Курсовик1
Корзина 0 0 руб.

Работаем круглосуточно

Доступные
способы
оплаты

Свыше
1 500+
товаров

Каталог товаров

Формирование профессиональных и образовательных ориентаций выпускников школ

В наличии
0 руб.

Скачать курсовую Формирование профессиональных и образовательных ориентаций выпускников школ

Категория: Курсовые работы

Скачать

Москва, 2019

Содержание

Введение…………………………………………………………………………...3

Глава 1. Теоретические основы изучения профессиональных и образовательных ориентаций молодежи………………………………………...8

Глава 2. Опыт изучения профессиональных и образовательных ориентаций в советском пространстве…………………………………………………………24

Глава 3. Данные и метод исследования………………………………………...40

Заключение

Список литературы

Приложение

Введение

Выбор профессии, профессиональные и образовательные траектории молодежи – феномены, изучение которых очень важно для понимания и последующего анализа таких социальных институтов, как институт образования и рынка труда, а также необходимо для прогнозирования состояний данных институций и экономики страны в будущем. Тема является одной из самых актуальных в мировой социологии и обсуждаемых многими учеными из разных областей наук. Особенно актуальным изучение профессионального выбора становится во времена динамизма общественных процессов, каких-либо социальных перемен, развития технологий и модернизации производства, которые, в свою очередь, требуют повышения образования и квалификации современной молодежи, что обусловливает особое внимание к проблемам ее формирования, интеграции в общество, получения и накапливания знаний и квалификаций [50].

В 11-х классах девушки и юноши должны принять одно из самых главных и ответственных решений в своей жизни – выбрать «правильную» для себя профессию. При этом они должны совершить выбор как опираясь на собственные ориентации и интересы, так и, что не маловажно, учитывая современные реалии и социальную ситуацию в стране [43]. Получается, что выбор будущей профессии, с одной стороны, индивидуален, так как он является частью личностного самоопределения, и, с другой стороны, социален, поскольку происходящие социальные процессы в современном обществе и его ценности могут найти свое отражение в этом феномене [36].

В настоящее время изучению молодежи как социальной группы посвящено множество работ. Это одно из самых популярных направлений исследований в социологической науке, так как молодые люди, являясь центральной фигурой в обществе и находясь в эпицентре всех событий, происходящих в стране, определяют облик социума в будущем в разных сферах деятельности [55].

Молодежь, как известно, всегда являлась источником формирования, главным образом, трудового потенциала страны [3, с. 21]. Не зря изучению образовательных и профессиональных траекторий и ориентаций уделяется огромное внимание исследователей. Кроме того, даже можно говорить о том, что изучению данной социально-демографической группы придают большое значение, так как понимание взглядов на жизнь и совершаемых действий этой совокупностью индивидов, входящих в данную социальную группу, очень важно для общества той или иной страны.

В современном мире знания и информация являются необходимым ресурсом для функционирования индивидов в обществе, поэтому институт образования все в большей степени влияет на его развитие. Последнее, в свою очередь, зависит от образовательного потенциала граждан, т.е. от качества человеческого капитала социума, определяющего различного рода требования к компетентности рабочей силы и, в общем, к образовательному уровню индивидов [55].

Институт образования также является одним из основных социальных институтов, являющимся незаменимым в производстве профессий и поддержании так называемого культурного образца [5, с. 29]. Он готовит молодежь к выходу на рынок труда, от которого зависит приобретение статуса в обществе после окончания учебы, а также карьерный успех. Полученные молодыми людьми в школах, учебных заведениях среднего специального и высшего образования знания, умения и навыки нужны для их дальнейшего трудоустройства. Вследствие этого необходимо отметить, что именно количество абитуриентов, поступающих в учебные заведения среднего специального или высшего образования для получения определенной профессии, определяет совокупность тех специалистов, которые после окончания учебного заведения выйдут на рынок труда и станут претендовать на вакантные места в различных организациях [38, с. 107]. Но список профессий меняется в современном мире довольно часто: он зависит главным образом от спроса работодателей на конкретного рода специалистов, т.е. от того, насколько востребованы в стране на рынке труда те или иные виды трудовой деятельности.

Кроме того, на протяжении всей жизни индивид может пересекать некую условную границу между областью образования и областью профессиональной деятельности, поэтому профессиональные и образовательные траектории не имеют принципиальных разграничений. Однако, несмотря на это, они являются разнородными формами перемещения в пространстве социальных позиций [53, с. 121].

Интерес исследователей к изучению профессионального выбора выпускников школ позволяет проследить, как формируются их ориентации, и, более того, увидеть, что эти ориентации собой представляют, а также выяснить, какова вероятность их воплощения [31, с. 408].

Степень научной разработанности темы. Социология уделяет большое количество внимания молодежи с тех пор, как сама успела оформиться в отдельную науку. На развитие социологии профессии, образования оказали воздействие такие выдающиеся социологи, как Г. Спенсер, М. Вебер, Э. Дюркгейм, К. Маркс, П. Сорокин, Т. Парсонс, Р. Мертон и другие. Кроме того, в последнее время можно увидеть большое количество работ отечественных исследователей, которые занимались и занимаются в настоящее время изучением профессиональных и образовательных траекторий, а также проблемами в области социологии молодежи: М.К. Горшков, В.Н. Шубкин, Д.Л. Константиновский, Г.А. Чередниченко, Ю.А. Зубок, В.И. Чупров, М.Х. Титма, М.Н. Руткевич и другие.

Отдельное внимание важно уделить, что и будет сделано в данной работе, проекту, выполненному под руководством российского социолога В.Н. Шубкина, который продолжил Д.Л. Константиновский со своими коллегами. Суть данного исследования, ставшего одним из самых важных и крупных в отечественной социологии XX века, заключалась в изучении жизненного старта молодежи, их профессиональных и образовательных траекторий, а также в изучении факторов, влияющих на выбор учебного заведения и будущей профессии. Похожее исследование было проведено в четырнадцати регионах СССР эстонским социологом М.Х. Титмой, который также внес значительный вклад в социологию.

Идентичные зарубежные исследования также сейчас проводятся в таких странах, как Германия, Австралия, Великобритания, США, Канада. В России в текущий момент коллективом НИУ ВШЭ осуществляется реализация «Мониторинга образовательных и трудовых траекторий выпускников школ и вузов», социологический анализ данных которого будет произведен в третьей главе данной дипломной работы.

Цель исследования заключается в изучении факторов, влияющих на выбор будущей профессии (специальности) и учебного заведения современных выпускников школ. Реализация цели исследования дипломной работы предполагает осуществление следующих задач:

  • проанализировать основные работы отечественных и зарубежных исследователей, изучающих профессиональный выбор молодежи;
  • проанализировать результаты отечественных исследований профессиональных и образовательных траекторий;
  • используя данные «Мониторинга образовательных и трудовых траекторий выпускников школ и вузов», проводимого коллективом НИУ ВШЭ, определить, какие факторы превалируют в процессе формирования профессионального выбора: объективные или субъективные.
    • Основные понятия в дипломной работе

В настоящее время у абсолютного большинства выпускников можно наблюдать ориентацию на получение высшего образования, поэтому объектом исследования являются выпускники 11-х классов средних общеобразовательных школ.

Предметом исследования является формирование профессиональных и образовательных ориентаций.

Изучение профессиональных и образовательных ориентаций и намерений старшеклассников по окончании школы важно для так называемого прогнозирования будущего состояния института образования и экономической ситуации той или иной страны. Исследования процесса формирования выше перечисленных ориентаций дают понять, каковы стремления выпускников школ в отношении дальнейшего образования, какие из профессий пользуются у них наибольшей популярностью, на какие специальности в учебных заведениях среднего специального и, главным образом, высшего образования имеется повышенный интерес среди потенциальных абитуриентов.

Теоретико-методологическая основа исследования.

В данной выпускной квалификационной работе рассмотрены теории изучения профессиональных и образовательных траекторий, профессионального выбора молодежи. Среди них теория человеческого капитала Т. Шульца и Г. Беккера, теории профессионального развития и становления, применена социологическая парадигма – структурно-функциональный анализ, поскольку разговор о профессиях и образовании всегда был через ее призму, а также рассмотрены теория социальной стратификации и такой феномен, как социализация. Ведь молодой человек, для того чтобы стать неким элементом социальной структуры и выполнять в обществе ролевую функцию, должен освоить те самые необходимые для будущего трудоустройства знания, умения и навыки, которые призвано дать именно образование [29, с. 12].

Для вторичного анализа данных «Мониторинга образовательных и трудовых траекторий выпускников школ и вузов» использовалась программа обработки социологической информации IBM SPSS Statistics 23, в которой применены необходимые для анализа результатов методы.

Глава 1. Теоретические основы изучения профессиональных и образовательных ориентаций молодежи

Изучая профессиональные и образовательные ориентации выпускников школ, важно понимать, что их следует рассматривать на границе таких отраслей социологии, как социология образования и социологии профессии. Ведь профессиональный выбор выпускников школ, в основном, основывается на выборе ими учебного заведения, а также будущей профессии, которая, в свою очередь, приравнивается в рамках данной темы к понятию «специальность». Кроме того, вышеупомянутые отрасли нашей науки тесно переплетены и с такими направлениями, как социология труда, индустриальная социология, а также, как известно, с социологическими теориями социальной структуры, социальной стратификации и социальной мобильности. Для более глубокого понимания общей картины при изучении данной темы далее будут рассмотрены основные подходы и теории, которые применяются исследователями при изучении профессиональных и образовательных траекторий и ориентаций.

Одной из таких теорий будет известная теория человеческого капитала, которая была сформулирована Т. Шульцом и Г. Беккером в 1950-60-х годах. Она представляет собой теорию, опирающуюся на так называемое непрерывное образование – «образование в течение всей жизни», и является одним из самых важных методологических инструментов изучения образовательных и профессиональных траекторий молодежи, которые, в свою очередь, очень связаны, так как связаны также между собой такие социальные институты, как институт образования и рынка труда [53, с .122].

Человеческий капитал является некой совокупностью ресурсов, имеющих экономическую и социальную ценность. В роли ресурсов, как известно, выступают знания, навыки, мотивации, которые индивид накапливает в процессе образования на протяжении жизни и впоследствии применяет в практической деятельности различного рода. Многими исследователями человеческий капитал рассматривается именно как образовательный ресурс человека [53, с .122].

Так, молодые люди, стремящиеся после окончания школы получить диплом о высшем образовании, не останавливаются на получении знаний и навыков, т.е. накоплении человеческого капитала, только в высших учебных заведениях, не заканчивается их обучение и с получением того самого документа, подтверждающего, что они несколько лет учились в вузах, – диплома. Образование как процесс является непрерывным накоплением человеческого капитала. Другими словами, оно рассматривается как приобретение знаний, умений и навыков, в течение всей жизненной траектории индивида [53, с. 122].

В рамках данной теории образовательная траектория представляет собой так называемые «инвестиции» [6]. Молодой человек, получающий образование и переходящий с одной стадии его получения на другую для расширения своего человеческого капитала, в дальнейшем применяет свои знания и навыки для построения своей профессиональной траектории (например, при трудоустройстве). Иными словами, выбор профессии индивида представляет собой выбор определенного места вложения инвестиций, которое, благодаря им, окупится в будущем. Поэтому следует отметить, что в теории человеческого капитала образование определяется именно как инвестиционное благо, а не как потребительское [53, с. 122].

В настоящее время можно заметить тенденцию, заключающуюся в стремлении абсолютного большинства выпускников школ на получение высшего образования [30], поскольку каждый молодой человек понимает, что диплом об окончании высшего учебного заведения – пропуск на рынок труда, дающий различного рода преимущества перед теми, кто не имеет высшего образования. При этом, как уже было сказано, в современных условиях высокой конкуренции за рабочие места молодежь развивается и обучается новому постоянно.

На данный феномен можно посмотреть и с точки зрения экономического стимула: молодые девушки и юноши стараются «вложить» в себя все самое лучшее для получения высоких доходов в будущем, т.е. целевым фактором выбора профессии может стать ожидаемая заработная плата. В этом и проявляется их экономическое поведение. Данная теория утверждает, что вся ответственность за собственные жизненные успехи или неудачи лежит на самом индивиде [53, с. 123].

Необходимо понимать, что теории профессионального выбора и профессионального развития в целом, в основном, разрабатывались в рамках психологического направления, чем в нашей науке, социологии. Например, существуют теории, относящиеся к психодинамическому направлению, в которых различные формы потребностей играют значительную роль и занимают центральное место в выборе профессии и профессиональной жизни вообще. Авторы различных концепций данного направления, прежде всего, считают, что семейная социализация – это важнейший фактор профессионального развития индивида. Исходя из этого утверждения, они определяют нижнюю границу профессиональной социализации и уделяют больше внимания взаимосвязи профессии родителей (а также ее престижности) и профессионального выбора ребенка, поскольку, по их мнению, эта взаимосвязь отражается в выборе будущей профессии современной молодежью в большей мере [34, с. 138].

Например, согласно теории профессионального развития Д. Сьюпера важнейшим детерминантом явления, прозвучавшего в названии теории, являются представления человека о самом себе. Иными словами, по мнению Д. Сьюпера, выбор индивидом профессии происходит именно с учетом своего образа «Я», его собственных предпочтений и интересов, способностей и ценностей [16].

В свою очередь, Э. Гинцберг в своей теории профессионального развития, относящейся к адаптационной модели [19, с. 15], определяет профессиональный выбор как длительный процесс, который включает в себя некие взаимосвязанные решения, заканчивающиеся компромиссом между внешними и внутренними факторами. Также и Дж. Холланд, теорию которого можно отнести к модели динамической профессиональной мобильности [19, с. 15], связывает успешное построение карьеры как с объективными факторами, под которыми подразумеваются факторы внешнего влияния, так и с субъективными, т.е. с индивидуальными особенностями человека. Ученый использует в своей теории типологический подход к данной проблеме: профессиональный выбор зависит от соответствия типа личности типу профессиональной среды [34, с. 138].

Э.Ф. Зеер и Э.Э. Сыманюк, российские психологи, также выделяют так называемые внешние и внутренние факторы, влияющие на построение индивидуальных траекторий. В числе внешних они называют потребности национального и регионального рынка труда, миссию образовательного учреждения и его структуру. В число внутренних, по их мнению, входят индивидуальные особенности молодых людей, а также цели и мотивы их обучения, потребность в саморазвитии. При этом они считают, что в формировании данных траекторий определяющими факторами являются собственные интересы, способности и возможности учащихся, а также интересы их родителей и требования рынка труда к умениям работников [12]. Стоит отметить, что, по мнению Г.А. Чередниченко, индивидуальные траектории, в большей степени, обусловлены именно социальным происхождением, служащим начальным стартом и фиксирующим возможную направленность траектории и позиции конечного достижения [54].

Кроме того, одной из самых распространенных теорий является теория, профессионального самоопределения Е.А. Климова, рассматриваемая в рамках дифференциально-диагностического направления [19, с. 15] и имеющая большую ценность при рассмотрении такого феномена, как профессиональная социализация. По его мнению, выбор профессии складывается из таких компонентов, как отношение к различным видам деятельности, представление о профессиях, а также самооценка своих возможностей и представление о запасных вариантах выбора профессии – все это характеризует состояние так называемой внутренней готовности к очередному профессиональному самоопределению. Согласно данной концепции, профессиональное самоопределение происходит в течение всей профессиональной жизни индивида, оно не заканчивается ни после момента выбора профессии, ни с завершением профессионального обучения по выбранной им специальности [22]. Эта идея действительно актуальна в наше время, поскольку даже после получения диплома о высшем образовании, обучившись на определенной специальности в вузе, молодежь не перестает заниматься саморазвитием, повышать квалификацию, интересоваться другими видами деятельности. В современном мире невероятно большой выбор того, чем можно заниматься, поэтому, конечно же, молодым людям хочется попробовать все и не останавливаться на чем-то уже достигнутом.

Вследствие сказанного выше, можно согласиться и с Г.С. Шляхтиным в том, что далеко не все выпускники школ по окончании 11-го класса готовы сделать полноценный выбор профессии [34, с. 140]. Эта проблема отчасти является следствием существования множества интересных видов деятельности, из которых выбрать один – не самая легкая задача для молодого человека. Поэтому, по мнению Г.С. Шляхтина, несамостоятельный или родительский выбор, а также выбор, не отвечающий интересам личности, выпускников школ их будущей профессии может привести к проблемам в профессиональной социализации уже на этапе получения профессии в соответствующих образовательных учреждениях [34, с. 140].

Дальнейшее применение в рамках данной дипломной работы социологической парадигмы, – структурно-функционального анализа, обусловлено тем, что именно в границах данной теории рациональнее всего рассматривать функционирование института образования и профессии, а также такие феномены как стратификация в обществе, поскольку, получая новый уровень образования, выпускники школ занимают позицию выше, чем была у них до этого, а также социализация индивида. «Строителем» данной парадигмы является Т. Парсонс и, в дальнейшем, Р. Мертон после времени Э. Дюркгейма и его последователей.

Так, стоит выделить одну известную структурно-функциональную теорию социальной стратификации, сформулированную в 1945 году и являющуюся классическим функционалистским объяснением в социологии, а также важнейшим продуктом Т. Парсонса и Р. Мертона. Ее разработали выступающие последователями Г. Спенсера и, в основном, Э. Дюркгейма современные функционалисты К. Дэвис и У. Мур.

По мнению К. Дэвиса и У. Мура, члены общества занимают определенные позиции, распределение на которые осуществляется в связи с тем, какое вознаграждение получили благодаря своим действиям по отношению к своему личностному (человеческому) капиталу: получение новых знаний, умений и навыков для более высокого социального положения. Более того, они считают, что некоторые виды деятельности могут быть так же функционально значимы, но менее вознаграждаемы, чем другие.

Сам термин «стратификация», по мнению Т. Парсонса, означает дифференцирующее ранжирование индивидов социальной системы, рассмотрение в рамках тех или иных социально важных аспектов отношение членов общества, занимающих более низкие или более высокие позиции [65]. Говоря о том, что подразумевают под «стратификацией» два других ученых, теория которых рассматривается в данной работе, то можно понять, что, по их мнению, стратификация является следствием нормального развития и функционирования общества, что это «неосознанно созданный механизм» [45]. Они считают, что неодинаковая оценка позиций, занимаемых индивидами в социальной системе, должна существовать и без стратификации сложно представить любое современное общество [63].

Иначе говоря, становится ясно, что стратификация в структурно-функциональном подходе является, по словам К. Дэвиса и У. Мура, как необходимым, так и неизбежным явлением, в котором существуют множество различных функций и социальных ролей [59]. Кроме этого, в разговоре о теории социальной стратификации важно помнить о таких понятиях, как престиж, социальный статус, вознаграждения, являющиеся, в свою очередь, причинами дифференциации общества.

К. Дэвис и У. Мур, главным образом, считали систему стратификации структурой. Они отмечали, что стратификация относится не к самим индивидам в данной структуре, а к системе ролей, т.е. их интересовало, каким образом определенные позиции имеют различную степень престижности, а не то, как индивиды занимают эти позиции. Это, кстати, представляет собой пример телеологического аргумента. Т.е., объясняя простыми словами, общество, которому «необходима» стратификация, само провоцирует возникновение этой системы [42].

Но многие, как уже было сказано, критикуют теорию двух данных ученых. В основном, за то, что она, говоря простыми словами, не всегда соответствует реальности. Это то, с чем, действительно, можно согласиться, поскольку положение человека в обществе, по данным исследований, в большей степени, зависит от того, в какой семье он родился, каков у него начальный старт. Здесь важно вспомнить мнение предшественника структурно-функционального анализа, Э. Дюркгейма, насчет неравенства. Он считал, что люди неравны по природе. Все находятся в неодинаковых условиях с самого рождения, так как существуют разного рода наследственные имущества [18].

Если начинать дискутировать на эту тему, то можно взять пример с благополучными и неблагополучными семьями, которым можно присвоить выше изложенную характеристику, и сравнить между собой возможности индивидов, в них рожденных. Вполне логично говорить именно о развитии индивидов из неблагополучных семей, так как дети, родившиеся в благополучных семьях, могут рассчитывать на высокую позицию в обществе с рождения, так как сработает функция воспроизводства. Получается, что, с одной стороны, рассматривая тех, кто родился в неблагополучных семьях, можно определить как несчастных, так как им уже с самого рождения присвоено то или иное место в структуре общества, что основано на той информации, кем являются, в первую очередь, его родители, а также родственники. А с другой стороны, рожденные в таких семьях могут «заработать» себе определенный статус в обществе, высокую должность на каком-либо предприятии своими усилиями и действиями, направленными на получение высоких вознаграждений в будущем. Причем, рассуждая на эту тему, можно вспомнить о том, что сторонники теории конфликта были солидарны с первой выдвинутой выше позицией и считали, что свое положение в обществе индивидам из таких семей уже не изменить.

В данном контексте нельзя не сказать и о мотивации, которая играет большую роль при достижении тех или иных целей обществом. В том числе и о ней в своих работах затрагивали речь К. Дэвис и У. Мур. Они считали, что для того, чтобы индивиды хотели заполнять те социальные позиции, в которых нуждается общество, их нужно, как уже говорилось, мотивировать, т.е. вознаграждать [17]. И логично, что из этого следует, что различного рода вознаграждения, какие выделяли данные социологи (комфорт и уровень жизни, развлечения, проведение свободного времени, самореализация, статус и прочее), всегда справедливы, так как они соответствует выполняемой роли индивидами, занимающими различные социальные положения. Так, важно понимать, что некоторые занимаемые позиции в структуре общества индивидами более функционально важны, чем другие, так как та или иная позиция может требовать от них различных знаний, навыков и умений, способностей и талантов [17].

В настоящее время, как уже было неоднократно сказано, наблюдается следующая тенденция: все выпускники школ стремятся в высшие учебные заведения для получения необходимого документа, – диплома о высшем образовании. Данную целенаправленность молодежи как раз можно объяснить через призму рассматриваемой теории социальной стратификации: девушки и юноши, выпускающиеся из школ, стремятся в вузы потому, что хотят в будущем иметь хорошее место работы, высокую заработную плату, уважение и признание в обществе. Это подтверждается многими социологическими исследованиями, проведенными различными учеными, изучающими проблемы социологии образования, профессии и молодежи. И если порассуждать, то диплом о получении высшего образования как раз и является тем самым вознаграждением, которое мотивирует выпускников учиться в университетах, получать определенную профессию и компетенции, необходимые для развития общества. Кроме того, не стоит забывать, что существуют разные уровни образования, благодаря которым также проявляется дифференциация общества: люди, имеющие, к примеру, только основное общее образование уже на ранг ниже тех, кто имеет среднее общее образование.

Также можно привести в пример студентов, которые проводят в университете 4-8 лет, а иногда и больше, которым в течение нескольких лет обучения в вузах приходится чем-то жертвовать, например, своими повседневными благами, свободным временем, досугом. Но так как они делают это осознанно, потому что хотят достичь тех или иных позиций, в которых, по их мнению, они нуждаются для «хорошего будущего», то именно те позиции в социуме, по словам К. Дэвиса и У. Мура, должны давать этим студентам различного рода права и привилегии, т.е. дефицитные блага. Они, в свою очередь, должны помочь снизить уровень их недовольства из-за тех жертв, которые принесли ради обучения в вузе.

На основании выше сказанного сразу становится понятно, почему появляется социальное неравенство, которое, по мнению авторов теории, является положительно функциональным и, как известно, необходимым и в то же время неизбежным и универсальным в любом обществе [17]. Ведь эти дефицитные блага получают, как выяснилось ранее, не все, а только одаренные, прошедшие определенные жизненные испытания индивиды, идущие к своей цели, заключающейся в высоком социальном положении. Именно преимущества, дающиеся в разных количествах, приводят страты к неодинаковому престижу и уважению.

До сих пор выше изложенные положения являются источником дискуссий. Ведь функционально важные виды деятельности одного общества, могут быть неважными для другого [45]. Да, это действительно так, но какими бы не были важными или неважными позиции, и те, и другие существуют в любых обществах: степень важности тех или иных профессий различна, все зависит от спроса на них частной и государственной собственностей. Поэтому без стратификации все так же невозможно.

Более того, можно вспомнить то, о чем говорил в свое время Э. Дюркгейм. Из его концепции «органической солидарности» становится понятно, что каждая профессия является взаимно дополняющей по отношению к другой, один вид деятельности восполняет то, чего нет в другом виде деятельности [59]. По сути, с этим, конечно же, можно согласиться, так как, к примеру, без сантехников привести в работу санитарно-техническое оборудование будет крайне тяжело. Но опять же, опираясь на логику, каждая профессия требует разного уровня знаний и компетенций, которые и являются причиной наличия, к примеру, профессии хирурга более высокой оценки в обществе, чем профессия медсестры.

Так, польский социолог П. Штомпка в своем труде писал, что К. Дэвис и У. Мур могли бы придать немного другую интерпретацию своей теории, указав, например, на разную степень так называемой заменяемости или, наоборот, незаменимости одного персонала, выполняющего некоторые обязательные для общества задачи, другим, который выполняет менее обязательные задачи. То есть, как отмечает Штомпка, чем труднее одним людям исполнить профессиональную роль других, тем больше функциональная важность тех, чьи задачи выполнить сложнее [59]. Здесь можно рассмотреть того же врача-хирурга и медсестру. Если хирург сможет выполнить задачи медсестры в то время, когда ее не будет на рабочем месте, то медсестра этого в тех же обстоятельствах сделать не сможет.

Обобщая все сказанное, можно согласиться с И.Ф. Девятко в том, что «довольно трудно обнаружить эмпирические примеры существования обществ, где власть, престиж и деньги распределены в полном согласии с функциональной полезностью социальной позиции для общества в целом» [14].

По словам Дж. Ритцера, одного из критиков теории К. Дэвиса и У. Мура, функциональную теорию можно «ругать» также за предположение о том, что если стратификация существовала в обществе в прошлом, то она обязательно будет существовать и в будущем. По его мнению, этого гарантировать нельзя. Возможно, будущие общества будут организованы без стратификации. Кроме того, он также пишет о том, что одним из основных критических аргументов является то, что данная функциональная теория «дарит бесконечную жизнь» тем людям, которые занимают в обществе привилегированное положение, т.е. которые уже обладают престижем, властью и деньгами. Не соглашается с тем, что позиции, занимаемые индивидами в обществе, различаются по своему общественному значению, и с тем, что в качестве мотивации занимать высокие функциональные позиции являются такие виды вознаграждений, как власть, престиж и доход. По мнению Ритцера, мотивацией должна быть либо удовлетворенность работой, либо возможность приносить пользу другим [42].

В процессе анализа выяснились и некоторые противоречия, из-за которых возникает много вопросов, а также недостатков. Так, одним из них является то, что стратификация, в конечном счете, может затруднять поиск талантливых индивидов в обществе, так как позиции могут воспроизводиться, т.е. родители, занимающие определенные высокие позиции, будут сменяться своими детьми, которые, как выяснилось, не всегда могут обладать нужными способностями для данной позиции. Также социальная стратификация может провоцировать социальный конфликт между высшими слоями общества и низшими, вследствие чего стратификация может нарушить процессы консолидации общества.

Таким образом, подводя итоги, теория социальной стратификации утверждает, что, во-первых, одни позиции могут быть привлекательнее других, во-вторых, одни должности важнее для выживания и функционирования общества, чем другие, и, в-третьих, различные социальные позиции требуют различных знаний, умений и навыков, способностей и талантов. И также, ко всему прочему, дает понять, что социальное неравенство имеет множество как функций, так и дисфункций, которые непосредственным образом отражаются на состоянии того или иного общества, и это неравенство будет существовать, пока существует система.

Далее, переходя к такому феномену, как социализация, стоит отметить, что его также важно рассмотреть в рамках структурно-функционального анализа в данной работе, поскольку он является неотъемлемой частью изучения профессионального выбора индивида, так как социализация выпускников школ происходит через такие социальные институты, как институт образования и профессии. Для начала необходимо, прежде всего, дать определение данному понятию. Так, социализация представляет собой двусторонний процесс постоянной трансляции знаний обществом (от поколения к поколению) и освоения индивидом на протяжении всей его жизни неких социальных норм и правил, культурных ценностей, а также образцов поведения, благодаря которым он может функционировать в обществе [23, с. 139]. При этом в рамках рассматриваемой парадигмы понятие «социализация» является синонимом понятию «социальная адаптация», представляющему собой, по Э. Дюркгейму, «усвоение индивидом социальных норм, их интериоризация», а также «феномен, отражающий закономерности взаимоотношений двух высокоорганизованных, постоянно развивающихся систем: социальной среды и личности» [21].

Например, Т. Парсонс в социализации личности уделяет большое внимание школе, которая смягчает противоречия между семьей и производством. По его мнению, система образования может отбирать молодых людей для последующего выполнения ими определенных социальных ролей [23, с. 140]. И с этим нельзя не согласиться, так как одна из функций школы действительно заключается в передаче знаний по схеме «учитель – ученик» для дальнейшего использования учащимися своих знаний в будущем при построении успешной карьеры. Кроме того, важно понимать, что выбор профессии в старших классах и последующее ее приобретение – это также один из основных элементов социализации личности [36].

Сравнительно новым понятием в социологии является понятие «социализационные траектории» – некий интегральный показатель, позволяющий учесть объективную и субъективную сторону социализации в условиях поляризации общества. Они переживают и расширение горизонтальных дифференциаций, и стратификацию, которая связана с различиями в образе жизни, образовании, доступе к информации и т.д. [24, с. 114-115].

Конечно, институт семьи играет одну из самых значимых ролей в социализации индивида. Ведь, рождаясь, индивид, в первую очередь, получает знание о мире в условиях семейной социализации. Институтом социализации могут выступать и средства массовой информации, которые в формировании личности занимают не последнее место.

Таким образом, исходя из всего вышесказанного, важно понимать, что, в целом, все современные исследования молодежи основываются на использовании междисциплинарного подхода, на некотором комбинировании разных парадигм, сочетание которых, в свою очередь, может помочь ученым более полно и глубоко понять особенности данной социальной группы [20, с. 18]. Необходимо понимать, что взаимное влияние индивидуальных особенностей человека и социокультурной среды изучается с помощью различных подходов, объединенных этим положением [34, с. 139].

Для того чтобы было лучше понимать, о чем идет речь в данной дипломной работе, нужно дать определения некоторым понятиям, относящимся к теме выпускной квалифицированной работы и играющим значительную роль в изучении профессионального выбора молодежи.

Для начала необходимо дать объяснение таким феноменам, в рамках изучения которых нужно рассматривать профессиональные и образовательные ориентации, как профессиональная и образовательная траектории. По словам Г.А. Чередниченко, «в нашей стране термины “образовательная и профессиональная траектории” … стали использоваться в качестве социологических исследовательских концептов для обозначения лонгитюдного присутствия молодежи в образовательной и профессиональной системах в период перехода от школы к состоянию стабильной (относительно) профессиональной занятости и первых лет трудовой деятельности» [54].

То есть под образовательной и профессиональной траекторией понимается возникающий под воздействием сегодняшних условий длительный процесс взаимосвязанного попеременного или параллельного получения молодежью учебы и работы [13, с. 15]. Более простыми словами, образовательная траектория может быть определена как получение индивидом каких-либо формальных квалификаций и неформально приобретенных знаний и навыков, то профессиональная траектория – это так называемое социальное поле применения тех самых образовательных ресурсов, которые получил молодой человек, для получения определенной позиции на рынке труда. Профессиональные траектории могут различаться уровнем оплаты труда, престижностью профессии, социальным статусом профессии и прочим [50; 54].

Процесс получения образования: среднего основного общего или общего среднего, среднего специального или высшего профессионального является одним из значимых в жизни молодого человека. От полученного уровня образования зависит то, кем он будет в обществе, на рынке труда, успешным ли человеком. Начиная с начальной школы, все люди накапливают различные навыки, знания и жизненный опыт, т.е. человеческий капитал, где основным следствием является изменение социального положения индивидов [13, с. 105].

В контексте образовательных траекторий выпускников средних общеобразовательных школ под профессиональной ориентацией подразумевается, главным образом, выбор уровня и формы профессионального образования, их профессиональных планов и предпочтений [4, с. 98]. Также профессиональные ориентации определяются как выбор индивидом будущей, «своей» профессии – осознанное профессиональное самоопределение, предполагающее выбор карьеры, так и, вместе с этим, выбор социальной группы, к которой он хотел бы принадлежать [56, с. 168].

Исходя из выше сказанного и следуя логике, важно дать определение такому термину, как «профессия». По мнению А.А. Московской, профессия – это род регулярной трудовой деятельности без выделения какой-либо специфики [39]. Профессия может выступать так называемой формой реализации жизненного призвания человека и пониматься как совокупность специальных качеств личности. При этом необходимым и всеобщим признаком профессии многие ученые называют наличие определенной квалификации и специальной подготовки, отмечая, что к профессии относится не всякая трудовая деятельность [34, с. 137].

Также ее характеризуют как вид деятельности, который является источником существования индивидов и который молодые люди приобретают благодаря систематическому образованию [26, с. 124]. И ведь действительно, получение какой-либо профессии индивидом – это приобретенное им образование в том или ином учебном заведении. После его окончания молодой человек выходит на рынок труда для получения дохода, являющегося одним из мотивов для приобретения того самого качественного образования, которому по праву дают определение возможного гаранта построения успешной карьеры [26, с. 101-103]. Но образование – это не прямая и не неизменная гарантия жизненного успеха. Оно может существенно повлиять на вероятность его возникновения, поскольку образование обладает экономической, социальной и символической ценностью: определяет занятие и статус молодых людей, шансы социальной мобильности, профессиональную карьеру, а также доступ в дальнейшем к разнообразным общественным благам [55].

Для понимания того, что является той самой деятельностью, которой молодой человек хочет посвятить жизнь, проводятся различного рода лекции, тесты по профориентации, классные часы и встречи с психологами в средних общеобразовательных школах, но, к сожалению, из-за недостаточно высокого уровня проведения данных мероприятий проблема профессионального выбора с каждым годом становится актуальнее. У выпускников школ все чаще возникают проблемы с выбором будущей профессии и учебного заведения.

Стоит также отметить, что профессия – это некая ценность, определяющая положение индивида в обществе, доход, образ жизни, круг общения и другое [40]. С данным понятием нельзя не согласиться, так как виды трудовой деятельности бывают абсолютно разные, и от получения какого-то определенного зависит все то, что перечислено выше. То, что может иметь человек, имеющий одну профессию, может не иметь человек, имеющий другую. Именно поэтому, выбирая учебное заведение после окончания школы для получения диплома той или иной специальности, у выпускников средних общеобразовательных учреждений, имеющих определенные ресурсы для поступления в вузы, в приоритете чаще всего престижные университеты. Они таким образом «прицеливаются» на определенный этаж социальной структуры [57]. Причем, следует подчеркнуть, что старшеклассники, выбирая профессию, главным образом, смотрят на то, чтобы она была востребованной на рынке труда, а также на то, чтобы она помогла им приобрести большее количество привилегий и ресурсов в дальнейшем.

Глава 2. Опыт изучения профессиональных и образовательных ориентаций в советском пространстве

Рассмотрение профессиональных и образовательных ориентаций в динамике лет позволяет изучить ситуацию прошлого и сделать вывод о том, что двигало выпускниками школ при выборе профессий несколько лет назад. В дальнейшем, зная результаты прошлогодних исследований, можно будет определить, насколько изменилась ситуация и каким образом происходит формирование профессионального выбора современной молодежи.

Как известно, система образования является важнейшим инструментом формирования образовательных траекторий молодых людей [55, с. 1]. Поэтому в рамках данной дипломной работы нельзя не упомянуть о важности для социологии результатов ранее проведенных исследований в нашей стране.

Особенного внимания заслуживает исследование В.Н. Шубкина, проводившегося в Новосибирской области в течение нескольких лет, что позволило построить некую общую картину видения выпускниками школ своего жизненного пути. А также увидеть, каким образом строятся их профессиональные и образовательные траектории, какие факторы, в большей мере, влияют на выбор ими будущей профессии и образовательного учреждения для дальнейшего обучения после окончания школы.

Так, в 1960-е годы почти все выпускники средних школ Новосибирской области планировали продолжать образование в вузах, но при этом малая их часть хотела совмещать учебу с работой [28, с. 114]. К слову, такая тенденция видна и в настоящее время в современном мире, что, к сожалению, приводит к недостатку людей в числе «рабочих» профессий. К тому же, девушки по сравнению с юношами в данный период времени чаще продолжали обучение после окончания средних школ [60, с. 86].

Конечно, высшее образование могут получить не все выпускники средних общеобразовательных учреждений, это зависит от многих факторов, которые могут повлиять на ход событий: уровень культуры и образования семьи молодого человека, социальное положение в обществе, также большую роль играет удаленность от образовательных учреждений. Одним из важных является и такой дифференцирующий признак как материальное положение семьи: не все родители могут обеспечить своим детям платное высшее образование, когда поступить на бюджетные места становится с каждым годом труднее.

В начале 1960-х годов распределение выпускников школ по социально-демографическому статусу родителей было различным [25, с. 159]. Дети руководителей, главным образом, были намерены получать высшее образование; среднее специальное и начальное профессиональное их не интересовало. В личных планах у детей специалистов присутствуют и другие варианты получения уровня образования, кроме высшего, после окончания среднего общеобразовательного учреждения: среднее специальное образование, но его получение в намерениях было у малой части этих учащихся. Намерения детей служащих, рабочих и крестьян в то время были наиболее скромные по сравнению с молодыми людьми из других групп: были те, кто планировал поступать в высшее заведение, их большинство, но также в планах у детей данных групп было получение среднего специального образования. И только у одной группы, группы детей рабочих и крестьян, можно увидеть в личных планах поступление в учебные заведения начального профессионального образования (см. рис. 1).

Рисунок 1 – Личные планы выпускников школ на поступление в учебные заведения. Распределение по социально-демографическому статусу родителей в 1960-х гг.

Источник: Константиновский, Д.Л. Неравенство и образование: опыт социологических исследований жизненного старта российской молодежи (1960-е годы - начало 2000-х) / Д.Л. Константиновский. – Москва: ЦСО, 2008. – 551 с.

В начале 1970-х годов, как известно, произошел переход ко всеобщему среднему образованию молодежи, где всем предоставлялось общее среднее образование [60, с. 80]. На данный момент этот уровень образования может получить любой ребенок, нужно только желание родителей сделать так, чтобы его приняли.

Уже в 1983 году видно, что выпускники средних школ, по сравнению с предыдущими годами, изменили свои намерения в отношении получения образования в высших учебных заведениях: только половина планировала поступать в вузы, где большая часть – девушки [28, с. 115]. Исходя из этих результатов, можно предположить, что остальные выпускники, где, в основном, преобладали юноши, были намерены поступать в средние специальные заведения и профессионально-технические училища.

По данным о численности девушек и юношей (см. рис. 2), оканчивающих средние общеобразовательные учреждения, видно, что преобладание девушек на протяжении 1960–1990-х годов было устойчивым и составляло более 60% всей совокупности выпускников средних школ [60, с. 86].

Рисунок 2 – Распределение по полу выпускников средних школ Новосибирской области, %

Источник: Константиновский, Д.Л. Неравенство и образование: опыт социологических исследований жизненного старта российской молодежи (1960-е годы - начало 2000-х) / Д.Л. Константиновский. – Москва: ЦСО, 2008. – 551 с.

Сравнивая распределение молодых людей, оканчивающих школу, по социально-демографическому статусу родителей в 1980-х годах и времени начала 1960-х годов, можно утверждать, что произошли довольно значимые изменения, так как сложившаяся экономическая ситуация в 1980-е годы была более неблагоприятная по сравнению с той, что была в 1963 году. Следовательно, она не могла не сказаться на личных планах выпускников [25, с. 161]. У группы детей руководителей в данный период времени значительных изменений нет: большая часть молодых людей так же намерена получать высшее образование, но в личных планах присутствовало и получение среднего специального и начального профессионального образования, чего не было в 1960-е годы. У большинства детей специалистов в данный промежуток времени преобладает в намерениях поступление в высшие и в средние специальные заведения, лишь у малой части – в заведения начального профессионального образования. Если сравнивать личные планы на поступление группы детей рабочих с намерениями групп детей руководителей и специалистов, то также можно заметить, что в личных планах на поступление присутствовали такие учебные заведения, как ссузы и вузы, причем почти в равной степени. Лишь малая часть относительно всей группы детей рабочих и крестьян стремилась в учебные заведения НПО (см. рис. 3).

Рисунок 3 – Личные планы выпускников школ на поступление в учебные заведения. Распределение по социально-демографическому статусу родителей в начале 1980-х гг.

Источник: Константиновский, Д.Л. Неравенство и образование: опыт социологических исследований жизненного старта российской молодежи (1960-е годы - начало 2000-х) / Д.Л. Константиновский. – Москва: ЦСО, 2008. – 551 с.

В конце 1980-х годов – начале 1990-х большая часть учащихся продолжала обучение в средней школе, перейдя в десятый класс, существенная часть выпускников поступала в учебные заведения начального профессионального образования, и лишь малая – в средние специальные учебные заведения [52, с. 6]. В это время меняется и значение образования для положения человека в обществе, и его привлекательность для молодежи.

Уже в середине 1990-х годов ориентация на учебу снова изменилась. Почти все выпускники средних школ, в числе которых преобладали девушки, были намерены продолжать учиться, при этом значимая часть планировала совмещать учебу с работой, так как материальные условия жизни были далеко не лучшими [28, с. 116]. Анализируя данные исследований, можно увидеть, что в эти времена личные планы выпускников разных регионов нашей страны, в основном, не отличались: они намерены на получение, прежде всего, высшего образования [28, с. 117]. В данный период у детей служащих, рабочих и крестьян процент поступления в высшие учебные заведения в планах больше, чем в 1980-е, но меньше, чем в 60-е годы, также у них преобладают намерения в поступлении в среднее специальное учебное заведение (см. рис. 4).

Рисунок 4 – Личные планы выпускников школ на поступление в учебные заведения. Распределение по социально-демографическому статусу родителей в середине 1990-х гг.

Источник: Константиновский, Д.Л. Неравенство и образование: опыт социологических исследований жизненного старта российской молодежи (1960-е годы - начало 2000-х) / Д.Л. Константиновский. – Москва: ЦСО, 2008. – 551 с.

Таким образом, можно сказать, что показатели личных планов выпускников средних школ на поступление менялись в зависимости от экономических ситуаций в стране, сопровождающих тот промежуток времени, когда проводилось исследование, и от других различных факторов.

В исследуемом явлении, – привлекательности профессии, важна не сама специальность, а представления выпускников средних школ о ней. Однако социологов в этих представлениях интересуют, главным образом, представления о ценностных и социальных приоритетах самих выпускников, а также критерии, по которым девушки и юноши, оканчивающие общеобразовательное учреждение, определяют престиж того или иного вида деятельности [26, с. 125-126].

Одним из показателей, описывающих ориентации молодежи, является привлекательность профессий – некое отношение индивида к ним, основывающееся на его ценностных ориентациях, формирование которых зависит от социальной среды [31, с. 408]. К тому же, при выборе профессии молодыми людьми большую роль играет их востребованность, престиж на рынке труда. В основе оценок престижа профессий молодежью лежат их ценностные представления об обществе [49, с. 275].

В динамике привлекательности профессий отражаются различные явления и процессы, которые происходят в обществе. По ним можно установить взаимосвязи как между объективными изменениями в обществе, в определенных слоях, так и между субъективными факторами, которые определяют социальное поведение людей как их реакцию на данные изменения [25, с. 123].

По средним оценкам, проставленным выпускниками средних школ, видно, какие профессии являются для них более привлекательными, а какие менее привлекательными. И для каждого из периодов проведения исследования список таких профессий свой. Также профессии можно разделить на две группы: требующие высшего образования и, соответственно, не требующие [49, с. 277]. И, исходя из результатов исследования, специальности, которые требуют диплом о высшем образовании, пользуются большей популярностью, чем те, что диплом не требуют.

Так, на основании данных (см. табл. 1), профессии, не требующие высшего образования, у молодежи в 1963 году пользовались средней популярностью, когда те группы профессий, что требуют наличие высшего образования, имеют высокую привлекательность у молодых людей [49, с. 277].

Группы профессий, требующих высшего образования

Группы профессий, не требующих высшего образования

Группы профессий

Оценка престижа, в баллах

Группы профессий

Оценка престижа, в баллах

юноши

девушки

юноши

девушки

Инженеры промышленности

6,8

6,6

Рабочие промышленности

4,7

4,2

Инженеры транспорта

5,9

5,7

Рабочие транспорта

5,5

5,0

Инженеры-строители

6,7

6,9

Рабочие-строители

3,8

4,3

Работники сферы обслуживания

3,4

4,5

Рабочие сферы обслуживания

2,3

2,8

Работники просвещения и здравоохранения

5,4

7,3

Работники просвещения и здравоохранения

3,4

5,6

Специалисты сельского хозяйства

3,7

4,3

Работники сельского хозяйства

3,7

3,7

Таблица 1 – Отношение молодежи к различным группам профессий, 1963 г.

Источник: Константиновский, Д.Л. Неравенство и образование: опыт социологических исследований жизненного старта российской молодежи (1960-е годы - начало 2000-х) / Д.Л. Константиновский. – Москва: ЦСО, 2008. – 551 с.

Сравнивая оценки престижа юношей и девушек по группе профессий, требующих высшего образования, видно, что у юношей группа специальностей работников сферы обслуживания оценивается как наименее привлекательная, когда для девушек профессии данной группы – как профессии средней привлекательности. Такая же ситуация у молодых людей и по отношению к группе профессий работников просвещения и здравоохранения, не требующих высшего образования.

В начале 1960-х годов наиболее привлекательными для выпускников средних общеобразовательных учреждений являлись профессии высококвалифицированного труда (см. табл. 2). В основном, именно те специальности, которые требуют диплома о высшем образовании [25, с. 132]. В числе группы лидеров такие профессии как летчики, ученые-физики, радиотехники. Высокую привлекательность, по оценкам выпускников этих лет, имеют инженеры-геологи, судя по всему, из-за специфики сибирских ориентаций. Также есть так называемые «переходные» занятия, в данном случае от наиболее привлекательных профессий к профессиям высокой привлекательности: врачи, различного рода ученые: химики, медики, геологи, работники литературы и искусства [25, с. 133].

Ранг

Профессия

Баллы

1

летчики

8,04

2

научные работники в обл. физики

7,67

3

радиотехники

7,57

4

инженеры-радиотехники

7,51

5

научные работники в обл. математики

7,47

6

инженеры-геологи

7,33

7

инженеры-химики

7,11

8

научные работники в обл. химии

9

врачи

10

работники литературы искусства

7,06

Таблица 2 – Привлекательность первых десяти профессий (ранги и баллы), 1963 г.

Источник: Константиновский, Д.Л. Неравенство и образование: опыт социологических исследований жизненного старта российской молодежи (1960-е годы - начало 2000-х) / Д.Л. Константиновский. – Москва: ЦСО, 2008. – 551 с.

Занятия, занимающие нижние позиции в таблице оценок являются наименее привлекательными (см. табл. 3). В это время такими профессиями являются работники общественного питания, врачи-ветеринары, но одни из последних мест занимали такие профессии как работники лесозаготовок и коммунальных предприятий, продавцы, бухгалтеры. Зависело такое распределение от воздействия различных факторов и объективного и субъективного характеров, сформировавших эти ценности [25, с. 135].

Ранг

Профессия

Баллы

73

рабочие лесозаготовок

2,91

74

продавцы

2,62

75

бухгалтеры, счетоводы

2,38

76

работники коммунальных предприятий

2,20

77

делопроизводители

2,03

Таблица 3 – Привлекательность последних пяти профессий (ранги и баллы), 1963 г.

Источник: Константиновский, Д.Л. Неравенство и образование: опыт социологических исследований жизненного старта российской молодежи (1960-е годы - начало 2000-х) / Д.Л. Константиновский. – Москва: ЦСО, 2008. – 551 с.

Ситуация в 1980-х годах изменилась: исчезли из числа наиболее привлекательных профессии ученых и инженеров, однако профессия летчика сохранила свои позиции. На первые позиции вышли профессии военного и юриста. Это связано с надежностью данных карьер и их высоким материальным вознаграждением [25, с. 137]. Видно, что и профессия врача поднялась на несколько позиций, а также в «переходной» группе исчезли те специальности, которые были в 1960-е годы: их заменили работники милиции, врачи и моряки (см. табл. 4).

О привлекательности профессий в данном периоде нельзя делать однозначный вывод о том, что для молодежи наиболее привлекательными профессиями были те, что требуют высшего образования [25, с. 137].

Наименее привлекательными в 1980-х годах так же, как и в начале 1960-х, остаются профессии работников жилищно-коммунальных услуг, бухгалтеров, рабочих лесозаготовок. На последнем месте, по-прежнему, делопроизводители.

Ранг

Профессия

Баллы

1

летчик

7,70

2

военный

7,45

3

юрист

7,35

4

работники милиции

7,25

5

врач

7,16

6

моряк

6,76

7

шофер

6,60

8

работники искусства

6,46

9

журналист

6,31

10

ученый-медик

6,30

Таблица 4 – Привлекательность первых десяти профессий (ранги и баллы), 1983 г.

Источник: Константиновский, Д.Л. Неравенство и образование: опыт социологических исследований жизненного старта российской молодежи (1960-е годы - начало 2000-х) / Д.Л. Константиновский. – Москва: ЦСО, 2008. – 551 с.

В 1994-ом году на верхних позициях иерархической лестницы привлекательности профессий опять видно преобладание тех занятий, которые требуют высокой квалификации и соответствующего образования (см. табл. 5) [25, с. 141]. Это профессии юриста, преподавателя высшего учебного заведения, летчика, журналиста, врача. Считается интересным тот

Ранг

Профессия

Баллы

1

юрист

8,92

2

бизнесмен

8,43

3

банковский работник

8,39

4

переводчик с иностранного языка

8,09

5

внешнеторговый работник

7,60

6

научный работник экономист

7,51

7

секретарь-референт на работе с компьютером

7,33

8

программист

7,30

9

врач

7,18

10

журналист

6,56

Таблица 5 – Привлекательность первых десяти профессий (ранги и баллы), 1994 г.

Источник: Константиновский, Д.Л. Неравенство и образование: опыт социологических исследований жизненного старта российской молодежи (1960-е годы - начало 2000-х) / Д.Л. Константиновский. – Москва: ЦСО, 2008. – 551 с.

факт, что профессия бухгалтера, что была в 1960-х и 1980-х годах в числе наименее привлекательных для молодежи, в 1990-х годах заняла позицию в списке профессий высокой привлекательности.

Таким образом, можно утверждать, что в приоритете у выпускников школ, в особенности у девушек, профессии высококвалифицированного труда. Зависит это от спроса на рынке труда необходимых специальностей, которые, главным образом, требуют диплом о высшем образовании.

При изучении профессиональных ориентаций молодежи важно понимать, почему молодой человек хочет выбрать ту или иную профессию. На профессиональный выбор выпускников могут влиять такие факторы, как позиция и советы родственников, учителей или друзей, сложившиеся личные профессиональные планы и даже средства массовой информации. К тому же, в настоящее время очень большую роль играют полученные баллы по основному государственному экзамену (ОГЭ), если выпускник собирается поступать в учебное заведение среднего специального образования после девятого класса, или по единому государственному экзамену (ЕГЭ), который является главным инструментом для поступления в учебное заведение высшего образования. Именно единый государственный экзамен как внешний фактор в последний момент может заметно скорректировать планы выпускников средних общеобразовательных учреждений.

Свой первый профессиональный выбор девушки и юноши делают в девятом классе среднего общеобразовательного учреждения, учеба в котором считается обязательной для всех. Но на данный момент большинство учащихся остаются до одиннадцатого класса, в котором они делают свой второй выбор. После окончания одиннадцатого класса абсолютное большинство старшеклассников стремятся поступать в высшие учебные заведения профессионального образования для получения диплома, необходимого для дальнейшего вступления в трудовые отношения с работодателем. Такое стремление называют массовым [27]. В данном случае нельзя забывать и о том, что выпускники, неуверенные в своем поступлении или, к примеру, имеющие проблемы с финансовыми ресурсами в семье, после окончания школы могут пойти работать.

Но каким же образом, в большей степени, у старших школьников происходит формирование профессиональных ориентаций? Самостоятельно ли выпускники делают один из самых важных выборов, – выбор профессии, или не самостоятельно? Ответы на данные вопросы можно дать, проведя исследование и проанализировав работы многих исследователей, занимающихся изучением данной темы в социологии.

Известно, что выпускники в своем профессиональном выборе, как было сказано ранее, руководствуются не только своими собственными интересами и взглядами, которые называют «внутренними», субъективными, но и оказываются под влиянием различных профессиональных предпочтений и ценностей, определяемых их окружением, социальной средой, и в данном случае такие факторы называют «внешними», объективными. Важно отметить, что если в формировании профессиональных ориентаций у школьника преобладают факторы первого типа («чего хочу я»), то, скорее всего, у него имеется четкое представление о планах через 7-10 лет, их также называют дальними планами. Если же преобладают факторы второго типа («чего хотят от меня»), то в данном случае можно говорить, главным образом, о так называемых ближних планах, которые, в свою очередь, могут как совпадать с дальними, так и отличаться от них [26, с. 101-103].

Одним из важных аспектов при выборе профессии молодежью, конечно, является ее к ней интерес. В свою очередь, профессиональный интерес можно определить как отношение старшеклассника к определенной сфере профессиональной деятельности, характеризующееся, прежде всего, избирательностью, положительной эмоциональной окрашенностью, стремлением к познанию, а также устойчивой волевой установкой на овладение одной из профессий той или иной выбранной сферы, потребностью в деятельности [56, с. 172]. Но, как известно, профессиональный выбор девушек и юношей все чаще и чаще не связан с интересом к специальности. Значительную роль стали играть такие факторы, как престижность, потенциальная востребованность профессии и большая оплата труда [13]. Вследствие этого стоит отметить, что во многих ранее проведенных исследованиях доказано, что выпускники, которые выбирают будущую профессию на основе своих интересов, намного дольше остаются в рамках выбранной профессиональной деятельности по сравнению с теми, кто выбирает профессии, не учитывающие их интересы [40].

К сожалению, в условиях современных реалий выпускникам школ все чаще приходится выбирать между интересной им профессией и профессией, что приносит хороший доход. Бывает такое, что специальность, которая вызывает у учащихся, оканчивающих среднюю школу, интерес, является низко оплачиваемой, из-за чего молодой человек начинает пересматривать свой выбор в пользу лучшей профессии, приносящей больший доход. В большинстве таких ситуаций работа не приносит удовольствие, а является лишь тягостной необходимостью для поддержания существования [13].

Продолжая говорить о формировании профессиональных ориентаций, важно сказать об одном эксперименте по дифференциации обучения, проводившемся под руководством Н.М. Шахмаева. Педагог Н.К. Гончаров предлагал в свое время создать некие учебные профили в средних общеобразовательных школах, такие как: физико-технический, химико-технический, гуманитарный и естественно-агрономический, разделение учащихся на которые впоследствии доказало свою эффективность. В ситуации группировки школьников по интересам благодаря таким отделениям становилось видно положительное воздействие на учащихся данных профилей. Девушки и юноши стали намного больше читать различной учебной и научно-популярной литературы, у них полностью исчезли серьезные нарушения дисциплины, и возросла общественная активность. Кроме того, выпускники школ, где проводился данный эксперимент, лучше учились в высших учебных заведениях, чем выпускники из других, обычных средних школ, но, к сожалению, в начале 70-х годов эксперимент был прекращен [47, с. 66]. В настоящее время такое разделение по учебным профилям, количество которых увеличилось, а названия претерпели изменения, можно наблюдать во многих школах нашей страны. Данное разделение, главным образом, вводят после окончания учащимися девятого класса для тех, кто планирует учиться до 11-го, чтобы старшеклассник сразу имел возможность выбрать класс с нужным ему направлением для поступления в вуз на смежную с профилем специальность.

Как известно, жизненные стратегии выпускников школ, в первую очередь, рассчитаны именно на поступление в учебное заведение, в основном, высшего образования, поэтому говоря об их профессиональном самоопределении, затрагивать тему о поиске того или иного места работы в таком случае рано. В связи с тем, что молодому человеку важнее поступить на бюджетное место дневного отделения вуза, профессиональные интересы отодвигаются на второй план. После окончания школы он просто подает документы на несколько направлений подготовки в несколько университетов, после чего ждет результатов приема. Здесь можно говорить о самоценности высшего образования: «главное диплом, а там будет видно, жизнь покажет» [57, с. 126]. К тому же стоит отметить тот факт, что даже после сдачи документов в выбранные образовательные учреждения выпускники школ, т.е. абитуриенты, находятся в так называемой стадии оптанта [40]. Вспоминая периодизацию жизненного пути профессионала, предложенную Е.А. Климовым, становится понятно, что имеется в виду стадия выбора профессии и пути ее приобретения [22].

Таким образом, основными тенденциями в настоящее время можно назвать, во-первых, моду на высшее образование: достаточно большая численность молодых людей старается его получить, во-вторых, образование как инструмент развития, человеческого потенциала. Также становится популярным тренд «обучение в течение жизни», в основном, развивающийся как неформальное и информальное (спонтанное) образование, за счет активности молодого человека (курсы, тренинги и т.п.). Кроме того, можно говорить о так называемой позитивной мотивации молодых людей к высококвалифицированному труду, а это, в свою очередь, является залогом прогресса и важным ценностным компонентом социального самочувствия общества [30, с. 545]. Поэтому необходимо понимать, что современные условия жизни и социальные изменения различного характера оказывают значительное влияние на профессиональные ориентации выпускников школ, на осуществление ими профессионального выбора [38].

Данная глава, посвященная опыту изучения профессиональных и образовательных ориентаций выпускников школ, дает понимание о многообразии рынка труда, а также о выборах, совершаемых молодыми людьми с середины XIX века.

Для того чтобы девушкам и юношам стать хорошими специалистами, им важно не только иметь диплом о высшем образовании и «продаваемые» личные качества, которые могут заинтересовать любого работодателя и помочь при трудоустройстве, но и иметь интерес к выбранной профессии. Он необходим для того, чтобы молодой человек смог добиться наилучших результатов в своей профессиональной сфере деятельности. Без него не будет мотивации для выполнения различного рода сложности задач и исполнения многих решений.

Еще с начала 1960-х годов, по данным исследования, была видна стабильность тех профессий, которые требуют высокой квалификации, в списке всех видов деятельности на лидирующих позициях; профессии низко квалифицированного физического труда оставались на нижних позициях на протяжении всех лет исследования. Это можно объяснить тем, что молодежь стремится быть успешной на рынке труда, нужной и полезной обществу.

В современной жизни процесс получения образования является решающим для подростка, важным для общества и значимым для становления государства.

Можно говорить о том, что на реализацию своих возможностей влияют различные факторы и барьеры: как инвариативные (социокультурный, территориальный, экономический), так и специфические, где ресурсами являются информация и мотивация [25, с. 301].

К сожалению, в настоящее время на рынке труда происходит неблагоприятная ситуация: нехватка рабочей силы, когда специалистов с высшим образованием огромное количество. Возможно, эту проблему надо решать посредством изменения отношения выпускников школ к рабочим специальностям при проведении различных мероприятий на эту тему в средних общеобразовательных учреждениях, семинаров и классных часов, где учащимся будет доноситься информация о том, как важна рабочая сила для любого государства.

Прогресс не стоит на месте, поэтому спрос на уровень определенного образования, в данном случае высшего, на рынке труда в разные периоды жизни меняется, отчего меняется и выбор молодежи учебных заведений и специальностей.

Глава 3. Данные и метод исследования.

Список литературы

  • Абрамов, Р.Н. Классификация исследовательских направлений в изучении занятий и профессий (аналитический обзор) / Р.Н. Абрамов // Социальные и гуманитарные науки. – 2014.
  • Александрова, Т.Л. Методологические проблемы социологии профессий / Т.Л. Александрова // Социологические исследования. – 2000. – №8. – С. 11-17.
  • Асалиев, А.М., Забелина, О.В. Особенности молодежи как части трудового потенциала российской экономика и объекта политики занятости / А.М. Асалиев, О.В. Забелина // Транспортное дело России. – 2011. – № 11. – С. 20-22.
  • Бабинцев, В.П., Силкина, Н.А. Образовательные траектории старших школьников в формировании профессиональных ориентаций: опыт регионального исследования / В.П. Бабинцев, Н.А. Силкина // Известия Юго-Западного государственного университета. – 2011. – № 2. – С. 97-103.
  • Батыгин, Г.С. Структурный функционализм Т. Парсонса / Г.С. Батыгин // Вестник Российского университета дружбы народов. – 2003. – № 4-5. – С. 6-34.
  • Беккер, Г. Человеческое поведение: экономический подход; избранные труды по экономической теории / перевод с английского . – Москва: ГУ-ВШЭ, 2003. – 672 с.
  • Борисова, М.Н. Изучение профессиональных групп в отечественной социологии: основные теоретико-методологические подходы / М.Н. Борисова // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. – 2016. – № 2. – 144-148.
  • Вебер, М. Хозяйство и общество: очерки понимающей социологии / под редакцией Л.И. Ионина; [перевод с немецкого]. – Москва: Издательский дом ВШЭ, 2016. – 445 с.
  • Волегов, В.С. Профессиональный комплекс в самоопределении личности / В.С. Волегов // Вестник пермского университета. – 2013. – № 3. – С. 137-143.
  • Гендин, А.М., Сергеев, М.И. Профориентация школьников / А.М. Гендин, М.И. Сергеев // Социологические исследования. – 1996. – № 8. – С. 66-72.
  • Гидденс, Э. Социология / Э. Гидденс. – Москва: Эдиториал УРСС, 1999. – 704 с.
  • Голубева, Т.А., Ершов, В.А., Лельчицкий, И.Д., Щербакова, С.Ю. Проблемы формирования индивидуальных образовательных траекторий в условиях непрерывного профессионального образования / Т.А. Голубева, В.А. Ершов, И.Д. Лельчицкий, С.Ю. Щербакова // Современные технологии в образовательных системах: теория и передовой опыт. – 2016. – С. 3-10.
  • Горшков, М.К. и др. Занятость молодежи в мотивационном и структурном измерении / под редакцией М. К. Горшкова. – Москва, 2017. – 129 с.
  • Девятко, И.Ф. Модели объяснения и логика социологического исследования / И.Ф. Девятко. – Москва: ИСО РЦГО-TEMPUS/TACIS, 1996. – 173 с.
  • Дидковская, Я.В. Концепция социального механизма как методология исследования взаимосвязи профессионального самоопределения и профессиональной карьеры: интегративный подход / Я.В. Дидковская // Вестник Тюменского государственного университета. – 2015. – Т.4. – №4. – С. 53-67.
  • Долгушина, Т.Н., Юревич, С.Н. Профессиональное самоопределение как компонент становления личности / // Научное обеспечение системы повышения квалификации кадров. – 2013. – С. 101-107.
  • Дэвис, К., Мур, У. Некоторые принципы стратификации / К. Дэвис, У. Мур // Журнал российской социологической ассоциации. – 2016. – №3. – С. 3-7.
  • Дюркгейм, Э. О разделении общественного труда: метод социологии / Э. Дюркгейм. – Москва: Наука, 1991. – 575 с.
  • Зеер, Э.Ф., Сыманюк, Э.Э. Психология профконсультирования: методическое пособие / Э.Ф. Зеер, Э.Э. Сыманюк. – Москва: Издательский центр «Академия», 2014. – 224 с.
  • Зубок, Ю.А., Чупров, В.И. Современная социология молодежи: изменяющаяся реальность и новые теоретические подходы / Ю.А. Зубок, В.И. Чупров. – 2017. – №15. – С. 12-48.
  • Капица, С.И. Понятие социальной адаптации в социологии / С.И. Капица // Вестник Чувашского университета. – 2009.
  • Климов, Е.А. Психология профессионального самоопределения: учебное пособие для студентов высших педагогических учебных заведений / Е.А. Климов. – Москва: Академия, 2004. – 304 с.
  • Ковалева, А.И. Социализация / А.И. Ковалева // Энциклопедия гуманитарных наук. – 2004. – №1. – С. 139-143.
  • Ковалева, А.И. Концепция социализации молодежи: нормы, отклонения, социализационная траектория / А.И. Ковалева // Социология молодежи. – 2003. – С. 109-115.
  • Константиновский, Д.Л. Неравенство и образование: опыт социологических исследований жизненного старта российской молодежи (1960-е годы - начало 2000-х) / Д.Л. Константиновский. – Москва: ЦСО, 2008. – 551 с.
  • Константиновский, Д.Л., Абрамова, М.А., Вознесенская, Е.Д., Гончарова, Г.С., Костюк, В.Г., Попова, Е.С., Чередниченко, Г.А. Новые смыслы в образовательных стратегиях молодежи: 50 лет исследования / Д.Л. Константиновский, М.А. Абрамова, Е.Д. Вознесенская, Г.С. Гончарова, В.Г. Костюк, Е.С. Попова, Г.А. Чередниченко. – Москва: ЦСПиМ, 2015. – 232 с.
  • Константиновский, Д.Л., Попова, Е.С. Молодежь, рынок труда и экспансия высшего образования / Д.Л. Константиновский, Е.С. Попова // Социологические исследования. – 2015. – № 11. – С. 37-48.
  • Константиновский, Д.Л. Молодежь 90-х: самоопределение в новой реальности / Д.Л. Константиновский. – Москва: Центр социологии образования РАН, 2000. – 224 с.
  • Константиновский, Д.Л., Вознесенская, Е.Д., Чередниченко, Г.А., Хохлушкина, Ф.А. Образование и жизненные траектории молодежи: 1998 - 2008 годы / Д.Л. Константиновский, Е.Д. Вознесенская, Г.А. Чередниченко, Ф.А. Хохлушкина. – Москва: Институт социологии РАН, 2011. – 277 с.
  • Константиновский, Д.Л., Попова, Е.С. Образование и профессия в ожиданиях молодежи / Д.Л. Константиновский, Е.С. Попова // Актуальные проблемы социологии культуры, образования, молодежи и управления. – 2016. – С. 542-545.
  • Константиновский, Д.Л. Проект В.Н. Шубкина: 50 лет динамики российского образования / Д.Л. Константиновский // Россия реформирующаяся. – 2015. – №13. – С. 404-420.
  • Кораблева, Г.Б. Становление подходов к социологии профессий в России / Г.Б. Кораблева // Социологические исследования. – 2013. – №1. – С. 109-117.
  • Кравченко, А.И. Выбор профессии как социологический феномен: вопросы теории / А.И. Кравченко // Вестник Московского университета. – 2017. – №1. – С. 49-68.
  • Макарова, С.Н. Исследование профессиональной социализации сквозь призму теорий профессионального развития и профессионального выбора / С.Н. Макарова // Альманах современной науки. – 2008. – №4. – 136-142.
  • Мансуров, В.А., Юрченко, О.В. Социология профессий: история, методология и практика исследований / В.А. Мансуров, О.В. Юрченко // Социологические исследования. – 2009. – № 8. – С. 36-46.
  • Мансуров, В.А., Юрченко, О.В. Профессиональный выбор молодежи: исторический ракурс / В.А. Мансуров, О.В. Юрченко.
  • Мартьянова, Н.А. Социологические модели концептуализации феномена профессии / Н.А. Мартьянова // Ученые записки Забайкальского государственного университета. – 2013. – № 4. – С. 84-89.
  • Меренков, А.В. Профессиональное самоопределение выпускников школ в современных условиях / А.В. Меренков // Известия Уральского федерального университета. – 2015. – № 2. – С. 107-117.
  • Московская, А.А. Проблемы становления модели профессии: российский опыт в западном исследовательском контексте / А.А. Московская // Мир России. – 2010. – №3. – С. 52-61.
  • Нургатина, О.Н., Соломахин, О.Б., Султанова, Н.Д. Профессиональное самоопределение старшеклассников: проблемы выбора / О.Н. Нургатина, О.Б. Соломахин, Н.Д. Султанова // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – № 2. – С. 33-45.
  • Пусикова, М.В. Анализ значимых факторов профессионального выбора молодежи / М.В. Пусикова // Наука и образование сегодня. – 2016. – № 5. – С. 66-70.
  • Ритцер, Дж. Современные социологические теории / Дж. Ритцер; [5-е изд]. – Санкт-Петербург: Питер, 2002. – 688 с.
  • Руткевич, М.Н. Социальная ориентация выпускников основной школы / М.Н. Руткевич // Социологические исследования. – 1994. – № 10. – С. 53-59.
  • Саппа, А.Н. Факторы, воздействующие на профессиональное самоопределение молодежи / А.Н. Саппа // Молодь в умовах нової соціальної перспективи. – 2011. – С. 74-79.
  • Смелзер, Н. Социология / перевод с английского. – Москва: Феникс, 1994. – 688 с.
  • Спиридонова, Н.Ю. Выбор профессии в юношеском возрасте: факторы и современные тенденции / Н.Ю. Спиридонова // Альманах современной науки и образования. – 2008. – №10. – С. 158-162.
  • Тарлавский, В.И., Цуканов, Е.А. Становление и развитие профессиональной ориентации: обзор отечественного опыта / В.И. Тарлавский, Е.А. Цуканов // Перспективы науки и образования. – 2014. – №2. – С. 63-69.
  • Титма, М.Х. Выбор профессии как социальная проблема / М.Х. Титма. – Москва: Мысль, 1975. – 198 с.
  • Чередниченко, Г.А. Молодежь России: социальные ориентации и жизненные пути (опыт социологического исследования) / Г.А. Чередниченко. – Санкт-Петербург: РХГИ, 2004. – 504 с.
  • Чередниченко, Г.А. Образовательные и профессиональные траектории рабочей молодежи / Г.А. Чередниченко // Социологические исследования. – 2011. – № 9. – С. 101-110.
  • Чередниченко, Г.А. Содержание, формы и методы обучения в высшей школе: аналитические обзоры по основным направлениям развития высшего образования / Г.А. Чередниченко. – Москва: ФИРО, 2015. – 64 с.
  • Чередниченко, Г.А. Российская молодежь: от образования к труду: на материалах социологических исследований образовательных и профессиональных траекторий / Г.А. Чередниченко. – Санкт-Петербург: РХГА, 2016. – 392 с.
  • Чередниченко, Г.А. Новое в образовании и профессиональной деятельности молодежи / Г. А. Чередниченко // Социологические исследования. – 2009. – №7. – С. 119-125.
  • Чередниченко, Г.А. Образовательные и профессиональные траектории молодежи: исследовательские концепты / Г.А. Чередниченко // Социологические исследования. – 2013. – №3. – С. 53-74.
  • Чередниченко Г.А. Образовательные и профессиональные траектории российской молодежи: на материалах социологических исследований / Г.А. Чередниченко. – Москва: ЦСПиМ, 2014. – 560 с.
  • Черных, А.И. Профессиональная ориентация как условие довузовской подготовки школьников / А.И. Черных // Сибирский педагогический журнал. – 2008. – № 7. – С. 168-177.
  • Шафранов-Куцев, Г.Ф. Современные вызовы и реальность профориентационной деятельности в системе «школа – вуз – рынок труда» / Г.Ф. Шафранов-Куцев // Социологические исследования. – 2015. – № 1. – С. 120-128.
  • Шиндряева, И.В. Профессиональные ценностные ориентации молодежи в контексте поколенческой теории / И.В. Шиндряева // Вестник Поволжского Института управления. – 2015. – №6. – С. 144-148.
  • Штомпка П. Социология: анализ современного общества / перевод с польского С.М. Червонной. Москва: Логос, 2005. – 664 с.
  • Шубкин, В.Н. Когда наступает время выбора / под редакцией Г.А. Чередниченко. – Москва: РХГИ, 2001. – 568 с.
  • Шубкин, В.Н. Социология и общество: научное познание и этика науки / В.Н. Шубкин. – Москва: ЦСПиМ, 2010. – 424 с.
  • Щепетков, С.С. Профессиональная ориентация учеников выпускных классов (на примере типичной средней общеобразовательной школы) / С.С. Щепетков // Известия высших учебных заведений. – 2012. – № 4. – С. 74-95.
  • Davis, Kingsley. A Conceptual Analysis of Stratification / K. Davis // American Sociological Review. – 1942. – Vol. 7. – №3. – pp. 309-321.
  • Parsons, Talcott. The professions and social structure / T. Parsons // Social forces. – 1939. – Vol. 17. – №4. – pp. 457-467.
  • Parsons, Talcott. An Analytical Approach to the Theory of Social Stratification / T. Parsons // American Journal of Sociology. – 1940. – Vol. 45. – №6. – pp. 841-862.
Loading...