Курсовик1
Корзина 0 0 руб.

Работаем круглосуточно

Доступные
способы
оплаты

Свыше
1 500+
товаров

Каталог товаров

контрольная по истории

В наличии
0 руб.

Скачать бесплатно контрольную по истории

После нажатия кнопки В Корзину нажмите корзину внизу экрана, в случае возникновения вопросов свяжитесь с администрацией заполнив форму

Скачать

Будем благодарны если Вы поддержите проект ссылка на помощь проекту

СОДЕРЖАНИЕ

Княжеско-дружинная система управления. «Лествичное» право. Десятичное управление 2

Административная система Великого Новгорода. Особенности управления в новгородских пятинах 5

Развитие служилой бюрократии. «Государева служба» и «приказная работа». Система «мест» и «чинов». Отмена местничества 10

Эволюция государственного управления во 2-й половине XIX в. Усиление роли высшего государственного управления. 24

Назовите первых должностных лиц государственного управления Киевской Руси («Краткая Правда», ст. 1, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 32, 42, 43.) 36

Список литературы 37

КНЯЖЕСКО-ДРУЖИННАЯ СИСТЕМА УПРАВЛЕНИЯ. «ЛЕСТВИЧНОЕ» ПРАВО. ДЕСЯТИЧНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

Княжеско-дружинное управление

Несложные государственные функции князь выполнял вместе с дружиной. Князь и дружина были нераздельны, солидарность князя и дружины проявлялась “в доле и недоле”. Дружина жила за счет княжеских доходов, средством сплочения дружинной среды и поддержания княжеского авторитета были престижные пиры и раздача богатств. Пиры были важным символическим и государственным актом, носили регулярный характер. На них обсуждались государственные проблемы, разрешались споры и, возможно, распределялись служебные полномочия. В былинах и летописях описанию пиров уделяется большое внимание. Княжеско-дружинное управление получило общественное признание и конституировалось в институт, обеспечивающий социально-политическую жизнедеятельность древнерусского общества. Киевскому князю подчинялись местные племенные князья (“светлые и великие князья”, “великое княжье” и др.), которые по договору находились “под рукою” великого киевского князя, а также “старцы” — родоплеменная знать, выполнявшая судебно-административные функции. По договорам и традиции великий князь “мира для” имел право сбора полюдья с подвластных земель, а местные князья во время общих походов приводили свои дружины и ополчения. Их организация строилась на основе численной или десятичной системы: тысяцкие, сотские, десятники, которые также выполняли административные функции.

Великим киевским князьям приходилось сталкиваться с сепаратизмом местных князей, и они приступают к постепенной ликвидации этого института, что растянулось почти на весь Х в. Ко времени Святослава с племенным княжьем было покончено, а Владимир I посадил своих сыновей в крупнейшие города Руси и термин “князь” теперь распространялся только на членов киевской великокняжеской династии — Рюриковичей, которая представляла собой государственный суперэлитный слой, пришедший на смену родоплеменной аристократии. При этом отдельные члены княжеского рода имели политическое значение не сами по себе, а как составная часть родственной, генеалогической цепи князей. Деление общества по родоплеменному признаку окончательно было заменено территориальным принципом построения государства. Представители династии получали в управление волости, но не на правах поземельной собственности, а на основе кормления, что обусловливалось и частой сменой “столов” князьями. Однако это не устраняло межкняжеских междоусобиц, особенно обострявшихся при смене великого князя.

«Лествичное» право

Ле́ствичное пра́во (родовой принцип наследования, сеньорат) — обычай княжеского престолонаследия на Руси. Все князья Рюриковичи считались братьями (родичами) и совладельцами всей страны. Поэтому старший в роду сидел в Киеве, следующие по значению в менее крупных городах. Женщины к наследованию не допускались.

Княжили в таком порядке:

 старший брат;

 младшие братья по порядку;

 сыновья старшего брата (по старшинству);

 сыновья следующих братьев (по старшинству);

 внуки, правнуки в той же последовательности и т. д.

По мере смены главного князя все прочие переезжали по старшинству из города в город. Такой же лествичный порядок сохранялся и внутри отдельных княжеств, на которые распадалось Древнерусское государство в соответствии с решением Любечского съезда 1097 года («Каждый да держит отчину свою»). Порядок этот помогал сохранять единство страны, но был неудобен в силу постоянных переездов князей с дружинами из города в город. Кроме того, старшие племянники часто ссорились с младшими дядями, что вело к междоусобицам.

Те из потомков, чьи отцы не успели побывать на великом княжении, лишались права на очередь (становились изгоями), получали от старших князей уделы в кормление, становясь их наместниками, либо оседали в уделе, который занимал их отец на момент своей смерти. Кроме института изгойства, были и другие особенности лествичного порядка наследования, появившиеся с разветвлением рода Рюриковичей и началом внутридинастических браков в эпоху правления Владимира Мономаха.

Десятичное управление

Первоначально в Киевской Руси применялась десятичная, или численная, система управления, выросшая из военной организации, при которой начальники воинских подразделений - десятские, сотские, тысяцкие - являлись руководителями более или менее крупных звеньев государства. Так, тысяцкий сохранил функции военачальника, а сотский стал городским судебно-административным должностным лицом.

Со временем, однако, десятичная система уступает место дворцово-вотчинной, которая вырастает из идеи соединения управления великокняжеским дворцом с государственным управлением. В хозяйстве великого князя имелись разного рода слуги, ведавшие отдельными его отраслями (дворецкие, конюшие и пр.) . Со временем князья стали поручать им вести определенные дела в масштабах всего государства, наделяя их соответствующими полномочиями.

Система местного управления была проста. Кроме местных князей, сидевших в своих уделах, на места посылались представители центральной власти - наместники и волостели. Жалованья от казны они за свою службу не получали, а "кормились" за счет местного населения, с которого собирали, не забывая и себя, дань в пользу князя. Так на Руси сложилась система кормления, намного пережившая Древнерусское государство (в Московском государстве она была отменена лишь в середине XVI в.) .

АДМИНИСТРАТИВНАЯ СИСТЕМА ВЕЛИКОГО НОВГОРОДА. ОСОБЕННОСТИ УПРАВЛЕНИЯ В НОВГОРОДСКИХ ПЯТИНАХ

Административная система Великого Новгорода

Новгородское управление строилось в связи с определением отношений города к князю. Эти отношения, определялись договорами. Благодаря этим договорам князь постепенно выступал из состава местного общества, теряя органические связи с ним. Он со своей дружиной входил в это общество лишь механически, как сторонняя временная сила. Благодаря тому политический центр тяжести в Новгороде должен был с княжеского двора переместиться на вечевую площадь, в среду местного общества. Вот почему, несмотря на присутствие князя, Новгород в удельные века был собственно городской республикой. Далее, в Новгороде мы встречаем то же военное устройство, какое еще до князей сложилось в других старших городах Руси. Новгород составлял тысячу – вооруженный полк под командой тысяцкого. Эта тысяча делилась на сотни – военные части города. Каждая сотня со своим выборным сотским представляла особое общество, пользовавшееся известной долей самоуправления. В военное время это был рекрутский округ, в мирное – округ полицейский. Но сотня не была самой мелкой административной частью города: она подразделялась на улицы, из которых каждая со своим выборным улицким старостой составляла также особый местный мир, пользовавшийся самоуправлением. С другой стороны, сотни складывались в более крупные союзы – концы. Каждый городской конец состоял из двух сотен. Во главе конца стоял выборный кончанский староста, который вел текущие дела конца под надзором кончанского схода или веча, имевшего распорядительную власть. Союз концов и составлял общину Великого Новгорода.

Таким образом, Новгород представлял многостепенное соединение мелких и крупных местных миров, из которых последние составлялись посредством сложения первых. Совокупная воля всех этих союзных миров выражалась в общем вече города.

Bечe созывал иногда князь, чаще кто-нибудь из главных городских сановников, посадник или тысяцкий. Оно не было постоянно действующим учреждением, созывалось, когда являлась в нем надобность. Никогда не было установлено постоянного срока для его созыва. Вече собиралось по звону вечевого колокола, обыкновенно на площади, называвшейся Ярославовым двором. Оно не было по составу своему представительным учреждением, не состояло из депутатов: на вечевую площадь бежал всякий, кто считал себя полноправным гражданином.

Вечe обыкновенно состояло из граждан одного старшего города; но иногда на нем являлись и жители младших городов земли, впрочем, только двух, Ладоги и Пскова. Вопросы, подлежавшие обсуждению веча, предлагались ему со степени высшими сановниками, степенным посадником или тысяцким. Эти вопросы были законодательные и учредительные. Вече постановляло новые законы, приглашало князя или изгоняло его, выбирало и судило главных городских сановников, разбирало их споры с князем, решало вопросы о войне и мире и т. п. На вече по самому его составу не могло быть ни правильного обсуждения вопроса, ни правильного голосования. Решение составлялось на глаз, лучше сказать, на ухо, скорее по силе криков, чем по большинству голосов.

Когда вече разделялось на партии, приговор вырабатывался насильственным способом, посредством драки: осилившая сторона и признавалась большинством (своеобразная форма поля, суда Божия). Иногда весь город разделялся, и тогда созывалось два веча, одно на обычном месте, на Торговой стороне, другое – на Софийской. Обыкновенно раздор кончался тем, что оба веча, двинувшись друг против друга, сходились на волховском мосту и начинали драку, если духовенство вовремя не успевало разнять противников.

Посадник и тысяцкий

Исполнительными органами веча были два высших выборных сановника, которые вели текущие дела управления и суда, – посадник и тысяцкий. Пока они занимали свои должности, они назывались степенными, т. е. стоящими на степени, а по оставлении должности вступали в разряд посадников и тысяцких старых. Довольно трудно разграничить ведомство обоих сановников. Кажется, посадник был гражданским управителем города, а тысяцкий – военным и полицейским.

Вот почему немцы в удельные века называли посадника бургграфом, а тысяцкого – герцогом. Оба сановника получали от веча свои полномочия на неопределенное время: одни правили год, другие меньше, иные – по нескольку лет. Кажется, не раньше начала XV в. установлен был определенный срок для занятия их должностей. По крайней мере, один французский путешественник, Ланнуа, посетивший Новгород в начале XV века, говорит о посаднике и тысяцком, что эти сановники сменялись ежегодно. Посадник и тыcяцкий правили с помощью целого штата подчиненных им низших агентов.

Совет господ

Вече было законодательным учреждением, но по характеру своему оно не могло правильно обсуждать предлагаемые ему вопросы. Нужно было особое учреждение, которое могло бы предварительно разрабатывать законодательные вопросы и предлагать вечу готовые проекты законов и решений. Таким подготовительным и распорядительным учреждением был новгородский совет господ, Herrenrath, как называли его немцы, или господа, как он назывался в Пскове. Господа вольного города развились из древней боярской думы князя с участием старейшин города. Председателем этого совета в Новгороде был местный владыка – архиепископ. Совет состоял из княжеского наместника, из степенных посадника и тысяцкого, из старост кончанских и сотских, из старых посадников и тысяцких. Все эти члены, кроме председателя, назывались боярами.

Областное управление

С центральным управлением было тесно связано областное. Связь эта выражалась в том, что каждая пятина Новгородской земли в управлении зависела от городского конца, к которому была приписана. Подобное же отношение частей территории к концам города существовало и в Псковской земле. Здесь старые пригороды издавна были распределены между концами города. В 1468 году, когда накопилось много новых пригородов, на вече было решено также разделить их по жребию между концами, по два пригорода на каждый конец. Пятина, впрочем, не была цельной административной единицей, не имела одного местного административного средоточия. Она распадалась на административные округа, называвшиеся в московское время половинами, с подразделением на уезды; каждый уезд имел свое особое административное средоточие в известном пригороде, так что кончанское управление было единственной связью, соединявшей пятину в одно административное целое. Пригород со своим уездом был такой же местный самоуправляющийся мир, какими были новгородские концы и сотни. Его автономия выражалась в местном пригородском вече. Впрочем, этим вечем руководил посадник, который обыкновенно присылался из старшего города. Формы, в которых выражалась политическая зависимость пригородов от старшего города, открываются в рассказе о том, как Псков сделался самостоятельным городом. До половины XIV века он был пригородом Новгорода. В 1348 году по договору с Новгородом он стал независим от него, стал называться младшим братом его. По этому договору новгородцы отказались от права посылать в Псков посадника и вызывать псковичей в Новгород на суд гражданский и церковный. Значит, главный город назначал посадника в пригороды и в нем же сосредоточивался высший суд над пригорожанами. Впрочем, зависимость пригородов от Новгорода была всегда очень слаба: пригороды иногда отказывались принимать посадников, которых присылал главный город.

Особенности управления в новгородских пятинах

Основное ядро новгородской территории разделялось на пять земель, которые с конца XV в. назывались пятинами. Далее к северу и северо-востоку шли обширные пространства новгородских земель, или волостей, простиравшиеся за Урал, до Северного Ледовитого океана.

Развитие этой территории определялось рядом обстоятельств.

1. В период своего расцвета она не знала опустошительных набегов, что позволило развиваться по самобытному пути.

2. Огромные размеры территории республики требовали особых форм управления и образа жизни.

3. При всей самобытности Новгородской земли она являлась частью Руси и не отделяла себя от ее проблем.

Во главе новгородского общества (городского и сельского) стоял сильный, влиятельный и богатый класс феодалов, владевших землей, лесами, водными угодьями. Его можно разделить на две группы: духовные феодалы – высшие духовные иерархи, источниками доходов которых были земля и покровительство торговле; светские феодалы – бояре, житъи люди – новгородские домовладельцы и землевладельцы средней руки, а также своеземцы – мелкие земельные собственники. В большинстве случаев они формировались в результате разорения житьих людей, распада земельной собственности городской общины или покупки небольших земельных участков у крестьян, вышедших из сельской общины.

Важной особенностью Новгорода было отсутствие княжеского домена и наличие земельных владений городской общины.

В новгородском боярстве выделялись две группы – крупные землевладельцы, потомки родоплеменной знати, и бояре – члены городской общины, что определяло благодаря имущественному положению их важную роль в политической жизни республики.

В составе городского населения следует выделить купцов, ремесленников, «молодших людей». Наиболее влиятельным из них был многочисленный и деятельный слой купцов, производивших торговые операции с иноземцами и русскими. Высший разряд новгородского купечества составляло купеческое общество при церкви св. Иоанна Предтечи. Согласно учредительной грамоте этого общества «кто хочет в купечество ложиться в Иванское, должен сделать вступительный вклад в размере 50 гривен (фунтов) серебра».

РАЗВИТИЕ СЛУЖИЛОЙ БЮРОКРАТИИ. «ГОСУДАРЕВА СЛУЖБА» И «ПРИКАЗНАЯ РАБОТА». СИСТЕМА «МЕСТ» И «ЧИНОВ». ОТМЕНА МЕСТНИЧЕСТВА

Развитие служилой бюрократии

Все приказные люди вне зависимости от их происхождения были включены в структуру служилого сословия русского общества, пользовались соответствующими правами и привилегиями. Но занимали приказные люди в нем особое место, создавая свою систему чинов, параллельную общей, но не связанную с родовитостью происхождения. Для приказной чиновной лестницы в отличие от служилой характерно отсутствие внутренних барьеров между отдельными чинами, что формально открывало возможность продвижения по службе вплоть до думного дьяка.

К середине XVII в. происходит выделение гражданской службы из службы вообще, которая была преимущественно военной. Это нашло отражение в изменениях, которые претерпели присяги приказных людей, даваемые при смене царя всем населением и отдельными лицами при вступлении в должность или повышении чина. С 1598 г. общие присяги (крестоприводные записи) для всей массы служилого населения дополнялись приписями думным чинам, стольникам, дьякам, подьячим и т.д. Тексты общей присяги были в достаточной степени устойчивы, закрепляя преемственность власти на протяжении XVII в. Приписи же постоянно усложнялись и конкретизировались для различных чинов и должностей с учетом изменений их служебных обязанностей. Дьяки и подьячие присягали “всякое дело делати и судити вправду”, не заниматься казнокрадством, “посулов и поминков ни у кого ни от чего не имать”, не разглашать государственных тайн; и т.д. Содержание приписей, расположение отдельных пунктов менялось в зависимости от внутреннего и внешнего положения государства, при этом постепенно понятие службы государю оттесняется понятием государственной службы. Так, в приписи 1626—1627 гг. думные дьяки обязывались не только “не умышлять” на царя и его семью, но и “лиха никакого Московскому государству никак не хотети”.

Вместе с тем для приказных людей сохранялось двойственное понимание их службы. С одной стороны, по общей присяге они были обязаны нести службу царю, в основном военную, как все служилые люди. С другой стороны, специальными приписями их служба определялась как работа в государственных учреждениях, т.е. была гражданской службой. Таким образом, обязанности приказных людей разделились к середине XVII в. на “государеву службу” (рассматривалась как почетная — в полках, посольствах) и “приказную работу” (текущая работа в приказах и приказных избах — непочетная, с оттенком подневольности). Термин “приказная работа” никогда не применялся к думным дьякам. С 60-х гг. в документах четко разделяется выполнение дьяками и подьячими службы и приказной работы (“работаю тебе, великому государю беспрестанно, и на твоих, государевых, службах я, холоп твой, был 3 года”), при этом последняя становится основной и определяющей.

Вокруг приказной работы складывается гражданская служба как отрасль государственной службы. Проявлением этого процесса было становление государственных должностей. Сначала они совпадали со служилой иерархией чинов: дьяки (думные, приказные) и подьячие чины определяли иерархическое положение внутри сословной группы и сферу деятельности: думные дьяки — верховное управление, приказные дьяки — среднее звено руководства центральными и местными учреждениями, подьячие — подчиненное положение в одном из учреждений. По мере роста численности приказных чинов в учреждениях начинают существенно различаться их положение и функции. Чтобы избегать трений между лицами с одинаковыми чинами в одном учреждении, дублирования в работе, потребовалось определение положения (“мест”) дьяков одного учреждения относительно друг друга. “Места” дьяков в приказе определялись временем получения чина (“сидеть ему, кто из них преж в чину”), что устанавливало их служебную соподчиненность и разделение на “больших” и “других”. Подобная градация увязывалась с размером жалованья, источником его обеспечения и свидетельствовала о процессе бюрократизации аппарата управления.

Активнее аналогичный процесс развивался в подьяческой среде. Он проявлялся в усложнении структуры этой приказной группы. В центральных и отчасти местных органах сложилось квалификационное деление подьячих на три разряда (статьи): первую (старых), вторую (средних) и третью (молодых). Сначала такое деление было внутренним делом отдельных учреждений, а во второй половине XVII в. приобретает официальный характер и контролируется Разрядным приказом. Внутри статей также складывается более дробное деление.

Об усилении должностных элементов в положении подьяческой группы свидетельствует также существование категорий подьячих с приписью (высшая подьяческая должность, на которую назначались опытные старые подьячие) и подьячих со справой (в приказах они комплектовались из подьячих средней статьи, а на местах составляли верхушку этой сословной группы и назначались из старых подьячих приказных изб). Кроме того, шел процесс специализации подьячих на том или ином виде деятельности государственного учреждения.

Падение роли поместного жалованья в обеспечении приказной службы вело к возрастанию значения денежного жалованья, а нерегулярность выплат — к увеличению неверстаных подьячих, т.е. к расширению “доходов от дел”, которые определяли имущественное положение приказных людей и вели к разложению прежней структуры служилого сословия, поляризации дворянской и недворянской частей.

Бюрократизация приказной группы активнее развивалась снизу вверх, от подьячих к дьякам. В результате складывается новый тип приказного человека, обязанного своей карьерой, благосостоянием личным качествам, опыту, квалификации и благосклонности вышестоящей администрации или царя. В то же время процесс бюрократизации на местах отставал в качественном и количественном отношениях от происходившего в центре и от потребностей укреплявшегося на рубеже XVII — XVIII вв. абсолютизма.

При царе Федоре Алексеевиче был разработан проект Табели о рангах высших постов в органах управления и армии. Проект предусматривал разделение военной и гражданской службы. Он носил аристократический характер, выстраивая иерархию членов боярской Думы как правящей элиты: первый ранг принадлежал верховному судье, второй — воеводе при царском дворе, третий — наместнику Владимира, председательствующему в боярской Думе и т.д. (всего 5 чинов). Часть должностей носила византийские названия. Проект был согласован с патриархом, но после смерти Федора Алексеевича к нему больше не возвращались.

«Государева служба» и «приказная работа»

этапом в развитии российской государственной (гражданской) службы было время царствования Петра I. Застав в молодости приказную систему, он попытался обновить ее. По его указанию было создано еще три приказа: Военно-морской, Адмиралтейский и Артиллерийский. Во главе этих и некоторых других приказов встали новые люди.

Но эти нововведения не спасли устаревшую систему.

Реформирование государственного управления было неизбежным. Для начала было избрано местное управление. 18 декабря 1708 г. появился царский указ об образовании губерний, который много раз корректировался и принял законченный вид только к 1719 г. Территория страны в административном отношении была разделена на 10 губерний: Московскую, Санкт-Петербургскую, Киевскую, Азовскую, Казанскую, Архангелогородскую, Сибирскую, Рижскую, Нижегородскую и Астраханскую. Это были обширнейшие земли подданных русского царя, не равные по территории и населению. Они возглавлялись губернаторами, назначавшимися царскими указами. Все губернаторы были наделены очень обширными, подчас колоссальными полномочиями.

В 1717—1721 гг. приказы были заменены 12 коллегиями: Иностранных дел, Военная, Адмиралтейская, Камер- и Штатс-конторы, Ревизион-коллегия, Берг-, Манифактур-, Коммерц-, Юстиц-коллегии, Вотчинная и Духовная. Подчинялись они царю и Сенату, их функции и полномочия были четко определены, организационное устройство и делопроизводство унифицировано. Основной формой деятельности коллегий было общее собрание («заседание общего присутствия»), в которых принимали участие президент коллегии, вице-президент, четыре-пять советников, четыре асессора (помощника) и секретарь .

На правах коллегий находились еще два учреждения: Главный магистрат и Синод. В подчинении Главного магистрата находились городские магистраты, члены которых избирались из числа «дельных и лучших в купечестве» горожан. Эта их деятельность рассматривалась как пожизненная, а за «тщательное радение» они могли быть пожалованы в дворянство. Городская реформа укрепила права купечества и тем самым способствовала развитию торговли и промышленности. Синод, по образцу светских коллегий, состоял из назначенных царем представителей духовенства, контроль за которыми осуществлял обер-прокурор Синода. Принятый «Духовный регламент» закреплял полное подчинение духовной власти светской1.

Особое место среди центральных учреждений занимал Преображенский приказ — карательное учреждение, возникшее еще в конце XVII в. Он ведал политическим сыском, его суду подлежали все противники существовавших порядков: участники восстаний, лица, произносившие «непристойные речи», под которыми подразумевались разговоры, осуждавшие реформы и поведение царя, его семейные дела и т.д.

Порядок рассмотрения дел в коллегиях определялся Генеральным регламентом, принятым в 1720 г. и на основе которого строился весь внутренний распорядок учреждений. Кроме того, каждая из

коллегий имела свой особый регламент с перечислением конкретных обязанностей по той или иной отрасли управления. К выработке регламентов были привлечены иностранные правоведы, учтен опыт государственных учреждений Швеции и Дании.

Организационно коллегии имели приоритет над приказами, который сводился к коллегиальному рассмотрению и решению вопросов. В составе коллегии обязательно присутствовали прокурор и фискал. В отличие от фискалов, не вмешивающихся в ход решения того или иного вопроса, а лишь доносивших о замеченных злоупотреблениях обер-фискалу, прокуроры в коллегиях и генерал-прокурор Сената, заметив нарушение законности, тут же должны были его устранить. Петр I назвал обер-прокурора «оком государевым» и «стряпчим в делах государственных».

Петр I в процессе реформирования государственного управления предпринял попытку монополизировать источники существования чиновников с целью поставить их в большую зависимость от государства и царя. Для этого был установлен фиксированный размер оклада в соответствии с занимаемой должностью. Кормление от дел вне системы государственного обеспечения и контроля было объявлено преступлением, взимание с населения поборов приравнено к взятке, что сурово каралось по закону. Однако с петровского времени коррупция стала той смазкой, без которой не могли прийти в движение колеса государственной машины.

Практика показала, что совершенствование государственного управления напрямую связано с созданием новой системы государственной службы. В связи с притоком в органы государственного и местного управления, в армию и флот основной массы дворян, которые претендовали на различные должности, возникла острая необходимость установления иерархии служилых чинов. Это обстоятельство потребовало разработки и принятия 24 января 1722 г. определенного порядка прохождения службы, имевшего силу законодательного акта, — «Табель о рангах всех чинов воинских, статских и придвор- ных»[10]. Этот документ располагал всех работников управления по 14 классам и соответствующим чинам, которые составляли их ранг (табл. 1). Слово «статский» немецкого происхождения и означало «гражданский».

Таблица 1

Табель о рангах всех чинов воинских, статских и придворных (с изменениями конца XVIII — начала XX вв.)

Классы

Чины воинские

Чины статские

Чины придворные

(армейские, флотские)

(гражданские)

1 (О

Генерал-фельдмаршал

Генерал-адмирал

Канцлер

3 (III)

Генерал-лейтенант

Вице-адмирал

Генерал-прокурор (тайный советник)

Церемониймейстер

4 (IV)

Генерал-майор

Контр-адмирал

Обер-прокурор (действительный статский советник)

Камергер

5 (V)

Бригадир

Капитан-командор

Герольдмейстер (статский советник)

Камер-юнкер

6 (VI)

Полковник Капитан 1 ранга

Прокурор

(коллежский советник)

Камер-фурьер

7 (VII)

Подполковник Капитан 2 ранга

Обер-секретарь (надворный советник)

8 (VIII)

Майор

Капитан 3 ранга

Коллежский асессор

9 (IX)

Капитан

(штабс-капитан)

Капитан-лейтенант

Титулярный советник

Ю (X)

Штабс-капитан

(поручик)

Мичман

Коллежский

секретарь

11 (XI)

Корабельный

секретарь

Сенатский секретарь

12 (XII)

Подпоручик

Мичман

Губернский

секретарь

13 (XIII)

Прапорщик

Сенатский

регистратор

14 (XIV)

Фендрик

Коллежский асессор

В допетровское время основным критерием служебной годности и продвижения по службе была знатность происхождения. Отмена

местничества в 1682 г. нанесла удар принципу определения служебной карьеры по знатности рода («по породе»), но полностью не ликвидировала его. Лишь «Табель о рангах» на первое место поставила не знатность, а личные способности, образование и заслуги («знатность по годности считать»). Она открыла доступ для представителей мелкого и среднего дворянства к высшим должностям в государстве.

Каждый служащий был обязан пройти все 14 рангов снизу доверху, что обеспечивало, с одной стороны, замещение всех вакантных должностей, а с другой — приобретение необходимых навыков военной или статской (гражданской) службы. Практика показала, что такое продвижение по службе было главной школой профессиональной подготовки. Кадровое обеспечение государственной службы стало одним из важных направлений деятельности Сената, а его оформление осуществляла Герольдмейстерская контора.

Своей «Табелью о рангах» Петр I предоставил возможность получать дворянство выходцам и из других сословий. Так, вместе с получением 8 ранга по военной или гражданской службе они становились потомственными дворянами, приобретая тем самым все привилегии этого сословия. Князь А.Д. Меньшиков, в конце жизни пожалованный чином генералиссимуса, который в XVIII в. использовался в качестве высшей степени 1 класса всего три раза, в детстве, согласно молве, торговал пирожками; Московский вице-губернатор B.C. Ершов, президент Ратуши АА. Курбатов до своего возвышения были крепостными крестьянами.

С целью разработки «Табель о рангах» были собраны и изучены аналогичные акты Англии, Дании, Пруссии, Швеции, Франции, Польши и Венецианской республики. За основу было принято законодательство Дании и Пруссии. Возложение обязанности государственной службы на дворян было обусловлено тем, что это было наиболее обеспеченное и образованное сословие. Когда вследствие нехватки дворян или по иным причинам на классную должность назначался человек иного сословия, то он приобретал права дворянства. В течение всего столетия возможность получения дворянства за заслуги последовательно усложнялась. И тем не менее такая возможность была серьезным стимулом для поступления на государственную службу.

«Табель о рангах» использовалась в качестве руководства вплоть до октября 1917 г. Деятельность Петра I по формированию системы управления централизованным унитарным государством, заложила основу для сочетания отраслевого и территориального управления, коллегиальности и единовластия, перераставшего в режим абсолютной монархии. Создание взаимоувязанных должностных чинов стало одним из важнейших явлений российской общественной жизни в XVIII столетии.

Петр I оставил после себя хорошо организованную государственную службу, составной частью которой была статская или гражданская служба. Последняя продолжила ту деятельность, которая в XVI— XVII вв. рассматривалась как «приказная работа», давшая начало гражданской службе как таковой. Если приказная работа в определенной мере рассматривалась как непрестижная и даже подневольная, то статская служба как в петровские времени, так и позже высоко ценилась и была обласкана российскими императорами.

Система «мест» и «чинов»

Табель о рангах была принята в виде государственного закона, создавшего иерархию служебных разрядов и систему продвижения государственных чиновников, военных и придворных. Все чины "Табели о рангах" подразделялись на три типа: военные, статские (гражданские) и придворные. В каждой из категорий было 14 разрядов (классов), строго соотнесенных между собой. Первоначально Табель о рангах делила все должности на 14 разрядов. К началу XIX века эта схема немного изменилась, в военной службе осталось 14 классов, в гражданской - 12 (перестали употребляться XIII класс, "провинциальный секретарь", и XI, "корабельный секретарь", повышение происходило из XIV сразу в XII и из XII - в X классы), а в придворной - 4 (от V до II класса).

Любой чиновник с 14-го класса получал личное, а с 8-го потомственное дворянство. Для военных чинов потомственное дворянство обеспечивалось с 12-го класса. Табели о рангах говорилось что: «Воинским чинам, которые дослужатся до обер офицерства не из дворян то когда кто получит вышеписанной чин, оной суть дворянин, и его дети, которые родятца в обор офицерстве, а ежели не будет в то время детей, а есть прежде, и отец будет бит челом, тогда дворянство давать и тем, толко одному сыну, о котором отец будет просить. Протчие же чины, как гражданские, так и придворные, которые в рангах не из дворян, оных дети не суть дворяна».

С помощью Табели о рангах чиновничество обособилось от низшей бюрократии, появившейся в огромном количестве с созданием абсолютистского государства. Вне табели уже при Петре остались многие «уряды»: «…нижеписанные чины, а имянно: президенты и вицепрезиденты в надворных судах, обер ландрихтеры в резиденции, президент в магистрате в резиденции, обер комисары в колегиах, воеводы, обер рентмейстеры и ландрихтеры в губерниях и в провинциях казначеи при манетном деле, директоры над пошлинами в портах, обер экономии камисары в губерниях, обер камисары в губерниях, ассесоры в надворных судах в губерниях, камериры при колегиях, ратманы в резиденции, почт мейстеры, камисары при колегиях, камериры в провинциях, земские камисары, ассесоры в провинциалных судах, земские рентмейстеры, е надлежит за вечный чин почитать, но за уряд, как вышеписанным, так и им подобным: ибо оные не суть чины: того ради ранг иметь должны пока они действително у своего дела обретаются. А когда переменятся или оставятся, тогда того ранга не имеют».

Дети военных выделялись среди других сословий, было понятие "штаб-офицерских" и "обер-офицерских детей", они также пользовались некоторой поддержкой государства. Выходцы из других сословий, не дворяне, могли получить низший офицерский чин, только пройдя все ступеньки солдатской и унтер-офицерской службы. В истории есть примеры, когда выходцы из податных сословий пробивались в дворянство по армейской службе, но такие случаи редки. Обычно выше унтер-офицеров крестьяне и мещане не поднимались.

Внешне офицеры различались цветом, покроем и отделкой мундиров, шириной и формой шитья, головными уборами, оружием словом, "Мундир!один мундир!". Изобретение военной формы любимое развлечение русских императоров. Менялись фасоны и воротники, выпушки и обшлага, клапаны и крючки. Не вдаваясь в подробности, упомянем только один вид знаков различия. Чин офицера можно было определить по эполетам-парадным погонам с закругленными концами. Обер-офицерские эполеты были попроще, у штаб-офицерских по кругу шла бахрома из золотой канители, у генеральских эполет эта бахрома была пышной, нарядной. Количество звездочек на поле эполет указывало на звание офицера. Погоны появились только в XIX веке: в 1854 году, во время Крымской войны, когда вражеские снайперы охотились за заметными издалека в нарядной форме офицерами, эполеты остались элементом парадной формы, а в повседне

Скачать

Loading...

Последние статьи из блога

Теоретические аспекты организации процесса товародвижения

Коллизии законодательства в области наследования в вопросах международного частного права

Правовое регулирование наследственных правоотношений граждан зарубежных государств на территории России и российских граждан за рубежом

Формы взаимодействия органов исполнительной власти Омской области и Администрации города Омска

​Теоретические основы и нормативно-правовое регулирование органов государственной власти субъектов и органов местного самоуправления в Российской Федерации

Задача по адвокатуре

Основы адвокатуры

Проблемы государственного устройства России

Понятия и принципы федерализма в России

Современные масштабы экологической катастрофы

Теоретико-правовые основы контрактной системы

Разработка системы финансового планирования (бюджетирования)

Architectonika of management system in agrarian sphere in conditions of sanction economy

Конверсия веб-сайта

Взаимодействие PHP и MYSQL

Синтаксис языка PHP

Адаптивная вёрстка сайта

Основные понятия, принципы и системы бережливого производства

Система прохождения государственной службы

Принципы служебной деятельности