Курсовик1
Корзина 0 0 руб.

Работаем круглосуточно

Доступные
способы
оплаты

Свыше
1 500+
товаров

Каталог товаров

Организационные структуры муниципального управления и их совершенствование на примере Таймырского Долгано-Ненецкого района совета депутатов

В наличии
0 руб.

Скачать бесплатно Организационные структуры муниципального управления и их совершенствование на примере Таймырского Долгано-Ненецкого района совета депутатов

После нажатия кнопки В Корзину нажмите корзину внизу экрана, в случае возникновения вопросов свяжитесь с администрацией заполнив форму

Скачать

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ. 3

1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ РЕАЛИЗАЦИИ МУНИЦИПАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ.. 7

1.1. Правовые основы организации местного самоуправления в РФ.. 7

1.2.Организационные структуры муниципального управления в РФ.. 19

1.3. Механизм функционирования местной администрации. 26

1.4.Представительный орган местного самоуправления и его организационная структура. 30

2. АНАЛИЗ РЕАЛИЗАЦИИ ФУНКЦИЙ МУНИЦИПАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ НА ПРИМЕРЕ ТАЙМЫРСКОГО ДОЛГАНО-НЕНЕЦКОГО РАЙОНА СОВЕТА ДЕПУТАТОВ.. 53

2.1. Паспорт муниципального образования. 53

2.2. Общая характеристика представительного органа муниципального образования и его организационной структуры.. 56

2.3.Анализ и оценка функционирования представительного органа муниципального образования. 60

3.РАЗРАБОТКА НАПРАВЛЕНИЙ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ОРГАНИЗАЦИОННЫХ СТРУКТУР МУНИЦИПАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ НА ПРИМЕРЕ ТАЙМЫРСКОГО ДОЛГАНО-НЕНЕЦКОГО РАЙОНА СОВЕТА ДЕПУТАТОВ.. 68

3.1.Создание профильных комитетов в структуре Таймырского Долгано-Ненецкого района совета депутатов. 68

3.2.Совершенствование связи с населением муниципального образования. 75

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. 80

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ.. 83

ВВЕДЕНИЕ

Основополагающим законодательным актом Российской Федерации, определившим основы ее государственности и системы права, определено, что на всей территории Российской Федерации признано и гарантировано законодательством и государственной властью местное самоуправление как третий – «местный» - уровень власти и управления.

Местное самоуправление как управление местными территориями и сообществом является одним из достижений общественно-политической мысли и характерно для развитых западных государств, а также принято и активно реализуется и развивается в Российской Федерации.

Тем не менее, местное самоуправление тесно включено и в государственный механизм, так как государство устанавливает его законодательные, финансовые и организационные основы, и в региональный уровень управления, так как органы власти субъектов федерации гораздо «ближе» к органам власти местного самоуправления, чем федеральный центр.

Существование в современном государстве местного самоуправления и его гармоничное развитие – непременное условие гражданского общества и правового государства, которые закреплены в Российской Федерации Конституцией.

Но важным представляется тот факт, что, хотя местное самоуправление и самостоятельно и во многом отделено от государственной власти, тем не менее его нельзя полностью исключить из нее. Во многом это объяснимо ограниченностью ресурсов и доходной части бюджетов муниципальных образований.

Трехуровневая система организации и осуществления государственной власти и государственного управления в Российской Федерации – федеральный уровень, уровень субъектов федерации и местный уровень – отражение демократических устоев, принципов правового государства и гражданского общества, огромный шаг на пути к построению «идеального» государства.

Для местного общества, под которым мы понимаем общество определенной, сравнительно небольшой, территории, одним из основных системообразующих и регулирующих факторов является деятельность органов местного самоуправления, которая может быть позитивной, развивающее-регулирующей, и негативной, сдерживающей.

Именно поэтому особую актуальность приобретает вопрос о соотношении местного самоуправления и современного общества, определения его роли в нем.

В современной России государственное и муниципальное управление осуществляются на основе достаточно обширной нормативно-правовой и теоретической баз. В процессе своего развития они прошли достаточно длительный путь, пока не достигли своего современного уровня развития – достаточно эффективного и результативного, научнообоснованного, с учетом специфических региональных и местных особенностей и нужд.

Однако несмотря на вышесказанное, в деятельности муниципальных образований, тем не менее, остается некая проблемность, в первую очередь, связанная с значительным отличием муниципального управления от государственного, но, в то же время, и с большой их общностью, во-вторых, с «подчиненным» характером его, а, в-третьих, с достижением муниципальным управлением своих целей и задач, выраженных, в частности, в конкретных социально-экономических показателях, а также полной реализации в их деятельности общих принципов местного самоуправления. В этом и заключается актуальность тематики работы.

Осуществление местного самоуправления на территориально обособленных местностях, ограниченных границами муниципальных образований, достаточно самобытно и отражает местные традиции и обычаи.

Тем не менее, муниципальные власти не действуют обособленно, они достаточно активно взаимодействуют между собой и сотрудничают.

Муниципальными образованиями осуществляется сотрудничество по разным направлениям. Такие направления состоят из обмена информацией, консультационной помощью, совместных аналитических разработок, организации экономического взаимодействия. Вместе с тем, следует отметить, что тема развития связи муниципальных образований в социальной и экономической сферена практике практически не затрагивается. Со стороны органов местного самоуправления отсутствует активность в развитии межмуниципальных экономических связей, ими не осознается объективная необходимость данного сотрудничества. При этом,оно выступает в качестве существенного фактора повышения уровня эффективности стратегического развития муниципального образования и функционирования местного самоуправления. На современном этапе муниципальные образования России характеризуются сотрудничеством исключительно в области политики.

Таким образом, природа и реализация местного самоуправления двойственна, дуалистична.

Цель работы – разработка направлений совершенствования организационных структур муниципального управления на примере Таймырского Долгано-ненецкого района Совета депутатов.

Объектом работы является организация и функционирование местного самоуправления в РФ, а предметом – перспективы его развития и совершенствование деятельности представительного органа местного самоуправления.

Согласно определенной цели нами были поставлены следующие задачи:

1. Проанализировать место, роль и взаимодействие местного самоуправления и государства, местного самоуправления и ТОС на основе дуалистической теории местного самоуправления.

2. Изучить опыт функционирования представительного органа в муниципальном образовании.

3. Разработать направления совершенствования организационных структур муниципального управления на примере Таймырского Долгано-ненецкого района Совета депутатов.

Степень изученности данной темы достаточно велика, ее разработкой занимаются такие авторы как Т.Я. Хабриева , С.А. Авакьян , О.Е. Кутафин , И.В. Захаров , В.И. Васильев и другие, работы которых были нами изучены в ходе написания данной работы.

Нормативно-правовой базой данного курсового исследования являются

Конституция РФ (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993г.) с поправками 30 декабря 2008г. ,ФЗ от 26 ноября 1996г. № 138-ФЗ в ред. от 09.11.2009) «Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления» , ФЗ от 6 октября 2003г. N 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (с изменениями от 28 июля 2012г.) и другие.

В процессе написания работы использовались такие методы: описательный, изучения документов, системный анализ, компаративный метод.

Структура работы включает введение, три главы и заключение, список использованных источников и литературы.


1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ РЕАЛИЗАЦИИ МУНИЦИПАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ

1.1. Правовые основы организации местного самоуправления в РФ

Приступая к рассмотрению данного вопроса, обратимся к самому принципу устройства государственного механизма РФ федерализму.

Федерализм – это, в первую очередь, территориальная организация власти, предполагающая ее подразделение на несколько уровней с четко определенной компетенцией и предметами ведения каждого уровня; во вторую очередь, это современный способ существования государства, в котором территории достаточно автономны и имеют возможность собственного управления. В контексте второй части данного нами определения, проведем главное отличие регионального уровня власти от местного самоуправления – оно заключается в неисключенности регионального уровня из системы государственного управления и общей проводимой государством политики, тогда как местное самоуправление – это именно самоуправление граждан определенной, «местной», территории.

Тесно взаимосвязаны с понятием «федерализм» такие категории, как «территориальная централизация власти» и «территориальная децентрализация власти».

Определим их через определение для субъектов федерации самостоятельных предметов ведения – в этом проявляется процесс децентрализации, ослабления контроля за рядом областей; с другой стороны, и даже конституционно, закреплены те вопросы, которые «подведомственны» только федеральному центру, например, судебная власть. В этом мы видим проявление процесса централизации. Но осветим также двойственный момент – те предметы, вопросы и полномочия, которые могут быть делегированы субъектам федерации, правда с передачей необходимы для их исполнения ресурсов, в частности, экономических.

Таким образом, мы можем определить федерализм как способ государственно-территориальной организации управления страной, для которого характерно существование двууровневой системы государственного управления, наличие у субъектов собственного круга решаемых вопросом, определенной децентрализации власти, которая существует одновременно с ее централизацией.

Что касается взаимоотношений и взаимодействий между центром и периферией, то к центру мы отнесем собственно федеральные органы государственной власти, а также в силу своего специфического статуса города федерального значения Москву и Санкт-Петербург (особенно Москву).

К периферии мы отнесем все остальные субъекты Российской Федерации, и чем удаленнее они находятся от столицы, тем болене они периферийны и самостоятельны. В данном вопросе также необходимо учитывать ассиметричность Российской Федерации, когда субъекты вроде бы равноправны, но уже само наличие таких названий, как республика и ее основной документ – конституция говорит о многом.

Взаимоотношения центра и периферии строятся, по нашему мнению, по нескольким направлениям:

1. Во-первых, превалирующий характер федерального законодательства. Это, по нашему мнению, обеспечивает правовую и государственную целостность страны.

2. В таком направлении, что некоторые субъекты являются «самофинансируемыми» или с минимальным финансовым обеспечением из центра, в то время как существует ряд дотационных субъектов. Естественно, дотационные более зависимы от центра, хотя формально и независимы. Это будет проявляться в меньшей их инициативности в решении вопросов собственного ведения и регионального законодательства.

3. Несомненным достоинством российского федерализма является направление по признанию и сохранению национального достояния и культуры национальных субъектов при обеспечении целостности страны.

4. Судебная «монополия» федерального центра.

5. Институт военной службы также исключен из сферы влияния субъектов.

Мы считаем, что в контексте проводимой государственной политики в современное время центр во многом «диктует» свою волю периферии, часто без учета региональных особенностей, а периферия в меньшей степени проявляет свою инициативу, равно как в системе исполнительных органов власти, так и в части регионального законотворчества. В то же время федерализм, по нашему глубокому убеждению, является единственной возможной формой существования и развития российского государства и российской государственности.

Перейдем к распределению полномочий.

Для начала рассмотрим саму сущность понятия «полномочия» и смежных с ним понятий.

Полномочия имеют два аспекта – юридический и прикладной. В юридическом контексте – это способность к совершению юридических действий субъектом права, которой он наделяется другим субъектом права. В прикладном контексте – это синтез права и обязанности по выполнению какой-либо деятельности. Хотя отметим, что и в первом, и во втором случае речь идет о процессе реализации права.

Говоря о массиве полномочий, необходимо принять во внимание статью 73 Конституции Российской Федерации, согласно которой благодаря региональной и муниципальной законотворческой инициативе, разумеется, если она не вступает в противоречие с федеральным законодательством, могут быть разработаны и установлены соответствующими нормативно-правовыми актами дополнительные, «сверх» полномочия.

Таким образом, мы можем охарактеризовать процесс и закрепление массива полномочий как произошедший строго в рамках и под давлением федерального законодательства, потому как именно давлением мы можем назвать такую ситуацию, когда при наличии конституционного посыла ни один из региональных и муниципальных субъектов не воспользовался данным правом (от общего числа полномочий количество принятых «сверх» составляет примерно 7%).

В качестве исходной, отправной точки развития массива полномочий мы можем назвать принятие Конституции Российской Федерации в 1993 году.

Примечательно, что неоднократно поступали предложения от субъектов федерации, причем консолидированные, например 38, 26, 20 субъектов одномоментно по одному вопросу, передать переданные им полномочия обратно федеральному центру. Не последнее место среди причин данного является недостаточность или вообще отсутствие передачи центром в первую очередь экономических основ для их реализации. Поэтому данная проблема весьма и весьма актуальна для нашего государства.

С целью объективности рассмотрения данного вопроса упомянем и о том, что субъекты предлагают и принять на себя полномочия федерального центра. Если «отдать» хотят социальное обеспечение граждан, обеспечение жилой площадью, в сфере охраны водных и лесных ресурсов и так далее, то «принять» хотят, например, те же полномочия по регулированию водных, лесных и так далее ресурсов, полномочия в сфере жилищно-коммунального хозяйства и так далее.

Следовательно, в вопросе полномочий играет роль не только ресурсы, но и престижность, влияние, властность, а также и возможность получения выгоды, в том числе незаконной, что, к сожалению, нередкость для России.

Помимо этого, в рамках существующего бюджетного устройства нашего государства мы должны отметить скудность средств большинства региональных бюджетов и неспособность в силу данного обстоятельства исполнять ряд как своих, так и делегированных полномочий без должной поддержки федерального центра.

Также хотелось бы выделить такое делегированное полномочие региональному и муниципальному уровню, как социальное обеспечение на конкретной территории. Мы считаем, что данное полномочие непременно должно принадлежать федеральному центру. Приведем аргументы в защиту нашей точки зрения: недостаточность региональных и муниципальных ресурсов для должного выполнения данной задачи; данная проблема – социальная и должна решаться с позиций правового государства и его основы – гражданского общества. Мы хотим отметить, что данная проблема – общегосударственная и должно быть не только базовое федеральное законодательство по данному вопросу, но и унификация предоставляемой гражданам поддержки, иначе нарушается международный и российский конституционный принцип равенства.

Для упорядочения и гармонизации отношений «центр» - «периферия» возможно, во-первых создание и регулярное проведение конференций представителей всех субъектов, всех муниципальных образований Российской Федерации с участием представителей Министерства регионального развития, Счетной палаты, ключевых федеральных министров с целью обсуждения вопросов, связанных с исполнением уже делегированных полномочий, а также тех, которые хотят «вернуть» либо «принять». Вторым этапом данного процесса должно стать формирование заключения и передача его на совместное рассмотрение Президента и Правительства Российской Федерации с целью корректировки государственной политики и предоставления ресурсов для их исполнения. Третьим этапом должна стать работа Государственной Думы и Совета Федерации, результатом которого должно стать перераспределение полномочий, оформленное в виде издания соответствующего федерального закона, а, затем, через год – все тог же самое в том же порядке. Также было бы неплохо проводить всеобщий опрос населения касательно основных вопросов, исполнение которых возложено на региональные и муниципальные власти с целью определения их эффективности и результативности. Данный опрос с последующей законодательной корректировкой разумно, по нашему мнению, проводить один раз в три года.

Отметим также следующее.

Для российской действительности исторически была характерна такая особенность, как тот факт, что в столице – жизнь есть, а больше – нигде, и чем дальше от столицы – тем больше нет. Вспомним в качестве литературного примера трех сестер А.П. Чехова.

Охарактеризуем теперь, не беря во внимание ужасающее состояние сельских поселений, характер расселения в современной России. При этом начнем «от центра».

Большинство молодежи, предпринимателей, даже уже состоявшихся у себя – на так называемой периферии, стремятся если не в Москву, то хотя бы в Санкт-Петербург. При этом, когда речь идет о Москве, то бытует мнение, что за Кольцевой жизни нет.

Когда мы говорим о региональном расселении, то большое количество людей аккумулируется вокруг столиц субъектов федерации, создавая постепенно городские агломерации.

Мы считаем, что существует целый ряд причин данного процесса, в частности, сосредоточение в столицах большого количества учебных заведений разных уровней образования; сосредоточение в них крупных и различных по специализации медицинских центров; основное развитие предпринимательства, а, следовательно, рост рабочих мест, приходится на региональные столицы; именно в них существуют и функционируют крупные предприятия и заводы; остановка функционирования большого числа градообразующих заводов и производств, например, в шахтерских районах. Данный список можно продолжать и далее. Общее для него – жизнь в столице субъекта федерации и проще, и красивее, и насыщеннее.

Вместе с тем, это приводит к такой проблеме, как застой и опустение небольших городских поселений, увеличение как регистрируемых, так и нерегистрируемых жителей в крупных городах, не рассчитанных на такое количество, что приводит к очередям в поликлиниках, переполненности детских дошкольных учреждений и школ, пробки, которые парализуют не только Москву, но и региональные столицы.

Также необходимо определить такой аспект данной проблемы, как существование на территории столицы одного или нескольких муниципальных образований, в связи с чем на них ложится нелегкое бремя.

Поэтому сегодня мы можем и должны говорить о проблеме кризиса расселения и агломерации, происходящем на всей территории российской Федерации.

Мы можем предложить следующее решение данной проблемы, или, по крайней мере, снижения ее остроты: во-первых, государство с помощью федеральных органов власти, а также региональные власти должны создать равные условия во всех своих городских поселениях – достаточное количество детских садов и школ, интенсивное создание рабочих мест за счет средств федерального бюджета, финансовая поддержка жилищно-коммунальной сферы, открытие филиалов высших и средних учебных заведений, расширение и распространение дистанционного обучения, возможность получения необходимых медицинских консультаций посредством Интернет-конференций. Привлечение, в первую очередь, молодежи, в средние и небольшие городские поселения посредством пропаганды (в позитивном смысле), предоставления льгот и особых условий. А также, несомненным условием решения данной проблемы должно стать развитие малого предпринимательства при его повсеместной поддержке на всех уровня, так как именно оно является основой экономики и путем повышения уровня жизни населения.

Кроме этого, возможно проведение выявления мнения населения, какие именно условия привлекают его в региональных столицах и Москве – российской столице, с последующей долгосрочной политикой государства на региональном и федеральном уровне, с поддержкой муниципалитетами, для решения неравномерности расселения и возникающих в связи с этим острых проблем.

Следует рассмотреть понятие местного самоуправления на современном этапе с точки зрения юридической, социальной и политической мысли.

Говоря о смысле, заложенном в понятие «самоуправления», следует отметить, что оно выступает в качестве самостоятельности, организованного обособленного способа решения соответствующих вопросов.

В связи с чем, в процессе анализа местного самоуправления, в первую очередь анализируется самостоятельное устройство территориальными сообществами собственных дел, которые действуют в установленных нормативных и пространственных рамках.

Таким образом, местное самоуправление является совершенно особым видом самоуправления, выступающим в качестве подсистем ыединой системы социального управления, т. е. системы, на уровне которой организована общественная жизнь в каждом конкретном государстве. [1]

То есть, местное самоуправление – это политико-правовой институт организации местных сообществ, решения местных вопросов, который обладает набором соответствующих признаков.

Конституцией РФ[2] установлено местное самоуправление, а также его основы.

В ФЗ от 6 октября 2003г. N 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»[3] содержится законодательное определение, в соответствии с которым местное самоуправление является «формой осуществления власти народом, посредством которой обеспечивается в рамках, предусмотренных Конституцией РФ, законами субъектов РФ, федеральными законами, самостоятельное, под собственную ответственность решение непосредственно населением и (либо) через местное самоуправление вопросов, касающихся местного значения, на основе учета интересов граждан, исторических, местных традиций».[4]

Дуалистическая теория местного самоуправления проистекает из государственной теории местного самоуправления; авторы Т. Маунц, О. Зеевальд и др.

Согласно данной теории невозможно полное разделение собственно общегосударственных и местных дел при наличии местных и общегосударственных интересов в деятельности самоуправления на местном уровне.

Функции органов МСУ заключаются в реализации функций частно-правового и публично-правового характера, при этом, их деятельность сочетает в себе общественные и публично-властные (государственные) начала.

Если говорить о государственном характере предусматривается делегирование органам МСУ государственных полномочий.

В настоящее время основные характеризующие признаки, которые могут охарактеризовать современное состояние, а также особенности нормативно-правового закрепления осуществления местного самоуправления в РФ имеют следующий вид (рис. 1).

Рисунок 1 – Основные признаки и характеристики местного самоуправления в РФ

Приведем их также ниже:

1) Построения 2-хуровневого местного самоуправления, что заключается в создании сельских и городских поселений на уровне муниципального района.

2) Установления качественно новых принципов в рамках определения границы муниципального образования.

3) Закрепления специфического перечня вопросов за каждым из типов муниципальных образований.

4) Расширения форм, видов осуществления местного самоуправления гражданами посредством голосования по отзыву депутата, публичных слушаний, конференций, затрагивающих вопросы местного значения, опроса граждан и т. п.

5) Введения на местном уровне принципа, заключающегося в разделении властей.

6) Определения численности депутатов, входящих в состав представительных органов на федеральном уровне.

7) Введения контрактной системы в отношении глав местных администраций.

8) Закрепления муниципального имущества за каждым из типов муниципальных образований.

9) Введения такой процедуры, как «банкротство муниципального образования».

10) Усиления ответственности перед государством должностных лиц и органов на уровне местного самоуправления, к примеру, существует возможность временного исполнения полномочий таких органов органами госвласти субъектов РФ.

В ФЗ N 131-ФЗ закреплены основы статуса местного территориального самоуправления, посредством чего происходит усиление федеральных правовых гарантий такого участия граждан в местном самоуправлении, и установлено определение порядка осуществления и организации ТОС, условий и порядка выделения необходимого финансового капитала из местных бюджетов в уставе муниципального образования и (либо) нормативно-правовых актах представительных органов муниципального образования. На данном этапе предусматривается исключение законодательных актов субъектов Федерации из источников регулирования ТОС на уровне права. В процессе определения условий и порядка выделения данными органам средств из местных бюджетов, уставами ряда муниципальных образований было установлено правило, предусматривающее выделение этих средств лишь при заключении администрацией поселения и органом ТОС договора. Вместе с тем, существующие между органами ТОС и местным самоуправлением отношения не исчерпываются наличием таких договоров. Как свидетельствует практика, общественное территориальное самоуправление является жизнеспособным в случае патронажа (исключающего администрирования) со стороны местного самоуправления, при поддержке муниципальными властями позитивных инициатив ТОС, предоставлении ему постоянного содействия.[5]

Согласно ФЗ N 131-ФЗ предусматривается установление границ территории, где производится общественное самоуправление, представительными органами поселения на основе предложения граждан, проживающих на этой территории. Предусматривается избрание органов ТОС на конференциях либо собраниях граждан, которые проживают на той или иной территории. Следует считать ТОС учрежденным с того момента, когда зарегистрирован устав общественного территориального самоуправления уполномоченными органами местного самоуправления данного поселения. Устав муниципального образования и (либо) нормативно-правовые акты представительного органа такого образования определяет порядок регистрации. Общественное территориальное самоуправление согласно его уставу выступает в качестве юридического лица, подлежит госрегистрации в организационно-правовой форме некоммерческого учреждения.[6]

Функции органов ТОС включают: представление интересов граждан, проживающих на определенной территории; обеспечение исполнения решений, которые приняты на конференциях и собраниях населения; осуществление хозяйственной деятельности в рамках содержания жилищного фонда, благоустройства территории, прочей хозяйственной деятельности, заключающейся в удовлетворении социально-бытовых общественных потребностей за счет таких граждан и на основе договора, составленного органом общественного территориального самоуправления и органом местного самоуправления, при этом, применяются средства местного бюджета; внесение проектов правовых муниципальных актов, обязательное рассмотрение которых должностными лицами местного самоуправления и данными органами является необходимым.[7]

Таким образом, в данной части работы рассмотрены основы местного самоуправления в Российской Федерации, а также дуалистическая теория местного самоуправления.

1.2.Организационные структуры муниципального управления в РФ

Рассмотрим, что именно понимается под местным самоуправлением на современном этапе развития юридической, политической и социальной мысли.

Если говорить о том, какой смысл вкладывается в слово «самоуправление», то это самостоятельность, организованный обособленный способ решения определенных вопросов.

Поэтому когда мы говорим о местном самоуправлении, то прежде всего имеем в виду самостоятельное устройство своих дел территориальными сообществами, действующими в установленных пространственных и нормативных границах.

То есть местное самоуправление представляет собой совершенно особый вид самоуправления, который представляет собой подсистему общей системы социального управления, которую понимают как систему организации общественной жизни в каждой конкретной стране.

Таким образом, местное самоуправление является политико-правовым институтом организации местного сообщества и решения вопросов местного значения, обладающим набором определенных признаков.[8]

Конституция Российской Федерации[9] устанавливает местное самоуправление и его основы.

Законодательное определение содержит Федеральный закон от 6 октября 2003г. N 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»[10], согласно которому местное самоуправление - это «форма осуществления народом своей власти, обеспечивающая в пределах, установленных Конституцией Российской Федерации, федеральными законами, законами субъектов Российской Федерации, самостоятельное и под свою ответственность решение населением непосредственно и (или) через органы местного самоуправления вопросов местного значения, исходя из интересов населения с учетом исторических и иных местных традиций».[11]

В настоящее время к основным характеризующим признакам современного состояния и нормативного закрепления в вышеназванном Федеральном законе местного самоуправления в России можно отнести следующие, представленные на схеме ниже.

Рисунок 2 - Основные характеристики местного самоуправления в РФ[12]

На наш взгляд, данные характеристики являются инновационными, но в то же время не противоречат, а, наоборот, соответствуют основам конституционного строя Российской Федерации.

Определим также, что существуют два способа осуществления населением своих прав в области местного самоуправления[13]:

1) Путем прямого волеизъявления.

2) Через органы и должностные лица местного самоуправления.[14]

В настоящее время для местного самоуправления в России характерно развитие и расширение правовой базы его осуществления в инновационном направлении, то есть с учетом динамики развития общества и государства, с применением и использованием современных научных разработок, практических способов и средств, вырабатываемых на данной базе.[15]

Местное самоуправление в своем «идеальном» варианте призвано так организовать жизнь общества конкретной территории, чтобы оно смогло самодостаточно целенаправленно развиваться и саморегулироваться.

Таким образом, можно заключить, что на современном этапе развития Российской Федерации, местное самоуправление выступает:

- как одна из основ конституционного строя;

- как форма народовластия

- как элемент правового статуса гражданина (в рамках того, что важнейшим институционально-юридическим выражением демократической сущности местного самоуправления является право гражданина на осуществление местного самоуправления);

- как способ оптимизации социального управления;

- как институт организации и предоставления услуг населению.

Отметим также в заключение, что данный перечень нельзя считать исчерпывающим, с дальнейшим развитием местного самоуправления в России он, несомненно, будет изменяться, совершенствоваться и расширяться.

Как выше нами было замечено, местное самоуправление самостоятельно, но самостоятельно оно в четко определенных законодателем границах, и, естественно, неотделимо от государственной власти.

В Федеральном законе от 6 октября 2003г. N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации"[16] определено, органы государственной власти вправе:

- осуществлять правовое регулирование местного самоуправления;

- осуществлять государственную поддержку местного самоуправления;

- передавать органам местного самоуправления отдельные государственные полномочия;

- контролировать исполнение отдельных государственных полномочий, переданных органам местного самоуправления;

- в некоторых случаях временно осуществлять отдельные полномочия органов местного самоуправления на территории муниципального образования.[17]

Данный перечень не является исчерпывающим.

Конституцией РФ[18] и федеральными законами устанавливаются пределы полномочий органов государственной власти в области местного самоуправления.

Примечательно и в то же время закономерно, что эффективность деятельности местного самоуправления в значительной мере определяется политикой государства по отношению к нему, системой взаимоотношений между органами государственной власти и местного самоуправления.

Следовательно, взаимоотношения государства и гражданского общества, проявлением которого как раз и является местное самоуправление, являются серьезным фактором развития народовластия как на федеральном и региональном уровнях, так и на местном.

Развитие муниципального образования зависит от множества факторов.

Основным направлением развития является сохранения и увеличение накопленного потенциала, поддержание устойчивого уровня экономических показателей.

интегральный рейтинг социально-экономического положения субъектов России

В ином варианте такого подхода применяется комплексная оценка с использованием средней взвешенной величины. Здесь рассматриваются другие параметры:

ВРП;

объем инвестиций в основной капитал;

стоимость основных фондов;

объем экспорта и импорта;

финансовая обеспеченность региона;

процент занятости;

процентное соотношение доходов и прожиточного минимума на душу населения;

общий объем розничного товарооборота и платных услуг на душу населения.

Таким образом, сложность объекта исследования и его многомерность затрудняют поиск такого решения, которое могло бы однозначно определить степень социально-экономического развития региона.

В современных условиях для стратегического развития регионов применяются все методы и достижения стратегического менеджмента и маркетинга. Каждый регион при определении его направлений социально-экономического развития должен рассматриваться и оцениваться как сложная социально-экономическая система, которая имеет определенные сильные стороны, развитие которых может идти с минимальным участием региональных органов власти, и определенные слабые стороны, которые должны быть в приоритете у органов власти субъекта федерации.

На современном этапе межрегиональное сотрудничество в РФ характеризуется достаточно высоким уровнем развития. Предусмотрено включение всех субъектов РФ в осуществляемую межрегиональными ассоциациями и объединениями деятельность, установление между ними экономических, культурных и других связей, что основано на заключении многосторонних и двусторонних соглашений.

На сегодняшний день на базе 81 субъекта Российской Федерации функционируют советы муниципальных образований, объединяющие более 21 тыс. муниципальных образований (87,4 % общей численности муниципальных образований РФ).

Рисунок 3 – Участие муниципальных образований РФ в межмуниципальном сотрудничестве

С 2006 г. на федеральном уровне функционирует общероссийское Единое объединение муниципальных образований (т. е. Конгресс).

Наряду с этим, в России насчитывается множество добровольных объединений на уровне муниципальных образований, в основе создания которых заложен территориальный принцип (Ассоциация дальневосточных и сибирских городов, Союз городов Северо-Запада и Центра РФ), и единство типов муниципальных образований (Ассоциация сельских поселений и т.п.).

1.3. Механизм функционирования местной администрации

На современном этапе развития Российской Федерации происходит трансформация ее общественно-властных отношений. Коренным изменениям подвергаются многие стороны общественной жизни, совершенствуется система управления, в том числе государственного и муниципального.

Проведение реформы местного самоуправления, прежде всего, связано с принятием Закона Российской Федерации от 06.07.1991 г. № 1550-1 «О местном самоуправлении в Российской Федерации»[19], Федерального закона от 28.08.1995 г. № 154-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»[20], Федерального закона от 06.10.2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»[21], каждый из которых является определённым этапом в развитии местного самоуправления в Российской Федерации. При этом ни один из них не смог в полной мере обеспечить создание такой системы местного самоуправления, которая максимально бы обеспечивала реализацию конституционного права граждан на местное самоуправление.

Местное самоуправление представляет собой не только особый уровень публичной власти, но и наиболее демократический институт в государстве. В соответствие с ч. 2 ст. 130 Конституции РФ местное самоуправление осуществляется гражданами путем референдума, выборов, других форм прямого волеизъявления, через выборные и другие органы местного самоуправления. К формам прямого волеизъявления и иным формам участия населения в осуществлении местного самоуправления федеральный законодатель относит местный референдум.

В науке муниципального права сформулировано несколько определений понятия «орган местного самоуправления»[22].

Профессор М.В. Баглай отмечает, что органы местного самоуправления согласно Конституции РФ не входят в систему органов государственной власти, однако три основных признака органа власти - порядок создания, властные полномочия и порядок деятельности - им присущи. Он пишет, что местное самоуправление реализуется через выборные и невыборные органы, ибо уставом муниципального образования могут предусматриваться различные органы местного самоуправления - советы, комитеты микрорайонов жилищных комплексов, поселков, улиц, квартир, домов и др.[23].

Однако приведенная позиция оспаривается другими учеными. Они исходят из того, что органы местного самоуправления - это, по сути, органы публичной власти, обладающие властными полномочиями. В лице органов местного самоуправления государство видит специфический уровень власти, на котором местные проблемы могут решаться способами, характерными для осуществления государственно-властных полномочий, а советы, комитеты микрорайонов, домов и т.д. органами публичной власти не являются[24].

Рисунок 4 - Триединая система ведения органов местного самоуправления

Предметы ведения представительного органа муниципального образования - это вопросы в той сфере жизни местного сообщества, в которой он осуществляет деятельность по реализации своих полномочий в целях решения вопросов местного значения.

Что касается отдельных государственных полномочий, то они являются вопросами не местного, а государственного значения и поэтому не должны включаться в предметы ведения местного самоуправления[25]. Отдельные государственные полномочия органы муниципального образования реализуют, действуя от имени государства, а не от имени муниципального сообщества, к тому же деятельность по их реализации финансируется за счет средств государственного бюджета. Таким образом, правильным будет реализацию отдельных государственных полномочий относить к предметам ведения органов муниципального образования.

Более подробная регламентация предметов ведения местного самоуправления и органов муниципальных образований осуществляется в уставах соответствующих муниципальных образований. Анализ ряда уставов позволяет также говорить о неопределенностях в правовом регулировании статуса органов муниципального образования вообще и представительных в частности. Так, например, в Уставе Иркутской области есть ст. 45 «Предметы ведения местного самоуправления». В ней установлено, что предметом ведения местного самоуправления являются все вопросы местного значения, обеспечивающие жизнедеятельность местного сообщества и оказание услуг его членам.

К ведению местного самоуправления относятся: социально-экономическое развитие территории, распоряжение и рациональное использование земель местного сообщества; жилищно-коммунальное хозяйство и благоустройство территории; транспортные перевозки местного значения; торговое и бытовое обслуживание населения; муниципальное здравоохранение; муниципальное дошкольное, школьное и профессиональное образование в соответствии с государственными стандартами; развитие физкультуры и спорта; охрана общественного порядка; охрана окружающей среды; сохранение и развитие исторических, национальных и культурных традиций местного сообщества; формирование, владение, пользование и распоряжение муниципальной собственностью; местный бюджет; местные налоги и сборы; генеральные планы застройки территории местного сообщества; сроки и формы приватизации объектов муниципальной собственности; определение структуры органов местного самоуправления.[26]

Особенности полномочий представительных и других органов муниципального образования во многом обусловлены территориальной организацией местного самоуправления.

1.4.Представительный орган местного самоуправления и его организационная структура

Предметы ведения представительного органа муниципального образования - это вопросы в той сфере жизни местного сообщества, в которой он осуществляет деятельность по реализации своих полномочий в целях решения вопросов местного значения.

Что касается отдельных государственных полномочий, то они являются вопросами не местного, а государственного значения и поэтому не должны включаться в предметы ведения местного самоуправления[27]. Отдельные государственные полномочия органы муниципального образования реализуют, действуя от имени государства, а не от имени муниципального сообщества, к тому же деятельность по их реализации финансируется за счет средств государственного бюджета. Таким образом, правильным будет реализацию отдельных государственных полномочий относить к предметам ведения органов муниципального образования.

Более подробная регламентация предметов ведения местного самоуправления и органов муниципальных образований осуществляется в уставах соответствующих муниципальных образований. Анализ ряда уставов позволяет также говорить о неопределенностях в правовом регулировании статуса органов муниципального образования вообще и представительных в частности. Так, например, в Уставе Иркутской области есть ст. 45 «Предметы ведения местного самоуправления». В ней установлено, что предметом ведения местного самоуправления являются все вопросы местного значения, обеспечивающие жизнедеятельность местного сообщества и оказание услуг его членам.

К ведению местного самоуправления относятся: социально-экономическое развитие территории, распоряжение и рациональное использование земель местного сообщества; жилищно-коммунальное хозяйство и благоустройство территории; транспортные перевозки местного значения; торговое и бытовое обслуживание населения; муниципальное здравоохранение; муниципальное дошкольное, школьное и профессиональное образование в соответствии с государственными стандартами; развитие физкультуры и спорта; охрана общественного порядка; охрана окружающей среды; сохранение и развитие исторических, национальных и культурных традиций местного сообщества; формирование, владение, пользование и распоряжение муниципальной собственностью; местный бюджет; местные налоги и сборы; генеральные планы застройки территории местного сообщества; сроки и формы приватизации объектов муниципальной собственности; определение структуры органов местного самоуправления.

Большое значение в этом случае имеет вопрос о соотношении полномочий представительного и исполнительных органов муниципального образования. Принцип разделения государственной власти (ст. 10 Конституции РФ) зачастую не только фактически, но и юридически переносится на местное самоуправление. Так, Е.С. Шугрина указывает, что «принцип разделения властей в первую очередь означает ограничение сосредоточения власти в одних руках, применение механизмов сдержек и противовесов. Такие механизмы, необходимые на федеральном уровне, только усложнили бы работу органов местного самоуправления и затруднили бы оперативное принятие решений»[28].

На основании анализа соответствующих положений Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» можно выделить следующие функции представительных органов, в рамках которых реализуются их полномочия:

- правотворческая функция, которая заключается в деятельности по изданию правовых актов представительного органа как нормативного, так и ненормативного характера, а также реализации права законодательной инициативы в законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта;

- контрольная функция, в рамках которой реализуются полномочия по контролю за деятельностью других органов и должностных лиц местного самоуправления. Сущностью данной функции является контроль за соблюдением интересов местного населения муниципальными органами власти при выполнении возложенных на них полномочий и выполнением решений представительного органа со стороны исполнительного органа местного самоуправления. Кроме этого, следует иметь в виду, что сам представительный орган подконтролен населению, его избравшему, и государству. Организационные формы контроля представительных органов муниципального образования за исполнением органами и должностными лицами местного самоуправления полномочий по решению вопросов местного значения могут определяться в уставах муниципальных образований или других нормативных правовых актах;

- организационная функция, в рамках которой реализуются полномочия, связанные с участием представительного органа в формировании других органов муниципального образования, а также прекращении их полномочий, назначении выборов и референдума, реализации инициативы изменения границ муниципального образования.

Особенности полномочий представительных и других органов муниципального образования во многом обусловлены территориальной организацией местного самоуправления. Так, ст. 14 - 16 Закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» 2003 г. впервые определяют вопросы местного значения в зависимости от вида муниципального образования (поселение, муниципальный район, городской округ).

Таким образом, можно говорить о различном характере полномочий представительного органа в зависимости от вида муниципального образования, т.е. представительного органа поселения, представительного органа городского округа и представительного органа муниципального района.

Соответственно, исходя из смысла ст. 2 Закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» 2003 г., представительные органы должны обладать полномочиями по предметам ведения соответствующего вида муниципального образования:

- представительные органы поселений в сфере решения вопросов местного значения своих поселений и вопросов, не отнесенных к вопросам местного значения;

- представительные органы муниципального района соответственно в сфере решения вопросов местного значения межпоселенческого характера, вопросов, не отнесенных к вопросам местного значения и реализации отдельных государственных полномочий;

- представительные органы городского округа в сфере решения вопросов местного значения поселения, вопросов местного значения межпоселенческого характера муниципального района, вопросов, не отнесенных к вопросам местного значения и реализации отдельных государственных полномочий.

Если соотносить предметы ведения муниципальных образований с функциями и полномочиями представительного органа муниципальных образований, то правотворческая, контрольная и организационная функции вполне вписываются в сферы реализации полномочий по решению вопросов местного значения поселений и вопросов местного значения межпоселенческого характера[29].

В целом можно сделать общий вывод, что вопросы компетенции представительных органов муниципальных образований со стороны субъектов Российской Федерации законодательно еще не совсем проработаны. В законах субъектов Федерации часто указывается, что перечень предметов ведения местного самоуправления составляет его компетенцию. Значительная часть действующих законов содержит очень расплывчатые определения полномочий указанных органов.

Кроме того, многие положения попросту дублируются. И как справедливо отмечает Т.М. Бялкина, в будущем без теоретической проработанности рассмотренных вопросов и их надлежащего нормативного закрепления в процессе определения компетенции представительных органов местного самоуправления наше законодательство рискует находиться в состоянии подобной неопределенности правовой основы, что вызовет существенные проблемы в практической деятельности органов местного самоуправления[30].

Анализ современного состояния федерального законодательства, регулирующего различные аспекты правового статуса представительного органа муниципального образования, позволяет сделать вывод о комплексном характере его правового регулирования. На наш взгляд, такая «разбросанность» по различным нормативным актам норм федерального уровня приводит к правовой неопределенности и создает проблемы в понимании правового положения данных органов и как следствие - проблемы в регулировании вопросов их статуса на уровне субъектов и муниципальных образований.

Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» от 6 октября 2003 года № 131-ФЗ (далее - Федеральный закон № 131-ФЗ) внес существенные изменения в правовое регулирование местного самоуправления в Российской Федерации, по-новому конкретизировав его конституционные основы применительно к современным социально-экономическим условиям, в том числе с учетом практики реализации самих по себе муниципальных институтов российской государственности.

Одной из значимых новаций, предусмотренных Федеральным законом № 131-ФЗ, явилось введение в качестве общего правила двухуровневой модели территориальной организации местного самоуправления, предполагающей образование и функционирование органов муниципальной власти по поселенческому и одновременно территориальному принципу и, соответственно, формирование в качестве муниципальных образований сельских и городских поселений, с одной стороны, и муниципальных районов, с другой. Особенности юридической природы данных публично-территориальных образований, содержание подлежащих их решению вопросов местного значения, состав полномочий их органов предопределили и особый характер их взаимоотношений между собой, в том числе при формировании представительных органов муниципальных образований районного звена[31].

Согласно ч. 4 ст. 35 Федерального закона № 131-ФЗ представительный орган муниципального района может формироваться двумя способами: путем прямых выборов либо путем вхождения в его состав по должности глав поселений, расположенных на территории данного муниципального района, и одновременно представителей из числа депутатов представительных органов соответствующих поселений, избираемых этими органами ( см. Приложение рис. 1).

Первый из названных способов является непосредственным выражением требования ч. 2 ст. 130 Конституции РФ о наличии выборных органов в структуре органов муниципального образования. В прежнем правовом регулировании он предусматривался в качестве единственно возможного. Второй же, по существу, предполагает опосредованное представительство территориальных коллективов поселений на районном уровне. Данный подход, не являющийся оригинальным изобретением в отечественной истории развития муниципального права[32], встретил существенные возражения в юридической литературе.

По мнению ряда авторов, формирование представительных органов муниципальных районов путем делегирования, в частности, вступает в противоречие с вытекающим из Конституции РФ и Европейской хартии местного самоуправления принципом обязательного наличия в структуре органов местного самоуправления представительных коллегиальных органов муниципальной власти, избираемых непосредственно населением, нарушает право населения муниципального района самостоятельно через избираемые им органы местного самоуправления решать вопросы местного значения районного уровня, чрезмерно и необоснованно ограничивает право граждан на участие в осуществлении муниципальной власти[33].

Вместе с тем из содержания приводимых в обоснование данной точки зрения аргументов можно вывести также и тезис более общего характера, а именно: поскольку местное самоуправление по сути своей выступает публичным управлением особого рода, основываясь на сочетании начал вертикального управления и самоорганизации (самодеятельности), и предполагает обеспечение иного качества и большего в сравнении с государственным управлением уровня интенсивности обратных связей с населением, повышенной включенности граждан в управление муниципальными делами, введение механизмов опосредованного представительства в муниципальных районах сужает демократические начала муниципальной власти, искажает и деформирует самое природу местного самоуправления[34].

Критики формирования представительного органа муниципального района путем делегирования в обоснование своей позиции о недопустимости такого порядка ссылаются на Европейскую хартию местного самоуправления[35], которая, предусматривая в п. 2 ст. 3 положение об осуществлении местного самоуправления советами или собраниями, состоящими из членов, избранных на основе свободного, тайного, равного, прямого и всеобщего голосования, по их мнению, исключает какой бы то ни было иной механизм формирования соответствующих органов[36]. Вряд ли, однако, с этим можно согласиться.

Во-первых, закрепляя названное положение, Европейская хартия в той же статье допускает возможность любой другой формы прямого участия граждан, если это допускается законом. В то же время она не содержит положений, устанавливающих запрет формирования представительного органа муниципального района путем делегирования в его состав представителей поселений, избранных населением поселений на муниципальных выборах на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права при тайном голосовании, для представления интересов этого же населения на районном уровне. Такую позицию занимает, в частности, Верховный Суд РФ, сформулировавший ее в рамках рассмотрения заявления о признании Закона Ставропольского края «О некоторых вопросах организации местного самоуправления на территориях районов Ставропольского края» противоречащим федеральному законодательству[37].

Во-вторых, если все же допустить, что Европейской хартии местного самоуправления имманентен запрет на делегированный способ формирования представительных органов районного уровня, то и в этом случае принятое федеральным законодателем решение не может быть поставлено под сомнение с позиции его конституционности.

Вопрос, связанный с порядком формирования представительного органа муниципального района, отражает сложность самого по себе данного явления, охватывая не только субъективное право граждан на осуществление местного самоуправления через своих представителей в муниципальных органах публичной власти, но и принципы организации системы органов местного самоуправления как особой формы публичной власти.

В этой связи следует учитывать, что степень дискреции федерального законодателя по выбору той или иной модели порядка наделения полномочиями депутатов представительного органа муниципального района определяется, с одной стороны, нормативным содержанием конституционного права на местное самоуправление, в том числе в его интерпретации, содержащейся в Европейской хартии местного самоуправления.

С другой же стороны, она определяется содержанием конституционных целей, стоящих перед публичной властью, ее конституционными функциями, а также вытекающими из Конституции РФ принципами ее организации. В последнем случае нормы Европейской хартии местного самоуправления находятся в подчиненном положении по отношению к нормам Конституции РФ, поскольку определение содержания организационно-правового механизма достижения народом стоящих перед ним целей является его исключительным и суверенным правом, которое опосредуется конституционными принципами и нормами как положениями высшей юридической силы на территории Российской Федерации.

Вместе с тем по смыслу Конституции РФ соответствующее суверенное право народа России может быть реализовано как непосредственно, так и в опосредованной форме, а именно через федеральный орган народного представительства - Федеральное Собрание, дискреционные полномочия которого по данному вопросу обусловлены его конституционными характеристиками как органа, призванного воплощать и выражать народный суверенитет. Конституционное признание за многонациональным народом Российской Федерации названных суверенных прав, а за федеральным законодателем обусловленных данными правами дискреционных полномочий было подтверждено Конституционным Судом РФ в Постановлении от 21 декабря 2005 года № 13-П[38].

В этом решении Суд прямо указал, что конституционные цели Российской Федерации как суверенного государства, основанного на принципах демократии, верховенства права, федерализма, такие как утверждение прав и свобод человека, незыблемость демократической основы России, возрождение ее суверенной государственности и сохранение исторически сложившегося государственного единства (преамбула Конституции РФ), предопределяют необходимость соответствующего организационно-правового механизма их достижения; исходя из этих целей и с учетом вытекающего из Конституции РФ требования о балансе конституционно защищаемых ценностей и общенациональных интересов Российская Федерация на каждом конкретном этапе развития своей государственности самостоятельно корректирует установленный ею государственно-правовой механизм (абзацы второй и третий мотивировочной части).

Вполне очевидно, что необходимой составляющей частью данного государственно-правового механизма как механизма управления делами государства и реализации всей совокупности его конституционных функций является местное самоуправление, не только не противопоставленное государству, но, напротив, непосредственно интегрированное в его структуру[39].

Попутно заметим, что такое понимание местного самоуправления разделяет Европейский суд по правам человека, сформулировавший соответствующий подход в рамках рассмотрения дела в отношении Российской Федерации[40].

В этой связи вышеприведенная правовая позиция Конституционного Суда РФ, касающаяся суверенного права народа России посредством федеральной законодательной власти учредить адекватный социально-историческому контексту механизм организации региональной государственной власти, наиболее оптимальный с точки зрения достижения общенациональных конституционных целей, применима и в отношении установления (изменения) порядка наделения полномочиями органов местного самоуправления.

Стоит, однако, оговориться, что сказанное ни в коей мере не предполагает автоматического (механического) переноса моделей наделения полномочиями органов государственной власти в муниципальную сферу; законодательное регулирование данного вопроса во всяком случае должно быть основано на конституционных принципах местного самоуправления, включая его организационную самостоятельность, недопустимость подмены местного самоуправления государственным управлением, а также учитывать практику Конституционного Суда РФ, который, в частности, неоднократно признавал противоречащими (именно противоречащими, а не несоответствующими) Конституции РФ положения законов ряда субъектов Федерации, допускавшие участие органов государственной власти субъектов Федерации, включая руководителей их высших исполнительных органов государственной власти, в наделении полномочиями органов местного самоуправления[41].

Следовательно, федеральный законодатель, будучи обязанным обеспечить в системе местного самоуправления, включая районный уровень его территориальной организации, принцип народного представительства, одновременно был вправе конкретизировать его и отличным от предусмотренного Европейской хартией образом в целях создания наиболее эффективных условий для решения государством в целом стоящих перед ним на конкретном этапе развития задач.

Из сказанного, кстати, кроме прочего, следует необходимость внесения изменений в ч. 1 ст. 4 Федерального закона № 131-ФЗ, которая, определяя структуру правовой основы местного самоуправления в Российской Федерации, исходит по существу из абсолютного приоритета общепризнанных принципов и норм международного права, международных договоров Российской Федерации как перед федеральным законодательством, так и перед положениями Конституции РФ.

Это, очевидно, противоречит конституционным принципам иерархического соотношения международного и конституционного права в Российской Федерации, явно расходится с нормами ч. 1 ст. 15 Конституции РФ и в известной мере нарушает демократический суверенитет Российской Федерации.

И, наконец, в-третьих, нельзя не обратить внимание на особую природу районного уровня территориальной организации местного самоуправления в Российской Федерации, на котором решаются вопросы, имеющие одновременно надпоселенческий (межпоселенческий) и субрегиональный (переданные государственные полномочия) характер. Этим обусловливается повышенный объем государственно-правовых начал в этом типе муниципальных образований, что в свою очередь предполагает возможность более широкого использования опосредованных форм реализации народовластия, чем это допустимо на поселенческом уровне, хотя и во всяком случае не предполагает допустимости отказа от них как от таковых[42].

Приведенные в обоснование конституционной допустимости делегированного способа формирования представительного органа муниципального района доводы сформулированы преимущественно в негативном аспекте как аргументирующие его непротиворечие Конституции РФ.

Таким образом, имея в виду названные конституционно значимые цели, федеральный законодатель был вправе предусмотреть возможность использования порядка формирования представительного органа муниципального района, предполагающего вхождение в его состав глав расположенных на территории муниципального района поселений по должности, а также делегируемых представительными органами поселений из своего состава депутатов, которые (как главы поселений, так и депутаты их представительных органов) выступают представителями населения соответствующих поселений в целом и в представительном органе муниципального района располагают возможностью на равных началах с представителями иных муниципальных образований отстаивать свою позицию и оказывать реальное и значимое воздействие на состояние муниципальных дел в муниципальном районе от имени населения своего поселения.

Пропорциональность же представительства населения поселений в данном случае является относительной и обеспечивается посредством определения в решении о переходе к делегированному порядку формирования районного представительного органа нормы представительства (абзац второй ч. 5 ст. 35 Федерального закона № 131-ФЗ), то есть количественного состава представляемого каждым депутатом населения.

При этом, однако, следует учитывать, что введение опосредованного представительства на районном уровне, как и установленная норма представительства, не могут быть произвольными, но должны во всяком случае базироваться на объективной поселенческой структуре муниципального района и распределении проживающего на его территории населения по городским и сельским поселениям.

Вместе с тем, признавая правомерным и обоснованным использование в ряде случаев самого по себе опосредованного представительства населения в муниципальных районах, следует одновременно критически оценить законодательное регулирование порядка его введения.

Как следует из ч. 5 ст. 35 Федерального закона № 131-ФЗ, делегированный порядок формирования представительного органа муниципального района применяется в случае поддержки соответствующей инициативы, выдвинутой представительным органом входящего в состав муниципального района городского или сельского поселения, не менее чем 2/3 представительных [43]органов поселений, расположенных на территории муниципального района.

При этом день начала работы указанного органа не может быть ранее дня истечения срока полномочий представительного органа муниципального района, сформированного путем муниципальных выборов. Такой порядок формирования представительного органа муниципального района закрепляется в уставе муниципального района в течение 1 месяца со дня начала работы соответствующего представительного органа.

Таким образом, по смыслу и духу действующего правового регулирования федеральный законодатель не предполагает какого бы то ни было участия населения в решении данного вопроса ни на стадии выдвижения инициативы о применении опосредованного представительства на районном уровне, ни на стадии его обсуждения представительными органами поселений, ни при внесении соответствующих изменений в устав муниципального района.

В случае одобрения представительными органами поселений выдвинутой инициативы устав муниципального района в части используемого порядка формирования его представительного органа меняется автоматически, причем независимо от того, принимался он представительным органом муниципального района либо непосредственно населением.

Вместе с тем полагаем, что право населения муниципального образования принять устав муниципального образования на местном референдуме обусловлено конституционной природой местного самоуправления как прежде всего формы публично-правовой самоорганизации граждан по месту жительства; оно составляет важнейшее правомочие в структуре права на осуществление местного самоуправления и во всяком случае не может быть изъято из него без умаления его основного нормативного содержания[44].

С практической точки зрения это означает, что отсутствие законодательного запрета на принятие устава муниципального образования непосредственно населением должно квалифицироваться как отсутствие препятствий для проведения по данному вопросу местного референдума.

В настоящее время одной из активно обсуждаемых в научных кругах проблем в сфере местного самоуправления является определение понятия структуры и общих принципов организации системы органов местного самоуправления. Дело в том, что по Конституции Российской Федерации (1993 г.), с одной стороны, установление общих принципов организации системы органов местного самоуправления относится к совместному ведению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации (п. «н» ч. 1 ст. 72). С другой стороны, местное самоуправление осуществляется в городах, сельских поселениях и на других территориях с учетом исторических и иных местных традиций. Структура органов местного самоуправления определяется населением самостоятельно, и ограничение прав местного самоуправления, установленных Конституцией Российской Федерации и федеральными законами, запрещено (ч. 1 ст. 131, ст. 133).

По мнению некоторых ученых (В.И. Васильева), ввиду того, что в Конституции Российской Федерации содержание «общих принципов» не закреплено, последнее положение не может выступать в достаточной мере существенной гарантией права населения на осуществление местного самоуправления, поскольку сами законы об этих принципах в целом могут включать любые ограничения самостоятельности[45].

Согласно ст. 34 Федерального закона от 6 октября 2003 г. «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» структуру органов местного самоуправления составляют представительный орган муниципального образования, глава муниципального образования, местная администрация (исполнительно-распорядительный орган муниципального образования), контрольный орган муниципального образования, иные органы и выборные должностные лица местного самоуправления, предусмотренные уставом муниципального образования и обладающие собственными полномочиями по решению вопросов местного значения. Наличие в структуре органов местного самоуправления представительного органа муниципального образования, главы муниципального образования, местной администрации (исполнительно-распорядительного органа муниципального образования) является обязательным[46], что, собственно, вызвало серьезные возражения со стороны правоведов.

Тем не менее нет смысла останавливаться на них подробно, поскольку суть проблемы, на наш взгляд, заключается в данном случае не в том, насколько правомерно включение в Закон норм, предусматривающих обязательное наличие в структуре органов местного самоуправления не только представительного органа муниципального образования, как это было по Закону 1995 г., но и главы муниципального образования, местной администрации. Отметим лишь, что многими учеными указывается на неоправданное использование в ст. 34 Федерального закона от 6 октября 2003 г. «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» понятия «структура органов местного самоуправления». Речь идет об их системе[47], то есть об общих принципах организации системы органов местного самоуправления.

Суть проблемы состоит в следующем. Как известно, в зависимости от организационных структур местного самоуправления существует четыре основных модели.

1. Модель «сильный мэр - совет (представительный орган)». Она характеризуется тем, что мэр самостоятельно и единолично осуществляет руководство администрацией, в том числе формирует ее кадровый состав. Мэр избирается всем населением, руководит представительным органом и обладает правом отлагательного вето.

2. Модель «слабый мэр - совет». Мэр избирается из числа депутатов. Он подконтролен представительному органу и обязан заручиться его согласием на назначение и увольнение должностных лиц.

3. Модель «совет - управляющий». Должность мэра не предусматривается. Представительным органом руководит избираемый из числа депутатов председатель. Административные функции сосредоточены у нанимаемого на контрактной основе управляющего.

4. Модель «комиссия». Она основана на выборности должностных лиц местного самоуправления. Избираются не депутаты представительного органа, а руководители органов и структурных подразделений местной администрации, все вместе составляющие комиссию, исполняющую роль представительного органа[48].

Изначально (при введении местного самоуправления) муниципальную элиту устраивал лишь первый вариант организации органов местного самоуправления, сохранявший структуру и кадры прежних администраций под крылом прежнего главы администрации, имеющего, при условии консолидации политических ресурсов, более чем хорошие шансы стать избранным мэром. Все другие варианты создавали в результате выборов альтернативную элиту. Они ставили бы администрацию под контроль представительного органа, аннулируя все их завоевания к этому моменту. Поэтому, несмотря на то что в Федеральном законе от 28 августа 1995 г. «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» вопрос, должна ли существовать должность главы местного самоуправления, а в зависимости от ответа на него соответственно использовалась бы та или иная модель местного самоуправления, был отдан на усмотрение населения, в подавляющем большинстве регионов России прошли одновременно выборы и представительных органов, и главы местного самоуправления. Таким образом, вопрос о появлении реально самостоятельного представительного органа, о возможности формирования им исполнительной власти был закрыт.

Местное самоуправление, возникшее на месте системы Советов, не устранило авторитарный характер местной власти. Как утверждает М.Ю. Мартынов, «прежняя тоталитарная иерархическая «вертикаль» оказалась разрезанной на неиерархические, но не менее тоталитарные по сути единицы власти, каждая из которых в фарсово-гротескной форме воспроизвела в границах своих муниципальных образований все основные черты прежней политической модели в виде клановых политических режимов». «Власть перераспределилась, децентрализовалась, но ее природа от этого не изменилась»[49], да и не могла измениться. Вспомним идеи капитализации социализма 90-х гг. Движению вперед, к более высокой, чем это было в прошлой истории, ступени правового равенства, свободы и справедливости, реформаторы предпочли путь в исторически известном направлении к капитализму: «от рабства - через феодализм»[50]. Однако он не привел нас к созданию правового общества. И это вполне закономерно. Фактически мы получили противоречивое соединение авторитаризма с анархией.

Тем не менее проблемы, связанные с десуверенизацией государства, с сосредоточением муниципальной власти в руках одного лица, не должны решаться путем свертывания автономии местного самоуправления, который в целом и предложен Федеральным законом от 6 октября 2003 г. «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации».

Отказ от самостоятельного местного самоуправления на современном этапе означает отказ в том числе и от становления гражданского общества, правового государства и, в конце концов, от декларируемого Конституцией Российской Федерации приоритета прав и свобод человека и гражданина.

Формально в новом Законе предусмотрены разные модели местного самоуправления (точнее - их элементы). Глава муниципального образования может избираться на муниципальных выборах либо представительным органом муниципального образования из своего состава[51]. В первом случае глава муниципального образования входит в состав представительного органа с правом решающего голоса и исполняет полномочия его председателя либо возглавляет местную администрацию. Во втором - исполняет полномочия председателя представительного органа муниципального образования. Если глава муниципального образования исполняет полномочия председателя представительного органа муниципального образования, то главой местной администрации соответственно становится лицо, назначаемое на должность главы местной администрации по контракту, заключаемому по результатам конкурса. Несомненно, прогрессивное значение имеет положение о несовместимости одновременного исполнения главой муниципального образования полномочий председателя представительного органа и полномочий местной администрации (правда, есть и исключения из правила). В Законе также установлены подконтрольность и подотчетность главы муниципального образования населению и представительному органу.

Структура местной администрации утверждается представительным органом. Тем не менее вариант, по которому глава муниципального образования возглавляет местную администрацию, подразумевает под собой модель «сильный мэр - совет (представительный орган)», поскольку так или иначе данное должностное лицо на основании исследуемого Федерального закона наделяется собственными полномочиями по решению вопросов местного значения, в том числе и правом отлагательного вето, то есть полномочиями подписания и обнародования нормативных правовых актов, принятых представительным органом, руководит местной администрацией на принципах единоначалия.

Кроме того, глава муниципального образования издает в пределах своих полномочий правовые акты[52]. При этом в Законе не указано, что принятие нормативно-правовых актов, затрагивающих права и обязанности граждан и организаций, должно быть исключительным полномочием представительных органов местного самоуправления. В Законе обозначены еще две модели: модель «совет - управляющий» и модель «комиссия». Разумеется, говорить о нормативном закреплении данных моделей можно лишь с большой долей условности. Например, указанные нами выше право отлагательного вето главы муниципального образования, его полномочие по принятию нормативно-правовых актов не вписываются в модель «совет - управляющий», даже в том случае, если глава муниципального образования исполняет полномочия председателя представительного органа.

Под модель «комиссия» некоторым образом подходит способ формирования представительного органа муниципального района из глав поселений, входящих в состав муниципального района, и из депутатов представительных органов указанных поселений, избираемых представительными органами поселений из своего состава[53].

Некоторыми исследователями (Ю.М. Малараевой) такой способ небезосновательно оценивается как «способный свести на нет потенциал прямой демократии, заключенный в самой идее местного самоуправления». Он нарушает принципы равного представительства граждан и их прямого участия в формировании органов местной власти, усиливает бюрократизацию этой власти и отдаляет ее от населения. Возможности глав муниципалитетов, одновременно работающих в органах муниципального района, фактически будут ограничены лишь отстаиванием в представительном органе муниципального района интересов своих поселений. Тем самым реальная власть в муниципальном районе опять-таки сконцентрируется в администрации, не подконтрольной населению[54].

Модель «совет - управляющий» по сравнению с моделями «сильный мэр - совет», «комиссия» по новому Закону, с одной стороны, обладает несомненными преимуществами в аспекте устранения авторитарного характера местной власти и соответственно обеспечения прав каждого местного жителя на осуществление местного самоуправления, с другой стороны, предполагает большее вмешательство органов государственной власти в деятельность органов местного самоуправления.

В соответствии с моделью «совет - управляющий» местная администрация возглавляется лицом, назначаемым на должность главы местной администрации по контракту, заключаемому по результатам конкурса. Однако с целью проведения конкурса на замещение должности главы местной администрации органы государственной власти субъекта Российской Федерации задействованы в формировании конкурсной комиссии в муниципальном районе (городском округе): одна треть членов (по переходным положениям - одна вторая[55]) назначается законодательным (представительным) органом государственной власти субъекта Российской Федерации по представлению высшего должностного лица субъекта Российской Федерации (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации). Условия контракта в части, касающейся осуществления отдельных государственных полномочий, переданных органам местного самоуправления федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации, утверждаются законом субъекта Российской Федерации (п. 3 ст. 37).

При нарушении контракта в указанной части он может быть расторгнут в судебном порядке на основании заявления высшего должностного лица субъекта Российской Федерации (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации). И это несмотря на то, что о сути данных условий контракта в Законе ни слова не говорится.

В ближайшем будущем, видимо, преобладающей останется все-таки модель «сильный мэр - совет».

Однако в условиях кризиса либеральных ценностей, неизбежного усиления централизации государственной власти, отсутствия зависимости бюрократии от центрального представительства весьма актуально установление максимально возможной самостоятельности местного самоуправления, которая может быть обеспечена лишь в том случае, если наряду с организационно обособленными общественными органами местного самоуправления будут функционировать местные органы государственной власти, воплощающие в себе самоуправленческий потенциал. Такому местному самоуправлению, опирающемуся на идеи англосаксонской концепции, идеи либертарно-юридической теории государства и права, в полной мере соответствует именно модель «совет - управляющий», но, разумеется, не в том виде, который придал ей Федеральный закон № 131-ФЗ.

К сожалению, в новом Законе не удалось принципиально решить проблему сосредоточения муниципальной власти в руках одного лица, проблему доминирования в местном самоуправлении исполнительных структур. Одной из причин является закрепление обязательного наличия главы муниципального образования, что, в свою очередь, можно объяснить, попыткой реализовать правило обязательности разделения власти на представительную и исполнительную на местном уровне, то есть провести определенную аналогию с организацией государственной власти.

По сути, такое решение проблемы (в сочетании с другими нормами Закона) на современном этапе развития Российского государства означает отказ от автономии местного самоуправления.


2. АНАЛИЗ РЕАЛИЗАЦИИ ФУНКЦИЙ МУНИЦИПАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ НА ПРИМЕРЕ ТАЙМЫРСКОГО ДОЛГАНО-НЕНЕЦКОГО РАЙОНА СОВЕТА ДЕПУТАТОВ

2.1. Паспорт муниципального образования

Таймырский Долгано-Ненецкий муниципальный район образован в составе Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа Законом Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа от 3 ноября 2004 года № 308-ОкЗ «Об установлении границ муниципальных образований Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа и наделении их статусом городских, сельских поселений, муниципального района».

Статус муниципального района определяется с учётом особого статуса административно-территориальной единицы, образованной в соответствии с Федеральным конституционным законом «Об образовании в составе РФ нового субъекта РФ в результате объединения Красноярского края, Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа и Эвенкийского автономного округа» на территории Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа.

Административным центром Таймырского Долгано-Ненецкого муниципального района является город Дудинка. Расстояние от Дудинки до Красноярска – 2 028 км.

На территории муниципального района расположены 27 населенных пунктов, 25 из которых сельские. В состав муниципального района входят 2 городских и 2 сельских поселения:

городское поселение Дудинка, площадь которого составляет 223,5 тыс. кв. км или 25,4% от общей площади муниципального района;

городское поселение Диксон с общей площадью 218,9 тыс. кв. км или 24,9%;

сельское поселение Хатанга с общей площадью 336,4 тыс. кв. км или 38,2%;

сельское поселение Караул с общей площадью 101,1 тыс. кв. км или 11,5%.

На востоке район граничит с республикой Саха (Якутия), на западе – с Ямало-Ненецким автономным округом, на юге – с Эвенкийским муниципальным районом Красноярского края, с севера омывается водами Карского моря и моря Лаптевых. В состав района входят арктические архипелаги Норденшельда и Северная Земля, острова Сибирякова, Уединения, Сергея Кирова и др. На территории района находится самая северная точка Евразии – мыс Челюскина

Общая площадь территории муниципального района составляет 879, 9 тысяч кв. км.

Численность постоянного населения муниципального района по состоянию на 01.01.2017 года составила 32 290 человек.

Территория муниципального района является исконным местом проживания коренных малочисленных народов Севера: долган, ненцев, нганасан, энцев, эвенков.

Численность коренных малочисленных народов Севера (по данным Всероссийской переписи населения 2010 года) составила 10 132 человека или 29,5% от общей численности населения, из них:

долганы - 5 393 чел.;

ненцы - 3 494 чел.;

нганасаны - 747 чел.;

эвенки - 266 чел.;

энцы - 204 чел.;

кеты- 19 чел.;

селькупы- 9 чел.

В ведении муниципального района находятся вопросы местного значения, предусмотренные федеральным законом «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ», а также отдельные государственные полномочия, которыми наделяются органы местного самоуправления муниципального района.

Муниципальный район имеет официальные символы, отражающие исторические, культурные, национальные и иные местные традиции и особенности: герб и флаг.

Герб муниципального района представляет собой традиционный щит, верхняя часть которого имеет прямоугольную форму, а нижняя часть слева и справа заканчивается двумя полудугами, прерывающимися в центре нижней части щита и переходящими в наконечник стрелы, направленной острием книзу. На лазуревом поле - летящая вправо краснозобая казарка с пурпурным зобом и щеками, окаймленным серебром, с серебряными головой и туловищем и черными крыльями, клювом, полосами у глаз, грудью и лапами, сопровожденная вверху серебряным солнечным диском с четырьмя тонкими, отвлеченными, расположенными в крест лучами.

Флаг муниципального района представляет собой прямоугольное полотнище голубого цвета, в центре которого изображение главной фигуры Герба муниципального района - зависшей в полете краснозобой казарки на фоне белого солнечного диска, увенчанного по кругу равноудаленными друг от друга четырьмя белыми короткими остроконечными лучами, направленными попарно в диаметрально противоположенные стороны.

Высшим должностным лицом муниципального района является Глава муниципального района, который избирается сроком на 5 лет из числа кандидатов, представленных конкурсной комиссией по результатам конкурса, и возглавляет Администрацию муниципального района.

6 апреля 2017 года на четвертом (внеочередного) заседании двенадцатой Сессии районного Совета депутатов Главой Таймырского Долгано-Ненецкого муниципального района избран Сергей Ткаченко.

Представительный орган местного самоуправления муниципального района – Таймырский Долгано-Ненецкий районный Совет депутатов (с 15 марта 2010 года на основании Устава муниципального района Дума Таймырского Долгано-Ненецкого муниципального района переименована в Таймырский Долгано-Ненецкий районный Совет депутатов) - состоит из 20 депутатов. Начало срока полномочий Таймырского Долгано-Ненецкого районного Совета депутатов третьего созыва: 13.09.2013.

Председателем Таймырского Долгано-Ненецкого районного Совета депутатов 6 апреля 2017 года избран Владимир Шишов.

Высший исполнительно-распорядительный орган местного самоуправления муниципального района - Администрация муниципального района. Администрацией муниципального района руководит глава местной администрации муниципального района на принципах единоначалия. Главой местной администрации муниципального района является Глава муниципального района.

2.2. Общая характеристика представительного органа муниципального образования и его организационной структуры

Таймырский Долгано-Ненецкий районный Совет депутатов.

Адрес : 647000, Красноярский край, Таймырский Долгано-Ненецкий муниципальный район, г. Дудинка, ул. Советская, 35.

Полномочия Таймырского Совета депутатов

1. В исключительной компетенции Таймырского Совета депутатов находятся:

1) принятие устава муниципального района и внесение в него изменений и дополнений;

2) утверждение районного бюджета и отчета о его исполнении;

3) установление, изменение и отмена местных налогов и сборов в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах;

4) принятие планов и программ развития муниципального района, утверждение отчетов об их исполнении;

5) определение порядка управления и распоряжения имуществом, находящимся в собственности муниципального района;

6) определение порядка принятия решений о создании, реорганизации и ликвидации муниципальных предприятий, а также об установлении тарифов на услуги муниципальных предприятий и учреждений, выполнение работ, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами;

7) определение порядка участия муниципального района в организациях межмуниципального сотрудничества;

8) определение порядка материально-технического и организационного обеспечения деятельности органов местного самоуправления муниципального района;

9) контроль за исполнением органами местного самоуправления муниципального района и должностными лицами местного самоуправления полномочий по решению вопросов местного значения;

10) принятие решения об удалении Главы муниципального района в отставку.

2. К полномочиям Таймырского Совета депутатов также относится:

1) принятие решений Таймырского Совета депутатов по вопросам местного значения и внесение в них изменений;

2) разграничение компетенции между органами местного самоуправления муниципального района;

3) утверждение программы приватизации имущества, находящегося в собственности муниципального района;

3.1) принятие решения об определении коэффициентов К1, К2 и К3, используемых при определении размера арендной платы за использование земельных участков, государственная собственность на которые не разграничена, предоставленных в аренду без торгов;

4) назначение местного референдума и муниципальных выборов на территории муниципального района;

5) учреждение и упразднение наград муниципального района;

6) избрание Главы муниципального района из числа кандидатов, представленных конкурсной комиссией по результатам конкурса;

7) утверждение структуры Администрации муниципального района по представлению главы местной администрации муниципального района, утверждение положений об органах Администрации муниципального района;

8) согласование кандидатур для назначения на должности заместителей руководителей органов местного самоуправления муниципального района, руководителей органов Администрации муниципального района, председателя Контрольно-Счетной палаты муниципального района;

9) утверждение Генеральных условий эмиссии и обращения ценных бумаг муниципального района по представлению Администрации муниципального района;

10) утверждение схемы территориального планирования муниципального района;

11) утверждение соглашений о передаче полномочий органов местного самоуправления муниципального района органам местного самоуправления поселений, входящих в состав муниципального района;

12) утверждение соглашений о передаче полномочий органов местного самоуправления поселений, входящих в состав муниципального района, органам местного самоуправления муниципального района;

13) назначение в соответствии с настоящим Уставом публичных слушаний и опросов граждан, установление порядка их проведения;

14) созыв собраний, конференций граждан, установление порядка их проведения;

15) принятие решения о самороспуске;

16) иные полномочия соответствии с федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними Уставом и законами Красноярского края, настоящим Уставом и решениями Таймырского Совета депутатов.

3. Таймырский Совет депутатов на срок своих полномочий избирает из числа избранных депутатов Председателя Таймырского Совета депутатов, первого заместителя Председателя Таймырского Совета депутатов и заместителей Председателя Таймырского Совета депутатов - председателей постоянных комиссий Таймырского Совета депутатов.

4. Организацию деятельности Таймырского Совета депутатов осуществляет Председатель Таймырского Совета депутатов.

5. Для предварительной подготовки и рассмотрения организационных вопросов деятельности Таймырского Совета депутатов образуется Президиум Таймырского Совета депутатов.

6. Таймырский Совет депутатов для предварительного рассмотрения проектов решений, иных нормативных правовых актов и их подготовки к рассмотрению Таймырским Советом депутатов, а также для содействия реализации его решений, осуществления в пределах компетенции Таймырского Совета депутатов контроля за деятельностью Администрации муниципального района и должностных лиц местного самоуправления образует из числа депутатов на срок своих полномочий постоянные комиссии.

7. Таймырский Совет депутатов может образовывать временные комиссии и рабочие группы для подготовки и рассмотрения определенных вопросов по предметам своего ведения.

Задачи, срок полномочий, состав и порядок работы временных комиссий и рабочих групп определяются Таймырским Советом депутатов при их образовании.

8. В Таймырском Совете депутатов могут образовываться депутатские объединения. Депутатскими объединениями являются фракции и депутатские группы.

9. Таймырский Совет депутатов заслушивает ежегодные отчеты Главы муниципального района о результатах его деятельности, о результатах деятельности Администрации муниципального района и иных подведомственных ему органов местного самоуправления, в том числе о решении вопросов, поставленных Таймырским Советом депутатов.

10. Таймырский Совет депутатов ежегодно рассматривает отчет Администрации муниципального района об использовании собственных материальных ресурсов и финансовых средств муниципального района для осуществления отдельных государственных полномочий при рассмотрении отчета Администрации муниципального района об исполнении районного бюджета.

11. Правовое, организационное, информационное, аналитическое и документационное обеспечение исполнения полномочий Таймырского Совета депутатов осуществляет его Аппарат.

Материально-техническое обеспечение деятельности, в том числе хозяйственное обслуживание Таймырского Совета депутатов, ведение бюджетного, бухгалтерского и налогового учета, организацию и обеспечение процесса информатизации и связи, закупок товаров, работ и услуг в Таймырском Совете депутатов осуществляет созданное для указанных целей муниципальное казенное учреждение муниципального района.

Транспортное обеспечение деятельности Таймырского Совета депутатов осуществляет созданное для соответствующих целей муниципальное учреждение муниципального района

2.3.Анализ и оценка функционирования представительного органа муниципального образования

Первый созыв депутатов окружной Думы был избран в 1995 г. и состоял из 11 человек. Председателем первой Думы стал Александр Забейворота. Первые окружные законы были направлены на создание законодательной базы самой Думы, формирование избирательной системы органов государственной власти и местного самоуправления, определение бюджетного устройства и бюджетного процесса в округе. Самая кропотливая и объёмная работа шла над проектом Устава округа, окончательная редакция которого была принята 25 марта 1998 года.

Выборы в Думу второго созыва состоялись в конце 1999 года, были избраны 10 депутатов. Председателем Думы второго созыва был избран Виктор Ситнов. Дума второго созыва положила начало развитию региональной законодательной базы в области защиты прав и интересов коренного населения автономного округа. В этой области были приняты законы «Об оленеводстве», «О традиционных видах хозяйствования коренных малочисленных народов ТАО», «О языках коренных малочисленных народов Севера, проживающих в ТАО», «О гарантиях основных прав коренных малочисленных народов ТАО», «О фольклоре коренных малочисленных народов ТАО», «О народных художественных промыслах ТАО».

Вторая Дума неоднократно использовала своё право законодательной инициативы в Государственной Думе Федерального Собрания по вопросам, связанным с порядком исчисления и увеличения государственных пенсий для северян, оплатой работников бюджетной сферы, соглашениями о разделе продукции, организацией судебной системы в субъекте Российской Федерации и другим. Одним из позитивных примеров реализации этого права окружным парламентом является принятие поправок в федеральный закон об обороте сельхозземель (2002г.), расширяющих круг физических лиц, которым могут предоставляться земельные участки в аренду без проведения торгов. Таким образом, на сегодняшний день лица, относящиеся к коренным малочисленным народам Севера, Сибири и Дальнего Востока, также вправе пользоваться земельными участками в целях защиты исконной среды обитания, традиционных образа жизни, хозяйствования и промыслов малочисленных народов.

Окружная Дума третьего созыва.

Выборы в окружную Думу третьего созыва состоялись 23 января 2005 года и проходили на основе смешанной пропорционально-мажоритарной системы. В этой связи численность законодательного органа округа была увеличена с 11 до 14 человек, 7 из которых избирались по одномандатным избирательным округам и 7 по единому окружному избирательному округу (по партийным спискам). Председателем Думы третьего созыва был избран Сергей Батурин. Одним из первых решений Думы нового созыва стало принятие обращений в адрес губернаторов Красноярского края и Таймыра, а также своих коллег из краевого парламента и Суглана Эвенкии с предложением провести накануне референдума по объединению края и автономных округов заседание Совета законодателей трёх регионов, главным итогом работы которого должно стать подписание Меморандума об основных положениях реализации особого статуса Таймыра и Эвенкии в составе нового субъекта РФ. В целом за 10-летний период деятельности окружной Думы было принято 505 законов автономного округа.

17 апреля 2005 г. состоялся референдум по вопросу объединения Красноярского края, Таймырского и Эвенкийского автономных округов, в результате которого большинство таймырцев сказали «да» образованию нового субъекта РФ – объединённого Красноярского края. Согласно Федеральному конституционному закону «Об образовании в составе РФ нового субъекта РФ в результате объединения Красноярского края, Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа и Эвенкийского автономного округа» на территории Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа с 1 января 2006 г. был образован Таймырский Долгано-Ненецкий муниципальный район, а новый регион появился на карте России 1 января 2007 г.

В настоящее время представительный орган местного самоуправления муниципального района – Таймырский Долгано-Ненецкий районный Совет депутатов - состоит из 20 депутатов. Начало срока полномочий Таймырского Долгано-Ненецкого районного Совета депутатов третьего созыва: 13.09.2013.

Председатель Таймырского Совета депутатов является выборным должностным лицом местного самоуправления, избираемым из числа депутатов Таймырского Совета депутатов путем тайного голосования на срок полномочий данного состава.

С сентября 2013 года по ноябрь 2016 года Главой Таймыра и Председателем Таймырского Долгано-Ненецкого районного Совета депутатов третьего созыва был Ильдар Джураев. С ноября 2016 года Временно исполняющим полномочия Председателя районного Совета депутатов стал Владимир Шишов.

6 апреля 2017 года на четвертом (внеочередного) заседании двенадцатой Сессии районного Совета депутатов Владимир Николаевич Шишов был избран Председателем Таймырского Долгано-Ненецкого районного Совета депутатов третьего созыва.

Таймырский Долгано-Ненецкий районный Совет депутатов состоит из 20 депутатов, избранных на муниципальных выборах на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании в соответствии с федеральными законами и законами Красноярского края сроком на 5 лет.

В 2013 году выборы депутатов Таймырского Долгано-Ненецкого районного Совета депутатов впервые проводились на основе смешанной (пропорционально-мажоритарной) системы, а именно: 10 депутатов избирались на основе мажоритарной системы по одномандатным избирательным округам, образуемым на всей территории муниципального района на основе единой нормы представительства, а 10 депутатов - на основе пропорциональной системы представительства по единому общетерриториальному избирательному округу по спискам избирательных объединений.

Следует отметить, что по одномандатным избирательным округам избраны 8 депутатов, выдвинутые КРО ВПП «Единая Россия», 2 депутаты – выдвинуты в порядке самовыдвижения.

По общетерриториальному избирательному округу избраны от избирательного объединения КРО ВПП «Единая Россия» - 7 депутатов, от избирательного объединения КРО ПП ЛДПР – 2, от избирательного объединения МО ПП Справедливая Россия в Красноярском крае – 1.

Значительная доля депутатов, которым жители Таймыра доверили вновь исполнять депутатские обязанности (7), в большой степени позволила Таймырскому Совету депутатов третьего созыва без перерыва на адаптацию активно включиться в нормотворческую деятельность и обеспечить устойчивую работу представительного органа Таймырского Долгано-Ненецкого муниципального района.

Высшее образование у всех депутатов, в том числе у двоих – юридическое.

В Таймырском Долгано-Ненецком районном Совете депутатов зарегистрированы и осуществляют свою деятельность две депутатские фракции: Всероссийская политическая партия «Единая Россия» в количестве пятнадцати депутатов и политическая партия ЛДПР в количестве двух депутатов.

9 сентября 2018 года состоялись выборы депутатов Таймырского Долгано-Ненецкого Совета депутатов четвертого Созыва.

Выборы признаны состоявшимися и действительными. Депутатские мандаты распределились следующим образом: девять из 20 мест заняли представители ВПП «ЕДИНАЯ РОССИЯ», семь мест получили представители ЛДПР, два мандата у политической партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ.

Всего по итогам выборов в районный Совет депутатов четвертого созыва было избрано 18 депутатов. Состав представительного органа власти муниципального района обновился на восемь человек.

По Дудинским одномандатным избирательным округам №4 и №6 выборы признаны несостоявшимися и будут проведены повторно в сентябре 2019 года.

28 сентября 2018 года на первом заседании I сессии Таймырского Долгано-Ненецкого районного Совета депутатов четвертого созыва Председателем районного Совета депутатов путем тайного голосования был избран Владимир Шишов. Первым заместителем Председателя районного Совета стал депутат Александр Стогний. Депутатами также были утверждены составы пяти постоянных комиссий.

Зарегистрированы и осуществляют свою деятельность три депутатские фракции: Всероссийская политическая партия «Единая Россия» в количестве девяти депутатов, политическая партия ЛДПР в количестве семи депутатов, политическая партия СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ - двух депутатов.

За 2015 год было проведено 14 заседаний двух сессий Таймырского Долгано-Ненецкого районного Совета депутатов, на которых принято 43 решения и 59 постановлений. Также было проведено 15 заседаний Президиума районного Совета депутатов.

Проведены публичные слушания:

по проекту решений «О внесении изменений в Устав Таймырского Долгано-Ненецкого муниципального района» (11.02.2015, 05.05.2015, 09.11.2015),

по проекту решения «Об исполнении районного бюджета за 2014 год» (18.06.2015),

по проекту решения «Об утверждении районного бюджета на 2016 и плановый период 2017-2018 годов» (09.12.2015).

В 2016 году Таймырским Долгано-Ненецким районным Советом депутатов было проведено 10 заседаний 5-ти сессий, из них 3 сессии внеочередные, на которых принято 47 Решений и 43 Постановления Таймырского Долгано-Ненецкого районного Совета депутатов.

Проведены публичные слушания:

по проекту решения «О внесении изменений в Устав Таймырского Долгано-Ненецкого муниципального района» (18.05.2016)

по проекту решения «Об исполнении районного бюджета за 2016 год» (15.06.2016)

по проекту решения «О районном бюджете на 2017 год и плановый период 2018-2019 годов»(08.12.2016)

Также было проведено 9 заседаний Президиума Таймырского Долгано-Ненецкого районного Совета депутатов.

Проводились заседания постоянных комиссий:

по финансам, бюджету, налогам, экономической политике, собственности и предпринимательской деятельности – 13;

по развитию местного самоуправления, межмуниципальной и региональной политике – 7;

по социальной политике и защите прав граждан – 3;

по вопросам севера, недропользования и экологии, коренных малочисленных народов Таймыра – 2;

совместные заседания – 5.

В 2017 году Таймырским Долгано-Ненецким районным Советом депутатов проведено 14 заседаний 4-х сессий, из которых 7 сессий внеочередные. Принято 53 Решения и 68 Постановлений Таймырского Долгано-Ненецкого районного Совета депутатов.

Проведено публичных слушаний – 4 по вопросам:

«О внесении изменений в Устав Таймырского Долгано-Ненецкого муниципального района»

«Об исполнении районного бюджета за 2016 год»

«О районном бюджете на 2018 год и плановый период 2019-2020 годов».

Также состоялось 10 заседаний Президиума Таймырского Долгано-Ненецкого районного Совета депутатов.

Проведены заседания постоянных комиссий:

по финансам, бюджету, налогам, экономической политике, собственности и предпринимательской деятельности – 7, рассмотрено вопросов – 15;

по развитию местного самоуправления, межмуниципальной и региональной политике – 10, рассмотрено вопросов – 25;

по социальной политике и защите прав граждан – 4, рассмотрено вопросов – 5;

совместных заседаний постоянных комиссий – 5, рассмотрено вопросов – 41.

7 апреля 2017 года Таймырский Долгано-Ненецкий районный Совет депутатов избрал Главу Таймырского Долгано-Ненецкого муниципального района.

1 ноября 2017 года депутаты Таймырского Долгано-Ненецкого районного Совета депутатов приняли участие в 8 съезде депутатов Красноярского края.

Депутатами Таймырского Долгано-Ненецкого районного Совета депутатов в 2017 году было проведено 25 приемов граждан по личным вопросам, в ходе которых было принято 46 человек.


3.РАЗРАБОТКА НАПРАВЛЕНИЙ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ОРГАНИЗАЦИОННЫХ СТРУКТУР МУНИЦИПАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ НА ПРИМЕРЕ ТАЙМЫРСКОГО ДОЛГАНО-НЕНЕЦКОГО РАЙОНА СОВЕТА ДЕПУТАТОВ

3.1.Создание профильных комитетов в структуре Таймырского Долгано-Ненецкого района совета депутатов

В настоящее время в структуре представительного органа муниципального образования действуют следующие постоянные комиссии:

- по финансам, бюджету, налогам, экономической политике, собственности и предпринимательской деятельности;

- по развитию местного самоуправления, межмуниципальной и региональной политике;

- по социальной политике и защите прав граждан;

- по вопросам севера, недропользования и экологии, коренных малочисленных народов Таймыра.

Предлагаем создание постоянно действующих комитетов:

1.Комитет по осуществлению внутреннего контроля финансовой деятельности предприятия.

2. Комитет по анализу, оценке и противодействию рискам.

Для этого предлагается создать постоянно действующий Комитет, который будет состоять из руководителя Комитета, заместителя руководителя, двух финансовых аналитиков и четырех специалистов.

Совершенствование деятельности системы внутреннего контроля в муниципальном образовании является весьма сложным процессом, который можно разделить на следующие этапы.

Рисунок 5 - Этапы

Основные задачи, которые решает будет решать создаваемый Комитет в рамках вышеперечисленных проблем, можно классифицировать следующим образом:

- организация системного контроля за финансово-хозяйственной деятельностью администрации;

- анализ хозяйственной и финансовой деятельности и оценка экономических и инвестиционных проектов, а также эффективности деятельности системы внутреннего контроля администрации;

- проведение курсов и семинаров по повышению квалификации специалистов администрации;

- консультирование специалистов организации по вопросам, связанным с финансово-хозяйственной деятельностью администрации;

- взаимодействие с внешними аудиторами, представителями налоговых и других контролирующих органов.

При подготовке решения о создании Комитета по внутреннему контролю ожидаются следующие проблемы:

- отсутствие нормативной правовой базы и необходимых методических материалов;

- влияние отраслевых принципов управления экономикой и показателей работы коммерческих организаций, сложившихся еще при административно-командной системе управления;

- привычная безнаказанность руководителей и специалистов коммерческих организаций за допущенные ими нарушения;

- необходимость подготовки в сжатые сроки кадрового потенциала, также консультировать специалистов организации по ее составлению.

Эффективно действующая система внутреннего контроля в муниципальном образовании должна отвечать следующим основным требованиям:

- подконтрольности каждого субъекта внутреннего контроля.

Выполнение каждым субъектом контрольных функций должно быть подконтрольно на предмет качества другому субъекту системы внутреннего контроля.;

- ущемления интересов.

Необходимо создавать специальные условия, при которых любые отрицательные отклонения ставят конкретного работника или структурное подразделение в экономически невыгодное положение, что стимулирует их к устранению этих отклонений и вызвавших их причин;

- недопущения сосредоточения прав внутреннего контроля на всех его объектах в руках одного лица. Несоблюдение этого требования создает условия для искажения учетных данных в интересах одного лица;

- заинтересованности руководства администрации.

Эффективное функционирование системы внутреннего контроля невозможно без должной заинтересованности и участия в ее работе высших руководителей организации;

- компетентности, добросовестности и честности персонала организации, выполняющего функции внутреннего контроля.

Если сотрудники, в служебные функции которых входит осуществление внутреннего контроля, не обладают вышеуказанными характеристиками, то даже идеально организованная система внутреннего контроля не сможет работать эффективно;

- пригодности методик и программ, применяемых в работе системы внутреннего контроля.

Методики и программы должны быть целесообразны и рациональны. В результате их применения не должна снижаться эффективность работы контролируемых объектов;

- непрерывности развития и совершенствования.

- приоритетности.

Тотальный контроль над текущими малозначимыми операциями нерационален. Он только отвлекает силы специалистов организации от решения проблем, серьезно влияющих на ее финансовое положение;

- исключения излишних контрольных процедур при проведении проверок, поскольку контроль должен быть рационален и не вызывать излишних затрат труда и средств;

- оптимальной централизации организационной структуры организации, отвечающей ее специфике;

- единичной ответственности.

Важно отметить, что недопустимо закрепление одной и той же контрольной функции за несколькими субъектами контроля, так как это неизбежно приведет к безответственности, затрате излишних сил и средств;

- функционального потенциального замещения.

- регламентации.

Эффективность функционирования системы внутреннего контроля напрямую зависит от наличия, качества и уровня утверждения регламентов (правил, стандартов), которыми она руководствуется, а также от их точного выполнения субъектами внутреннего контроля;

- взаимодействия и координации.

В заключении отметим, что внутренний контроля в акционерном обществе при создании Комитета будет осуществляться на основе четкого взаимодействия всех подразделений и служб организации, которого следует добиваться путем разработки комплекса нормативных документов, регламентирующих контрольную деятельность структурных подразделений администрации.

Второй предлагаемый для создания нами Комитет - это Комитет по анализу, оценке и противодействию рискам.

Комитет будет состоять из руководителя Комитета, его заместителя и двух специалистов по оценке и контролю рисков.

Управление рисками в деятельности муниципального образования как новое направление в менеджменте находится в постоянном развитии, интенсивно пополняясь методами и моделями, разработанными также и другими науками.

Результаты исследования природы и механизма возникновения предпринимательского риска дают основания утверждать, что уровнем риска на результаты хозяйствования можно управлять, воздействуя на рискообразующие факторы.

Меры в области закупок, производства и логистики:

• снижение себестоимости за счёт оптимизации производственно-хозяйственной деятельности, снижение накладных расходов и роста производительности труда;

• поддержка локализации производств-поставщиков;

• сокращение расходов на логистику;

• сокращение объемов незавершенного производства, снижение уровня материальных запасов;

• экономия потребляемой энергии на конвейере и производстве комплектующих;

• улучшение эффективности потребления материалов;

• оптимизация расходов на ремонт и содержание производства.

Финансовые меры:

• получение дополнительных займов от акционеров и банков;

• дополнительные договора факторинга по дебиторской задолженности.

Мероприятия в области качества:

• снижение расходов на транспортное обслуживание за счет улучшения качества выпускаемой продукции.

Мероприятия в области продаж:

• внедрение новых опций;

• тщательный контроль сети.

Основным направлением стратегического формирования администрации является: уменьшение производственной себестоимости;

  • оптимизация денежных потоков;
  • мониторинг численности;
  • улучшение концепции управления формированием персонала;
  • увеличение размера рентабельных продаж;
  • рост степени качества и положительного взаимоотношения покупателей к продукту и бренду;
  • эффективное применение превосходства партнерства с постоянными оптовыми потребителями;
  • сокращение накладных затрат путём автоматизации и оптимизации действий.

Концепция управления рисками в компании, характеризующая ключевые компоненты концепции менеджмента рисков, учитывает соответствующие подсистемы либо операции, вступающие в ход управления рисками в администрации:

1. Планирование управления рисками - выбор подходов и планирование деятельности по управлению рисками проекта. Данная подсистема обязана работать в рамках подобранного новаторского плана, задача которого гарантировать администрации более доходное состояние в конкурентоспособной сфере с помощью новаторских идей.

2. Управление рисками - это процессы, связанные с идентификацией, анализом рисков и принятием решений, которые включают максимизацию положительных и минимизацию отрицательных последствий наступления рисковых событий.

Идентификация рисков - определение рисков, способных повлиять на проект и документирование их характеристик.

Оценка рисков, которая показывает связь системы менеджмента качества с системами управления экологической и промышленной безопасностью.

3. Качественная оценка рисков - качественный анализ рисков и условий их возникновения, с целью определения их влияния на успех проекта.

4.Количественная оценка - количественный анализ вероятности возникновения и влияния последствий рисков на проект. (100%)

Направления деятельности Комитета:

- оценка рисков, которые могут повлиять на деятельность компании, а также не реже чем раз в квартал информирование собственника о текущем состоянии выявленных рисков в проекте и мероприятиях, которые были предприняты для контроля этих рисков.

- разработка системы управления выявленными рисками,

- мониторинг и при необходимости провождение в соответствие с корпоративной системой управления рисками мероприятий по управлению рисками, проводимые структурными подразделениями, а так же выявление проблем и тенденции,

- выявление потенциальных зон корпоративных уязвимостей и рисков. Разработка и внедрение плана управления рисками. Создание инструкции для сотрудников организации, в которых содержится информация, как избежать повторения или действовать в аналогичных ситуациях в будущем.

Считаем, что создание специализированных, постоянно действующих комитетов в корпоративной структуре акционерного общества позволит усовершенствовать функциональную структуру управления.

3.2.Совершенствование связи с населением муниципального образования

В качестве реализации данного направления нами предлагается активное использование для связи с населением интернет-сайта муниципального образования и социальных сетей.

Социальные сети должны содержать не только информацию о деятельности представительного органа муниципального образования, но и о ее жизни. Ведь обратиться туда, где все хорошо не только снаружи, но и внутри всегда интереснее.

Для того, чтобы осуществить взаимодействие с населением в социальных сетях необходимо: нанять хорошего SMM-агента, составить грамотный контент план, разработать систему конкурсов и призов(так как исследования показали, что больше от инстаграмма ждут чего-то с очень большой скидкой или бесплатно, превратить обычный аккаунт соц. сети в бизнес аккаунт(с возможностью продвижения и контроля статистики), оплата сервиса по продвижению страницы в режиме офлайн, нами фотографа, который поможет разбавить контент фотографиями из жизни сотрудников компании. Ведь всегда приятно смотреть не только на то, за чем ты идешь, но и на то, кто тебя там ждет.

Перечислим все необходимые затраты:

1.Услуги SMM -15000/мес.

2.Составление контент-плана, разработка системы конкурсов и призов – 7500\50 тем.

3.Продвижение странички офлайн – 1000\мес.

4.Найм фотографа – 5000\сутки

5.Дистанционное обслуживание клиентов при помощисайта-7200 руб./мес.

Для будущего расчета эффективности пересчитаем все с расчетом на один календарный год:

1.Услуги SMM являются очень важными, поэтому работать опытный специалист будет в течении одного календарного года, позволяя сделать страницу более насыщенной, грамотной, поэтому:

Услуги SMM =15000*12=180000/год

2.Сумма за контент –план указана за 50 тем. В среднем за один день необходимо выложить минимум три поста, от сюда мы получаем что 50 тем нам хватит на 16 полных дней. То есть 16 дней=7500тыс.руб., значит за один год:

(365/16)*7500=22,8125*7500=171093,75 руб.

3.Продвижение офлайн – это сильное оружие в руках мощной программы. Если оно не грамотное, вы очень быстро потеряете свою страницу за нарушение лимитов сайта, о которых мало кто знает, когда старается раскрутить свою страницу. Программа прекрасно понимает, что куда и когда необходимо нажать, чтобы пошел автоматический процесс. Опция эта вполне доступна, как было указано ранее, всего за 1000 рублей в месяц, необходима она нам на протяжении всего года, а значит:

1000*12=12000 руб./год

4.Как было сказано ранее, всем клиентам интересно узнать, к кому они идут. А даже если не интересно, то имея представление, они будут уверены в имидже компании, а это дает дополнительные успех к тому, что именно вы продадите им свою путевку. Присутствие фотографа ежедневно совсем не нужно, его мы будем приглашать раз в неделю в течении одного месяца. Значит за месяц и за год цифра получится одинаковая, а именно:

5000*4=20000 руб./год.

5.При увеличении клиентского потока менеджеру будет очень сложно справляться с поставленными задачами, такими, как оформление и подписание бумаг, описание туров и направлений, в целом, приемом потенциального покупателя. Установка возможности покупки тура сразу онлайн решит проблемы с главным ресурсом и менеджера и клиента – это их время. Годовая стоимость такой услуги составит 7200, так как нам необходимо внести данное изменение один раз, и потом только контролировать его работоспособность.

Все затраты на первое мероприятие обобщены в таблице.


Таблица 1 - Затраты

Направление затрат

Цена

SMM

180000 руб./год

Контент-план

171093,75 руб./год

Продвижение офлайн

12000 руб./год

Фотограф

20000 руб./год.

Дистанционное обслуживание

7200 руб./год

Итого

383093,75 руб./год

Таким образом, сумма расходов составит 383093,75 руб./год.

Итак¸ при разработке коммуникаций с населением в социальных сетях следует обратить внимание на такую категорию персонала как специалисты. Они наиболее всего приближены к потребителю и как никто другой демонстрируют культуру, следовательно, считаю необходимым организовать для них следующие тренинги:

1. Тренинг по совершенствованию профессионального поведения. Данный тренинг заключается в теоретическом прослушивании лекций и выполнении практических заданий. Темы лекций:

- рецепт профессионального обаяния; Как вы выглядите со стороны;

- настрой на любовь к клиентам;

- как сделать клиента довольным; Чего ожидают клиенты;

- работа с эмоциональным всплеском.

Темы практических занятий: стандарты на приветствие и прощание. Соотношение лекционного и практического материала составляет 40% и 60%.

2. Тренинг по взаимодействию с населением.

3. Тренинг, способствующий развитию навыков решения конфликтных ситуаций. Данный тренинг направлен на предотвращение конфликтных ситуаций на начальных этапах их зарождения, умение избежать конфликта либо быстро разрешить возникший.

Темы лекций:

- способы поведения, нейтрализующие конфликты;

- виды конфликтных случаев.

Практическое занятие: поведение в случае наступления конфликтного случая.

Все эти тренинги возможно организовать с минимальными затратами в конференц-зале администрации. Каждый тренинг занимает два дня и может проводиться постепенно в выходные дни работника. По окончании прохождения тренингов, работников необходимо поощрить грамотой и сладким призом, чтобы не сформировать отрицательное отношение к компании, ведь на это тратится свободное от работы время. Ряд этих тренингов повысит уровень организационной культуры, позволит сотрудникам поддерживать культуру на должном уровне в любых ситуациях.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя итог вышесказанному, можно сделать следующие выводы:

На основании анализа соответствующих положений Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» можно выделить следующие функции представительных органов, в рамках которых реализуются их полномочия:

- правотворческая функция, которая заключается в деятельности по изданию правовых актов представительного органа как нормативного, так и ненормативного характера, а также реализации права законодательной инициативы в законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта;

- контрольная функция, в рамках которой реализуются полномочия по контролю за деятельностью других органов и должностных лиц местного самоуправления;

- организационная функция, в рамках которой реализуются полномочия, связанные с участием представительного органа в формировании других органов муниципального образования, а также прекращении их полномочий, назначении выборов и референдума, реализации инициативы изменения границ муниципального образования.

Анализ современного состояния федерального законодательства, регулирующего различные аспекты правового статуса представительного органа муниципального образования, позволяет сделать вывод о комплексном характере его правового регулирования.

На наш взгляд, такая «разбросанность» по различным нормативным актам норм федерального уровня приводит к правовой неопределенности и создает проблемы в понимании правового положения данных органов и как следствие - проблемы в регулировании вопросов их статуса на уровне субъектов и муниципальных образований.

Для решения данной проблемы предлагается принятие унифицированного Федерального закона «О представительных органах муниципальных образований», в котором систематизировать нормы федерального законодательства в данной области.

Также в указанном законе необходимо законодательно закрепить определение правового статуса представительных органов муниципальных образований, под которым понимается юридическая категория, включающая закрепленные нормами федерального законодательства, правовыми актами субъектов Российской Федерации и муниципальных образований за представительным органом совокупности их компетенции (функций и полномочий по предметам ведения) и ответственности.

Положения ч. 5 ст. 35 Федерального закона № 131-ФЗ, касающиеся способа введения опосредованного представительства на уровне муниципального района, должны быть соответствующим образом скорректированы, а именно изложены в новой редакции, предусматривающей следующее:

«По вопросу о порядке формирования представительного органа муниципального района проводится местный референдум в порядке, установленном федеральными законами, принятыми в соответствии с ними законами субъектов Российской Федерации и уставом муниципального района. Указанный местный референдум проводится на всей территории муниципального района.

Изменение предусмотренного уставом муниципального района порядка формирования представительного органа муниципального района, избираемого на муниципальных выборах, возможно только путем принятия соответствующего решения на местном референдуме муниципального района».

Такое референдарное закрепление делегированного способа формирования представительного органа муниципального района должно распространяться как на муниципальные районы, созданные в соответствии с прежним правовым регулированием, так и на вновь образованные муниципальные образования.

В ближайшем будущем, видимо, преобладающей останется все-таки модель «сильный мэр - совет».

Однако в условиях кризиса либеральных ценностей, неизбежного усиления централизации государственной власти, отсутствия зависимости бюрократии от центрального представительства весьма актуально установление максимально возможной самостоятельности местного самоуправления, которая может быть обеспечена лишь в том случае, если наряду с организационно обособленными общественными органами местного самоуправления будут функционировать местные органы государственной власти, воплощающие в себе самоуправленческий потенциал.

Такому местному самоуправлению, опирающемуся на идеи англосаксонской концепции, идеи либертарно-юридической теории государства и права, в полной мере соответствует именно модель «совет - управляющий», но, разумеется, не в том виде, который придал ей Федеральный закон № 131-ФЗ.

Многие имеющиеся проблемы осуществления местного самоуправления могут и должны решать самостоятельно органы местного самоуправления, не дожидаясь, пока проблемы местной власти решат за нее. Активная позиция муниципальной власти в совершенствовании института местного самоуправления позволит реализовать его огромный потенциал.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Нормативные источники

  • Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.) // Российская газета. 1993. 25 декабря.
  • Кодекс об административных правонарушениях Российской Федерации : ФЗ РФ от 20 декабря 2001 г. // Российская газета. 2001 года. 30 декабря.
  • Гражданский кодекс Российской Федерации : ФЗ РФ от 26.01.1996 г. // Собрание законодательства РФ. 1996. 29 января.
  • Уголовный кодекс Российской Федерации : ФЗ РФ от 13.06.1996 г. // Собрание законодательства РФ. 1996 года. 17 июня.
  • Трудовой кодекс Российской Федерации : ФЗ РФ от 30.12.2001 г. // Собрание законодательства РФ. 2001. 7 января.
  • Об общих принципах организации и деятельности контрольно-счетных органов субъектов Российской Федерации и муниципальных образований : ФЗ РФ от 07.02.2011 г. // Собрание законодательства РФ. 2011. 14 февраля.
  • Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации: ФЗ РФ от 06.10.2003г. // Собрание законодательства Российской Федерации. 2003. 6 октября.
  • О системе государственной службы Российской Федерации : ФЗ РФ от 27.05.2003г. // Собрание законодательства Российской Федерации. 2003. 2 июня.
  • Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации ФЗ РФ от 12.06.2002г. // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. 17 июня.
  • Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации : ФЗ РФ от 18.10.1999г. // Собрание законодательства Российской Федерации.1999. 18 октября.

2. Специальная литература

  • Автономов А.С. Правовые и финансовые основы самоуправления в Российской Федерации: Учебное пособие. М., 2015.
  • Аяцков Д.Ф., Володин В.В., Лукашов Л.А. Модель организации власти в субъектах Российской Федерации. Саратов, 1997.
  • Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации: Учебник для юридических вузов и факультетов. 2-е изд., изм. и доп. М.: Издательская группа «НОРМА-ИНФРА-М», 1999.
  • Барабашев Г.В. Местное самоуправление. М., 2016.
  • Бирюков П.П. Основы местного управления и самоуправления (на примере Центрального административного округа Москвы). М., 2017.
  • Бондарь Н.С., Чернышов М.А. Муниципальное право и практика его реализации в городском самоуправлении. Ростов н/Д, 2016.
  • Бялкина Т.М. Проблемы компетенции органов местного самоуправления // Журнал российского права. 2016. № 10.
  • Васильев В.И. Местное самоуправление. М., 2017.
  • Васильев В.И. Местное самоуправление: закон четвертый // Журнал российского права. 2015. № 1.
  • Васильев М.А. Нормотворческий процесс в муниципальных образованиях: организация и технология. Обнинск, 2015.
  • Васильев М.А. Правовое регулирование нормотворческой деятельности в муниципальных образованиях. Обнинск, 2017.
  • Выдрин И.В. Муниципальное право. М., 2017.
  • Дубовкин К.П., Чеботарев Г.Н. Органы местного самоуправления: понятие, виды, статус // Российский юридический журнал. 2001. № 4.
  • Европейская хартия местного самоуправления // Бюллетень международных договоров. 1998. № 11.
  • Емельянов Н.А. Местное самоуправление: проблемы, поиски, решение. Тула, 2017.
  • Замотаев А.А., Маркварт Э., Клименко О.Г. Комментарий о территориальной организации местного самоуправления // Местное право. 2017. № 7 - 8.
  • Игнатюк Н.А. Система органов местного самоуправления // Журнал российского права. 2017. № 6. С. 17 - 22.
  • Калиниченко Л.А. Организация муниципальной службы. Саратов, 2017.
  • Козлова Т.А. Укрепление вертикали власти и местное самоуправление // Журнал российского права. 2017. № 7
  • Комментарий к Федеральному закону «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» / Под ред. Ю.А. Тихомирова. М., 2017.
  • Комментарий к Федеральному закону от 6 октября 2015 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» / Под ред. С.Е. Чаннова. М., 2016.
  • Комментарий Конгресса муниципальных образований к Федеральному закону «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» // Местное право. 2017. № 7.
  • Конституционные и законодательные основы местного самоуправления в Российской Федерации / Под ред. А.В. Иванченко. М., 2015.
  • Королев С.В. Теория муниципального управления. М., 2017.
  • Крохина Ю.А. Взаимоотношения государственной власти и власти самоуправления в условиях современной России. Саратов, 2016.
  • Кулиева С.И. Местное самоуправление: конституционно-правовой статус и механизм функционирования. М., 2015.
  • Кутафин О.Е., Фадеев В.И. Муниципальное право Российской Федерации: Учебник. 3-е изд., перераб. и доп. М.: ТК «Велби»; Изд-во «Проспект», 2016.
  • Лимонов А.М. Местное самоуправление в Российской Федерации / Под ред. Т.Н. Радько. М., 2017.
  • Лукашов Л.А. Местное самоуправление: теория и реальность // Становление государственности и местного самоуправления в регионах России. На примере Саратовской области / Под ред. Н.И. Матузова. Саратов, 2017.
  • Малараева Ю.М. Местное самоуправление в системе российского федерализма: политико-правовые аспекты: Дис. ... к.ю.н. М., 2015.
  • Медведева Н.П., Ракитова А.И., Федорова А.Ю., Жупанова С.И. Местное самоуправление в зарубежных странах (информационный обзор). М., 2015.
  • Местное самоуправление в системе публичной власти: российский и мировой опыт: Сб. науч. тр. Саратов, 2015.
  • Местное самоуправление: отечественный и зарубежный опыт / Под ред. С.Ю. Наумова. Саратов, 2001.
  • Модин Н. Ответственность органов местного самоуправления за неправомерные действия // Российская юстиция. 2000. № 1.
  • Мокрый В.С. Местное самоуправление в Российской Федерации как институт публичной власти в гражданском обществе. Самара, 2015.
  • Муниципальная служба / Под ред. Д.Ф. Аяцкова, Л.А. Калиниченко, А.П. Каткова, В.Ф. Терина, В.Н. Южакова. Саратов: Изд-во ПАГС, 1999.
  • Муниципальное право. Курс лекций. Учебное пособие / Под ред. С.Е. Чаннова. М., 2016.
  • Основные теории местного самоуправления: происхождение и развитие. М., 1996.
  • Постовой Н.В. Местное самоуправление: история, теория, практика. М., 2017.
  • Пылин В. К вопросу об основах местного самоуправления // Право и жизнь. 2017. № 15.
  • Рой О.М. Система государственного и муниципального управления. СПб., 2015.
  • Садчикова И.Э. Конституционно-правовое обеспечение формирования и деятельности местного самоуправления в Российской Федерации (по материалам муниципальных образований Московской области): Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2015.
  • Сергеев А.А. Местное самоуправление в Российской Федерации: правовая теория и социальная практика // Конституционные и законодательные основы местного самоуправления в Российской Федерации. Сборник научных трудов / Под ред. А.В. Иванченко. М.: Юриспруденция, 2015.
  • Сергеев А.А. Местное самоуправление в Российской Федерации: проблемы правового регулирования. М.: Велби; Проспект, 2016.
  • Сергеев А.А. Система правовых основ местного самоуправления. Воронеж, 2017.
  • Салов О.А. Местное самоуправление сегодня. М., 2017.
  • Станкевич А.С. Правовая основа местного самоуправления в России на разных этапах его развития // Местное самоуправление: теория и практика. М., 2017.
  • Территориальное общественное самоуправление / Под ред. А.Э. Джашитова. Саратов, 2017.
  • Тимофеев Н.С. Представительные органы муниципального образования // Проблемы народного представительства в Российской Федерации: Сб. статей участников науч. конф. (Москва, апрель 1997 г.). М., 2017.
  • Тимофеев Н.С. О сущности и территориальной основе местного самоуправления. М., 2017.
  • Тихомиров Ю.А. Постатейный комментарий к Федеральному закону «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». М.: Норма, 1996.
  • Хабриева Т.Я. Современная конституция и местное самоуправление // Журнал российского права. 2016. № 4.
  • Черкасов А.И. Сравнительное местное управление: теория и практика. М., 2017.
  • Чудаков М. Местное самоуправление и управление за рубежом (некоторые вопросы и теории) // Международное право и международные отношения. Минск, 2017. № 4.
  • Шевченко Н.В. Муниципальные институты представительной демократии в Российской Федерации. Автореф. дис. ... к.ю.н. Ростов н/Д, 2016.
  • Шугрина Е.С. Муниципальное право: Учебник. М.: ТК «Велби»; Изд-во «Проспект», 2017.
  • Шугрина Е.С. Организационные основы местного самоуправления. Новосибирск, 1997.
  • Яценко В.И. Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (достоинства и недостатки) // Новое российское законодательство и практика его применения. Барнаул, 2017.

3. Судебная практика

  • По делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» в связи с жалобами ряда граждан : Постановление Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2016 года // Собрание Законодательства РФ. 2016. № 3. Ст. 336.
  • По делу о проверке конституционности положений пункта 2 статьи 81 Закона Челябинской области «О бюджетном устройстве и бюджетном процессе в Челябинской области» в связи с запросом Челябинского областного суда : Постановление Конституционного Суда РФ от 11 ноября 2015 г. // Собрание Законодательства РФ. 2015. № 46 (ч. 2). Ст. 4509.
  • По делу о проверке конституционности отдельных положений Закона Красноярского края «О порядке отзыва депутата представительного органа местного самоуправления» и Закона Корякского автономного округа «О порядке отзыва депутата представительного органа местного самоуправления, выборного должностного лица местного самоуправления в Корякском автономном округе» в связи с жалобами заявителей А.Г. Злобина и Ю.А. Хнаева : Постановление Конституционного Суда РФ от 2 апреля 2015 года № 7-П // Собрание Законодательства РФ. 2015. № 14. Ст. 1374.
  • По запросу главы Республики Коми о проверке конституционности п. 4 ст. 10 и ч. 5 ст. 27 Закона Республики Коми «О местном самоуправлении в Республике Коми» : Определение Конституционного Суда РФ от 11 июня 1999 г. // Собрание Законодательства РФ. 1999. № 31. Ст. 4037.
  • По кассационной жалобе на решение Ставропольского краевого суда от 18 ноября 2015 года по заявлению о признании Закона Ставропольского края «О некоторых вопросах организации местного самоуправления на территориях районов Ставропольского края» противоречащим федеральному законодательству : Определение Верховного Суда РФ от 9 марта 2016 года // СПС КонсультантПлюс.

[1] Алпатов Ю.М. Организация местного самоуправления в городах федерального значения: автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2016.

[2] См.: Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993г.) с поправками 30 декабря 2016г.

[3]См.: Федеральный закон от 26 ноября 1996г. № 138-ФЗ в ред. от 09.11.2016) «Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 49. Ст. 5497.

[4]См.: Федеральный закон от 26 ноября 1996г. № 138-ФЗ в ред. от 09.11.2016) «Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 49. Ст. 5497.

[5]Хабриева Т.Я. Муниципальная реформа в правовом измерении / Журнал российского права. - N 3. - март 2016г.

[6]Хабриева Т.Я. Муниципальная реформа в правовом измерении / Журнал российского права. - N 3. - март 2016г.

[7]Там же.

[8] Андриченко Л.В. Муниципальная служба в Российской Федерации // Журнал российского права. - N 7. - июль 2016.

[9] Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993г.) с поправками 30 декабря 2016г.

[10] Федеральный закон от 26 ноября 1996г. № 138-ФЗ в ред. от 09.11.2016) «Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 49. Ст. 5497.

[11] Федеральный закон от 26 ноября 1996г. № 138-ФЗ в ред. от 09.11.2016) «Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 49. Ст. 5497.

[12] Беликов П.П., Зюзин С.Ю., Мокеев М.М., Наумов С.Ю., Подсумкова А.А. Комментарий к Федеральному закону от 6 октября 2015г. N 131-ФЗ Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (постатейный). Система ГАРАНТ. 2017.

[13] Научно-практический комментарий к Федеральному закону "Об общих принципах организации и деятельности контрольно счетных органов субъектов Российской Федерации и муниципальных образований".// Под научной редакцией проф. А.А. Ялбулганова. Система ГАРАНТ. 2017.

[14] Там же.

[15] Барабашев А.Г., Клименко А.В. Ретроспективный анализ основных направлений модернизации системы государственного управления и государственной службы // Вопросы государственного и муниципального управления. - №3. – 2017.

[16] Федеральный закон от 26 ноября 1996г. № 138-ФЗ в ред. от 09.11.2016) «Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 49. Ст. 5497.

[17] Васютин. Ю. Государственное управление и институты гражданского общества: проблемы взаимодействия // Государственная служба. - 2017. - №6.

[18] Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993г.) с поправками 30 декабря 2016г.

[19] «Ведомости СНД и ВС РСФСР», 18.07.1991, № 29, ст. 1010.

[20] «Собрание законодательства РФ», 28.08.1995, № 35, ст. 3506.

[21] «Собрание законодательства РФ», 06.10.2015, № 40, ст. 3822.

[22] Кулиева С.И. Местное самоуправление: конституционно-правовой статус и механизм функционирования. М., 2015. С. 67.

[23] Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации: Учебник для юридических вузов и факультетов. 2-е изд., изм. и доп. М.: Издательская группа "НОРМА-ИНФРА-М", 1999. С. 735 - 737.

[24] Дубовкин К.П., Чеботарев Г.Н. Органы местного самоуправления: понятие, виды, статус // Российский юридический журнал. 2001. № 4. С. 57.

[25] Комментарий к Федеральному закону "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" / Под ред. Ю.А. Тихомирова. М., 2016. С. 112.

[26] Шугрина Е.С. Организационные основы местного самоуправления. Новосибирск, 1997. С. 53.

[27] Комментарий к Федеральному закону "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" / Под ред. Ю.А. Тихомирова. М., 2016. С. 112.

[28] Шугрина Е.С. Организационные основы местного самоуправления. Новосибирск, 1997. С. 53.

[29] Комментарий к Федеральному закону "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" / Под ред. Ю.А. Тихомирова. М., 2016. С. 145.

[30] Бялкина Т.М. Проблемы компетенции органов местного самоуправления // Журнал российского права. 2015. № 10. С. 38.

[31] Комментарий к Федеральному закону от 6 октября 2015 г. № 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" / Под ред. С.Е. Чаннова. М., 2015. С. 134.

[32] Комментарий к Федеральному закону от 6 октября 2015 г. № 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" / Под ред. С.Е. Чаннова. М., 2015. С. 139.

[33] Малараева Ю.М. Местное самоуправление в системе российского федерализма: политико-правовые аспекты: Дис. ... к.ю.н. М., 2015. С. 119

[34] Игнатюк Н.А. Система органов местного самоуправления // Журнал российского права. 2016. № 6. С. 17 - 22.

[35] Европейская хартия местного самоуправления // Бюллетень международных договоров. 1998. № 11. С. 42 - 55.

[36] Сергеев А.А. Местное самоуправление в Российской Федерации: проблемы правового регулирования. М.: Велби; Проспект, 2015. С. 238 - 239.

[37] Определение Верховного Суда РФ от 9 марта 2015 года № 19-Г05-1 по кассационной жалобе на решение Ставропольского краевого суда от 18 ноября 2015 года по заявлению о признании Закона Ставропольского края "О некоторых вопросах организации местного самоуправления на территориях районов Ставропольского края" противоречащим федеральному законодательству // СПС КонсультантПлюс.

[38] Постановление Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2015 года № 13-П по делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" в связи с жалобами ряда граждан // СЗ РФ. 2015. № 3. Ст. 336.

[39] Барабашев Г.В. Местное самоуправление. М., 2015. С. 89.

[40] Бирюков П.П. Основы местного управления и самоуправления (на примере Центрального административного округа Москвы). М., 2016. С. 58.

[41] Определение Конституционного Суда РФ от 11 июня 1999 года № 105-О по запросу главы Республики Коми о проверке конституционности п. 4 ст. 10 и ч. 5 ст. 27 Закона Республики Коми "О местном самоуправлении в Республике Коми" // СЗ РФ. 1999. № 31. Ст. 4037.

[42] Яценко В.И. Федеральный закон "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" (достоинства и недостатки) // Новое российское законодательство и практика его применения. Барнаул, 2016. С. 167.

[43] Барабашев Г.В. Местное самоуправление. М., 2015. С. 93.

[44] Хабриева Т.Я. Современная конституция и местное самоуправление // Журнал российского права. 2015. № 4. С. 42.

[45] Васильев В.И. Местное самоуправление. М., 2016. С. 109.

[46] Емельянов Н.А. Местное самоуправление: проблемы, поиски, решение. Тула, 2016. С. 79.

[47] Бондарь Н.С., Чернышов М.А. Муниципальное право и практика его реализации в городском самоуправлении. Ростов н/Д, 2015. С. 145.

[48] Основные теории местного самоуправления: происхождение и развитие. М., 1996. С. 45.

[49] Бондарь Н.С., Чернышов М.А. Муниципальное право и практика его реализации в городском самоуправлении. Ростов н/Д, 2015. С. 128.

[50] Емельянов Н.А. Местное самоуправление: проблемы, поиски, решение. Тула, 2016. С. 86.

[51] Основные теории местного самоуправления: происхождение и развитие. М., 1996. С. 57.

[52] Аяцков Д.Ф., Володин В.В., Лукашов Л.А. Модель организации власти в субъектах Российской Федерации. Саратов, 1997. С. 62.

[53] Малараева Ю.М. Местное самоуправление в системе российского федерализма: политико-правовые аспекты: Дис. ... к.ю.н. М., 2015. С. 57.

[54] Аяцков Д.Ф., Володин В.В., Лукашов Л.А. Модель организации власти в субъектах Российской Федерации. Саратов, 1997. С. 68.

[55] Калиниченко Л.А. Организация муниципальной службы. Саратов, 2016. С. 67.

Loading...

Последние статьи из блога

Проблемы государственного устройства России

Понятия и принципы федерализма в России

Современные масштабы экологической катастрофы

Теоретико-правовые основы контрактной системы

Разработка системы финансового планирования (бюджетирования)

Architectonika of management system in agrarian sphere in conditions of sanction economy

Конверсия веб-сайта

Взаимодействие PHP и MYSQL

Синтаксис языка PHP

Адаптивная вёрстка сайта

Основные понятия, принципы и системы бережливого производства

Система прохождения государственной службы

Принципы служебной деятельности

Виды государственной службы

Практические рекомендации по совершенствованию поддержки малых форм хозяйствования в АПК Новосибирской области

Анализ деятельности управления развития сельских территории и инвестиций Новосибирской области в сфере поддержки АПК

Характеристика развития АПК Новосибирской области

Анализ ликвидности банковского сектора Российской Федерации

Теоретические аспекты обеспечения банковской ликвидности

Практическая реализация подсистемы голосового управления информационно-измерительных и управляющих систем