Курсовик1
Корзина 0 0 руб.

Работаем круглосуточно

Доступные
способы
оплаты

Свыше
1 500+
товаров

Каталог товаров

Самозванство в России в начале XVII века как закономерное явление

В наличии
10 руб. 100 руб.
Экономия: 90 руб. (-90%)

Скачать реферат за 10 руб Самозванство в России в начале XVII века как закономерное явление

После нажатия кнопки В Корзину нажмите корзину внизу экрана, в случае возникновения вопросов свяжитесь с администрацией заполнив форму

При оформлении заказа проверьте почту которую Вы ввели, так как на нее вам должно прийти письмо с вашим файлом

СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ 3 Глава 1. Феномен самозванства в России XVII в. 6 1.1 Понятие самозванства и его сущность в России XVII в. 6 Глава 2. Предпосылки самозванства в России, как часть закономерного процесса 10 2.1 Социально-политические предпосылки в XVII в. 10 2.2. Социокультурные предпосылки самозванства в XVII в. 14 ИСПОЛЬЗОВАННЫЕ ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА 18   ВВЕДЕНИЕ Династический упадок, общественные изменения, величавый голод, крестьянские войны, – это далеко не полный список характерных черт, которые составляют изображения эпохи, которое повлекло за собой такое явление российской истории как самозванчество. Самозванчество никак нельзя назвать чисто русским феноменом, все же ни в какой иной стране, это явление не было столь частым и не играло столь важной роли во взаимоотношениях общества и государства. Даже если ограничиться подсчетом только лжецарей и лжецаревичей, то все равно в итоге получится внушительная цифра. В XVII в. на территории России действовало примерно 20 самозванцев. Актуальность работы объясняется анализом проблемы самозванчества для понимания сути глубинных социальных процессов, а также общее понимание того, было ли это все же закономерным явлением в Средневековой России. Историки рассматривают эту проблему с разных сторон. В.О. Ключевской видит, к примеру, причину и общую закономерность появления самозванцев в проблеме законной власти . По мнению Н.И. Костомарова, основную роль в выдвижении самозванцев играли иностранцы, добивавшиеся российский престол и мечтающие распространить на Руси католичество . Всесторонне рассматривается деятельность самозванцев, причины их временного успеха и неминуемого поражения в работах Р.Г. Скрынникова и А. Низовского . Разумеется, что для осознания сущности и обстоятельств появления самозванчества, необходимо прежде всего изучить идейно-психологические особенности русского народного сознания XVII вв. Изучая природу самозванчества, в работе акцентируется внимание сначала на народной реакции на возникновение самозванцев, а также общие и более узкие причины появления такого феномена в Средневековой России. Степень изученности проблемы. В дореволюционной период отечественной историографии главной задачей исследователей был поиск и введение в научный оборот фактического материала по теме. Большой вклад в разработку проблемы и накопление материала был связан с деятельностью П.Г. Васенко, М.А. Дьяконова, В.О. Ключевского, Н.И. Костомарова, С.Ф. Платонова, С.М. Соловьева, Н.Г. Устрялова, И.О. Тюменцев, А.И. Яковлева. Другой особенностью этого этапа было то, что наибольшую активность проявляли не профессиональные историки, а литераторы. Работы историков советского периода, среди которых назовем В.И. Буганова, Б. Д. Грекова, А. А. Зимина, В. И. Корецкого, А. С. Мельниковой, И. И. Полосина,С. М. Дубровского, К.В. Сивкова, Р. Г. Скрынникова, А. Л. Станиславского, И. И. Смирнова, К. В. Чистова, И. С. Шепелеваи др. характеризуются тем, что при изучении феномена самозванщины, в них делается упор преимущественно на социально-экономическую проблематику, как часть общей закономерности последующего доминирования классового противостояния. Объектом исследования является явление самозванства как феномена истории России XVII века. Предметом исследования является– российские самозванцы XVII столетия, претендовавшие на имя/статус царей или их родственников. Цель работы: комплексное исследование проблем, связанных с феноменом самозванства в контексте идеологической и социально-политической борьбы в России XVII века, и на этой основе выяснение особенностей, места и роли самозванства в истории России XVII века Задачи работы: - выяснить природу и сущность феномена самозванства; - выявить социально-политические и социокультурные предпосылки самозванства в XVII в.; - рассмотреть особенности деятельности самозванцев в России в начале XVII в.   Глава 1. Феномен самозванства в России XVII в. 1.1 Понятие самозванства и его сущность в России XVII в. Человека, присваивающего чужое имя и/или статус, ради достижения каких-либо личных или социальных целей, в самом широком смысле слова обычно принято называть самозванцем. Схожее, встречалось в разные времена и почти у всех народов, начиная с давнишних пор. Однако ни в какой иной стране это явление не было таким частым и не играло столь существенной роли в истории государства и общества, как в России в прошлые столетия. Некоторые, отечественные авторы пытались даже оспаривать, вопреки, допустимых намеков на якобы исключительное «невежество» русского народа. Скажем, значительный «оправдательный» довод историка М.Н. Тихомирова заключался в утверждении, что «и такой «рассудочный» народ, как британцы, испытали тоже своего рода эпопею самозванчества в конце XV столетия, то есть, на век, раньше, чем подобный же самозванец возник в России» . Почву для самозванства подготовили не соседи России, а глубокий внутренний недуг, поразивший российское общество . Более точное представление об явление самозванства на рубеже XIX–XX вв. предложил В.Г. Короленко в своем очерке «Современная самозванщина», он и дал систематизацию русским самозванцем, как самобытного явления. Писатель останавливается на обзоре различных реальных случаев русского самозванства, пытается осознать психологию и мотивы этого явления. Согласно выражению Н.И. Костомарова, у нас самозванцев «было так много, что их не перечесть, да еще многие в свое время являвшиеся остались до сих пор неизвестными и как бы случайно из мрака архивов открываются на горизонте истории словно астероиды, беспрестанно увеличивающие каталог планет» Поэтому определенные историки полагают возможным называть самозванцем любого человека, который пытался «выйти за границы царства сложившихся форм…, поскольку в стремлении к свободной самореализации он преступает грань общедозволенного». Таким же образом Г.Л. Тульчинский рассматриваеттермин «самозванец», как «примат воли, космической уверенности в правоте, в праве решать за других – как им жить, в праве на переделку общественного строя исключительно по собственному разумению, на «все или ничего», на агрессивность, на решение судьбы чужого правительства, на переселение целых народов, на конституционное закрепление собственного превосходства – как нации, как класса, как партии, как личности» . Один из наилучших отечественных экспертов по самозванцам И.О. Тюменцев в принципе объективно подметил, что «после Лжедмитрия I самозванчество превратилось в явление русской народной жизни, которое не изжито до сегодняшнего дня. Именно поэтому данный феномен неизменно вызывает пристальный интерес у многих исследователей» . Со времен князя М.М. Щербатова и до наших дней ученные применяли в качестве синонимов такие неоднозначные представления, как «самозванчество», «самозванство» и «самозванщина», правда последнее из них встречается значительно реже, чем два других. Впрочем, некоторые авторы определяют термин «самозванство» и «самозванчество», только как поведение самого самозванца, незаконное присвоение чужого имени и/или титула. Как правило, это все делается исключительно из корыстных соображений, дабы специально одурачить возможных последователей. В историографии встречаются прецеденты вкладывания в содержание понятий «самозванство» также «самозванчество» и других определений. Ряд ученых также искренне полагают, что это синонимы, и без разницы, с помощью какого из них обозначать, но уже не индивидуальные действия самозванцев, а более или менее массовые народные выступления в их поддержку. Если обратить свое внимание на соответствующее высказывание историка А.Г. Брикнера, который еще в XIX в. полагал, что «самозванство оказывается результатом общего брожения, несносного положения массы народа, коллективным преступлением черни» , то можно выявить не только закономерность данного явления, но и вкладывание в слово «самозванец» присвоение чужого в рамках «дурмана». Как ни странно, но уже на почве «классовой борьбы», свою видимую «солидарность» в этом вопросе с дореволюционным ученым выражали и советские историки. Выясняя характер и значение, так называемых, «крестьянских войн» в России, они считали, что в ходе них шла острая борьба «за власть, хотя и в старой, привычной форме, ориентированной на монархический характер правления». По версии историка В.В. Мавродина, этим «и объясняется широкое распространение самозванства» . Такое же значение «самозванству» присваивает и современный нам историк Н.А. Васецкий. Описывая народные выступления в поддержку Лжедмитриев, он отмечает, что «без самозванства смутного времени наша история была бы, не скажу совершенно иной, но гораздо чище, ближе к национальному менталитету» . В решении вопроса о тех либо других понятиях при исследовании противоречия российских самозванцев важно избегать терминологической путанице и четко уметь различать «самозванство» и «самозванчество» в качестве определений, которые обозначают, родственные, но не тождественные явления российского прошлого. С этой точки зрения, верным нам представляются следующие объяснения: самозванство – это без основанные требования кого-либо на чужое имя и/или титул, а самозванчество – это возникновение у самозванца приверженцев, то есть тех, кто признал за ним право на это имя и/или статус. На самом деле, употребление в научных исследовательских работах термина «самозванство» уже само по себе будет указывать на неудачу самозванческой предприимчивости, и будет означать, что ложного претендента никто не поддержал, тогда как внедрения понятия «самозванчество» – это констатация хотя бы минимального первоначального успеха самозванца среди окружающих. Можно подвести итог, что под термином «самозванчество» необходимо понимать диалектическое единство «самозванщины» и «самозванства». Самозванчество начинается тогда, когда лжецарь либо псевдомессия раскрывается окружающим, собирает группу единомышленников либо становится во главе какого-либо движения общественного протеста. Рассматривая природу самозванчества, мы делаем акцент, сначала на народной реакции, а затем на возникновение самозванца. Глава 2. Предпосылки самозванства в России, как часть закономерного процесса 2.1 Социально-политические предпосылки в XVII в. В начале XVII в. русское государство вступило в полосу экономического упадка, внутренних конфликтов и военных неудач. Началось Смутное время, повергшее людей в бездну бедствий. Россия пережила национальную катастрофу. Она была на грани распада. Внутренний раздор подорвал силы большой державы. Враги захватили крупнейшие пограничные крепости страны – Смоленск и Новгород, а после этого заняли Москву. Бедствия зародили широкие народные восстания. От части можно считать, что почву для самозванства подготовил большой социальный кризис, поразивший русское государство. Советские историки сосредоточили свои усилия на изучении острого социального кризиса начала XVII столетия, породившего самозванщину, тогда как вопрос о происхождении самозванцев оставался в тени. М. Н. Покровский рассматривал Лжедмитрия I как крестьянского царя. И. И. Смирнов отверг эту оценку и высказал мысль, что выступления низов в пользу «доброго царя» Дмитрия в начале XVII века явились выражением «царистской» идеологии угнетенных масс, выступавших, вопреки феодального гнета. Будучи неспособными сформулировать программу нового политического устройства, выходящую за рамки традиционного монархического строя, угнетенные добивались свержения плохого царя и замены его добродушным, способным защитить народ от притеснений «лихих бояр» и оградить от общественной несправедливости. Лозунг «хорошего царя», как считает И. И. Смирнов, представлял собой неповторимую крестьянскую утопию . По мнению И. И. Смирнова, события, начавшиеся в XVII в., по сути, были первой крестьянской войной в России. А сама идея антифеодальной крестьянской войны обеспечила решающее влияние на анализ идеологии и практики самозванства начала XVII столетия. К. В. Чистов рассматривал самозванство в России «как проявление определенных качеств социальной психологии народных масс, ждавших прихода «избавителя», как одну «из специфических и устойчивых форм антифеодального движения» в России в XVII столетия. Закрепощение крестьян и ухудшение их расположения в конце XVI столетия, резкие формы борьбы Ивана Грозного с боярством, политика церкви, окружившей престол ореолом святости, — вот некоторые факторы, благоприятствовавшие широкому распространению в народе легенды о пришествии царя-избавителя. «В истории легенды о Дмитрии, — писал К. В. Чистов, — наверника, сыграло свою роль и то обстоятельство, что угличский царевич был сыном Ивана Грозного и мог оказаться как «природный» продолжатель его борьбы с боярами, ослабевшей в годы царствования Федора» . Подчеркнем, что самозванство — это естественная закономерность развития лидерства, прежде всего, социального. Отсюда вытекают основные свойства самозванства, связанные с тем, что всякое проявление самозванства рассматривается с позиции силы и стратегии. Самозванец выступает в роли менеджера проекта. Суть его лидерства —в жесткой внутренней энергетической структуре личности. Он управляет надеждами, верой, эмоциями окружающих за счет собственного эмоционального потенциала, «работает» с массовым сознанием в контексте социально-политической контролируемости своей деятельности. Политический самозванец —это человек, сумевший агрегировать установки и ориентации окружающих на основе четкого знания «инструкций» —«правил игры» социума. Политическое самозванство рассматривается, как сознательное стремление претендента принять имя и (или) титул верховного правителя, как индивидуально мотивированное действие, которое всегда ориентируется на внешнее признание-поддержку. Проявления политического самозванства — это критическое осмысление самозванцем нормативных границ политики, интерпретация им ситуации дискомфорта, делегитимации власти как требующей определенных действий. Самозванчество же определяется как установившиеся отношения сотрудничества на добровольной основе между самозванцем и социальными группами, поддерживающими его притязания. Разделение понятий «самозванцы», «самозванство» и «самозванчество» необходимо, потому что далеко не каждый случай политического самозванства сопровождался коллективной или массовой поддержкой претендента в обществе Основным принципом смыслового разделения понятий «самозванство» и «самозванчество» является наличие факта социальной поддержки: «самозванство» определяется сугубо личными помыслами и рассматривается как социальное действие, «самозванчество» же рассматривается как социальное взаимодействие. Таким образом, «самозванчество» включает две части, которые условно соответствуют стадиям: 1) самого «самозванства» и 2) «мобилизации» тех социальных групп, которые будут вовлечены в реализацию политических действий самозванца В. О. Ключевский в своем историко-социологическом обзоре политических и общественных условий Смуты, выделял определение двух породивших её причин. В качестве одной из них он называет «вотчинно-династический взгляд на государство», унаследованный от удельных времен. В определении этой «династической» причины он исходит из характеристики особенностей общественного политического сознания, которое видело в Московском государстве вотчину княжеской династии, из владений которой оно выросло. Такое осознание государства как хозяйства московских правителей, их фамильной собственности было очевидным пережитком, тогда как на самом деле оно теснее стало союзом великорусского народа. Одной из основных причин Смуты явилось то, что с пресечением династии государство оказалось ничьим. «Некому стало подчиняться – стало быть, надо бунтовать», – с сарказмом резюмирует ученый . Вторым социально-политическим поводом Смуты В. О. Ключевский считал социальную рознь, которая вытекала из тяглового характера московского государственного порядка. Историк полагал, что основой всякого закономерного устроенного государства является соответствие между личными либо сословными правами и обязанностями граждан. В этом отношении Московское государство и общество, отличаясь пестрым сочетанием разновременных и разнохарактерных социально-политических отношений, делилось на классы, сложившиеся еще в удельные века. Впрочем, если тогда они имели только гражданское значение, представляя экономические состояния, различавшиеся занятиями, то сейчас они получили политический нрав, от того, что между ними были распределены особые, соответствовавшие их занятиям государственные повинности. Таким образом, по В. О. Ключевскому, если первая причина обеспечила успех самозванства, то вторая превратила династическую интригу в социально-политическую анархию. Смуте, по его определению, содействовали и другие обстоятельства, такие как образ действий правителей, конституционные стремления боярства, шедшие вразрез с характером московской верховной власти и с народным взглядом на неё, низкий уровень общественной нравственности, боярские опалы, голод и мор в царствование Бориса Годунова, областная рознь, вмешательство казаков. Все это вместе взятое и сообщило столь драматический характер Смутному времени. В социально-политическом плане движения самозванчества следует считать определенной формой политической оппозиции представителей народных масс. Таким образом, в истории России XVII–XVIII вв. самозванчество выполняло важную функцию своеобразного способа выражения народом недовольства государственной властью в условиях монархии. 2.2. Социокультурные предпосылки самозванства в XVII в. Для российского самозванчества были также и социокультурные предпосылки. На первое, на что необходимо сосредоточить свое внимание, это на данное бытование в народном сознании социально-утопических легенд о «возвращающихся царях-избавителях». С легендами о «возвращающихся царях-избавителях» связана специфичная форма народной борьбы против феодального общества и феодального государства-так называемое самозванчество. Как обнаружил К. В. Чистов, в основе всех легенд о «возвращающихся царях-избавителях» состояла прочная схема, которая представляла собой некую общность мотивов и сюжетных ходов, которые хранились в народном сознании . Несомненно, самозванчество способно вызвать интерес у нас в данной работе не со стороны психологии и действий самозванцев, а как выражение определенных свойств социальной психологии народных масс, которые ждали прихода «избавителя» и поддерживавших персон, которые выдавали себя за них «Вопрос о том, как могла возникнуть, сама идея самозванства В.О. Ключевский писал, что она не заключает в себе какого-либо народно-психологического затруднения» . Тем неменее, самозванство как социокультурное и социально-психологическое явление в разные эпохи приобретает различный смысл. Как акцентируют философы, происходит диалектика понятий. Изменяются условия бытования, социально-политические режимы, нравы, но остается суть — под чужой личиной некто вершит свои дела как правыми, так и неправыми способами. Не случайно у большой части самозванцев господствующей страстью является стремление заполучить власть над людьми хоть какой ценой: обманом, интригами, сговором, преступлениями против личности, государства, общества. О. Г. Усенко на основе изучения истории самозванства XVII–XVIII вв. предложил выделять самозванцев царистских и самозванцев религиозных .В основном разделяя предложенную типологию, можно ее уточнить. Думается, нужно, отталкиваясь от логики, сравнить самозванцев религиозных с светскими, сделатьакцент на царистский окрас. Вне поля зрения автора остались передовые самозванцы. У них уже остальные мотивы, совсем хорошее мировосприятие окружающих. Самозванцы современные являют собой социально-психологический тип, который в отличие самозванцев исторических, требуют еще исследования, как в психологическом, так и в историографическом плане. Вторым социокультурным фактором самозванщины являлась массовая эсхатология, которая как раз и заставляла трудящихся ждать Мессию. В этом случае существует тот пласт народных представлений, где Мессия вырисовывался в обличии царя или царевича. Можно сделать вывод, что народные массы в России XVII-XVIII вв., были недовольны феодальным гнётом, они просто ждали прихода «царя-избавителя», они готовились к встрече с ним - тем, что создавали его легендарную биографию и программу его будущих действий. Текущая готовность и принуждала народ прислушиваться к тем, кто объявлял себя легитимным кандидатом на царский трон. ЗАКЛЮЧЕНИЕ Смутное время – это один из главных решающих этапов в истории России, который положил конец московской династии. Период лихолетья тронуло все сферы русской жизни – власть, экономику, идеологию и нравственность, внутреннюю и внешнюю политику. Усугубление сословных, общественных, международных и династических отношений на рубеже XVI-XVII столетия и недовольство различных слоев и сословий российского общества с такими условиями жизни, которые существовали в России, дало почву для Смутного времени. Исследуя всю самозванческую эпоху, необходимо отметить, что, на вряд ли можно себе вообразить наиболее четкое и емкое определение, нежели сделанное ранее В.О. Ключевским, – это «хроническая болезнь». Невзирая в таком случае, что самозванчество с давних пор притягивало внимание историков, истоки данного явления остаются до сих пор неопределенными. Как показало проведенное исследование, под термином «самозванчество» необходимо подразумевать диалектическую целостность «самозванства» и «самозванщины». Самозванчество наступает тогда, когда псевдомессия или лжецарь раскрывается находящемся вокруг, образует группу соратников либо становиться во главе какого-либо социального протеста. До XVIIв. государство не знала самозванцев, которые смели претендовать на царский трон, что гласит первоначально о том, что отсутствовали социально-политические и социокультурные предпосылки. Во-первых, для самозванчества царистского толка нужна конкретная степень развития феодальных отношений и государства. Во-вторых, история самозванчества в России непосредственно связана с династическими кризисами, которые сотрясали царский престол. И первым таким кризисом было прекращение династии. Рюриковичей, в следствии чего на престоле появились Борис Годунов и Василий Шуйский. Благодаря этому и стали появляться лжецари, что и способствовало массовым движениям в их поддержку. Далее нарушение традиционного порядка престолонаследия удобряли почву для появления новых самозванцев. И, в-третьих, история самозванчества предполагает особую цепочку определенных народных утопических легенд о «возвращающихся царях-избавителях» Кроме того, не следует терять из вида некоторые данные, которые воздействовали на отношения самозванцев и народа, те условия, которые определили известность либо, напротив, обособленность тех либо иных кандидатов на роль «царя-избавителя» Таким образом, возобновление событийной канвы истории самозванчества в хронологических рамках нашего изучения, выявили сущность и предпосылки его появления, которые содействовали целому восприятию данного феномена. Но перед исторической наукой стоит задача согласно результативному использованию комплексного подхода, вовлечению в науку огромного числа новейших данных о самозванцах с целью приобретения целостной и научно достоверной картины самозванчества, а также понимания этого интереснейшего феномена нашей истории.   ИСПОЛЬЗОВАННЫЕ ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА Источники 1. Иосиф Будило. Дневник событий, относящихся к Смутному времени (1603-1613 гг.), известный под именем Истории ложного Димитрия (Historya Dmitra falszywego). // Русская историческая библиотека. – Т. 1. –Санки-Петербург, 1872. – С. 82-163. 2. Малиновский, А.Ф. Биографические сведения о князе Димитрии Михайловиче Пожарском / соч. А. Малиновским. – Москва, 1817. –110 с. 3. Новый летописец // Русская летопись по Никонову списку. – Санкт-Петербург.: Типография Императорской Академии наук, 1792. – Т. 8. – 256 с. Литература 4. Васецкий Н.А. Самозванцы как явление русской жизни // Наука в России. –1995. –№ 3.– С. 53-63. 5. Зимин А. А. Вопросы истории Крестьянской войны в России в начале XVII в. // Вопросы истории. – 1958. – № 3. – С. 126-144. 6. Короленко, В.Г. Современная самозванщина // В.Г. Короленко. Полн. собр. соч.: в 10 т. – Санкт-Петербург, Издание товарищества А. Ф. Маркс в С.-Петербурге, 1914. – Т. 3.–367 с. 7. Костомаров, Н.И. Самозванец лже-царевич Симеон // Исторический вестник. –1880. –№ 1. –С. 1-25. 8. Ключевский, В. О. Курс русской истории // Сочинения. В 9 т. – Москва: Мысль, 1987. –Т. 1.– 430 с. 9. Костомаров, Н.М. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей / Н. И. Костомаров. – Санкт-Петербург : Лениздат, 2007. –ISBN 5-289-02509-X 10. Мавродин, В.В. По поводу характера и исторического значения крестьянских войн в России // Крестьянские войны в России XVII–XVIII веков: проблемы, поиски, решения. –Москва: Наука, 1974. –С. 32-45. 11. Смирнов, И. И. Восстание Болотникова. – Москва: Госполитиздат, 1951. –548 с. 12. Тихомиров, М.Н. Самозванщина // Наука и жизнь. –1969. – № 1.– С. 116-121. 13. Тюменцев, И.О. Смута в России в начале XVII столетия: Движение Лжедмитрия II. – Москва: Наука, 2009. – 692 с.–ISBN: 978-5-02-035267-4 14. Тюменцев, И.О. Рождение самозванчества в России в начале XVII века // Самозванцы и самозванчество в Московии. Материалы международного научного семинара (25 мая 2009 г., Будапешт). – Будапешт: Russica Pannonicana, 2010. – С. 100-130. 15. Тульчинский, Г.Л. Испытание именем, или Свобода и самозванство. –Санкт-Петербург, 1994. – 67 с. 16. Усенко, О.Г. Монархическое самозванчество в России в 1762–1800 гг. (опыт системно-статистического анализа) // Россия в XVIII столетии.– Вып. 2. –М.: Языки славянской культуры, 2004. –С. 290-353. 17. Усенко, О. Г. Психология социального протеста в России XVII–XVIII веков: в 3 ч. – Ч. 3. –Тверь, 1997.–91 с. 18. Чистов, К. В. Русские народные социально-утопические легенды (XVII–XIX вв.). – Москва: Наука, 1975. –339 с.
Год сдачи
2024
Loading...

Последние статьи из блога

Пожизненная рента

Анализ структуры и динамики средств пенсионной системы РФ 2024

Интеграция и причины кооперации предприятий в условиях рыночных трансформаций

Деятельность Росфинмониторинга

​Современная рекламная коммуникация как доминирующий фактор формирования потребительского сознания

Теоретические аспекты социализации младших школьников посредством игровой деятельности на уроках физической культуры

Право на социальное обеспечение в РОССИИ

Субъекты гражданского права

Солнечные затмения

Техника управления церковным хором

Историко-культурный анализ церковного пения

Обязательное социальное страхование от несчастных случаев и профессиональных заболеваний

Теоретические основы управления процессами интеграции

Диагностика сформированности конфликтной компетентности студентов педагогического вуза

Теоретические основы формирования конфликтной компетентности будущего педагога-психолога

Физико-химические свойства эпоксидных связующих

Вопросы по международному праву

Задачи по УК РФ

Структурно-логическая схема состава преступления, предусмотренного ст. 161 УК РФ

Методы очистки сточных вод от СПАВ