Курсовик1
Корзина 0 0 руб.

Работаем круглосуточно

Доступные
способы
оплаты

Свыше
1 500+
товаров

Каталог товаров

Организованная преступность

В наличии
0 руб.

Скачать ВКР Организованная преступность

После нажатия кнопки В Корзину нажмите корзину внизу экрана, в случае возникновения вопросов свяжитесь с администрацией заполнив форму

Скачать бесплатно


План

Введение…………………………………………………………………………..3

Глава 1. Общая характеристика организованной преступности

1.1. Понятие, формирование и основные признаки организованной преступности в Российской Федерации………………………………...……….5

1.2. Формы и причины проявления организованной преступности и сферы ее влияния…………………………………………………………...……13

1.3. Характеристика состояния и структуры организованной преступной деятельности по России……………………………………….…..17

Глава 2. Состояние и перспективы развития системы предупреждения организованной преступности

2.1. Основы предупреждения организованной преступности в зарубежных странах……………………………………………………………..30

2.2. Социально-правовые предпосылки системного предупредительного воздействия на организованную преступную деятельность………………….33

2.3. Совершенствование деятельности органов внутренних дел в системе предупреждения организованной преступности………………….…40

Заключение…………………………………………………………………..….49

Список использованной литературы…………………………………….….52


Введение

Актуальность темы исследования. Проблема организованной преступности является чрезвычайно актуальной. Мировое сообщество ставит ее по значимости на второе-третье место после вопросов об экономическом положении и политическом состоянии в обществе. Организованная преступность использует связи с органами власти на самом высоком уровне и все больше проникает в большую политику. Она навязывает обществу свои представления о системе ценностей и норм поведения, формирует облик героя-дельца теневой экономики и лидера уголовной среды.

В арсенале средств организованной преступности не последнее место занимают терроризм, убийства по найму, разжигание межнациональных религиозных конфликтов и т.п. Согласно статистике МВД РФ о состоянии преступности на январь – сентябрь 2018 года, организованными группами или преступными сообществами совершено 13,2 тыс. тяжких и особо тяжких преступлений (+21,4%), причём их удельный вес в общем числе расследованных преступлений этих категорий увеличился с 6,3% в январе - сентябре 2018 года до 7,9%. Это говорит о том, что организованная преступность ставит под удар целостность нашей национальной политики, поэтому еще более актуальной является реализация и развитие концепции борьбы с организованной преступностью, в основе которой лежит указ Президента РФ «О Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года».

Организованная преступность является продуктом общества и пронизывает своим негативным влиянием его различные сферы и социальные отношения. В то же время она как самостоятельное целостное явление обладает собственными закономерностями развития. Ее признаки изменяются одновременно с происходящими в обществе преобразованиями. Появление новых признаков организованной преступности всегда является результатом ее взаимодействия с обществом, проявляющимся как на общероссийском, так и на региональном уровнях.

Степень научной разработанности проблемы. Среди многочисленных работ по изучению организованной преступности следует выделить диссертационные исследования А.А. Христюк, А.Л. Репецкой, С.В. Иванцова, Е.С. Азаровой, В.И. Третьякова. Однако эти работы основываются на уже устаревшем законодательстве и не берут в учет современное состояние организованной преступности и/или затрагивают лишь отдельные виды преступной деятельности в рамках организованной преступности, либо изучают только транснациональную организованную преступность, не рассматривая ее в совокупности всех совершаемых ее преступлений. Это обстоятельство определило выбор темы магистерской работы и основные направления исследования.

Целью исследования является получение целостного представления о состоянии организованной преступности в современной России и определении путей борьбы с ней на современном этапе развития нашего государства. Достижение названной цели потребовало решения следующих задач:

- изучить понятие и признаки организованной преступности;

- охарактеризовать общественную опасность организованной преступной деятельности;

- рассмотреть сферы проявления организованной преступной деятельности;

- проанализировать формы соучастия и виды соучастников в преступлении;

- дать характеристику совершения преступлений организованной группой и преступным сообществом как формы соучастия;

- определить проблемы борьбы с организованной преступностью;

- разработать рекомендации по совершенствованию законодательства по борьбе с организованной преступностью.

Объектом исследования являются общественные отношения, связанные с противодействием организованной преступности уголовно-правовыми средствами.

В предмет исследования входят уголовно-правовые нормы национального законодательства, направленные на противодействие организованной преступности, материалы судебно-следственной практики, уголовно-правовая доктрина.

Методология и методика исследования. Методологическую основу настоящего исследования составляют общенаучные методы: исторический, диалектический, лингвистический, статистический, а также частно-научные методы: сравнительно-правовой, историко-правовой, формально-логический и др.

Теоретическую и нормативную базу исследования составляют материалы, содержащиеся в законах и нормативных правовых актах национального и международного законодательства, работы известных юристов, экономистов, историков и политологов – В.С. Овчинского, А.А. Христюк, А.Л. Репецкой, Ю.М. Антоняна, А.И. Долговой, В.В. Лунеева, В.А. Номонокова, С.А. Стипанчиковой, В.С. Устинова, Е.О. Филипповой, С.В. Иванцова, Е.С. Азаровой, В.И. Третьякова, А.К. Бекряшева, В.В. Меркурьева.

Эмпирическую базу исследования составляют данные уголовной статистики, материалы судебно-следственной практики, результаты социологических исследований.

Структура работы. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы и приложений.

Глава 1. Общая характеристика организованной преступности

1.1. Понятие, формирование и основные признаки организованной преступности в Российской Федерации

Организованность — особое качественное состояние преступности. Организованную преступность следует рассматривать как специфическую социальную подсистему, которая, как и любая другая, развиваясь, взаимодействует с иными общественными явлениями и структурами. В случае с организованной преступностью это взаимодействие носит криминализирующий характер.

Организованная преступность интегрирует в свою систему различные виды преступлений. Криминологи рассматривают организованную преступность как сложный социальный феномен. Возникнув, она так тесно переплелась с другими социальными институтами и процессами, так прочно вросла в общественную ткань, что с трудом может быть из нее вырвана для изучения.

Как отмечает профессор А. И. Долгова, «организованная преступность — это сложная система организованных преступных формирований, их отношений и деятельности».

По мнению Е. В. Τопильской, «организованная преступность — система являющихся результатом действия криминогенных и виктимогенных детерминант проявлений отклоняющегося поведения членов общества в качестве вида преступности. Эти проявления носят умышленный характер и выражаются в создании антисоциальных объединений для извлечения незаконных доходов и в длительном, неограниченном по срокам, участии в деятельности таких объединений, при условии, что достижение цели деятельности обеспечивается аппаратом принуждения, а безопасность деятельности — имеющими антиобщественную подоплеку контактами с представителями органов власти и управления».

Статистика показала, что за последние пять лет количество тяжких и особо тяжких преступлений, совершенных организованными группами или преступными сообществами, в целом сократилось на 22,3 %, однако следует отметить, что в 2017 г., по сравнению с 2016 г., количество таких преступлений выросло на 6,5 %. Если в 2016 г. организованными группами или преступными сообществами совершено 12,1 тыс. тяжких и особо тяжких преступлений, то в 2018 г. этот показатель был равен 12,9 тыс.

Сто́ит учитывать, что организованная преступность обладает высоким уровнем латентности, что затрудняет вы- явление и предупреждение таких преступлений. В структуре организованной преступности основную долю составляют преступления экономической направленности и преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств.

Рассматривая организованную преступность как одну из форм самодетерминации преступности, следует отметить, что однажды созданное преступное сообщество порождает целый ряд различных преступных действий. Например, если преступное сообщество занимается незаконным предпринимательством, то в процессе этой деятельности для него становятся необходимыми подлоги документов, подкуп чиновников, уклонение от уплаты налогов и т.д.

Организованная преступность в нашей стране породила волну корыстных и насильственных преступлений со стороны лиц, «обслуживающих» высшие эшелоны организованных преступных сообществ. Организованная преступность становится одним из основных факторов политической и социально-экономической нестабильности в Российской Федерации. Потери от организованной преступности в форме нелегальных прибылей, неоплаченных налогов, разрушения легального бизнеса, а также коррупции в сфере политики и экономики намного превосходят убытки, которые несет общество от уличной преступности. С организованной преступностью тесно связана еще одна форма самодетерминации преступности — коррупция.

Организованные преступные формирования являются основным корруптером, выступают заказчиком действий подкупленной стороны. При этом отмечается и обратная связь, когда коррумпированные должностные лица способствуют сохранению и развитию криминальных структур, помогая им, например, уклоняться от налогов, незаконно приобретать собственность и т.д.8 Взяточничество влечет за собой:

1) «беловоротничковые» преступления коррумпированных служащих, выражающиеся в незаконном распоряжении государственными или муниципальными бюджетными средствами, федеральной или муниципальной собственностью и т.д.;

2) преступления, совершаемые под коррупционным покровительством, такие как «отмывание» денежных средств, полученных незаконным путем, и др.;

3) эскалацию организованной преступности, выраженной в недобросовестной конкуренции, рейдерстве, «крышевании»;

4) криминализацию правоохранительной системы, влекущую за собой совершение таких, например, преступлений, как незаконное задержание, заключение под стражу или содержание под стражей (ст. 301 УК РФ), незаконное освобождение от уголовной ответственности (ст. 300 УК РФ) и др.

Неоспорима сложность обнаружения фактов коррупции в связи с тем, что служебное положение должностных лиц создает значительные трудности для выявления и раскрытия таких преступлений. Так формируется замкнутая система коррупционных связей практически во всех сферах жизнедеятельности общества, что увеличивает масштабы латентности коррупционной преступности.

Необходимо заметить, что коррупция и сама является фактором роста латентности многих иных видов преступности, что говорит о ее самодетерминации. Представляется необходимым особое внимание акцентировать на коррупции в правоохранительной и судебной системах, самодетерминация которой способна привести к дезорганизации правоохранительных органов, что негативным образом скажется на общественных отношениях в целом.

При этом высокая латентность коррупции в правоохранительной и судебной системах зачастую приводит к безнаказанности, в чем выражается один из основных механизмов самодетерминации преступности. В последнее время наблюдается трансформация отечественной организованной преступности в преступность экономическую, этим и объясняется глубокая криминализация российской экономики. Такое проникновение криминала в экономику объясняет следующее отличие российской организованной преступности от зарубежной: «Если на Западе экономическую основу организованной преступности на 70—80 % составляет криминальный бизнес (наркобизнес, незаконная торговля оружием, пиратство, заказные убийства и т.д.), то в России наиболее выгодны легальные или полулегальные виды финансовой и хозяйственной деятельности».

Если «на Западе» происходит прямая самодетерминация организованной экономической преступности, то в России процесс такой самодетерминации носит опосредованный характер: организованная преступность имеет возможность заниматься легальным бизнесом, а уже затем, например, будут скрываться доходы от такого вида деятельности.

Необходимо выделить три направления негативного воздействия организованной преступности на экономику:

1) вложение средств, полученных незаконным путем, в «легальную» экономику;

2) неправомерный захват чужой собственности. Практика «крышевания» бизнеса постепенно вытесняется отъемом лидерами организованных криминальных структур собственности у законного владельца;

3) получение контроля над имущественными ресурсами в результате вхождения в институты политической власти.

Самодетерминация выражается не только во влиянии организованной преступности на экономическую сферу, но и в наличии обратного процесса. Можно наблюдать процесс вертикальной дезинтеграции организованных преступных групп: «По мере того как лидеры экономически успешных организованных преступных групп развивали отношения с законными властями и интегрировались в легальный бизнес, члены среднего и низшего звена группировок становились ненужными. Многие из них теперь пополнили ряды обычной, неорганизованной преступности».

Даже если бизнес-структура с криминальным прошлым полностью отказывается от совершения преступлений, сам факт ее вхождения в «легальную» экономическую жизнь способен в той или иной степени деморализовать общество, способствовать аномии и явиться одним из самостоятельных факторов самодетерминации преступности. Механизм самодетерминации организованной преступности проявляется и в ее связи с насильственными преступлениями. В связи с этим можно выделить два направления:

1) совершение организованными преступными группами насильственных преступлений с целью устранения конкурентов в криминальном мире и криминальном бизнесе;

2) участие организованных преступных групп в совершении заказных убийств, похищениях людей в целях использования рабского труда, трансплантации органов и т.д. Основная цель организованного преступного формирования — это извлечение максимальной прибыли от преступной деятельности. При этом все стороны такой «деятельности» являются профессионально необходимыми. А всё, что мешает получению сверхприбылей или создает угрозу существованию самого преступного формирования, по логике функционирования любой организации подлежит устранению.

Функция устранения в данном случае является также профессионально необходимой, как и любая другая. Убийства как средства устранения опас ности для организованной преступной системы превращаются в профессиональную работу. Устойчивая способность организованной преступности к самовоспроизводству (самодетерминации) обусловлена следующими ее особенностями:

1) слиянием общеуголовной и экономической составляющей;

2) наличием «общака» и непрерывного процесса легализации денежных средств, полученных преступным путем;

3) коррумпированными связями;

4) внедрением в политическую сферу;

5) наличием международных криминальных связей;

6) системностью преступной деятельности, связанной с наличием особой структуры, взаимозаменяемостью, распределением ролей и наличием конкретных функций в механиз ме преступной деятельности. Это позволяет совершать преступления с наименьшей зависимостью от роли личности, так как в системе главное — это функция, которая выполняется одним или несколькими членами группы. И если такие члены группы по тем или иным причинам оказываются выключенными из механизма преступной деятельности, например в случае привлечения к уголовной ответственности или гибели, им сразу же находится замена.

Таким образом обеспечиваются устойчивость и непрерывность функционирования системы. Организованная преступность — это классический пример успешного функционирования таких качеств системы, как саморазвитие и самовоспроизводство. Противодействие самодетерминации преступности может обеспечиваться только в процессе выявления и устранения ее факторов, причин и условий, ей способствующих. В рамках правоохранительной деятельности речь идет о противодействии латентной и нераскрытой преступности, подготовке и реализации преступной деятельности, сокрытии ее следов, об использовании результатов преступлений как факторах самодетерминации преступности.

Российский опыт противодействия организованной преступности указывает на необходимость разработки комплексной стратегии в этой сфере, грамотного сочетания оперативно-розыскных, организационно-тактических и следственных действий, четкого взаимодействия между органами внутренних дел, прокуратуры, судами и т.д.

Особое внимание следует уделять средствам массовой информации. СМИ, и прежде всего телевидение, зачастую культивируют, особенно среди молодежи, преступную идеологию. При этом, с одной стороны, нагнетается страх перед преступностью: ежедневно десятки передач сообщают зрителям о различных видах преступлений, демонстрируя кадры криминальной хроники; при этом журналисты, желая сделать сюжет ярче, приукрашивают подробности совершения особо тяжких преступлений (например, убийств, изнасилований), зачастую переходя этические нормы. С другой стороны, не меньший вред СМИ причиняют, популяризируя и романтизируя преступный образ жизни, благодаря чему создается представление о том, что воровские «понятия» проще и понятнее, а воровской мир жесток, но справедлив. В связи с этим средствам массовой информации необходимо учесть данные недостатки и скорректировать свою деятельность в направлении формирования в обществе антикриминальных социальных установок.

На наш взгляд, эффективными мерами по противодействию организованной преступности и коррупции, помимо имеющихся, будут следующие:

1) ужесточение уголовной ответственности за преступления, совершенные в составе преступной группы (преступного сообщества), за получение взятки;

2) необходимо исключить возможность назначения коррупционерам условного наказания, а также домашнего ареста в качестве меры пресечения;

3) разработка программ поощрения представителей общественности по противодействию организованной преступности и коррупции;

4) повышение профессионализма сотрудников правоохранительных органов;

5) формирование в обществе негативного от ношения к организованной преступности и коррупции.

Также в целях профилактики транснациональной организованной преступности государствам необходимо эффективно реализовывать Палермскую конвенцию ООН 2000 г. против транснациональной организованной преступности, Конвенцию ООН 2003 г. против коррупции и др. Данные конвенции являются правовой базой, несомненно необходимой не только для разработки и реализации более эффективных внутригосударственных мер, но для совершенствования международного сотрудничества по противодействию преступности во всем мире.

1.2. Формы и причины проявления организованной преступности и сферы ее влияния

Преступность – наиболее опасное проявление противоправного поведения, наносящее наибольший ущерб обществу. Социальная природа преступности выражается в первую очередь в том, что она формируется из определенных действий, совершаемых людьми в обществе и против интересов общества, их особого социального поведения[1].

Преступности, как социальному явлению, присущи определенные закономерности, повторяющиеся существенные особенности, отражающие ее связи с другими социальными явлениями. Среди таких закономерностей можно выделить:

- зависимость преступности от состояния и уровня общественного развития, уровня стабильности общества, а также существующих в нем противоречий;

- затруднения в связи с развитием научно-технического прогресса, экономики, средств связи, компьютеризации.

Наибольшую опасность для общества представляет организованная преступность. Организованная преступность, на фоне террористических угроз по степени своей важности отступила на второй план, при этом не утратила свойственной ей общественной опасности[2].

Общественная опасность в уголовном законе является неотъемлемым элементом совершенного преступного деяния. А точнее, это объективное свойство преступления наносить вред и создавать реальную угрозу обществу.

При описании критериев общественной опасности необходимо отметить, что исходя из основ уголовного права, общественная опасность подразделяется на два критерия:

1) качественный критерий, определяющий характер общественной опасности;

2) количественный критерий, отражающий степень общественной опасности.

Качественный критерий определяется содержанием тех общественных отношений, которые подверглись преступному посягательству (объект преступления). Характеристика качественного критерия общественной опасности организованной преступности подразумевает рассмотрения структуры организованной преступности, видов и форм преступных группировок. Количественный критерий выражает степень общественной опасности и оказывает прямое влияние на назначение наказания за совершенное преступное деяние.

Степень общественной опасности устанавливается методом сравнения преступлений, размером нанесенного ущерба, видом вины и т.д. Для ее выражения уголовное законодательство содержит непосредственно категоризацию преступлений, а именно: преступления небольшой тяжести, преступления средней тяжести, тяжкие преступления и особо тяжкие преступления.

Степень общественной опасности повышается в зависимости от квалифицирующих признаков. Другими словами, категория «общественная опасность» может быть охарактеризована не только одним признаком «причинение вреда», но и многими иными признаками, содержащимися в нормах уголовных законов[3].

К отличительным чертам общественной опасности организованной преступности следует отнести:

– причинение вреда одновременно нескольким группам общественных отношений: в экономической сфере, сфере управления, правоохранительной системе (например, при совершении мошенничества с участием сотрудников государственных органов);

– качественную подготовку преступлений, которая обусловлена наличием организованности (например, преступления, связанные с физическим устранением конкурентов, скрытием улик, завладением оружием, использованием для достижения преступных целей специально подготовленных преступников-профессионалов);

– вовлечение в криминальную деятельность определенного круга лиц, включая противообщественные компоненты, управленцев, руководителей и ответственных работников правоохранительных органов[4].

Организованная преступность характеризуется особой опасностью для личности, общества, государства. Опасность для личности состоит в подавлении насилием ее прав и свобод. Это выражается в ликвидации мелких предпринимателей, которые не желают отдавать свои деньги преступникам, для получения защиты с их стороны; возможности полного подавления конституционных прав и свобод граждан путем физического, морального и материального террора.

Угроза для общества от организованных преступных формирований заключается в перехвате прав собственности и распоряжения материальными ценностями всего общества (особенно в сферах торговли, добычи и распределения стратегического сырья, ценных металлов, производства и оборота оружия).

Угроза организованных преступных формирований для государства выражается в формировании на региональном уровне незаконных органов власти, противозаконных вооруженных формирований; стимулировании таких преступлений, как бандитизм; проникновении в политические партии и государственный аппарат коррупции политических деятелей и государственных должностных лиц; способности дестабилизировать федеральную власть, с целью нарушения стабильности в обществе и взятия под контроль многие регионы страны.

Сформированная организованная преступность своё развитие связывает с нефункциональностью социальных институтов. По внешнему виду нефункциональность социального института выражается в нехватке подготовленных кадров, материальных средств, в организационных недочётах, которые выражаются в неопределенности целей деятельности. Для преступности, которая возникает вследствие дисфункций социальных институтов, характерны признаки: систематичность, составление четкого плана преступной деятельности, элементы организованности, т.е. распределение преступных ролей[5].

Особую актуальность проблема преступности получает в условиях, в то время когда общество уверяет отдельных граждан в необходимости достижения богатства, получения материального ценностей. При этом социальное положение общества затрудняет для определенных социальных групп получение материальных благ законным путем. Образующиеся вследствие этого общественное напряжение влечет за собой формирование преступности. Организованная преступность породила новую криминальную ситуацию, которая требует для её разрешения неотложных мер.

Проводя деятельность по защите общества от организованной преступности, необходимо совершать профилактические меры, которые будут воздействовать на членов преступных групп. Такие предупредительные воздействия на участников преступных формирований, применяются с целью выявления обстоятельств формирования преступных организаций и факторов, побуждающих и определяющих осуществление преступлений[6].

Организованная преступность может приспосабливаться к изменяющимся социальным условиям и иметь вполне неблагоприятные тенденции в своем развитии. Для ее предупреждения необходимо развитие эффективной системы, способной противостоять организованным преступным формированиям, также важно объединение подразделений правоохранительных органов, главной целью которых является обеспечение государственной и общественной безопасности.

В рамках общего предупреждения организованной преступности, необходимо совместное участие правоохранительных органов и органов государственной власти в правотворчестве, информационно-аналитическом обеспечении и других направлений координации.

1.3. Характеристика состояния и структуры организованной преступной деятельности по России

Последствия перестройки и сопутствующий ей развал СССР явились неутешительной ношей для всего постсоветского пространства. Упадок экономики и дезорганизация власти, дали начало хаотичному возникновению множества разнообразных преступных группировок, паразитирующих на умирающем теле России.

Организованную преступность можно охарактеризовать как сообщество людей, объединенных целью по достижению материальной или иной выгоды, выраженное в отрицании государственной власти. В начале 70х годов прошлого столетия, были сформированы первые влиятельные преступные группировки вроде казанской «Тяп ляп», «банда Монгола» и другие. В сферу их деятельности входили грабежи, хищения, мошенничества, «крышевание» лидеров «теневой» экономики СССР. С введением закона "О кооперации в СССР", новообразованные бизнесмены получили возможность легализовать собственный капитал, однако обратной стороной возникнувшей возможности, стала необходимость тянуть за собой прежних криминальных кураторов, таким образом уже тогда весь российский бизнес, был в тесных отношениях с бандитскими структурами.

С переменой в государственной власти 1991 года, пришли перемены и в мир криминальный – новое поколение преступников категорически не поддерживало авторитетов старой, классической формации, так называемых «воров в законе» с их понятиями основанными на аскетизме. В России развернулась беспринципная война группировок, сопровождавшаяся резонансными убийствами преступных лидеров, лишь к 1996-1997 годам, ситуация приобрела более менее спокойный характер, противоборствующие стороны все чаще находят оптимальные решения друг для друга[7].

Однако возвращаясь к сущности криминалитета, необходимо ответить на следующий вопрос – какого же внутреннее устройство преступных сообществ, и из за чего они представляют наибольшую угрозу для общества?

Ученые выделяют следующие характеристики признанные устойчивыми – обязательные и факультативные. К обязательным относят долговременность существования преступной организации, логическую последовательность распределения обязанностей и функций между ее участниками, иерархию (как минимум один лидер), цель извлечения максимальной прибыли в кратчайшие сроки, часть которой впоследствии пойдет в фонд поддержки членов преступного сообщества (общак). Обязательным признаком являются и меры по обеспечению как внутренней так и внешней безопасности, выраженное в наличии групп по контрразведке, строгой дисциплине личного состава и коррумпировании органов власти, с последующей интеграцией в ее структуру.

Факультативные признаки представляют из себя наличие международных связей, формирование группировки по этническому признаку и использование сложных технических средств[8].

Из вышеописанного вытекает вывод, что организованные сообщества куда опаснее любых других видов преступных формирований, ведь если последние стремятся лишь к личному обогащению, то организованные же сообщества, помимо увеличения капитала, развиваясь перерастают в альтернативную версию власти на муниципальных и уровнях субъектов РФ, соответственно построение истинно правового государство невозможно при таких условиях.

Научный анализ и опытные наблюдения позволили отнести организованную преступность в разряд самых значимых и злободневных проблем нынешнего общества. Ее присутствие подрывает устои государства и общества, пагубно влияет на экономическое устройство страны, искореняет духовные и нравственные традиции, пропагандируя среди населения культ беззакония.

Субъекты организованной преступности играют существенную роль в создании неблагоприятной криминогенной обстановки в государстве. Функционирование подобных структур определяется деятельностью главарей, рядовых и других членов этих групп.

Преступность этого типа приобрела в наши дни глобальные черты, сумела охватить все сферы жизни граждан. В этих условиях криминалисты, в основном, уделяют внимание анализу личности руководителя такой организации. Исследование личности прочих членов организованной преступности выполняется бегло и бессистемно.

В нынешних условиях становится явной непродуктивность мер по снижению темпа роста этого явления и превентивного препятствования исполнению преступлений людьми, принимающими участие в делах преступных групп. Безуспешность прилагаемых правоохранительными органами усилий в искоренении организованной преступности обусловлена невысоким уровнем квалификации представителей правопорядка, скудостью информационного и материально-технического снабжения.

Затрудняет ситуацию дефицит законодательных актов и методик по предохранительным мерам противодействия людям, входящим в преступные сообщества[9].

Индивидуум, состоящий в организованной преступной группе, особо опасен для общественности, поскольку участвует в организованной преступности. Организованная преступность – это особый, почти автономный тип преступности, очень опасный для социума. Это целостная и основательная система преступной деятельности, исполняемая преступными организациями. Она включает целый спектр действий, которые совершают организованные преступные сообщества и каждый из его участников в определенном регионе за определенный период.

Такая разновидность преступности отличается способностью к воспроизведению и систематичностью совершения преступлений, обеспечиваемой собственными средствами защиты от общественного надзора и определенными связями с бюрократическими структурами общегосударственного и регионального уровня. Она способна внедриться во все сферы общественной жизни, также взращивая свои капиталы посредством узаконивания преступно полученных доходов[10].

Организованный преступник – человек, состоящий в организованном сообществе. Он имеет определенного свойства черты характера, обусловливающие степень опасности и природу нарушений закона, а также роль и занимаемое место в этом сообществе. В зависимости от уровня слаженности и организованности подобных организаций и масштабности, проводимых ими операций, организованная преступность может содержать в себе следующие подкатегории:

- деятельность преступных групп с бандами (80,4 %);

- деятельность преступных организаций совместно с незаконными вооруженными формированиями (10,8 %);

- деятельность преступных сообществ (4,8 %);

- деятельность преступных объединений, покушающаяся на права личности и граждан (4 %).

Организованная преступность в нашей стране – чрезмерно негативное явление, обладающее неслучайными, а закономерными тенденциями, определяющимися существенной перестройкой личности участвующих в ней людей. Поэтому правоохранительным органам необходимо все знать о членах преступных групп, подготавливая превентивные меры воздействия на них.

Закономерности данного вида преступности:

- малая доля совершаемых преступных деяний в общей численности зарегистрированных преступлений;

- относительно стабильное распределение конкретных видов правонарушений среди основной части преступности данного типа;

- особые проявления преступности, определяемые конкретной территорией осуществления (мегаполисы и крупные города занимают в этом отношении особое место);

- уникальное процентное соотношение представителей сильного и слабого пола, участвующих в преступной деятельности (мужчины – 86,8 %, женщины – 13,25 %);

- скрытность; проявление насилия в деятельности; относительная продолжительность и стабильность правонарушающей деятельности;

- высокая рентабельность такой деятельности;

- влияние активности деятельности преступных групп на улучшение экономического состояния и обратный эффект, вызванный действенностью работы правоприменительных органов, включая уголовно-исполнительную систему[11].

Неблагоприятные тенденции организованной преступности:

- рост преступности, исполняемой преступными организациями, по сравнению со всеми другими происходящими преступлениями;

- выход деятельности преступных групп за рубеж;

- смена форм проявлений преступности;

- курс к омоложению деятельности, определяемый возросшим интересом к ней поколения молодежи;

- увеличение численности матерей с малолетними детьми и стариков, участвующих в преступной деятельности.

Организованные преступные организации подразделяются на группы по:

- количественному составу членов сообществ;

- временному участию (периоду деятельности);

- объему деятельности;

- содержанию деятельности;

- объекту преступного вмешательства;

- структуре управления.

Ведя работу по защите общества от организованной преступности, следует делать упор на профилактические меры, воздействующие на членов преступных групп. Это превентивное воздействие на участников подобных групп, мероприятия криминологического характера, предпринимаемые с целью обнаружения условий возникновения таких организаций и обстоятельств, побуждающих и определяющих совершение правонарушений людьми, состоящими в них.

Преступления, совершенные в соучастии, по степени общественной опасности выше тех, которые совершены одним лицом, поскольку облегчается его совершение и сокрытие следов, потерпевшему становится труднее противостоять нескольким преступникам. В 1957 г. в Афинах состоялся VII Международный конгресс по уголовному праву, который принял резолюцию о соучастии, она включала в себя прогрессивные на тот момент концепции и понятие соучастия[12].

За период 2011–2015 гг. численность лиц, совершивших преступления на территории РФ, снижалась до 2013 г. (в 2013 г. зарегистрировано 1006003 лица), затем увеличилась (в 2015 г. – 1075333 лица). В свою очередь, численность лиц, совершивших преступления за указанный период в составе группы, снижается. Удельный вес лиц, совершивших преступления в составе группы по отношению к общему количеству лиц представлен на графике[13].

В толковом словаре С.И. Ожегова форма определяется как: «внешний вид, видимость «как нечто противоречащее внутреннему содержанию, действительности». Под видом понимается: «разновидность, тип».

Таким образом, форма и вид не являются синонимами, а имеют различное содержание. Возможно, именно логическое значение этих слов и является предметом дискуссий в науке уголовного права. Кандидат юридических наук Р.Н. Астапов предлагает использовать вместо понятий «вид» и «форма» понятие «разновидность» соучастия, в связи с тем, что первые два понятия по своей сути различны[14].

Несмотря на то, что УК РФ 1996 г. более подробно закрепил формы (виды) соучастия в преступлении, отразил специальные вопросы ответственности соучастников, вопрос о формах (видах) соучастия, остается дискуссионным[15].

Легальная классификация форм (видов) соучастия содержится в ст. 35 УК РФ: группа лиц, группа лиц по предварительному сговору, организованная группа, преступное сообщество (преступная организация). Способом отграничения одной формы от другой является степень сплоченности и устойчивости. Кроме того, в Особенной части УК РФ предусмотрены такие формы (виды) соучастия, как террористическое сообщество (ст. 2054 ), террористическая организация (ст. 2055 ), незаконное вооруженное формирование (ст. 208), банда (ст. 209), преступное сообщество (преступная организация) (ст. 210), экстремистское сообщество (ст. 2821 ) и экстремистская организация (ст. 2822 ). Поскольку уголовный закон является кодифицированным нормативным правовым актом, положения Общей и Особенной части должны быть взаимосвязаны, следовательно, и формы (виды) соучастия, предусмотренные нормами Особенной части, требуют их закрепления в нормах Общей части. Но законодатель пока этого не предусмотрел[16].

Кандидат юридических наук А.Н. Петрушенков полагает, что в данном случае нормы Особенной части вступают в противоречие с нормами Общей части, что влечет ошибки в правоприменительной практике.

Исследователями института соучастия предпринимаются попытки к отграничению форм от видов путем выделения оснований для классификации. Р.Н. Астапов указывает на причины отсутствия единого критерия классификации соучастия, поскольку «конкретная совместная деятельность соучастников характеризуется такими признаками, как способ взаимодействия, степень согласованности, характером и степенью участия каждого соучастника и др.»[17].

Некоторые исследователи считают необходимым использовать и формы, и виды соучастия, но классифицировать их по разным критериям. Так основанием для классификации видов соучастия выступает индивидуализация ответственности соучастников (соисполнительство и соучастие с распределением ролей).

Критериями выделения форм соучастия, указанных в ст. 35 УК РФ, являются характер и степень общественной опасности совместной преступной деятельности. Но, вместе с этим, они обращают внимание на взаимосвязь видов и форм соучастия[18].

Кандидат юридических наук В.У. Гузун предлагает подразделить соучастие не только на формы, виды, но и на подвиды. К последним он предлагает отнести: исполнительство, организаторскую деятельность, подстрекательство, пособничество.

Известный советский ученый-юрист А.Н. Трайнин выделял три вида соучастия: простое (предварительный сговор отсутствует); «соучастие, квалифицированное предварительным соглашением участников» и «соучастие особого рода», т. е. соучастие в форме участия в преступном объединении (организации, банде и пр.).

Исследователи П.И. Гришаев, Н.Ю. Клименко, Г.А. Кригер, В.П. Ревин, Е.Ю. Пудовочкин классифицируют формы соучастия по степени согласованности преступной деятельности соучастников: соучастие без предварительного сговора; соучастие с предварительным сговором; организованная группа; соучастие особого рода (преступная организация).

Р.Н. Астапов классифицирует виды соучастия по следующим основаниям:

- «по наличию предварительного сговора (соучастие с предварительным сговором и соучастие без предварительного сговора);

- по ролевому признаку (соучастие с распределением ролей, т. е. сложное соучастие и соучастие без распределения ролей – соисполнительство);

- по степени организованности соучастников (группа лиц без предварительного сговора, группа лиц с предварительным сговором, организованная группа, преступное сообщество)»[19].

Приведенные взгляды ученых на формы и виды соучастия в преступлении во многом различны, что не может не вызывать разного рода споры, которые не разрешаются на протяжении длительного периода времени. В Уголовном законе указаны формы соучастия – группа лиц, группа лиц по предварительному сговору, организованная группа. В теории уголовного права указываются виды соучастия: простое и сложное.

К простому соучастию относится соисполнительство (группа лиц), к сложному – группа лиц с распределением ролей, организованная группа, преступное сообщество. В связи с этим возникает вопрос о состоятельности такого рода споров в науке уголовного права.

На наш взгляд, разрешение данной проблемы, с одной стороны важно, поскольку понятийный аппарат любой научной сферы, в том числе института соучастия, должен быть конкретизирован, не вызывать разночтений, но, с другой стороны, дискуссия о формах (видах) соучастия как таковая, не влияет на практику применения уголовного закона и ее можно признать несостоятельной.

По сравнению с 2016 годом снижение числа зарегистрированных преступлений составило 4,1%.

В целом по области произошло снижение зарегистрированных тяжких и особо тяжких преступлений на 14,1 % (2 088 или -343). Снижение более чем на 30 % имело место в 5 районах области: Неверкинском (-55,6 %), Бессоновском (-51,2 %), Иссинском (-40,0 %), Сердобском (-37,3 %), Башмаковском (-37 %) районах. Всего снижение произошло в 21 районе.

Вместе с тем в 10 районах отмечен рост зарегистрированных тяжких и особо тяжких преступлений. Так, выросло число таких преступлений в Белинском (32 или +60 %), Наровчатском (11 или +57,1 %), Мокшанском (56 или +30,2 %), Лопатинском (13 или +30 %), Лунинском (35 или +29,6 %) районах области. В Вадинском и Камешкирском районах число преступлений данной категории осталось на прежнем уровне, 13 и 12 преступлений соответственно.

Раскрываемость преступлений по области составила 71,8 % (в 2016 году – 71,2 %). Не раскрыто 3 134 преступления, что на 10,6 % меньше аналогичного показателя 2016 года. Вместе с тем в 12 районах области число нераскрытых преступлений возросло, в том числе в Тамалинском (с 13 до 36, +140 %), Лопатинском (с 12 до 17, +41,7 %), Мокшанском (с 87 до 111, +27,6 %), Никольском (с 29 до 37, +27,6 %), Городищенском (с 93 до 113, +21,5 %).

По сравнению с 2016 годом число лиц, погибших в результате преступных посягательств, снизилось на 13,8 % (с 218 до 188). Количество лиц, здоровью которых причинен тяжкий вред, уменьшилось на 16,6 % (с 398 до 332).

Анализ социально-криминологической характеристики преступности за 2017 год показывает, что больше половины (4 887, -7 %) преступлений совершено лицами, ранее совершавшими преступления. Их удельный вес составляет 61,4 % (в 2016 году – 60,7 %) от всех предварительно расследованных преступлений в отчетном периоде.

Снизилось на 14,8 % (с 3 898 до 3 322) количество предварительно расследованных преступлений, совершенных в состоянии алкогольного опьянения. Их удельный вес составил 41,7 % (в 2016 г. – 45,0 %).

На 17,2 % (с 3 179 до 2 631) снизилось число зарегистрированных преступлений, совершенных в общественных местах, в том числе на улицах. Их удельный вес в общем числе зарегистрированных преступлений составляет 22,3 % (в 2016 году – 25,8 %).

На 14,2 % снизилась преступность среди несовершеннолетних (с 254 до 218). Удельный вес преступлений, совершенных несовершеннолетними или при их соучастии, составил 2,7 % (в 2016 г. – 2,9 %).

За 12 месяцев 2018 года в Пензенской области зарегистрировано 12 829 преступлений, что на 8,5 % больше чем в 2017 году.

Из них 1 127 преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных и сильнодействующих веществ, 159 преступлений в сфере незаконного оборота оружия, 96 – в сфере коррупции, 23 - в сфере ЖКХ.

Из зарегистрированных за 12 месяцев 2018 года преступлений в общественных местах совершено 4 538 (+15,5 %), на улицах - 3 034 (+15,3 %).

В ходе анализа сведений о преступлениях, совершенных отдельными категориями лиц, (по расследованным преступлениям) установлено увеличение на 3,2 % числа преступлений несовершеннолетних (225); на 5,4 % - в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического, токсического) (3 503); на 0,9 % - совершенных в группе (588).

В то же время наблюдается снижение количества преступлений, совершенных ранее совершавшими их лицами на 0,8 % (4 848), и на 10,7 % совершенных на бытовой почве (568).

За 12 месяцев 2018 года выявлено 7 441 лицо, совершившее преступления, из которых:

- 1 077 женщин и 6162 мужчины;

- 202 несовершеннолетних;

- 4 945 без постоянного источника дохода;

- 2 196 ранее судимых;

- 497 лиц, совершивших преступления в течение 1 года после освобождения из исправительного учреждения;

- 3 291 находившихся в состоянии алкогольного опьянения;

- 36 находившихся в состоянии наркотического опьянения;

- 246 учащихся;

- 130 иностранных граждан и лиц без гражданства.

В городах и поселках городского типа совершено 9 272 преступления, в сельской местности - 3 556, 1 – за пределами РФ.


Глава 2. Состояние и перспективы развития системы предупреждения организованной преступности

2.1. Основы предупреждения организованной преступности в зарубежных странах

Термин «организованная преступность» содержит в себе два понятия, которые закреплены в Уголовном кодексе Российской Федерации, – организованные группы и преступные сообщества. Эти криминальные явления обладают чрезвычайной опасностью, высоким уровнем саморегулирования и требуют особого и тщательного законодательного закрепления. Хотя ст. 35 УК РФ дает общее определение ОПГ и ОПС, но все же законодательство не содержит четких критериев, характеризующих каждое из явлений, что приводит к серьезным трудностям этих понятий в теории и практическом применении. Первая форма рассматриваемого соучастия имеет специальную особенность, отличающую ее от группы лиц по предварительному сговору. И этот признак законодательно закреплен как «устойчивость».

Что касается зарубежного опыта, то набор функций полиций зарубежных стран весьма различен. Идея о миротворческой функции полиции оформилась в Британии как результат стремления самой полиции поддерживать правопорядок некарательными мерами, так и под воздействием присущих британскому обществу традиционных взглядов на функции полиции. Обращаясь к истории, можно отметить специфическое отношение британцев к соблюдению своих гражданских свобод, в силу чего любой вид полицейского надзора усматривался и усматривается ими до сих пор как угроза гражданским свободам[20].

В свое время подобное отношение было одной из главных причин длительного отсутствия в Великобритании настоящей полиции, когда поддержание порядка и охрана имущества было делом самих граждан, несших бесплатно полицейскую службу и выполнявших обязанности мировых судей. Концепции профилактики преступности, действующие в разные годы в США и странах Западной Европы, довольны многообразны.

Несмотря на такое многообразие, можно выделить следующие моменты: преступность — это явление, которое присуще любому обществу; концепции не преследуют цель изменить общественный строй; они ориентированы на предупреждение наиболее распространенных преступлений; особое внимание уделяется жертвам преступлений и активному участию международных организаций в этой сфере деятельности, а также общественным организациям.

Первые десятилетия ХХI века свидетельствуют, что в западноевропейских странах, в США, Канаде, Японии активно развиваются теория и практика предупреждения преступности. При этом зарубежные криминологи все чаще говорят не о предупреждении преступности (преступлений) как социального явления, а об ее ограничении, о сдерживающем воздействии на конкретные детерминанты, причины, условия, факторы. В европейских странах традиционно криминологи выделяют два уровня предупреждения преступности: социальное и ситуационное. Социальное предупреждение направлено на изменение неблагоприятных условий формирования личности человека и гражданина.

Ситуационное исходит из того, что отдельные категории преступных деяний совершаются при определенном стечении обстоятельств, в определенное время и определенных местах[21].

За рубежом практикуются и активно внедряются такие формы координации деятельности по предупреждению преступности, как Национальные Советы, основными функциями которых являются сбор информации, планирование, выполнение и оценка программ по предупреждению преступлений, координация деятельности полиции и других органов, работающих в этой сфере, обеспечение участия населения, сотрудничество со средствами массовой информации, научно-исследовательская работа, сотрудничество с законодательными органами, определяющими политику в области борьбы с преступностью, учебная подготовка.

Начиная с 60-х гг. прошлого столетия полиция в ФРГ стала активно практиковать работу с общественностью, ориентируясь на самостоятельную защиту граждан, в форме консультаций населения: как с помощью технических средств спасти от воров имущество и как не стать жертвой преступления. В этих целях бесплатно распространяются советы по профилактике преступлений, транслируются по радио и демонстрируются по телевидению передачи цикла «Уголовная полиция советует».

В США функционируют три модели превентивной деятельности:

1) модель общественных учреждений,

2) модель безопасности индивидуума,

3) модель воздействия через окружающую среду[22].

На федеральном и местном уровнях реализуются программы предупреждения преступлений. В некоторых штатах участие граждан в укреплении правопорядка позволило снизить количество грабежей на 30 %. Все чаще используется вознаграждение за информацию, имеющую оперативно-профилактическое значение. Подводя итог исследованию особенностей предупреждения преступлений в зарубежных странах, можно сделать вывод, что большое внимание в европейских странах уделяется совершенствованию нормативно-правовой базы и ужесточению регламентации деятельности полицейских подразделений, а также совершенствованию форм общественного контроля над действиями правоохранительных органов.

Предупреждение преступности полицией в зарубежных странах осуществляется в соответствии с особенностями их правовых систем, культурных традиций. Говорить о том, что Российской Федерации нужно перенять зарубежный опыт предупреждения преступности, будет не совсем правильно, поскольку не всегда интеграция, как показывает история, приносит положительные моменты[23].

Подводя итог, следует отметить, что большинство европейских государств уделяет особое внимание совершенствованию нормативно-правовой базы, стремясь свести к минимуму негативные последствия их дискриминационных действий. Актуальным для европейского сообщества является совершенствование форм общественного контроля над действиями полиции как гаранта соблюдения общечеловеческих прав и свобод.

2.2. Социально-правовые предпосылки системного предупредительного воздействия на организованную преступную деятельность

Организованность к началу XXI в. стала свойством большинства видов преступлений, носящих международный характер. Согласно экспертным оценкам ООН, в нестабильных регионах, подверженных насилию со стороны организованных преступных групп, проживают 1,5 млрд чел.1, и это обстоятельство необходимо воспринимать как деструктивный фактор, подрывающий социально-политическую стабильность в обществе. ОП на нынешнем отрезке истории обладает достаточным сочетанием признаков создания угроз как позитивным общественным отношениям, так и национальной безопасности РФ, а также мировому порядку в целом. В этой связи п. 43 действующей Стратегии национальной безопасности Российской Федерации, отражающей внутренние и внешние политические факторы, прямо указывает, что коррупция, деятельность специальных служб и организаций иностранных государств, наносящая ущерб российским интере- сам, а также функционирование преступных организаций, включая транснациональные, причислены к «основным угрозам государственной и общественной безопасности».

Второе десятилетие начавшегося ХХI в. ознаменовано тем, что, несмотря на мнимое поражение Советского Союза от США и их союзников в «холодной войне» (временнóй формат 1945–1991 гг.), Россия, являясь преемницей СССР, начала системно и целенаправленно играть одну из ведущих ролей на геополитической шахматной доске, изменив тем самым однополярное мироустройство с доминантой Соединенных Штатов и их союзнического блока. Начальник российской военной разведки сделал политически веское заявление, основанное на системном анализе мировых событий и разведывательных данных, что, благодаря действиям Запада и Вашингтона, в различных точках планеты возникают существенные проблемы, связанные с терроризмом, экстремизмом и наркоторговлей.

Одновременно эти же страны мобилизуют и направляют усилия международного сообщества на их «героическую» нейтрализацию и ликвидацию, а фактически международный терроризм под прикрытием лозунга борьбы за «чистый ислам» стал разновидностью транснациональной преступности, превратившись в весьма прибыльный бизнес с многомиллиардными оборотами.

По мнению некоторых исследователей, особо опасным для мирового сообщества явлением представляется сращивание террористических организаций с организованной преступностью, превращающее их в «инструментарий геополитического противостояния». В этой связи президент РФ В.В. Путин на встрече лидеров БРИКС 18.11.2018 отметил, что уровень опасности международного терроризма не снижен, в борьбе с ним недопустимо применение двойных стандартов, а тем более – заигрывание с террористическими группировками и использование их для достижения геополитических целей.

По оценкам ряда квалифицированных экспертов, одной из основных причин неуклонного роста числа выявляемых коррупционных правонарушений в РФ является бесконечное совершенствование законодательства по противодействию коррупции, включая тенденцию расширения круга лиц, на которых законодательно возложены запреты, ограничения и обязанности.

Заслуживает внимания и весьма информативен экспертный опрос, проведенный в ряде регионов РФ по инициативе Южно-Российского института управления – филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ (ЮРИУ РАНХиГС), посвященный реакции российской элиты на вызовы современного мира, включающий в себя изучение регионов с различной социально-культурной и политико-экономической спецификой.

Проблемное поле исследования обусловливалось проблемами РФ как страны, находящейся в обстановке конфронтации, санкционного гнета, оголтелой русофобии, а главное – необходимостью для ее элиты и общества решать вопросы не столько жизнедеятельности, сколько сохранения государства. Показательны ответы на вопрос о возможном дополнении классического перечня качественных характеристик элиты с указанием конкретного из них.

Организованная преступность в наше время стала проблемой многих государств, поэтому вопросы борьбы с организованной преступностью длительное время находятся в центре внимания мирового сообщества. На наш взгляд, справедливо сказал Н.С. Карпов: «Главное в современной преступности – это не количественные ее изменения, а качественные преобразования, выражением которых служит появление новых видов преступлений, возрастание масштабов ранее редко встречавшихся, дерзких и жестоких действий преступников, проникновение преступности во все структуры общества и государства, уровень ее организованности и международного «сотрудничества», т.е. концентрированное выражение того, что угрожает свободному и независимому существованию государства».

В наши дни организованная преступность стала профессиональным, транснациональным, политическим и экономическим явлением. Отдельно каждая из этих черт отображает стороны преступности, которые в целом, как правило, многообразны. Ряд показателей показывают модификации всей преступности (увеличение корыстных мотивов и жестокость действий преступников, повышение профессионализма), другие только определенные составляющие (организованную, международную). Некоторые составляющие четко разграничивают преступность на составные части (профессиональная непрофессиональная), а отдельные переплетаются, характеризуя одно и то же явление с различных позиций (организованная, транснациональная и т.д.).

Кражи автотранспорта, которые совершаются организованными преступными группами, являются самыми распространенными среди рассматриваемой категории преступлений. Регулярность совершения преступлений такими группами, а также длительность и устойчивость их существования приводит к неминуемому росту фактов угона транспортных средств.

Проблема борьбы с преступностью сегодня затрагивает все мировое сообщество. Дело в том, что в настоящее время преступность приобрела глобальный характер и практически во всех странах мира становится первостепенной угрозой современности и большой преградой для реализации государственных планов. Каждый год в мире регистрируется до 450-500 млн. преступлений на 6 млрд. населения.

Основную роль в координации международного сотрудничества по борьбе с преступностью проводят Конгрессы ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, совещания созываются раз в пять лет, начиная с 1955 г. Последовательное изучение проблем противодействия организованной преступности привело к выработке основных принципов межгосударственного сотрудничества в сфере борьбы с данным явлением.

Глобализация раскрыла новые формы транснациональной преступности, напри- мер, незаконную миграцию. Криминальное перемещение людей, по мнению В.С. Свиридова, – это организованное перемещение любого человека (или их группы), вопреки его (их) воле, внутри страны или за ее пределы путем насилия или любым иным способом, нарушающим его (их) права, а равно приводящим к нарушению этих прав. По оценке экспертов ООН, незаконная миграция ежегодно приносит доход в валовом исчислении почти 7 млрд долларов США. Незаконная миграция дестабилизирует в целом обстановку в государстве.

Россия также является активным участником в борьбе с организованной преступностью. Для нашей страны особую значимость представляют транснациональные проявления преступности на ее собственной территории. Преступное сообщество (организация) представляет собой наиболее опасную форму соучастия. Ч. 4 ст. 35 УК определяет преступное сообщество (преступную организацию) как структурированную организованную группу или объединение организованных групп, действующих под единым руководством, члены которых объединены в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды.

Как мы видим, в основе понятия преступного сообщества лежит понятие организованной группы. В связи с этим преступное сообщество (преступная организация), в первую очередь, обладает все- ми признаками организованной группы, предусмотренными в ст.35 УК РФ, такими, как наличие двух или более лиц, предварительную согласованность их действий и устойчивость.

Именно устойчивость является специфическим признаком организованной группы, отличающей ее от группы лиц с предварительным сговором. Об устойчивости группы свидетельствуют такие признаки соответствующего типа межличностных отношений, как стабильность ее состава или наличие постоянного ядра, тесная взаимосвязь между ее членами, согласованность их действий, постоянство форм и методов преступной деятельности, определенные правила поведения внутри группы и вне ее с санкциями за их нарушения, длительность ее существования и количество совершенных преступлений.

Анализ понятия преступного сообщества (преступной организации), со- держащегося в Уголовном кодексе и разъяснениях Пленума Верховного Суда РФ, позволяет выделить также и специфические, присущие исключительно преступному сообществу (преступной организации) признаки, позволяющие отграничить его (ее) от иных форм соучастия.

В пункте 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)» отмечается, что исходя из положений части 4 статьи 35 УК РФ преступное сообщество (преступная организация) отличается от иных видов преступных групп, в том числе от организованной группы, более сложной внутренней структурой, наличием цели совместного совершения тяжких или особо тяжких преступлений для получения пря- мо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды, а также возможностью объединения двух или более организованных групп с той же целью.

Исходя из анализа ст.ст.35, 210 УК РФ и разъяснений, данных Пленумом Верховного Суда РФ, к специфическим признакам преступного сообщества (организации) следует отнести структурированность организованной группы и цель совместного совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды.

Структурированность – один из новых признаков преступного сообщества (преступной организации), который характеризует его (ее) строение, внутреннее устройство (наличие иерархически организованных групп, подразделений, возможную их «специализацию» или реализацию особых функций. Так, в соответствии с разъяснениями, содержащимися в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 июня 2010 г. № 12, под структурирован- ной организованной группой следует пони- мать группу лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений, состоящую из подразделений (подгрупп, звеньев и т.п.), характеризующихся стабильностью состава и согласованностью своих действий.

Структурированной организованной группе, кроме единого руководства, присущи взаимодействие различных ее подразделений в целях реализации общих преступных намерений, распре- деление между ними функций, наличие возможной специализации в выполнении конкретных действий при совершении преступления и другие формы обеспечения деятельности преступного сообщества (преступной организации).

Кроме названных основополагающих нормативно-правовых актов, характеризующих и определяющих основы борьбы с преступными сообществами, к числу не менее важных правовых актов следует отнести Закон РФ «О полиции», Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности», указы Президента РФ по вопросам борьбы с организованной преступностью и коррупцией, Положение о Министерстве внутренних дел Российской Федерации. Сегодняшнее положение о Министерстве внутренних дел Российской Федерации определяет в качестве полномочий «выявление, предупреждение, пресечение, раскрытие и расследование тяжких и особо тяжких преступлений, совершенных организованными группами, преступными сообществами (преступными организациями), носящих транснациональный или межрегиональный характер, либо преступления, вызывающие большой общественный резонанс».

К сожалению, до сегодняшнего дня в структуре МВД нет специально уполномоченного органа, направленного в своей деятельности к противодействию организованной преступности. К идее вновь создать подразделения по борьбе с организованной преступностью вернулся глава МВД Владимир Колокольцев. Он заявил, что создавать подразделения по борьбе с организованной преступностью надо «сообразуясь с мест- ной обстановкой».

2.3. Совершенствование деятельности органов внутренних дел в системе предупреждения организованной преступности

Современная российская организованная преступность представляет собой не спонтанную и хаотичную преступную криминально-активную деятельность отдельных лиц, а является четко отлаженной системой с распределением ролей и функций по подготовке, совершению тяжких и особо тяжких преступлений участниками и лидерами банд, ОГ и ПС, а также сокрытию следов от организованной преступной деятельности.

Современное состояние криминогенной обстановки свидетельствует о том, что циклическая составляющая организованной преступности, на наш взгляд, прошла стадию минимизации своих проявлений. На сегодняшний день отмечается значительный рост латентных признаков этого явления, в оперативно-розыскной и криминологической характеристиках которого происходят структурные и качественные изменения:

- увеличивается количество пресекаемых сходок так называемых «воров в законе», лидеров уголовно-преступной среды;

- происходит очередной передел сфер территориального и экономического влияния;

- освобождаются из мест лишения свободы осужденные на рубеже 90-х годов прошлого века к длительным срокам заключения бывшие участники так называемых ОПГ, влиявших на криминогенную обстановку (в Москве – солнцевские, ореховские, бауманские, подольские, люберецкие; в Санкт-Петербурге и Ленинградской области – тамбовские, малышевские; в Татарстане – «Тяп-ляп», «Жилплощадка» и т. д.)[24].

Особую обеспокоенность в этой связи вызывают факты подготовки и совершения по всей стране квалифицированных преступлений в сложных формах соучастия (в составе ОГ и ПС) участниками этнических азиатских, молдавских, азербайджанских, дагестанских ОПГ, а также смешанного по составу участников типа. При совершении таких преступлений, составляющих подавляющее большинство в структуре современной организованной преступности, участники этнических ОГ и ПС используют современные технические средства, разовые радиостанции, сотовые телефоны для совершения конкретного преступления («боевые трубки»), автомашины и номера прикрытия, фактически проводят настоящую разведку и контрразведку при подготовке, совершении преступления, а также сокрытии следов и уходе с места происшествия, что фактически позволяет нам говорить уже о действующих на территории Российской Федерации многочисленных ОГ и ПС, сформированных по этническому признаку из выходцев Молдавии, Кыргызстана, Узбекистана, Таджикистана, Азербайджана, Украины, других государств СНГ и некоторых регионов Российской Федерации.

Современная организованная преступность представляет собой гибридный тип, сформированный из участников региональных и местных ОПГ общеуголовной и экономической направленности, специализирующихся на вымогательстве (рэкете), разбойных нападениях, криминальном автобизнесе, незаконном обороте оружия, наркотиков, организации занятием проституцией, а также из участников и лидеров этнических ОГ и ПС, совершающих убийства с целью завладения чужим имуществом, специализирующихся на совершении квалифицированных разбойных нападений с применением огнестрельного оружия, краж банкоматов с использованием взрывчатых веществ и взрывных устройств, хищении автомашин с применением современных информационных технологий, средств визуального и технического контроля, а также ОГ и ПС, специализирующихся на различных видах тяжких преступлений экономическиой направленности.

Наши доводы о наличии в современной Российской Федерации проблем организованной преступности подтверждаются мнением ряда ученых в области оперативно-розыскной деятельности и руководителей оперативных подразделений ГУУР МВД России. Вне всяких сомнений одной из существенных особенностей современной организованной преступности является ее транснационализация, установление тесных связей с зарубежными криминальными структурами[25].

Комплексные исследования состояния организованной преступности, проведенные в ГУ МВД России по Центральному, Южному, Приволжскому, Дальневосточному, Уральскому и Северо-Кавказскому федеральным округам, а также более 20 субъектов Российской Федерации, показывают наличие в них ОГ и ПС.

Заслуживает пристального внимания позиция, согласно которой сегодня в упрощенном виде можно представить, что организованная преступность состоит из действующих локальных ОГ, ПС и организованных преступных формирований, имеющих, как правило, в своем составе одну или несколько ОГ. Наиболее крупные формирования состоят из нескольких ОГ и ПС. Как представляется, локальные организованные группы – это первый уровень организованной преступности, а преступные сообщества и организованные преступные формирования – последующий.

Деятельность некоторых локальных ОГ до определенного времени латентная. Они либо выявляются органами внутренних дел, а их деятельность документируется путем разработки, после чего пресекается, либо такие ОГ органами внутренних дел длительное время не выявляются и не разрабатываются. Наши доводы о наличии проявлений организованной преступности в Российской Федерации на современном этапе подтверждаются тем, что в стране остается высокий уровень регистрации фактов бандитизма, вымогательства, коррупции, продолжается процесс криминализации общества, власти, насаждение уголовной субкультуры среди населения, легализации преступного мира на региональном и федеральном уровнях[26].

Подчеркивая классические признаки организованной преступности в современной Российской Федерации, такие как влияние «воров в законе» на оперативную обстановку в отдельном взятом регионе и коррупцию, отметим, что анализ оперативно-розыскной практики позволяет сделать вывод о сохранении активности координирующей преступной роли «воров в законе», «смотрящих», «положенцев» и иных лиц, имеющих высокий статус в криминал ной среде.

Вышеизложенные факты подтверждаются убийством в этот период «воров в законе» «Деда Хасана» и «Япончика», задержанием в 2016 году сотрудниками правоохранительных органов «вора в законе» «Шакро Молодого», причастного к организации серии вымогательств у столичных бизнесменов и попытке рейдерских захватов и «отжатия» бизнеса, как в лихие 90-е годы ХХ столетия.

Актуальность проблематики организованной преступности в Российской Федерации и сохраняющаяся ключевая роль «воров в законе» подтверждается проведенным анализом имеющихся практических материалов, свидетельствующих, что в условиях повышенной конспирации под руководством «воров в законе» совершаются как отдельные тяжкие и особо тяжкие преступления (убийства по найму, вымогательства путем запугивания руководителей фирм и организаций, похищения людей и т. п.), так и поддерживается преступность в отдельном регионе (отдельных регионах).

Подводя итог сказанному и актуализируя проблематику организованной преступности, следует отметить, что в общей структуре преступности, в т. ч. и организованной, значительную часть составляют латентные преступления, однако по ряду причин такие деяния остаются вне поля зрения правоохранительных органов[27].

Причина этого – широкая распространенность нелегальных и полулегальных форм осуществления экономической и иных видов деятельности, когда потерпевшие сами вовлечены в преступные схемы и боятся ответственности за собственные действия.

В результате образуются целые разветвленные преступные группировки, имеющие четкое структурное построение и занимающие целые ниши в преступном бизнесе с извлечением от своей деятельности значительных доходов. Одной из причин длительного существования и постоянного возрождения преступных группировок в конкретном регионе выступает наличие в нем лидирующей ОПГ со своим уставом, традициями, преступной направленностью и т. п., присущими только организациям с высокой степенью иерархичности.

Для анализа текущих проблем и оценки перспектив развития теоретических основ оперативно-розыскной деятельности подразделений уголовного розыска по противодействию организованной преступности важное значение приобретает определение дефиниции современной российской организованной преступности.

Развитие феномена организованной преступности в современной России с учетом специфики последних 10–15 лет дальнейшего эволюционирования криминальной среды предопределяет по своей сути становление концептуальных теоретических основ оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел по противодействию организованной преступной деятельности[28].

Поскольку наши исследования в данном направлении показывают, что организованная преступность не только сохранила свои прежние черты как криминологическое явление, но и приобрела особую специфику, характерную только для своего времени, то это, естественно, реанимирует и дальнейшее совершенствование и своеобразное развитие теоретических основ оперативно-розыскной деятельности по противодействию организованной преступности в нашей стране.

В первую очередь, на наш взгляд, особую актуальность с учетом ликвидации оперативных подразделений по борьбе с организованной преступностью приобретает становление концептуальных основ противодействия организованной преступности общеуголовной направленности подразделениями уголовного розыска, которые по своей сути стали правопреемниками системы ГУБОП, что связано с разработкой правовых, организационных и функционально-структурных основ оперативно-розыскной деятельности подразделений уголовного розыска по противодействию проявлениям организованной преступной деятельности общеуголовной направленности.

Немаловажным аспектом, на наш взгляд, должно стать совершенствование уголовно-правовых и уголовно-процессуальных институтов в системе мер противодействия организованной преступности и совершенствования законодательства в этой области.

В развитии основ уголовного и уголовно-процессуального права требуется и совершенствование отдельных статей УК РФ и УПК РФ, напрямую и косвенно регламентирующих вопросы противодействия организованной преступности.

Наиболее актуальным вопросом продолжает оставаться совершенствование и оптимизация отдельных положений Федерального закона Российской Федерации «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г. и Наставления, регламентирующего организационные и тактические вопросы оперативно-розыскной деятельности подразделений уголовного розыска по противодействию организованной преступности[29].

Естественно, подразделения уголовного розыска работают в их новых современных условиях, используя нормативно-правовую базу, отстающую в своем поступательном развитии от реального состояния и тенденций развития организованной преступности, поэтому модернизация требований Наставления и закрытых ведомственных нормативных правовых актов, регулирующих проблематику оперативно-розыскной деятельности, является одним из приоритетных направлений развития теории оперативно-розыскной деятельности.

На сегодняшний день не разработана теория противодействия организованной преступности, не исследованы концептуальные вопросы соотношения данной категории и оперативно-розыскной деятельности, что создает трудности в применении данных институтов в практической деятельности подразделений уголовного розыска.

Проблемным и фактически не исследованным вопросом остается оценка деятельности подразделений уголовного розыска в противодействии организованной преступности, что создает серьезные трудности в определении приоритетных направлений оперативно-служебной деятельности подразделений уголовного розыска при решении задач борьбы с ОГ и ПС.

После упразднения подразделений по борьбе с организованной преступностью в 2008 году и ликвидации единой системы функционально-структурного обеспечения противодействия организованной преступности была нарушена целостность комплексных организационно-управленческих и организационно-тактических мер по борьбе с ОГ и ПС, поэтому решение на теоретическом уровне этих проблемных вопросов с выработкой концептуальных предложений по оптимизации построения подразделений уголовного розыска на современном этапе для решения задач противодействия организованной преступной деятельности было бы своевременным шагом в развитии частной теории оперативно-розыскной деятельности по борьбе с организованной преступностью.

За последние 10 лет изменилась система органов государственной исполнительной власти в Российской Федерации, упразднены Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков и Федеральная миграционная служба, их функции переданы в систему органов внутренних дел, созданы Следственный комитет и Федеральная служба войск национальной гвардии, изменились организационные структуры оперативных подразделений ФСБ, ФТС и ФСИН России. Все это свидетельствует о необходимости разработки теоретических основ взаимодействия подразделений уголовного розыска с другими подразделениями органов внутренних дел и иными субъектами оперативно-розыскной деятельности, а также оптимизации межведомственного законодательства и внутриведомственных нормативных актов в области взаимодействия по вопросам противодействия организованной преступности[30].

После ликвидации подразделений по борьбе с организованной преступностью на уровне теоретических исследований возникла необходимость разработки концепции оперативно-розыскной профилактики, оперативно-аналитического поиска подразделениями уголовного розыска в среде организованной преступности, совершенствования оперативной разработки ОГ и ПС, в том числе этнических, транснациональных, экстремистской и террористической направленности, повышения результативности работы с подсобным аппаратом в современных условиях, оптимизации системы оперативно-розыскного обеспечения (сопровождения) предварительного расследования преступной деятельности ОГ и ПС.

На теоретическом уровне требуется разработка концепции участия специалистов в ОРД и дальнейшее развитие оперативно-разыскного законодательства и ведомственных нормативных актов в этой инновационной области.


Заключение

Рассмотрев и проанализировав различные точки зрения зарубежных и отечественных авторов понятия организованной преступности можно сказать с уверенностью, что все авторы, придерживаются схожих мнений в понимании данного преступного явления и выделяют схожие признаки. Также с ними соглашаются и законодатели, это мы видим, как и в мировой практике, так и в отечественной. Так, признаки организованной преступной группы данные в УК РФ и Конвенции ООН от 2000 года о транснациональной организованной преступности, практически схожи и можно сказать, что Российский законодатель и мировая практика пошли по одному пути в определении данного понятии и выделении его признаков. К основным признакам организованной преступности, которых придерживаются практически все авторы можно отнести:

1) численность участников (групповой характер);

2) устойчивость группы;

3) структурированность группы (построение власти по иерархии);

4) цель объединения.

Некоторые авторы выделяют еще такие признаки, как:

1) связь с государственными структурами, основанная на коррупционных механизмах;

2) наличие материальной и финансовой базы.

Организованную преступность составляют преступления, совершаемые в виде промысла организованными группами и преступными организациями (преступными сообществами), имеющими свою структуру и иерархию, связь с местными и иными чиновниками, что позволяет этим группам и организациям (сообществам) господствовать на определенной территории, извлекать доходы, контролировать внутренние и внешние рынки посредством насилия, запугивания, преступных махинаций или подкупа, проникая в легальную экономику и даже политику.

Рассмотрев основные характеристики организованной преступности, мы отграничили ее от организованных преступных групп, которые существуют в рамках групповой, общеуголовной преступности и ни как не связанной с организованной преступностью. А также можно сказать, мы не только охарактеризовали ее как сложное социальное явление и как вид преступной деятельности, но и вывели ряд проблем связанных с ее существованием.

Таким образом, организованная преступность существует как независимое и неконтролируемое социальное явление, проникающее в различные сферы жизнедеятельности и контролирующее определенные регионы, посредством проведения своей жесткой «политики» прикрытой государственными и правоохранительными органами.

Проанализировав и изучив национальное законодательство в борьбе с вышеуказанными направлениями преступной деятельности, мы узнали, что законодатель признает, что все эти преступления тесно взаимосвязаны между собой и взаимообусловлены, более того, все эти преступления тесно связаны с организованной преступностью. Все это подтверждается тем, что в законодательных актах, как России, так и международных прямо говориться, что такие преступления являются порождением и существованием организованной преступности.

Учитывая, что современная организованная преступность политизировалась, легализовалась в формах законного бизнеса, обширно использует экономическую сферу, коррупционные связи, в том числе наладила транснациональные связи между различными государствами и их преступными организациями. Также учитывая, то, что Российская организованная преступность вышла на качественно новый уровень своего развития и ушла от традиционных форм и методов совершения преступлений, общеуголовные преступления переплетаются с экономическими преступлениями, а сфера деятельности преступных организаций охватывается всем кругом общественных отношений, стабильность и безопасность нашего государства находится под большой угрозой. В связи с этим, мы полагаем, что в России есть острая необходимость в создании Федерального закона, направленного на борьбу с организованной преступностью, который бы сформулировал все основные направления общей и специальной превенции в различных сферах правового регулирования.

Список использованной литературы

Нормативно-правовые акты

  • Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности от 15 ноября 2000 г. ‒ Режим доступа: http://www.consultant.ru/
  • Конституция Российской Федерации (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 №6-ФКЗ, от 30.12.2008 №7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07. 2014 № 11-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ. - 04.08.2014. - № 31. - Ст. 4398.
  • Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 17.04.2017) // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 25. – Cт. 2954.
  • Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 17.04.2017) // Собрание законодательства РФ. – 2001. – № 52. – ч. I. – Cт. 4921.
  • Федеральный закон «О Федеральной службе безопасности» от 03.04.1995 № 40-ФЗ (ред. от 06.07.2016) // Собрание законодательства РФ. – 1995. – № 15. – Cт. 1269.
  • Федеральный закон «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов» от 20.04.1995 № 45-ФЗ (ред. от 07.02.2017) // Собрание законодательства РФ. – 1995. – № 17. – Cт. 1455.
  • Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.1995 № 144-ФЗ (ред. от 06.07.2016) // Собрание законодательства РФ. – 1995. – № 33. – Cт. 3349.
  • Федеральный закон «О наркотических средствах и психотропных веществах» от 08.01.1998 № 3-ФЗ (ред. от 03.07.2016) // Собрание законодательства РФ. – 1998. – № 2. – Cт. 219.
  • Федеральный закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» от 07.08.2001 № 115-ФЗ (ред. от 28.12.2016) // Собрание законодательства РФ. – 2001. – № 33. – ч. I. – Cт. 3418.
  • Федеральный закон «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» от 08.12.2003 № 164-ФЗ (ред. от 13.07.2015) // Собрание законодательства РФ. – 2003. – № 50. – Cт. 4850.
  • Указ Президента РФ «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации» от 31.12.2015 № 683 // Собрание законодательства РФ. – 2016. – № 1. – ч. II. – Cт. 212.
  • Концепция общественной безопасности в Российской Федерации: утверждена Президентом РФ от 14.11.2013 № Пр-2685. Документ официально опубликован не был // Доступ из СПС КонсультантПлюс.
  • Постановление Государственной Думы Федерального Собрания РФ «О преодолении кризиса в экономике Российской Федерации и о стратегии экономической безопасности государства» от 20 марта 1998 г. № 2318- II ГД. Документ официально опубликован не был // Доступ из СПС КонсультантПлюс.
  • Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17.01.1997 № 1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» // Бюллетень Верховного Суда РФ. - № 3. – 1997.
  • Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.06.2010 № 12 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)» // Бюллетень Верховного Суда РФ. - № 8. – 2010.
  • Арутюнов А.А. Соучастие в преступлении. – М.: Статут, 2013. – 408 с.
  • Борьба с криминальными рынками в России: монография / Акад. ген. прокуратуры РФ; Общ. ред. В.В. Меркурьев. – М.: Проспект, 2015. – 311 с.
  • Виденькина Ж.В. Ответственность за организацию преступного сообщества или участие в нем: Научно-практическое пособие / отв. ред. Н.Г. Кадников. – М.: ИД «Юриспруденция», 2014. – 136 с.
  • Долгова А.И. Криминология: учебник. ‒ М.: Норма, 2014. ‒ 489 с.
  • Криминология: учебное пособие. Стандарт третьего поколения / под ред. В.Н. Бурлакова, Н.М. Кропачева. – СПБ.: Питер, 2013. – 304 с.
  • Петров С. В. Преступное сообщество как форма соучастия: проблемы теории и практики. — Н. Новгород, 2013
  • Петров С.В. Преступное сообщество как форма соучастия: проблемы теории и практики. Монография. – Нижний Новгород: НИУ РАНХиГС, 2013. – С. 89.
  • Руководство для следователя и дознавателя по расследованию отдельных видов преступлений / под ред. Н.Е. Муженской, Г.В. Костылевой.  – М.: Проспект, 2015. – Ч.1. – 640 с.
  • Филиппова Е.О. Криминология: Учебное пособие. – Оренбург: Оренбургский государственный университет, 2013. – 264 с.
  • Агильдин В.В. Организованная преступность: понятие, признаки, вопросы, требующие разрешения // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. ‒ 2016. ‒ № 3. ‒ С. 50 ‒ 56.
  • Боровских Р.Н. Некоторые вопросы уголовной ответственности за преступление, совершенное в соучастии, в свете новелл Уголовного кодекса Российской Федерации // Современные проблемы юридической науки: сборник научных статей. – Новосибирск, 2013. – Вып. 10. – С. 131.
  • Бриллиантов А., Яни П. Применение норм о соучастии: аналогия или толкование? // Законность. – 2013. - № 6. – С. 31.
  • В СКР предложили увеличить срок расследования экономических дел. Новости Следственный комитет. – 2017.// [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://pravo.ru/news/view/138441/
  • Геращенко В.А. Контрабанда как угроза национальной безопасности России // Молодой ученый. – 2014. – №19(78). – С. 478-481.
  • Гилинский Я.И. Организованная преступность: понятие, этапы и тенденции развития в России / Гилинский Я.И. // Общество и человек. – 2015. – № 1-2. – С.22-25.
  • Гребенникова С.С. Понятие преступности / С.С. Гребенникова // Вестник Самарской гуманитарной академии. Серия: Право. – 2016. – №1. – С.204- 206.
  • Гридасов А. МВД провело перепись воров в законе // Официальный сайт Известия. – 2013
  • Козлова Н. Тайны следствия // Российская газета – Федеральный выпуск. – 2016. №7027(159).
  • Кондаков А.В. «Спрут по-русски» // Инструменты современной научной деятельности: Материалы международной научно-практической конференции. – Уфа: МЦИИ ОМЕГА СНАЙС, 2016. – С. 132-136.
  • Кондаков А.В., Беляева И.М. «Спрут по-русски»./ Кондаков А.В., Беляева И.М.// Инструменты современной научной деятельности: материалы международной научно-практической конференции. – Уфа: МЦИИ ОМЕГА СНАЙС, 2016. – ч. 2. – С. 132-136.
  • Кондаков А.В., Беляева И.М. Организованная преступность и ее связь с властью./ Кондаков А.В., Беляева И.М.// Инновационные механизмы решения проблем научного развития: материалы международной научно-практической конференции. – Уфа: МЦИИ ОМЕГА СНАЙС, 2016. – ч. 2. – С. 68-72.
  • Кондаков А.В., Беляева И.М. Явка с повинной: угловно-правовое значение в контексте освобождения от уголовной ответственности./ Кондаков А.В., Беляева И.М.// Освобождение от уголовной ответственности и наказания: теория и практика: материалы круглого стола (Юридический институт Южно-Уральского государственного университета, 26 ноября 2016 г.). – Челябинск, 2016. – С. 26-27.
  • Кондаков А.В., Щепанова Н.И. Некоторые проблемы доказывания вины по ст. 210 УК РФ./ Кондаков А.В., Щепанова Н.И.// Развитие инструментов управления научной деятельностью: материалы международной научно-практической конференции. – Уфа: МЦИИ ОМЕГА СНАЙС, 2017. – ч. 4. – С. 80-83.
  • Маказиева З.Д. К вопросу закономерностей и тенденций организованной преступности в России / Маказиева З.Д. // Наука без границ. – 2017. – №10. – С.115.
  • Мондохонов А.Н. Проблема соотношения понятия организованной преступной группы в Конвенции ООН против траснациональной организованной преступности и в уголовном законодательстве России // Сибирский юридический вестник. ‒ 2016. ‒ № 3(58). ‒ С. 76 ‒ 82.
  • Павловская Т. Семь с половиной лет за аферы // Российская газета – Федеральный выпуск. – 2016. – №7020(152). Официальный сайт Российской газеты.// [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://rg.ru/2016/07/12/reg-ufo/capok-75-goda-kolonii-po-tretemudelu.html
  • Петрушенков А.Н. Парадоксы применения форм (видов) соучастия в преступлении в статьях Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации – [Электронный ресурс] – // Вестник Нижегородской академии МВД России. – 2015. – 3. – С. 129–139.
  • Полетаев В. Посидят до лета // Российская газета – Федеральный выпуск. – 2017. – №7219(53).// [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://rg.ru/2017/03/15/reg-cfo/shakro-molodoj-ostanetsia-v-kamereeshche-na-tri-mesiaca.html
  • Репецкая А.Л. Российская организованная преступность: характеристика современного развития // Вестник Восточно-Сибирского института МВД России. – 2015. – Выпуск № 4. – 65–74 с.
  • Рязанов Н.С. К вопросу эффективности борьбы с организованными формами преступной деятельности через ужесточение уголовной ответственности // Вестник Омского университета. Серия «Право». 2015. № 1 (42). С. 216.
  • Серенко А. Афганский наркотрафик: через какие страны наркотики завозят в Россию // Официальное интервью начальника ГУНК МВД РФ. – 2016.// [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.iarex.ru/articles/53096.html
  • Сидоров А.Н., Сутормина А.Д., Бураева О.Н. Stop коррупция (краткий обзор истории борьбы с коррупцией в России) // Юный ученый. — 2015. — №2. — С. 76-82.
  • Сидорчик. А. Ужас Кущевской. История банды, ставшей властью в отдельно взятой станице.// Официальный сайт газеты Аргументы и Факты. – 2015.// [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.aif.ru/society/law/uzhas_kushchevskoy_istoriya_bandy_stavshe y_vlastyu_v_otdelno_vzyatoy_stanice
  • Староверов А.В. К вопросу о понятии организованной преступности // Вестник Московского университета МВД России. ‒ 2017. ‒ № 1. ‒ С. 171 ‒ 174.
  • Фомченков Т. Не дотянули до сотни // Российская газета – Федеральный выпуск. – 2016. – № 7166(298).// [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://rg.ru/2016/12/29/centralnyj-obank-otozval-za2016-god-god-97-licenzij.html
  • Христюк А.А. Понятие и признаки организованной преступности. Организованная преступная деятельность // Вестник Томского государственного университета. ‒ 2015. ‒ № 3. ‒ С. 109 ‒117.
  • Шесть охранников «вора в законе» Шакро Молодого перевели в СИЗО «Лефортово». Официальный сайт Риа Новости. – 2017.// [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://ria.ru/incidents/20170208/1487487006.html
  • Эзрохин П. В., Гафуров Р. Х. О мерах по повышению эффективности оперативно-служебной деятельности подразделений уголовного розыска по противодействию организованным группам и преступным сообществам (преступным организациям) общеуголовной направленности. М.: Вестник МВД России, 2016. № 5 (146).
  • Приговор Новоспасского районного суда (Ульяновская область) № 1-1048/2017 2-1048/2017 от 2 ноября 2017 г. по делу № 1-1048/2017
  • Приговор Ленинского районного суда г. Ульяновска (Ульяновская область) № 1-171/2017 от 27 сентября 2017 г. по делу № 1-171/2017

Учебные пособия и монографии

Статьи

Судебная практика

[1] Криминология: учебное пособие. Стандарт третьего поколения / под ред. В.Н. Бурлакова, Н.М. Кропачева. – СПБ.: Питер, 2013. – 304 с.

[2] Репецкая А.Л. Российская организованная преступность: характеристика современного развития // Вестник Восточно-Сибирского института МВД России. – 2015. – Выпуск № 4. – 65–74 с.

[3] Петрушенков А.Н. Парадоксы применения форм (видов) соучастия в преступлении в статьях Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации – [Электронный ресурс] – // Вестник Нижегородской академии МВД России. – 2015. – 3. – С. 129–139.

[4] Филиппова Е.О. Криминология: Учебное пособие. – Оренбург: Оренбургский государственный университет, 2013. – 264 с.

[5] Полетаев В. Посидят до лета // Российская газета – Федеральный выпуск. – 2017. – №7219(53).// [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://rg.ru/2017/03/15/reg-cfo/shakro-molodoj-ostanetsia-v-kamereeshche-na-tri-mesiaca.html

[6] Кондаков А.В., Щепанова Н.И. Некоторые проблемы доказывания вины по ст. 210 УК РФ./ Кондаков А.В., Щепанова Н.И.// Развитие инструментов управления научной деятельностью: материалы международной научно-практической конференции. – Уфа: МЦИИ ОМЕГА СНАЙС, 2017. – ч. 4. – С. 80-83.

[7] Гилинский Я.И. Организованная преступность: понятие, этапы и тенденции развития в России / Гилинский Я.И. // Общество и человек. – 2015. – № 1-2. – С.22-25.

[8] Кондаков А.В., Беляева И.М. Явка с повинной: угловно-правовое значение в контексте освобождения от уголовной ответственности./ Кондаков А.В., Беляева И.М.// Освобождение от уголовной ответственности и наказания: теория и практика: материалы круглого стола (Юридический институт Южно-Уральского государственного университета, 26 ноября 2016 г.). – Челябинск, 2016. – С. 26-27.

[9] Мондохонов А.Н. Проблема соотношения понятия организованной преступной группы в Конвенции ООН против траснациональной организованной преступности и в уголовном законодательстве России // Сибирский юридический вестник. ‒ 2016. ‒ № 3(58). ‒ С. 76 ‒ 82.

[10] Петров С.В. Преступное сообщество как форма соучастия: проблемы теории и практики. Монография. – Нижний Новгород: НИУ РАНХиГС, 2013. – С. 89.

[11] Борьба с криминальными рынками в России: монография / Акад. ген. прокуратуры РФ; Общ. ред. В.В. Меркурьев. – М.: Проспект, 2015. – 311 с.

[12] Гребенникова С.С. Понятие преступности / С.С. Гребенникова // Вестник Самарской гуманитарной академии. Серия: Право. – 2016. – №1. – С.204- 206.

[13] В СКР предложили увеличить срок расследования экономических дел. Новости Следственный комитет. – 2017.// [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://pravo.ru/news/view/138441/

[14] Кондаков А.В. «Спрут по-русски» // Инструменты современной научной деятельности: Материалы международной научно-практической конференции. – Уфа: МЦИИ ОМЕГА СНАЙС, 2016. – С. 132-136.

[15] Павловская Т. Семь с половиной лет за аферы // Российская газета – Федеральный выпуск. – 2016. – №7020(152). Официальный сайт Российской газеты.// [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://rg.ru/2016/07/12/reg-ufo/capok-75-goda-kolonii-po-tretemudelu.html

[16] Серенко А. Афганский наркотрафик: через какие страны наркотики завозят в Россию // Официальное интервью начальника ГУНК МВД РФ. – 2016.// [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.iarex.ru/articles/53096.html

[17] Борьба с криминальными рынками в России: монография / Акад. ген. прокуратуры РФ; Общ. ред. В.В. Меркурьев. – М.: Проспект, 2015. – 311 с.

[18] Гридасов А. МВД провело перепись воров в законе // Официальный сайт Известия. – 2013

[19] Петров С. В. Преступное сообщество как форма соучастия: проблемы теории и практики. — Н. Новгород, 2013

[20] Кондаков А.В., Беляева И.М. Организованная преступность и ее связь с властью./ Кондаков А.В., Беляева И.М.// Инновационные механизмы решения проблем научного развития: материалы международной научно-практической конференции. – Уфа: МЦИИ ОМЕГА СНАЙС, 2016. – ч. 2. – С. 68-72.

[21] Мондохонов А.Н. Проблема соотношения понятия организованной преступной группы в Конвенции ООН против траснациональной организованной преступности и в уголовном законодательстве России // Сибирский юридический вестник. ‒ 2016. ‒ № 3(58). ‒ С. 76 ‒ 82.

[22] Петрушенков А.Н. Парадоксы применения форм (видов) соучастия в преступлении в статьях Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации – [Электронный ресурс] – // Вестник Нижегородской академии МВД России. – 2015. – 3. – С. 129–139.

[23] Христюк А.А. Понятие и признаки организованной преступности. Организованная преступная деятельность // Вестник Томского государственного университета. ‒ 2015. ‒ № 3. ‒ С. 109 ‒117.

[24] Эзрохин П. В., Гафуров Р. Х. О мерах по повышению эффективности оперативно- служебной деятельности подразделений уголовного розыска по противодействию организован- ным группам и преступным сообществам (преступным организациям) общеуголовной направ- ленности. М.: Вестник МВД России, 2016. № 5 (146).

[25] Репецкая А.Л. Российская организованная преступность: характеристика современного развития // Вестник Восточно-Сибирского института МВД России. – 2015. – Выпуск № 4. – 65–74 с.

[26] Маказиева З.Д. К вопросу закономерностей и тенденций организованной преступности в России / Маказиева З.Д. // Наука без границ. – 2017. – №10. – С.115.

[27] Кондаков А.В., Беляева И.М. Организованная преступность и ее связь с властью./ Кондаков А.В., Беляева И.М.// Инновационные механизмы решения проблем научного развития: материалы международной научно-практической конференции. – Уфа: МЦИИ ОМЕГА СНАЙС, 2016. – ч. 2. – С. 68-72.

[28] Кондаков А.В., Беляева И.М. «Спрут по-русски»./ Кондаков А.В., Беляева И.М.// Инструменты современной научной деятельности: материалы международной научно-практической конференции. – Уфа: МЦИИ ОМЕГА СНАЙС, 2016. – ч. 2. – С. 132-136.

[29] Мондохонов А.Н. Проблема соотношения понятия организованной преступной группы в Конвенции ООН против траснациональной организованной преступности и в уголовном законодательстве России // Сибирский юридический вестник. ‒ 2016. ‒ № 3(58). ‒ С. 76 ‒ 82.

[30] Староверов А.В. К вопросу о понятии организованной преступности // Вестник Московского университета МВД России. ‒ 2017. ‒ № 1. ‒ С. 171 ‒ 174.

Loading...

Последние статьи из блога

Современные масштабы экологической катастрофы

Теоретико-правовые основы контрактной системы

Разработка системы финансового планирования (бюджетирования)

Architectonika of management system in agrarian sphere in conditions of sanction economy

Конверсия веб-сайта

Взаимодействие PHP и MYSQL

Синтаксис языка PHP

Адаптивная вёрстка сайта

Основные понятия, принципы и системы бережливого производства

Система прохождения государственной службы

Принципы служебной деятельности

Виды государственной службы

Практические рекомендации по совершенствованию поддержки малых форм хозяйствования в АПК Новосибирской области

Анализ деятельности управления развития сельских территории и инвестиций Новосибирской области в сфере поддержки АПК

Характеристика развития АПК Новосибирской области

Анализ ликвидности банковского сектора Российской Федерации

Теоретические аспекты обеспечения банковской ликвидности

Практическая реализация подсистемы голосового управления информационно-измерительных и управляющих систем

Аналитический обзор алгоритмов обработки речевых команд и систем голосового управления

Связь прецедентных текстов и языковой личности