Курсовик1
Корзина 0 0 руб.

Работаем круглосуточно

Доступные
способы
оплаты

Свыше
1 500+
товаров

Каталог товаров

Ограничение свободы

В наличии
0 руб.

Скачать уникальную курсовую Ограничение свободы

Категория: Курсовые работы

Скачать


Содержание

Введение………………………………………………………………………...3

1. Понятие и сущность ограничения свободы…………………………….….5

2. Ограничение свободы, как основное и дополнительное наказание…….11

3. Злостное уклонение от отбытия наказания в виде ограничения свободы: понятие и последствия…………………………………………………….….17

4. Примеры практики по уголовным делам Верховного Суда России……23

Заключение…………………………………………………………………….30

Список используемой литературы………………………………………...…32


Введение

Актуальность темы работы. В научной литературе наказаниям не связанным с лишением свободы уделяется достаточно много внимания, ввиду их важности в современном мире. Считается, что институт наказаний, не связанных с изоляцией осужденных от общества в большей степени отвечает не только законным правам и интересам граждан, гарантированных Конституцией РФ, но и интересам всего государства в целом. Ведь данные виды наказаний требуют гораздо меньше как людских ресурсов, так и денежных.

Несмотря на достаточно большой массив теоретического материала, анализирующего как законодательство, так и судебную практику, большинство проблем, возникающих при назначении наказания в виде ограничения свободы, так и не решены. Неприменение комплексного подхода при регулировании отношений связанных с назначением наказания и неправильное применение компаративных исследований законодателем, объясняет сложность усовершенствования законодательства и правоприменительной практики таким образом, чтобы исключались возможность четкого отграничения данного вида наказания от мер уголовно-правового характера, а вместе с тем и ущемления прав и законных интересов участников уголовных отношений.

Научная новизна исследования выражается в том, что впервые на уровне работы предпринята попытка рассмотреть и изучить вопросы понятия ограничения свободы, а также определить сущность и значение злостного уклонения от отбытия наказания в виде ограничения свободы.

Целью данной работы являлось изучение сущности, теоретических и практических особенностей ограничения свободы.

Для достижения поставленной цели в работе были поставлены следующие задачи:

- изучить понятие и сущность ограничения свободы;

- рассмотреть ограничение свободы, как основное и дополнительное наказание;

- выявить понятие и последствия злостного уклонения от отбытия наказания в виде ограничения свободы;

- проанализировать примеры практики по уголовным делам Верховного Суда России.

В процессе написания данной работы были использованы, как общенаучные методы исследования, такие как индуктивный, аналитический, системный, так и специальные юридические методы – формально-юридический, сравнительно-правовой, а также системный анализ правовых явлений.

К настоящему времени практически нет крупных научных трудов (монографии, диссертации), посвященных анализу уголовного наказания в виде ограничения свободы после изменений, внесенных в Уголовного кодекса Российской Федерации и УИК РФ федеральным законом от 27 декабря 2009г. Однако существует достаточное количество научных трудов авторов дореволюционного периода, таких как Кистяковский А.Ф, Таганцев Н.С, Сергеевский Н.Д, в трудах этих ученых-теоретиков рассматривались наказания связанные с ограничением свободы без изоляции от общества. Наказание в виде ограничения свободы в первоначальной редакции статьи 53 УК от 1996 года, рассматривалось и анализировалось в диссертации С.Б. Бойко. Существует большая база статей известных современных ученых, таких как В.А. Уткин, И.В. Соколов, Н.В. Ольховик, В.А. Авдеев, А.М. Жуков. Труды вышеперечисленных ученых могут служить теоретической основой для работы.

  • Понятие и сущность ограничения свободы

Любое наказание представляет собой «лишение или ограничение прав и свобод виновного лица». «Совокупность таких лишений и ограничений представляет собой содержание наказания, которое конкретизируется в зависимости от его вида»[1]. С точки зрения юриспруденции, указанные лишения и ограничения выражаются в специальных запретах или обязанностях, либо запреты и обязанности применяются к лицу, признанному виновным в совершении преступления - одновременно.

Существенной особенностью любого наказания как меры принуждения и как лишения, ограничения состоит в том, что его сущностью как меры уголовной ответственности является кара. Стоит отметить, что кара должна рассматриваться в объективном смысле этого слова, а именно как объективная способность наказания причинить осужденному морально -нравственные страдания, при этом законодатель сам определяет содержание карательного элемента в любом наказании. Так, например, в обязательных работах, кара, представляет собой ограничение права на отдых, ограничение в праве на вознаграждение за труд, а при лишении свободы, кара - это изоляция осужденного от общества, из-за которой осужденные должны будут претерпевать морально-нравственные переживания или страдания.

Легальное определение понятия ограничение свободы как вида уголовного наказания дано в части 1 статьи 53 Уголовного кодекса РФ3, которая определяет его как установление судом осужденному различных ограничений, обязанностей и запретов, которые исполняются и соблюдаются без изоляции осужденного от общества в условиях осуществления за ним надзора со стороны специализированного государственного органа. Юридическим содержанием данного наказания считаются конкретизированные в уголовном (и частично в уголовно-исполнительном) законодательстве те или иные правоограничения в качестве карательных[2].

Условно, эти правоограничения можно разделить на две группы. Возложение запретов первой группы, как определил законодатель, является обязанностью суда. К ним уголовный закон называет два ограничения, а именно - на выезд за пределы территории соответствующего муниципального образования, а также на изменение места жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы. В соответствии с ч. 7 статьи 16 Уголовно - исполнительного кодекса РФ5 исполнение этого наказания осуществляется уголовно-исполнительной инспекцией (далее УИИ), по месту жительства осужденного. Главной особенностью этих ограничений, как указывает М.Т. Валеев, является то, что они были предусмотрены законодателем для обеспечения беспрепятственного надзора со стороны уголовно-исполнительных инспекций. Так же необходимость этих запретов объясняется возможностью осужденного скрыться и соответственно уклоняться от исполнения возложенных на него обязанностей. В этом и будет заключаться карательный элемент обязательных ограничений.

Среди необязательных ограничений, т.е. применяемых к осужденному на усмотрение суда Уголовного кодекса Российской Федерации называет - не уходить из места постоянного проживания (пребывания) в определенное время суток, не посещать определенные места, расположенные в пределах территории соответствующего муниципального образования, не посещать места проведения массовых и иных мероприятий и не участвовать в указанных мероприятиях. А также не изменять место работы и (или) место учебы без согласия специализированного государственного органа. Особенностью данных правоограничений следует назвать их направленность на предупреждение преступлений, т.к. большинство ограничений связаны с совершенным осужденным ранее преступлением. Отсюда можно сделать следующий вывод - назначение на усмотрение суда данной группы ограничений никак не связано с карательным содержанием наказания в виде ограничения свободы, поскольку понятия - предупреждение преступлений и кара за совершенной преступление не совпадают.

Общей чертой всех правоограничений следует назвать их направленность, преимущественно, на ограничение физической свободы осужденного.

Контрольной обязанностью, Уголовного кодекса Российской Федерации называет обязанность являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, от одного до четырех раз в месяц для регистрации. Конкретное число явок для регистрации в УИИ должно быть установлено в приговоре. Об обязательности наложения судом данной обязанности говорилось в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2015 года №58 «О практике назначения судами Российской Федерации наказания»[3].

Кроме того, Верховный Суд в указанном выше постановлении, помимо данного замечания, дал некоторые разъяснения нижестоящим судам о назначении уголовного наказания в виде ограничения свободы, в частности - об обязательности установления в приговорах территорий, за пределы которой осужденному к ограничению свободы запрещается выезжать и в пределах которой ему запрещается посещать определенные места.

Суд должен указать, какие места (рестораны, кафе, бары и т. Д.) На территории муниципалитета запрещены для осужденного. Ограничение в виде запрета на посещение мест проведения массовых мероприятий и участия в них может касаться всех массовых мероприятий, а также тех из них, чье присутствие и участие в которых, по мнению суда, будут препятствовать исправлению осужденного. В отношении массовых мероприятий Верховный суд рассматривает общественно-политические (митинги, митинги, уличные шествия, демонстрации и т. д.), Культурно-развлекательные (фестивали, профессиональные праздники, народные гуляния и т. д.) И спортивные состязания (олимпиады, спорт и легкая атлетика, Универсиады, соревнования по различным видам спорта и др.) мероприятия; суды не должны рассматривать простое отсутствие регистрации по месту жительства или пребывания лица в качестве основания для заключения о том, что у него нет места постоянного проживания на территории Российской Федерации, помимо отсутствия постоянного места жительства или проживания осужденного на территории Российской Федерации, суды должны изучить личные данные, которые, например, указывают на склонность человека постоянно менять место жительства или неспособность получить постоянное место жительства. проживания. Суды должны установить причины нарушения порядка и условий отбывания наказания, вынесенного им после официального предупреждения (неявка без уважительных причин для регистрации, несоблюдение установленных судом ограничений, административная ответственность за нарушение общественный порядок и т. д.). При установлении ограничений на посещения определенных мест суд должен указать признаки таких мест (например, места общественного питания, где разрешено употребление алкоголя, детские учреждения).

В период отбывания ограничения свободы у суда есть возможность отменить частично либо дополнить ранее установленные осужденному ограничения. Но, несмотря на такой достаточно разноплановый перечень обязанностей и ограничений, он является закрытым. Это прямо следует из абзаца 2 пункта 17 названного выше Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации 2015 г. N 58, в котором устанавливается запрет для Судов устанавливать ограничения возлагать обязанности на осужденного, не предусмотренные статьей 53 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Ограничение свободы может выступать как основным, так и дополнительным наказанием и может быть назначено:

1) на срок от двух месяцев до четырех лет в качестве основного вида наказания за преступления небольшой тяжести и преступления средней тяжести;

2) на срок от шести месяцев до двух лет в качестве дополнительного вида наказания к принудительным работам или лишению свободы в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части Уголовного Кодекса.

Несмотря на то, что законодатель разделил правоограничения в тексте Уголовного кодекса на обязательные и необязательные для применения судом, в литературе выделяются и другие их классификации. Это объясняется тем, что перечисленные обязанности являются разноплановыми по своему содержанию, локальным целям и механизму воздействия и представляют большой интерес не только для теории уголовного права, но и судебной практики.8Прежде всего классификации обязанностей и запретов помогают оценить их эффективность с точки зрения сопоставления их с целями, ради которых они были закреплены в тексте уголовного закона.

Так Н.В. Ольховиком была предложена классификация правоограничений в зависимости от содержания и целевой направленности, возлагаемых на осужденного к ограничению свободы. Представляется, что их можно разделить на следующие группы:

- обязанности, которые облегчают осуществление контроля стороны уголовно-исполнительной инспекции и других органов (не менять места жительства (пребывания) без согласия УИИ, являться на регистрацию в уголовно-исполнительную инспекцию, не менять места работы и не выезжать за пределы соответствующего муниципального образования);

- обязанности, которые направлены на создание условий для достижения исправительной задачи (не менять места работы и (или) учебы без согласия УИИ, не уходить из места постоянного проживания (пребывания) в определенное время суток), их можно отнести к принудительным мерам воспитательного характера;

- обязанности, которые нацелены на нейтрализацию внешних источников опасности: общения осужденного с определенной средой лиц (не посещать определенные места, не посещать места проведения массовых и иных мероприятий и не участвовать в этих мероприятиях), по своей природе они являются мерами профилактики 9 Некоторые ученые рассматривали данную группу обязанностей в качестве ограничителей социальных возможностей поведения преступников в той мере, в какой они могут быть использованы для совершения новых преступлений.

Подводя итог вышесказанному, следует отметить, что в каждом правоограничении можно уследить элементы воспитательного характера, предупредительного и контрольного характера. Например, ограничение на уход из места постоянного проживания (пребывания) в определенное время суток можно отнести к таковым, но с учетом конкретных жизненных обстоятельств (условия жизни семьи осужденного), характеристики личности преступника, обстоятельств изложенных в материалах уголовного дела приобретает ограниченный и индивидуальный характер

2. Ограничение свободы, как основное и дополнительное наказание

Ограничение свободы как вид наказания введен в действие Федеральным законом от 27.12.2009 N 377-Ф3 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с введением в действие положений Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации о наказании в виде ограничения свободы» с 10 января 2010 года.

Ранее данный вид наказания определялся как содержание осужденного в специальном учреждении (исправительном центре) в условиях осуществления за ним надзора. В настоящее время он представляет собой установление осужденному определенных ограничений, указанных в ст. 53 Уголовного кодекса Российской Федерации, при его нахождении по месту постоянного проживания.

Не смотря на то, что изменения регламентированы в 2009 году, исследование содержания, порядка назначения и исполнения наказания в виде ограничения свободы, предусмотренного ст. 53 Уголовного кодекса Российской Федерации, вызывает по- прежнему интерес среди современных исследователей в сфере уголовного права. А.В. Бриллиантов отмечает: «Это связано, во-первых, с общим направлением уголовной политики, состоящим в применении за преступления небольшой и средней тяжести наказаний, не связанных с лишением свободы, и, во-вторых, с направленностью устанавливаемых ограничений на сокращение возможностей, затруднение условий нового противоправного поведения, на продолжение контроля за поведением осужденного после отбытия основного наказания, если ограничение свободы назначено в качестве дополнительного наказания»[4]. Кроме того, интерес к данной теме обусловлен тем, что суды часто используют ограничение свободы как вид наказания и в судебной практике при его назначении нередко возникают ошибки, влекущие изменение приговоров судов. Поэтому исследование примеров из судебной практики поможет выявить проблемы при назначении наказания.

В пункте 18 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» от 22.12.2015 N 58 указано: «В случае назначения ограничения свободы в качестве дополнительного наказания, к лишению свободы при установлении ограничений на выезд за пределы территории соответствующего муниципального образования в приговоре не требуется указание конкретного муниципального образования. Наименование муниципального образования будет определяться той уголовно-исполнительной инспекцией, в которой осужденный должен будет встать на учет после освобождении из учреждения, в котором он отбывал лишение свободы». Однако, не смотря на разъяснения, суды по-прежнему указывают наименование муниципального образования. Так, в постановлении N 6-П17 Президиум Верховного Суда РФ указал: «При назначении в соответствии с ч. 1 ст. 53 Уголовного кодекса Российской Федерации дополнительного наказания в виде ограничения свободы, суд первой инстанции ошибочно указал на запрет С. выезжать за пределы территории муниципального образования - г. Новосибирска, поскольку исходя из положений ч. 3 ст. 47.1 УИК РФ, наименование муниципального образования определяется той уголовно-исправительной инспекцией, в которой осужденная должна будет встать на учет после отбывания лишения свободы». В другом постановлении Президиум Верховного Суда РФ отметил, что назначение дополнительных наказаний в виде штрафа и ограничения свободы не является обязательным, их применение возможно по усмотрению суда. Поэтому следует в описательно-мотивировочной части приговора данное решение мотивировать. В результате Президиум Верховного Суда РФ исключил из судебных решений дополнительные наказания в виде штрафа в размере 500 000 руб. и ограничения свободы. Также из судебных решений исключено указание на запрет К. выезжать за пределы территории г. Подольска Московской области при назначении дополнительного наказания в виде ограничения свободы, поскольку исходя из положений ч. 3 ст. 47.1 УИК РФ наименование муниципального образования определяется той уголовно-исправительной инспекцией, в которой осужденный должен будет встать на учет после отбывания лишения свободы. Как видно из примеров, при назначении дополнительного наказания в виде ограничения свободы необходимо учитывать правила: подробно мотивировать решение о назначении такого наказания, поскольку оно является дополнительным, а не обязательным; в приговоре не нужно указывать наименование муниципального образования, поскольку оно определяется уголовноисполнительной инспекцией. В других случаях суды не соблюдают нормы уголовного законодательства о назначении ограничения свободы в качестве основного вида наказания только за преступления небольшой и средней тяжести. В постановлении Президиума Пермского краевого суда от 7 июля 2017 г. N 44у-133 говорится: «Суд первой инстанции, признав совокупность смягчающих наказание К. обстоятельств исключительными, назначил ей за тяжкое преступление, предусмотренное п. "а" ч. 2 ст. 166 Уголовного кодекса Российской Федерации, наказание с применением ст. 64 Уголовного кодекса Российской Федерации в виде ограничения свободы, но не учел положения ч. 2 ст. 53 Уголовного кодекса Российской Федерации, согласно которым ограничение свободы назначается в качестве основного вида наказания только за совершение преступлений небольшой и средней тяжести».

В приговорах судов встречаются случаи возложения на осужденных обязанностей, не закрепленных в ст. 53 Уголовного кодекса Российской Федерации, но предусмотренных иными нормами уголовного и уголовно-исполнительного законодательства. Так, обязанность пройти добровольно курс лечения от алкогольной зависимости была установлена судом одному из осужденных, по-видимому, путем ее заимствования из ч. 5 ст. 73 Уголовного кодекса Российской Федерации, регламентирующей порядок назначения условного осуждения. Некоторыми осужденным к ограничению свободы была установлена закрепленная в ч. 2 ст. 47. 1 УИК РФ обязанность встать на учет в уголовно-исполнительной инспекции по месту жительства. На осужденных возлагались и иные обязанности, не предусмотренные Уголовным кодексом Российской Федерации и УИК РФ, например, возместить причиненный ущерб. Таким образом, на практике существует проблема конкуренции ограничения свободы и условного осуждения. Некоторые авторы обратили на нее внимание. Например, Н. А. Ворогушина отметила: «Несмотря на то, что обязанности,

составляющие содержание условного осуждения и ограничения свободы, во многом совпадают, при условном осуждении их спектр значительно шире, нежели при ограничении свободы. Более того, в последнем случае перечень обязанностей является исчерпывающим»[5].

В то же время в судебной практике встречаются случаи, когда суды, напротив, не устанавливают ограничений, указанных в законе. Например, в определении № 41-011-40 судебная коллегия Верховного суда установила, что вопреки требованиям части 1 ст. 53 Уголовного кодекса Российской Федерации, суд, назначая М. дополнительное наказание в виде ограничения свободы, не указал, какие ограничения он установил для осужденного, тем самым не назначив ему такой вид наказания. В связи с этим Судебная коллегия изменила приговор и исключила из него назначение М. наказания в виде ограничения свободы. В другом определении N 41-O11-21 суд кассационной инстанции исключил постановление о назначении осужденного к наказанию в виде ограничения свободы, поскольку в нарушение положений ч. 1 ст. 53 Уголовного кодекса Российской Федерации, суд не уточнил, какие именно ограничения он налагал на осужденных, тем самым фактически не назначил им данный вид наказания. («Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации» за первую половину 2011 года). Верховный суд Республики Коми отметил: «Причиной изменения приговора от 23 мая 2017 года стало нарушение судом первой инстанции положений ст. 53 Уголовного кодекса Российской Федерации при назначении наказания, предусмотренного ч. 1 ст. 1 ст. 53 Уголовного кодекса Российской Федерации, для осужденного не установлено никаких обязательных ограничений ». Постановление Президиума Кировского областного суда № 44у-33/17 также гласит: «... из приговора следует, что при назначении в соответствии с ч. 1 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации наказание в виде ограничения свободы, судом не установлено, Б. обязан появиться для регистрации в специализированном государственном органе, осуществляющем надзор за обслуживанием осужденных в виде ограничения свободы, хотя в силу пункта 1 статьи 53 Уголовного кодекса Российской Федерации обязательства были обязательными. («Обзор кассационной практики судебного деления по уголовным делам Кировского областного суда» на 2017 год). Таким образом, при назначении наказания в виде ограничения свободы суд в соответствии с ч. 1 ст. 53 Уголовный кодекс Российской Федерации в приговоре накладывает конкретные ограничения на осужденного.

В соответствии с ч. 1 ст. 53 Уголовного кодекса Российской Федерации суд налагает на осужденного обязанность предстать перед специализированным государственным органом, осуществляющим надзор за обслуживанием осужденных в виде ограничения свободы. Суд также устанавливает частоту явок - от одного до четырех раз в месяц. В процессе регистрации осужденный как бы подтверждает свое законопослушное поведение, отсутствие намерения скрываться от надзора, осознание необходимости соблюдения порядка и условий отбывания наказания. Однако отдельные суды не указали обязанность явиться на регистрацию в инспекцию уголовного надзора. В результате некоторые осужденные отбывали наказание без регистрации в пенитенциарной инспекции. Вы можете согласиться с И. Соколовым: «Отсутствие обязательных ограничений и необязательности появления при регистрации не только противоречит ч. 1 ст. 53 УК РФ, но также создает серьезные препятствия для исполнения этого наказания, затрудняет или делает невозможным надзор за осужденными преступниками»[6].

Таким образом, при отсутствии обязательных ограничений в приговоре, уголовные инспекционные проверки обращаются в суд за дополнением к ранее установленным ограничениям для осужденных, и, если нет необходимости появляться для регистрации, они направляют петицию в суд для выяснения возникающих вопросов. во время исполнения приговора.

3. Злостное уклонение от отбытия наказания в виде ограничения свободы: понятие и последствия

Осужденному покидать территорию исправительного центра или не возвращаться к месту отбывания наказания, а также покидать место работы или проживания более чем на 24 часа, признается злым уклонением от отбывания ограничения свободы (ч. 3 ст. 58 УИК).

Что касается осужденного, который злонамеренно уклоняется от отбывания наказания, руководитель исправительного центра или лицо, его заменяющее, представляет в суд бумагу о замене не отбытого срока ограничения свободы лишением свободы.

В случае злостного уклонения осуждённого от отбывания ограничения свободы, назначенного в качестве основного вида наказания, суд по представлению уголовно исполнительной инспекции, может заменить не отбытую часть наказания принудительными работами или лишением свободы из расчета один день принудительных работ за два дня ограничения свободы или один день лишения свободы за два дня ограничения свободы. Злостное уклонение осужденного от отбывания ограничения свободы, назначенного в качестве дополнительного вида наказания, образует самостоятельный состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 314 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Согласно ч. 4 ст. 58 УИК РФ злостно уклоняющимся от отбывания наказания в виде ограничения свободы признается:

1) осуждённый, допустивший нарушение порядка и условий отбывания наказания в течение одного года после применения к нему взыскания в виде официального предостережения о недопустимости нарушения установленных судом ограничений. Мера взыскания в виде официального предостережения о недопустимости нарушения установленных судом ограничений применяется за совершение осуждённым в течение одного года после вынесения предупреждения любого из нарушений, указанных в ч. 1 ст. 58 УИК РФ, в частности:

- неявку без уважительных причин осуждённого в уголовно-исполнительную инспекцию для постановки на учет; для регистрации; для дачи устных или письменных объяснений по вопросам, связанным с отбыванием им наказания;

- несоблюдение без уважительных причин осуждённым установленных судом ограничений.

Содержание понятия «уважительные причины» не раскрывается ни в УИК Российской Федерации, ни в инструкции по организации исполнения наказания в виде ограничения свободы. Он оценивается и, следовательно, устанавливается в каждом случае индивидуально. В этом случае положения ч. 4-6 ст. 50 УИК, устанавливающих основания для смягчения условий отбывания наказания в виде ограничения свободы (необходимость получения осужденного медицинского обслуживания, если необходимая медицинская помощь не может быть получена по месту постоянного проживания (проживания) на работе и / или учебе) смерть или тяжелое заболевание близкого родственника, угрожающего жизни пациента; отправление осужденных на учебу за дом за пределы территории; необходимость решения значительных вопросов при трудоустройстве и т. д.);

2) осужденный, отказавшийся использовать его в отношении своих технических средств надзора и контроля. Представляется, что таким же образом необходимо оценить преднамеренное уничтожение или существенный ущерб технических средств надзора и контроля, исключающих возможность их эксплуатации, совершенных с целью уклонения от контроля (надзора);

3) осужденный скрывается от места жительства, местонахождение которого не установлено более 30 дней;

4) осужденный, не прибывший в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства в соответствии с предписанием, указанным в ч. 3 ст. 47. 1 УИК РФ.

В случае если установлены признаки злонамеренного уклонения осужденного от отбывания наказания в виде ограничения свободы, уголовно-исполнительная инспекция представляет в суд идею замены срока приговора, который не отбыл в виде ограничение свободы с более суровым наказанием. Похоже, что указание в ч. 5 ст. 58 УИК РФ об избрании ограничения свободы осужденному в соответствии со ст. 80 Уголовного кодекса Российской Федерации является ненужным, поскольку в нем не учитывается возможность применения ограничения свободы по иным правилам (например, ч. 3 ст. 81, ч. 3 ст. 82, ст. 84-85 и др.). В связи с этим считаем необходимым исключить из ч. 5 ст. 58 УИК РФ слова «назначаются в качестве основного наказания или избираются путем замены части наказания в виде лишения свободы в соответствии со статьей 80 Уголовного кодекса Российской Федерации».

Принимая решение о том, является ли злостным уклонение от отбывания ограничения свободы злонамеренным, суды должны проверить обоснованность применения предупреждений к осужденной уголовно-исполнительной инспекции. В частности, необходимо выяснить причины нарушения порядка и условий отбывания наказания, вынесенного им после официального предупреждения (неявка в уголовно-исполнительную инспекцию для регистрации без уважительной причины, несоблюдение без уважительной причины, ограничения, наложенные судом, административный и т.д.). Кроме того, необходимо выяснить другие обстоятельства, свидетельствующие о нежелании осужденного отбывать ограничение свободы.

Последствия уклонения осужденного от отбывания наказания в виде ограничения свободы различаются в зависимости от того, было ли ограничение свободы назначено основным или дополнительным наказанием.

В случае злонамеренного уклонения осужденного от отбывания ограничения свободы, назначенного основным видом наказания, возможное последствие - замена наказания более строгим - принудительный труд или лишение свободы - в соотношении, установленном законом : один день принудительного труда или тюремного заключения в течение двух дней ограничения. Злостное уклонение от отбывания свободы в качестве дополнительного наказания квалифицируется как уголовное наказание (часть 1 Уголовного кодекса Российской Федерации), поэтому злонамеренное уклонение в этом случае обязательно влечет за собой уголовную ответственность и наказывается по усмотрению суда принудительным трудом или лишение свободы на срок до одного года.

Таким образом, последствия умышленного уклонения от отбывания дополнительного наказания могут быть значительно более серьезными для осужденного, чем, если бы он уклонялся от основного наказания. Такое решение трудно признать верным, его ожидают резкой критики.

По словам В. Д. Филимонова, как и любое другое дополнительное наказание, ограничение свободы по сравнению с основным наказанием играет вспомогательную роль. В тех случаях, когда этот вид наказания назначается в качестве дополнительного наказания, правовые ограничения, составляющие его содержание, в основном назначаются для определения результатов исправления осужденных и предотвращения совершения ими новых преступлений (однако следует отметить, что сумма из ограничений не зависит, назначается ли оно основным или дополнительным наказанием; законодатель выделяет только срок ограничения свободы). Возникает вопрос, почему злостное уклонение от использования ограничения свободы в качестве основного наказания влечет за собой применение уголовно-правовой меры в соответствии с законом, а такое же избегание ограничения свободы, назначенного в качестве вспомогательного наказания, влечет за собой уголовную ответственность как Преступление прямо предусмотрено законом. Сомнения в правильности решения этого вопроса связаны также с тем, что уклонение от основного наказания, т. Е. От наказания, на которое возлагается основная задача по выполнению задач карательно-воспитательного воздействия на осужденных, имеет повышенной опасности в результате не считается. Он считает, что уголовная ответственность за умышленное уклонение от лица осуждена к ограничению свободы от отбывания наказания, установленному ч. 1 ст. 314 Уголовного кодекса Российской Федерации, не соответствует характеру и степени общественной опасности деяния, предусмотренного в нем: ни одно из преступлений, которые составляют злостное уклонение, не имеет общественной опасности, которая является обязательной для преступного поведения[7].

Губко И.В. и Прохоров Л.А. обращают внимание на то, что законодатель включил в систему наказаний такой вид, как принудительный труд, но не установил уголовную ответственность за уклонение от службы. Нет сомнений в том, что принудительный труд несравненно более строг, чем ограничение свободы, особенно если он назначается в качестве дополнительного наказания. Поэтому логика законодателя, который установил уголовную ответственность за уклонение от отбывания менее строгого наказания, но отказался сделать этот шаг в отношении более строгого, не совсем ясен [8]. Поэтому правила, предусмотренные ч. 5 ст. 53 Уголовного кодекса Российской Федерации, должны применяться одинаково для обоих случаев, т. е. из расчета один день лишения свободы за два дня ограничения свободы, а уголовную ответственность за злостное уклонение от отбывания ограничения свободы, назначенного в качестве дополнительного наказания, целесообразно исключить.

Таким образом, отмеченные просчёты законодателя, ещё большие нарушения системности уголовного закона приводят к тому, что новые виды наказаний изначально не способны справиться со своей миссией. Содержание ограничения свободы, как и механизм его назначения и исполнения, нуждаются в незамедлительной существенной корректировке.

4. Примеры практики по уголовным делам Верховного Суда России

Верховный суд Российской Федерации Дело № 55-АПУ14-9

Апелляционное определение г. Москва 22 октября 2014 г

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации в составе председательствующего Зеленина СР. судей Ведерниковой О.Н., Шамова А.В. при секретаре Ивановой А.А. рассмотрела уголовное дело по апелляционным жалобам осуждённого Зименина Я.А. и его защитника - адвоката Середы А.В. на приговор Верховного Суда Республики Хакасия от 23 июня 2014 года, по которому Зименин Я.А[9].

<...>, не осужден, осужден за по пп. «а», «ж» ч.2 ст. 105 Уголовного кодекса Российской Федерации к 18 (восемнадцати) годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на срок 1 (один) год 6 (шесть) месяцев с назначением ему в соответствии со ст. 53 Уголовного кодекса Российской Федерации обязанности два раза в месяц являться для регистрации в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы (уголовно-исполнительную инспекцию), и наложения на него ограничений: не менять его по месту жительства или пребывания и не покидать территорию соответствующего муниципального образования (территории города<...>) без согласия указанного специализированного государственного органа.

По настоящему делу осуждена также Плотникова Е.В. в отношении которой приговор не обжалован.

Постановлено взыскать с Зименина Я.А. (<...> рублей, с Плотниковой Е.В. (<...> рублей в пользу К. в качестве возмещения морального вреда.

По делу решена судьба вещественных доказательств и разрешён вопрос о процессуальных издержках.

Заслушав доклад судьи Ведерниковой ОН., объяснения осуждённого Зименина Я.А., его защитника - адвоката Нянькиной О.А., защитника осуждённой Плотниковой Е.В. - адвоката Семёнова Е.П., поддержавших доводы апелляционных жалоб, мнение прокурора Полеводова СИ. полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия.

Установила: по приговору суда Зименин Я. А. признан виновным в совершении группой лиц убийства К. и К.

Преступление совершено в г. <...> при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В суде Зименин Я.А. виновным себя признал частично.

В апелляционной жалобе осуждённый Зименин Я.А. ставит под сомнение выводы психолого-психиатрической экспертизы, указывает, что судом необоснованно отказано в проведении повторной экспертизы, считает, что поведение потерпевших могло вызвать у него состояние аффекта. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство.

В апелляционной жалобе адвокат Середа Б.Б. считает, что суд формально с виновным уклоном подошел к рассмотрению данного уголовного дела и вынес решение о незаконном, необоснованном и несправедливом приговоре; указывает на то, что выводы суда, изложенные в решении, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; не согласен с тем, что приговор основан исключительно на показаниях Зименина Я.А. и другие соучастники преступления, данные в ходе предварительного следствия; указывает на то, что другие доказательства вины Зыменина Я.А. не заминировано; Полагает, что на момент совершения преступления Зменин Ю.А. может быть в состоянии аффекта, вызванного конфликтом с потерпевшими, поэтому считает необоснованным отказ суда в проведении повторной психологической и психиатрической экспертизы; не согласен с установленной суммой сбора за причинение морального вреда потерпевшей К.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Аева Н.М. выражает несогласие с доводами жалоб, просит оставить их без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Изучив материалы дела и обсудив доводы апелляционных жалоб, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности Зимениной Я.А. совершение преступления на основании доказательств, полученных в установленном законом порядке, всесторонне, полно и объективно расследовано в судебном заседании и получило оценку в соответствии с правилами ст. 88 УПК РФ.

Так, виновность осуждённого Зименина Я.А. подтверждается подтверждается собственными показаниями, обоснованно признанными судом правдивыми в той части, в которой они подтверждаются другими доказательствами; Из показаний Плотниковой Е., осужденной по настоящему делу, показаний очевидца преступления против свидетеля с показателем неприкосновенности К. по уголовному делу в отношении которого было выделено отдельное производство, показания свидетеля Б. данные записаны в протоколы осмотра места происшествия, трупов потерпевших, а также содержащиеся в выводах, проведенные в случае проведения судебных экспертиз; другие доказательства, полностью и правильно приведенные в предложении.

Из протокола судебного заседания усматривается, что в суде первой инстанции тщательно исследовались перечисленные доказательства, в их числе показания Зименина Я.А., Плотниковой ЕВ., К. из которых следует, что они пришли в дом К. подвергли избиению К. и К. и убили их, нанеся множественные удары ножом, ножницами и топором. Доказательства проанализированы судом, проверены им в соответствии с правилами, предусмотренными ст. 87 УПК РФ, в том числе путём сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в материалах дела, и им дана оценка с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а всех собранных доказательств в совокупности - достаточности для разрешения данного уголовного дела.

При этом в приговоре полно и правильно изложено содержание всех исследованных по делу доказательств, приведены выводы, касающиеся проверки и оценки каждого из них.

Выводы суда, касающиеся оценки каждого из доказательств, надлежащим образом мотивированы, приведённые аргументы убедительны, сомнений в своей объективности и правильности у Судебной коллегии не вызывают.

В том числе суд в приговоре указал, почему одни показания Зименина Я.А. признал достоверными и положил их в основу приговора, а другие отверг, как недостоверные.

Из материалов дела видно, что все доказательства получены в порядке, установленном законом. Все следственные действия с Зимениным Я.А. и Плотниковой Е.В. проводились в соответствии с требованиями закона, в том числе с участием адвокатов, а в необходимых случаях с участием понятых, при этом осуждённым разъяснялись предусмотренные уголовно-процессуальным законом права в соответствии с их процессуальным положением, разъяснялось право, предусмотренное ст. 51 Конституции Российской Федерации[10].

Несостоятельными следует признать доводы апелляционных жалоб о недостаточном исследовании психического состояния Зименина Я.А. в момент совершения преступления и необоснованном, в связи с этим, отказом в проведении ему повторной судебной психолого-психиатрической экспертизы.

Решение суда о вменяемости Зименина Я.А. основано на материалах дела, данных о его личности, поведении до, - во время - и после совершения преступления, принято судом с учётом выводов судебно-психиатрической экспертизы, согласно которым Зименин Я.А. каким- либо психическим расстройством не страдал и не страдает в настоящее время. Во время совершения инкриминированного ему деяния у Зименина Я.А. не наблюдалось признаков временного психического расстройства, его действия носили целенаправленный и последовательный характер, он находился в состоянии простого алкогольного опьянения, поэтому Зименин Я.А. мог в полной мере осознавать фактический характер своих действий, понимать их общественную опасность и руководить ими.

Как следует из приговора, суд признал выводы экспертов-психиатров объективными и достоверными, основанными на подробном исследовании представленных материалов дела и личности Зименина Я.А.

На основании исследованных доказательств, суд обоснованно установил, что во время совершения преступления Зименин Я.А. не находился в состоянии аффекта, поскольку потерпевшие неправомерных действий в момент происшествия не совершали, вели себя адекватно ситуации, а также с учётом причин, по которым Зименин Я.А., Плотникова Е.В., К. и Т. явились в дом К.

Как следует из материалов дела, непосредственно во время преступления Зименин Я.А. был правильно ориентирован относительно места и окружающей обстановки, его действия носили целенаправленный и организованный характер. Зименин Я.А. подробно рассказал об обстоятельствах преступления, о событиях, которые предшествовали преступлению, а также о последующих событиях. Показания осуждённого содержат достаточно полные сведения о фактах, непосредственно имеющих отношение к делу в соответствии со ст. 73,307 УПК РФ.

На основании изложенного, Судебная коллегия приходит к выводу о том, что тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств в их совокупности, позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершённого Зимениным Я.А. преступления, прийти к обоснованному выводу о его виновности в совершении этого преступления, а также правильно квалифицировать его действия.

Наказание Зименину Я.А. назначено с учётом требований закона и всех обстоятельств, влияющих на его вид и размер. Оснований для его смягчения Судебная коллегия не усматривает.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона судом не допущено.

Судебной коллегией проверены доводы жалобы осуждённого Зименина Я.А. относительно суммы, взысканной с него за причинение морального вреда потерпевшей К.

Установлено, что судом частично удовлетворены исковые требования гражданского истца К. являющейся родной племянницей погибшей К. и сестрой К. о взыскании с осуждённого Зименина Я.А. компенсации морального вреда, причинённого преступлением.

Указанный гражданский иск потерпевшей К.судом был рассмотрен в рамках уголовного дела и суд обоснованно признал за К. право на компенсацию морального вреда, выразившегося в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников. При этом суд учёл все фактические обстоятельства и принял решение, исходя из требований разумности и справедливости.

Своё решение суд мотивировал в приговоре.

Оснований не согласиться с решением суда в части возмещения морально вреда, вопреки доводам жалобы осужденного, не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 38913, 38920, 38928, 38933 УПК РФ, Судебная коллегия

Определила: приговор Верховного Суда Республики Хакасия от 23 июня 2014 года в отношении Зименина Я.А. оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Заключение

Подводя итог проведенному нами исследованию, сформулируем основные теоретические выводы:

Определено понятие и сущность ограничения свободы как вида уголовного наказания и установлены его содержательные признаки. А именно выяснено, что юридическим содержанием данного наказания считаются конкретизированные в уголовном (и частично в уголовно-исполнительном) законодательстве те или иные карательные правоограничения. Определено понятие кары, которое представляет из себя как объективную способность любого наказания причинить осужденному морально-нравственные страдания. Выявлена общая черта правоограничений составляющих содержание ограничения свободы, а именно их направленность, преимущественно, на ограничение физической свободы осужденного. Кроме того, выявлены сходства наказания в виде ограничения свободы с такой мерой уголовно-правового характера как условное осуждение, которые заключается в идентичности некоторых правоограничений возлагаемых на осужденного.

В случае злостного уклонения осужденного от отбывания ограничения свободы, назначенного в качестве основного вида наказания, суд может заменить неотбытую часть наказания лишением свободы из расчета 1 день лишения свободы за 2 дня ограничения свободы. Инициатором замены наказания выступает уголовно-исполнительная инспекция. При этом злостным уклонением осужденного, согласно ч. 4. ст. 58 УИК, признается: однократное нарушение порядка и условий отбывания наказания в течение 1 года после применения к осужденному взыскания в виде официального предостережения о недопустимости нарушения ограничения; отказ осужденного от использования в отношении него технических средств надзора и контроля; если осужденный скрылся с места жительства и его местонахождение не установлено в течение более 30 дней; неприбытие осужденного в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства в соответствии с предписанием, выданным администрацией исправительного учреждения при замене не отбытой части лишения свободы ограничением свободы.

Список используемой литературы

  • Конституция Российской Федерации (с учетом поправок, внесенных Законами Российской Федерации о поправках к Конституции Российской Федерации от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ, 04.08.2014, № 31
  • Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ // Собрание законодательства РФ, 17.06.1996, № 25
  • Апелляционное определение от 22 октября 2014 г. по делу № 2-15/14 https://sudact.ru/vsrf/doc/YEIs3Ad9cM6v/?vsrf-txt=&vsrf-case_doc=&vsrf-lawchunkinfo=%D0%A1%D1%82%D0%B0%D1%82%D1%8C%D1%8F+53.+%D0%9E%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%87%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5+%D1%81%D0%B2%D0%BE%D0%B1%D0%BE%D0%B4%D1%8B%28%D0%A3%D0%9A+%D0%A0%D0%A4%29&vsrf-doc_type=&vsrf-date_from=&vsrf-date_to=&vsrf-judge=&_=1558113718629
  • Бархатова Е. Н. Условное осуждение: целесообразность закрепления в уголовном законе и соотношение с наказаниями, не связанными с лишением свободы // Библиотека уголовного права и криминологии. - 2018. - № 3. - С. 70-75.
  • Бедняков И. Л., Ежова О. Н. Исполнение наказаний без изоляции от общества: проблемы и перспективы // Вестник Владимирского юридического института. - 2014. - № 1. - С. 73-74.
  • Бриллиантов А. В. Ограничение свободы: вопросы назначения наказания // Уголовное право. - 2017. - № 3. - С. 13-20.
  • Ворогушина Н.А. Ограничение свободы и условное осуждение: вместе или порознь? // Судья. 2016. N 4. С. 34 - 36.
  • Губко И. В., Прохоров Л. А. Криминализация злостного уклонения от отбывания ограничения свободы (ч. 1 ст. 314 Уголовного кодекса Российской Федерации): вопросы обоснованности и целесообразности // Российский следователь. - 2012. - № 16. - С. 2526.
  • Кассационное определение Московского городского суда от 19 ноября 2012 г. по делу № 22-15249.
  • Колбасова Е. В. Проблемы исполнения уголовного наказания в виде ограничения свободы и меры по совершенствованию его законодательной регламентации // Закон и право. - 2017. - № 12. - С. 87-91.
  • Кривенцова С. М. Привлечение к административной ответственности осужденных к ограничению свободы в связи с нарушениями правил эксплуатации контрольных устройств системы электронного мониторинга подконтрольных лиц // Ведомости уголовно исполнительной системы. - 2013. - № 3. – С.7
  • Пермиловская Е. А. Институт становления и развития института ограничения свободы в российском уголовном праве // Библиотека уголовного права и криминологии. - 2017. - № 3. - С. 181-187.
  • Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 декабря 2015 г. № 58 г. Москва "О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания"// [Электронный ресурс]: Официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru.
  • Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2015 № 58 "О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания" // Бюллетень Верховного Суда РФ, № 2, февраль, 2016.
  • Соколов И. Проблемы назначения наказания в виде ограничения свободы // Уголовное право, 2011. N 5. С.43-45
  • Уголовное право в вопросах и ответах [Текст] : учебное пособие / отв. ред. А. И. Рарог. - М. : Проспект, 2018. - 336 с.
  • Уголовное право России. Общая и особенная части: Учебник / Грачева Ю.В., Чучаев А.И. - М.: Контракт, НИЦ ИНФРА-М, 2017. - 384 с Режим доступа: http://znanium.com/catalog/product/954290.
  • Уголовное право России. Общая и Особенная части: Учебник / Под ред. д-ра юрид. наук, профессора В.К. Дуюнова. - 5-е изд. - М.: РИОР: ИНФРА-М, 2017. - 752 с.
  • Уголовное право. Общая часть : учебное пособие / под общ. ред. В.А. Уткина, А.В. Шеслера. - Томск : Издательский Дом Томского государственного университета, 2016. С. 354.
  • Уголовное право. Общая часть [Текст] : учебник / под общ. ред. д-ра юрид. наук, проф. С. А. Денисова, д-ра юрид. наук, доц. Л. В. Готчиной, канд. юрид. наук, доц. А. В. Никуленко. - М. : ДГСК МВД России, 2018. - 368 с.
  • Филимонов В. Проблемы дифференциации видов наказаний, не связанных с лишением свободы, и ответственности за уклонение от их отбывания // Уголовное право. - 2013. - № 2. - С. 45-46.
  • Холманский В. И. Значение институтов ограничения свободы, и административного надзора за лицами, освобожденными из мест лишения свободы // Вестн. С.-Петерб. ун-та МВД России. - 2017. - № 2. - С. 83-89.

[1] Уголовное право. Общая часть : учебное пособие / под общ. ред. В.А. Уткина, А.В. Шеслера. - Томск : Издательский Дом Томского государственного университета, 2016. С. 354.

[2] Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ // Собрание законодательства РФ, 17.06.1996, № 25

[3] Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 декабря 2015 г. № 58 г. Москва "О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания"// [Электронный ресурс]: Официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru.

[4] Бриллиантов А.В. Ограничение свободы: вопросы назначения наказания // Уголовное право. 2017. N 3. С. 13 - 20.

[5] Ворогушина Н.А. Ограничение свободы и условное осуждение: вместе или порознь? // Судья. 2016. N 4. С. 34 - 36.

[6] Соколов И. Проблемы назначения наказания в виде ограничения свободы // Уголовное право, 2011. N 5. С.43-45

[7] Филимонов В. Проблемы дифференциации видов наказаний, не связанных с лишением свободы, и ответственности за уклонение от их отбывания // Уголовное право. - 2013. - № 2. - С. 45-46.

[8] Губко И. В., Прохоров Л. А. Криминализация злостного уклонения от отбывания ограничения свободы (ч. 1 ст. 314 Уголовного кодекса Российской Федерации): вопросы обоснованности и целесообразности // Российский следователь. - 2012. - № 16. - С. 2526.

[9] Апелляционное определение от 22 октября 2014 г. по делу № 2-15/14 https://sudact.ru/vsrf/doc/YEIs3Ad9cM6v/?vsrf-txt=&vsrf-case_doc=&vsrf-lawchunkinfo=%D0%A1%D1%82%D0%B0%D1%82%D1%8C%D1%8F+53.+%D0%9E%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%87%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5+%D1%81%D0%B2%D0%BE%D0%B1%D0%BE%D0%B4%D1%8B%28%D0%A3%D0%9A+%D0%A0%D0%A4%29&vsrf-doc_type=&vsrf-date_from=&vsrf-date_to=&vsrf-judge=&_=1558113718629

[10] Конституция Российской Федерации (с учетом поправок, внесенных Законами Российской Федерации о поправках к Конституции Российской Федерации от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ, 04.08.2014, № 31

Loading...