Курсовик1
Корзина 0 0 руб.

Работаем круглосуточно

Доступные
способы
оплаты

Свыше
1 500+
товаров

Каталог товаров

Этика войны

В наличии
10 руб. 100 руб.
Экономия: 90 руб. (-90%)

Скачать реферат на тему Этика войны

После нажатия кнопки В Корзину нажмите корзину внизу экрана, в случае возникновения вопросов свяжитесь с администрацией заполнив форму

При оформлении заказа проверьте почту которую Вы ввели, так как на нее вам должно прийти письмо с вашим файлом

Содержание Введение 2 Этика пацифизма 4 Крест мира 5 Этика войны и непрямые действия 9 Заключение 19 Список литературы 21 Введение Существует ли мораль на войне? Существует. Она проста, но она и жестока. С точки зрения мирного, гражданского человека она всегда неприемлема, часто ужасна, но о ней надо знать не только военным людям. Откуда она взялась? Она складывалась веками. Раньше она называлась "рыцарским поведением" или "рыцарским кодексом поведения", хотя сами рыцари еще те были головорезы и грабители. Сведения о ней попадали в литературу, в воинские уставы, потому-то мы о ней и знаем – "Война и мир", "На западном фронте без перемен". Но жизнь, само сражение, боевое столкновение, стычка – все равно богаче, так что эти понятия – этика войны – все время совершенствуются, изменяются. Но кое-что остается неизменным. Например: раненых с поля боя выносят, не бросают. Еще? Раненных врагов не добивают, оказывают им помощь. Запрещено издеваться над пленными, запрещено пытать. "Пленного накорми" – пленных кормят, содержат их не в ямах. Добиться от пленного каких-то сведений можно и без пыток – существуют способы допроса и давно. Обмен пленными проводится регулярно. Пленные должны иметь "товарный вид", то есть, выглядеть должны хорошо. Мародеров расстреливают на месте – это тоже закон войны: "Если друг твой ограбил убитого, убей друга, ибо он потом ограбит и твой труп". Карателей в плен не берут. И вообще, те, кто целенаправленно, сознательно убивает мирное население, подлежат уничтожению. Правила нехитрые, но их надо выполнять. Уничижительное отношение к противнику недопустимо. Нельзя называть немцев, например, "фрицами" или украинские войска "укропами", а ополченцев "колорадами". Неуважение, пренебрежение – первый шаг к поражению. На войне говорят: противник. Если есть противник, значит сам ты уже не партизан и не "отморозок", а армия. По поводу террористов хочется сказать особо. Слово "террорист" предполагает, что объектом нападения является мирное население, а не армия. Террор, как метод, - это запугивание мирных, безоружных людей. Тот, кто не трогает мирное население, а воюет против армии, террористом не является. Он является противником, с ним надо сражаться или договариваться о прекращении огня, перемирии, мире, прекращении войны. Во время войны вводятся военные законы: цензура, комендантский час, военный трибунал и т.д. Существуют еще и особые группы на войне: разведчики, диверсанты. Это особые подразделения, у них особые задачи, а значит и особая тактика, и этика ведения войны. Например, двигаясь по лесу, разведгруппа может убить пастуха только потому, что он их обнаружил. С точки зрения разведчика это будет этично, а с точки зрения мирного населения – ужасно, военное преступление. Особое дело: приказ. Если военный выполняет приказ, то ответственность за него лежит на том, кто отдает приказ. Но если это приказ сжечь деревню, сжечь мирных людей, расстрелять всех мужчин, расстрелять заложников, то тут уже вступает в силу коллективная ответственность – смерть. Вот поэтому карателей в плен не берут. Верность слову на войне обязательна. Обещал – выполнил. Нельзя что-то обещать противнику на переговорах, а потом обмануть. Наказание – смерть. И это я перечислил только некоторые правила, но они основные. Этика пацифизма Пропаганда войн, агрессии традиционно была частью идеологии тоталитарных государств, что с одной стороны способствовало быстрому развитию, а с другой, разрушению культур и уничтожению жизни. Апология ненасилия, пацифизма традиционно являлась частью неподчиненной государственной идеологии религиозной традиции, а также выражением мировоззрения духовной элиты общества, не имеющей реальной власти. Во многих культурах антивоенные настроения имели различные формы выражения, однако, их роль в истории никогда не становилась предметом специального научного исследования. Вместе с тем именно эти факторы во многом оказывали стабилизирующее, культуросозидающее воздействие на развитие общества. Однако философия пацифизма как феномена противостояния фактору войн и прогресса путем насилия всегда имела множество противников. Это традиционно было связано с устойчивым представлением о том, что ненасилие - идеология слабости, пассивности, демагогии, не совместимой с реальной жизнью. Такая позиция целенаправленно формировалась для обоснования необходимости милитаризации жизни. На протяжении истории фактор насилия значительное время имел преобладающее влияние, что в конечном итоге привело к уничтожению многих народов, культур, форм жизни.[1] Современная эпоха высочайших технологий и «рыночных отношений» в сфере производства оружия создает мощную рекламу агрессивному поведению, насильственной борьбы, военным атрибутам, формирует культ победителя, спасителя мира, борца, сверхчеловека, несущего оружие внутри себя. Эти устремления находят отклик в массовом сознании, которое «отвечает» взрывами преступности и насилия среди маргиналов, молодежи (традиционно являющихся «группой риска»), а также женщин, детей, воспитанных в условиях апологии насилия. В связи с этим видится чрезвычайно актуальным создание теории современного идейно-нравственного концепта активного антивоенного мировоззрения, разъяснение его созидательной (а не только пассивной) сущности. Пацифизм (от лат. pax, pacis, «мир») - понятие имеющее первоначальное значение соглашения о мире, установления или заключения мира. В наиболее общем смысле под ним понимают отказ от войны как способа разрешения любых проблем, сопротивление войнам и насилию во всех формах. К пацифизму относят многообразные учения, движения, теории, концепции, не связанные между собой исторически или географически, но стоящих на общей платформе отстаивания мира как главной ценности общества. Специфика пацифизма заключается в его двойственности: с одной стороны его сторонники - активисты, борцы за мир, с другой - его репрезентанты могут быть чрезвычайно пассивными и предпочитающими молчаливое сопротивление.[3] Этика пацифизма связана с отстаиванием права Другого быть Другим (то есть с толерантностью), уважением к ближнему (и дальнему), к жизни в целом. Принципы ненасильственной этики присущи различным как религиозным, так и секулярным учениям. Аксиология пацифизма выражается в отстаивании ценностей Мира, Равенства, общественного согласия (социальные ценности); Жизни, Здоровья, Безопасности (витальные ценности); Другого, Добра, Уважения к людям (этические ценности) и др. Формирование пацифизма как системы нравственных заповедей и ценностей имеет длительную историю и проявляется как в культуре Востока, так и Запада. Крест мира «Пацифик» или так называемый «Крест мира» - символ, созданный сравнительно недавно, в 1958 году Джеральдом Холтомом для организации «Движения за ядерное разоружение». Холтома составил крест из ее символов для «N» (nuclear, ядерное) и «D» (disarmament, разоружение), и поместил их в круг, что символизировало глобальное соглашение. Этот символ привлек общественное внимание после первого марша протеста от Лондона к центру по ядерным исследованиям в Беркшире 4 апреля 1958 года. Скоро этот крест стал одним из самых распространенных знаков 60-х годов, символизируя как мир, так и анархию. Это знак, постепенно ставший символом всемирного пацифизма. Он получил также прозвище «лапка голубя мира». Первая эмблема, нарисованная чернилами на бумаге, украсила лацкан пиджака Холтома, а всего через три месяца знак получил мировую известность. Версий происхождения этого символа несколько.[5] Теория первая. В период «холодный войны» между СССР и США (60 - 80-е гг. XX в) во многих европейских странах проходили демонстрации протеста против разработки обеими державами стратегического оружия и размещения пусковых ракетных шахт в Европе. Пацифисты принимали в этих акциях самое активное участие: изображение пацификов (на плакатах, майках и даже на лицах демонстрантов) встречалось ничуть не реже, чем лозунги ''No nuclear war!''. Поэтому неудивительно, что пацифик с тех пор у многих ассоциируется именно с ограничением ядерных вооружений: якобы круг пацифика означает «запрет», а клин в центре - символическое изображение ракеты, которую нужно «ограничить». Теория вторая. Самой распространенной версией толкования пацифика является «голубиная». Она гласит, что центральной элемент пацифика - это отпечаток лапки голубя. А голубь, как известно, - символ мира, радости и спокойствия. Тут одни сразу вспоминают художника Пабло Пикассо и его антивоенные «голубиные» рисунки, другие - библейскую историю о всемирном потопе и старике Ное, которому голубь принес в клюве оливковую ветвь в знак того, что потоп заканчивается (Книга Бытие, глава 8). Данная теория происхождения пацифика выглядит наиболее правдоподобно. Теория третья. Наиболее фантастическая и самая интересная. Согласно этой теории первооснова пацифика - его центральная часть - была известна задолго до ХХ века как 15-я руна Старшего Футарка (рунического алфавита). Выглядит она вот так: Эта руна, 7-я во втором атте - атте Хеймдаля, стража богов - называется «Algis» (или, по-другому, «Yggdrasil»), и исследователи рунических знаков толкуют ее значение по-разному, но по смыслу близко друг к другу. Ее называют «Руной жизни», в то время как ее перевернутое изображение - «Руной смерти». Некоторые полагают, что она символически изображает лося (его рогатую голову) и имеет значение «надежность, безопасность, защита, помощь». Другие считают, что эта руна символизирует растущий тростник (осоку) и означает «устремленность вверх». Под «устремленностью вверх» может подразумеваться множество вещей: стремление к власти и богатству, гордыня - желание возвыситься над другими людьми, честолюбивые устремления превзойти своих соперников в каком-нибудь мастерстве, непокорность чужому владычеству и т.д. Современный норвежский мастер рун Ф. Асвинд полагает, что эта руна изображает валькирию с мечом и, следовательно, ее значение - «сила, бесстрашие». Специалисты по рунической йоге говорят о том, что руна «algis» обозначает убежище, безопасное место при потребности в защите. Все приведенные толкования можно свести к общему знаменателю - «Сила, Мощь, Защита, Непокорность». Таково генеральное значение этой руны. При этом следует иметь ввиду один момент: в практике рунической магии и гадания на рунах принято считать, что значение руны меняется на противоположное, если руна изображена «вверх ногами». В перевернутом виде Algis (Альгиз) символизирует корни мирового древа, уходящие под землю в царство мертвых, в нижние миры. В оккультной традиции недра земли связываются с женским началом. В этом случае перевернутая руна жизни и силы означает - бессилие, безжизненность, слабость, уход в нижний мир. По нашему мнению, выбор символа оказал в определенной мере свое влияние на характер пацифистского движения. Оно не чаще всего проявляет себя как движение аполитичное, асоциальное, стремящееся игнорировать внешний мир, не вовлекаться ни в какие социальные процессы. Пассивность, слабость, лень, безделье - те качества, которые большинство называют при упоминании об образе жизни хиппи. Этап активной борьбы за мир был кратким и далеко не массовым. Несмотря на столь неудачную семантическую сущность пацифик быстро стал популярным, сначала среди хиппи, затем среди многих других «альтернативных» власти и политики движений. Выражения его - самые многообразные: Многообразие версий показывает, что суть пацифизма - множественность, свобода, предельный плюрализм и толерантность. В тоже время пацифизм сегодня все еще остается движением андеграунда, субкультуры. Большинство правительств стран мира осознавая ценность и необходимость мира, рассматривает молодежные движения, даже пацифистского направления как идейную оппозицию (не власти, конечно, а образу жизни, принятому большинством). Несмотря на то, что пацифизм лежит в основе мировых религий и самых уважаемых духовных традиций мира, обоснован выдающимися философами (И.Кантом, Л.Толстым, А. Швейцером и др.) официально он не признается как «действенный способ» противостояния войне и насилию.[4] Таковым, по мнению подавляющегося большинства является укрепление собственной силы и ее периодическая демонстрация. Бессилие и слабость вменяются пацифизму на протяжении всей истории, однако, сегодня во многом наступает то время, когда иного принципа, способствующего сохранению человечества, возможно уже не осталось. В этой ситуации следует усилить внимание ко всем классическим и современным (пусть даже не официально поддержанным) теориям и практикам ненасилия и отказа от войны и оценить их конструктивную силу, глубочайший потенциал и широту воздействия на молодежь современной эпохи. Этика войны и непрямые действия Исследуя этическую сторону вооруженного конфликта, мы сталкиваемся с терминологической проблемой, когда для интуитивно ясных понятий нет общепринятых четких определений. В ситуации, логически очевидной, подобный недостаток не есть существенное ограничение, так как необходимое определение всегда можно дать. Однако, ситуации, возникающие при изучении моральных, то есть связанных с взаимоотношениями между людьми вопросов, логически очевидными быть не могут: необходимость в физическом насилии сталкивается с наличием ограничителей, образующих социопсихологическую структуру общества. Таким образом, желательность четких "логических определений" вытекает из нелогичности предмета обсуждения. И, значит, прежде всего необходимо определить предмет обсуждения - войну. Сразу отметим, что подобное определение не должно содержать исключений, ибо исключения не подтверждают правила, а опровергают его. Следовательно, определение должно содержать только всеобъемлющие понятия, связанные со словом "война". К числу последних относятся: "конфликт", то есть система противоречий между сторонами, рассматриваемая в динамике, то есть - в процессе разрешения их тем или иным способом, "противник", рассматриваемый как одна из антагонистических сторон в конфликте, а также "уничтожение", как форма воздействия одной стороны на другую. Хотелось бы определить войну как такой конфликт, в котором основным способом решения является уничтожение противника. Тем не менее, даже подобное определение порочно, ибо оно не описывает, к примеру, большинство войн средневековья, в которых применение военной силы и "уничтожение" силы противника не являлось самоцелью, а лишь одним из способов политической игры. Кроме того, так называемая холодная война также не попадет под такое определение, в силу того, что "уничтожение" в этой войне является синонимом использования атомного оружия, следовательно, глобальной атомной войны. С другой стороны, хорошо известно, что в атомной войне не может быть победителей. Итак, "уничтожение" не может считаться основополагающим признаком войны. Однако, война допускает применение подобной формы решения. Таким образом, мы приходим к выводу, что свойством войны будет отмена закона "не убий", для большинства людей являющегося императивом к действию (точнее, к бездействию). Следовательно, мы пришли к следующему определению: Определение: войной называется такой способ разрешения конфликта, при котором выживание противника не рассматривается в качестве граничного условия. С позиции такого определения становится очевидно, что уничтожение противника не есть "лучшее из лучших". Даже наоборот - "наилучшее сохранить армию противника". В идеальной войне, построенной исключительно на непрямых действиях, вообще может не быть ни одного столкновения. [2] Последнее положение далеко неочевидно. В каждой новой войне мы можем наблюдать очередную попытку решить исход войны применением самого прямого из действий - физического уничтожения противника. Примеров обратного, гораздо меньше. Таким образом, данное положение следует доказать. Аксиома Лиддел Гарта: Цель войны - добиться лучшего состояния мира, хотя бы только с вашей точки зрения. Война, целью которой является что-то другое - априори проиграна. Действительно, если послевоенный мир окажется хуже для участника этой войны, чем был довоенный, то можно утверждать, что этот участник проиграл. Например, страны Антанты, "выигравшие" Первую Мировую войну, не получили из своей победы ничего, кроме ухудшения своего положения. Англия затратила на войну 8 миллиардов фунтов, что в десятки раз больше стоимости всего ее флота. За деньги, потраченные только Англией, Францией и Россией на войну, можно было купить всю германскую армию "на корню", чем избежать мучительной агонии, породившей впоследствии демографические, экономические и морально-этические кризисы ("дьявольские тридцатые"). Победитель во Второй Мировой войны, Советский Союз, оказался в худшем экономическом положении, чем даже расчлененная проигравшая Германия. В силу того, что война есть конфликтная ситуация, можно с большой долей уверенности утверждать, что целями, не являющимися главными, пренебрегут для достижения основных целей. Таким образом, с большой долей уверенности можно утверждать, что войны, которые ведутся не в соответствии с аксиомой Лиддел Гарта, приводят к ухудшению состояния государства, к его обнищанию, экономическому, моральному и политическому, и, даже в случае военной победы, такие войны оказываются проигранными. [5] Отсюда сразу же следует принцип ограниченности войны: глобальная война не может иметь цели и изначально проиграна всеми сторонами. Попытки выиграть глобальную войну не увенчались успехом - ни первая великая война человечества, незначительным эпизодом которой была воспетая Гомером осада, и которая привела к крушению средиземноморской цивилизации на долгие шесть столетий, ни тридцатилетняя война в 17 веке, ни семилетняя в 18, ни Наполеоновские войны в 19, ни обе мировых войны - не принесли никому из их участников ничего, кроме несчастий. Формальные победители и побежденные после таких войн оказывались вынуждены помогать друг другу (если только вообще оставались какие-то ресурсы, которые можно было обратить на помощь - себе ли, противнику ли), так как разрушения, вызванные войной, приводили к уничтожению не только государства-противника, но, в первую очередь, системы межгосударственных связей и, значит, в сущности и собственного государства (победителя), как субъекта такой системы. В любом случае, выгоднее иметь с бывшим противником хорошие отношения, не отягощенные ненавистью за прошедшую войну. Итак, можно считать доказанными следующий тезис: Следствие (Лиддел-Гарт): сегодняшний противник завтра станет вашим покупателем, а послезавтра - союзником. Внимательное изучение коалиционных войн 16-19 веков поражает разнообразием комбинаций союзов. То Англия с Францией борется против Голландии в Голландской войне 1672-79, а всего через 22 года, в 1701-14 начинается война за Испанское наследство, в которой Англия выступает вместе с Голландией против Франции. В Семилетней войне 1756-63 Австрия сражается вместе с Францией, через тридцать лет во время Наполеоновских войн Франция сражается против Австрии, а еще через десять лет они опять в союзе. Возникает вопрос - а сколь часто бывшие враги становятся союзниками? Практически всегда. Успешная война должна иметь экономические результаты, а это означает, что бывший противник становится экономическим партнером. Очень показателен пример Германии после Первой Мировой войны. Когда "выигравшая" сторона была вынуждена помогать Германии восстановить экономику хотя бы ради того, чтобы получить с нее репарации и возможность торговать. А от экономического союза до политического один шаг. Отсюда видно, что уничтожение экономики противника приводит к необходимости потом ее восстанавливать. Следствие: всякое использование средств массового поражения (от опустошения полей и вырезания крестьян до стратегических бомбардировок и ядерного оружия) удаляет обе стороны от цели войны. Итак, нам осталось только сделать вывод. Если мы ведем войну с целью обеспечить себе лучший мир, чем довоенный, то должны признать, что верно следующее: Вывод (Сунь-Цзы): "сто раз сразиться и сто раз победить - это не лучшее из лучшего; лучшее из лучшего - покорить чужую армию, не сражаясь". [6] Нужно отметить, что в рамках европейской парадигмы мир будет лучше довоенного, только если он обеспечивает более оптимальные условия для развития при сохранении традиционных европейских ценностей: свободы и познания. Уже поэтому обе мировые войны были проиграны всеми участвовавшими сторонами. Итак, мы согласились с тезисом, что лучше победить, не сражаясь. Теперь желательно определить, как достичь этого? Ответ на это дает следующая Теорема Сунь-Цзы: "самая лучшая война - разбить замыслы противника; на следующем месте - разбить его союзы; на следующем месте - разбить его войска. Самое худшее - осаждать крепости". Отметим, что первые два способа ведения войны являются идеалом. Тем более, что разрушение замыслов и союзов противника задача не только армии, но и политического руководства страны. Очень хороший пример показал Бисмарк в Датской, Австро-прусской и Франко-прусских войнах. Пруссия, справедливо воспринимающаяся всеми как страна-милитарист, Пруссия, которая ставила целью создание Германии, как великой державы и единого государства с ведущей ролью Бранденбургского дома, умудрилась организовать три последовательно-оборонительных войны. На мирную маленькую Пруссию поочередно (по видимому, чтобы не помешать друг другу) напали "воинственная" Дания, "экспансивная" Австро-Венгрия и "милитаристская" Франция. История Второй Мировой войны дает нам пример разрушения замыслов противника. И этот пример - операция "Зеелеве". В 1940 году Англия была на грани поражения. Практически, от победоносного Вермахта ее отделял только пролив, о котором Гальдер в своих дневниках написал: "Характер операции - форсирование большой реки". Противопоставить немецкому десанту англичане могли флот, авиацию и ополчение. Английская армия, только что с большим трудом избежавшая окружения под Дюнкерком, не могла восприниматься как существенная угроза "покорителям Европы". Авиация была большей проблемой. Анализу "Битвы над Британией" посвящены целые работы, но нам достаточно будет заметить, что немцы могли обеспечить господство в воздухе над проливом. Единственным серьезным аргументом Англии мог стать ее флот. Но английский флот 1940 года был слаб. По сравнению с 1914 годом количество кораблей основных классов уменьшилось почти вдвое. Норвежская десантная операция показала, что английский флот не успевает перехватить десант. А угроза рейдеров отвлекала силы англичан на второстепенные ТВД. [3] Реально, в проливе могло оказаться лишь соединение из двух-трех крейсеров и нескольких десятков эсминцев. Даже несмотря на потери и серьезные повреждения, полученные немецким флотом, его сил было достаточно для противодействия подобной крайне небольшой английской эскадре. Таким образом, десант в Англию был возможен. И, скорее всего, он был бы удачным. (Заметим в скобках, что командиры на местах, например, Э.Манштейн, который тогда командовал армейским корпусом, относились к операции очень спокойно и считали ее вполне реальной.) Подготовка к десанту шла достаточно успешно. Десантных средств было сосредоточено даже больше, чем было предусмотрено по плану. Война в воздухе "медленно и методично" выигрывалась немцами. Но вот угроза английского флота висела дамокловым мечем над немецким десантом. Проявлением этой угрозы были споры между Вермахтом и флотом о ширине полосе высадки. Армия настаивала на широкой полосе, более удобной для дальнейших действий, а флот - на узкой, которую проще прикрыть. Решение было за политическим руководством страны. И решение не было принято. "Мощь" английского флота, в сочетании с упорным сопротивлением английской авиации, сделали свое дело. Немецкое вторжение не состоялось. Несуществующая угроза оказалась причиной разрушения планов противника. К сожалению, самая лучшая (то есть, бескровная) победа не приносит полководцу "ни славы ума, ни подвигов мужества". Поэтому очень часто у командующего появляется желание разрешить проблемы прямым способом - битвой. Написав, "самое худшее - осаждать крепости", Сунь-Цзы остался на уровне знаний своего времени. С тех пор мы существенно продвинулись вперед в определении "самого худшего". Поправка 1: самое худшее - бомбить неприятельские города. Поправка 2: еще хуже - расстреливать мирное население. Легко видеть, что эти принципы следуют из аксиомы Лиддел Гарта, а также из следующего утверждения: Аксиома Христа: жизнь человека обладает ценностью - в том числе и на войне. Принципиальное уточнение: противника всегда следует считать человеком. Заметим, что неочевидность данного вывода привела к появлению "метода устрашения" (который ошибочно приписывается Клаузевицу). Эта военная "теория" предполагала использовать террор по отношению к мирному населению противника для его запугивания. На деле же подобные действия неизменно приводили к появлению у мирных жителей противника причины к оказанию сопротивления. Таким образом можно считать доказанным принцип: Принцип гуманности: из двух альтернатив имеет смысл выбирать самую гуманную. Применение этого принципа Юлием Цезарем в Гражданской войне в Риме неоднократно критиковалось с точки зрения успешности операции. Однако расчет оказался верен - именно гуманность действий позволила Цезарю решить основную задачу - сохранить римское государство единым. Из этого принципа уже несложно получить следующие утверждения: Вторая теорема Сунь-Цзы: Наилучше - сохранить государство противника, на втором месте - сокрушить это государство. Наилучшее - сохранить армию противника в целости, на втором месте - разбить ее. Комментарий Ли-Вэй-Гуна: убитый солдат противника - всего лишь один мертвый враг. Живой, но зараженный паникой, может подорвать боеспособность всей его армии. Еще один комментарий: нет человека - нет возможности его использовать. И этому есть множество примеров. В историю вошли триста спартанцев, погибших при обороне перевала Фермопил. Они стали символом стойкости перед лицом численно превосходящего неприятеля. Итак, наблюдается противоречие - война есть конфликт, а наилучшее ее решение - бесконфликтное. Мы должны признать, что: Третья теорема Сунь-Цзы: "война - это путь обмана". Однако есть еще один принцип, понимание которого могло бы прекратить множество ненужных потерь: Четвертая теорема Сунь-Цзы: "война любит победу и не любит продолжительности". Строго говоря, это вытекает из определения социальной энтропии, как меры нереализованной на личное или общественное благо, но затраченной работы. Всякая война увеличивает социальную энтропию (и, как следствие, меру страдания людей) тем больше, чем она продолжительнее. А потому: Следствие: если нет возможности быстро выиграть войну, следует найти способ быстро проиграть ее, иными словами - быстрый проигрыш приводит к цели войны вернее, чем медленный выигрыш. Данное утверждение совершенно неочевидно. Даже наоборот, большинство людей привыкло считать, что поражение есть синоним гибели. А это не так. Следствие: поскольку своевременный мир может быть заключен только при сохранении нормальных психологических отношений между воюющими сторонами, эмоциональная пропаганда враждебности к противнику недопустима. Подобно тому, как логика войны завязана на металогику принятия решения, этика войны также допускает выход в надсистему. И эти две надсистемы - этическая и логическая - оказываются совпадающими. Собственно, в этом нет ничего удивительного. И этика, и логика - лишь стороны одного и того же процесса познания. Обе эти дисциплины изобретены для того, чтобы дать человеку четкие ориентиры поведения в мире. Решая одну и ту же задачу, они не могут не приводить в схожих ситуациях к схожим ответам. Именно поэтому в этически неоднозначной ситуации следует поступать, исходя из логического анализа; в ситуации, неоднозначной логически, правильным будет самое нравственное решение. Следствием этого можно считать некую разновидность закона кармы: всякие неэтичные действия (на войне) не могут привести к полезному результату, поскольку у противника обязательно найдется опровержение. Сам факт нарушения законов этики означает, что такое опровержение существует. Дело командира - его найти. К примеру, Помпей, убегая из Италии во время Гражданской войны, объявил, что всякого, кто останется в Риме, он будет считать своим врагом, этим он пытался вовлечь в войну всех граждан Рима. Цезарь смог найти опровержение - он, в свою очередь, объявил, что всякий, кто останется в Италии будет рассматриваться им (Цезарем), как союзник. Нужно ли говорить, что количество оставшихся намного превышало количество ушедших с Помпеем. [4] Отметим, что закон кармы обратим - этичные действия могут привести к полезным результатам. Так, к примеру, разумное решение вопроса убиев и свебов Юлием Цезарем помогло ему в дальнейшем - германские племена охотно сдавали ему внаем свою конницу, которая была для него очень важна особенно во время общегальского восстания 52 года до н.э. А переход на сторону Цезаря общин в Гражданской войне во многом был связан именно с политикой "милосердия" по отношению к врагу. Таким образом, непрямое действие, которое призвано прежде всего избежать прямого столкновения, и как следствие, сохранить в целости как свои силы, так и силы противника, является наиболее предпочтительным. Заключение Карл фон Клаузевиц писал: «Если мы захотим охватить мыслью как одно целое все бесчисленное множество единоборств, из которых состоит война, то лучше всего вообразить себе схватку двух борцов. Каждый из них стремится при помощи физического насилия принудить другого выполнить его волю; его ближайшая цель – сокрушить противника и тем самым сделать его не способным ко всякому дальнейшему сопротивлению». Война в его понимании – это акт насилия, который имеет целью заставить противника выполнить нашу волю. Насилие при этом использует изобретения искусств и наук, чтоб противостоять насилию же. Неприметные, едва достойные упоминания ограничения, которые оно само на себя налагает в форме обычаев международного права, сопровождают насилие, не смягчая, в сущности, его эффекта. Вводит два понятия, необходимые, по его мнению, для рассмотрения явления войны: «политическая цель войны» и «цель военных действий». Политическая цель войны является первоначальным мотивом и должна быть весьма существенным фактором: чем незначительнее жертва, которую мы потребуем от нашего противника, тем меньшее сопротивление мы должны от него ожидать. Но чем ничтожнее наши требования к нему, тем слабее будет и наша подготовка. Война в человеческом обществе – война порой целых народов, и при этом народов цивилизованных, – всегда проистекает из политического положения и вызывается только политическими мотивами. Война является не только политическим актом, но и подлинным орудием политики, продолжением политических отношений, осуществление их иными способами. Не существует неизбежных войн, так как хотя они и являются продолжением политики, крайним шагом, всегда можно найти компромиссное решение. Человек мечтал о мире человека на всех ступенях цивилизации, начиная с первых шагов его. К глубокой древности восходит идеал жизни без жестоких столкновений и войн, такой, чтобы в отношениях между странами и людьми соблюдались бы общепризнанные нормы справедливости. Если рассматривать тему мира без войн, опираясь на взгляды христианской церкви, то здесь можно заметить некоторую двойственность. С одной стороны, основная заповедь «не убий» объявляла войну и само лишение человека жизни самым тяжелым грехом. Христианская церковь также была зачинателем установления так называемого Мира Божьего – дней, когда прекращались междоусобицы. Такие дни они связывали с мифическими событиями из жизни Христа, с важными религиозными праздниками. Военные действия не велись и в дни, которые церковь определяла для размышления и молитв, в дни сочельника и постов. Тех, кто нарушал Божий Мир, наказывали штрафом и конфискацией всего имущества, отлучением от церкви, телесными наказаниями. Но в то же время проповедь всеобщего мира не мешала христианской церкви освящать бесчисленные завоевательные войны, крестовые походы против «неверных», подавление крестьянских движений. Список литературы 1. Куманьков А. Д. Теория справедливой войны:причины актуализации концепции. 2013. 2. Баева Л. В. Пацифизм как аксиологический и этический феномен. 2008 3. Ильин И. А. Основные нравственные противоречия войны. // Ильин И. А. Собр. соч. - М., 1996, т. 5. 4. Ильин И. А. Духовный смысл войны. // Ильин И. А. Собр. соч. - М., 1996, т. 9-10. 5. Ильин И.А.. О сопротивлении злу силою // Бердяев Н.А. Кошмар злого добра. М., 2005. 576 с. 6. Перцев А.В. От Будды до Дж. Неру: философия ненасилия для конфликтологов. URL:http://percevclub.ru/category/o_philosofii/biblioteka_percev/
Год сдачи
2021
Loading...

Последние статьи из блога

Диагностика сформированности конфликтной компетентности студентов педагогического вуза

Теоретические основы формирования конфликтной компетентности будущего педагога-психолога

Физико-химические свойства эпоксидных связующих

Вопросы по международному праву

Задачи по УК РФ

Структурно-логическая схема состава преступления, предусмотренного ст. 161 УК РФ

Методы очистки сточных вод от СПАВ

Геометрия фракталов

Использование радиолокации для изучения динамики атмосферных явлений

Инклюзивный дизайн

Цифровая трансформация в металлургии

​Роль металлургии в развитии возобновляемых источников энергии

​UX/UI дизайн для мобильных приложений

Квантовые базы данных

Оптимизация производительности реляционных баз данных

Металлургия в постапокалиптическом мире

Основные подходы к формированию управленческих компетенций топ-менеджеров

Роль и функции топ-менеджмента в современных организациях

Комплексный анализ и управление рисками пожарной безопасности на промышленных объектах

Цифровая обработка сигналов в радиофизике