Курсовик1
Корзина 0 0 руб.

Работаем круглосуточно

Доступные
способы
оплаты

Свыше
1 500+
товаров

Каталог товаров

Оценка эффективности существующих организационных форм, финансовых инструментов

В наличии
0 руб.

Скачать бесплатно реферат Оценка эффективности существующих организационных форм, финансовых инструментов и институтов поддержки, способствующих технологическому развитию отраслей экономики России

Категория: Рефераты

Скачать


Содержание

Введение. 3

Глава 1. Технологическое развитие отраслей экономики России. 5

Глава 2. Организационные формы, финансовые инструменты, институты поддержки и методы оценки их эффективности. 18

Заключение.. 32

Список использованной литературы.. 34

Введение

Одним из самых значимых факторов, влияющих на экономическую сферу, безусловно, является качественное государственное управление. Именно от этого во многом зависит развитие сферы в России. Одной из главных задач является минимизация влияния государства и его вовлеченности в те сферы экономики, в которых они малоэффективны. На наш взгляд, предприятия, которые на сегодняшний день находятся под контролем государства, но могут быть частью конкурентного рынка, должны выходить из-под государственного контроля и переходить в частный сектор.

Выбранная для написания данной работы тема является крайне актуальной в современных экономических реалиях. Безусловно, огромное влияние на становление современной системы форм экономических отношений оказало технологическое развитие различных отраслей экономики, как России, так и мира в целом. Заметна тенденция технического прогресса, способствующего внедрению инновационных технологий, позволяющих с небывалой скоростью развивать области экономики.

В работе над данным исследованием автор поставил перед собой цель - исследовать эффективность существующих организационных форм, финансовых инструментов и институтов поддержки, оказывающих влияние на тенденции технологического развития экономики России.

Для достижения поставленной автором цели был сформулирован список задач:

  • изучить основные тенденции технологического развития мировой экономики
  • проанализировать вклад российских технологий в становление технологического прогресса по всему миру
  • для развития экономики в России нужно переосмыслить основы развития страны на федеральном уровне
  • сравнить особенности развития экономики отдельных регионов и России в целом

Объектом исследования в представленной работе стало нынешнее положение российской экономики и животрепещущие проблемы, которые требуют решения. Главный предмет исследования – тенденции увеличения технологического потенциала России в экономической сфере и уровень его развития в XXI веке .

Глава 1. Технологическое развитие отраслей экономики России

Вклад высокотехнологичных и наукоемких отраслей в ВВП России снизился до 21,3% по итогам 2018 года. Согласно майским указам показатель должен был вырасти до 25,6%

Доля высокотехнологичных и наукоемких отраслей в экономике России составила по итогам прошлого года 21,3%. В денежном выражении это почти 20 трлн руб. Такие данные опубликовал Росстат.

Впервые ведомство рассчитало долю технологий и науки в экономике за 2011 год — это было нужно для майского указа Владимира Путина о долгосрочной экономической политике. Тогда этот показатель составил 19,7%. Потом вклад высоких технологий и науки в ВВП последовательно рос, но заметно просел до 21,3% в 2015 году. В 2016 и 2017 годах показатель остановился на отметке 21,6%.

Указанные отрасли делятся на три группы: высокотехнологичные, среднетехнологичные и наукоемкие производства. Они включают не только научные разработки, выпуск летательных аппаратов, производство компьютеров и медицинского оборудования, но и образование и здравоохранение, страхование, финансы, архитектуру, и проектирование, и даже ветеринарию.

Показатель рассчитывается как отношение суммы валовой добавленной стоимости, созданной этими отраслями, и совокупной валовой добавленной стоимости всех видов экономической деятельности в основных текущих ценах, пояснил методологию Росстат.

Отдельно ведомство рассчитывает этот показатель по стандартам Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), но не раскрывает его. При расчете по методике ОЭСР используется несколько другая группировка отраслей, в частности исключается строительство судов и кораблей.

В 2012 году перед Президентом РФ стояла задача к 2018 году в 1,3 раза повысить долю продукции в высокотехнологичных и наукоемких отраслях в ВВП. Исходя из данных Росстата за 2011 год, целевой ориентир — 25,6%, а фактический показатель по итогам 2018 года составил только 21,3%.

Впрочем, до конца 2019 года Росстат должен пересчитать долю высоких технологий и науки в экономике за 2011–2013 годы — возможно, по итогам пересмотра база 2011 года окажется ниже.

Правительство, к сожалению, не справилось с задачей повышения производительности труда, так как исходя из майских указов относительно 2011-го показатель предполагался возрасти на 50% к 2018 году, а вырос лишь на 5,5%. Производительность труда в России растет, но остается в разы ниже, чем в развитых странах, следует из статистики ОЭСР.

Чрезмерное вмешательство государства в экономику сильно препятствует развитию инноваций, отметил эксперт. «ИТ в России изначально развивались как частный бизнес, и только в последние годы цифровые платформы работают в рамках государственно-частного партнерства. Государство — менее эффективный собственник: если бы они развивались как частные, темпы были бы выше», — уверен он.

Россия имеет очень большой потенциал для развития высоких технологий, но этому в большой мере препятствует нелегальное употребление интеллектуальной собственности. «Законы принимаются в интересах государства и безопасности, но не в интересах бизнеса и развития. Тяжелые условия не способствуют привлечению к нам международных компаний.

Это максимальное значение с мая 2017 года, когда промышленность под влиянием погоды и календарного фактора выросла на 6,9%.

С тех пор рост превысил 4% только однажды — в феврале 2019 года промпроизводство увеличилось на 4,1%.

В январе—апреле промышленное производство показало рост на 2,8% по сравнению с аналогичным периодом 2018 года. В марте показатель вырос на 1,2%, феврале — на 4,1%, январе — на 1,1%.

Ускорение роста промышленного производства в апреле свидетельствует об увеличении экономической активности по сравнению со слабыми результатами первого квартала, прокомментировало данные Росстата Минэкономразвития. В январе—марте 2019 года рост ВВП России резко замедлился до 0,5% в годовом выражении после 2,7% в октябре—декабре 2018 года.

Основной вклад в ускорение динамики промпроизводства внесли обрабатывающие отрасли, отмечают в Минэкономразвития. В обрабатывающих производствах в апреле годовой рост составил 4,7% после 0,3% в марте, следует из данных Росстата. Ускорение роста этих отраслей было отчасти обусловлено благоприятным календарным фактором: рабочих дней в апреле было на один больше, чем в том же месяце прошлого года, отметили в Минэкономразвития.

Однако, по мнению экономиста, резкий рост промышленности, зафиксированный Росстатом, вряд ли может свидетельствовать о переломе негативных тенденций и в экономике в целом, и в отдельных отраслях. С учетом высокой волатильности ежемесячных оценок промышленности Учитывая неблагоприятные календарные условия в мае 2019 года (на два рабочих дня меньше, чем в мае 2018 года) и в июне (на один день меньше, чем в июне 2018 года), показатели промышленного производства с большей вероятностью вернутся в диапазон 0–1% в годовом выражении, полагает экономист.

По данным Росстата, добыча полезных ископаемых продемонстрировала рост на 6% в годовом выражении после 4,3% в марте (в первом квартале — 4,7%).

В частности, производство сырой нефти выросло в годовом выражении на 7,4%, а природного газа — на 16%.

Российская экономика, по предварительным данным Росстата, в начале 2019 года резко замедлилась. Если в четвертом квартале прошлого года ВВП вырос на 2,7% к соответствующему периоду прошлого года, то в первом квартале нынешнего — лишь на 0,5%. После роста в прошлом году на 2,3% такие темпы выглядят удручающе. Замедление экономики в начале года ожидалось из-за повышения НДС, но все же не в такой степени. Минэкономразвития прогнозировало в первом квартале рост в 0,8%, Банк России — 1,0–1,5%.

Хотя Росстат еще не опубликовал данные об отдельных составляющих ВВП, основные причины торможения более или менее понятны. Во-первых, повышение НДС, как и ожидалось, отрицательно сказалось на деловой активности. Увеличение базовой ставки НДС означает рост налоговой нагрузки для конечных потребителей. В итоге рост оборота розничной торговли замедлился с 2,8% в четвертом квартале до 1,8%. Продажи легковых автомобилей, по данным АЕБ, и вовсе снизились на 0,3%. Фундаментальная причина слабости внутреннего спроса — многолетняя стагнация реальных доходов населения. В условиях ускорения инфляции и замедления роста заработных плат реальные располагаемые доходы населения сократились на 2,3%.

Во-вторых, произошло резкое сокращение оборота оптовой торговли (-7,4%) и инвестиций в запасы. В конце прошлого года в ожидании роста налоговой нагрузки многие компании предпочли нарастить запасы, покупая товары со «старым» НДС. Эти запасы распродавались в начале года. Такое поведение привело к сильному расхождению между динамикой розничной и оптовой торговли. Однако это временный фактор, действие которого постепенно прекращается.

В-третьих, инвестиционная активность, которая стала одним из основных драйверов ускорения в прошлом году, сильно замедлилась. Объем строительных работ вырос лишь на 0,2% после скачка на 5,3% в прошлом году. Ввод в действие жилых домов снизился на 5,6%.

Слабые макроэкономические показатели вызвали опасения, что российская экономика может вступить в техническую рецессию по итогам первого полугодия. Обычно под этим подразумевают снижение экономики два квартала подряд. Однако подобные опасения пока не подтверждаются. Наша модель российского ВВП, оценивающая экономический рост на основе текущих оперативных данных, показывает, что рост ВВП во втором квартале составит 0,7%.

Есть факторы, которые окажут положительное влияние на экономику во втором полугодии. Инфляция, ускорившись после повышения НДС, уже в марте достигла своего пика в 5,3% и начала снижаться — сказалась слабость внутреннего спроса. В этих условиях, скорее всего, Банк России уже на июньском заседании начнет снижать ключевую ставку.

Однако эффект от этого будет ограниченным. Как показывают оценки, денежно-кредитная политика объясняет только небольшую часть циклических колебаний российской экономики. Снижение ставки на 1% при прочих равных приводит к ускорению ВВП лишь на 0,1–0,2% в течение следующих четырех—шести месяцев. Этого достаточно, чтобы поддержать экономику, но слишком мало для изменения общей траектории. Денежно-кредитная политика не оказывает влияния на реальные показатели в долгосрочной перспективе и может лишь повлиять на циклические колебания относительно тренда — то, что экономисты называют «потенциальными темпами роста». Расчеты практически всех экономистов показывают, что текущие потенциальные темпы роста составляют 1,5–2% в год. Для их увеличения необходимы повышение производительности, инвестиции в основной капитал и расширение трудовых ресурсов.

Основные надежды властей связаны с реализацией национальных проектов и активными бюджетными инвестициями. Однако смогут ли эти инвестиции подстегнуть рост? В опубликованном МЭР в апреле макроэкономическом прогнозе до 2024 года рост инвестиций в 2019 году оценивается в 3,1%, в 2020-м ожидается ускорение до 7%. По официальным планам дополнительные госинвестиции и расходы смогут повысить долгосрочный потенциал экономики и увеличить темпы экономического роста до 3–3,5%. Однако пока уровень кассового исполнения национальных проектов остается низким, и они явно не смогут повлиять на макроэкономическую картину 2019 года.

Анализ показывает, что оптимизм Минэкономразвития не оправдан — даже при оптимистичных ожиданиях насчет запуска национальных проектов и роста бюджетных инвестиций в инфраструктуру.

Основная проблема в том, что в ближайшие годы крупнейшие российские компании, служившие локомотивами роста инвестиционной активности, будут сокращать инвестиции. Из-за соглашений ОПЕК+ почти все нефтяные компании уже пересмотрели свои инвестиционные программы. Продление соглашения с ОПЕК может заставить и «Роснефть», пока сохраняющую агрессивные инвестиционные планы, пересмотреть их. Инвестиции «Газпрома» также начнут снижаться уже в 2019 году по мере прохождения пиковых затрат на крупнейших проектах. Рост дивидендных выплат «Газпрома» также означает, что ресурсов для инвестиций в ближайшие годы будет меньше.

Инвестиционный подъем 2017–2018 годов был обеспечен наращиванием вложений госкомпаний на фоне стагнации в частном секторе. Россия остается среди мировых лидеров по доле госсектора в экономике. В 2014–2018 годах на бюджетные инвестиции и капитальные расходы госкомпаний приходилось 47–51% всех инвестиций крупных и средних предприятий в стране. Это сопоставимо с показателями Китая. Как и бюджетные программы, инвестиции многих госкомпаний носят во многом нерыночный характер и часто напрямую зависят от тарифных решений (электроэнергетика и железные дороги) или предоставления субсидий и льгот.

Крупные частные компании в большинстве своем не планируют существенного расширения инвестиций в ближайшие годы. В строительстве переход на эскроу-счета, скорее всего, приведет к временному росту цен и дальнейшему сокращению ввода жилья.

Бюджетные вложения в экономику, действительно, вырастут. В рамках утвержденного правительством Комплексного плана развития магистральной инфраструктуры в 2020 году инвестиции вырастут примерно на 200 млрд руб., но только «Газпром» планирует сократить капиталовложения на 300 млрд руб. В результате уже в 2020 году темпы роста инвестиций упадут до 1–1,5%. Шансов на то, что российская экономика после этого оправдает ожидания правительства и в 2021 году ускорится до 3,0–3,5%, немного. Базовый сценарий для России — рост на уровне текущих «потенциальных» 1–2%.

  • Предлагаемая система действий для России

Как показывает проведенный анализ, Россия фактически с запозданием включается в новую технологическую революцию. Несмотря на активизацию модернизационной повестки и системное выстраивание инновационной политики, пока «технологические» позиции нашей страны на фоне происходящих в мире изменений слабые. Вклад совокупной факторной производительности (СФП), учитывающий в том числе «премию новых технологий», в экономический рост традиционно невелик. Согласно расчетам ЦСР, для достижения в 2024 г. потенциальных темпов экономического роста 4,0% ВВП необходимо: при сохранении существующей производительности экономики добавить в нее 4,6 млн занятых и 40 трлн руб. инвестиций в основной капитал (сверх инерционного сценария развития); либо при сложившихся трендах в области численности населения и инвестиций обеспечить рост СФП до 2% в год.

Таблица 1 .Динамика интенсивности затрат на технологические инновации в РФ в 2014-2018гг., %

Показатель

2014

2015

2016

2017

2018

Российская Федерация

1,55

2,20

2,52

2,90

2,94

При этом очевидно, что технологическая революция, с одной стороны, даст толчок формированию новых отраслей и секторов, а с другой — приведет к глубоким технологическим и организационным изменениям в традиционных отраслях российской экономики. Следовательно, при выборе приоритетных направлений развития ставка должна быть сделана одновременно и на опережающее развитие принципиально новых высокотехнологичных секторов и рынков, и на глубокую технологическую модернизацию традиционных отраслей и производств. Их совмещение может обеспечить фронтальный запуск технологической революции уже в среднесрочной перспективе. Для инициирования в России к 2024 г. собственной технологической революции, осуществления структурного маневра в экономике и социальной сфере на базе передовых технологий и научных знаний важны следующие направления развития (ЦСР, 2017).

2. Модернизация традиционных секторов

Глубокая и радикальная технологическая модернизация, на наш взгляд, должна охватывать те отрасли, которые в настоящее время составляют и, по прогнозам, станут основным сектором российской экономики в середине 2020 х годов, то есть топливно-энергетический комплекс, агропромышленный комплекс. Металлургия, горнодобывающая промышленность и другие. Имеется в виду, что ввод в эксплуатацию новой технологии, совершенствование существующего оборудования, внедрение интегрированной автоматизации остается одним из основных резервов повышения производительности традиционных секторов. Исследование, проведенное в феврале 2017 года центр стратегических исследований совместно с Министерством промышленности и торговли России, ЦМРП и Агентством по технологическому развитию, показало, что абсолютное большинство опрошенных руководителей российских промышленных предприятий (83,6%) рассматривают вопрос о повышении технический уровень производства как ключевое внутреннее условие роста производительности труда (2017). Таким образом, на государственном уровне должны быть созданы условия для запуска в базовом секторе масштабной модернизации основных средств и программного обеспечения, инвестиции в которые могут дать около 40% дополнительного роста производительности.

Это подразумевает принятие Правительством Российской Федерации специальных мер поддержки в рамках действующих государственных программ. Деятельность российских компаний должна быть ориентирована на производство новых поколений, переход на стандарты цифровой экономики, использование наилучших доступных технологий. Институциональная консолидация в государственных документах может быть достигнуто на основе принципов прогрессивного роста по поколениям продуктов и уровнях технологической готовности (TRL) и уровнях готовности к производству (MRL).

3. Новые высокотехнологичные секторы

Формирование комплекса крупных высокотехнологичных отраслей и рынков, способных претендовать на роль нового базового сектора в российской экономике к 2025-2030 годам. По нашим оценкам, к 2024 году эти новые сектора и отрасли могут составить 10% ВВП страны (сейчас менее 1%). Основные мероприятия должны быть связаны с масштабированием пилотных проектов по ИППП в соответствии с размером новых (продвинутых) рынков на принципах государственно-частного партнерства. Чтобы объединить усилия государства и участников рынка, а также разделить риски, традиционно связанные с освоением новых секторов, реализацию крупных проектов по ИППП можно поручить специально сформированным проектным технологическим консорциумам. Такие консорциумы (в форме инвестиционных и технологических партнерств) могут стать основным организационным механизмом развития цифровой экономики, а также формой реализации «экспериментальной» составляющей современной технологической политики в России. Эта практика широко распространена за рубежом. 4. Цифровой переход

Возложение основ цифровой экономики является еще одним потенциальным приоритетом для российского технологического повестки дня. Цифровая трансформация экономики выражается не только в замене аналоговых систем управления цифровыми, но и на интеллектуализации технологических объектов и систем, интеграции информационных и эксплуатационных технологий. В ближайшие десятилетия, как ожидается, цифровизация сделает значительный вклад в повышение эффективности производственных процессов. Например, по данным ведущих аналитических агентств, к 2024 году доля цифровой экономики России может превысить 6% ВВП. В то же время, программа «Цифровая экономика Российской Федерации», принятая российским правительством, которая сейчас в основном сосредоточено на приоритетах развития отрасли и КТ, должна заложить основу для изменений в различных секторах экономики, поскольку такие области, как средства массовой информации, финансы и услуги уже получили цифровой трансформации. По нашему мнению, это означает, что по мере реализации программы она должна быть расширена путем внедрения цифрового перехода в реальный сектор экономики - в ключевые секторы и ключевые инфраструктурные сектора.

Кроме того, необходимо оцифровать критические инфраструктуры для России, на следующем этапе реализации Федерального закона от 26 июля 2017 № 187-ФЗ «О безопасности критической информационной инфраструктуры Российской Федерации» могут включать информацию инфраструктура, здравоохранение, наука, транспорт, связь, банковское дело и другие сферы финансового рынка, топливно-энергетического комплекса, включая ядерную энергетику, оборонную, ракетно-космическую, горно-металлургической и химической промышленности, а также продовольственной безопасности и управления.

Именно в этих сегментах основные усилия и ресурсы государственной поддержки для оцифровки экономики должны быть сосредоточены в рамках программы цифровой экономики Российской Федерации и других государственных программ. Кроме того, технологии, лежащие в основе цифровой экономики - большие данные, облачные вычисления, искусственный интеллект, машинное обучение и т.д. - должны стать общедоступными технологиями. Все общество должно быть в состоянии воспользоваться преимуществами, которые предоставляет технология, избегая цифрового исключения.

Для этого необходимо перевести систему государственного управления и финансовый сектор в стандарты цифровой экономики. Риск для России заключается в том, что государственные действия будут направлены только на развитие специальной цифровой инфраструктуры, то есть на основе позиции, рынок и реальный сектор сами будут регулировать, как они будут проводить цифровое преобразование. Однако гораздо важнее быстро осуществить фронтальный цифровой переход во всей экономике, для чего нужна специальная государственная политика.

Зарубежный опыт (например, в Германии) показывает, что переход экономики и социальной сферы на цифровые технологии и архитектуру платформ является систематически невозможным лишь путем изменения системы правового регулирования и государственных инвестиций в специальную инфраструктуру. Это требует комплексного, комплексного подхода, который, кроме изменений в законодательстве, учитывать изменения, которые влияют на реальные экономические процессы и их участников.

5. Реинжиниринг институтов развития и комплексная поддержка технологического предпринимательства

Следующий шаг радикальной модернизации предусматривает сосредоточение деятельности институтов развития на включение России в технологическую революцию и развитие радикальных инноваций, а также создания комфортного и эффективного регуляторной среды для инноваций и технологического предпринимательства, содействие развитию и внедрению передовые технологии.

Ключевой проблемой институтов развития является постепенный переход к зоне финансирования проектов с наименьшим риском (проекты поздних этапов инновационного цикла - прототип продукта, прототип). Это также было связано с избыточным давлением регулирующих органов, направленным на получение стопроцентного результата при инвестировании государственных средств. Но тогда инновационные проекты на ранних стадиях и целевые (исследования и исследования, ориентированные на проблемы) остаются недофинансированными, что может стать основой для будущих технологических прорывов.

6. Формирование и сохранение научной базы, обеспечения готовности России к технологическому прорыву

Условия технической революции в России - переход к новой специализации российской науки и превращения России сектор фундаментальной и прикладной науки в единую национальную научно-техническую систему, которая будет отвечать на «большие вызовы», стоящих перед обществом и государством в долгосрочной перспективе.

Российское правительство должно сосредоточить российский сектор исследований и разработок в приоритетных направлениях науки, технологий и технологий; необходимо внедрять долгосрочные стратегии проведения научных исследований и технологических разработок в различных областях, а также систематически готовить общеотраслевые, межотраслевые прогнозы и программы (стратегии) научно-технического развития. В то же время в России должна быть построена система «страхование» против глобальных рисков и угроз, связанных с технологической революцией, которая требует специально разработанной системы фундаментальных исследований и научно-технического прогнозирования. Прежде всего, эти изменения должны, безусловно, касаться самой и наиболее авторитетной исследовательской структуры - Российской академии наук (РАН). Для этого необходимо модернизировать РАН и его организации-члены, в том числе с учетом их предложений, чтобы облегчить переход РАН на принципиально новый уровень ( «РАН 2.0»).

Также важно включить государственную научно-техническую политику в число приоритетных для страны на следующем этапе развития, в том числе путем принятия специальных государственных документов - основы политики в этих областях.

Глава 2. Организационных формы, финансовые инструменты и институты поддержки и методы оценки их эффективности

Ни для кого не секрет, что экономика Российской Федерации сейчас крайне нуждается в инновациях и модернизации. Это связано в первую очередь с тем, что экспорт сырья как модель экономического развития, исчерпывает свой потенциал и становится пережитком прошлого.

В подобных условиях возникает проблема адекватного ответа внешним условиям (устаревшей модели экономического развития и возрастающей конкуренции). Мы считаем, что ключевыми игроками на поле проведения инноваций в процессе модернизации способны сыграть государственные финансовые институты развития. Дадим определение данному термину. В специализированной литературе институты развития обычно определяют как специализированные государственные организации, созданные для содействия экономическому развитию в определенных областях, которые по каким-то причинам рассматриваются как приоритетные. Главной задачей подобных государственных организаций в первую очередь фокусируется на таких ситуациях, при которых рыночные механизмы не могут решить существующие социальные или экономические проблемы. Иными словами, институты развития, как правило, компенсируют «провалы рынка».

Исследователи выделяют несколько основных крупных групп финансовых институтов развития, существующих в Российской федерации на сегодняшний день.

В первую очередь это Инвестиционный фонд Российской Федерации. В его задачи входит поддержка и инвестирование в проекты на региональном и федеральном уровнях, которые предусматривают создание крупных проектов в области инфраструктуры. Те же функции имеет Внешэкономбанк. Данные компании оказывают поддержку крупным проектам.

Для поддержки малых и средних компаний, осуществляющих традиционные виды экономической деятельности, создана дочерняя организация Внешэкономбанка, носящая название ОАО «МСП банк». Кроме того, подобными же функциями характеризуется и Российский фонд прямых инвестиций – недавно созданное подразделение Внешэкономбанка.

Долгосрочные высокорисковые инвестиции в недавно созданные высокотехнологичные компании осуществляет Российская венчурная компания с группой профинансированных ею венчурных фондов, региональные венчурные фонды, созданные по программе Минэкономразвития. В эту же группу входит и ОАО «Роснано».

Наконец, грантовую деятельность и финансирование малых инновационных фирм осуществляют Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере, фонд «Сколково» и Фонд посевных инвестиций Российской венчурной компании.

Таким образом, на первый взгляд в Российской Федерации создана крупная база по работе с предприятиями крупного, малого и среднего бизнеса. Имеющиеся финансовые институты характеризуются различными масштабами деятельности, размером возможных ресурсов, формами и видами поддержки. Все они являются различными организационно-правовыми субъектами деятельности. В современных условиях они способны осуществить финансирование и софинансирование проектов любого масштаба – как проектов по добыче и первичной переработке сырья, так и создающихся или недавно созданных фирм на стадии предпосева.

Тем не менее, даже при, казалось бы, идеальных условиях представленная система обладает несколькими достаточно существенными недостатками:

  • отсутствие целостной системы и концепции формирования государственных институтов финансирования;
  • отсутствие общей стратегии и системы координации действий;
  • отсутствие механизма оценки результатов работы институтов развития, и, соответственно, невозможность изменения или редактирования приоритетов или задач экономического развития.

Отдельно отметим, что на наш взгляд многие проблемы проистекают из первого пункта. Однако регулярное проведение оценки результатов деятельности финансовых институтов является, пожалуй, самым главным недостатком существующей в Российской Федерации системы.

Данное мнение неоднократно высказывалось авторитетными специалистами. Оценка, по их мнению, должна заключаться в выявлении плюсов и минусов различных институтов развития. Также необходимо выявлять резервы повышения эффективности работы предприятий, в том числе связанных с заимствованием лучших моделей управления у наиболее эффективных институтов. Соответственно, необходимо внедрение качественных методов оценки эффективности.

Мы считаем, что для оценки результатов деятельности российских финансовых институтов развития может быть адаптирована методика рейтинговой оценки программ (Program Assessment Rating Tool, PART). Она была создана административно-бюджетным управлением при президенте США. Её используют в первую очередь для более эффективного использования средств государственного бюджета. Данный метод позволяет совершать оценку результатов программы или работы отдела, основанную на множестве критериев. Данная методика базируется на обоснованных ответах к определенным тематическим вопросам. Вопросы должны быть разделены на четыре оценочные области:

В первую входит цели и структура программы. Она оценивает четкость целей и важность программы для решения насущных вопросов, а также убедительность механизма, используемого для решения проблемы и распределения ресурсов.

Вторая группа оценивает стратегическое планирование и обоснованность выбранных долгосрочных и годовых целей и показателей эффективности.

Третья группа включает в себя оценку управления программой. Она оценивает уровень управления реализацией программы, включая финансовый мониторинг и контроль за выполнением отдельных мероприятий.

Наконец, четвертая группа оценивает результаты программы, а именно прогресс программы в достижении долгосрочных и краткосрочных целей.

Каждая область оценки включает в себя различное количество тематических вопросов. Ответы на вопросы для областей оценки «цель и структура программы», «стратегическое планирование» и «управление программой» даны в формате «да / нет», что соответствует оценке 1 или 0 для каждого из индивидуальных субкритериев.

По умолчанию каждому тематическому вопросу в области оценки присваиваются равные веса, сумма которых составляет 100%, но при необходимости эти веса можно корректировать, чтобы придать большее значение наиболее важным подкритериям. Частный рейтинг для каждой области оценки определяется как сумма произведений оценок частных субкритериев для их весов. Интегральный рейтинг программы рассчитывается по формуле

R = 0,2 ⋅ R1 + 0,1 ⋅ R2 + 0,2 ⋅ R3 + 0,5 ⋅ R4,

где R1 – рейтинг для области оценки «цели и структура программы»;

R2 – рейтинг для области оценки «стратегическое планирование»;

R3 – рейтинг для области оценки «управление программой»;

R4 – рейтинг для области оценки «результаты реализации программы».

Для рассчитывания оценки эффективности российских финансовых институтов необходимо подобрать следующие критерии:

Критерии оценки

Подкритерии

1. Миссия, функции и механизм воздействия института развития на национальную экономику

1.1. Четко ли сформулирована миссия института развития?

1.2. Предоставляет ли институт развития решение насущной проблемы, которая не может быть решена в результате действий, предпринимаемых исключительно частным сектором?

1.3. Является ли профиль института развития уникальным? Разве это не дублирует функции других институтов развития?

1.4. Является ли механизм воздействия института развития на экономические процессы наиболее эффективным с точки зрения реализации его миссии?

1,5. Обеспечивает ли механизм управления развитием целевое использование инвестиционных ресурсов?

2. Стратегическое планирование

2.1. Определены ли ключевые долгосрочные показатели эффективности, отражающие степень достижения его стратегических целей, в стратегии института развития?

2.2. Являются ли долгосрочные показатели эффективности института развития амбициозными, но реально ли достижимыми?

2,3. Разработали ли институты развития годовые показатели эффективности, отражающие прогресс, достигнутый в реализации его долгосрочных целей?

2,4. Соответствует ли график достижения годовых показателей эффективности объективным возможностям?

институт развития и позволяет ли он достичь долгосрочных результатов в долгосрочной перспективе?

2.5. Насколько развита сеть стратегических партнеров института развития, и их деятельность влияет на выполнение годовых и долгосрочных целей института развития?

2.6. Связаны ли независимые оценки результатов работы института развития с оценкой реализации его стратегии и подготовкой рекомендаций по ее корректировке?

2,7. Существует ли механизм отбора проектов для финансирования достижения целевых показателей деятельности института развития?

2,8. Принимает ли институт развития эффективные меры для исправления существующих недостатков в области стратегического планирования?

3. Управление институтом развития)

3.1. Производственный процесс - качественный мониторинг - реализация соответствующих инвестиционных проектов, и используется ли эта информация при принятии управленческих решений, корректировке приоритетов и распределении ресурсов?

3.2. Предусмотрена ли личная ответственность менеджеров института развития за достижение запланированных результатов?

3.3. Расходы на инвестиционные ресурсы согласно запланированному графику и по своему целевому назначению?

3.4. Предприятия занимаются вопросами эффективного использования ресурсов?

3.5. Действия по обеспечению взаимодействия с другими институтами развития?

3.6. Соответствующие методы обучения, используемые институтом развития?

3.7. Являются ли меры по преодолению недостатков в управлении институтом развития действенными?

4. Результаты реализации стратегии института развития

4.1. Продемонстрировал ли институт прогресс в реализации стратегии развития института необходимый прогресс в достижении долгосрочных целей?

4.2. Достигнуты ли годовые цели в ходе реализации стратегии развития института?

4,3. Обеспечивает ли руководство института развития ежегодное повышение операционной эффективности?

4.4. Эффективны ли институты развития по сравнению с другими институтами финансового развития с аналогичным профилем деятельности?

4,5. Независимые оценки с достаточным охватом и качеством подтверждают, что институт развития эффективен и обеспечивает достижение запланированных результатов?

Экономическое развитие нашей страны на сегодняшний день имеет несколько важных направлений развития, одно из них – увеличение предпринимательской активности, в особенности развитие малого предпринимательства (МП). Чтобы оценить уровень распространенности МП просмотрим статистические данные. В 2018 году число людей, относящихся к отрасли малого предпринимательства было равно 15,6% от общего числа людей, принадлежащей к экономической сфере. Отметим, что оборот подобных предприятий составил 25,7% от общего оборота всех предприятий страны.

Существует несколько моделей взаимодействия малого предпринимательства с государством, что оказывает важнейшее воздействие на существования и функционирование малого предпринимательства в России. Прежде всего это взаимодействие может иметь форму государственной поддержки, от которой зависит развитие отрасли предпринимательства в целом, а также состояние социально-экономической сферы страны. С каждым годом государственная поддержка предпринимательской активности, в том числе малого предпринимательства, приобретает все новые формы и виды и прогрессирует. Безусловно с этим связано видоизменение оценочных методов ее социально-экономической эффективности со стороны государства, предпринимательства и гражданского общества.

С модификацией методологии оценки эффективности государственной поддержки малого предпринимательства связано возможность ее классификации на несколько групп:

  • Подходы, которые имеют в основе определение результативности программных документов, нацеленных на масштабирование предпринимательской активности в стране.
  • Подходы, которые опираются на оценивание на прогресс в сфере предпринимательства.
  • Подходы, базирующиеся на выявлении влияния деятельности в сфере предпринимательства на социально-экономическое развитие страны.
  • Подходы, в результате которых выявляется интегральный показатель.
  • Подходы, изучающие уменьшение количества административных барьеров в предпринимательской деятельности.

1. Подходы, которые имеют в основе определение результативности программных документов, нацеленных на масштабирование предпринимательской активности в стране.

Рассматриваемый подход, можно назвать первоначальным, основывающимся на оценке эффективности расходования бюджетных средств.

Одним из самых ярких представителей, поддерживающих данный методологический подход, можно считать М.В. Орлова. По его мнению, определить метрики бюджетной эффективности политики страны в отношении контроля предпринимательской активности можно с помощью соотношения затрат, взятых из бюджета и доходов в бюджет, являющихся результатом первых. М. В. Орлов считает, что подобное рассмотрение эффективности инвестиционных вложений в расширение предпринимательской сферы может являться также и показателем экономической эффективности политики.

2. Подходы, которые опираются на оценивание на прогресс в сфере предпринимательства.

К приверженцам данного подхода можно отнести И.А. Жукова, Е.П. Савчишкина [6], которые полагают, что для оценивания эффективности МП и выявления результатов поддержки государством регионов важно применять различные показатели расширения бизнеса:

  • показатели производственной и коммерческой деятельности (в динамике);
  • показатели эффективности использования ресурсов;
  • показатели повышения эффективности использования труда (в динамике).

Кроме этого, для возможности оценивания подобного рода эффективности малого предпринимательства в различных регионов И.А. Жукова, Е.П. Савчишкина советуют использовать прирост коэффициента эффективности (общей рентабельности) с условным выделением доли поддержки.

Безусловно данный подход имеет свои недостатки. Одним из главных является то, что политика государства не оценивается со стороны создания условий организации, ведения предпринимательской активности и устранения административных барьеров.

К очевидным достоинствам данного подхода относится возможность в какой-то мере оценивать вклад, принесенный следующими показателями: производство продукции, товаров и услуг и производительность труда.

3. Подходы, базирующиеся на выявлении влияния деятельности в сфере предпринимательства на социально-экономическое развитие страны. В.А. Гражданкин [4] , представитель рассматриваемого подхода, отмечает, что оценка эффективности трат бюджетных средств может быть выражена в достижении бюджетного и социально-экономического эффекта. Данная оценка может быть произведена благодаря приведенным ниже критериям, которые показывают вклад малого бизнеса в развитие страны:

  • прирост оплаты труда;
  • прирост численности занятых в малом предпринимательстве;
  • налоговые вычеты;
  • норматив отчислений исследуемого налога в соответствующий бюджет пропорционально объему выданных субсидий.

Также в своей исследовательской деятельности данный подход использует Е.В. Романенко [17], который приходит к выводу о необходимости расширения системы показателей, для определения роли малого предпринимательства в развитии региона. Е.В. Романенко вводит следующие показатели:

  • доля малого предпринимательства в валовом региональном продукте;
  • доля числа малых предприятий в общем количестве;
  • доля числа занятых на малых предприятиях к числу занятых на всех предприятиях региона.

К явным слабым сторонам данного подхода можно отнести недостаточно широкий список показателей, с помощью которого проводить оценку эффективности государственной политики в сфере предпринимательской деятельности становится невозможным.

4. Подходы, в результате которых выявляется интегральный показатель. Представители данного методологического подхода В.В. Буев, С.В. Мигин [2], говорят о необходимости использования интегральных индексов, складывающихся из показателей:

  • качество развития малого предпринимательства;
  • эффективность использования ресурсов;
  • деловой климат для малого предпринимательства;
  • социальная эффективность малого предпринимательства;
  • эффективность деятельности объектов инфраструктуры поддержки малого предпринимательства.

Идентичного подхода придерживается также А.В. Немец [9], который унифицирует показетели оценки поддержки МП, считает, что интегральноый индекс эффективности, рассчитывается на основе данных показателей:

  • количество предприятий – получателей поддержки;
  • увеличение суммы налогов, ожидаемых к зачислению в консолидированный бюджет региона в результате оказания поддержки предприятиям;
  • коэффициент социальной эффективности предприятия (количество созданных рабочих мест, прирост доходов работников, занятых на предприятии);
  • показатель инновационности предприятия (отсутствие или наличие инновационной компоненты);
  • сумма денежных средств, направляемая на поддержку малых предприятий через органы поддержки малого предпринимательства;
  • издержки на содержание государственной инфраструктуры поддержки органа поддержки.

Также в данном подходе Г.В. Терешкин [19] предлагает производить оцентку эффективности поддержки предпринимательства с помощью комплексного показателя эффективности на муниципальном уровне.

Главная особенность и основной плюс данного подхода состоит в наличие широкого перечень показателей, которые позволяют очень четко оценить государственную поддержку в сфере предпринимательской активности с позиции ее развития, вклада предпринимательства в развитие страны.

5. Подходы, изучающие уменьшение количества административных барьеров в предпринимательской деятельности.

На данный момент на уровне законодательства решается вопрос об оценивании административных барьеров на основе оценки регулирующего воздействия. Данное воздействие осуществляется для выявления положений, вводящих избыточные обязанности, запреты и ограничения для субъектов, занимающихся предпринимательской и инвестиционной активностью или способствующих их введению, а также положений, способствующих возникновению необоснованных расходов субъектов предпринимательской и инвестиционной деятельности и бюджетов субъектов РФ.

В 2012 году Министерство экономического развития предложило новый порядок процедуры оценки регулирующего воздействия, в который постоянно вносятся изменения.

Также Минэкономразвития была представлена новая система показателей, которые используют для оценки качества внедрения и развития института оценки регулирующего воздействия в субъектах Российской Федерации. Данная система была разделена на 4 блока:

  • правовое закрепление;
  • практический опыт;
  • методическое и организационное сопровождение;
  • опциональные показатели.

Заключение

Все трудности, возникающие в системе государственного управления, при необходимости все предложенные цели достигаются почти одновременно, важно формировать взаимосвязаны системы действий для их реализации - регулярные и экспериментальные.

Динамика числа созданных передовых производственных технологий в РФ в 2014-2018 гг.

Показатель

2014

2015

2016

2017

2018

Российская Федерация

864

1138

1323

1429

1409

в процентах к предыдущему году

109,5

131,7

116,3

108,0

98,6

Это означает, что действия по модернизации традиционных отраслей должны быть связаны с планами и стратегиями существующих систем управления научно-техническим развитием, а также мерами по прогнозированию создание новых отраслей / рынков в сфере экспериментальных стратегических инициатив, реализованных специальному проекту. . офисов. В условиях ограниченных ресурсов основной задачей в настоящее время является разработка эффективных механизмов государственной научно-технической политики, что позволит одновременно запускать программы действий для каждого из этих блоков. По сути, это потребует реализации принципов амбидерности в системе государственного управления. Чтобы включить страну в технологическую революцию, необходима специальная социальная, культурная и образовательная политика, чтобы сгладить социальные противоречия. Это означает, что правительство, если он решит фактически начать технологическую революцию, должен сформировать предложение для общественности, обеспечивая консенсус при выборе направления развития страны.

Loading...