Курсовик1
Корзина 0 0 руб.

Работаем круглосуточно

Доступные
способы
оплаты

Свыше
1 500+
товаров

Каталог товаров

Режим и политика валютного курса российского рубля.

В наличии
0 руб.

Скачать бесплатно курсовую Режим и политика валютного курса российского рубля.

После нажатия кнопки В Корзину нажмите корзину внизу экрана, в случае возникновения вопросов свяжитесь с администрацией заполнив форму

Скачать бесплатно

Содержание

ВВЕДЕНИЕ.. 3

ГЛАВА I. ВАЛЮТНЫЙ КУРС КАК МАКРОЭКОНОМИЧЕСКИЙ ФЕНОМЕН.. 5

1. 1. Сущность валютного курса. 5

1. 2. Виды валютных курсов. 6

1. 3. Факторы курсообразования. 10

ГЛАВА II. МЕХАНИЗМ ВОЗДЕЙСТВИЯ ВАЛЮТНОГО КУРСА НА МАКРОЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ.. 14

2. 1. Взаимосвязь валютного курса и внешней торговли в теоретических построениях. 14

2. 2. Курс рубля как фактор внешней торговли России. 20

2. 3. Валютный курс как агрегированный макроэкономический инструмент. 24

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. 30

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ.. 31


ВВЕДЕНИЕ

Глобализация – одна из основополагающих цивилизационных тенденций нашего времени. В трансграничное движение вовлекается все больше товаров, услуг, капиталов, людей. А поскольку разные страны пользуются разными валютами, вопрос валютного курса является чрезвычайно актуальным, с чем и связана актуальность темы «Режим и политика валютного курса российского рубля.

Отметим, что если рассматривать валютный курс с позиции формальной логики, то он, строго говоря, не является инструментом макроэкономического регулирования, более того – он сам является объектом такого регулирования. Но так как его изменения (неважно, каков их источник, даже если им являются усилия центрального банка страны) приводят к изменению макроэкономических пропорций страны, его можно рассматривать как монетарный инструмент макроэкономического регулирования, однако с тем лишь условием, что роль его своеобразна и двояка: как валютный курс воздействует, среди прочего, на динамику внешней торговли страны, так и она воздействует на валютный курс. Поэтому в тексте настоящей работы там, где мы говорим о факторах валютного курса, следует понимать, что имеет место влияние, направленное противоположно (т. е. курс приобретает черты предмета нашего исследования). То же касается и собственно использования валютного курса в качестве инструмента макроэкономического регулирования.

Целью работы, таким образом, является установление характера взаимного влияния валютного курса и основных макроэкономических показателей национальной экономики, т. е. место валютного курса в системе этих показателей. В соответствии с этой целью потребуется решение следующих задач:

- установление характера и природы валютного курса;

- проведение анализа факторов воздействия валютного курса на основные экономические процессы и макроэкономические показатели.

Объектом исследования в наиболее широком смысле является участие страны в международных экономических отношениях. Предметом, соответственно, – валютный курс как феномен открытой экономики. Объектом наблюдения, на материалах которого проводится данное исследование, является абстрагированная национальная экономика с учетом специфических черт отдельных экономик (поскольку более чем очевидно, что валютный курс как макроэкономический инструмент ведет себя весьма по-разному в экономиках Соломоновых островов или Южной Кореи).

Структура роботы составлена двумя главами, первая из которых носит характер теоретический – в ней рассматриваются основоположные аспекты сущности понятия валютного курса, его виды, а также разъясняются отдельные моменты касательно его связи с важнейшими макроэкономическими показателями. Во втором, прикладном разделе рассматривается конкретный механизм предмета нашего исследования.


ГЛАВА I. ВАЛЮТНЫЙ КУРС КАК МАКРОЭКОНОМИЧЕСКИЙ ФЕНОМЕН

1. 1. Сущность валютного курса

Внешнеэкономические операции в большинстве случаев связаны с обменом одной национальной валюты на другую. В этой связи возникает необходимость в установлении обменного соотношения между валютами – валютного курса [8, с. 286]. Под ним принято понимать то соотношение, по которому одна валюта обменивается на другую, или «цена» денежной единицы одной страны, определенная в денежной единице другой страны. Установление курса в виде всем понятной записи называется котировкой валюты.

Валютный курс отражает взаимодействие национальной и мировой экономик. Если основные характеристики каждой валюты формируются в рамках национальных хозяйств, то их количественное сравнение происходит во внешнеэкономических операциях. Валютный курс сравнивает национальные стоимости не прямо, а опосредованно – через их относительную покупательную способность. Это обеспечивает наличие стоимостных критериев при проведении международных расчетов, позволяет измерять эффективность внешнеэкономических операций. Валютный курс необходим для:

- обмена валют в ходе торговли товарами, услугами, движения капиталов и кредитов;

- сравнения цен мировых и национальных рынков, а также стоимостных показателей разных стран, выраженных в национальных или иностранных валютах;

- периодической переоценки счетов фирм и банков в иностранной валюте.

Валютный курс участниками валютообменной операции рассматривается как коэффициент пересчета одной валюты в другую, определяемый соотношением спроса и предложения на валютном рынке. Однако стоимостной основой валютного курса является паритет покупательной способности валют, который выражает соотношение средних уровней национальных цен на товары, услуги, инвестиции. Эта экономическая (стоимостная) категория является атрибутом товарного производства и отражает производственные отношения между товаропроизводителями и мировым рынком [4, с.356]. При продаже товаров на мировом рынке продукт национального труда получает общественное признание на основе интернациональной меры стоимости. Следовательно, валютный курс опосредует абсолютную обмениваемость товаров в рамках мирового хозяйства. Стоимостная основа валютного курса обусловлена тем, что в конечном итоге интернациональная цена производства как база мировых цен строится на национальных ценах производства в странах, являющихся основными поставщиками товаров соответствующего вида на мировой рынок. Таким образом, поскольку валютный курс строится на основе паритета покупательной способности, именно он является основным фактором, влияющим на валютный курс. Впрочем, как любая и цена на любой другой актив, валютный курс отклоняется от стоимостной основы – паритета покупательной способности валют – под влиянием спроса и предложения валюты. Соотношение такого спроса и предложения зависит от множества факторов, отражающих связь валютного курса с другими экономическими категориями – стоимостью, ценой, деньгами, процентом, состоянием платежного баланса, ожиданиями участников рынка и проч.

2. Виды валютных курсов

Множество валютных курсов можно классифицировать по различным признакам.

В большинстве стран курсы иностранных валют выражаются в количестве единиц национальной валюты за единицу иностранной (как правило здесь имеется ввиду доллар США, все остальные валюты в совокупности используются гораздо реже). Это так называемая система прямых котировок.

Косвенной (обратной) котировкой называется котировка, показывающая, какое количество долларов США (или, значительно реже, другой валюты вроде СДР) содержится в единице национальной валюты.

Косвенные котировки применяются как правило странами, национальная валюта которых дороже доллара США или валюты, к которой устанавливается курс: евро, фунт стерлингов, доллар Каймановых островов; австралийский доллар также использует косвенные котировки в память о том, что некогда он был дороже американского. В то же время иорданский динар устанавливает свой курс как прямую котировку (около 0,71 динара за доллар) [13, с.154], таким же образом к евро были «привязаны» латвийский лат, мальтийская лира, ирландский и кипрский фунт (все эти валюты были дороже евро).

Существует также понятие кросс-курса, который является котировкой двух иностранных валют, ни одна из которых не является национальной валютой участника сделки, устанавливающего курс, например курс новозеландского доллара к иене, установленный американским банком. Принципиально же любой курс, полученный расчетным путем из курсов двух валют к третьей, является кросс-курсом. Котировки кросс-курсов на различных национальных валютных рынках могут отличаться друг от друга, что теоретически создает условия для валютного арбитража, то есть для спекулятивных операций с целью получения прибыли от разницы валютных курсов одной и той же денежной единицы на территориально различных валютных рынках. В настоящее время в силу интеграции всех торговых площадок валютного рынка в одну (мировой валютный рынок - FOREX) такая возможность практически исчезла.

Существует несколько систем валютных курсов: фиксированный, плавающий и смешанный.

1. Фиксированный валютный курс – курс национальной валюты по отношению к одной добровольно выбранной валюте или корзине валют неизменен. Это свойственно для стран, находящихся в зависимости того или иного рода от страны, к валюте которой «привязан» курс (валюты британских, французских (в том числе бывших) и нидерландских владений), а также для тех стран, у которых имеющиеся финансовые ресурсы (золотовалютные резервы) могут позволить неограниченно поддерживать определенное соотношение с базовой валютой (долларом США, евро, фунтом стерлингов или другой) или корзиной (СДР) из собственных побуждений (так поступают создающие видимость стабильности монархии Персидского залива и некоторые другие «нефтяные» страны, Болгария, стремящаяся в еврозону). Фиксированные курсы используются также странами, которые в той или иной мере используют в обращении иностранные валюты: так, курс панамских, эквадорских и сальвадорских билонных монет жестко фиксирован к доллару США, равно как курс намибийских и зимбабвийских долларов, лоти Лесоти и лилангени Эсватини – к ранду ЮАР, курс брунейского доллара – к сингапурскому, бутанского нгултрума – к индийской рупии.

2. В свободном плавании находятся валюты передовых, наиболее развитых стран мира, хотя довольно часто ЦБ этих стран воздействуют на курсы своих валют при помощи макроэкономических инструментов – процентных ставок, норм резервирования, а также операций на валютном рынке. В силу объективных причин, среди которых прежде всего финансовая несостоятельность государств-эмитентов, в свободном плавании находятся валюты наименее развитых стран мира вроде конголезского франка, гаитянского гурда или бангладешской таки.

3. Смешанное плавание – встречается как групповое плавание. Оно было характерно для стран, входящих в ЕС, до введения евро. В настоящее время некоторые страны ЕС, не входящие в еврозону (Дания, Швеция, Чехия, Польша), фактически придерживаются такого курсового режима, поддерживая курс, в основном следующий за курсом евро. Кроме того, ввиду значительной зависимости от России курсовая динамика многих валют стран СНГ фактически следует за динамикой российского рубля; впрочем, непосредственная связь ослабевает по мере переориентации внешнеэкономической деятельности указанных стран за пределы СНГ.

На деле режим валютного курса большинства валют мира как правило находится в промежутке между фиксированным и свободно плавающим. От страны к стране отличается только мера воздействия на курс центрального банка: так, для РФ свойственно ограниченное (будем откровенны, довольно жестко) плавание, то же касается гонконгского доллара, в то же время японское правительство сравнительно куда менее стремится фиксировать курс иены, которая близка к свободному плаванию, но все же (фактически) в нем не находится. Некоторые страны (в последнее время их все меньше), преимущественно развивающиеся, по примеру смешанного плавания фиксируют курс в определенных пределах, именуемых «валютным коридором» – так в конце 20 века поступали многие постсоциалистические страны вроде Молдовы и Украины.

Реальным называют валютный курс, который можно определить отношением цен товаров двух стран, взятых в соответствующей валюте, т. е. курс, рассчитанный на основе упомянутого выше паритета покупательной способности. Номинальный же валютный курс показывает обменный курс валют, действующий сейчас на валютном рынке (т. е. текущая котировка).

В практике установления валютного курса существуют официальные, т. е. объявленные центральным банком страны, курсы, коммерческие, т. е. используемые в реальных операциях бизнесом, и курсы «черного рынка», как правило наличного, по которым совершаются операции, так или иначе выпадающие из правового поля. Эти курсы могут существенно отличаться. Например, официальный курс боливара фуэрте в Венесуэле – менее 10 боливаров за доллар, но этот курс является фикцией, так как курс черного рынка (ставший также коммерческим) составляет на момент написания настоящей работы около 100 тыс. за доллар США. В период значительного обострения активной фазы боевых действий на Украине (февраль 2015 года) официальный курс составлял 16 грн. за доллар США, коммерческий (межбанковского рынка) колебался около 28, а на черном рынке можно было продать доллар за 42 грн. (при этом купить его было практически невозможно ввиду ажиотажного спроса) [7, с.170].

В профессиональной валютообменной деятельности, будь то межбанковский рынок или «черный», котировка имеет двусторонний характер. Bid rate, или курс покупки, отличается (иногда значительно) от курса продажи единицы иностранной валюты ask. Величина этого различия называется маржой, или спредом. Как правило спред тем более, чем менее распространенными являются валюты, которые обмениваются. Самое большое значение он приобретет, если необходимо установить кросс-курс двух подверженных инфляции валют наименее развитых небольших стран, например, афганского афгани к парагвайскому гуарани.

Спот-курсом валюты называется курс по операции, расчет по которой производится в течении двух дней. Когда речь идет о более отдаленном горизонте расчетов, применяется форвардный курс – для товарного контракта с

реальной поставкой, или же фьючерсный – когда речь идет о финансовом рынке.

Итак, специфика валютного курса как макроэкономического феномена предопределила его существование в разных формах – сообразно обстоятельствам, определяющим необходимость в той или иной форме валютного курса.

1. 3. Факторы курсообразования

Различают конъюнктурные и структурные (долгосрочные) факторы, влияющие на валютный курс. Конъюнктурные факторы связаны с колебаниями деловой активности, политической и военно-политической обстановки, со слухами и ожиданиями (иногда вызывающими ажиотаж), догадками и прогнозами. Наряду с конъюнктурными факторами, влияние которых трудно предсказать, на спрос и предложение валюты, то есть на динамику ее курса, влияют и относительно долгосрочные тенденции, которые определяют состояние той или иной национальной денежной единицы в валютной иерархии [7, с.171]. Среди этих факторов можно назвать следующие:

1. Рост национального дохода. Этот фактор приводит к повышенному спросу на иностранные товары, одновременно товарный импорт может увеличить отток иностранной валюты. В развитых странах потребители тратят на иностранные товары не весь прирост доходов, однако в развивающихся ситация противоположна: если при низком доходе его некоторая небольшая условно избыточная часть использовалась на текущее потребление товаров местного доходов упомянутая избыточная часть вкупе с приростом будут потрачены на товар иностранного производства (условно – на автомобиль), при этом потребление местных товаров упадет (приобретая автомобиль, потребитель перестанет покупать мясо), т. е. в «третьих» странах предельная склонность к импорту выше единицы, что, несомненно, оказывает влияние на валютный курс.

2. Темпы инфляции. Соотношение валют по их покупательной способности (паритет покупательной способности) является своеобразной осью валютного курса, поэтому на валютный курс влияет относительное изменение цен в странах, которые сравниваются. Чем выше темпы инфляции в стране, тем ниже курс ее валюты, если абстрагироваться от иных факторов. Такую тенденцию можно проследить только в средне- и долгосрочном плане. Выравнивание валютного курса, приведение его в соответствие с паритетом покупательной способности происходят в среднем в течение двух лет.

3. Состояние платежного баланса. Активный платежный баланс способствует повышению курса национальной валюты, так как при этом увеличивается спрос на нее со стороны внешних должников. Пассивный платежный баланс порождает тенденцию к снижению курса национальной валюты, так как должники продают ее на иностранную валюту для погашения своих внешних обязательств. В современных условиях возросло влияние международного движения капиталов на платежный баланс и соответственно на валютный курс, поскольку конкурентом валютного рынка является рынок ценных бумаг – акций, облигаций, векселей, краткосрочных депозитов. В развивающихся странах, рынок ценных бумаг может тормозить рост курса иностранной валюты, отвлекая свободную денежную наличность от обмена на иностранную валюту.

4. Разница процентных ставок в разных странах. Изменение процентных ставок в стране воздействует при прочих равных условиях на международное движение капиталов, прежде всего краткосрочных. Повышение процентной ставки стимулирует приток иностранных капиталов, а ее снижение поощряет утечку капиталов, в том числе и национальных, за границу, туда, где ставки выше. Кроме того, процентные ставки влияют на операции на валютных рынках при посредничестве рынков ссудных капиталов (например, через механизм «керри трейд»).

5. Деятельность валютных рынков и спекулятивные валютные операции. Если курс какой-либо валюты имеет тенденцию к понижению, то фирмы и банки заблаговременно обменивают ее на более устойчивые валюты, что ухудшает позиции ослабленной валюты. Валютные рынки быстро реагируют на изменения в экономике и политике, на колебания курсовых соотношений. Тем самым они расширяют возможности валютной спекуляции и стихийного движения «горячих» денег.

6. Степень использования определенной валюты на еврорынке и в международных расчетах. Например, тот факт, что 60-70% операций международной торговли происходит в долларах, определяет масштабы спроса на эту валюту и ее предложение. На курс валюты влияет и степень ее использования в международном движении капиталов, а также (это актуально прежде всего для наиболее бедных развивающихся стран) переводы средств иностранной рабочей силы на родину.

7. Степень доверия к валюте на национальном и мировом рынках. Она определяется состоянием экономики и политической обстановкой в стране, а также рассмотренными выше факторами, влияющими на валютный курс, причем дилеры учитывают не только темпы экономического роста, инфляции, уровень покупательной способности валюты, соотношение спроса и предложения валюты, но и перспективы их динамики.

8. Валютная политика. Соотношение рыночного и государственного регулирования валютного курса влияет на его динамику. Формирование валютного курса на валютных рынках через механизм спроса и предложения валюты как правило сопровождается резкими колебаниями курсовых соотношений. Складывающийся на рынке реальный валютный курс – показатель состояния экономики, денежного обращения, финансов, кредита и степени доверия к определенной валюте. Государственное регулирование валютного курса направлено на его повышение или снижение исходя из задач валютно-экономической политики.

9. Степень развития фондового рынка, который является конкурентом валютном рынке. Фондовый рынок может привлекать иностранную валюту непосредственно, а также «оттягивать» средства в национальной валюте, которые могли бы быть использованы на валютном рынке для покупки иностранной валюты.

Во введении к работе мы упоминали о неоднозначности валютного курса в контексте его факторов – влияние имеет двусторонний характер. Таким образом, будучи обусловленным массой факторов, валютный курс также влияет на соответствующие макроэкономические явления и процессы. Остановимся на них более подробно во второй главе нашей работы.

ГЛАВА II. МЕХАНИЗМ ВОЗДЕЙСТВИЯ ВАЛЮТНОГО КУРСА НА МАКРОЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ

2. 1. Взаимосвязь валютного курса и внешней торговли в теоретических построениях.

В экономической литературе западных стран разработано несколько теорий, описывающих взаимосвязь между курсом валюты и балансом внешней торговли. Среди них тон исследованиям задают монетарный, доходно-абсорбционный подходы и теория эластичности.

Главным постулатом теории эластичности, над которой не одно десятилетие работали такие ученые, как А. Крюгер, Л. Метцлер, А. Маршалл, Дж. Робинзон, выступает тезис о том, что в долгосрочном периоде снижение номинального обменного курса ведет к улучшению торгового баланса, хотя в краткосрочном периоде наблюдаются негативные эффекты (т. н. эффект J-кривой) [18, с.608].

Механизм влияния курса валюты на баланс внешней торговли с позиций теории эластичности в общем виде выглядит так: при девальвации нацвалюты экспортные цены отечественной продукции снижаются, тем самым повышая ее конкурентоспособность в международной торговле.

Это приводит к росту спроса со стороны иностранных потребителей на продукцию этой страны и ведет к росту экспорта, в то же время растут цены на импортную продукцию в связи с девальвацией и желанием импортеров извлечь прибыль из девальвации. Дорогостоящая импортная продукция оказывается менее привлекательной для потребителей, так спрос на нее сокращается. Как результат – торговый баланс страны с обесценивающейся валютой имеет тенденцию к улучшению. При росте стоимости нацвалюты возрастают цены на экспортную продукцию, из-за чего снижается ее конкурентоспособность на международных рынках. Импорт внутри страны растет, вызывая ухудшение торгового баланса.

Описанный механизм положен в основание условия Маршалла-Лернера, показывающего, что эффект от девальвации валюты будет позитивным, если сумма абсолютных значений эластичности внешнего спроса на экспорт и внутреннего – на импорт – больше единицы. То есть баланс внешней торговли уравновесится, если:

1) сравнительно высокая эластичность экспортного спроса ведет к такому росту экспорта, что его суммарная стоимость превышает суммарную стоимость импорта, даже при сокращении его физических объемов за счет повышения внутренних цен, связанного с обесцениванием валюты;

2) достаточно высокая эластичность спроса на импорт ведет к сокращению физических объемов импорта на столько пропорции, на сколько выросли импортные цены, и приводит к небольшому росту суммарной стоимости импорта, нейтрализующемуся незначительным ростом стоимости экспорта.

Данная закономерность, тем не менее, проявляется при условии наличия некоторых ограничений и предполагает:

- необязательность улучшения баланса внешней торговли даже тогда, коогда сумма эластичности импортного и экспортного спроса превышает единицу;

- гибкость импортных и экспортных цен (изменения валютного курса полностью включены в состав цены);

- симметричная реакция импортных и экспортных цен на колебания валютного курса;

- имеет место механизм совершенной конкуренции.

Анализ фактического влияния курса валюты на равновесие в экономике позволил исследователям утверждать, что снижение стоимости нацвалюты в краткосрочном периоде не ведет к улучшению баланса внешней торговли страны, так как цены изменяются в меньшей мере, чем курс, и реагируют на курсовые колебания с соответствующим временным лагом. В свою очередь, лаги изменений импортных и экспортных цен асимметричны, как результат – баланс внешней торговли на протяжении некоторого времени после снижения стоимости валюты (6-8 кварталов) может продолжать ухудшаться (эффект J-кривой).

Несмотря на некоторую условность подхода, который основывается на принципах эластичности, и на все те допущения, которые принимаются к исполнению приведенных выше положений концепции, следует отметить, что теория эластичности определяет ряд базовых принципов взаимного влияния цен, валютного курса, торгового баланса. Для более детального наблюдения за последствиями девальвации нацвалюты, с целью их учета в практике регулирования экономики теорию эластичности стали рассматривать в связке с другими подходами, одним из которых является доходно-абсорбционный (С. Александер, А. Харбергер, Дж. Мид), другим – монетарный (Р. Манделл, Р. Дорнбуш, Дж. Френкель) [2, с.351].

Доходно-абсорбционный подход предусматривает исследование взаимосвязи между балансом внешней торговли и макроэкономическими эффектами, возникавшими как результат сокращения внутреннего потребления по отношению к объемам производства. Рост доходов внутри страны ведет к ухудшению баланса внешней торговли ввиду роста спроса на импортные товары, тогда как в результате роста доходов в странах-партнерах растет спрос на экспорт.

В последние годы, тем не менее, установлено, что обратная связь между ростом доходов в стране и балансом внешней торговли не является заданной априори, так как рост внутренних доходов ведет к росту спроса как на импорт, так и на экспорт в ситуации, когда производство экспортных товаров в большей мере зависимо от импорта. Более того, рост доходов внутри страны может быть следствием увеличения производства импортозамещающей продукции. В этом случае импорт будет снижаться.

В указанном подходе, помимо эффекта дохода, имеет место фактор прямого воздействия девальвации на абсорбцию. С. Александер полагал, что абсорбция – это то, что потребляется внутри страны. Ей свойственно особое значение тогда, когда девальвация нацвалюты может вести к заметному повышению темпов инфляции. Снижение стоимости валюты приводит к росту цен на импорт, особенно тогда, когда мера открытости экономики достаточно высока, то есть импорт составляет значительную часть ВВП. Такой рост связывают с особенностью гибкостью цен, которые более склонны к росту, чем к падению.

Поэтому, когда после снижения стоимости валюты по тем или иным причинам будет иметь место ее рост, общий уровень цен в стране не понизится. При этом при случае периодическом снижении либо росте курса нацвалюты в стране будет иметь место постоянный рост цен.

Для достижения роста инфляции осуществляют политику дорогих денег, а именно жесткий контроль за уровнем денежной массы. При ее сокращении рост цен ведет к падению реальной стоимости денежных активов домохозяйств и предприятий. Если экономические субъекты хотят сохранить собственный доход неизменным, то повышение цен сделает их более экономными, что вызовет снижение абсорбции, которое, в свою очередь, поспособствует улучшению баланса внешней торговли. Однако при этом может иметь место и обратное положение дел: опасаясь дальнейшего снижения стоимости своих денежных активов экономические субъекты увеличат потребление, следовательно, будет иметь место ухудшение торгового баланса.

Описанный в общих чертах доходно-абсорбционный подход, по мнению исследователей, имеет гораздо больше достоинств, так как в отличие от теории эластичности предоставляет возможность анализировать экономику в целом (хотя в отношении него также есть определенный перечень ограничений и предположений, которые в данной работе рассматриваться не будут, так как выходят за пределы ее темы).

Основоположники монетарного подхода в исследованиях исходили из того, что баланс внешней торговли – чисто денежный феноменом. Согласно этому, подходу его дефицит традиционно рассматривается как следствие повышенного спроса на товары, услуги, активы, причем этот спрос обусловлен повышенным спросом на деньги или денежным предложением. Поэтому снижение стоимости нацвалюты, вызывающее снижение реального денежного спроса, улучшает платежный, а, следовательно, и торговый балансы.

В экономической литературе зарубежный стран приводится огромное количество примеров и результатом исследований, цель которых – подтверждение предположений и допущений вышеупомянутых подходов. Однако остаются нерешенными несколько вопросов: что же приводит к улучшению торгового (платежного) баланса? Влияет ли на него динамика валютного курса?

Все исследования, в которых осуществлялся анализ влияния динамики обменного курса на торговый баланс, делятся на две группы, которые:

- эмпирическим путем не подтвердили существование долгосрочной зависимости между изменениями обменного курса и торговым балансом, а также не установили эффекта J-кривой (П. Уилсон, С. Махдави, Дж. Йеллен, А. Роуз, М. Рахман, А. Сохрабиан) [17];

- подтверждают положительное влияние девальвации валюты на торговый

баланс в краткосрочном и долгосрочном периодах, а также возникновение в том или ином случае эффекта J-кривой (П. Кале, Т. Ловингер, А. Лал, А. Онафовора).

Отметим, что проблема роли валютного курса в обеспечении внешней и внутренней равновесия исследовано не только в трудах зарубежных ученых, она актуальна и для ученых стран СНГ.

В частности, российский ученый М. Ершов, исследуя влияние изменения обменного курса доллара на торговый баланс США, пришел к выводу, что обесценивание американской валюты привело к улучшению баланса в долгосрочном периоде. Кроме этого, с помощью математических моделей он доказал, что сразу после обесценения валютного курса торговый баланс ухудшается еще в течение 4-6 месяцев, после чего тенденция меняется на противоположную. Подобное явление вызывает асимметричное реакция цен на колебания курса (проявление J-эффекта).

Анализируя ситуацию во внешней торговле США второй половины 1990-х годов, М. Ершов пришел к выводу, что в современных условиях увеличились лаги между изменениями курса и торговым балансом, что свидетельствует об ослаблении влияния валютных курсов на торговлю и существование других факторов, которые модифицируют механизм связи «валютный курс-торговый баланс». Такими факторами могут быть величина критического импорта для государства и ценовая конъюнктура мировых товарных рынков. С таким выводом нельзя не согласиться.

В частности, если импорт имеет стратегическое значение (например, энергоносители) для страны и спрос на него не уменьшается даже при росте цен, импортные закупки сокращаются неадекватно росту цен. Поэтому общая стоимость импорта при обесценивании валюты увеличится, что приведет к ухудшению торгового баланса. Подобная ситуация может возникнуть и с экспортом. Снижение цен не всегда вызывает пропорциональный рост внешнего спроса, и тогда поступления валютной выручки уменьшаются, вновь негативно влияя на торговый баланс.

Кроме этого, конъюнктура товарных рынков существенно влияет на величину экспорта продукции и ценообразования на нее. Если конъюнктура рынка благоприятна и продукция пользуется большим спросом (например, энергоносители, металлопродукция, машины и оборудование и т.д.), то независимо от девальвации национальной валюты физические объемы экспорта будут расти.

Вместе с тем исследования М. Ершова свидетельствуют, что роль валютного фактора во внешней торговле не утратила своего значения. Более того, по мнению ученого, все основные закономерности влияния обменного курса на внешнюю торговлю существуют и сегодня.

При этом также проявляется эффект кривой, но его действие наблюдается на очень малом промежутке времени и обусловлено существованием лагов во времени, в течение которого производители и потребители приспосабливаются к новым ценам, а также тем, что экспортные и импортные цены изменяются в разной степени. Таким образом, ученый пришел к выводу, что обесценивание или укрепление обменного курса национальной валюты может использоваться как эффективный инструмент для улучшения торгового баланса страны и повышения ее конкурентоспособности на международном рынке.

2. 2. Курс рубля как фактор внешней торговли России

Изменения валютного курса влияют на цену всех отечественных товаров – как экспортируемых, так и тех, что продаются на внутреннем рынке, где они конкурируют с импортными товарами. Для отечественных товаропроизводителей и экономики в целом повышения конкурентоспособности на внутреннем рынке имеет не менее важное значение, чем на внешнем, а в отдельных ситуациях усиление конкурентных позиций отечественных товаров внутри страны может иметь более важное значение, чем за ее пределами.

В частности, если в структуре экспорта преобладают сырьевая продукция или товары с низкой степенью переработки, а природные запасы соответствующего сырья ограничены, то снижение импорта за счет усиления конкурентоспособности отечественных товаров вследствие манипулирования валютным курсом является более целесообразным и выгодным для экономики, чем наращивание экспорта этой продукции таким же путем. В частности, положительное сальдо торгового баланса можно увеличивать путем сокращения импорта с одновременным уменьшением расхода запасов сырьевых ресурсов, расширением внутреннего потребления, увеличением занятости и тому подобное.

Разнонаправленное влияние изменения валютного курса на торговый баланс происходит следующим образом: девальвация положительно влияет на динамику экспорта и негативно – на динамику импорта, а ревальвация – отрицательно на динамику экспорта и позитивно – на динамику импорта, а также существенно усложняет и ограничивает использование их в регулятивной практике [9, с.12].

Этими мерами невозможно одновременно стимулировать рост или сокращение экспорта и импорта, хотя на практике нередко возникает такая необходимость. В частности, РФ сегодня нуждается в стимулировании экспорта с целью обеспечения загрузки производственных мощностей в металлургической, химической, отраслях промышленности, которые могли бы стать локомотивом развития экономики государства. В то же время все ощутимее становится необходимость стимулирования импорта товаров инвестиционного назначения, таких как новейшая техника, информационные технологии и системы, без чего невозможно поддерживать и обновлять имеющиеся производственные мощности и создавать новые. Для решения первой из этих задач желательно проводить политику девальвации, для второй – ревальвации. Поскольку одновременно реализовать их невозможно, перед

регулирующими органами власти возникает сложная проблема выбора, которая в России не всегда решается эффективно.

Анализ показателей внешней торговли РФ (с учетом данных Федеральной службы статистики) и обменного курса рубля за 26 постсоветских лет дает основания для выводов, изложенных ниже.

1. Стимулирующее влияние девальвации на увеличение экспорта и сокращение импорта в течение в 90-е годы в РФ проявился недостаточно четко, поэтому следует признать, что девальвация национальной валюты не привела к существенному улучшению торгового баланса.

В годы высокой девальвации (1998-1999) увеличение объемов экспорта не наблюдалось вообще, имело место его сокращение. И хотя с 1999 наблюдается положительное сальдо торгового баланса, его объем не является адекватным уровню девальвации национальной валюты. Исходя из этой тенденции, можно сделать вывод о том, что в исследуемый период сработал эффект J-кривой.

Отметим, что некоторые специалисты, пытаясь объяснить этот феномен, выразили такое предположение: возможно, временной лаг между девальвацией и проявлением ее влияния на объемы экспорта является таким большим (2-3 года), что продолжительность исследуемого периода является недостаточной для проявления данной закономерности. Однако с таким предположением трудно согласиться. Если этот лаг в самом деле столь длителен, то за тот же период действие других факторов на динамику экспорта может стать настолько разнообразным, что эффект влияния девальвации будет полностью локализован и нисколько не проявится.

2. Достаточно чувствительной к девальвационных процессов оказалась динамика импорта: его объемы сократились более, чем уменьшился экспорт, особенно в 1999 году, что способствовало улучшению сальдо торгового баланса. Впрочем, обесценивание рубля в 1998-1999 годах имело и другие последствия: был нанесен сокрушительный удар по финансовым активам субъектов хозяйственной деятельности и доходам граждан, в таких же масштабах произошло уменьшение реального значения всех показателей, характеризующих экономическое развитие (ВВП на душу населения населения в долларовом исчислении, капиталы коммерческих банков и т.п.), увеличились бюджетные расходы на обслуживание внешнего долга.

3. Различия в динамике импорта и девальвации обменного курса рубля подтверждают вывод М. Ершова о модификации механизма взаимосвязи «валютный курс-торговый баланс» за счет включения в него других факторов. Сокращался импорт товаров широкого потребления, которые могли быть заменены аналогичными товарами отечественного производства, то есть это сокращение повлияло на общую динамику импорта в сторону его снижения, но сокращение импорта было меньше ожидаемого [7, с.172].

4. Относительная стабильность рубля (2001-I полугодие 2008-го) сопровождалась ростом экспорта и стимулировала рост физических объемов импорта, однако влияние валютного курса на внешнюю торговлю в этот период было сомнительно: РФ пожинала плоды благоприятной конъюнктуры экспортных рынков.

Это сделало национальную экономику уязвимой к ее ухудшению.

Фиксация курса и рост инфляции существенно снизили конкурентоспособность отечественных товаропроизводителей как на внутреннем, так и на внешнем рынках, что привело к ускорению темпов роста импорта. В 2008 году девальвация стала насущной необходимостью. В 2014 году ситуация повторилась.

Таким образом, результаты анализа влияния динамики обменного курса рубля на показатели торгового баланса РФ позволяют сделать следующие выводы:

1) девальвация рубля привела к улучшению торгового баланса только в долгосрочном периоде. Однако связь между девальвацией национальной валюты и условиями торговли была неоднозначна в силу влияния других факторов, которые значительно ослабили механизм взаимодействия «валютный курс-торговый баланс».

Отсутствие прямой зависимости между динамикой экспорта и импорта в РФ и динамикой курса рубля в исследуемом периоде объясняется несколькими причинами: антидемпинговыми мерами против российских товаров, зависимости от высокотехнологичного импорта, ухудшением конъюнктуры традиционных российских рынков и девальвационными ожиданиями субъектов ВЭД после четырехкратного падения рубля, не стимулировало предприятия-экспортеры увеличивать экспорт, а, наоборот, подпитывало дальнейшие ожидания девальвации;

2) девальвация рубля в краткосрочном периоде (2 половина 1998-1999 годы) не привела к улучшению торгового баланса РФ сразу, характеризующий проявления действия эффекта J-кривой. Так же девальвации рубля 2008-2009 и 2014 году не привели к сиюминутного улучшения торгового баланса – впрочем, здесь сработали несколько иные факторы, чем в конце 90-х.

2. 3. Валютный курс как агрегированный макроэкономический инструмент

Здесь мы рассмотрим конкретное влияние одного из валютных режимов («сильной валюты», т. е. фиксированного курса) на экономику страны и частный бизнес. Очевидно, что влияние плавающего курса будет (приблизительно, конечно) противоположным.

Главное преимущество сильной валюты (под сильной, или крепкой, мы имеем ввиду отсутствие значительных колебаний как в сторону укрепления, так и в противоположную сторону) – возможность качественного прогнозирования для всех экономических агентов – государства, банков, компаний-производителей, ориентированных на экспорт или потребляющих иностранное сырье или компоненты, для иностранных инвесторов, которые расположены вкладывать деньги за пределы страны, и для домохозяйств, особенно тогда, когда значительная часть их потребления приходится на иностранные товары (как это имеет место повсеместно в мире).

Но неизменный курс валюты как правило поддерживается искусственно, вопреки макроэкономическим тенденциям, динамике движения товаров и капиталов через границу. Фиксированный на заниженном уровне курс валюты, как это имеет место во многих странах Африки (тех, которые используют привязанный к евро африканский франк), минимизирует там деловую активность, ибо доходов населения в таком случае с трудом хватает на текущее потребление на уровне физиологических потребностей, инвестиционный же импорт становится критически дорогим и нерентабельным [4, с.358]. Нищие страны, таким образом, остаются привлекательными для иностранных инвесторов ввиду дешевой рабсилы, но долговременный экономический рост, устойчивое развитие в таких обстоятельствах остаются заветной, но недостижимой целью. Искусственно завышенный курс валюты приводит к проблемам у экспортеров, способствует росту импорту и исчерпанию валютных резервов, иногда даже к накоплению долгов и в конце концов приводит в серьезным экономическим потрясениям, как это не раз случалось в экономике развивающихся стран, да и развитых тоже.

Принимая во внимание сказанное выше, большинство стран мира стремится проводить такую валютную политику, которая, с одной стороны, давала бы возможность ее экономическим агентам планировать свою деятельность хотя бы в среднесрочной перспективе, а с другой – чтобы курс национальной валюты не оказывал значительного отрицательного влияния на макроэкономические процессы в стране – при этом целями валютного и макроэкономического регулирования выступают и краткосрочные, моментальные ориентиры (например, коррумпированное руководство Украины летом 2008 года искусственно повысило курс гривны с 5,05 до 4,55 грн. за доллар, чтобы дать возможность спекулятивному капиталу – как местному, так и западному – комфортно бежать из страны, предвидя кризис и обвал валюты), и долгосрочные (например, арабские страны на протяжении периодов низких цен на углеводороды поддерживают курсы национальных валют за счет резервов, восполняя их в период высоких цен). Краткосрочные ориентиры используются сравнительно реже – например, когда возникает паника (как осенью 2019-го, когда курс рубля достигал 80 за доллар), в случаях, когда имеется перспектива очень серьезных социальных потрясений, а также при отсутствии у страны значительных валютных резервов (во многих отягощенных долгами странах правительства и центробанки фактически не вмешиваются к деятельность валютного рынка, так как почти вся валюта используется для финансирования задолженности) [15, с.8].

Когда курс валюты резко меняется, как правило имеют место очень значительные потери в экономике, в какую бы сторону курс не двигался. Многое из того, что запланировано (государством, фирмами, а также домохозяйствами), становится невозможным. Риски растут, вместе с ними – осторожность и процентные ставки, экономика замедляется, а нередко и снижается в реальных показателях. Когда курс остается стабильным вопреки здравому смыслу, это может приводить к еще более разрушительным результатам, потому большинство развитых стран и значительное число развивающихся стран предпочитает так называемое «ограниченное плавание».

Крепкой валютой иногда считают и ту, стоимость которой растет (как иена последние 70 лет). В этом случае экспорт из страны становится все менее привлекательным бизнесом. Наоборот – страна становится привлекательной для иностранных производителей. Поэтому местные фирмы, внутренний рынок которых сокращается вместе со внешним, вынуждены экспортировать капитал – то есть вкладывать средства в зарубежное производство, при этом их ориентиром будет не только дешевая рабочая сила, приемлемое законодательство, широкий внутренний рынок и прочее – то, что всегда привлекает инвесторов, но также «мягкость» или хотя бы стабильность местной валюты. Так, именно этот фактор содействовал привлекательности для американских инвестиций почти всех стран Латинской Америки, иностранных инвестиций как таковых – первое время после старта рыночных преобразований в Восточной Европе; противоположная ситуация в Китае (рост юаня с ранее неизменного показателя в 8,3 до пикового в 6,2) привела к оттоку инвестиций и постепенному снижению темпов экономического роста) [9, с.13].

Вынос производства за пределы страны в условиях «крепкой» валюты – не единственный ориентир для производителей из соответствующих стран. Ведь рост стоимости местной валюты означает автоматическое сокращение стоимости импортных комплектующих и сырья. Если при этом большинство потребителей производителя расположены внутри этой страны, вполне возможно, что он станет закупать комплектующие и сырье за рубежом, как это делали американские автомобильные компании в 70-е, ориентируясь на японские детали, как делали японские автомобильные производители в 90-е, покупая детали в Южной Корее, и как делают сейчас европейские производители автомобилей, покупая компоненты в Египте, Марокко и странах СНГ.

Некоторые производители считают эффективным механизмом борьбы с валютными рисками хеджирование в его всевозможных формах. Отметим, однако, что оно уместно в рамках контракта, пусть даже долгосрочного, но не в целом в отношении деятельности фирмы или ее бизнес-единицы. Кроме того,

если на рынке имеются отрицательные ожидания, хеждирование валютного риска может оказаться очень дорогим, вплоть до неоправданной стоимости.

Полагаем, для крупной фирмы, заинтересованной в максимально эффективном управлении валютными рисками, главной задачей является поиск

оптимального соотношения географического распределения своей производственной деятельности между странами с разной валютной политикой, и такого же распределения материальных потоков товаров (готовых и сырья) и финансов между этими странами.

Ответ на вопрос о том, какая валюта – крепкая или слабая – более уместна в интересах страны, зависит от совокупности очень большого количества фактов, проанализировать их все в выделенном на ответ на вопрос объеме вряд ли возможно. В сухом остатке можно сказать, что выбор модели курсообразования действительно принципиально зависит от страны. При этом важно не то, богата ли она, как Исландия (курс исландской кроны с 2007 года по нынешний менялся от 75 до 250 за доллар, сейчас – 106) или Бермуды (курс жестко привязан к доллару США), или бедна, как Босния и Герцеговина (курс жестко привязан к евро) или Украина (с докризисного 2007 года курс изменился с 5 до 26 гривен за доллар) [16, с.52]. Важен выбранный вектор развития: в приведенных выше примерах Исландия – небольшая инновационная экономика, уникальная (в положительном смысле) по набору характеристик, Бермуды – оффшор и, как британское владение – зона применения общего права, Босния и Герцеговина – страна, находящаяся в состоянии замороженной гражданской войны, с разрушенной экономикой и в сильной зависимости от иностранных доноров, а Украина – отягощенное долгами и гражданской войной, лишенное качественных минеральных ресурсов, стремительно деиндустриализирующееся и стареющее, почти что несостоявшееся государство. Ни для одной из них, тем не менее, нет оптимального решения, которое обеспечило бы эффективное развитие.

Понятно, что для небольшой страны, особенно зависимой, уместна может быть привязка валюты к валюте сильного партнера или соседа (те же Бермуды привязали валюту не к валюте метрополии, а к доллару). В Исландии валюта была относительно стабильна (хоть и без фиксации), пока не грянул кризис, приведший к девальвации. В Германии (до фиксации марки к ЭКЮ), Швейцарии и Японии, странах, чей баланс торговли и движения капитала с момента окончания Второй мировой войны почти всегда положителен, валюты в периоде продолжительном растут. Во всех практически развивающихся странах – дешевеют.

Для РФ нет и не может быть оптимального рецепта. На протяжении 2000-2008 гг., когда экономика под действием цен на углеводороды росла, курс оставался относительно стабильным, даже рос. В итоге экономика была инфицирована «голландской болезнью», что вылилось в вынужденную девальвацию. После этого проблема «голландской болезни» еще более усугубилась последующим (хоть и незначительным) ростом рубля. Эту ошибку и сегодня повторяет ЦБРФ: его политика – не проактивная, ориентированная на долгосрочные ориентиры развития [14, с.189]. Курс рубля поддерживается на уровне, который позволяет не ущемлять потребительских привычек россиян, в то же время, не смотря на санкции и громкие заявления о необходимости импортозамещения, промышленное производство растет, во-первых, слабо, во-вторых, этот рост имеет восстановительный, количественный характер, но не качественный (принципиально новых производств, особенно технологически более сложных, очень мало). Это консервирует общий технологический уровень страны, так как обеспечение относительной (по сравнению с соседними экономически и политически слабыми странами) стабильности остается приоритетом – политика остается реактивной. Трудно убедить человека, привыкшего приобретать дорогую электронику, от нее отказаться, иначе, чем путем ее значительного подорожания. Слабый рубль рано или поздно (как это было в истории, например, Южной Кореи, Бразилии, Турции) окажется необходимостью, и чем раньше это будет осознано в Москве, тем раньше валютная политика станет отвечать долгосрочным экономическим потребностям России.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, валютный курс является макроэкономическим феноменом – в том смысле, что он, с одной стороны, является результатом воздействия множества макроэкономических, ситуационных и откровенно спекулятивных факторов, с другой – влияет на массу процессов в экономике, в том числе на те, которые его обусловили, т. е. на процентную ставку, норму резервирования и монетарную политику в целом, на динамику экспорта, импорта и иностранных инвестиций, на стоимость труда в стране, динамику цен, налоговую и вообще фискальную политику – которые, в свою очередь, предопределяют валютный курс.

Российская экономика – не феноменальна. Относительно нее справедливо все, что сказано о некоей абстрактной национальной экономике. Политику девальвации и ревальвации рубля регуляторные органы власти могут применять как эффективный инструмент для улучшения торгового баланса страны и повышения ее конкурентоспособности на международном рынке. Вместе с тем объемы экспорта и импорта в РФ слишком высоки относительно ВВП, что означает чрезмерную зависимость экономики РФ от конъюнктуры мирового рынка.

Это значительно усложняет макроэкономическую ситуацию в РФ, делает национальную валюту слишком чувствительной к любым колебаниям на международных рынках, что, в свою очередь, представляет определенную угрозу перспективам ее экономического роста. По этой причине продолжение девальвации как осознанной политики, направленной на поддержку конкурентоспособности отечественного производства, вызывает определенные сомнения в ее целесообразности. С другой стороны, ввиду сформировавшейся неоптимальной структуры национальной экономики (например, ввиду «голландской болезни») в РФ политика «слабого» рубля – если не панацея, то необходимость. В таких условиях окончательное стратегическое решение должен принимать ЦБРФ.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

  • Андрюшин, С. А. Денежно-кредитная политика центральных банков в условиях глобального финансового кризиса / С. Андрюшин. В. Кузнецова // Вопросы экономики. – 2010. - №6. – С. 69 - 87.
  • Антонов, В. А. Международные валютно-кредитные и финансовые отношения: Учебник для бакалавров / В. А. Антонов. – М. : Издательство Юрайт, 2019. – 548 с.
  • Базулин, Ю. В. Деньги. Кредит. Банки: учебник / Г.Е. Елпатов, Ю. В. Базулин. – М. : Издательство Проспект, 2003. – 624 с.
  • Баликоев, В.З. Общая экономическая теория: Учебник / В.З. Баликоев. - 16-е изд., перераб. и доп. - М.: НИЦ ИНФРА-М, 2015. - 528 с.
  • Белоглазова, Г. Н. Денежное обращение и банки: Учеб. пособие для студентов / под ред. Г. Н. Белоглазовой. – М. : Финансы и статистика, 2000. – 245 с.
  • Капканщиков С.Г. Макроэкономика: учебник / С.Г. Капканщиков. – М.: КНОРУС, 2015. – 269 с.
  • Клишин, А. И. Факторы, влияющие на изменения валютного курса / А. И. Клишин // Экономические науки. – 2013. - № 4. - С. 170-173.
  • Конотопов М. В, Сметанин С. И. Экономическая история: Учебник для вузов/ М.В. Конотопов, С.И. Сметанин. — 6-е изд. — М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и К°», 2003. — 488 с.
  • Красавина Л.Н. Мировой опыт регулирования интернационализации национальных валют и его значение для России // Деньги и кредит. - 2012. № 9. - С. 10–17.
  • Крупнов Ю. С. Недепозитные способы привлечения денежных ресурсов центральными банками / Ю. С. Крупнов // Банковское дело. – 2001. - №2. - С. 18-20.
  • Лаврушин, О. И. Центральный банк в условиях рыночной экономики / О. И. Лаврушин // Банковское дело. – 2009. - №5. – С. 42-45.
  • Матюхин Г.Г. Центральный банк: проблемы операций на открытом рынке. // Банковское дело. - 2014. - №9. - С. 22-25.
  • Саввина, О. В. Регулирование финансовых рынков: учебное пособие / О. В. Саввина – 2-е изд. - М .: Издательско-торговая корпорация «Дашков и К», 2012. – 204 с.
  • Струченкова, Т. В. Валютные риски: анализ и управление / Т. Струченкова. – М. : Кнорус, 2010. – 216 с.
  • Чибриков Г.Г. Политика центральных банков в условиях кризиса / Г.Г. Чибриков // Банковское дело. - 2010. - № 2. - С. 6-9.
  • Чувахина, Л. Г. Перспективы доллара США как мировой валюты XXI века / Л. Г. Чувахина // Международная торговля и торговая политика. – 2014. - №1. – С. 51-58.
  • Шарипов М.А. Монетарная политика в условиях финансовой глобализации // Экономика и менеджмент инновационных технологий. 2012. № 5 [Электронный ресурс]. URL: http://ekonomika.snauka.ru/2012/05/841 (дата обращения: 05.11.2019).
  • Яковлева, Ю. А. Особенность функционирования мировой валютной системы / Ю. А. Яковлева // Молодой ученый. – 2014.- №3. – С. 608-610.

Скачать бесплатно

Loading...

Последние статьи из блога

Проблема формирования представлений об архитектуре у детей среднего дошкольного возраста в психолого-педагогических исследованиях

Особенности представлений об архитектуре у детей среднего дошкольного возраста

Возможности формирования представлений об архитектуре у детей 4 -5 лет в ходе интегрированных занятий

Принцип права коренных народов

История олигофренопедагогики

Теоретические аспекты организации процесса товародвижения

Коллизии законодательства в области наследования в вопросах международного частного права

Правовое регулирование наследственных правоотношений граждан зарубежных государств на территории России и российских граждан за рубежом

Формы взаимодействия органов исполнительной власти Омской области и Администрации города Омска

​Теоретические основы и нормативно-правовое регулирование органов государственной власти субъектов и органов местного самоуправления в Российской Федерации

Задача по адвокатуре

Основы адвокатуры

Проблемы государственного устройства России

Понятия и принципы федерализма в России

Современные масштабы экологической катастрофы

Теоретико-правовые основы контрактной системы

Разработка системы финансового планирования (бюджетирования)

Architectonika of management system in agrarian sphere in conditions of sanction economy

Конверсия веб-сайта

Взаимодействие PHP и MYSQL