное платье с золотым шитьем и белой отделкой с вкраплениями жемчуга. И жемчуг, и темный цвет платья напоминают о мифологии Дианы / Цинтии – лунной богини чистоты. На шее королевы – ожерелье из рубинов и жемчуга, рисунок которого воспроизводит алые розы – символ династии Тюдоров. Это ожерелье досталось ей от отца, и известно, что она особо ценила унаследованные от него драгоценности.[13] Тем самым портрет отчетливо подчёркивает преемственность политики Генриха и Елизаветы, и в очередной раз делается акцент на легитимности её власти. На груди королевы – подвеска в виде Феникса восстающего из пламени. Феникс – символ воскресения Христа и персонифицированного целомудрия.[14] Эта птица свидетельствует о преемственности власти и доказывает легитимность правления Елизаветы. «Портрет с Фениксом» подчеркивает светскую, политическую ипостась Елизаветы – и её «брачный союз» с Англией.

В 1580-х гг. в живописных изображениях Елизавету стали наделять атрибутами божества. Сначала это было только в рамках придворного маскарада, где она примеряла одежды римских божеств. На миниатюре, написанной в 1586 – 1587 гг. королева предстаёт в облике Цинтии – богини луны: с луком через плечо, небольшим полумесяцем в волосах и расходящимися от него стрелами-лучами. Этот образ будет воспроизводиться в живописи снова и снова: стрелки-лучи переместятся на кружевной воротник, указывая на её лицо, а лунный серп в волосах по-прежнему останется одним из любимых атрибутов.[15]

В 1586 году Хиллиард закончил работу над созданием новой государственной печати. Елизавета по-прежнему изображена сидящей на троне, но с небес теперь к ней спускаются руки Господа, поддерживающие её горностаевую мантию. Мотив божественного покровительства стал особенно актуален после победы Англии над Испанией в 1588 году. Особо отличившимся в битве с испанским флотом королева дарила памятные медальоны, отлитые по типу государственной печати.

Победа над испанской Армадой показала мощь елизаветинского флота. Избавление от опасности вызвало всплеск патриотических чувств и волну обожания к королеве. В стране сформировался культ Елизаветы как спасительницы отечества, «богом посланной защитницы страны и истиной веры».[16] Идея дарованной свыше победы ярко выражена в портрете Джорджа Гоуэра. Елизавета изображена на фоне моря, за её спиной гибнет испанская Непобедимая Армада, а в это время английский флот под флагом св. Георгия гордо бороздит морские волны. Картина полна деталей, указывающих на имперскую власть (корона и скипетр) и её новый статус владычицы морей. Рука Елизаветы указывает на изображение глобуса (причем на изображение Американского континента, подчеркивая претензии на территории, ассоциировавшиеся с испанскими)[17], а её трон украшен русалками. По легенде, русалки своим пением заманивали моряков на скалы, обрекая их на гибель.

Тема триумфа Елизаветы и могущества её империи стала активно разрабатываться в среде живописцев. «Портрет Дитчли», написанный Маркусом Гирердсом - младшим в начале 1590-х гг., был заказан сэром Генри Ли в честь посещения его вотчины Дитчли в графстве Оксфорд. Фигура королевы достигает здесь невероятных размеров, она занимает почти всё полотно картины. Постаревшая, но величественная, она стоит на карте Англии, возвышаясь над изображением подвластных ей земель. Как и на портрете с гибнущей Непобедимой Армадой, часть небес, в сторону которой направлен жест руки Елизаветы, ясная и спокойная, другая же – в тучах и грозовых молниях. На королеве надеты рубины, привезенные Френсисом Дрейком из кругосветного путешествия, и олицетворявшие триумф английского флота. Серьги Елизаветы выполнены в виде глобуса, и они указывают на неземное величие государыни. Как писал Джон Пил, возможно, имевший перед глазами этот портрет: «Елизавета, великая императрица мира, I / Владеющая всем атласом Британии, / Звезда английского глобуса, простирающая / Руку с могущественным скипетром / И царящая над Альбионом».[18]

В 1590-е гг. выросло новое поколение художников. Среди них были Исаак Оливер и Маркус Гирердс-младший. В 1592 году Елизавета пригласила молодого художника написать её портрет. Оливер искусно владел светотенью, полутонами и искусно моделировал лицо портретируемого. Именно это привело королеву в бешенство, она была изображена постаревшей, в рыжем парике, с дряблой кожей. Летом 1596 года по распоряжению Тайного совета все изображения королевы, выполненные Оливером, были уничтожены.[19] Елизавета не смогла вынести правды «отзеркаленного» изображения.

Эстетика Хиллиарда и его каноны остались незыблемыми при дворе Елизаветы. Образцом типичного портрета королевы является «Портрет королевы Елизаветы с радугой», выполненный по заказу Роберта Сесила Николасом Хиллиардом. Корсаж выткан цветами, к кружевному воротнику приколота рыцарская перчатка – символ верности таинственного поклонника. Головной убор венчает полумесяц, на левой руке извивается змея – символ мудрости. Рука Елизаветы держит прозрачную радугу, а небольшая надпись в углу: «Нет радуги без солнца» говорит, что королева и есть само Солнце.[20]

Таким образом, можно выделить следующие главные темы, являющиеся составными образа королевы Елизаветы I Английской:

  • Целомудрие королевы («Королева-девственница»);
  • Подчеркнутая династическая преемственность;
  • Истинная протестантка, защитница веры;
  • Любящая мать для государства;
  • Мотив обожествления;
  • Вечная молодость и красота;
  • Победительница, владычица морей.

Можно сделать вывод, что в начале XX в. начинаются попытки осмысления образа королевы Елизаветы в кинематографе. Прослеживаются две тенденции репрезентации. Первая связана с образом, созданным Сарой Бернар и Бетт Дэвис. Бернар заложила основы изображения королевы в рамках любовных отношений. Ревность, вспыльчивость, тщеславие, жажда вечной молодости и красоты являются основными характеристиками образа королевы, к которым также обращается Бетт Дэвис. В обоих случаях репрезентация отличается театральностью и формальностью.

Вторая тенденция связана с образом, созданным Флорой Робсон. Здесь на первый план выходит репрезентация политической значимости королевы. Она изображена как любящая мать своего отечества и как Глориана – победительница и владычица морей. Образ отличается особой патриотичностью, т.к. королева является олицетворением народа, сражающегося против экспансии агрессора.

[1] Цит. по: Садуль Ж. Всеобщая история кино. Т.4. М.: Искусство, 1958.– С. 13.

[2]Иоффе. И. Избранное: культура и стиль. М.: Говорящая книга, 2010. – С. 598.

[3] Бек А., Жусс Т. Кино и его призраки. Интервью с Жаком Деррида // СЕАНС, 2004, №21/22 [ Интернет-ресурсы] URL: http://seance.ru/n/21-22/retro-avangard-zhak-derrida/kino-i-ego-prizraki/ (Дата обращения: 25.11.2017).

[4]Мазур Л.Н. Образ прошлого: формирование исторической памяти // Известия Уральского федерального университета, 2013, №3 – С.250.

[5] Холл Дж. Словарь сюжетов и символов в искусстве. М.: КРОН-ПРЕСС, 1996. – С.170.

[6] Рапелли П. Символы власти и великие династии. М.: Омега, 2008. – С. 198.

[7]Дмитриева О.В. Елизавета Тюдор. М., 2012. – С.183.

[8]Дмитриева О.В. Тюдоры и Стюарты. Искусство власти. М., 2012. - С.70.

[9]Дмитриева О.В. Елизавета Тюдор. –C.183.

[10] Там же. С.185.

[11] Степанов А.В. Искусство эпохи Возрождения. Нидерланды, Германия, Франция, Испания, Англия. СПб.: Азбука-Классика, 2009. – С.488.

[12] Холл Дж. Словарь сюжетов и символов в искусстве. М.: КРОН-ПРЕСС, 1996. – С.423.

[13] Нестеров А.В. Колесо Фортуны. Репрезентация человека и мира в английской культуре начала Нового века. М., 2015. – С.191.

[14]Холл Дж. Словарь сюжетов и символов в искусстве. М.: КРОН-ПРЕСС, 1996. - С. 583.

[15]Дмитриева О.В. Елизавета Тюдор. М., 2012. – С.186.

[16]Дмитриева О.В. Тюдоры и Стюарты. Искусство власти. М., 2012. – С.74.

[17]Нестеров А.В. Колесо Фортуны. Репрезентация человека и мира в английской культуре начала Нового века. М., 2015. – С.219.

[18]Дмитриева О.В. Елизавета Тюдор. М., 2012. – С.188.

[19] Дмитриева О.В. Елизавета Тюдор.– С.189.

[20] Дмитриева О.В. Тюдоры и Стюарты. Искусство власти. - С.77.

Постбиполярная система международных отношений имеет ряд особенностей, таких как нестабильность, усиление глобализационных процессов, увеличение экономической взаимозависимости государств, революция в информационной сфере и др.

Концепция многополюсного мира начала активно завоевывать сторонников во многих странах всех континентов. По нашему мнению, важнейшим звеном этой формирующейся системы, призванной обеспечить долговременную стабильность в международных отношениях, являются Россия и США.

Таким образом, основными участниками международных отношений являются Россия и США. Мы определили их основными, так как, санкции, в первую очередь, происходят от США к России. Косвенные участники - Европейский Союз, НАТО и Китай. В ходе работы рассмотрим прогноз развития международных отношений в ближайшем будущем через взаимодействие основных и косвенных участников, а также влияние санкций. В прогнозе отношений можно выделить 3 пути развития, оптимистичный

  • -«функциональные отношения»;
  • Реалистичный – «разделенный альянс»;
  • Негативный – «санкционная война»;

Сначала определим действующие факторы:

1. Внешнеполитический фактор – избрание президента США, выборы 2018 года в России, Чехии, Франции, Финляндии, Кипре и др. стран; давнее противостояние между некоторыми государствами (США и РФ).

2. Исторический – союзники и враги во время 1 и 2 мировых войнах.

3. Экономический – падение курса рубля и цены на нефть, «ресурсная экономика РФ», доминирующее положение США в экономическом плане.

4. Цивилизационный – разные группы цивилизаций, согласно теории С. Хантингтона.

5. Национальный – разнообразный национальный состав стран.

6. Военный фактор/фактор безопасности – новые базы НАТО с ПРО и ответ на эти действия.

7. Идеологический – либерально-демократический против консервистского.

8. Внутриполитический – страны, в частности Россия, желают сохранить свой суверенитет, в то время как США стремится демократизировать их

Прошлый год был охарактеризован увеличением числа санкции против России. И вероятнее всего в 2019 санкционое давление на Россию будет расти. Когда вопрос касается политики, то обострение ситуации на Украине и в Сирии, а также вопросы кибербезопасности и другие деликатные темы могут существенно ухудшить отношения между Россией и Западом. Правовые факторы включают осуществление существующих норм и создание новых правовых норм

На конец 2018 года 37 государств ввели санкции против России. Главным инициатором являлись США и ЕС. За последние сто лет Вашингтон налагал санкции гораздо чаще, чем все другие страны и международные организации вместе взятые.[1] Евросоюз можно рассматривать как нового игрока набирающего вес в санкционой политике. Часто санкции Евросоюза кажутся схожими с санкциями США, но все же они отличаются.

Под санкциями мы понимаем использование экономических ограничений страной или странами инициаторами с целью изменения внутренней и внешней политики страны по отношению, к которой были применены санкции. Другими словами санкции это мощный инструмент для управления международными отношениями, а именно финансовые и торговые ограничения, направленные на субъект с целью выполнения требований страны инициатора. Но санкции это не торговая война. Традиционно правительство является инициатором санкции, в то время как бизнес обычно пассивен и находится в стороне. Торговые войны напротив преследуют экономические цели и зачастую лоббируются бизнесом.[2] С точки зрения международного права применение односторонних санкций отдельными государствами или коалициями, минуя решение Совета безопасности ООН, имеет сомнительную легитимность. Тем не менее, санкции стали важным инструментом внешней политики, что отражено в доктринальных документах США и ЕС. Сегодня односторонние санкции легко накладываются в обход Совета Безопасности ООН.

К 2018 политика санкций в отношении России наметила несколько важных трендов:

“The multi-speed mode” тренд наметился в конце 2016 года, когда приказ президента Обамы № 137575 ввел санкции после предпологаемых кибератак со стороны России. А в 2017 Закон № 115-44 (CAATSA)[3] продолжил развитие этого тренда. Другие ограничительные меры были связаны с Украинским вопросом, политикой России на среднем востоке, российская пропаганда и нарушение демократических ценностей на Западе, нарушение прав человека и коррупция. В 2018 CAATSA санкции были наложены на частные российские компании. Наиболее заметным было введение санкций 6 апреля 2018 года, новые ограничения отразились по всему миру из-за значительной мировой роли таких компаний как “Русал”, “En+” и другие.

Другие ограничительные меры были связаны с законом 102-1827 против России. Закон об использовании химического и биологического оружия и ликвидации военных действий. Главной причиной этому послужило “ Дело Скрипалей”. Америка обвиняет Россию, которая поддерживает Башара Ассада в Сирии, в то время как США обвиняют его в использовании химического оружия. Вдобавок ко всему выше сказанному, Россия обвиняется в том, что тормозит расследование об использовании химического оружия в Сирии.

Дальнейшее развитие этого тренда связано с законопроектами по расширению санкций на политику “вмешательства”, использование оружия массового поражения итд. Два новых законопроекта были разработаны в Конгрессе DETER, DASKAA

Соединенные Штаты пришли к сильному двухпартийному консенсусу по сдерживанию России. Администрация президента обычно придерживается требования Конгресса в отношении России, а в некоторых аспектах даже опережает их. В дополнение к использованию Закон 1991 года, есть два исполнительных приказа Трампа (№ 13848 и 13849). Первый создает механизм введения санкций в ответ на вмешательство в выборы США и второй содержит меры по реализации CAATSA по отношению к российской оборонной промышленности, трубопроводные проекты, программы приватизации и др.

Санкции имеют прямое или косвенное воздействие на партнеров России, таких как Китай, Индия и другие. Правительство и частный бизнес стран-партнеров имеют разные ответные действия на санкции против России. Правительство стран жестко критикует санкции, в то время как частному бизнесу остается только приспосабливаться в санкционому режиму США.

Партнеры в сфере обороной промышленности могут серьезно пострадать от санкций. Санкции США носят экстерриториальный характер, а это значит, что в случае несоблюдения контрагенты российских компаний могут пострадать. В частности CATSA может быть использован против покупателей российского оружия. 2018 год показал, что отношение к сделкам с Россией будет определяться отношениями между Вашингтоном и конкретным партнером Москвы. Таким образом, США сделали исключение для стран, которые являются стратегическими партнёрами США.[4] Однако не одна страна прямо не заявила о своей готовности выполнить требования Вашингтона. Например, недавно был подписан договор с Индией на поставку зенитно-ракетного комплекса С-400.

Общее отношение США к Китаю немного отличается. Хотя впервые были применены экстерриториальные санкции против Пекина в вопросах обороны из-за российских истребителей СУ-35 и зенитно ракетного комплекса С-400. Отдел разработки оборудования центральной военной комиссии КНР и его директор Ли Шанфу были добавлены в черный список SDN. Хотя обе сделки были заключены до создания CAATSA. И санкции вряд ли навредят Китаю, но они отражают отношение Вашингтона к Российско-Китайскому партнерству и это также является предупреждением для других стран.

В краткосрочной или среднесрочной перспективе, действия Вашингтона по вытеснению России с рынка вооружения вряд ли дадут какие-либо значительные результаты. Когда дело касается вопросов обороны, то партнеры России будут находить способы для заключения и осуществления транзакций. И гонка за ценой и качеством вооружения станет еще важнее. Тоже относится и к другим областям сотрудничества на уровне государственных компаний. Действия Вашингтона имеют мало смысла, особенно в случаях с такими большими странами, как Китаем и Индией. Где правительство имеет непосредственное влияние на бизнес и торговые сделки с Россией соответствуют их национальным интересам.

На уровне частного бизнеса ситуация совершенно другая. Санкции США являются очень важным фактором, особенно для компаний, которые имеют интерес на рынке США или на международной арене в целом. Перспектива оказаться в черном списке или получить запрет на проведение долларовых транзакций за отношения с Россией может стать серьезной проблемой для частного бизнеса. Некоторые кампании слишком избегают риска и даже избегают сотрудничества с Россией в тех сферах, где нет никаких запретных санкций. Проблемы, с которыми сталкивались российские компании в расчетах с китайскими контрагентами через Китайские банки, являются хорошим примером. В некоторых случаях банки отказывались проводить транзакцию, независимо от их отношения к санкциям США и других стран. Парадоксально, что правительства России и КНР занимают схожую позицию в вопросах односторонних санкций США, но в тоже время частный бизнес имеет обратную позицию.

Российское правительство принимает меры, чтобы адаптироваться к санкциям. Они сохраняют возможность работать иностранным кампаниям на российском рынке, создавая новые механизмы для международных экономических отношений в обход санкций, и разрешает использовать контрсанкции в случае необходимости. В тоже время предотвратить влияние санкций является крайне сложной задачей, так как США является лидером в мировой финансовой системе.

В 2018 Российское законодательство о противодействии санкциям было обновлено. Ранее ответная политика была основана на Федеральном законе России №281-ФЗ о специальных экономических мерах, а также указом президента о применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности Российской Федерации и последующие постановления правительства в 2014 году.[5]

США усиливают санкции против России (особенно стоит отметить случай 6 апреля 2018 года). Федеральный закон о мерах воздействия и противодействия на недружественные действия со стороны США и других государств, подписанный президентом и адаптированный к новым современным реалиям.[6] В целом, закон не дискриминирует иностранные компаний и дает полномочия исполнительной власти действовать в соответствии с ситуацией.

Еще одним позитивным событием стало снятие предложенных поправок к Уголовному кодексу РФ, который подразумевает наказание в случае использования санкций. Такие поправки могут серьезно повредить инвестиционный климат страны. Заморозка данной поправки была позитивно воспринята российским бизнесом.

Минфин России предложил ряд других мер для дальнейшей гармонизации законодательства в целях противодействия санкциям. Оно включает в себя создание нового отдела по контролю за внешними ограничениями, а само министерство координирует деятельность по сокращению негативного влияния финансовых ограничений против Российских юридических лиц. Постановления о сокращении санкций против страховых компаний и банки были приняты.

Давление санкции на другие страны растет. Ключевым фактором является выход США из СВПД (Совместный всеобъемлющий план действий) и возобновление санкций против Ирана. На этом фоне между США и ЕС начали появляться определенные разногласия. Брюссель принимает меры для защиты бизнеса в ЕС и рассматривает возможность долгосрочного решения проблемы - увеличения роли Евро в мировых финансовых операциях.

Односторонний выход США из Иранской ядерной сделки (СВПД) означает возобновление санкций США против Ирана, действовавших до 2015 года. Эффективность этих ограничений будет ниже по сравнению с 2010 годом. Тем не менее, США опираются на принцип экстратерриториальности, навязывая свой режим другим странам. Действия Вашингтона направлены на подрыв Иранской экономики и при определенных обстоятельствах, смене политического режима в стране. Видимо, американцы предполагают, что, несмотря на санкции, Иран будет оставаться в составе СВПД. Запуск военной ядерной программы в ответ на санкции будет держать Тегеран в изоляции и поставит Иран под угрозу Американского военного нападения. Применяя санкции, США вновь завладеют Ираном и заставят их выполнять обязанности в соответствии с СВПД.

Ключевой проблемой для Ирана является запрет США на импорт Иранской нефти. Вашингтон сделал временные льготы для восьми основных стран импортеров. Но условием продления льгот является сокращение покупок, что неизбежно отразится на экономике Ирана.

Действия США вызвали волну критики со стороны стран ЕС, России, Китая и ряда других стран. ЕС проделали огромную работу, чтобы защитить бизнес от возможных санкций США. В частности, защищаясь от США, ЕС возобновили закон о блокировке 1996. Некоторые политики выдвинули идею по созданию альтернативы межбанковской системе SWIFT. Судя по всему ЕС, серьезно рассматривает возможность проводить транзакции в Евро со странами, которые находятся под санкциями США. И когда санкции США не поддерживаются Брюсселем. Пока что рано говорить о реализации, а тем более эффективности этих мер. Однако активность США в Иранском вопросе подняла вопрос об усиление финансового суверенитета ЕС. Не следует переоценивать разногласия между Вашингтоном и Брюсселем, так как речь идет о санкциях 80-ых и 90-ых. Тем не менее, ЕС создал мощный валютный фонд, который другие должны будут принимать во внимание. Увеличение "воинственности" доллара будет способствовать обсуждениям, чтобы евро стала альтернативной мировой валютой.

Подобные проблемы возникли и в Китае, особенно после введения санкций против физических лиц и международных компаний. Спусковым крючком для Китая стали претензии США к китайским компаниям ZTE и Huawei. Политические меры по защите компаний от санкций США по большому счету не работают из-за влияния США на международный бизнес. Особенно внимание уделяется большим международным компания и корпорациям, заинтересованным в международной экономической деятельности. В частности, попытки ЕС защитить свой бизнес в Иране после введения односторонних санкций сопровождается массовым отъездом частных компаний из страны. На самом деле им нужно сделать выбор: или они покидают Иран и несут убытки либо они теряют доступ к Американскому рынку, платят огромные штрафы и имеют трудности с долларовыми транзакциями.

Международный бизнес остается приверженный к требованиям регулирующих органов США и законодательству США о санкциях, независимо от страны происхождения бизнеса и политической позиции правительства. В руках США остается мощный рычаг влияния на бизнес через использование санкций.

Огромное количество компаний подвергается санкциям США на регулярной основе. Например, в 2018 году шесть компаний, включая американские, китайские, шведские и французские имели противоречия с Минфином США. Как правило, нарушение санкций не ведет к каким-либо политически осложнениям. В подавляющем большинстве бизнес предпочитает полное сотрудничество с американцами, облегчая мониторинг за соблюдением санкций и уплаты штрафов. Таким образом, США имеет мощный рычаг влияния на бизнес, даже когда национальное правительство критикует Вашингтон.

Как говорится политизация Huawei дело очень чувствительное. В результате из административного скандала это переросло в политический скандал. Арест топ-менеджера Huawei и кампания по дискредитации были негативно восприняты Пекином. Китай подозревает, что США используют санкции как инструмент для конкуренции. В будущем это может привести к тому, что Китайское правительство станет менее толерантно к административным делам против китайских компаний. В долгосрочной перспективе это может привести к формированию целенаправленной политики международного бизнеса, направленной на запрет соблюдения требований американских регуляторов. Бизнес потеряет больше всего в этом случае. В таком случае придется маневрировать между угрозой санкций США и наказанием за выполнение требований американских регуляторов правительством. В этом случае Вашингтон может столкнуться со снижением эффективности регулятивных мер по отношению к бизнесу. Тем не менее, это возможно только в долгосрочной перспективе.

Политическая неопределенность растет, и кризисные ситуации обостряются. Это провоцирует новые санкции, особенно в случаях, когда дипломатия неэффективна и возможности применения военной силы ограничены. «Дело Скрипалей », применение химического оружия в Сирии ситуация вокруг «вмешательства в выборы »и инцидент на Азовском море показывает уязвимость к местным кризисам и порождает «автоматизм» санкционной политики.

Угроза эскалации санкции связана с нестабильной политической обстановкой. В условиях нестабильности дипломатия становится все менее эффективной, так как можно применить санкции или военную силу. В 2018 таких событий было довольно много и их сложно предсказать. Однако их общая направленность показывает, что Россия может быть уязвима к ним. Некоторые из эпизодов:

  • "Дело Скрипалей" вызвало огромный информационный повод и стало причиной для введения санкций со стороны США;
  • Химические атаки в Сирии. Привели к атаке правительственных сил Башара Асада со стороны США. За очень короткий период увеличился риск прямого военного столкновения между Россией и США в Сирии, и стало одной из причин введения новых санкций против России;
  • Создание поддельных аккаунтов в социальных сетях. Упоминание темы Российского вмешательства в выборы президента, стало одной из причин для исполнительного указа Трампа о новых санкциях против России;
  • Инцидент в Азовском море с задержанием украинских военных кораблей, которые нарушили границу в районе Керченского пролива. Привело к политической кампании против России, и встал вопрос о введение новых санкций;

Все вышеперечисленные случаи показывают, что антикризисные механизмы не работают. Было чрезвычайно трудно предсказать их, не говоря о том, чтобы предотвратить. Кроме того, общественное мнение и политические элиты были обвинены в неразборчивом обвинении России. Санкции становятся само собой разумеющимся в подобных ситуациях.

Конечно, эти шесть тенденций вряд ли могут охватить весь спектр событий, касающихся введения санкций против России и других стран.

[1] 1 Hufbauer, Gary; Shott, Jeffrey; Elliott, Kimberly; Oegg, Barbara. Economic Sanctions Reconsidered. Third Edition // Peterson Institute for International Economics, 2009. P. 5, 17.

[2] Timofeev I.N. Economic Sanctions as a Concept of Power Politics // MGIMO-University Vestnik, 2018, № 2

[3] 5 Executive Order № 13757 of December 28, 2016. Taking Additional Steps to Address the National Emergency With Respect to Significant Malicious CyberEnabled Activities. // The U.S. Department of the Treasury. URL: https://www.treasury.gov/resource-center/sanctions/Programs/Documents/cyber2_eo.pdf

[4] 0Department of Defense Budget Posture // U.S. Senate Committee on Armed Services. 26.04.2018. URL: https://www.armed-services.senate.gov/hearings/18-04-26-department-of-defense-budget-posture

[5] Federal Law No. 281-FZ “On Special Economic Measures” as of December 30, 2006 // Rossiiskaya Gazeta. URL: https://rg.ru/2007/01/10/specmeri-dok.html

[6] 14 Federal Law No. 127-FZ “On Measures for Reaction (Counteraction) to Unfriendly Actions of the United States of America and Other Foreign States” as of June 4, 2018 // Official web-portal of legal information. URL: http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001201806040032?index=0&rangeSize=1

В современных обострившихся условиях санкций против России и противоборства между ведущими торгово-промышленными центрами, Россию вытесняют из всемирного разделения труда, что сужает ее и без того ограниченные возможности на пути создания открытой экономики, интеграции в мировое хозяйство. Переориентация на Запад не привела к совершенствованию торгово-экономических отношений. Россия продолжает оставаться страной высокого инвестиционного риска. Внешнеполитические позиции России также подвергаются нажиму и ограничению, однако Российская Федерация отстаивает свое достойное место в международном сообществе. Современное политическое положение России на международной арене характеризуется нарастающей мировой нестабильностью, связанной с «глубинными сдвигами в геополитическом ландшафте, мощным катализатором которых стал финансово-экономический кризис». Начиная с конца 2014 г. детерминирующим фактором, определяющим характер отношений между Россией и Западом, является Украинский кризис, данный вопрос более широко рассмотрен в следующем параграфе. Среди направлений текущего политического и экономического положения Российской Федерации в рамках дипломной работы можно выделить:

1. Взаимоотношения с США;

2. Связи с Европейским союзом;

Первым направлением деятельности России на международной арене стало американское. Долгосрочный приоритет российской политики - подведение под диалог с США солидного экономического фундамента, уплотнение связей во всех сферах, качественное наращивание равноправного, недискриминационного торгово-экономического сотрудничества на постоянной основе, совместная выработка культуры управления разногласиями на основе прагматизма и соблюдения баланса интересов, что позволит придать отношениям между двумя странами большую стабильность и предсказуемость, укрепить двустороннее взаимодействие на основе принципов равноправия, невмешательства во внутренние дела и уважения взаимных интересов.[1]

Отношения России и США, остающиеся системообразующим фактором в контексте обеспечения глобальной безопасности и стабильности, в настоящее время переживают непростой период из-за различных подходов к урегулированию ряда важных международных проблем. Так, в контексте внутриукраинского кризиса, во многом спровоцированного Вашингтоном, с марта 2014 г. Администрация Б.Обамы пошла по пути сворачивания связей с Россией, в том числе прекратила взаимодействие по линии всех рабочих групп совместной Президентской комиссии и в несколько этапов ввела санкции против российских физических и юридических лиц. Они были кодифицированы в антироссийском законе «О поддержке свободы Украины».

Интенсивность обсуждения тематики контроля над вооружениями и нераспространения была резко снижена Вашингтоном в 2014 г. наряду со свертыванием им контактов между военными. Вместе с тем, продолжается реализация Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений, подписанного 8 апреля 2010 г. в Праге (вступил в силу 5 февраля 2011 г., срок действия – 10 лет с возможностью продления). Одним из наиболее проблемных в военнополитической сфере остается вопрос развертывания ПРО США. Диалог по нему приостановлен американцами, не желающими учитывать российские озабоченности, еще до событий на Украине.[2] В последние несколько лет динамика межпарламентских связей существенно снизилась из-за негативного отношения к сотрудничеству с российскими парламентариями со стороны членов Конгресса. После введения американцами санкций против целого ряда представителей Федерального Собрания имеют место только отдельные эпизодические контакты.

Вторым направлением внешнеполитической деятельности является европейское. Российская заинтересованность в отношениях с Европейским союзом состоит в углублении сотрудничества, проведении интенсивного и взаимовыгодного диалога, направленного на формирование общего пространства мира, безопасности и стабильности.[3] Эти отношения регулируются четырьмя европейскими департаментами МИД России, в ведении которых все страны Европы, и одним общеевропейским департаментом, специализирующимся на вопросах международных организаций Европы.

Осложнение международной обстановки произошло в начале 2014 года, когда ситуация на Украине переросла в государственный переворот, вооруженный конфликт и раскол государства на Восток и Запад [Обращение к РФ о вводе миротворческих сил на территорию ЛНР Луганская Народная Республика, 22.05.2014.[4]

Оказанная США и ЕС поддержка осуществленному в этой стране антиконституционному государственному перевороту привела к глубокому, вплоть до вооруженного конфликта, расколу в украинском обществе. В результате значительно возросла напряженность в мировых делах, усилилась 40 поляризация подходов к ключевым вопросам текущей повестки дня международных отношений.

В ходе саммита Россия-ЕС, ЕС выказывал заинтересованность в продолжении диалога в регионе «общего соседства». Однако Вхождение Крыма и Севастополя в состав РФ усугубили отношения России со странами Европы.

Важным проектом, в реализации которого были задействованы европейские государства, стало строительство трубопровода «Южный поток», а точнее прекращение его сооружения. Остановка строительства связана с неконструктивной позицией Еврокомиссии и политическим курсом Болгарии на «заматывание» окончательного решения по возведению на территории страны соответствующей инфраструктуры. Учитывая договоренности об увеличении поставок газа в Турцию, в качестве альтернативы рассматривается возведение на территории Турции, на границе с Грецией, дополнительного газового хаба для потребителей в Южной Европе.[5] Но, несмотря на отсутствие компромисса в политических вопросах между Россией и Евросоюзом, осуществлялись переговоры, встречи, касающиеся миграционной проблемы, культурных, научных и технических связей, взаимодействие в области экологии.[6]

Отношения России и Европейского союза достигли низшей точки в 2016 году. Возможным шагом навстречу стали пять принципов построения отношений с Россией, которые были приняты Евросоюзом в марте 2016 года:[7]

- полная реализация минских соглашений, как ключевой момент в наших отношениях;

- укрепление отношений с нашими восточными партнерами и другими соседями;

- обеспечение "устойчивости ЕС, в частности, в сфере энергетической безопасности;

- необходимость сотрудничества с Россией по международным вопросам, включая Иран, Сирию, Ближний Восток, а также миграцию, борьбу с терроризмом, климатические изменения и по другим сферам, представляющим интересы ЕС;

- поддержка гражданского общества РФ и связей между людьми в России и ЕС;

В 2016 году проблема экономических ограничений не была разрешена, санкции в отношении России продлены. Последствия для ЕС в прошедшем году оценены в 17,6 млрд. евро, в результате чего было утрачено около 400 тысяч рабочих мест.[8]

Точкой сближения России и ЕС может стать глобальная проблема террористической угрозы для государств Евразии. Огромное количество беженцев, прибывающих в европейские страны, является препятствием для спокойной жизни населения и реализации внутриполитических и внешнеполитических задач. Основным противоречием в борьбе с терроризмом на Ближнем Востоке остаются разные взгляды на методы борьбы. Если Россия проявляет активную позицию, используя военную силу и разрушая объекты ИГИЛ, то страны Европы, видимо, не готовы к этому. Кроме этого, государства Евросоюза расходятся во мнениях относительно мер по регулированию потоков мигрантов и претендентов на получение статуса беженца.[9]

Итак, отношения России с Европейским союзом за последние несколько лет ухудшились. На их развитие в ту или иную сторону влияют как внешние факторы, такие как ситуация на Украине, так и внутренние – это несогласованность и расхождение по ключевым проблемам. Применение экономических ограничений ЕС в отношении России и ответные меры сказываются на торгово-экономических связях – прекращение сотрудничества или заморозка значимых проектов. Взаимосогласованные действия по борьбе с международным терроризмом и экстремизмом помогли бы отношениям России и Европы вернуться на прежнее место, убрать политический контекст в торговых и экономических связях, которые выгодны для обеих стран.

[1] Легвольд Р., 2017, режим доступа: http://www.globalaffairs.ru/valday/Put-v-neizvestnost-amerikanorossiiskie-otnosheniya-razbalansirovany-18674 (дата обращения: 20.05.2019).

[2] [Каплан Ф., 2016, С.25-31].

[3] [Концепция внешней политики РФ от 12 февраля 2013 года, С.13-14].

[4] режим доступа: http://samlib.ru/w/waldgeist/bolotov_adress_to_putin.shtml (дата обращения: 20.12.2017)];

[5] [Мельников А., 2014, режим доступа: http://kapitalrus.ru/articles/article/zachem_rossiya_otkazalas_ot_yuzhnogo_potoka/ (дата обращения: 19.12.2017)].

[6] [Всяких М.Б., Бакаева А.В., 2015, С.143-150].

[7] [Пять принципов, 2016, режим доступа: http://tass.ru/mezhdunarodnayapanorama/2738040 (дата обращения: 23.12.2017)]

[8] [Исследование: 400 тысяч европейцев в 2015 году потеряли работу из-за санкций против России, 2017, режим доступа: https://www.gazeta.ru/business/news/2017/01/05/n_9530927.shtml (дата обращения: 15.12. 2017)].

[9] Романова Т., 2016, С.3-14].

После окончания «холодной войны» большинство ведущих государств уже не сталкиваются с угрозами экзистенциального характера, ответ на которые требует использования силы. К тому же инициирование военных операций в современных условиях становится дорогостоящим мероприятием, а их последствия не всегда предсказуемы. Растет и роль негосударственных субъектов мировой политики, использование военной силы против которых зачастую неадекватно ни с международно-правовой, ни с военной точек зрения.[1]

Следствием роста сдержанности ведущих стран в вопросах применения силы стал наметившийся в 1990-х годах возвратный рост интереса к использованию невоенных способов давления. Один из них – использование экономических инструментов воздействия на международное окружение.

Как отмечал американский политолог С.Краснер, среди прочих целей, «коммерческая политика» наиболее часто используется «для достижения долгосрочных целей путем попытки создать особую глобальную среду».

К ключевым типам внешнеэкономических инструментов воздействия относятся торговая политика, финансовая и макроэкономическая политика, предоставление помощи и собственно использование экономических санкций. Торговая политика развитых стран (включая определение тарифов, квот, технических ограничений, субсидирование) форматирует систему отношений между ними, в то время как санкционные меры вплоть до последнего десятилетия XX века относились почти исключительно к сфере взаимоотношений между Севером и Югом.[2]

Оценивая весь арсенал существующих экономических инструментов, следует признать, что финансовая политика уже не может использоваться эффективно для достижения внешнеполитических целей.

Во-первых, современные государства не всегда обладают достаточными ресурсами для того, чтобы влиять на международные перемещения капиталов в силу гигантской емкости этого рынка. Не способствуют подобному влиянию и огромные бюджетные дефициты ведущих западных государств.

Во-вторых трудно говорить о подлинно национальных экономиках. Для проведения эффективной финансовой и макроэкономической политики в современном мире требуется тесная координация действий целого ряда государств и негосударственных субъектов международных отношений.

Это не всегда возможно. Использование экономической помощи также оказывается эффективным лишь в ограниченном количестве случаев.

В результате значение санкций как экономического инструмента достижения политических целей возрастает. В этих условиях повышается и актуальность исследования экономических санкций в современной мировой политике, поскольку возникает необходимость «вписать» этот инструмент в модель определения внешнеполитического могущества государств и в классификацию конкретных видов, случаев и обстоятельств его проецирования. В современных реалиях санкции выступают часто используемым инструментом регулирования экономических, политических, торговых отношений между странами. В международных документах нет точного и исчерпывающего определения экономических санкций: каждый конкретный случай их применения рассматривается отдельно, в результате чего определяется некий набор мер экономического воздействия на данную страну. В уставе ООН нет понятий «экономические санкции» или «эмбарго», но упоминается «полный или частичный перерыв экономических отношений, железнодорожных, морских, воздушных, почтовых, телеграфных, радио- или других средств сообщения», что в целом соответствует распространенным представлениям о санкциях.[3]

Используя понятие «экономические санкции», мы прибегаем к анализу определений, выдвинутых различными авторами.

Например, президент Америки Вудро Вильсон выступал активным сторонником санкций и называл их «всеобъемлющим бойкотом агрессора».

Современный исследователь Бисултанова А.А. отмечает, что экономические санкции – это распространенный инструмент давления одних стран на другие.[4]

Словарь бизнес-терминов и Большой бухгалтерский словарь определяют «экономические санкции» как меры принуждения экономического характера, применяемые физическими или юридическими лицами, либо государством по отношению к другим лицам или государствам, с целью достижения поставленных условий, или же действия, предпринимаемые одной или группой стран, с целью достижения социальных или политических изменений в этой стране.[5]

С нашей точки зрения, экономические санкции – это способ воздействия на сложившиеся торгово-экономические отношения между одной стороной или группой стран на другую страну или группу стран, с целью нанесения ущерба экономике, путем введения запретов и ограничений. Они накладываются с целью принудить страну-объект изменить свое поведение. Наиболее активно Советом Безопасности ООН применялся данный метод воздействия в 70-90 гг. XX в.

Сегодня правовой основой санкций являются:

Резолюции Совета Безопасности ООН; Декларация об основных условиях и стандартных критериях введения и применения санкций и других принудительных мер 2004 г.; «Закон об экономических полномочиях в условиях международного чрезвычайного положения» 1977 г. и поправка сенатора Джона Гленна 1994 г.; «Закон Хелмса-Бертона», принятый в марте 1996 г.; Закон д'Амато или закон «О санкциях в отношении Ирана».

Общепризнанной легитимностью обладают лишь санкции, введенные по решению Совета безопасности ООН.[6]

В истории международных отношений существуют примеры как длительных и безрезультатных санкций (КНР, Куба), так и санкций, способствующих достижению поставленных целей (Ливия).[7]

История появления и применения первых санкций обращает нас к 5 веку до нашей эры, когда Правительство Древней Греции выдвинуло ограничения кораблям, поставлявшим зерно из Мегар, по пользованию портами и рынками Афин. Это послужило одной из причин для начала Пелопонесской войны. Последующие использование экономических санкций зафиксировано против Великобритании, когда Франция ввела запрет на приобретение британских товаров в 1806 г. Данный запрет вошел в историю, как «континентальная блокада».[8]

Санкции вводились и против Китая, для того, чтобы подорвать экономику и уменьшить значимость данной Империи. Не мало важным является то, что ученые считают, что начало Первой и Второй мировых войн, положили торговые конфликты, возникшие между устоявшимися и крепкими державами мира. Обстановка на мировой арене приводила к тому, что большинство стран, повышали ставки таможенных пошлин, и снижали либо вовсе отменяли квоты на ввоз иностранной продукции на свой рынок. Зачастую такой ход приводил к военным действиям. Так, в 1941 году Япония атаковала Соединенные Штаты Америки. Причиной послужило то, что США ввели санкции на поставку нефти и нефтепродуктов в Японию, у которой практически отсутствуют собственные природные ресурсы данного вида. Также ужесточенные санкции были использованы США против Кубы и Северной Кореи, которые были практически доведены до полного эмбарго.

Зафиксировано, что наиболее частым сторонником применения санкций являются Соединенные Штаты. Начиная с глубокой истории до сегодняшних дней Америка использует данный механизм регулирования торговлей, затрагивая и складывающуюся напряженную политическую обстановку между странами-конкурентами.

На сегодняшний день выделены шесть основных разновидностей международных санкций:[9]

· Коммерческие или торговые;

· Финансовые (предполагается ограниченность в совершении финансовых операций, вложении инвестиций и т. д.);

· Санкции в отношении перемещения граждан;

· Дипломатические (аннулирование дипломатических виз, отстранение сотрудников различных дипломатических представительств и т. д.);

· Спортивные и культурные;

· Процессуальные (наложение запрета на право голоса, исключение из международных организаций и др.)

Частое применение находят коммерческие или торговые санкции, которые предполагают наложение полного или частичного эмбарго на ввоз товаров, а также прекращение технического обслуживания.

Экономические санкции могут быть односторонними и коллективными, их могут вводить международные межправительственные организации, отдельные государства, группы государств и субнациональные органы власти (отдельные штаты).

Так, в 2006 г. СБ ООН ввел санкции против Ирана из-за ядерной программы страны, а 1990 г. США ввели торговые санкции против Ирака как страны, поддерживающей терроризм. Ярким примером введения санкций группой государств являются санкции ЕС против Испании и Португалии за превышения потолка дефицита государственного бюджета в 2014 и 2015 гг., также в 2006 году отдельные штаты США (Техас и Индиана) ограничили поставки товаров в Иран.[10]

Цель введения экономических санкций – нанесение максимального материального ущерба стране-объекту, ее международная изоляция. Они всегда направлены на те отрасли страны-объекта, которые наиболее уязвимы. Следствием воздействия является отказ страны-объекта от определенного политического курса.

В апреле 1992 г. Совет Безопасности ООН ввел международные санкции против Ливии. Причиной тому послужило обвинение со стороны США, Великобритании и Франции ливийских граждан в ноябре 1991 г. в причастности к взрывам американского самолета над Шотландией в 1988 г. и французского авиалайнера в 1989 г.[11]

СБ ООН призывал Ливию к сотрудничеству в расследовании данного инцидента. В связи с отказом, согласно резолюции № 731, в отношении Ливии были введены экономические санкции со стороны СБ ООН.

Данный случай введения экономических санкций привел к положительному результату, и, в связи с выдачей международному трибуналу двух ливийских граждан, подозреваемых в организации террористических акций, 5 апреля 1999 г. СБ ООН принял решение о приостановлении режима санкций.[12]

Для понимания целей и последствий введения экономических санкций и, следовательно, экономической войны, необходимо выделить те новые методы и способы, применяемые государствами в эпоху глобализирующейся мировой экономики, т. е. в первое и второе десятилетия XXI в.

Прежде всего, это экономические санкции, которые официально объявляют и принимают законодательно правительства нескольких стран (коллективные экономические санкции) в отношении граждан и субъектов экономики другой страны (корпораций, компаний, банков, финансовых институтов и др.). Эти санкции могут носить секторальный характер, т. е. применяться выборочно, только в отношении определенных лиц и определенных компаний. Также санкции вводятся отдельно по формам международных экономических отношений, в которых участвует государство, т. е. санкции касаются экспортно-импортных операций, услуг, миграции рабочей силы, движения капиталов и финансовых потоков. Также странами, вводящими санкции, применяется метод «замораживания» счетов и активов лиц и компаний, попадающих в «санкционный список».[13]

Насколько же эффективны экономические санкции, как институт, регулирующий международные экономические отношения?

В рамках изучения данного вопроса были проанализированы два исследования: работа Р. Гарфилда, Д. Девина и Д. Фейси «The Health Impact of Economic Sanctions» и проведенное в 2008 г. в Peterson Institute for International Economics (США) исследование результативности экономических санкций. При этом исследователи приводят следующую статистику результативности, полученную на основе анализа 204 случаев введения экономических санкций: частичное изменение политики государства, в отношении которого были применены экономические санкции – 51% успешно, демократизация общества и/или смена политического курса – 31%, прекращение военных действий – 21%, сокращение военного потенциала – 31%, соответственно. Таким образом, только примерно в 30% случаях применение экономических санкций решает поставленную задачу.[14]

Рисунок 3 Результативность экономических санкций

При этом, опять обращаясь к опыту стран, попавших под экономические санкции (Иран, Ирак и другие государства), мы видим, что экономика может адаптироваться к санкциям и через изменение географии направлений своей внешнеэкономической деятельности, а именно проведя переориентацию во внешнеэкономической деятельности на государства, которые не участвуют в экономических санкциях. В осуществлении международных расчетов по внешнеторговым и финансовым операциям страна может перейти на валюты, альтернативные валютам странинициаторов санкций. А также для реализации внешнеторговых контрактов возможно проведение операций через компании-посредники, не принадлежащие санкционирующим государствам.[15] Таким образом, опираясь на работы крупных ученых XX столетия можно сделать вывод о том, что экономические санкции являются важным инструментом регулирования международных экономических отношений. Их результативность во многом зависит от статуса страны-объекта, уровня ее экономического и политического развития, целей введения экономической блокады и других факторов.

Устранение пробелов в нормативно правовых актах и усовершенствование механизма осуществления экономических санкций станет залогом для дальнейшего поддержания стабильности и безопасности на мировой арене.

Основной причиной санкционного воздействия послужил Ураинский кризис в 2014 году. Санкции, введенные в связи с Украинским кризисом, являются наиболее масштабными за всю историю России по количеству стран-участников.

[1] Логинова И. В.2015.С.41– 42

[2] [Крючкова И.Н., 2005, С. 55].

[3] Логинова И. В.2015.С.41– 42

[4] Бисултанова А.А. 2015, с.210

[5] Словарь.Режим доступа: http://dic.academic.ru/dic.nsf/politology/104 (дата обращения: 11.05.2019)

[6] Резолюция СБ ООН 2205, 2015

[7] Торкунов А.В., 2012, С. 55

[8] Торкунов А.В., 2012, С. 57

[9] [Логинова И. В.2015.С.41– 42]:

[10] Международные экономические отношения: Учебник. / Под ред. Е.В. Рыбалкина.. М.: ЮНИТИ, 2014. С. 67

[11] Международные экономические отношения: Учебник. / Под ред. Е.В. Рыбалкина.. М.: ЮНИТИ, 2014. С. 67

[12] Международные экономические отношения: Учебник. / Под ред. Е.В. Рыбалкина.. М.: ЮНИТИ, 2014. с. 72

[13] Зубенко В.В. 2016, с.123

[14] Зубенко В.В. 2016, с.123

[15] Международные экономические отношения: Учебник. / Под ред. Е.В. Рыбалкина.. М.: ЮНИТИ, 2014. с. 72

Правительства и многонациональные органы вводят экономические санкции, чтобы попытаться изменить стратегические решения государственных и негосударственных субъектов, которые угрожают их интересам или нарушают международные нормы поведения. Критики говорят, что санкции часто плохо продуманы и редко успешны в изменении поведения цели, в то время как сторонники утверждают, что они стали более эффективными в последние годы и остаются важным инструментом внешней политики. Санкции стали определяющей чертой реакции Запада на ряд 20 геополитических вызовов, включая вмешательство России в Украине.

Continue reading →

Метод SEO. Значительному росту продаж, а также продвижению сайта в поисковых системах, PR и брендингу способствует выведение веб-ресурса фирмы на первые позиции в поисковой выдаче. Данный метод увеличения посещаемости онлайн-представительства предприятия, его узнаваемости среди целевой аудитории и остальных потребителей получил широкую популярность. SEO-продвижение компании является эффективной и доступной возможностью для каждого бизнеса (включая мелкий) обеспечивать тактические итоги работы (текущую прибыль и продажи) и стратегические перспективы (так как PR-продвижение сайта в Яндекс либо иных поисковых системах способствует достижению долгосрочных результатов).

Continue reading →

Допустимо применение предприятием, как отдельного вида продвижения, так и комбинации сразу нескольких.

Реклама

Формирование общественного мнения – стимулирование спроса на товар безотносительно конкретной аудитории либо деятельность с помощью размещения ряда ключевых для бизнеса новостей в СМИ, получения привлекательного представления продукта на радио, ТV либо сцене, материально не поддерживаемых определенным спонсором. Персональные продажи – устная презентация товара в процессе беседы с целевой аудиторией, направленная на его реализацию.

Стимулирование сбыта – маркетинговая деятельность, вызывающая совершение покупок потребителем и отличающаяся от рекламы, способствующая созданию общественного мнения и развитию индивидуальных продаж (к примеру, презентации, выставки, демонстрации и другие сбытовые мероприятия, не входящие в обычные процедуры продвижения).

Стоит помнить, что ценность указанных видов маркетинга зависит от специфики обращения конкретного продукта. К примеру, рынок потребительских товаров по значимости методов продвижения поддерживает такую последовательность: реклама, стимулирование сбыта, персональные продажи, формирование общественного мнения. Для рынка товаров промышленного назначения характерно снижение ценности маркетинговых приемов в следующем порядке: персональные продажи, стимулирование сбыта, реклама, формирование общественного мнения. Событийный маркетинг: инструменты и примеры Стратегия продвижения компании и ее цели Стратегия представляет собой основу каждого бизнеса. Ее отсутствие приводит к снижению логики и эффективности деятельности компании. Созданию маркетинговой стратегии организации и формированию политики позиционирования фирмы либо бренда предшествует этап стратегического анализа бизнеса. В ряде случаев может понадобиться тщательное исследование рынка. Установление стратегии предприятия является наиболее значимым моментом в бизнесе, закладывающим фундамент эффективного развития.

Маркетинговое продвижение компании осуществляется в соответствии с поэтапным планом достижения заявленных целей, направленным на долгосрочную перспективу. Создание маркетинговой стратегии организации дает возможность четко направлять свои действия, уделяя внимание определенным задачам. В результате достигается наилучший эффект при минимальных затратах, так как средства расходуются лишь на реально действующие инструменты.

Для чего необходима маркетинговая стратегия компании? Она позволяет: определить перспективы предприятия и его продуктов на рынке; установить стратегические направления роста фирмы; определить ресурсы, которые будут обеспечивать развитие компании; выявить возможные направления роста на долгосрочную и среднесрочную перспективу; сформировать эффективные и мотивированные отделы маркетинга и продаж. Маркетинговая стратегия организации касается различных аспектов ее деятельности: развития, внедрения инноваций, продвижения компании и роста объема продаж. Это уникальный инструмент, способствующий расширению бизнеса. В случае нестабильной ситуации в экономике и потребности компании в надежной опоре и движении в новом направлении следует сформировать антикризисную маркетинговую стратегию. Такая программа развития дает возможность достигнуть серьезных долгосрочных показателей.

Программа продвижения компании

Учитываем все факторы. Для выявления наиболее эффективного метода продвижения продукта необходимо принимать во внимание ряд параметров. Объем целевого рынка. При высоком значении этого показателя (большое число целевых потребителей) и отдаленности покупателей между собой лучше применять рекламу с целью продвижения необходимого продукта. При малом количестве потребителей и их проживании в одном районе (это характерно для рынка товаров для бизнеса) высокую эффективность покажет использование личных продаж. Характеристики целевого рынка. Анализ особенностей целевой аудитории позволит выбрать наиболее эффективный метод связи с ее представителями. К примеру, если вашу химчистку посещают в основном жители соседних домов, то проще использовать в целях продвижения компании рекламу по кабельному TV или информационные листовки, рассылаемые по адресам. Вид товара. Продвижение высокотехнологичных либо дорогих изделий следует осуществлять через личные продажи, а реализацию товаров массового потребления проще организовать посредством рекламы. Объем имеющегося бюджета. Перечень методов продвижения продукта следует составлять исходя из наиболее эффективного освоения выделенного бюджета. К примеру, разумно применять такие дорогие методы маркетинга, как рекламу на радио и TV, лишь при значительном бюджете на эти мероприятия. При ограниченных средствах на продвижение проще выбрать другие недорогие, но эффективные методы: почтовую рекламу, объявления в журналах и прочее

Устанавливаем цели. Спрос на продукцию определяется следующими составляющими: число лиц, купивших товар хотя бы однажды (так называемое первичное проникновение на рынок); доля клиентов, совершивших покупку второй раз (процент повторных покупок); интенсивность потребления (коэффициент потребления) продукта (то есть средняя частота покупки товара). Для обеспечения максимального роста объема спроса по каждой составляющей создана модель иерархии воздействия. В соответствии с указанной моделью любой клиент до момента покупки продукта минует 6 стадий, от осознания потребности в товаре до его приобретения. Начальные две стадии (осознание – знание) с точки зрения продвижения нуждаются лишь в обеспечении потребителя данными о компании и продукте. 3-я и 4-я стадии (отношение – предпочтение) характеризуются необходимостью создать у клиента позитивное впечатление от фирмы либо товара. Отличительной особенностью 5-й и 6-й стадии (убеждение – покупка) является уверенность клиента в конкурентных преимуществах данного продукта и целесообразности приобретения его в вашей компании. Тем не менее подобная модель эффективна при работе с крупными покупателями, где вы знаете каждого и готовы индивидуально предоставлять нужную информацию согласно стадии, на которой он находится. При продаже товара большому числу мелких потребителей такая схема не работает, так как данное множество людей окажется на разных стадиях принятия решения о покупке. Соответственно, им потребуется неодинаковая информация. Указанная модель применима при прохождении процедуры вывода товара на рынок, так как, скорее всего, на каждом этапе среди клиентов будут люди, находящиеся на одинаковых ее стадиях.

Устанавливаем целевую аудиторию. Целевой аудиторией является совокупность имеющихся и потенциальных покупателей, к которым вы обращаетесь. В случае приобретения продукта различными группами потребителей, существенно отличающимися друг от друга, речь идет о нескольких целевых аудиториях. При таком варианте для представителей каждой следует создать отдельное информационное сообщение с опорой на параметры, которые больше всего их интересуют в товаре, и преимущества от приобретения. Для выявления целевой аудитории необходимо определить тех, кто использует (сейчас или в будущем) данный продукт. Уточните имеющуюся у них информацию о товаре и мотивы его покупки (это достигается посредством опроса потенциальных и/или имеющихся клиентов). Бывает, что разные клиенты при покупке продукта интересуются совершенно несхожими его характеристиками (к примеру, люди пенсионного возраста в первую очередь обращают внимание на цену стрижки, а девушки ищут высокий профессионализм мастера по прическам). В таком случае важно выявить отдельные группы потребителей и разработать определенные варианты обращения для каждой аудитории.

Определяем содержание сообщения. Тему сообщения необходимо привести в соответствие с задачами маркетинга, самим продуктом и компанией. Ее следует поддерживать во всех мероприятиях, осуществляемых для продвижения товара. Непосредственно выбор темы сообщения происходит в 3 этапа:

1. «Список предложений». Необходимо составить перечень всех возможных предложений покупателю с вашей стороны.

2. «Мотивационный анализ». Опираясь на позицию потребителя, следует определить причины использования товара, его отличие от продукта конкурентов и преимущества. В результате, возможно сформировать перечень ключевых мотивов покупки товара либо отказа от него. При данном анализе важно учитывать не только свое мнение, но и позицию потенциального потребителя, которую можно выявить с помощью опросов.

3. «Анализ рынка». Следует сравнить свойства своего продукта с особенностями предложения конкурентов, а также требованиями рынка. Это позволит определить отличительную черту вашего товара, значимую для клиента, которой нет у соперников. В итоге вы можете создать свое уникальное торговое предложение (УТП). УТП позволит уточнить ключевую тему мероприятий по продвижению продукта.

Определяем форму сообщения. Большое значение имеет как содержание, так и форма вашего сообщения. Безусловно, отличительными чертами обладает каждое средство продвижения, но есть несколько универсальных приемов, подходящих для любой формы сообщения. Излагайте информацию интересно: пытайтесь пробудить любопытство, делайте упор на выгоду от покупки, а не на сам товар. Говорите прямо, избегайте лишних слов. Используйте простой доступный язык: применяйте повседневные слова и короткие выражения. Старайтесь не употреблять профессиональные термины. Обращайтесь в утвердительной форме: замените отрицательные предложения утвердительными высказываниями побудительного характера. Говорите правду: ложь способна первоначально завлечь покупателей, но, увидев обман, они потеряют к вам доверие. Предложите определенный план действий: выдайте клиентам четкую инструкцию о последующих шагах, которые они должны предпринять после ознакомления с данным текстом (уточнить у вас дополнительную информацию, сделать покупку и пр.).

Рассчитываем бюджет. Определившись с содержанием и формой сообщения о продукте, следует установить объем финансов, которые планируется потратить на маркетинг. Бюджет расходов на распространение товара является суммой денежных средств, отведенных на все мероприятия по продвижению. В настоящее время ключевыми способами определения объема вышеуказанных затрат выступают: метод прироста, целевой метод, метод остатка, метод доли от продаж и метод паритета.

Составляем программу. Программа продвижения является комплексом соответствующих технологий, применяемых организацией (стимулирование сбыта, реклама, связи с общественностью и личные продажи). Для большей эффективности данной программы необходимо заранее создать план-график работ, установив перечень мероприятий, даты их реализации и ответственных лиц. Он позволит снизить вероятность срыва сроков осуществления мероприятий. Кроме того, план-график работ даст возможность не только выполнить программу продвижения, но и произвести анализ ее успеха.

Определяем, как будем оценивать результаты. Установление эффективности программы продвижения представляется довольно сложным процессом. Конечно, не выявив результативность запланированных мероприятий, невозможно их совершенствовать либо устранять недоработки. Поэтому установление эффективности является довольно важным атрибутом качественной программы. Но методы, используемые для вычисления результативности (к примеру, замер вашей доли рынка до и после осуществления комплекса мероприятий), обычно отличаются высокой ценой и трудоемкостью. В итоге расходы на определение действенности программы продвижения часто приравниваются ко всем затратам на ее реализацию. В связи с этим при скромном бюджете есть смысл воспользоваться экономичными и простыми методами определения эффективности. Наиболее доступным способом, получившим широкую популярность, является опрос потребителей на тему «Откуда вы о нас узнали?». Кроме этого можно сопоставить объемы реализации продукции за определенный промежуток времени до и после мероприятий по стимулированию продаж. Также доступным методом является проведение элементарного телефонного опроса потребителей, направленного на выявление изменений в отношении клиентов к вашей компании либо продукту.

Брендинг

Продвижение компании в Интернете В данный момент для продвижения фирмы, PR-развития и иных брендинговых мероприятий наиболее актуальным является использование возможностей Интернета. Сеть отличается наличием целевой аудитории, возможностями интерактивного взаимодействия и целенаправленного таргетинга. Помимо этого, онлайн-деятельность характеризуется наибольшей гибкостью, существенным уровнем актуальности и меньшими расходами относительно применения других способов и методов рекламы бренда. Это объясняет рост популярности продвижения компании в сети Интернет. Отличия и преимущества использования онлайн-технологий для рекламирования компании и PR-раскрутки: высокая скорость распространения информации (к примеру, развить интернет-магазин можно гораздо быстрее по сравнению с созданием офлайн точки продаж); охват огромного числа пользователей относительно применения традиционных средств коммуникаций; прямое общение с аудиторией, доступность обратной связи. Так, продвигая компанию в блогах, уже в комментариях к постам можно отследить мнение пользователей; существует возможность контролировать и управлять любыми процессами; доступность по цене маркетинговых мероприятий и различных интернет-технологий. Например, на PR-продвижение сайта, SEO и контекстные объявления понадобится даже меньше средств, чем на ТВ-рекламу.

Бренд всегда сохраняет свои основные характеристики в любой среде (офлайн либо онлайн). Но деятельность по созданию и продвижению компании либо нового бренда на рынок в Интернете существенно отличается. Необходимо принимать в расчет особенности сетевой аудитории при реализации технологии продвижения компании в Интернете. К примеру, при создании бренда, его символики и логотипа зачастую приходится вносить изменения в применяемые для офлайн-среды. Хотя данные отличия неуклонно уменьшаются, так как всё чаще пользователи задействуют сеть. Акцент делается на создание либо совершенствование и дальнейшее продвижение сайта компании и на маркетинговые коммуникации, состоящие из веб-рекламы в различных видах.

В период создания компании или предприятия основной задачей является продвижение компании на рынке. Для того, чтобы чётко следовать в данном направлении, необходимо выполнить ряд подготовительных этапов, а точнее: определить цели и стратегию деятельности. Статус компании в основном зависит от двух факторов: от отношения клиентов (необходимо заслужить их доверие), и от позиции компании на рынке (среди конкурентов её необходимо закрепить).

Для повышения эффективности продажи услуг и товаров необходимо своевременно обеспечивать потребителей информацией, создавая первичный спрос. В связи с этим, основными целями продвижения компании выступают оповещение, формирование позитивного имиджа и поддержания своего статуса и положения среди конкурентов.

Продвижение компании на рынке заключается в том, чтобы информировать потребителей о предоставляемом товаре или услуге. Для данной цели используют большое количество инструментов, которые выбираются по критериям доступности и эффективности. Средствами продвижения компании может выступать транслирование информации с помощью СМИ, e-mail рассылки, отраслевых выставок, фирменного стиля и т.д.

Маркетинговое продвижение предприятия заключается в реализации, прежде всего, ряда ключевых функций: создание образа престижности компании и производимого ею товара; формирование представления о фирме и выпускаемом продукте как инновационных; распространение информации об особенностях товара; обоснование стоимости продукции; доведение до сознания потребителей конкурентных преимуществ ассортимента; информирование о месте приобретения товаров и услуг; распространение сведений о существующих акциях и предложениях; формирование имиджа компании в сравнении с конкурентами.

План развития предприятия чаще всего акцентируется на определенном продукте, который пытаются реализовать всеми средствами. Тем не менее, фирма может заниматься продвижением имиджа компании, выражать свое отношение к какому-либо вопросу, активно участвовать в местных мероприятиях и влиять на окружающую действительность. Грамотный маркетинговый план способен эффективно объединять продукт, распределение, продажи и ценовые компоненты.

В статье [1] расмотрен Регулируемый подход планируемого дебита эксплуатации скважины после проведения геолого-технического мероприятия который является определяющим решения в процессе выбора подходящего внутрискважин-ного оборудования для дальнейшей механизированной добычи.

На данный момент в Филиале «Муравленковскнефть» для оценки ожидаемого дебита скважин после проведения стимуляции пласта посредством гидравлического разрыва (ГРП) широко используются параметры, полученные в ходе освоения методом азотирования гибкими насосно-компрессорными трубами гибких насосно-компрессорных труб. (ГНКТ) Однако, совпадение между результатами расчета по действующей методу и фактическими данными работы скважины после выхода на необходимый режим составило всего 50 %. В связи с этим возникла высокая потребность в повышении точности методики определения дебита скважин после проведения ГРП по данным освоения ГНКТ. В данной статье продемонстрированы решения данной проблемы, предложенные специалистами геологической службы Филиала «Муравленковск-нефть».

Continue reading →

Проявлением гуманизма можно объяснить факт возникновения в уголовном праве мер, направленных на правонарушителя, которые в полной мере могли б исключить уголовное преследование либо освободить от наказания. В ранее действовавшем уголовном законодательстве не были разделены понятия освобождения от уголовной ответственности либо от наказания .
Освобождение от уголовной ответственности - более широкое понятие, сравнивая с освобождением от наказания, так как в данном случае лицо освобождается от привлечения к уголовной ответственности, осуждения, назначения и отбывания наказания. Освобождение от наказания является только формой реализации освобождения от уголовной ответственности.
Всего существует два основания освобождения от уголовной ответственности: реабилитирующие основания в отношении лица, которого необоснованно подвергнуто уголовному преследованию, и по нереабилитирующим основаниям в отношении виновного. Любое освобождение от уголовной ответственности есть выражение гуманистического ресурса российского уголовного законодательства, проявляющегося в реализации всех принципов уголовного права.

Continue reading →

Уголовное наказание – основная форма реализации уголовной ответственности, оно жестко реагирует на общественно опасное деяние в отношении несовершеннолетних .

Исходя из требований УПК РФ, в процессе расследования должна изучаться личность преступника, устанавливаться роль участников преступления, отягчающие и смягчающие обстоятельства, цели и мотивы. В результате индивидуализируется ответственность, ведет к справедливости назначаемого наказания. В силу ст. 89 УК РФ кроме обстоятельств, предусмотренных ст. 60 УК РФ (характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи), учитываются условия жизни и воспитания, уровень развития, особенности личности, влияние старших лиц. Так, Ленинградский областной суд в приговоре № 2-13/2015 от 27 апреля 2015 г. по делу № 2-13/2015 указал: «назначая наказание, суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личности подсудимых, характеризующихся положительно, влияние назначенного наказание на исправление Микулина И.А. и Микулина В.А. и на условия жизни их семей.
В отношении Микулина И.А. суд также учитывает условия его жизни и воспитания, особенности его личности и уровень его психического развития, изложенные в заключение судебно-психиатрических экспертов, что в возрасте 8 лет он лишился матери.
Обстоятельствами, смягчающими наказание Микулина И.А., суд признает его несовершеннолетний возраст, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию соучастника преступления» .
Правоприменитель индивидуализирует наказание в рамках конкретного состава, с учетом комплекса обстоятельств, указанных в ст. 61 УК РФ. При назначении наказания на первое место выступают степень общественной опасности деяния и личность преступника-несовершеннолетнего. Возраст учитывается с другими обстоятельствами в совокупности .
Решая вопрос о назначении наказания несовершеннолетних следует учитывать положения международных норм, в частности, Конвенций, Руководящих принципов ООН, официальных документов, например Рекомендаций Совета Европы по делам несовершеннолетних. Судам следует применять правила международного договора, если им установлены правила, иные, чем предусмотренные законодательством – согласно ч.4 ст. 15 Конституции РФ, а также ч. 3 ст. 1 УПК РФ. Проводимая государством политика в сфере назначения наказания несовершеннолетним является индикатором эффективности уголовной системы наказаний и ее ориентированности на соблюдение общепризнанных в мировом сообществе стандартов. Об этом свидетельствует и постановление Пленума Верховного Суда РФ от 1 февраля 2011 г. № 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» .
Признание несовершеннолетнего активным субъектом общественных отношений и ввиду физической и умственной незрелости имеющим комплекс специфических прав впервые было закреплено в Декларации прав ребенка, принятой на Ассамблее Лиги Наций в Женеве в 1924 г., получившей известность как Женевская декларация прав ребенка. Особое место среди международных актов, касающихся принципиально важных вопросов в сфере обеспечения прав ребенка, условий обращения с несовершеннолетними правонарушителями, занимает Конвенция о правах ребенка, принятая Резолюцией № 44/25 Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций от 20 ноября 1989 года.
Согласно ст. 1 указанной Конвенции «ребенком является каждое человеческое существо до достижения 18-летнего возраста, если по закону, применимому к данному ребенку, он не достигает совершеннолетия ранее». В Конвенции ребенок впервые рассматривается как личность, имеющая права, которые государства, ратифицировавшие Конвенцию, обязаны уважать и гарантировать.
Согласно ст. 60 Конституции РФ гражданин РФ может самостоятельно осуществлять в полном объеме свои права и обязанности с 18 лет. Уголовный кодекс РФ полностью основывается на указанном выше международно-правовом положении.
Требования к назначению наказания изложены в ст. 37 Конвенции о правах ребенка, согласно которой государства обеспечивают, чтобы:
а) ни один ребенок не был подвергнут пыткам или другим жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видам обращения или наказания. Ни смертная казнь, ни пожизненное тюремное заключение, не предусматривающее возможности освобождения, не назначаются за преступления, совершенные лицами моложе 18 лет;
б) ни один ребенок не был лишен свободы незаконным или произвольным образом. Арест, задержание или тюремное заключение ребенка осуществляются согласно закону и используются лишь в качестве крайней меры и в течение как можно более короткого соответствующего периода времени .
В Российском уголовном законодательстве представлено целый комплекс уголовно-правовых ограничений, которые касаются назначения в отношении несовершеннолетних предусмотренных в ст. 88 УК РФ наказаний, включая применение мер воспитательного воздействия (ст. 90 УК РФ
Возраст несовершеннолетнего учитывается как смягчающее обстоятельство (ч. 2 ст. 89 УК РФ).
В УК РФ закреплены принципы гуманизма, основная цель которых - обеспечить уголовно-правовые меры безопасности человека. Наказание, которое применяется к лицу, совершившему преступление, не может стремиться причинить ему физические страдания или же унизить человеческое достоинство.
Представленный принцип реализуется в мировой практике, что отражен более широким спектром уголовных наказаний, альтернативных лишению свободы. Так, в п. 14.4 Стандартных минимальных правил Организации Объединенных Наций в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийские правила), принятые Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН № 45/110 от 14 декабря 1990 г., отмечается, что содержание под стражей как и другое заключение должны применяться исключительно если другие подходящие альтернативные меры отсутствуют. В других случаях стоит применять меры, исключающие ограничение и лишение свободы. В первую очередь данное положение распространяется на несовершеннолетних, так как они находятся в специфической социальной группе, требуя к себе особое отношение, в частности при применении к ним мер уголовно-правового характера.
Применение специализированного подхода в отношении несовершеннолетних предусматривается исполнением, в том числе, положений ч. 7 ст. 88, ст. 89 УК РФ, учитывая которые необходимо провести социально-психологический анализ личности несовершеннолетнего и социальной ситуации. Соблюдать международно-правовые нормы и привести национальное законодательство в соответствие с международными стандартами является основным обязательством, которое принимает на себя государство в случае подписания международных соглашений. Данное обязательство направлено на обеспечение социальной справедливости для несовершеннолетних .
При выборе мер воздействия на несовершеннолетнего правонарушителя необходимо учитывать принципы их соразмерности с обстоятельствами и тяжестью совершенного преступления. Решение ограничить свободу несовершеннолетнего может быть принято лишь тщательно рассмотрев все обстоятельства, и только если он совершил серьезное насильственное преступление, при этом срок должен быть минимальным. Применяемые меры должны обеспечить индивидуальный подход и быть соизмеримыми с обстоятельствами совершенного деяния, особенностями личности, обеспечивать защиту интересов потерпевших, способствовать предупреждению .
Следует решать вопрос о возможности применения положений ст. 75-78 УК РФ, в том числе о примирении с потерпевшим и ст. 24-28 УПК РФ об освобождении от ответственности. Следует также учитывать сроки погашения судимости и сроки давности, сокращенные, которые предусмотрены ст. 94-95 УК РФ. Наказание в виде лишения свободы можно назначить исключительно в случае невозможности исправления без изоляции, с мотивировкой решения. Если не может быть назначено лишение свободы, а санкция не предусматривает иного, подлежит назначению более мягкий вид наказания с учетом ст. 88 УК РФ. При этом не требуется ссылки на ст. 64 УК РФ.
Согласно п. «е» ч. 1 ст. 61 УК РФ обстоятельствами, смягчающими наказание, являются: физическое или психическое принуждение либо иные факты, связанные со служебной, материальной, иной зависимостью несовершеннолетнего. В случае вовлечения в преступную деятельность взрослыми лицами учитывают характер принуждения, применяемого к несовершеннолетнему. Положения ч. 1 ст. 62 УК РФ подлежат применению с учетом ч. 6 ст. 88 УК РФ.
Если санкцией предусматривается пожизненное лишение свободы, необходимо учитывать правила части 1 статьи 62 УК РФ если присутствуют обстоятельства, указанные в п. «и» или «к» статьи 61 УК РФ. Лица, которые совершили тяжкие преступления в возрасте до 16 лет, можно лишать свободы более чем на 6 лет. При достижении 16-летнего возраста, максимальным сроком является 10 лет – учитывая также совокупность приговоров.
На основании ч. 6.1 статьи 88 УК РФ нижний предел наказания за совершение особо тяжкого или тяжкого преступления сокращается наполовину. Положения о сокращении нижнего предела не относятся к другим видам наказания.
Назначая наказание по ст. 73 УК РФ, следует возлагать на условно осужденного обязанностей, предусмотренных законом: обязать пройти курс социально-педагогической реабилитации при наличии положительного заключения об этом комиссии органа управления образованием .
Таким образом, необходимо отметить, что соблюдение принципов справедливости и гуманизации, индивидуализации наказания в отношении несовершеннолетнего должно привести к соразмерности назначаемого наказания на практике. Нормы международного права формируют стандарты обращения с несовершеннолетними, включающие обеспечение гарантий соблюдения права человека в отношении несовершеннолетних правонарушителей; применение мер, альтернативных лишению свободы; отказ от назначения наказания несовершеннолетним в виде смертной казни. Ключевая идея - признать приоритетность профилактических мер.

Согласно ч.5 ст.88 УК РФ ограничение свободы назначается несовершеннолетним осужденным в виде основного наказания на срок от двух месяцев до двух лет
Согласно ч.1 ст53 УК РФ ограничение свободы заключается в установлении судом осужденному следующих ограничений: не уходить из места постоянного проживания (пребывания) в определенное время суток, не посещать определенные места, расположенные в пределах территории соответствующего муниципального образования, не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, не посещать места проведения массовых и иных мероприятий и не участвовать в указанных мероприятиях, не изменять место жительства или пребывания, место работы и (или) учебы без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации. . Дополнительно суд возлагает на несовершенного осужденного обязанность являться на регистрацию в уголовно-исполнительную инспекцию с периодичностью от одного до четырех раз в месяц.
Основная цель ограничения свободы – это постепенное дальнейшее исправление несовершеннолетнего преступника. Для этого важно достичь восстановления социальных связей при отказе от вредной криминальной среды после освобождения. Необходимо отметить, что нецелесообразно назначать ограничение свободы в качестве основного наказания за преступления на бытовой почве.
Выступая в качестве наказания, ограничение свободы причиняет несовершеннолетнему ограничения прав и свобод, определенные лишения, характеризующие правовой режим ограничения свободы как уголовного наказания.
Несмотря на то, что в отношении несовершеннолетних направленность политики назначения и исполнения уголовных наказаний нацелена на расширение альтернативных наказаний лишению свободы, наказание в виде лишения свободы остается одним из самым назначаемым видом как условно, так и реально . Лишение свободы стоит рассматривать, как единственный вид уголовного наказания в отношении несовершеннолетних, в котором присутствуют характерные черты собственно уголовного наказания. Срок лишения свободы для преступников, которые не достигли 16-летнего возраста - не более шести лет. Что касается защиты несовершеннолетних, лишенных свободы, в правилах ООН установлено, что применение заключения несовершеннолетнего в исправительное учреждение может быть только как крайняя мера, и только на минимальный срок. При этом, лишение свободы относится к наиболее распространенным из реально применяющихся видов наказания по отношению к несовершеннолетним, что не соответствует принципам гуманизма и социальной справедливости, отрицательно воздействуя на личность несовершеннолетнего. В положении ч. 6 ст. 88 Уголовного кодекса Российской Федерации наказание, как вид лишения свободы может быть назначено в отношении несовершеннолетнего осужденного, совершившего преступления в возрасте до шестнадцати лет, сроком не более чем шесть лет. Данной же категории несовершеннолетних, совершивших особо тяжкие преступления, как и остальным несовершеннолетним осужденным, наказание может быть назначено сроком до десяти лет и отбывается в воспитательных колониях. Лишение свободы, как наказание не может быть назначено несовершеннолетнему осужденному, который в возрасте до шестнадцати лет совершил небольшой или средней тяжести преступление впервые, как и не применяется в отношении остальных несовершеннолетних осужденных, совершивших преступления небольшой тяжести впервые. Лицо считается впервые совершившим преступление, если оно ранее не совершало преступлений любой категории, или же судимость за ранее совершенное преступление снято или погашено в установленном законом порядке, либо же истекли сроки давности привлечения лица к уголовной ответственности за ранее совершенное преступление. При этом в ч. 6.1 ст. 88 Уголовного кодекса Российской Федерации указано, что в случае назначения несовершеннолетнему осужденному наказания в виде лишения свободы за совершение тяжкого или же особо тяжкого преступления низший предел наказания, предусмотренный конкретной статьей Особенной части, стоит сократить наполовину. Также законодатель обращает внимание, что в случае, когда несовершеннолетний осужденный, которому назначено условное осуждение, совершил в течение испытательного срока новое преступление, не являющееся особо тяжким, суд с учетом обстоятельств дела и личности виновного может повторно принять решение об условном осуждении, установив но- вый испытательный срок и возложив на условно осужденного исполнение определенных обязанностей.
Проанализировав вышеприведенные нормы действующего УК РФ делаем вывод о создании новых тенденций уголовной политики государства в отношении рассматриваемой категории граждан, основой чего выступает гуманизм наказания несовершеннолетних и применение лишения свободы, как наказания только в исключительных случаях. Таким образом, создание эффективной и хорошо отлаженной системы уголовных наказаний несовершеннолетних в России - это объективная необходимость. Сегодня в данной сфере присутствует много проблем, в частности и поиск возможных альтернатив лишению свободы.

Проблемы предупреждения преступности несовершеннолетних в настоящее время представляют собой особую актуальность, так же как и инструменты такой деятельности, каковыми являются уголовная ответственность и уголовное наказание.
В ст. 88 УК РФ закреплен закрытый перечень уголовных наказаний, которые могут быть применены в отношении несовершеннолетних.
По сравнению с уголовным законодательством прошлых лет, в УК РФ перечень наказаний, которые могут быть применены в отношении несовершеннолетних, существенно ограничен. Этот круг наказаний сужен также по сравнению с перечнем наказаний, применяемых к лицам, достигшим 18-летнего возраста. В соответствии с ч.1 ст. 88 УК РФ видами наказаний, назначаемых несовершеннолетним, являются: штраф; лишение права заниматься определенной деятельностью; обязательные работы; исправительные работы; ограничение свободы; лишение свободы на определенный срок.
Сегодня стоит отметить тенденцию к увеличению видов наказания, не связанных с лишением свободы. К преимуществам уголовных наказаний, которые не включают лишение свободы относят наличие у осужденного реальной возможности реабилитироваться не изолируясь от общества. На протяжении последних десятилетий можно отметить все больше применение альтернативных лишению свободы наказаний, к примеру, штрафы или выполнение обязательных работ.
Штраф принято считать традиционным видом наказания, несмотря на то, насколько он распространен в законодательстве и судебной практике. Согласно данным статистики при распределении осужденных по основным мерам наказания, назначенным судами – мера наказания в виде штрафа назначается в отношении 13 % случаев на 100 осужденных в 2017 , тогда как в 2000 году штраф назначался 5,3 % случаев (Приложения №2). Рассмотрим особенности штрафа и его применение в отношении несовершеннолетних. Согласно части 2 ст. 88 УК РФ назначение штрафа допускается, если у несовершеннолетнего есть самостоятельный заработок или собственное имущество, подлежащее взысканию, или же если такое отсутствует. Штраф, может быть взыскан с его родителей, а также иных законных представителей при наличии их согласия. Как отмечает С.Ю. Оловенцева, данная ситуация выражает противоречием норм закона, так как штраф, взыскиваемый с родителей, нельзя считать наказанием виновного, при этом его исполнение путем ограничения прав невиновных лиц не отвечает принципу индивидуализации наказания и противоречит сущности наказания как и основополагающим принципам уголовного права . Согласно ст. 5 УК РФ («Принцип вины») «лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействия) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина». Вина родителей в ненадлежащем воспитании несовершеннолетнего преступника, но не стоит забывать, что ответственность за «недовоспитание» и за преступление не тождественны. При подобном подходе рушится вся конструкция уголовного наказания, ведь последнее, как следует из ст. 43 УК РФ, применяется к лицу, которого призвано виновным в совершении преступления, и заключается лишении или ограничении прав и свобод данного лица. под принудительным наказанием понимаем обязанность собственно осужденного, а не кого-то другого, претерпеть лишения и ограничения, касающиеся применения к нему наказания. Объект наказания - это личность в правовом смысле, тяготы наказания не возлагаются на юридические лица, коллектив, семью, ближайшее окружение личности. Предусматривая возможность взыскать штраф с родителей (законных представителей) несовершеннолетнего, законодатель поступил недопустимо. В данном случае наказание, направленное на причинение имущественных ограничений осужденному, фактически возлагается на лиц, не причастных к совершенному преступлению. Чтоб достичь цели исправления осужденного, наказание должно непосредственно его касаться, что в рассматриваемой ситуации исключено. Наказание будет не эффективным и безрезультатным, поскольку несовершеннолетний может не понимать ценность имущества родителей. Реальное наказание для него выражается исключительно родительским порицанием .
УК Азербайджана, Беларуси, Казахстана исключают применение штрафа к несовершеннолетним, если последние не имеют самостоятельного заработка (дохода) либо имущества, на которое может быть обращено взыскание . Российским законодателем не определен механизм взыскания штрафа с других лиц. Отсутствует четкое обозначение, каким образом и по чьей инициативе судом может быть вынесено такое решение, как и необходимость вынесения решения суда, если согласие родителей (законных представителей) - обязательное условие взыскания с них штрафа. Так как они самостоятельно добровольно вносят сумму штрафа.
Редакция ч. 2 ст. 88 УК РФ вызвана попыткой отойти от практики чрезмерного частого назначения лишения свободы, активизируя применение штрафа к несовершеннолетним, но не совсем удачная. В законе, в котором при выборе меры наказания учитывается имущественное положение семьи несовершеннолетнего преступника, присутствует принцип неравенства, под угрозой находится реализация конституционного принципа равенства всех граждан в случае осуществления правосудия.
На основании изложенного целесообразно внести дополнения в ч. 2 ст. 88 УК РФ: «Штраф, назначенный несовершеннолетнему осужденному, в случае невозможности выплаты, по решению суда может быть отсрочен до достижения им 18-летнего возраста». Обязательные работы введены в действие Федеральным законом от 28 декабря 2004 г. № 177-ФЗ «О введении в действие положений Уголовного кодекса Российской Федерации о наказании в виде обязательных работ» . И хотя данный вид наказания является относительно новым для России, обязательные работы достаточно широко используются в отношении несовершеннолетних и по частоте применения уступают лишь условному осуждению . Однако возможно расширение применения обязательных работ. Так, за наиболее распространенные преступления, совершаемые подростками, обязательные работы назначаются только за кражу, причем в рамках первой и второй частей соответствующей статьи; за совершение грабежа - только в рамках ч. 1 ст. 161 УК РФ. Невозможно назначение обязательных работ за умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью (ст. 112 УК РФ), истязание (ст. 117), вымогательство (ст. 163), завладение транспортным средством без цели хищения (ст. 166), участие и призывы к массовым беспорядкам (ч. 2, 3 ст. 212), неправомерный доступ к компьютерной информации (ст. 272) и ряд других преступлений. Таким образом, потенциал обязательных работ не раскрыт в полной мере. Представляется возможным пересмотр перечня преступлений, за совершение которых данное наказание может быть назначено.
Несмотря на проблемы, потенциал данного вида наказания заслуживает положительной оценки. Часто оно является необходимым и достаточным для исправления несовершеннолетнего. Кроме того, обязательные работы отвечают общепризнанным международным стандартам и дают возможность исправить осужденного, не погружая его в криминальную среду. Несовершеннолетний, попадая в трудовой коллектив, приобретает трудовые и иные социально полезные навыки. Можно сказать, что обязательные работы являются перспективной альтернативой лишению свободы. Учитывая положения ч. 3 ст. 88 УК РФ, обязательные работы могут назначаться несовершеннолетним, сроком от 40 до 160 часов, их содержание сводится к выполнению работ, которые могут выполнить подростки в свободное от учебы или основной работы время. До 15 лет не более 2 часов день; 15-16 лет - 3 часа в день. Сегодня, назначая данный вид наказания, суды припускаются ошибок. В частности приговором районного суда г. Омска от 11 декабря 2012 года П. осуждено по п. п. «а, г» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 1 году лишения свободы без штрафа и ограничения свободы, по ч. 1 ст. 161 УК РФ к выполнению обязательных работ сроком 200 часов. Принимая за основу ч. 3 ст. 69 УК РФ при частичном сложении наказаний окончательно назначается наказание - лишение свободы сроком на 1 год 10 дней условно с испытательным сроком 1 год. Определением судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда от 07 февраля 2013 года в представленном приговоре ошибку было устранено, а наказание снижено до 80 часов, а окончательное наказание, назначенное по совокупности преступлений, до 1 года 5 дней лишения свободы .
Как отмечалось, данный вид наказания, назначаемый несовершеннолетним, имеет свои проблемы применения на практике. Одна из основных проблем – безвозмездность труда и отсутствие материальной заинтересованности вызывает незаинтересованность у исполнителей, на которых возложена обязанность выполнения этой деятельности . Имеет место ограничение свободы труда, в том числе путем установления его обязательности . В целом, признание обязательности труда не нарушает принципов уголовного и уголовно-исполнительного права, однако имеется противоречие с международными актами в сфере труда. Например, в соответствии с Конвенцией МОТ №182 «О запрещении и немедленных мерах по искоренению наихудших форм детского труда» недопустимо применять детский труд на работах, если может быть причинен вред здоровью, безопасности или нравственности детей . По мнению А.А. Ашинина возникает проблема, при которой механизм и условия исполнения обязательных работ негативно влияет на нравственное сознание осужденного со стороны сверстников в отношении несовершеннолетних . В связи с чем при исполнении данного вида наказания инспекторам следует тщательнее подходить к избранию вида работ, стараясь обеспечить условия «конспирации» для несовершеннолетнего осужденного.
Но и эта проблема становится невыполнимой ввиду того, что данный вид наказания все же присущ для городов и районных центров, поскольку исполняется уголовно-исполнительной инспекцией по месту жительства осужденного, что в свою очередь становится фактически невыполнимым для отдаленных от районных центров сельских поселений. Так, выполнение работ по месту проживания опять-таки приводит к гласности работ, а в случае, если наказание в виде обязательных работ все же будет назначено в городском центре, то может возникнуть транспортная проблема.
Назначение представленного вида наказания более целесообразное, сравнивая с реальным лишением свободы, так как при его отбытии могут быть решены социальные, а также нравственно-психологические проблемы . У вида и объекта работ, не требующий особой подготовки и квалификации, всегда есть местное значение, что в свою очередь также благоприятно воздействует на подростка, так как несовершеннолетний продолжает находиться в привычной «микросреде» не теряя при этом социально-полезные связи с родственниками, педагогами и друзьями. Также несовершеннолетнего не приобщают к суровым «тюремным традициям». Учитывая, что в отличие от условного осуждение, наказание как выполнение обязательных работ отбывают несовершеннолетние, при этом оно оказывает достаточно эффективное превентивное влияние, не являясь пугающим видом наказания, так как последствия нарушений норм права ощутимые. В отношении несовершеннолетних осужденным, согласно ч. 4 ст. 88 УК РФ, назначается наказание в виде исправительных работ, сроком до 1 года. Благодаря изучению практики назначения исправительных работ, можно сделать вывод о том, что на протяжении последних лет сокращается его применение. Причин было достаточно. В ходе решения вопроса о возможности назначить данное наказание, в первую очередь обращается внимание на наличие у подсудимых постоянного места работы, как и положительной характеристики по месту. Так как у несовершеннолетних, как правило, отсутствует постоянный заработок, совместно с отрицательной характеристикой по месту жительства, применять исправительные работы нецелесообразно.

Подросткам всегда уделялось особое внимание в любой сфере наук, поскольку это самый сложный возраст в психологическом и физическом смыслах. Борьба с правонарушениями несовершеннолетних является одной из основных предпосылок искоренения преступности в целом.
Для подростков и молодежи характерна повышенная активность, которая может проявляться как с позитивной стороны – научная сфера, техническая направленность, творческая деятельность, так и с негативной – криминализация, наркотизация, которые в свою очередь являются девиантными.
Девиантное поведение – это система поступков или отдельные поступки, противоречащие принятым в обществе правовым или нравственным нормам. Детерминантами девиантного поведения психологи выделяют следующие факторы:
1. Трудное детство. Данное понятие включает в себя все проблемы, связанные с семьей. Для одной части трудных подростков – это нехватка внимания от родителей, которые привыкли откупаться подарками и деньгами. Для другой части подростков – это проблемные семьи, где присутствовали такие негативные социальные явления как алкоголизм, наркомания, малая обеспеченность.
2. Медико-биологические факторы. К данной группе относится всё, что связано с наследственностью и генетической предрасположенностью: умственная недостаточность, аномальные черты характера, которые приводят к развитию личности, часто неспособной в полной мере регулировать свое поведение в обществе и другие.
3. Психические факторы. Для рассматриваемого возраста характерны различные характерологические реакции: реакции активного/пассивного протеста, реакция отказа, имитации, эмансипации, увлечения, группирования и др. Так, по мнению Е.А. Таюрской преступности подростков принадлежат следующие свойства: 1. Корыстный характер многих правонарушений, согласно итогам отдельных изучений, 70 % всех преступных деяний подростками, только лишь грабежи кражи, и разбои. 2. Групповой характер многочисленных преступлений. Лица, не достигшие 18 летнего возраста, постоянно стремятся к объединению. Таким образом, каждая третья кража происходит несовершеннолетними в группе.
3. Сезонные колебания. Как показывают множественные изучения статистических данных и следственно-судебная практика, численность преступных деяний подростков возрастает в весенне-летний промежуток. Связанно это с уменьшением контроля в этот период времени со стороны педагогов общеобразовательного учреждения, родителей, проведением существенного количества времени на улице. 4. Ситуативный характер большинства преступных деяний. Согласно следственной и судебной практике, несовершеннолетние, как правило, предварительно не помышляют и не планируют преступное деяние. Их осуществление значительно обуславливается определенной жизненной ситуацией. В соответствии с ч. 1 ст. 87 УК РФ несовершеннолетними в Российской Федерации признаются лица, которым ко времени совершения преступления исполнилось 14, но не исполнилось 18 лет. Так в России в отношении малолетних, которые не достигли четырнадцатилетнего возраста, не применяется уголовная ответственность. Законодателем учитывается факт неспособности малолетнего полностью осознать фактический характер, а также общественную опасность собственных действий (бездействий). Несовершеннолетний, достигнув возраста уголовной ответственности (четырнадцати или шестнадцати лет), по причине отставания психического развития не мог полностью осознать фактический характер и общественную опасность совершаемых им действий (бездействия) или же руководить ими, также не подлежит уголовной ответственности в силу ч.3 ст. 20 УК РФ.
В ст. 37 Конвенции о правах ребенка содержатся положения согласно которых:
– ни один ребенок не должен быть подвергнут пыткам или другим жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видам обращения или наказания;
– лицам, совершившим преступления моложе 18 лет, не могут быть назначены ни смертная казнь, ни пожизненное тюремное заключение, не предусматривающее возможности освобождения;
– ни один ребенок не должен быть лишен свободы незаконным или произвольным образом. В соответствии с законодательством Российской Федерации, достижение лицом определенного возраста является одним из необходимых условий для привлечения к уголовной ответственности. В настоящее время статья 20 Уголовного кодекса устанавливает фактически два возраста уголовной ответственности несовершеннолетних: 1) с 14 лет – за совершение преступлений, непосредственно указанных в статье;
2) с 16 лет – за совершение остальных преступлений, за исключением случаев, когда за совершение преступления ответственность может нести только совершеннолетние лицо или лица, достигшие более старшего возраста.
Уголовной ответственности подлежит лицо, которое достигло 14 летнего возраста на момент совершения преступления, за следующие виды деяний: убийство (статья 105), умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (статья 111), умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью (статья 112), похищение человека (статья 126), изнасилование (статья 131), насильственные действия сексуального характера (статья 132), кражу (статья 158), грабеж (статья 161), разбой (статья 162), вымогательство (статья 163), неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (статья 166), умышленные уничтожение или повреждение имущества при отягчающих обстоятельствах (часть вторая статьи 167), террористический акт (статья 205), прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности (статья 205.3), участие в террористическом сообществе (часть вторая статьи 205.4), участие в деятельности террористической организации (часть вторая статьи 205.5), несообщение о преступлении (статья 205.6), захват заложника (статья 206), заведомо ложное сообщение об акте терроризма (статья 207), участие в незаконном вооруженном формировании (часть вторая статьи 208), угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава (статья 211), участие в массовых беспорядках (часть вторая статьи 212), хулиганство при отягчающих обстоятельствах (части вторая и третья статьи 213), вандализм (статья 214), незаконные приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку или ношение взрывчатых веществ или взрывных устройств (статья 222.1), незаконное изготовление взрывчатых веществ или взрывных устройств (статья 223.1), хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (статья 226), хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ (статья 229), приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения (статья 267), посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (статья 277), нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой (статья 360), акт международного терроризма (статья 361).
В п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 01.02.2011 № 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних», учитывая нормы статей 19, 20 УК РФ, п. 1 ч. 1 ст. 421, ст. 73 Уголовно-процессуального кодекса РФ (далее – УПК РФ) указано необходимость установления возраста несовершеннолетнего, так как возраст относится к обстоятельствам, которые необходимо доказывать, являясь условием его уголовной ответственности. Лицо считается достигшим возраста, с которого наступает уголовная ответственность, не в день рождения, а по его истечении, т.е. с ноля часов следующих суток. При установлении возраста несовершеннолетнего днем его рождения считается последний день того года, который определен экспертами, а при установлении возраста, исчисляемого числом лет, суду следует исходить из предлагаемого экспертами минимального возраста такого лица.
Согласно п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 01.02.2011 № 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» вопрос о том, подлежит ли уголовной ответственности лицо, достигшее возраста, предусмотренного частями 1 и 2 статьи 20 УК РФ, но имеющее не связанное с психическим расстройством отставание в психическом развитии, ограничивающее его способность в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, решается судом исходя из положений части 3 статьи 20 УК РФ на основе материального и процессуального закона.
При наличии данных, свидетельствующих об отставании в психическом развитии несовершеннолетнего, в силу статей 195 и 196, части 2 статьи 421 УПК РФ следует назначать комплексную психолого-психиатрическую экспертизу в целях решения вопроса о его психическом состоянии и способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела. При этом перед экспертами должен быть поставлен вопрос о влиянии психического состояния несовершеннолетнего на его интеллектуальное развитие с учетом возраста.
Психическое расстройство несовершеннолетнего, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания в качестве смягчающего обстоятельства и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера (часть 2 статьи 22 УК РФ , часть 2 статьи 433 УПК РФ).
Таким образом, безусловная необходимость применения специальных норм об ответственности несовершеннолетних в уголовном праве прямо вытекает из принципов справедливости и гуманизма. Если посмотреть с одной стороны, то ребенок (несовершеннолетний), «ввиду его физической и умственной незрелости, нуждается в специальной охране и заботе, включая надлежащую правовую защиту…» , следовательно, исходя из данного положения общество не может предъявить ему требования, на равных с требованиями, предъявляемые к взрослому человеку.

Как известно, индивидуальная жалоба, признанная приемлемой (о чем ЕСПЧ выносит отдельный акт, именуемый решением о приемлемости (decision on admissibility), подлежит принятию к производству Европейского Суда и рассматривается по общему правилу Палатой ЕСПЧ или в порядке исключения Большой Палатой ЕСПЧ (ст. 30 ЕКПЧ). По итогам рассмотрения индивидуальной жалобы Европейский Cуд выносит постановление по делу (judgment), которое, став окончательным в порядке, предусмотренном ст. 44 ЕКПЧ, подлежит обязательному исполнению Высокими Договаривающимися Сторонами по делам, в которых они принимали участие (ст. 46 ЕКПЧ).

Юридическая сила постановлений Европейского Суда тесно связана с представлениями об их правовой природе, а потому с методологической точки зрения нам представляется более правильным для начала решить вопрос об их правовой природе и только после этого с учетом сделанных выводов обратиться к определению их юридической силы.

Анализ литературы и судебной практики с позиций цивилистического процесса позволяет констатировать, что относительно правовой природы постановлений Европейского Суда по существу сложились три основные концепции:

а) постановление ЕСПЧ – акт правосудия;

б) постановление ЕСПЧ – судебный прецедент, т.е. источник гражданского процессуального права;

в) постановление ЕСПЧ – актофициального толкования Конвенции. Дискуссии об этом зачастую ведутся «по кругу», авторы присоединяются то к одной, то к другой теории. При этом обстоятельный анализ аргументов pro et contra отсутствует. Предпримем попытку восполнить данный пробел.

Квалифицируя постановления ЕСПЧ как акт правосудия, сторонники данной концепции (О.В. Абознова, Л.С. Заржицкая, Т.В. Соловьева) исходят из правовой природы деятельности ЕСПЧ, которую фактически определяют как судебную форму защиты субъективных прав и законных интересов. Соответственно, постановление ЕСПЧ соотносят с актом правосудия, в том числе обладающим свойством преюдициальности.

Уже в этом, на наш взгляд, заключается один из главных парадоксов данной теории: определение ЕСПЧ как органа, осуществляющего правосудие, а обстоятельств (фактов и правоотношений), установленных в его постановлении, как преюдициальных влечет вывод о вступлении постановлений ЕСПЧ в законную силу со всеми присущими ей свойствами, а не только свойством преюдициальности. В противном случае концепция лишена всякого смысла, является «половинчатой» и внутренне противоречивой.

Однако в работах ученых убедительных аргументов мы не находим, да и вряд ли сами авторы подразумевают отождествление юридической силы постановлений ЕСПЧ с законной силой национального судебного решения, что и понятно, поскольку неотъемлемыми компонентами последней являются государственная воля и resiudicata. Ни того, ни другого в постановлениях ЕСПЧ не усматривается: Суд не является органом государственной власти и им не осуществляется разрешение дела по существу, т.е. спор о праве (или правовой спор) не ликвидируется, а действительные материальные правоотношения между субъектами не устанавливаются.

Кроме того, решение международного суда не обладает res iudicata еще и в силу несовпадения состава лиц, участвующих при рассмотрении дела в ЕСПЧ и во внутригосударственном суде. Сторонами по делу, рассматриваемому ЕСПЧ, являются частное лицо или группа частных лиц, предположительно являющиеся жертвами нарушения государством прав, гарантированных Конвенцией, и государство, предположительно допустившее такое нарушение. Следовательно, ЕСПЧ осуществляет не защиту субъективного права (например, права на получение заработной платы или возмещение причиненных убытков), но устанавливает факт нарушения государством-ответчиком прав человека и основных свобод. Именно по этой же причине в государстве должен существовать процессуальный механизм для устранения нарушений прав человека, выявленных ЕСПЧ в конкретном деле. В РФ таковым является институт пересмотра судебных актов по новым обстоятельствам в связи с установлением ЕСПЧ нарушений положений Конвенции при рассмотрении судом конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Европейский Суд – п. 4 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ, п. 4 ч. 3 ст. 311 АПК РФ, п. 4 ч. 1 ст. 350 КАСРФ.

Вывод об отсутствии res iudicata в решениях международных судов и об их необязательности для национальных судов без содействия внутренней правовой системы поддержан и авторитетными исследователями в области международного права.

Подход, согласно которому постановление ЕСПЧ по своей правовой природе является судебным прецедентом и, как следствие, источником гражданского и арбитражного процессуального права, в литературе является более распространенным, а потому нуждающимся в более обстоятельном анализе.

Постановление Европейского Суда, как и решение национального суда, структурно неоднородно: в нем можно выделить вводную, описательную, мотивировочную и резолютивную части. В описательной части излагаются установленные ЕСПЧ фактические обстоятельства дела; в мотивировочной – излагаются выводы ЕСПЧ о толковании норм Конвенции; наконец, в резолютивной части делается итоговый вывод о том, имело ли место нарушение государством-ответчиком норм ЕКПЧ, и в случае положительного ответа заявителю присуждается справедливая компенсация, а также распределяются судебные расходы.

Для квалификации выводов ЕСПЧ о толковании норм Конвенции в литературе используются различные понятия: «мнение ЕСПЧ», «res interpretata», «правовая позиция». Термин «правовая позиция» в отечественной юридической литературе является наиболее распространенным. Под ним понимают подтвержденное многократным применением толкование правовых понятий и норм; критерии, выработанные практикой для рассмотрения отдельных категорий дел. Большинство авторов согласны с тем, что правовая позиция является неоднородным по своей структуре феноменом, элементами которого являются собственно позиция, правовое обоснования, правовые аргументы, основания и доводы.

Такое определение, на первый взгляд, сближает выводы Европейского Суда по толкованию норм ЕКПЧ с судебным прецедентом – традиционным инструментом толкования и одновременно источником права для стран англо- американской правовой семьи, берущим начало из «деклараторной теории прецедента» М. Хейла, сложившейся в Англии в XVII веке.

Учитывая то, что в РФ провозглашен приоритет норм международного договора над нормами национального законодательства в случае их противоречия, Н.С. Бондарь заключает, что «правовые позиции ЕСПЧ как положения конвенционного истолкования имеют большую по отношению к положениям национального законодательства юридическую силу».

Здесь же следует упомянуть и О.Н. Малиновского, который придерживается оригинального взгляда относительно определения правовой природы и юридической силы постановлений ЕСПЧ. Соглашаясь с их квалификацией в качестве действующих в России «источников права федерального уровня», автор относит их к группе вторичных источников, которые, по его мнению, дополняют первичные (такие как Конституция РФ, общепризнанные принципы и нормы международного права, ратифицированные международные договоры РФ, федеральные конституционные и федеральные законы РФ) и занимают по отношению к ним подчиненное положение, содействуя эффективной их реализации.

Не обойдена вниманием ученых, отстаивающих тезис о нормативном характере правовых позиций ЕСПЧ, и практика Конституционного Суда РФ. Авторы отмечают, что Конституционный Суд РФ первым из высших судебных органов РФ стал обращаться к практике ЕСПЧ (впервые в 1999 г. в Постановлении от 23.11.1999 г. № 16-П). Причем в поле его зрения оказались и постановления, вынесенные против других государств-членов Конвенции, а правовые позиции Европейского Суда не только интегрируются в осуществляемое Конституционным Судом РФ конституционное истолкование оспариваемых законоположений, но и в некоторых случаях вынесены в резолютивную часть решения.

Позднее такой же подход Верховный Суд РФ отразил в Обзоре судебной практики по делам, связанным с истребованием жилых помещений от добросовестных приобретателей, по искам государственных органов и органов местного самоуправления, утвержденном Президиумом Верховного Суда РФ 01.10.2014 г. (далее – Обзор). Конечно, в Обзоре, в первую очередь речь идет о применении норм материального права, однако вывод об обязательности правовых позиций ЕСПЧ также носит общий характер и сделан со ссылкой на упоминавшееся Постановление Пленума Верховного Суда РФ “О применении судами общей юрисдикции ЕКПЧ и Протоколов к ней.

Вывод об обязательности правовых позиций ЕСПЧ можно встретить и в практике арбитражных судов.

Таким образом, можно констатировать, что Верховный Суд РФ отошел от своей позиции, сформулированной им ранее в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации», где он указывал на обязательность для всех органов государственной власти, в том числе для судов, не правовых позиций ЕСПЧ, но окончательных постановлений, принятых в отношении РФ (п.11).

На наш взгляд, это коренное изменение концепта – по смыслу п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ» исполнение обязательных постановлений подразумевает:

а) меры частного характера, направленные на устранение нарушений прав человека и последствий этих нарушений для заявителя – с позиций действующей редакции процессуальных кодексов речь идет о пересмотре судебных постановлений по новым обстоятельствам;

б) меры общего характера, с тем, чтобы предупредить повторение подобных нарушений – на наш взгляд, речь идет о компетенции федерального законодателя по устранению структурных проблем. Указанная позиция, не предполагающая придания постановлениям ЕСПЧ статуса прецедента и, соответственно, фактически признания их источником права, представляется более взвешенной и обоснованной.

Такое разъяснение Верховного Суда РФ вполне коррелирует и с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 г. №23 «О судебном решении», согласно п. 4 которого в мотивировочной части решения суда должен быть указан материальный закон, примененный судом к данным правоотношениям, и процессуальные нормы, которыми руководствовался суд; при этом суду необходимо учесть постановления ЕСПЧ, в которых дано толкование положений Конвенции, подлежащих применению в данном деле. Тем самым Верховный Суд РФ отграничил закон (материальный и процессуальный) как источник права от правоприменительных актов ЕСПЧ.

Таким образом, мы не можем поддержать подход о прецедентном значении правовых позиций ЕСПЧ.

Таким образом, для признания постановлений ЕСПЧ судебным прецедентом сторонникам данного подхода необходимо доказать, что правовые позиции ЕСПЧ по своей юридической силе равны ЕКПЧ. Иные аргументы юридического значения иметь не могут.

Мы не можем согласиться с суждением о равенстве юридической силы норм ЕКПЧ и постановлений Европейского Суда. Европейская конвенция по своей правовой природе представляет собой международный договор, т.е. международное соглашение, заключенное между государствами в письменной форме и обязательное для них в силу специальной процедуры выражения согласия на это путем подписания, обмена документами, образующими договор, или ратификации (статьи 2, 11-16 Венской конвенции о праве международных договоров). Признание и применение в рамках правовой системы Европейской конвенции само по себе не означает признания постановлений ЕСПЧ в качестве источника национального права, равно как и делегирование государствами Суду полномочий по толкованию Конвенции при рассмотрении индивидуальной жалобы или вынесении консультативного заключения (ст. 34 во взаимосвязи со статьями 32, 47 ЕКПЧ), еще не означает, что данное толкование приобретает силу самого международного договора или акта его официального толкования.

На наш взгляд, практика Верховного Суда РФ, наглядным образом демонстрирует этот тезис. Согласно п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ» неправильное применение судом общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации может являться основанием к отмене или изменению судебного акта. Неправильное применение нормы международного права может иметь место и в случае, когда судом было дано неправильное толкование нормы международного права.

Кроме того, исходя из квалификации ЕСПЧ как международного органа, можно сделать вывод, что его постановления обращены прежде всего непосредственно к государству-ответчику и лишь опосредованно к его органам – законодательным, исполнительным, судебным и их должностным лицам, а их обязательный для государства как субъекта международного права характер, предполагающий обязанность выплатить присужденную ЕСПЧ справедливую компенсацию, не свидетельствует о том, что они сами по себе являются источником права.

Нельзя в полной мере согласиться с апеллированием ученых и Верховного Суда РФ в Постановлении Пленума «О применении судами общей юрисдикции ЕКПЧ и Протоколов к ней» к нормам Венской конвенции о праве международных договоров.

Во-первых, исходя из пп. b п. 3 ст. 31 Венской конвенции о праве международных договоров, последующая практика применения договора подлежит учету в процессе толкования договора наряду с его контекстом (т.е. текстом, преамбулой и приложениями), причем контекст договора имеет приоритетное значение перед практикой его применения – толкование договора в его контексте, а также в свете объекта и целей представляет собой общее правило толкования (п. 1) и лишь наряду с контекстом подлежит учету последующая практика применения (п. 3). Анализируемый пункт не позволяет сделать вывод о равенстве юридической силы ЕКПЧ и правовых позиций ЕСПЧ.

Во-вторых, в пп. b п. 3 ст. 31 Венской конвенции о праве международных договоров говорится не о всякой практике, а лишь о той, которая устанавливает соглашение участников относительно толкования договора. Ценность такой практики зависит от того, насколько она показывает наличие общего согласия сторон относительно понимания договора, которое, по словам Я. Броунли, должно быть выражено ясно и недвусмысленно. Экстраполировать данное суждение на любое решение ЕСПЧ, тем более вынесенное против другого государства-члена – значит не учитывать аутентичную волю государств при подписании международного договора.

В настоящее время практика применения Конвенции государствами- участниками едва ли свидетельствует о том, что между ними ясно и недвусмысленно достигнуто соглашение относительно юридической обязательности правовых позиций ЕСПЧ. С учетом этого вряд ли можно утверждать, что между государствами-участниками ЕКПЧ достигнуто соглашение относительно ее толкования и о роли ЕСПЧ в этом процессе.

Что касается Постановлений Конституционного Суда РФ от 05.02.2007 г.

№ 2-П и от 26.02.2010 г. № 4-П, то, на наш взгляд, они не свидетельствуют о желании Конституционного Суда РФ признать практику ЕСПЧ обязывающим судебным прецедентом.

Действительно, Конституционный Суд РФ в указанных постановлениях отнес решения Европейского Суда – в той части, в какой ими, исходя из общепризнанных принципов и норм международного права, дается толкование содержания закрепленных в ЕКПЧ прав и свобод, – к составной части российской правовой системы (что корреспондирует ч. 4 ст. 15 Конституции РФ). Однако понятие правовой системы не тождественно понятию системы законодательства.

В юридической науке превалирует понимание правовой системы как комплекса, охватывающего не только право как совокупность правовых норм, но и процедуру их толкования и весь процесс их применения, а также уровень правосознания, состояние складывающегося на этой основе порядка, правовой культуры, идеологии и юридической практики. С учетом этого, на наш взгляд, в Постановлениях Конституционного Суда РФ от 5 февраля 2007 г. № 2-П и от 26 февраля 2010 г. № 4-П речь идет об обязанности учета правовых позиций ЕСПЧ в процессе толкования норм Конвенции национальными судами.

В качестве дополнительного аргумента сошлемся на п. 3 ст. 6 ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации», согласно которому обязательность на территории РФ постановлений <…>международных судов <…>определяется международным договором. Тем самым, как замечает Г.В. Игнатенко, суждения о юридической силе этих актов обусловлены формулировками соответствующих международных договоров. В свою очередь, ЕКПЧ ограничивает обязательную силу постановлений Европейского Суда лишь исполнением Высокой Договаривающейся Стороной окончательного постановления по делу, в котором она принимала участие, что вполне укладывается в логику уже упоминавшегося п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ».

Следовательно, решения ЕСПЧ, о которых идет речь в упомянутых постановлениях Конституционного Суда РФ, отнесены к составной части правовой системы РФ, но не системы ее законодательства. Этим же мы объясняем иотсутствиевч.1ст.1ГПКРФ,ч.2ст.3АПКРФ,ч.1ст.2КАСРФупоминания об общепризнанных принципах и нормах международного права – они интегрированы в правовую систему РФ, но это не свидетельствует об их включении в систему законодательства о судопроизводстве. Таким образом, основания для признания постановлений ЕСПЧ судебным прецедентом отсутствуют.

Наконец, нельзя поддержать и квалификацию постановления ЕСПЧ в качестве акта официального толкования Европейской конвенции.

В общей теории права акты официального толкования традиционно подразделяются на:

(а) акты аутентичного толкования, т.е. те акты, которые исходят от органа, принявшего толкуемый акт, и в силу этого являются обязательными для всех субъектов, сталкивающихся с необходимостью этот акт применить;

(б) акты легального толкования, т.е. те акты, которые принимаются органом, специально уполномоченным на это особым нормативным актом;

В отношении толкования норм ЕКПЧ Европейским Судом такая логика работать не может.

Во-первых, Конвенция принята не Судом, а группой государств, т.е. она, как и любой международный договор, представляет собой согласование воль государств, ее подписавших, и в силу этого только эти государства обладают исключительным правом по принятию актов официального (аутентичного) толкования Конвенции, которые будут обязательны для них не в силу чьего-либо властного решения, но по причине добровольного обязывания самих себя. В том случае, когда договор является многосторонним, а соглашение о толковании составлено одним или несколькими (но не всеми) участниками, оно будет обязательно для остальных участников договора лишь в случае, если оно принято ими в качестве документа, относящегося к договору. Подтверждение тому находим в пп. «a», «b» п. 2, пп. «a» п. 3 ст. 31 Венской конвенции о праве международных договоров, согласно которым государствам-участникам международного договора предоставлена возможность заключить соглашение о его толковании. Именно оно (и только оно!) будет являться актом официального (аутентичного) толкования.

Косвенным аргументом также является и то, что Конституционный Суд РФ вправе проверять в порядке конституционного судопроизводства постановления ЕСПЧ на соответствие Конституции РФ. Если бы речь шла о постановлениях Европейского Суда как об актах официального (аутентичного) толкования, то это фактически означало бы проверку конституционности самого международного договора (имея в виду то, что интерпретационный акт новых норм не создает и лишь разъясняет содержание и смысл толкуемого акта), что невозможно в силу п. «г» ч. 2 ст. 125 Конституции РФ и пп. «г» п. 1 ч. 1 ст. 3 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации», которые уполномочивают Конституционный Суд РФ разрешать дела о соответствии Конституции РФ лишь не вступивших в силу международных договоров РФ.

Во-вторых, Европейская конвенция, вопреки утверждению И.В. Воронцовой, не делегирует ЕСПЧ право в какой-либо форме давать официальные разъяснения ее положений. Ключевым моментом в толковании п. 1 ст. 32 ЕКПЧ, на который ссылаются сторонники квалификации постановлений ЕСПЧ в качестве актов официального (легального) толкования Конвенции, на наш взгляд, является то, что, рассматривая индивидуальную жалобу или вынося консультативное заключение, ЕСПЧ независим (автономен), т.е. не связан ни положениями национального права, ни чьим-либо толкованием Конвенции и осуществляет его сам на основе своего внутреннего убеждения. Однако из этого вовсе не следует наделение ЕСПЧ Конвенцией правом принимать обязывающие государства-члены постановления.

Таким образом, наиболее верной представляется квалификация постановления ЕСПЧ в качестве одного из основных средств толкования Европейской конвенции, подлежащего учету национальными судами в ходе осуществления правосудия наряду с другими средствами толкования (контекстом договора, его объектом и целями). Иными словами, это акт неофициального толкования.

Если использование основных средств толкования оставляет значение договора двусмысленным или неясным или приводит к результатам, которые являются явно абсурдными или неразумными, субъектом толкования – в том числе и национальным судом – могут быть использованы и дополнительные средства толкования, такие как подготовительные материалы и обстоятельства заключения договора (ст. 32 Венской конвенции о праве международных договоров). В результате национальный суд вправе прийти к иным выводам о содержании подлежащей применению нормы международного договора нежели те, к которым пришел соответствующий международный суд.

Разумеется, можно привести, немного перефразировав, суждение Д.В. Туманова о том, что «уровень правосознания российских судей не настолько высок, чтобы им можно было вменять в обязанность оценку действующего законодательства на степень его соответствия Конституции», однако совершенно прав Г.А. Жилин, возражая против такого довода: «В действительности судейское правосознание может быть разным, но Конституция РФ и федеральный закон исходят из презумпции его высокого уровня». Толкование национального суда не может признаваться a priori ошибочным только лишь в силу того факта, что оно дано им, а не ЕСПЧ и не совпадает с толкованием международного суда.

Именно в этом ключе Конституционный Суд РФ в Постановлении от 14.07.2015 г. № 21-П и указал, что если ЕСПЧ, толкуя в процессе рассмотрения дела какое-либо положение Конвенции, придает используемому в нем понятию другое, нежели его обычное, значение либо осуществляет толкование вопреки объекту и целям Конвенции, то государство, в отношении которого вынесено постановление по данному делу, вправе отказаться от его исполнения, как выходящего за пределы обязательств, добровольно принятых на себя этим государством при ратификации Конвенции. Соответственно, постановление ЕСПЧ не может считаться обязательным для исполнения, если в результате толкования конкретного положения ЕКПЧ, на котором основано данное постановление, осуществленного в нарушение общего правила толкования договоров, смысл этого положения разойдется с императивными нормами общего международного права (jus cogens), к числу которых относятся принцип суверенного равенства и уважения прав, присущих суверенитету, а также принцип невмешательства во внутренние дела государства (п. 3).

Указанный подход повторен Конституционным Судом РФ и в Постановлении от 19.01.2017 № 1-П.

В России законодательство и судебная практика, за исключением Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами общей юрисдикции ЕКПЧ и Протоколов к ней», подходу о квалификации постановлений ЕСПЧ в качестве актов неофициального толкования соответствует.

На важность применения Конвенции с учетом практики ЕСПЧ указано и в уже упоминавшихся Постановлениях Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ» и «О судебном решении».

Конституционный Суд РФ в упоминавшихся Постановлениях от 05.02.2007 г. № 2-П и от 26.02.2010 г. № 4-П заключил, что решения ЕСПЧ – в той части, в какой ими исходя из общепризнанных принципов и норм международного права дается толкование содержания закрепленных в Конвенции прав и свобод – должны учитываться правоприменительными органами при применении соответствующих норм права.

Из проведенного анализа законодательства и правовых позиций Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ следуют несколько выводов:

- во-первых, правильное применение ст. 6 ЕКПЧ предполагает ее правильное истолкование; при этом субъектом, осуществляющим применение и толкование норм ЕКПЧ в конкретном деле, является национальный суд;

- во-вторых, толкование ЕКПЧ должно осуществляться в соответствии с основными средствами толкования (т.е. в соответствии с контекстом Конвенции (ее текстом, преамбулой и приложениями), в свете ее целей и объекта, а также с учетом правовых позиций ЕСПЧ, содержащихся в его окончательных постановлениях), а также в необходимых случаях – в соответствии с дополнительными средствами толкования (т.е. с учетом подготовительных материалов и обстоятельств заключения договора);

Используемый высшими судебными инстанциями в отношении правовых позиций ЕСПЧ термин «должны учитываться» подвергся критике некоторыми авторами как дезавуирующий их юридическую силу и допускающий прямое игнорирование в российской правовой системе, поскольку теперь европейские решения нужно лишь «учитывать», а «не соблюдать».

Мы не можем с этим согласиться и полагаем, что данный термин является наиболее общепринятым и устоявшимся для обозначения последующей практики применения международного договора и ее отражения в национальных юрисдикциях (им оперирует и Венская конвенция о праве международных договоров и национальное законодательство). Этот термин также ориентирует суды на необходимость учета национального контекста.

С нашей точки зрения необходимо разграничивать юридическую силу постановления Европейского Суда и юридическую силу правовой позиции, в нем содержащейся.

Юридическая сила постановлений ЕСПЧ суть самостоятельное правовое явление, она не может быть рассматриваема как аналог законной силы национального судебного решения. На наш взгляд, юридическая сила постановлений Европейского Суда может быть выявлена через анализ ее предметных и субъектных пределов. С этой точки зрения она распространяется на судебные акты, вынесенные по конкретному делу и в отношении конкретного заявителя.

В свою очередь, правовые позиции ЕСПЧ по толкованию норм Конвенции, содержащиеся в его ставших окончательными постановлениях, по своей юридической силе наиболее соотносимы с феноменом, получившим название «мягкое право». Докажем это.

Как свидетельствует А. Берлингуэр, данный термин первоначально придуман в США для обозначения таких форм вторичного регулирования, как своды законов США или модельные кодексы, хотя учение о нем разработано преимущественно в науке международного права для характеристики юридической силы рекомендательных актов международных организаций, текстов встреч на высшем уровне, итогов международных конференция и т.д. Однако на сегодняшний день феномен мягкого права свою исключительно международно-правовую сущность «перерос».

Общепризнанной дефиниции мягкого права в науке не выработано. Доктринальные позиции варьируются от абсолютного отрицания его существования до полного признания и даже выявления отдельных мягко- правовых инструментов в жестком праве.

Согласно наиболее распространенному определению, под мягким правом понимают юридически необязательные правила или инструменты, состоящие из законоподобных (law-like) обещаний или заявлений, не отвечающих требованиям жесткого закона (hard law), интерпретирующих юридически обязательные правила или создающие ожидания относительно будущего поведения. Отсутствие обязательной юридической силы проявляется либо в результате отказа закрепить ее посредством символов первичного права (заключения, рекомендации), либо в силу того, что принятый акт не подпадает под известные первичные источники права.

Значение мягкого права усматривают в том, что в силу высокого авторитета соответствующего органа, убедительности и логичности аргументов мягкое право способно оказывать влияние на поведение субъектов в тех областях, где жесткие правовые механизмы воспринимаются негативно, а также тогда, когда акторами являются государства, ревниво относящиеся к своей автономии и государственному суверенитету.

В ряде своих постановлениях, вынесенных против РФ, ЕСПЧ сделал вывод о том, что надзорное производство по ГПК РФ не является эффективным внутренним средством правовой защиты, в связи с чем его исчерпания не требуется для обращения в Европейский Суд. Следствием этих постановлений стало существенное реформирование проверочных производств, выразившееся в следующем:

а) во введении возможности обжалования судебных актов в кассационном порядке в судебную коллегию Верховного Суда РФ взамен ранее существовавшего надзорного производства;

б) в исключении дискреционных полномочий председателя и заместителей председателя Верховного Суда РФ по возбуждению производства в суде кассационной инстанции в целях обеспечения единства судебной практики и законности по собственной инициативе в отсутствие жалобы заинтересованных лиц;

в) в ограничении оснований к отмене судебных актов в кассационном порядке в судебной коллегии Верховного Суда РФ указанием на существенный характер допущенных нарушений норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (ст. 387 ГПК РФ);

г) в установлении четкого единого для всего кассационного производства срока (6 месяцев), в течение которого оно может быть возбуждено, а судебные акты отменены.

Таким образом, надзорное производство превратилось в исключительную экстраординарную стадию, существующую лишь для некоторых, специально поименованных в законе судебных постановлений, ограниченную только Президиумом Верховного Суда РФ и предназначенную для обеспечения единообразия судебной практики и устранения фундаментальных нарушений, посягающих на права, гарантированные Конституцией РФ, общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами РФ, а также на права неопределенного круга лиц и публичных образований.

Заметим, что ЕСПЧ в целом положительно отреагировал на произошедшие изменения.

В то же время обратим внимание, что существующее надзорное производство по ГПК РФ к эффективным внутренним средствам защиты по- прежнему не отнесено. ЕСПЧ в упомянутом выше решении счел, что положения российского законодательства, согласно которым стороны могут обратиться с надзорной жалобой в Президиум Верховного Суда РФ только в том случае, если их кассационную жалобу предварительно рассмотрела по существу судебная коллегия Верховного Суда РФ, делают надзорное производство средством правовой защиты, не доступным для заявителей, а потому – неэффективным.

Другое известное Постановление ЕСПЧ, вынесенное по делу гражданина А.Т. Бурдова и квалифицируемое в юридической литературе как «пилотное» постановление (pilot judgment) или, по терминологии Т.Н. Нешатаевой, как «жесткий прецедент», послужило катализатором принятия Закона о компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок и внесения соответствующих изменений в процессуальные кодексы в части введения процессуальных гарантий соблюдения разумного срока судопроизводства и исполнения судебных актов.

Данную тенденцию по изменению законодательства, без сомнения, следует приветствовать.

В этой связи некоторых комментариев требует Постановление ЕСПЧ 2009 г. по делу гражданина А.Т. Бурдова. Указанным постановлением со ссылкой на п. 2 ст. 44 Европейской конвенции на РФ возложена обязанность ввести «эффективное внутреннее средство правовой защиты или комбинацию таких средств правовой защиты» (§ 6 резолютивной части), что обусловлено наличием структурного сбоя в национальном законодательстве РФ (§ 132-134 мотивировочной части), которое, если не поощряет, то молчаливо допускает судебную волокиту в условиях отсутствия эффективного правового механизма защиты права на судопроизводство в разумный срок. При этом ЕСПЧ констатировал, что имевшие место обстоятельства «не были вызваны изолированным происшествием и не объясняются особым стечением обстоятельств в данном деле.

Мы не разделяем логику и аргументы указанного постановления.

Прежде всего, ситуация, в которой оказался гражданин А.Т. Бурдов, сама по себе не демонстрировала наличие структурной проблемы (сбоя) именно в национальном законодательстве РФ.

Длительность судопроизводства является одной из традиционных проблем цивилистического процесса и свойственна многим правопорядкам, которые на протяжении десятилетий опытным путем стараются выработать правовую формулу, снижающую негативные последствия этого явления. Россия исключением из правил, к сожалению, не является. Однако в это же время вряд ли имеются основания утверждать, как это сделал ЕСПЧ, что российские суды – в авангарде мировых нарушителей разумных сроков судопроизводства. Несмотря на отдельные случаи нарушений, в целом картина соблюденияпроцессуальных сроков не выглядит ужасающей, тем более в сравнении с некоторыми зарубежными юрисдикциями.

Нельзя поддержать и довод ЕСПЧ об отсутствии в РФ эффективного средства правовой защиты права на судопроизводство в разумный срок.

Действительно, до 2009 г. специального нормативного регулирования данного вопроса не существовало. При разрешении дел о возмещении государством вреда, причиненного при осуществлении гражданского судопроизводства, суды руководствовались п. 2 ст. 1070 ГК РФ , согласно которому вред, причиненный при осуществлении правосудия, возмещается в случае, если вина судьи установлена вступившим в законную силу приговором суда. Разумеется, признать такой правовой механизм эффективным и достаточным было нельзя прежде всего из-за лежащего в его основе общеправового принципа юридической ответственности – необходимости наличия вины правонарушителя, которая в данном случае могла быть установлена лишь приговором суда, вынесенным в отношении судьи.

При таких обстоятельствах в условиях обязательности право положений Конституционного Суда РФ на национальном уровне и ранее допускалось взыскание компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок при отсутствии факта осуждения судьи за совершение уголовного преступления. Вывод об обратном, основанный лишь на большом количестве обращений в ЕСПЧ, на чем, в частности, настаивает А.В. Белякова, видится нам недостаточно аргументированным.

Примечательно, что ЕСПЧ не только располагал информацией об этом Постановлении Конституционного Суда РФ на момент вынесения Постановления по делу «Бурдов № 2», но и активно использовал ссылку на него в других делах при обосновании существования на национальном уровне механизма привлечения государства к ответственности за вред, причиненный нарушением разумных сроков судопроизводства.

Как убедительно свидетельствуют некоторые ученые, используя «пилотные» постановления, ЕСПЧ стремился решить свои сугубо организационные проблемы в виде чрезмерной загруженности, однако, полагаем, тем самым он вышел за пределы предоставленных ему Конвенцией полномочий – возлагать на государство какие-либо обязанности по принятию или отмене внутренних правовых актов Европейский Суд не вправе, поскольку, как замечают Н.А. Громошина, А.А. Остроумов, Е.Г. Стрельцова, он компетентен толковать лишь ЕКПЧ вне ее взаимосвязи с системой законодательных актов конкретного государства-участника Конвенции.

Тем не менее, ситуация, в которой оказался гражданин А.Т. Бурдов и многие другие граждане РФ, требовала определенного законодательного решения (и не только в связи с постановлением ЕСПЧ, но и во исполнение Постановления Конституционного Суда РФ от 25.01.2001 № 1-П), поэтому РФ в качестве жеста доброй воли по своей инициативе возложила на себя обязанность по реформированию действующего законодательства. При этом законодатель свободен в выборе средств и механизмов реализации такой обязанности в зависимости от его национальных особенностей и общего концепта процессуального законодательства, равно как и правоприменитель свободен в толковании соответствующего национального законодательства в пределах его компетенции.

Как представляется, решение национального суда только тогда может быть признано мотивированным, когда оно будет содержать ссылки на соответствующие постановления ЕСПЧ и мотивы, по которым суд принял либо отверг ту или иную позицию Европейского суда. По этой причине, на наш взгляд, следует признать правильным подход законодателя, отраженный в п. 4 ч. 4 ст. 180 КАС РФ, и вариант, изложенный в п. 17.2 Концепции единого ГПК РФ (далее – Концепция), согласно которым в мотивировочной части решения суда могут содержаться ссылки на постановления Европейского Суда.

Однако важно понимать, что речь должна идти именно о постановлениях ЕСПЧ (judgment), а не о его решениях в собственном смысле слова (decision). Использование последних в национальных судебных постановлениях недопустимо, поскольку они принимаются исключительно по процедурным вопросам, и толкование гарантированных и признаваемых Россией прав человека и гражданина в них не дается.

Равно недопустимы ссылки на правовые позиции ЕСПЧ, хотя и содержащиеся в его ставших окончательными постановлениях, но касающиеся толкования не конвенционных прав (раздел I ЕКПЧ и дополнительные протоколы к ней), а норм, регламентирующих процедурные особенности судебного разбирательства в ЕСПЧ (раздел II ЕКПЧ, включая выводы о заключении мирового соглашения, открытости судебных заседаний, разумности судебных расходов и т.д.).

Последнее поясним на примере выводов ЕСПЧ о разумности присуждаемых им судебных расходов – подход об использовании данных правовых позиций ЕСПЧ для обоснования разумности присуждаемых на национальном уровне судебных издержек нередок в судебной практике.

Согласно ст. 41 Конвенции, структурно расположенной в разделе II Конвенции «Европейский Суд по правам человека», в случае объявления нарушения государством-ответчиком Конвенции или Протоколов к ней, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне. Ее состав определяется п. 6 Практической инструкции «Требование о справедливой компенсации», являющейся приложением к Регламенту ЕСПЧ (далее – Практическая инструкция), согласно которому справедливая компенсация может быть присуждена в отношении, в том числе судебных расходов и издержек, под которыми в силу п. 16 Практической инструкции понимаются затраты, понесенные заявителем на внутригосударственном уровне и впоследствии в связи с разбирательством дела самим Судом.

Из этого следует, что присуждая судебные издержки, Суд дает толкование не конвенционным правам, соблюдать которые обязались Высокие Договаривающиеся Стороны, в том числе и Россия, а процедурному правилу функционирования ЕСПЧ, принятому самим Судом и распространяющемуся исключительно на его деятельность. Государство обязано исполнить ставшее окончательным постановление ЕСПЧ в части выплаты справедливой компенсации, включая суммы судебных расходов. Однако, по нашему мнению, это исключает не только обязанность, но и право национальных судов учесть соответствующие подходы ЕСПЧ при решении вопроса об определении разумных пределов судебных издержек в соответствии с ч. 1 ст. 100 ГПК РФ, ч. 2 ст. 110 АПК РФ, ст. 112 КАС РФ, поскольку ст. 41 Конвенции, равно как и Практическая инструкция в национальном правопорядке применению не подлежит.

Таким образом, следует разграничивать юридическую силу постановлений ЕСПЧ и юридическую силу его правовых позиций. Первая распространяется на:

а) конкретного заявителя в части признания его жертвой конвенционного нарушения;

б) государство в части обязанности выплатить присужденную Судом справедливую компенсацию и рассмотреть в особом процессуальном порядке вопрос необходимости возвращения лица в первоначальное положение, существовавшее до нарушения его прав, если выплаты компенсации недостаточно.

Вторая же наиболее соотносима с феноменом, получившим название «мягкое право» («soft law»), действие которого проявляется:

а) на законодательном уровне посредством убеждающего воздействия на государство с тем, чтобы побудить его к реформированию национального законодательства, но не под влиянием принуждения, корреспондирующего исполнению международных обязательств, а на основе умелого использования убеждения, опирающегося на непоколебимую логику правовых аргументов и неоспоримый авторитет международного суда; б) в конкретных процессуальных отношениях, когда суды при осуществлении правосудия учитывают правовые позиции ЕСПЧ как обязательный элемент в механизме толкования Конвенции.

Правовой основой создания и функционирования Европейского Суда по правам человека является заключенная в 1950 г. в г. Риме Конвенция о защите прав человека и основных свобод. С точки зрения каталогизации прав и свобод она принципиально не отличается от существовавшей на тот период времени Всеобщей Декларации прав человека 1948 г. Как представляется, это вполне может быть объяснимо тем, что с самого начала работы над документом своей первоочередной задачей Совет Европы считал разработку «Хартии о правах человека, гарантирующей свободу мысли, собраний и выражения мнений».

Вместе с тем, изучение подготовительных материалов принятия Европейской конвенции (Travaux Préparatoires) свидетельствует о том, что и простой копией Всеобщей Декларации прав человека 1948 г. она быть не могла – ее разработчики стремились создать документ, призванный «превратить высокопарные принципы и красивые декларации во что-то реальное, закрепить основные права и свободы настолько четко, чтобы не оставалось сомнения в отношении их содержания, а также снабдить этот документ конкретными мерами, призванными гарантировать соблюдение прав человека и основных свобод».

В числе таких мер государства видели, прежде всего, создание международного суда, действующего в рамках Совета Европы, способного стать, «совестью, которая встревожит умы нации, если ей грозит постепенное растление, предупредит ее об опасности и покажет ей, что та идет по дороге, ведущей далеко, порой даже к Бухенвальду или Дахау».

Легальное закрепление эта идея получила в ст. 19 ЕКПЧ, которая в первоначально действовавшей редакции предусматривала создание двухступенчатого контрольного механизма за соблюдением государствами- членами прав и свобод, гарантированных Конвенцией и протоколами к ней, в виде а) Европейской Комиссии по правам человека, к задачам которой относилось прежде всего решение вопроса о приемлемости поступившей жалобы, а в случае принятия жалобы к производству ее предварительное изучение с участием представителей сторон, а также осуществление расследования, если это необходимо, и принятие мер к дружественному урегулированию дела на основе соблюдения прав человека и б) собственно Европейского Суда.

На сегодняшний день ст. 19 ЕКПЧ подлежит прочтению в редакции Протокола № 11 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод о реорганизации контрольного механизма, созданного в соответствии с Конвенцией, 1994 г. (далее – Протокол № 11), ликвидировавшего Европейскую Комиссию по правам человека и учредившего единый постоянно действующий Европейский Суд по правам человека.

Из системного толкования преамбулы Европейской конвенции, ее ст. 19, а также преамбулы Протокола № 11 следует, что цель деятельности ЕСПЧ проистекает из целей принятия самой Конвенции и заключается в обеспечении соблюдения государствами-членами обязательств по защите прав человека и основных свобод, провозглашенных в разделе I ЕКПЧ и протоколах к ней.

Тем самым, по общепринятой оценке, в рамках Совета Европы был создан не имеющий аналогов особый механизм контроля, представляющий собой «жемчужину», «одну из самых передовых в мире форм международной судебной процедуры».

Однако процесс осмысления и нормативного закрепления указанных способов в тексте международного договора, которым по своей правовой природе является Европейская конвенция, был весьма трудоемким и болезненным – подготовительные материалы Конвенции наглядным образом это демонстрируют

– по различным причинам, многие из которых сохраняют свою актуальность и спустя более 50 лет.

Так, в Великобритании опасались существенного ограничения суверенитета, полагая, что признание обязательной юрисдикции ЕСПЧ будет автоматически означать его право пересматривать положения британского общего и статутного права. Представители Нидерландов допускали возможность многочисленных злоупотреблений, видя во вновь создаваемом суде политическую структуру, а также настаивали на том, что процедура подачи индивидуальных петиций будет сложной и дорогостоящей. В Норвегии полагали, что «если тысячи и тысячи отдельных лиц в различных государствах-членах будут иметь возможность присылать жалобы», то это вовсе парализует работу Европейского Суда.

Компромисс стал возможен благодаря тому, что в качестве одного из основных начал деятельности Европейского Суда провозглашался принцип субсидиарности, официально в Конвенции не поименованный, но выводимый из толкования ее ст. 1, в силу которой именно государства-члены обеспечивают каждому, находящемуся под их юрисдикцией, права и свободы, определенные в разделе I Конвенции, во взаимосвязи с п. 1 ст. 35 ЕКПЧ, закрепляющим, что Европейский Суд может принимать дело к рассмотрению только после того, как были исчерпаны все внутренние средства правовой защиты, как это предусмотрено общепризнанными нормами международного права.

Анализ данного принципа как в отечественной и зарубежной юридической литературе, так и в официальных документах представлен исчерпывающе.

Обобщив существующие суждения, можно прийти к выводу, что принцип субсидиарности по своей правовой природе является организационным принципом деятельности Европейского Суда и представляет собой, с одной стороны, требование об исчерпании всех внутригосударственных средств защиты права до того, как дело поступит в компетентный международный суд, а с другой стороны – обязанность государства-члена а) гарантировать существование указанных средств защиты на национальном уровне и б) обеспечить их организацию и функционирование таким образом, чтобы лицо, право которого нарушено, могло претендовать на получение эффективной правовой защиты.

Такой подход позволил ЕСПЧ начать функционировать, однако он же породил ряд серьезных противоречий в определении правовой природы его деятельности, заметно обострившихся в XXI веке.

Рассмотрим подробнее.

Как уже было указано, жалоба может быть признана приемлемой и, как следствие, принята к производству Европейского суда лишь после исчерпания всех внутригосударственных средств защиты и в течение шести месяцев с даты вынесения национальными органами окончательного решения по делу (п. 1 ст. 35 ЕКПЧ). Интерпретируя данную норму, В.А. Туманов писал, что Европейский суд “самостоятельно в каждом конкретном случае определяет, были ли использованы заявителем все возможные средства защиты, исходя из особенностей правовой системы государства-ответчика, прежде всего системы органов правосудия; из специфических обстоятельств данного конкретного дела. Наиболее стандартный вариант, соответствующий судебной системе подавляющего большинства европейских государств, трехзвенный: суд первой инстанции – апелляционный суд – высший (кассационный) суд. Эта схема может быть усложнена в конкретных ситуациях наличием специализированных судебных систем, участие которых в разбирательстве дела может оказаться обязательным».


В результате в юридической литературе получило распространение суждение о том, что фактически произошло «встраивание» Европейского суда в национальную гражданскую процессуальную форму в качестве последней (высшей) инстанции, осуществляющей правосудные функции.

Весьма показательны в этом отношении суждения экс-председателей Европейского Суда. Ж.-П. Коста, ссылаясь на фундаментальный принцип pacta sunt servanda, обращает внимание на существование иерархии норм, «которая указывает Страсбургский суд в качестве последней инстанции по применению Европейской Конвенции». Его дополняет Р. Рисдал, также полагающий, что «Страсбургский суд следует считать последней инстанцией по делам, рассмотренным в национальных судах».

Представители Европейского Суда в подобных оценках не одиноки – их точку зрения восприняли и многие другие авторы.

По мнению бельгийского юриста Ф. Тюлькенс, «Суд должен выполнять одновременно и конституционную функцию, и функцию отправления правосудия».

Не обойден вниманием анализируемый подход и представителями отечественной юриспруденции.

А.Р. Султанов обращает внимание на «компетенцию Европейского Суда по правам человека по осуществлению надзора за соблюдением прав и свобод человека государствами-участниками», а Л.М. Энтин квалифицирует эти права и свободы в качестве субъективных.

Т.В. Соловьева в своем диссертационном исследовании (2014 г.) доказывает, что Европейский Суд хотя и не является государственным органом, но представляет собой надгосударственный механизм защиты прав и свобод заинтересованных субъектов, осуществляет правосудие, результатом которого является постановление ЕСПЧ.

Таким образом, по существу данные суждения свидетельствуют об отнесении ЕСПЧ к числу форм защиты субъективных гражданских прав и законных интересов, более того – к числу судебных форм защиты прав и законных интересов, а правовая природа его деятельности определяется как правосудие.

По нашему мнению, с указанными суждениями согласиться нельзя.

Форма защиты в юридической литературе определяется как процессуальная категория, под которой понимается устанавливаемая законом деятельность компетентных органов по защите права, порядок защиты права тем или иным юрисдикционным органом.

Ядро судебной защиты образует правосудие, которое обладает собственными признаками, к числу важнейших из которых в доктрине традиционно относят следующие:

а) это деятельность особого органа государственной власти – суда,

б) направленная на рассмотрение и разрешение дела по существу и

в) осуществляемая в соответствии с установленной процессуальным законодательством цивилистической процессуальной формой.

На наш взгляд, деятельность ЕСПЧ с выделенными признаками не соотносится, следовательно, не представляется возможным определять ее правовую природу как правосудие, а возможность обращения граждан в ЕСПЧ – как судебную форму защиты субъективных прав.

Кроме того авторы, доказывающие точку зрения о правосудном характере деятельности ЕСПЧ, исходят из ошибочного, на наш взгляд, определения его правовой природы как наднациональной организации.

Несмотря на то, что вопрос о правовой природе деятельности ЕСПЧ продолжает дискутироваться, квалификация Суда в качестве международной наднациональной межгосударственной организации в отечественной литературе преобладает.

Мы не разделяем данный подход.

По свидетельству М.М. Бирюкова, впервые термин «наднациональность» употребили в 1814 г. французские мыслители О. Сен-Симон и О. Тьерри, предсказывавшие создание по окончании эпохи войн и революций европейского сообщества с наднациональным парламентом.

В современной литературе сложились следующие подходы к определению наднациональности.

А.Э. Толстухин свидетельствует о существовании четырех основных признаков наднациональной организации:

а) наднациональная власть является иерархически более высокой по сравнению с государственной властью;

б) она независима от государств-членов;

в) волеизъявление наднациональной организации имеет нормативную силу и прямое действие на территории государства-члена;

г) институты наднациональной организации должны иметь возможность самостоятельно расширять пределы своей компетенции.

В целом, с ним солидарна Т.Н. Нешатаева, которая анализируя данный вид международных организаций с формально-юридической позиции, выделяет четыре их необходимых признака:

а) право международной организации на вмешательство в вопросы, относящиеся к внутренней компетенции государства согласно его конституции;

б) полномочия организации на создание в целях регулированияэтих вопросов правил, обязательных для государств-членов, и механизмов контроля и принуждения к соблюдению этих правил;

в) возложение широких полномочий по созданию правил и контролю за их соблюдением на непредставительные органы, т.е. на международных служащих;

г) право организации своими решениями обязывать и управомочивать физических и юридических лиц государств-членов.

На наш взгляд, ЕСПЧ с выявленными признаками наднациональных международных организаций не соотносится. Международные суды представляют собой специфические институты международного права, назначение и правовое положение которых существенно отличается от традиционных международных органов.

Полагаем, ЕСПЧ не приобретает характера наднациональной юрисдикции в области защиты субъективных прав; правосудные функции осуществляют только внутригосударственные суды.

Европейский Суд и заявитель (физическое или юридическое лицо, обращающееся с жалобой против государства-ответчика) в процессуальные правоотношения, связанные с защитой субъективных прав вовсе не вступают; правовая природа складывающихся между ними правоотношений иная – они связаны не с защитой субъективных прав, бывших предметом правосудия, а лишь с констатацией (посредством особой международной судебной процедуры) факта нарушения государством-ответчиком тех или иных положений ЕКПЧ. Именно такое понимание наиболее соответствует цели деятельности Европейского Суда, провозглашенной в ЕКПЧ, – обеспечение соблюдения государствами-членами обязательств по защите прав человека и основных свобод

Установив факт нарушения государством норм ЕКПЧ, сам Европейский Суд не вправе принять дальнейшие меры, чтобы устранить его в тех случаях, когда такое нарушение носит длящийся характер либо обусловлено допущенными национальным судом существенными нарушениями норм процессуального права, поскольку это так или иначе потребует пересмотра национальных судебных постановлений, что в системе международной юрисдикции осуществить невозможно.

Таким образом, защита субъективных прав и законных интересов – задача самих государств.

Следовательно, наиболее обоснованным представляется квалифицировать ЕСПЧ не в качестве очередной инстанции, осуществляющей правосудие (подход, основанный на теории наднациональности), а в качестве международного суда, деятельность которого представляет собой один из способов (посредством толкования норм) обеспечения действенности Конвенции о защите прав человека и основных свобод. С этих позиций следует определять и юридическую силу постановлений ЕСПЧ, которая, по нашему мнению, имеет иную онтологию в сравнении с законной силой национального судебного решения – в них нет ни res iudicata, ни государственной воли.

Таким образом, Европейский Суд представляет собой международный орган, обеспечивающий посредством толкования норм ЕКПЧ соблюдение государствами-членами обязательств по защите прав человека и основных свобод и, тем самым, жизнеспособность и действенность самой Конвенции. Его основной задачей в контексте цивилистического процесса является гармонизация национальных юрисдикций с точки зрения общепризнанных стандартов правосудия посредством толкования подлежащих применению конвенционных норм.

Аннотация. В данной статье рассматривается, какое влияние оказывают спорт и туризм на развитие Краснодарского края. В тексте приведена статистика, какой доход получает регион от каждой из обозначенных отраслей. Описываются преимущества, которыми обладают данные сферы в Краснодарском крае. Также в данной статье указывается, почему спорт и туризм являются ведущими отраслями жизнедеятельности Краснодарского края. На основе статистических данных сделан вывод о том, какую роль эти сферы играют в развитии региона.

Ключевые слова: Краснодарский край, спорт, туризм, развитие региона, развитие Краснодарского края.

На развитие края оказывает влияние множество различных факторов. Спорт и туризм также являются одними из основополагающих сфер, от деятельности которых зависит и дальнейшее процветание региона. Во многом именно благодаря этим сферам о крае узнают жители других областей и стран. Спорт и туризм помогают распространять о регионе самую интересную и актуальную информацию, привлекают гостей и продвигают среди населения все достоинства и достопримечательности края, тем самым делая его более популярным не только среди жителей ближайших городов, но и далеко за их пределами.

Краснодарский край не является исключением. Точно так же, как и в других регионах страны, здесь огромное значение имеют спорт и туризм. Возможно, что именно Краснодарский край даже больше, чем какой-либо другой, уделяет внимание этим отраслям жизнедеятельности. Тем более, что регион обладает исключительными и уникальными возможностями для развития именно этих сфер.

На территории Краснодарского края находятся два моря: Чёрное и Азовское. Кроме того, край охватывают многочисленные горы, леса и равнины. Благодаря уникальному географическому положению и климату сюда ежегодно стекаются миллионы туристов со всего мира. Каждый год число гостей из различных уголков страны и зарубежья только растёт. По данным Федерального агентства по туризму, в 2018 году Краснодарский край посетили более 17 миллионов туристов. Этот показатель превысил на миллион даже цифры 2017 года. В этом нет ничего удивительного. Уже на протяжении многих лет курортно-рекреационный комплекс является одним из ведущих отраслей этого края[4].

На территории курортно-туристского комплекса находятся более тысячи здравниц, более 400 туристских предприятий, более 6 тысяч отелей и гостиниц, около сотни пляжных территорий и почти 70 горнолыжных трасс. В здравницах могут одновременно отдыхать более 200 тысяч посетителей, что является третью ёмкости всех российских курортов. Благодаря уникальности географического положения, на курорты Краснодарского края туристы приезжают круглый год. Летом гостей чаще всего привлекает Черноморское побережье. А зимой большим спросом пользуются горнолыжные курорты. Кроме того, Краснодарский край является местом крупных туристических событий различного уровня. Здесь проходят гонки «Формула-1», известный фестиваль «Кинотавр», фестиваль воздухоплавания, гастрономический и многие другие фестивали, на которые приезжают тысячи гостей из разных городов и стран [5].

По своим объёмам услуги курортно-туристской отрасли в Краснодарском крае равняются третьей части всех платных услуг, оказываемых населению. При таком количестве туристов, которых каждый год принимает край, не сложно догадаться, какой доход приносит туризм в бюджет региона. По исследованию, проведённому Сбербанком, только за 10 месяцев 2018 года чистый экспорт туристических услуг от внутреннего туризма в Краснодарском крае составил 60,5 миллиардов рублей. Это лидирующий показатель среди всех других регионов России. А доходы от внутреннего туризма превышают 90 миллиардов рублей. Это значит, что благодаря сильно развитой туристической сфере в Краснодарский край ежегодно поступают довольно крупные суммы денег [3].

Помимо туризма на территории Краснодарского края довольно развита и спортивная отрасль, что также оказывает значительное влияние на благополучие региона. Здесь активно развиваются 55 видов спорта. Работают спортивные школы и школы олимпийского резерва. О значении спорта также говорит и постоянно увеличивающееся число спортивных объектов в регионе, и проведение масштабных спортивных событий [6].

Только за последнее десятилетие в Краснодарском крае появилось более тысячи новых спортивных объектов. Сейчас их насчитывается около десяти тысяч по всему региону. Огромное количество новых объектов, причём не только спортивных, было возведено специально к Зимним Олимпийским играм в 2014 году, которые проводились в Сочи. Всего было построено около 400 объектов, направленных в том числе на развитие самого города в качестве круглогодичного курорта. Кроме того, Олимпийские игры способствовали привлечению в Краснодарский край тысяч гостей со всего мира. Только одних спортсменов, участвовавших в Олимпиаде и приехавших из 88 стран мира, насчитывалось около трёх тысяч. А болельщиков было в разы больше. Во время проведения игр регион посетили представители более 120 стран. По подсчётам специалистов, доходы от проведения Зимних Олимпийских игр в Сочи превысили 1,3 миллиарда долларов [2].

Совсем недавно Краснодарский край стал местом проведения очередных масштабных спортивных соревнований. В прошлом году Сочи принимал Чемпионат Мира по футболу. На сочинском стадионе прошли шесть матчей, а в самом регионе остановились шесть футбольных команд. Более 260 тысяч болельщиков собралось в Краснодарском крае, из них около 65 тысяч являлись иностранными гражданами [3]. Проведение таких масштабных событий говорит о том, что Краснодарский край является одним из популярных и перспективных регионов.

Краснодарский край - один из ведущих в России по массовому спорту и спортивным достижениям. Почти половина населения региона систематически занимаются физической культурой и спортом. На развитие спорта в Краснодарском крае каждый год уходит около 10 миллиардов рублей. Но все затраченные средства окупаются благодаря достижениям спортсменов. Ежегодно они пополняют копилку сотнями новых наград различного уровня. Среди спортсменов, прославляющих Краснодарский край, есть и чемпионы СССР, и чемпионы России. Они регулярно участвуют во Всероссийских и Международных соревнованиях, где представляют свой регион. Своими победами они приносят славу и успех своей малой Родине.

Таким образом, спорт и туризм в Краснодарском крае являются одними из популярных и перспективных направлений. Как следствие, именно эти сферы оказывают наибольшее влияние на развитие самого региона. Ежегодно спорт и туризм приносят в бюджет Краснодарского края миллиарды рублей. Поступления только из одних этих отраслей превышают целые бюджеты некоторых российских регионов. Поэтому спорт и туризм Краснодарского края осуществляют ценный вклад в развитие своего региона.

1.1 Сущность, цели и принципы управления человеческими ресурсами

Каждая компания является целостной системой хозяйствования. Одна из ключевых подсистем состоит в управлении персоналом. За последние годы все более важным смысловым значением обладают вопросы эффективности и качества управления персоналом предприятия как фундаментального фактора его устойчивого и стабильного развития. Опыт управления персоналом в рамках одной организации, полученный в развитых государствах, естественно, выражает все преимущества потенциала сотрудников, в т. ч. творческие, организаторские, интеллектуальные и иные аспекты [9]. Управление является непрерывным процессом планирования, организации, контроля и мотивации, нацеленным на объект управления для достижения ключевых целей предприятия. Наиболее точно понятие управления персоналом раскрывается в определении, которое дал Кибанов А. Я. [37] Управление персоналом является целенаправленной деятельностью руководителей подразделений и специалистов, руководящего состава предприятия, состоящей из разработки стратегии и концепции кадровой политики, принципов и методов управления персоналом предприятия [37, c. 42]. Управление персоналом заключается в разработке системы управления; создании плана работы с персоналом; планировании работы с кадрами, выявлении потребности предприятия в персонале и кадрового потенциала, осущетвлении маркетинговых мероприятий.
В текущих экономических условиях персонал является стратегическим фактором, определяющим будущее предприятия. Персонал является совокупностью личностей, каждая из которых, в свою очередь, имеет индивидуальность, интеллект, способности к творчеству, а также саморазвитию.
Принципы управления персоналом – правила, основные нормы и положения, которые должны соблюдаться руководителями и специалистами в управлении персоналом. Они выражают требования объективно действующих экономических законов, в связи с чем и сами считаются объективными.
Управление персоналом предприятия производится по следующим принципам [18]:
— Альтернативность — многовариантная разработка предложений по созданию системы управления персоналом, а также выбор наиболее рационального варианта для определенных условий производства.
— Гибкость — говорит об адаптируемости системы управления сотрудниками к меняющимся целям управленческого объекта, а также условиям работы данного объекта.
— Децентрализация — в каждых вертикальных и горизонтальных разрезах СУП нужно обеспечивать рациональную автономность структурных подразделений либо же отдельных управленцев, с передачей ответственности и прав на уровни нижестоящие.
— Единоначалие — сосредоточение власти в руках линейных руководителей, сотрудник получает распоряжение, а также отчитывается перед единственным и непосредственным начальником.
— Принцип иерархичности — в рамках системы работы с персоналом нужно обеспечивать иерархические взаимодействия между уровнями управления (отдельными руководителями и структурными подразделениями), основывающееся на разграничении власти, решений, а также сведений по уровням управления.
— Коллегиальность — менеджеры ведут тесную работу друг с другом и связаны узами взаимозависимости и сотрудничества, принимая участие в разработке наиболее важных решений.
— Комплексность — в процессе формирования системы управления персоналом важен учет всех факторов, воздействующих на систему управления (внешних и внутренних, состояния объекта управления и пр.), и охват всех подсистем работы с персоналом.
— Эффективность — подразумевает рациональную организацию СУП на основании сокращения доли расходов на управление в общей сумме затрат на 1 единицу выпускаемых товаров.
Признание приоритетности развития личности, которое обеспечивает применение человеческого ресурса в сбалансированных интересах предприятия и работника, является исходным принципом управления персоналом [3, c. 180].
Рассмотрение персонала как человеческого ресурса означает:
1) индивидуализацию подхода к сотрудникам в рамках общности их интересов, а также интересов предприятия;
2) осознание нехватки достаточно высококвалифицированных кадров, а также привлечение последних;
3) отказ от мнения, что персонал является даровым благом, не требующим затрат со стороны работодателей;
4) регулирование и изучение групповых и личностных отношений, кадрового потенциала, обеспечение психофизиологических требований, управление конфликтами и пр.
Управление персоналом является деятельностью, связанной с руководством людьми (сотрудниками, отдельными группами, коллективами), нацеленной на достижение тех или иных целей организации, путем использования труда, таланта, а также опыта данных людей [15, c. 40]. Ключевые компоненты удовлетворенности таковы: 1) материальная заинтересованность (социальная сфера, зарплата); 2) трудовые условия (удобство рабочего места, эргономика); 3) перспективность и карьера; 4) интерес к работе. Цель управления персоналом – побудить работников развивать собственные способности для более продуктивного и интенсивного труда (руководителю следует не приказывать собственным подчиненным, а направлять их усилия, оказывать помощь в раскрытии их способностей). Управление человеческими ресурсами – это одна из характеристик, при помощи которой определяется надежность управления организации [22, c. 60].
Система управления персоналом выступает в качестве одной из наиболее важных составных элементов в системе менеджмента. От уровня эффективности постановки работы с персоналом, в большой зависимости находится качество человеческого ресурса, вклад их в достижение целей субъекта хозяйствования, а также качество всей предпринимательской деятельности [16, c. 121].
Ключевая цель системы управления персоналом организации – обеспечить предприятие высококачественными профессионалами, из этого следуют такие задачи:
1) привлечь персонал (человеческие ресурсы), требуемый для достижения намеченной цели;
2) предоставлять компенсацию в виде вознаграждения за труд, расходы времени, энергию, интеллект, вносимые персоналом в общий процесс работы для достижения целей, которые ставит предприятие;
3) оценка участия каждого сотрудника в достижении определенных целей;
4) способность к обеспечению условий конкурентоспособности и долгосрочного развития организации за счет регулирования отношений между персоналом и нанимателем в рамках стратегии организации;
5) подготовить персонал к приведению его навыков и умений в соответствие с задачами организации.
Управление персоналом по-прежнему выступает как самое проблемное направление в общей системе управления. Так, руководящее звено обращает особое внимание преимущественно на управление производством, нюансы маркетинга, финансовые вопросы. При этом они необоснованно упускают из виду управление человеческими ресурсами [25, c. 116]. Прежде всего, отметим, что выделяются различные подходы к управлению персоналом. Вместе с тем их ключевое отличие основано на дифференцированном отношении к персоналу как к управляемому объекту. Существуют следующие подходы [7, c. 150]: 1) Первый фундаментальный подход (К. Маркс и Ф. Тейлор) состоит в том, что работники не считаются отдельными личностями, а в качестве управляемого объекта определяют труд как функцию персонала. 2) Второй подход – здесь проводится рассмотрение признания персонала организации как независимого объекта управления. При указанном подходе в управлении персоналом есть такие концепции:
? рассматривает всех работников по занимаемым ими должностям и исполняемым ролям;
? управление человеческим ресурсом, основанное на фактическом смещении фокуса с занимаемых должностей собственно на личности как самостоятельных объектов в организации. 3) Основой третьего подхода является то, что коллектив организации рассматривается в качестве довольно сложного капитала или ресурса в системе управления предприятием. На данной стадии развития указанных теорий осуществляется их отождествление с менеджментом всего предпринимательства, где каждого сотрудника определяют в качестве источника конкурентного преимущества предприятия.
Данные подходы обладают множеством весомых преимуществ. Но, невзирая на это они не формируют требуемых условий к максимальному использованию потенциала, работников организации. Для данного подхода характерно одностороннее решение проблем, которое мешает их устранению и не допускает повторного возникновения [35]. Поскольку персонал является наиболее изменчивым фактором, требуется исследование принципиально другого подхода, смысл которого будет заключаться в эффективном применении и профессиональном развитии. Указанный подход определяет необходимость создания конкретных социальных условий, когда максимально эффективно используются человеческие ресурсы [16, c. 121]. Проведя анализ разных подходов к содержательно-сущностной характеристике процесса управления персоналом, возможно нижеследующее определение. Управление персоналом должно пониматься в качестве совокупности методов, способов, процедур и технологий работы с кадрами, используемых в определенной компании [39, c. 38]. Соответственно, одна из базовых функций, присущих процессу управления персоналом – это его развитие. Это обусловлено значительным усилением важности человеческого фактора в процессе производства на современной стадии. Требуется реальная оценка рациональности проведения инвестиций организации в рабочую силу, абсолютно другой подход к принятию окончательных управленческих решений.

1.2 Особенности управления человеческими ресурсами в современных условиях

Современные тенденции развития экономики обуславливают принципиально новые подходы к управлению предприятиями. Развитие высоких технологий (hi-tech), глобализация информационных взаимодействий, компьютеризация – все это влияет на изменение привычного уклада функционирования предприятий. Компании, обладающие мощными информационными системами, имеют преимущество перед конкурентами за счет более эффективной работы с информацией, ее созданием, накоплением и использованием, а небрежное отношение к качеству систем обработки потоков информации ведет к потере конкурентоспособности на рынке. Но в последние годы темпы прогрессивного усложнения внешней среды, вынуждают компании задействовать не только уже имеющиеся, но и искать скрытые ресурсы. К таким организационным ресурсам можно отнести человеческий, открывший огромный потенциал повышения эффективности работы организации. Поэтому следует уделить особое внимание обеспечению эффективного управления персоналом [27, c. 73].
Индустриальная экономика в конце ХХ столетия трансформировалась в постиндустриальную, то есть экономику, основанную на знаниях. Специфика трудовых отношений в ней характеризуется факторами: ? приоритет сферы услуг, производства знаний перед материальным производством;
? появление новых форм занятости (неполная занятость, вторичная занятость, совместительство, гибкий график рабочего времени, работа по совместительству, выполнение разовых проектов (freelancing) и т.п.), возможность работать дистанционно, elancing;
? помимо занятости по найму, значительная часть работников является самозанятыми, занятыми на семейных предприятиях и т.п.;
? владение собственными «средствами производства», как результат — автономность работника, независимость от собственника, высокая самостоятельность, стремление к совершенствованию;
? более высокий уровень грамотности работников, который позволяет им отстаивать свои права индивидуально и быть в меньшей степени заинтересованными в профсоюзной защите;
? денежная форма оплаты труда дополняется неденежными компенсациями и льготами;
? результат труда может быть измерен количественно, но на первый план выходят качественные показатели;
? главный ресурс – знания, информация, «не характеризуется ни конечностью, ни истощаемостью, ни потребляемостью в их традиционном понимании. Основным условием, лимитирующим приобщение к столь доступному ресурсу, выступают специфические качества самого человека – наличие или отсутствие способности к интеллектуальной активности, как форме накопления, переработки и генерации новых знаний»; ? восприятие индивидом своей занятости изменяется: это не только средство обеспечения материальных потребностей, но и возможность для удовлетворения потребностей нематериальных;
? возрастает эластичность предложения труда. Соответственно, издержки делятся между работодателем и работником, а также потребителями в зависимости от эластичности спроса и предложения труда [19].
Интеллектуализация труда привела к выделению на рынке труда нового профессионального сегмента – специалистов в сфере IT, обладающих следующими особенностями: ориентация на работу с информацией, ориентация на знание, использование интеллектуальных способностей, предложение на рынке уникального продукта и др. Перечисленные особенности приводят к смене трудовых ценностей, формированию новой трудовой этики, сдвигу трудовых ценностей от материальных к интеллектуальным. Как следствие, происходит изменение представлений о достойном труде и его критериях, как основы для индикации и разработки параметров по оценке данного сегмента рынка труда [45]. В сфере управления кадрами имеют место значительные изменения. Вместо общепризнанной практики работы с кадрами, нацеленной на фактическое потребление рабочей силы, большой актуальностью обладают модели управления, предполагающие следующее:
? применение комплекса программ, связанных со стимулированием персонала с существенным расширением полномочий в принятии окончательных решений;
? создание реальных условий к фактическому расширению собственных знаний, повышения квалификации на принципе постоянства, профессионального самосовершенствования;
? гибкое применение человеческих ресурсов, использование творческой и организаторской активности персонала; ? формирование новых моральных ценностей, с которыми согласны все работники организации и пр. [8, c. 85]
Соответственно, важной ролью обладает необходимость сфокусироваться на управлении персоналом, поскольку указанное направление – ключевой фактор стабильного развития компании.
По словам Д. Ульриха и У. Брокбэнка, концепция ценности управления персоналом формируется из 5 составных частей стратегического управления персоналом (таблица 1): целевые группы (аудитории), внешние условия предпринимательства, системы и технологии УП, соответствующие специалисты, ресурс службы УП [8, c. 41].

Таблица 1 - Задачи и цели управления персоналом для формирования конкурентного преимущества субъекта хозяйствования
Составляющие элементы конкурентных преимуществ УП (цели) Задачи УП для формирования конкурентных преимуществ
Знание внешней среды (экономика, технологии, демография, глобализация) Изучение воздействий внешней среды на СУП. Адаптация, а также распределение ресурсов.
Исполнение интересов целевых аудиторий (инвесторов, клиентов, сотрудников и менеджеров) Создание рыночной ценности для инвесторов путем управления персоналом. Расширение клиентской базы через налаживание тесных связей с целевыми клиентами. Оказание линейным руководителям помощи в реализации стратегии путем наращивания организационного потенциала. Создание заметного конкурентного преимущества для работников, а также наличия у них требуемых способностей и навыков для исполнения собственной работы. Продолжение таблицы 1
Составляющие элементы конкурентных преимуществ УП (цели) Задачи УП для формирования конкурентных преимуществ
Создание систем и технологий управления персоналом (производительность, люди, рабочие процессы, информация) Реализация управления бизнес-процессами, связанных с персоналом так, чтобы создать конкурентное преимущество. Реализация управления процессами, имеющих связь с управлением результатами работы, так, чтобы сформировать конкурентное преимущество. Реализация управления процессами, которые связаны с информацией, так, чтобы сформировать конкурентное преимущество. Реализация управления процессами, которые связаны с организацией работы, так, чтобы сформировать конкурентное преимущество.
Развитие ресурсов службы УП (политика и стратегия управления персоналом) Четко определенный процесс стратегического планирования для реализации инвестиций в управление персоналом согласно бизнес-целям компании. Создание политики и стратегии управления персоналом в согласно бизнес-стратегии компании.
Профессионализм в УП (роли, развитие и компетенции соответствующих специалистов) Точное распределение обязанностей и ролей в службе УП. Обеспечение развития способностей сотрудников службы УП показывать свои собственные профессиональные компетенции. Вложения в сотрудников УП для того чтобы обеспечить им требуемое развитие и обучение.

Практический результат процесса стратегического управления – это выбор и проработка стратегии. По нашему мнению, стратегия управления персоналом является важнейшим направлением формирования конкурентоспособного высокопрофессионального персонала к достижению долгосрочных целей и выполнению общей стратегии компании.

1.3 Методы управления человеческими ресурсами

Под влиянием новых условий меняется и персонал. Сотрудники испытывают влияние цифровизации, распространения международных связей, культурного многообразия, автоматизации и социальных сетей. При этом ожидания от бизнеса, потребности и спрос развиваются гораздо быстрее, чем прежде. Сегодня компании с низкой производительностью труда быстро теряют свои позиции, поскольку рыночная оценка компаний на фондовом рынке определяется достижениями в области интеллектуальной собственности и услуг, а не производством реальных товаров или средств производства [42].
Учитывая темпы изменений и постоянную необходимость адаптироваться, не вызывает удивления тот факт, что руководители компаний определили создание организации будущего в качестве наиболее важной задачи на 2017-2018 год. Столь высокий интерес указывает на необходимость перехода от разработки организаций нового типа к активному созданию организационных экосистем и сетей. Центральную роль в организации будущего играет адаптивность, поскольку компании соревнуются в наиболее быстрой замене структурной иерархии на сеть команд со всеми нужными полномочиями [32].
Концепцию построения карьеры подвергли радикальному пересмотру, ввиду чего компании прибегают все чаще к концепции беспрерывного обучения персонала с обеспечением работников возможностью быстрого и легкого получения новых навыков и самостоятельного определения условий обучения. Во всех ведущих компаниях службы по работе с персоналом помогают сотрудникам профессионально развиваться и строить успешную карьеру благодаря принятию концепции, описанной в книге «Столетняя жизнь» (The 100-Year Life). Новыми моделями обучения под сомнение ставится идея построения статичной карьеры, а также отражается принцип уменьшения «периода полураспада» профессиональных навыков, являющийся критичным для организации нынешнего столетия.
С изменением характера работы, а также профессиональных навыков проведение поиска и подбора необходимых кадров обладают все большей актуальностью. Сейчас субъекты хозяйствования определяют привлечение перспективных сотрудников в качестве третьей по важности задачи. Ведущие компании пользуются социальными сетями, аналитикой и когнитивными инструментами как новыми методами поиска специалистов, их привлечения при помощи международного бренда, а также определения того, кто больше всего из них подходит под работу, команду и компанию. Новое поколение когнитивных технологий ведет к радикальному изменению процесса подбора персонала, который все еще пребывает на начальном этапе кардинальных преобразований [47].
Вовлеченность и культура выступают в качестве необходимых компонентов создания «положительного опыта» работника, вместе с этим все больше ведущих субъектов хозяйствования идут на первые контакты с потенциальными работниками, проводя рассмотрение перспектив взаимодействия с ними и после того, как завершили карьеру. Сейчас субъекты хозяйствования проводят оценку опыта персонала в целом сквозь призму карьерного развития любого работника, анализ потребностей, а также ожиданий персонала, контроль за показателями лояльности работников. Реорганизация рабочего места, изменения подходов к улучшению производительности труда и благосостояния выступают в качестве обязательных задач функции по работе с сотрудниками.
На протяжении последних 5 лет субъекты хозяйствования пользовались новыми подходами в целях повышения эффективности, обращая особенное внимание на получение обратной связи, наставничество, а также сокращение значимости оценки эффективности труда. За этот год компании перестали применять данную практику и занялись разработкой совершенно новых моделей. Невзирая на неполное соответствие имеющегося в распоряжении служб, занимающихся работой с персоналом, ряда технологических решений требованиям времени, нужно отметить работу новых подходов к управлению эффективностью, их способствование улучшению производительности и изменение ими корпоративной культуры [63].
С трансформацией субъектов хозяйствования и появлением цифровых моделей субъектов хозяйствования требуется изменение и самого руководства. Субъекты хозяйствования громко говорят о необходимости готовить более молодых руководителей, а также готовых быть гибкими и принимать различия в культурах, а также новые модели управления, дающие возможность управления бизнесом с применением цифровых технологий. Хоть классические схемы подготовки руководителей и являются популярными, субъекты хозяйствования раздвигают сформировавшиеся иерархические границы, обеспечивая продвижение нового поколения руководителей, свободно себя чувствующих в условиях стремительно изменяющейся предпринимательской среды [71].
С трансформацией субъектов хозяйствования в цифровые организации, функцию по работе с сотрудниками нужно сделать одной из ключевых в цифровой организации. Это говорит о переходе от цифровизации HR-платформ к введению цифровых мест работы, цифровизации деятельности работников, а также развертыванию технологий, ведущих к изменению методов работы и взаимодействий работников. Нужно отметить, что перспектива перехода на работу с сотрудниками в цифровом формате с течением времени все более отчетливо, которая состоит также из большего разнообразия вариантов цифровых взаимодействий и новых платформ, а также широкого набора инструментария, чтобы выстраивать цифровую организацию текущего столетия, набора персонала, а также создавать улучшенные рабочие места.
Данные о людях становятся все более важными, тем не менее, произошло изменение акцентов в HR-аналитике. Из дисциплины технического характера, которой занимались ранее специалисты по работе с информацией, HR-аналитика стала бизнес-дисциплиной, оказывающей помощь в обеспечении операционной деятельности, управлении и привлечении талантов, а также финансовой эффективности. Вместе с этим по-прежнему очень сложно иметь выгоды из применения HR-аналитики [25]. Повестка дня высшего руководства компаний сегодня состоит из вопросов открытости, беспристрастности и равенства возможностей. Руководители больше не должны возлагать реализацию стратегий в области культурного многообразия на директоров по работе с персоналом или директоров по культурному многообразию.
Новые приоритеты в форме подотчетности, сведений, прозрачности, а также соблюдения принципа разнообразия во всем рабочем процессе значительно благоприятствуют преодолению неосознанных убеждений в предпринимательской среде. Несмотря на эти усилия, не всегда удается обеспечить связь с реальностью. Проблемы, связанные с культурным многообразием и равенством возможностей, по-прежнему вызывают несогласие и не поддаются решению во многих организациях.
Роботизация, искусственный интеллект, когнитивные вычисления и сенсоры давно стали занимать ключевое место в нашей действительности вместе с концепцией экономики, открытой для талантов. Предприятия должны принимать на работу не просто штатных специалистов, но также и сотрудников, работающих удаленно, сдельно, обширные группы представителей трудового рынка.
Вместе с этим расширение возможностей штатных и внештатных трудовых ресурсов происходит за счет использования ПК и ПО. Совокупность данных тенденций меняет формат и содержание почти любой работы, а также влечет переосмысление подходов к процессам планирования персонала. Такого рода изменения уже осуществляются.
Большинство коммерческих организаций имеет дело с необходимостью постоянной модернизации подходов к управлению персоналом. От того, насколько действенным будет соответствующее направление менеджмента, в большой зависимости находится рентабельность, а также финансовая устойчивость бизнеса. Сегодня для топ-менеджеров РФ и развитых государств открыты различные возможности в части определения грамотных подходов к управлению персоналом [24,c.51].
Таким образом, развитие теорий, на которых базируется управление персоналом, происходит в сторону смещения акцентов с жесткого регламентированного управления к самоуправлению и самоорганизации, с вертикально-иерархической организации систем к горизонтальным и далее к саморегулирующимся.
Человек, который связан без отрыва с имеющимися у него знаниями, становится первостепенным. Новые ресурсы формируются как раз человеком. Ценность ресурсов состоит в информации, знаниях технического характера, которые человек смог получить до того, как на работу его наняли, а также в полученных в работе. У таких работников чаще всего есть те или иные уникальные знания в отношении субъекта хозяйствования, практически не поддающиеся проведению количественного измерения. Условия в нашей стране являются такими, что субъект хозяйствования, после найма нового молодого специалиста на предприятие и после оценки тех перспектив, которые он может принести для субъекта хозяйствования, начинает осуществлять довольно большие затраты на то, чтобы обучить такого специалиста. Потом же он с этого рабочего места уходит либо же осуществляет переход на предприятие-конкурента. В связи с этим за счет эффективного УП предприятие может сэкономить большое количество средств, а также обеспечить прибыли существенный рост. В качестве частного примера, указывающего на неэффективность УП, можно назвать утечку тех или иных данных, причина которой – недобросовестность со стороны работников. К примеру, FIAT (автопроизводитель из Италии) потерпел большие убытки после того, как китайскому автопроизводителю была «слита» информация о готовящейся модели FIAT Panda, после чего был выпущен GreatWall Peri [6].
Поэтому, поступая на службу, молодые люди нового поколения создают серьезные проблемы для сложившейся административной системы управления. К числу таких проблем относятся: ? отсутствие жестких графиков рабочего времени – работа может быть сделана в течении меньшего времени или со сдвигом во времени. Например некоторые специалисты IT технологий адоптированы к ночному образу жизни, при котором максимум их работоспособности выпадает на вечернее и ночное время. К тому же время, которым располагает человек, делится не только между трудом и досугом, но может включать также время на домашнее хозяйство. Кроме того, нет четкого распределения времени между работой и досугом, то есть время досуга может быть посвящено чему-то, связанному с работой. Отсюда следует заинтересованность в соблюдении баланса работы и личной жизни;
? идентификация себя с профессией, а не с организацией. Зачастую специалисты в сфере IT не могут найти общего языка с сотрудниками своей фирмы в силу отпечатка своей специальности;
? заработок человека зависит не только от заработной платы, отработанного времени, занимаемой должности, но и от результатов его деятельности. Работник информационных технологий может подать идею или самостоятельно создать бренд, способный полностью изменить положение компании на рынке продукции; ? человек потребляет набор благ, который может приобрести на совокупный доход (с учетом доходов, не связанных с работой), а также произвести самостоятельно в домашнем хозяйстве; ? решение о предложении труда уже не индивидуальное, а семейное, так как желание члена семьи работать в сфере информационных технологий может внести изменения в жизни всего семейства;
? полезность зависит не только от потребления и досуга, но, например, для собственников своего дела, от желания сохранить и передать свое дело, от долгосрочного потока благ;
? снятие территориальных ограничения для работника – информатизация общества, начавшаяся в 80-х годах прошлого столетия открыла новый информационный ресурс – глобальная сеть Интернет и новые технологии, позволяющие работать буквально в любом месте миниатюрным персональным гаджетам и системам беспроводной связи.
Однако обойтись без таких специалистов уже нельзя: без их нового человеческого ресурса организация может не приобрести вообще. Поэтому нужно просто принять их в таком качестве и как можно скорее начать считать их интеллектуальным капиталом предприятия и одним из основных его ресурсов. В ближайшие десятилетия все больше людей и организаций начнет понимать, что не только техника или здания составляют важнейшие активы компании.
Одним из важнейших направлений информатизации становится совершенствование профессионального многообразия информационной деятельности, подразумевающего не только создание новых профессий, обеспечивающих устойчивое развитие информационной среды, но и трансформацию устоявшихся профессиональных направлений в соответствии с господствующими в настоящий момент информационными и социально-информационными технологиями. В этой связи требуют рассмотрения основные задачи, вытекающие из процесса профессионализации информационной деятельности и его результатов. Наиболее значимые из них включают в себя обеспечение возможности удовлетворения информационных потребностей различного технологического содержания на всех социальных уровнях, поддержание баланса и актуального состояния информационной среды, ее инновационное развитие в технологическом, содержательном, экономическом, правовом и нравственном направлениях [4].
Система управления персоналом, ядром которой является функциональная подсистема, включает в себя еще четыре подсистемы: информационную, социально-психологическую, финансовую и правовую. Основная задача, которая решается с помощью этой системы – эффективное управление кадровыми ресурсами организации. Функциональное ядро системы управления обеспечивает решение следующих задач [25, c. 61]:
? поиск, отбор, подготовку и комплектование кадров;
? оптимальную расстановку персонала внутри организации;
? эффективное использование кадров;
? управление социально-психологическими факторами.
Всё большое значение приобретает функция, которую выполняет система управления персоналом, - это создание благоприятных условий для трудовой деятельности.
В информационной подсистеме аккумулируются, систематизируются и анализируются все сведения, необходимые для принятия грамотных управленческих решений. Финансовая подсистема призвана обеспечить сформировать необходимые средства на решение довольно затратных задач по поиску, эффективному использованию, развитию и обучению персонала компании. Социально-психологическая подсистема обеспечивает социально-психологическую поддержку процесса управления: повышение мотивации, адаптацию в коллективе, создание благоприятной творческой атмосферы, разрешение конфликтов.Правовая подсистема содержит все необходимые законы и нормативные акты, регламентирующие трудовую деятельность, обеспечивая соответствие принимающихся управленческих решений нормам и требованиям законодательства.
Современные системы управления персоналом представляют собой автоматизированные модули комплексных корпоративных информационных систем, нередко объединенные с расчетом заработной платы. В автоматизированных системах управления, как правило, уже имеется обновляемая правовая база данных с возможностью внесения новых локальных регламентирующих документов.
Правильно спроектированная система управления персоналом, учитывающая специфику работы организации и текущую экономическую ситуацию, считается одним из ключевых факторов, способствующих достижению поставленных компанией целей [21, c. 16].
Таким образом можно говорить о том, что кадровый вопрос в промышленности сложен, он не приемлет решения локальных проблем, но требует систематического подхода с привлечением больших первоначальных финансовых и интеллектуальных ресурсов в краткосрочном периоде, но с еще большими перспективами в долгосрочном.
Рост значимости интеллектуального труда с одной стороны и ориентация труда на массовое производство наряду с увеличением разделения труда с другой стороны, ведет к необходимости адаптации существующей концепции управления с учетом особенностей специалистов интеллектуального труда. Специфика таких особенностей по сравнению с классической моделью управления, состоит в сочетании особенностей трудовых отношений в постиндустриальной экономике и ведет к разногласию с классическими методами мотивации сотрудников. Особенности некоторых методов управления персоналом в современных условиях: ? методы кнута и пряника: новое поколение специалистов абсолютно не ограничивается в выборе места работы, и в случае оказания на них давления или не реализации своих ожиданий могут без труда перейти в другую, возможно, конкурирующую организацию. А также в последние годы возрастает тенденция молодых сотрудников отказа от высокооплачиваемой, но мало перспективной тяжелой работы, в пользу «дела по душе»;
? мотивация на основе психологии: недостаток этого метода заключается в том, что руководителю зачастую не удается понять мотивации и потребности работника в сфере информационных технологий из-за разрыва в представлениях о предметных областях, который иногда может быть очень значительным, что ведет к мышлению разными категориями и, следовательно, к непониманию, ошибкам в управлении и в результате к потере прибыли или ущербу;
? премии-приза: отличительной особенностью этих премий является их неожиданный характер. Однако повышения эффективности работы, как правило, не происходит. Для того чтобы премирование дало результаты, каждый сотрудник должен четко понимать, за что он получил премию и выполнение каких задач позволит ему рассчитывать на нее в будущем. В противном случае премирование воспринимается персоналом как элемент лотереи и не влечет повышения мотивации, ожидаемого руководством;
? гарантированные премии: ситуация, когда сотрудники считают премии по результатам работы частью своего оклада, наиболее характерна для промышленных предприятий, унаследовавших систему стимулирования с советских времен. Большинство считает размер заработной платы с учетом переменной части, а не оклад. Это означает, что существующая система стимулирования не ориентирует работников на достижение каких-либо результатов. Премии они воспринимают не как бонус за хорошую работу, а как неотъемлемую часть своего ежемесячного дохода;
? недостижимые бонусы: создание системы стимулирования с завышенными требованиями может демотивировать персонал. Если руководство пытается навязать сотрудникам обязательства, за которые они не готовы нести ответственность, желаемый результат все равно не будет достигнут.
Выявленные особенности являются основой для построения новой системы управления персоналом. Необходимо учитывать также, что принципы управления, взятые из советской модели управления персоналом, и сегодня могут дать положительный эффект. Например, соревнование между отделами, социальный пакет, который может отражать интересы различных групп работников, предоставления жилья и т.д. Еще один аспект, который необходимо учесть: помимо того, что в одной организации собираются люди объединенные одной идеей, внутри любой организации весь коллектив можно разделить на группы с преобладающим одним мотивационным фактором. Следовательно построив систему управления учитывая этот фактор можно значительно повысить эффективность работы всей организации в целом. Итак, анализируя модели управления в постиндустриальной экономике, можно утверждать, что концепция управления персоналом в постиндустриальном обществе должна основываться на удовлетворение более сложных мотивационных аспектов, обеспечение возможностей самореализации, интересной и разнообразной занятости и т.д. С одной стороны, изменение требований со стороны работника к условиям занятости, перспективам и т.п. С другой стороны, происходит изменение требования работодателя к работнику, его профессиональным и поведенческим характеристикам. Иначе говоря, работодатель, желающий увеличить производительность труда своих подчинённых, обязан обеспечить достойную занятость своих сотрудников.