Курсовик1
Корзина 0 0 руб.

Работаем круглосуточно

Доступные
способы
оплаты

Свыше
1 500+
товаров

Каталог товаров

Уголовная ответственность за совершение автотранспортных преступлений

В наличии
0 руб.

Скачать ВКР Уголовная ответственность за совершение автотранспортных преступлений

Категория: Дипломы(ВКР)

Скачать бесплатно

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение............................................................................................... 3

Глава 1. Теоретические аспекты развития законодательства об ответственности за совершение автотранспортных преступлений............. 6

1.1. Ретроспективный анализ развития законодательства об ответственности за совершение автотранспортных преступлений........ 6

1.2. Общая характеристика понятия автотранспортных преступлений 19

Глава 2. Проблемные вопросы уголовной ответственности за совершение автотранспортных преступлений.................................................................................. 29

2.1. Практические аспекты квалификации автотранспортных преступлений.......................................................................................... 29

2.2. Основные проблемы уголовной ответственности.......................... 40

2.3. Пути совершенствования российского законодательства в сфере автотранспортных преступлений........................................................... 48

Заключение...................................................................................... 57

Список использованных источников............................... 62

Введение

Тема выпускной квалификационной работы актуальна тем, что в нынешних условиях стремительного технического прогресса быстрыми темпами развиваются все виды механического транспорта, увеличивается их мощность, что закономерно ведет к повышению его скоростных характеристик. Вместе с позитивными изменениями в общественных отношениях происходят и негативные процессы. Они несут все большую угрозу самому субъекту этих процессов - человеку. В результате этих изменений и увеличения количества транспортных средств все большей реальностью становится картина роста дорожных происшествий. А это приводит к увеличению количества погибших или травмированных людей, уничтожению и повреждению как самих транспортных средств, так и других материальных объектов.

В последние годы вопрос противодействия нарушениям правил дорожного движения и эксплуатации транспорта привлекает все больше общественного внимания и вызывает интерес ученых. Автомобильный транспорт играет все большую роль в общественной и личной жизни каждого человека, поскольку именно он способствует удовлетворению потребностей всего общества в перевозке пассажиров и грузов на любое расстояние. Однако неудовлетворительное качество дорог, медленное внедрение технических мер контроля дорожного движения, личная недисциплинированность значительного количества водителей и их чувства безнаказанности за совершенные правонарушения приводят к увеличению нарушений в сфере безопасности дорожного движения и эксплуатации транспорта.

Важным условием безопасной работы всех видов транспорта является соблюдение всеми участниками дорожного движения правил безопасности движения и эксплуатации транспорта. Значительное место в противодействии нарушением правил безопасности движения и эксплуатации транспорта принадлежит мерам по совершенствованию уголовно-правового регулирования общественных отношений в этой сфере деятельности. Это, в первую очередь, касается усиления уголовной ответственности за некоторые виды транспортных преступлений, индивидуализации наказания виновных за нарушение правил безопасности движения или эксплуатации различных видов транспортных средств в зависимости от вида транспорта, а также субъекта преступления.

Определенная роль среди мероприятий государства по предотвращению несчастных случаев на транспорте играется и мерами уголовно-правового характера. Анализ судебной практики свидетельствует о необходимости тщательного изучения действующего уголовного законодательства об уголовной ответственности за совершение автотранспортных преступлений и научного обобщения опыта его применения следственными и судебными органами, о необходимости разработки предложений по совершенствованию этого законодательства и практики его применения.

Объектом исследования выступают общественные отношения, которые, возникают в связи с совершением автотранспортных преступлений.

Предмет исследования – российское уголовное законодательство в вопросах совершения автотранспортных преступлений.

Цель исследования состоит в комплексном анализе теоретических и практических проблем, которые связаны с уголовной ответственностью за совершение автотранспортных преступлений. В силу поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

- провести ретроспективный анализ развития законодательства об ответственности за совершение автотранспортных преступлений;

- дать общую характеристику понятия автотранспортных преступлений;

- проанализировать практические аспекты квалификации автотранспортных преступлений;

- определить основные проблемы уголовной ответственности за совершение автотранспортных преступлений;

- указать пути совершенствования российского законодательства в сфере автотранспортных преступлений.

Методологическая основа исследования состоит из совокупности методов теоретического уровня (системно-функциональный, конкретно-исторический, формально-логический, сравнительно-правовой анализ, синтез, индукция, дедукция и т.д.) и основных положений уголовного права, которые посвящены уголовной ответственности за совершение автотранспортных преступлений.

Теоретическая основа работы представлена трудами: Н.С. Алексеева, Е.А. Войтенкова, А.М. Голубкова, А.В. Демчука, З.В. Ербахаеввой, Н.И. Исаева, И.Ю. Касницкой, А.И. Коробеева, В.Н. Кудрявцева, Б.А. Куринова, М.А. Месилова, М.В. Мидловец, Т.И. Михалевой, А.М. Охтовой, Д.Н. Поповича, М.С. Ревенко, А.В. Рублева, А.И. Сахарчук, В.Е. Суденко, А.С. Тагамлицкого, И.В. Танага, Е.А. Таюрской и др.

Эмпирическая основа ВКР представлена аналитическими материалами, обобщениями по делам рассматриваемой категории.

Научная новизна работы – это комплексный подход к осмыслению объективных и субъективных признаков составов преступлений, связанных с совершением автотранспортных преступлений.

Структура выпускной квалификационной работы включает следующие элементы: введение, основная часть представлена двумя главами, заключение и список использованных источников. Первая глава представляет нам теоретические аспекты развития законодательства об ответственности за совершение автотранспортных преступлений. Вторая глава посвящена анализу проблемных вопросов уголовной ответственности за совершение автотранспортных преступлений. В заключении отражены основные выводы по исследуемой теме.

Глава 1. Теоретические аспекты развития законодательства об ответственности за совершение автотранспортных преступлений

1.1. Ретроспективный анализ развития законодательства об ответственности за совершение автотранспортных преступлений

В различные периоды времени ученые юристы достаточно подробно рассмотрели проблематику уголовно-правовой охраны безопасности дорожного движения и эксплуатации транспортных средств1.

Тем не менее, на наш взгляд, вопрос становления уголовной ответственности за нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств изучен не в полной мере.

С давних времен в России существует организация уличного движения. Еще до появления механических транспортных средств вопрос безопасности дорожного движения был актуальным.

В конце XVI–XVIII вв. в России появились первые самостоятельные акты, в которых устанавливались правила поведения на дорогах. Справедливости ради отметим, что эти акты были не совершенны, но они позволили сформулировать ряд положений, которыми руководствуется и современный законодатель. «В Указе Ивана Великого в XVI веке было закреплено исторически сложившееся правостороннее движение, нарушение которого влекло для холопов «битье батогами», а для бояр – штраф в три деньги с соболями. 3 января 1683 году царями Петром Алексеевичем и Иоанном Алексеевичем был издан именной Указ, направленный на упорядочение движения гужевого транспорта как в столице, так и в стране в целом. Извозчикам предписывалось придерживаться правостороннего движения, править повозкой, сидя верхом на лошади, а не в экипаже, «в санях на вожжах не ездить, а ездить с возницами по прежнему обычаю», избегать «резвой езды во избежание увечья». Надзор за движением по городским улицам и площадям возлагался на Стрелецкий приказ».

В 1718 г. В Санкт-Петербурге создано генерал-полицмейстерство. Петр I расширил компетенцию полиции, включив в нее контроль за проездом по улицам и городам.

26 августа 1720 г. издан Указ «О торговании в Санкт-Петербурге съестными харчевыми припасами в указанных местах и о езде всяких чинов людям на взнузданных лошадях». В соответствии с Указом к основным видам нарушений относились – быстрая езда и битье кучерами прохожих кнутом. Кроме того, в Указе предусматривался такой квалифицирующий признак как повторность совершения нарушения. Самым тяжким наказанием за нарушение Указа являлась ссылка на каторгу.

В 1730 г. Анна Иоанновна издала Указ, в котором основными нарушениями были нарушения аналогичные тем, которые содержались в Указе от 1720 г. Но менялся вид наказания. Так в случае нарушения Указа от 1730 г. надлежало бить кнутом и ссылать на каторгу.

В XIX в. развитие законодательства в сфере безопасности дорожного движения продолжилось. В России была создана транспортная полиция. Состоящая из десяти окружных полицейский команд. В задачи таких команд входили обеспечение безопасности на дорогах и реках, сопровождение грузов, предотвращение хищений, наблюдение за исправностью дорог.

Принятое в 1845 г. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных, включало особенные статьи, обращенные к дорожнотранспортным происшествиям, которые повлекли за собой повреждение покрытий дорог и улиц или несчастные случаи. Нарушениями считалось оставление лошадей без присмотра, движение по левой стороне тракта, оставление повозок на дороге ночью, разрушение дорог и мостовых. Документ заключал разновидный перечень санкций за нарушения в области безопасности дорожного движения и результат таких нарушений. Это могли быть арест, штраф, обязательство возместить причиненный ущерб, битье розгами. Перечень нарушений в области безопасности дорожного движения, рассчитанный Уложением, был довольно велик и разнообразен. Рост численности конных экипажей к началу 1870-х гг. привел к принятию решения о поручении на полицию обязанностей наблюдать за следованием правил езды в многолюдных местах (к которым были приписаны театры, железнодорожные вокзалы и «другие места большого собрания публики»). Штраф за правонарушения в сфере дорожного движения взыскивался с нарушителя на основании протокола, подтверждающего совершение проступка. Необходимыми элементами протокола было наличие дальнейших сведений о нарушении и самом нарушителе: место и время нарушения, характер нарушения, данные извозчика, номер его жетона, пояснения виновного, показания свидетелей.

В 1883 г. издана Инструкция городовым Московской полиции, предписывающая соблюдать следующие правила: не обгонять неумеренной рысью; сдерживать лошадей при спуске под гору, на перекрестках, а равно перед переезжающими и переходящими улицу; уступать дорогу крестным ходам, похоронным и другим процессиям, проходящим частям войск и арестантским партиям, а при недостатке места для проезда останавливаться; не ездить на невзнузданных лошадях; зимою не ездить на санях без подрезов.

Появление автомобилей сыграло значительную роль в развитии законодательства. Нормативно-правовые акты, регулирующие безопасность дорожного движения и эксплуатации транспорта, появились не только в столице, но и в других городах.

Изобретение автомобиля в конце XIX в. и постоянный рост количества автомобильного транспорта в городах России в начале ХХ в. напористо ставил вопрос об оперативной организации дорожного движения в целях гарантии его безопасности. При этом возникновение такого транспортного средства как автомобиль привлекало внимание общественности и являлось предметом обсуждения населения.

Материалы печати данного исторического времени позволяют определить, что полиция в г. Санкт-Петербурге часто применяла меры к соблюдению автомобилистами правил движения. Нарушение правил влекло различные наказания – от порядочно крупного штрафа в размере 100 руб. за первое нарушение, до лишения прав на управление автомобилем и ареста при повторных нарушениях.

Особенно распространенным нарушением было превышение скорости. Согласно данным статистики, в феврале 1912 г. в г. Москве было написано 97 протоколов о нарушениях в области безопасности дорожного движения.

В юридической литературе отмечается – «после 1917 г. в условиях интенсивной автомобилизации страны возникла объективная необходимость поиска эффективных механизмов административно-правового и уголовно-правового воздействия на правонарушителей для снижения показателей аварийности и повышения дисциплины участников дорожного движения. При этом развитию автомобильного транспорта уделялось огромное значение. Обеспечение безопасности дорожного движения было определено советским правительством как одна из важнейших составляющих деятельности по обеспечению правопорядка. Выражая свое отношение к автомобильной промышленности и автомобильному транспорту, В.И. Ленин писал, что автомобильное дело имеет громадное значение, поскольку именно автомобилями будет заменено большое количество рабочего скота в земледелии и извозной промышленности»[1].

Постановлением ЦИК и СНК СССР от 13 марта 1929 г. «О мероприятиях по усилению борьбы с транспортными преступлениями» было дополнено Положение о преступлениях государственных 1927 г., путем включения статьи 17.2 следующего содержания: «17.2 Разрушение или повреждение железнодорожных и иных путей сообщения, сооружений на них, предостерегательных знаков, подвижного состава и судов с целью вызвать крушение поезда или судна – влечет за собой лишение свободы со строгой изоляцией на срок не ниже трех лет, с конфискацией всего или части имущества, с повышением при особо отягчающих обстоятельствах вплоть до высшей меры социальной защиты – расстрела, с конфискацией имущества[2]».

Данное постановление ввело ответственность за нарушение «правил об охране порядка и безопасности движения, охране имущества транспорта, предупреждении и пресечении незаконного использования транспорта, а также проведении санитарных и противопожарных мероприятий, если нарушение повлекло за собой тяжелые последствия – лишение свободы на срок до трех лет или штраф до трех тысяч рублей[3]». Наказанием за пренебрежение в соблюдении данных правил служило лишение свободы.

Анализ законодательства данного периода указывает на отсутствие норм, которые были бы направлены на обеспечение безопасности движения и эксплуатации транспортных средств. Квалификация данных нарушений проводилась в качестве нарушения трудовых обязанностей на рабочем месте, либо как преступление, направленное против личности человека.

И только с принятием Постановления Пленума Верховного Суда СССР «О квалификации преступлений, связанных с нарушением Правил движения на автотранспорте» от 15 сентября 1950г.[4] была внедрена классификация всех автотранспортных преступлений, которая поделила их на преступления, совершенные работником транспорта и совершенные иными лицами. Особенностью данного постановления стало и то, что законодатель учитывал характер совершенных преступлений, а именно, умышленно или по неосторожности. Умышленное совершение преступления на автотранспорте квалифицировалось как умышленное убийство или умышленное нанесение телесных повреждений. Преступления по неосторожности рассматривались как убийство или причинение телесных повреждений с указанием на признак неосторожности.

С момента принятия УК РСФСР 1960 г.2транспорт и безопасность выделены в отдельную главу о преступлениях против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения.

Первоначально УК РСФРС имел три статьи по рассматриваемой нами проблематики – ст. 211 «Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации автотранспорта или городского электротранспорта», ст. 212 «Нарушение правил безопасности движения автомототранспорта лицом, не являющимся работником автомототранспорта», ст. 213 «Нарушение действующих на транспорте правил».

В последующем была введены ст. 211.1,устанавливающая ответственность за управление транспортным средством в состоянии опьянения при наличии преюдиции, исключенная Законом РФ от 24 декабря 1992 г. No4217–13, ст. 211.2, ст. 211.3, 213.1, 213.2. Статья 212 отменена Указом Президиума ВС РСФСР от 19июня 1968 г.

Обратим внимание на то, что диспозиция ст. 211 была изменена существенным образом, так было усилено наказание, в том числе и за нарушения, повлекшие смерть человека.

Итак, анализируя законодательство конца 20 века, можно сказать о том, что неуверенные попытки законодателя по установлению уголовной ответственности за причинение вреда здоровью различной тяжести и за причинение материального ущерба привели к тому, что в 1993 г. было декриминализировано нарушение правил дорожного движения, повлекшее причинение легкого вреда здоровью.

Дальнейшие исторические события лишь подтвердили целесообразность системного изложения норм об ответственности за транспортные преступления, ибо с появлением новых видов, ростом числа транспортных средств, увеличением масштабов негативных последствий транспортной деятельности возникла настоятельная необходимость в криминализации ряда деяний, посягающих на безопасное функционирование транспорта, в результате чего группа транспортных преступлений стала расти буквально на глазах. Объединить же их в одну главу без существенной ломки сложившейся системы Особенной части УК было практически невозможно. По вполне понятным причинам законодатель не может произвольно изменять уже сложившуюся систему права. Это удалось сделать лишь в процессе разработки и принятия УК РФ 1996 г.

Таким образом, из проведенного сравнительно-исторического анализа можно сделать следующие выводы:

1) Впервые в истории советского и российского законодательства в Уголовном Кодексе РФ 1996 года появилась самостоятельная глава, содержащая нормы о транспортных преступлениях;

2) С 1922 по настоящее время менялись объект, предмет и объективная сторона преступления. Объектом преступления сначала являлись общественные отношения, связанные с народным здравием, общественной безопасностью и публичным порядком, а на данный момент - общественные отношения, связанные с безопасностью движения и эксплуатацией транспорта.

Предметом тогда являлись любые машины с механическим двигателем, в настоящее же время четко определены транспортные средства, относящиеся к предмету преступления. Изначально ответственность наступала за нарушение правил установки механических двигателей, тогда как сейчас ответственность конкретизирована и расширена: она наступает за нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств;

3) Ранее Правила дорожного движения утверждались Приказом Министерства внутренних дел, сейчас же - Постановлением Правительства РФ;

4) Менялись последствия: изначально вред здоровью средней тяжести относился к последствиям уголовно-наказуемого деяния и назывался менее тяжким телесным повреждением, а сейчас вред средней тяжести относится к последствиям административного правонарушения, кроме того, ранее была установлена уголовная ответственность за материальный вред;

5) С 2009 года в качестве квалифицирующего признака введено состояние опьянения, до этого состояние опьянения не имело значения для квалификации, ответственность наступала на общих основаниях;

6) Расширился спектр наказаний: сначала это были исправительные работы и штраф, затем штраф, исправительные работы, лишение свободы и лишение права управления транспортным средством.

Развитие законодательства в этой части, значимость соответствующих общественных отношений дали право законодателю выделить в УК РФ самостоятельную главу о преступлениях, посягающих на безопасность дорожного движения и эксплуатации транспорта.

На данный момент в качестве наказаний предусмотрены ограничение свободы, принудительные работы, арест, лишение свободы и лишение права управления транспортным средством. Однако наказание в виде ареста и принудительных работ в настоящее время не применяются.

1.2. Общая характеристика понятия автотранспортных преступлений

Особенная часть действующего УК РФ предусматривает ряд составов преступлений, связанных с причинением вреда здоровью человека или причинением смерти, при нарушении правил производства каких-либо работ в промышленности или при нарушении правил эксплуатации каких-либо технических средств.

Прежде всего, следует назвать составы преступлений против безопасности движения и эксплуатации транспорта (глава 27 УК РФ):

- «нарушение правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного, морского и внутреннего водного транспорта и метрополитена (ст. 263 УК РФ)»;

- «неисполнение требований по обеспечению транспортной безопасности на объектах транспортной инфраструктуры и транспортных средствах (ст. 263.1 УК РФ)»;

- «нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств (ст. 264 УК РФ)»;

- «нарушение правил дорожного движения лицом, подвергнутым административному наказанию (ст. 264.1 УК РФ)»;

- «недоброкачественный ремонт транспортных средств и выпуск их в эксплуатацию с техническими неисправностями (ст. 266 УК РФ)»;

- «приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения (ст. 267 УК РФ)»;

- «действия, угрожающие безопасной эксплуатации транспортных средств (ст. 267.1 УК РФ)»;

- «нарушение правил, обеспечивающих безопасную работу транспорта (ст. 268 УК РФ)»;

- «нарушение правил безопасности при строительстве, эксплуатации или ремонте магистральных трубопроводов (ст. 269 УК РФ)»;

- «нарушение правил международных полетов (ст. 271 УК РФ)»;

- «нарушение правил использования воздушного пространства Российской Федерации (ст. 271.1 УК РФ)».

В главе 33 УК («Преступления против военной службы») также содержится ряд составов преступлений в сфере транспорта:

- «нарушение правил вождения или эксплуатации машин (ст. 350 УК РФ)»;

- «нарушение правил полетов или подготовки к ним (ст. 351 УК РФ)»;

- «нарушение правил кораблевождения (ст. 352 УК РФ)».

Все указанные преступления связаны «с отношениями по использованию источников повышенной опасности, а точнее – с отношениями, обеспечивающими упорядоченное и, стало быть, безопасное использование этих источников».

Таким образом, указанные деяния обладают всем набором общих признаков преступления, таких как:

- виновность;

- общественная опасность;

- противоправность;

- наказуемость.

Кроме того, вышеперечисленные деяния связаны с деятельностью по использованию источников повышенной опасности.

Как указано в п. 18 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина"1 источником повышенной угрозы следует признать всякую деятельность, осуществление которой создает повышенную возможность причинения вреда из-за невозможности полного контроля за ней со стороны человека, также деятельность по использованию, перевозке, хранению предметов, веществ и остальных объектов промышленного, хозяйственного либо другого назначения, которые обладают аналогичными свойствами.

Указанная деятельность связана с использованием различных технических устройств, что дает основание объединить всю вышеперечисленную группу преступлений под наименованием – «технические преступления».

Учитывая возможность выхода источников повышенной опасности из под контроля человека, соответствующими государственными органами устанавливаются соответствующие правила по использованию (эксплуатации и т.п.) технических средств, производства работ с использованием технических средств.

Аналогичным образом сконструированы составы и иных технических преступлений диспозиции, которых являются бланкетными. Таким образом, диспозиции составов технических преступлений предполагают использование для установления признаков деяния иных нормативных правовых актов, которыми, как уже упоминалось выше, являются соответствующие правила эксплуатации источников повышенной опасности, проведения работ с использованием источников повышенной опасности.

Родовым объектом технических преступлений является общественная безопасность. Помимо этого составам технических преступлений свойственен также и дополнительный объект – жизнь и здоровье человека.

В составах конкретного преступления можно в зависимости от сферы в которой совершается посягательство можно выделить видовой объект технического преступления (например, общественная безопасность в сфере транспорта, общественная безопасность в сфере использования атомной энергии и т.п.).

Уголовный кодекс РФ выделил специальную главу 27 содержащую составы преступлений против безопасности движения и эксплуатации транспорта.

Выделение в самостоятельную главу норм об этих преступлениях, уточнение субъективных и объективных признаков данных норм и их стандартизация, непременно, является достоинством действующего Уголовного кодекса РФ. В нынешнее время после всех дополнений и всевозможных изменений, коснувшихся содержания главы 27 УК РФ, она объединяет 12 составов преступлений.

По отношению к системе норм об ответственности за преступления против безопасности движения, аналитики высказывали такие замечания, как:

- преступление за неоказание капитаном судна помощи терпящим бедствие (ст.270 УК РФ) посягает не на безопасность движения или эксплуатацию, а на интересы личности;

- преступление за нарушение правил международных полетов (ст.271 УК РФ) посягает на иной объект, нежели безопасность движения или эксплуатация, так как такие посягательства предусмотрены специальной нормой ст. 263 УК РФ.

- включение нарушения правил безопасности при строительстве, эксплуатации или ремонте магистральных трубопроводов (ст.269 УК РФ) в главу 27 УК РФ носит условный характер.

Состав преступления можно конструировать двумя способами:

1) методом формулирования общего состава, включающего самые различные действия, которые были объединены общими признаками;

2) методом выделения определения состава преступления.

Весьма часто сначала формулируется общий состав преступления, а после законодатель выделяет из него специальный состав преступления, что вызывает субъективизм и путаницу в использовании уголовно-правовых норм. Именно путем уточнения норм общего характера и выделения из них специальных норм происходит повышение количества норм уголовного законодательства.

Таким образом, автотранспортные преступления являются собирательным понятием, охватывающим несколько составов преступлений: нарушение правил дорожного движения и эксплуатации автомобилей, мотоциклов, тракторов и тому подобных транспортных средств; недоброкачественный ремонт и выпуск в эксплуатацию технически неисправных транспортных средств; нарушение «извне» (пешеходом, велосипедистом, погонщиком, ремонтником и т. д.) правил, обеспечивающих безопасную работу автотранспорта.

Структура автотранспортных преступлений представлена:

- преступлениями со смертельным исходом и ранениями;

- детским травматизмом;

- виной общественно опасных последствий – по вине водителей или пешеходов; по вине водителей автотранспорта, принадлежащего юридическим или физическим лицам;

- тяжестью последствий, определяемой по числу погибших на 100 пострадавших;

- виктимологическим показателем в виде социально-демографических характеристик погибших и травмированных;

- региональным распространением преступлений;

- временные особенностями – плотностью по месяцам года и времени суток;

- соотношением видов нарушений правил дорожного движения, которые повлекли криминальные последствия;

- распространенностью по видам дорог[5].

Нарушением правил безопасности движения может считаться движение любого транспорта, которое осуществляется не в соответствии тем или иным правилам, а также может привести или привело к аварии, катастрофе, жертвам (смерти или ранении людей), а также уничтожению имущества (непосредственно транспортного средства, груза, сооружения, жилого или коммерческого помещения).

Правила движения – это совокупность правил, которые направлены на максимальное снижение риска возникновения аварии или катастрофы во время передвижения. В это же время, правила безопасности движения – это не только выполнение правил передвижения в пространстве (воздухе, воде, дороге), но и правильная эксплуатация транспортных средств, а также человеческий фактор (действие или бездействие в той или иной ситуации). Правил дорожного движения в РФ намного больше, нежели правил безопасности передвижения. Связанно это с тем, что не все нарушение правил движения могут привести к угрозе при передвижении. За нарушение правил безопасности движения может быть вынесена не только уголовная, но и иная ответственность.

Нарушение правил эксплуатации может тянуть за собой создание на дороге или ином коридоре движения небезопасной обстановки, которая является противозаконной и считается преступлением. К нарушениям правил эксплуатации можно отнести[6]:

- передвижение на неисправном транспортном средстве;

- отступление от правил эксплуатации и вождения транспортного средства;

- использование транспортного средства не по назначению и т. д.

В каждой сфере проводятся свои попытки предотвращения различных неестественных ситуаций. Так, например, предупреждение преступлений против безопасности дорожного движения осуществляется органами ГИБДД.

Все преступления против безопасности движения можно разделить на несколько видов. Итак, основные виды преступлений против безопасности движения[7]:

- нарушение вышеописанных правил (безопасности движения и эксплуатации) водного, воздушного или железнодорожного транспорта;

- невыполнение или игнорирование правил дорожного движения, а также технического обслуживания транспорта, повлекшими за собой ДТП со смертельным исходом;

- нарушения правил полетов на международном пространстве;

- транспортные правонарушения. К этим нарушениям относится несвоевременное или некачественное проведение техническое обслуживание средств передвижение, которое привело к аварии или катастрофе. Кроме того, к таким правонарушениям можно отнести некачественный ремонт взлетно-посадочного полотна, дорожного или железнодорожного полотна. Ответственность за чрезвычайные ситуации в таком случае ложится на компанию или предприятие, которое должно было обеспечить надежность транспортных магистралей.

- не оказанная помощь терпящим бедствие.

Дорожно-транспортные преступления являются наиболее частыми среди транспортных преступлений, в общем. Дорожно-транспортные преступления – это преступления связанные с нарушением правил дорожного движения, которые привели к:

- столкновению двух или более транспортных средств;

- был совершен наезд на пешехода или препятствие;

- по неосторожности или умышленно пассажир выпал из транспорта;

- иные ДТП, которые произошли на дорожном полотне, например, падение автомобиля с обрыва.

Указанные деяния обладают всем набором общих признаков преступления, таких как:

- виновность;

- общественная опасность;

- противоправность;

- наказуемость.

Кроме того, вышеперечисленные деяния связаны с деятельностью по использованию источников повышенной опасности.

Учитывая возможность выхода источников повышенной опасности из- под контроля человека, соответствующими государственными органами устанавливаются соответствующие правила по использованию (эксплуатации и т.п.) технических средств, производства работ с использованием технических средств.

Так, в частности, управление транспортным средством (автомобилем) должно осуществляться в соответствии с Правилами дорожного движения, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 23.10.1993 N 1090 "О Правилах дорожного движения"[8].

Указанным Постановлением Правительства РФ утверждены также и Основные положения по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанности должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения.

Нарушение лицом, который управляет автомобилем, трамваем или иным механическим транспортным средством, правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека или повлекшее по неосторожности смерть человека, влечет уголовную ответственность по соответствующей части ст. 264 УК РФ.

Данная статья предусматривает уголовную ответственность за нарушение лицом, управляющим автомобилем, трамваем либо другим механическим транспортным средством, правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека – по части 1. Часть 2 – за деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, совершенное лицом, находящимся в состоянии опьянения, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека. Часть 3 за деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, повлекшее по неосторожности смерть человека. Часть 4 – за деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, совершенное лицом, находящимся в состоянии опьянения, повлекшее по неосторожности смерть человека. Часть 5 – за деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц. Часть 6 за деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, совершенное лицом, находящимся в состоянии опьянения, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц[9].

В заключение первой главы можно сделать следующие выводы:

1. С появлением новых видов, ростом числа транспортных средств, увеличением масштабов негативных последствий транспортной деятельности возникла настоятельная необходимость в криминализации ряда деяний, посягающих на безопасное функционирование транспорта, в результате чего группа транспортных преступлений стала расти буквально на глазах. Объединить же их в одну главу без существенной ломки сложившейся системы Особенной части УК было практически невозможно. По вполне понятным причинам законодатель не может произвольно изменять уже сложившуюся систему права. Это удалось сделать лишь в процессе разработки и принятия УК РФ 1996 г.

2. Под транспортными преступлениями понимаются виновно совершенные, запрещенные Уголовным кодексом Российской Федерации (далее – УК РФ) общественно опасные деяния, которые непосредственно связаны с движением и (или) эксплуатацией транспорта либо направленные против безопасности движения транспорта или его нормальной эксплуатации. Такими преступлениями потягаются интересы объектов соответствующей транспортной инфраструктуры, и законодателем они были включены в гл. 27 Особенной части УК РФ – «Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта». Указанные преступления могут посягать почти на все отрасли транспорта – на железнодорожный, автомобильный, воздушный, внутренний водный, морской, а также на метрополитен.

3. Автотранспортные преступления являются собирательным понятием, охватывающим несколько составов преступлений: нарушение правил дорожного движения и эксплуатации автомобилей, мотоциклов, тракторов и тому подобных транспортных средств; недоброкачественный ремонт и выпуск в эксплуатацию технически неисправных транспортных средств; нарушение «извне» (пешеходом, велосипедистом, погонщиком, ремонтником и т. д.) правил, обеспечивающих безопасную работу автотранспорта.

Глава 2. Проблемные вопросы уголовной ответственности за совершение автотранспортных преступлений

2.1. Практические аспекты квалификации автотранспортных преступлений

К числу объективных признаков преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ, относятся объект и объективная сторона указанного состава.

Такая уголовно-правовая категория как общественная опасность деяния является отражением того вреда, который причинен объектам уголовно-правовой охраны. Можно также сказать, что общественная опасность, это то, что наносит урон, дезорганизует общественные отношения, которые, охраняются уголовным законом.

Общественные отношения, охраняемые уголовным законом, в целом описываются в ст. 2 УК РФ, в соответствии с которой задачами Кодекса являются[10]:

- обеспечение мира и безопасности человечества;

- охрана прав и свобод человека и гражданина;

- охрана окружающей среды, общественного порядка и общественной безопасности;

- охрана Конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств;

- предупреждение совершения преступлений.

Каждое преступление, предусмотренное нормами Особенной части УК РФ посягает на определенные общественные отношения, причиняя им существенный вред. В случае, если посягательство на общественные отношения, охраняемые уголовным законом, отсутствует, то отсутствует и преступление[11].

Общественные отношения, на которые осуществляется уголовно- наказуемое посягательство, в учении о составе преступления принято именовать объектом преступления.

Таким образом, как отмечается в юридической литературе, объект преступления предстает началом отсчета в системе уголовно-правовых норм, именно в том смысле, что он является системообразующим признаком для охранительных норм уголовного права.

Поскольку объект преступления выступает в качестве обязательного признака состава преступления, как следствие этого, в силу положений ст. 8 УК РФ он является одним из элементов основания уголовной ответственности. Поэтому деяние не является преступлением, если оно не нарушает охраняемые уголовным законом общественные отношения[12].

Объект преступления отвечает на вопрос о характере общественной опасности преступления, поскольку разграничивает сферу преступного и непреступного поведения. Причинение вреда ценностям, перечень которых приведен в ч. 1 ст. 2 УК РФ свидетельствует об общественной опасности деяния.

Кроме того, объект преступления служит в качестве основания для разграничения различных составов между собой и должен учитываться при квалификации преступления.

Правилами дорожного движения формируется правовое положение различных участников дорожного движения. При этом названные Правила призваны обеспечивать благоприятные условия взаимодействия участников дорожного движения и обеспечивать их безопасность.

Как известно положений ст. 2 Федерального закона от 10.12.1995 N 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения" под безопасностью дорожного движения следует понимать состояние дорожного движения, в котором отражается степень защищенности его участников от дорожно-транспортных происшествий и их последствий[13].

Основным объектом преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ, следует признать безопасность дорожного движения. Жизнь и здоровье является факультативным объектом преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ.

Таким образом, вне независимости от места нарушения (на- или вне проезжей части) водителем ПДД и совершения дорожно-транспортного происшествия, причинившее соответствующие последствия, действия водителя должны рассматриваться как совершенные в области дорожного движения и соответственно квалифицироваться по ст. 264 УК РФ.

Предметом преступления выступают указанные в диспозиции ст. 264 УК РФ механические транспортные средства. В соответствии с диспозицией ст. 264 УК РФ к предмету названного преступления относятся[14]:

- автомобиль;

- трамвай;

- иное механическое транспортное средство.

Транспортным средством является устройство, предназначенное для перевозки грузов, людей или оборудования установленного на нем и другие самоходные машины и механические транспортные средства. Механические транспортные средства обязано иметь автономный двигатель. Также к ним относятся иные транспортные средства выполняющие специальные функции. Это машины дорожного назначения сельскохозяйственные, погрузочные и др.

Транспортное средство, не снабженное двигателем, а равно транспортное средство имеющее двигатель с технорабочим объёмом меньше 50 куб. см. и имеющие наивысшую конструктивную скорость меньше 50 км/ч. предметом данного преступления не является[15].

Объективная сторона состава преступления представляет собой внешнее его выражение. Поскольку преступное посягательство – это деяние (действие или бездействие), то оно имеет и соответствующее объективированное внешнее проявление[16]. Указанное внешнее проявление деяния, которое составляет объективную сторону состава преступления, есть проявление деяния, которое может быть воспринято при помощи органов чувств.

К признакам, составляющим содержание объективной стороны состава преступления, относятся следующие признаки, характеризующие:

- действие или бездействие, которыми осуществляется посягательство на объект (общественные отношения), охраняемый уголовным законом;

- общественно опасные последствия совершенного посягательства;

- причинно-следственная связь между деянием (действиями или бездействием) и общественно опасными последствиями;

- время совершения преступления;

- место совершения преступления;

- обстановку совершения преступления;

- орудия, средства и способ совершения преступления[17].

Таким образом, можно дать следующее определение объективной стороны как элементу состава преступления. Объективная сторона состава преступления представляет собой совокупность внешних, отражающих общественную опасность, наиболее существенных и типичных признаков преступления, предусмотренных уголовным законом, а в случае использования бланкетных диспозиций и в других нормативных правовых актах.

Объективная сторона, определяет содержание преступления, тем самым описывает и те рамки покушения, в которых вводится ответственность за то либо иное конкретное преступление. Также законодателем используются отдельные элементы объективной стороны как квалифицирующие признаки, к примеру, способ совершения преступления.

Объективная сторона рассматриваемого состава преступления содержит в себе совокупность следующих признаков:

- нарушение правил безопасности движения или эксплуатации механических транспортных средств;

- наступление определенных последствий;

- причинную связь между нарушением правил и наступившими в результате последствиями.

Диспозиция ст. 264 УК РФ является бланкетной, поскольку для правильной квалификации необходимо обратиться к иным, помимо Уголовного кодекса РФ, нормативно-правовым актам[18].

Бланкетность представляет определённую форму конструирования уголовного закона, при которой сущность уголовно-правовой нормы складывается как из положений нормативных актов иных отраслей права, так и из уголовного закона.

Преступление может быть совершено путем как действия, так и бездействия. Нарушение правил дорожного движения может состоять в их невыполнении или неподобающем выполнении. Движение начинается с момента трогания транспортного средства с места и завершается его полной остановкой.

Нарушения правил эксплуатации транспортных средств, создаёт угрозу безопасности дорожного движения и запрещает эксплуатацию транспортных средств при наличии у них технических дефектов. Список дефектов определяется Правительством РФ и дается в Основных положениях по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязательствах должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, а также других нормативных актах, например, в Положении о государственном надзоре за техническим состоянием самоходных машин и иных видов техники в Российской Федерации, утвержденном Постановлением Правительства РФ от 13.12.1993 № 1291[19].

Использование транспортных средств запрещается, если:

- имеются обозначенные в «Перечне неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств» неисправности тормозной системы;

- общий свободный ход в рулевом управлении превосходит установленные значения, а также не предусмотренные конструкцией перемещения деталей и узлов;

- резьбовые соединения не зафиксированы либо не затянуты установленным методом;

- устройство фиксации положения рулевой колонки является неработоспособным;

- внешние световые приборы не соответствуют установленным требованиям;

- не выполняют свои функции в установленном режиме стеклоочистители и стеклоомыватели и т. д.;

- колеса и шины имеют дефекты, указанные в Перечне;

- имеются, указанные в Перечне дефекты двигателя;

- прочие элементы конструкции имеют несоответствия, указанные в Перечне.

Последнее может проявляться и в нарушении правил перевозки пассажиров либо перевозки груза, правил технического использования и содержания подвижного состава автотранспорта и др. Игнорирование обозначенных запретов образует нарушение правил эксплуатации транспортного средства.

Таким образом, диспозиция ст. 264 УК РФ относится к бланкетным и отсылает к нормативным правовым актам, которые регулируют дорожное движение и эксплуатацию транспортных средств, в частности к Федеральному закону от 10 декабря 1995 г. № 196 «О безопасности дорожного движения», к Правилам дорожного движения РФ, утвержденным Постановлением Совета Министров РФ от 23 октября 1993 г. № 1090.

Состав преступления предусмотренного ст. 264 УК, выражен как материальный. Следовательно, ответственность за нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств вероятна только при наступлении определенных последствий.

Субъектом преступления, предусмотренной ст. 264 УК РФ «Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации» является лицо, управляющее механическим транспортным средством, т. е. общий субъект.

При этом не имеет значения, есть ли у него водительское удостоверение (вообще не получал или лишен его), управляет автомобилем, собственником которого является он сам либо другое лицо (физическое или юридическое).

Субъектом преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ, является вменяемое, физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста, которое управляло автомобилем, трамваем либо иным механическим транспортным средством, предназначенным для перевозки по дорогам людей, грузов либо оборудования, установленного на нем[20].

Субъектом преступления принято считать водителя транспортного средства, вне зависимости от того имел ли он соответствующее удостоверение на право управления обозначенным транспортным средством, или же у него было оно изъято в установленном законом порядке за ранее допущенное несоблюдения правил дорожного движения, а также лицо проводящее обучения на предназначенном для этого автомобиле с двойной системой управления.

Субъективная сторона деяний, рассматриваемой группы преступлений, посягающих на безопасность движения и эксплуатации транспорта или транспортного средства (ст.ст. 263, 264, 268 УК РФ), характеризуется неосторожной формой вины, которая может быть выражена как в легкомыслии так и в небрежности. Следует отметить, что форма вины «по неосторожности» прямо указана законодателем в диспозиции перечисленных статей.

Анализ судебной практики по применению ст. 264 УК РФ показывает, что неосторожная форма вины в виде легкомыслия особенно характерна для следующих нарушений Правил дорожного движения:

- нарушение п. 2.7 ПДД (управление транспортным средством в состоянии опьянения);

- нарушение установленной скорости движения (п.10.1 ПДД);

- несоблюдение водителем безопасной дистанции до движущегося впереди транспортного средства, позволяющего не допустить столкновения транспортных средств (п.9.10 ПДД).

Так, водитель Р. в противоречие с п. 2.7 ПДД РФ находился в состоянии алкогольного опьянения при управлении автомобилем. При этом двигался со скоростью, при которой в нарушение п. 10.1 ПДД не мог обеспечить постоянный контроль над движением с учетом дорожных условий и допустил занос автомашины, в результате чего при столкновении последней с насаждениями на обочине дороги пассажиру С. по легкомыслию причинен тяжкий вред здоровью[21].

Такая разновидность неосторожной формы вины как небрежность характерна для нарушений виновными лицами:

- п. 8.1 ПДД (выполнение маневров по перестроению, повороту, развороту);

- п. 14.1 ПДД (нерегулируемые пешеходные переходы);

- п. 8.12 ПДД (движение автомобиля задним ходом).

Так, О. признан виновным по ч. 1 ст. 264 УК РФ[22]. Как установлено судом, при управлении автомобилем во дворе дома начал движение задним ходом, при этом в результате проявленной преступной небрежности нарушение п.п. 1.3 и 1.5 ПДД не убедился в безопасности осуществляемого маневра и совершил на М, причинив последнему повреждения, повлекшие тяжкий вред здоровью.

Вместе с тем, завершая рассмотрение субъективной стороны необходимо отметить, что нарушение специальных правил при совершении технических преступлений (в том числе и Правил дорожного движения) может быть осознанным, а значит и умышленным.

На сегодняшний день в ст. 264 УК РФ предусмотрены следующие квалифицированные составы[23]:

- нарушение лицом, управляющим автомобилем, трамваем либо другим механическим транспортным средством, правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, совершенное лицом, находящимся в состоянии опьянения, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека (ч. 2 ст. 264 УК РФ);

- нарушение лицом, управляющим автомобилем, трамваем либо другим механическим транспортным средством, правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности смерть человека (ч. 3 ст.264 УК РФ);

- нарушение лицом, управляющим автомобилем, трамваем либо другим механическим транспортным средством, правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, совершенное лицом, находящимся в состоянии опьянения, повлекшее по неосторожности смерть человека (ч. 4 ст.264 УК РФ);

- нарушение лицом, управляющим автомобилем, трамваем либо другим механическим транспортным средством, правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц (ч. 5 ст. 264 УК РФ);

- нарушение лицом, управляющим автомобилем, трамваем либо другим механическим транспортным средством, правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, совершенное лицом, находящимся в состоянии опьянения, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц (ч. 6 ст. 264 УК РФ).

Таким образом, квалифицирующие признаки составов, предусмотренных в ст. 264 УК РФ относятся к:

- признакам объективной стороны, указывая на общественно опасные последствия (смерть человека – ч. ч. 3 и 4 ст. 264 У РФ, смерть двух и более лиц – ч. 5 и 6 ст. 264 УК РФ);

- признаки субъекта – нахождение в состоянии опьянения.

Согласно Примечанию 2 к. ст.264 УК РФ, лицом, управляющим транспортным средством в состоянии опьянения, признается лицо в случае:

- наличия в организме этого лица психотропных веществ, наркотических средств или их аналогов либо новых потенциально опасных психоактивных веществ;

- наличия факта употребления этим лицом веществ вызывающих алкогольное опьянение, превышающее возможную концентрацию чистого этилового спирта в организме, установленную законодательством Российской Федерации об административных правонарушениях;

- не выполнившее требования уполномоченного должностного лица, о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения в порядке и на основаниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

Уголовно-правовая квалификация нарушений в сфере дорожно-транспортного движения до сих пор характеризуется сложностью и наличием многочисленных проблем. Для их решения Правительство РФ ни один раз разрабатывало и вносило изменения в Уголовный Кодекс РФ, в частности в статьи, касающиеся тренспортных правонарушений.

Сегодня существует необходимость в комплексном подходе к обозначенной проблеме, так как усилий Государственной инспекции безопасности дорожного движения в вопросе регулирования дорожно-транспортных происшествий недостаточно. В рамках данного подхода отвественность необходимо разделить с другими органами государственной власти и общественностью. Отсутствие координации профилактической работы и взаимодействия государственных и общественных органов в области обеспечения безопасности дорожного движения и эксплуатации транспортных средств негативно влияет в целом на нормальное функционирование автомобильного транспорта, а в частности – на предупреждение дорожно-транспортных происшествий.

2.2. Основные проблемы уголовной ответственности

Уголовная ответственность за нарушение Правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств имела место быть в нашей стране не только в современный период её правоприменительного развития, но и многие десятилетия существовала в период советского судопроизводства.

К сожалению, в связи с наблюдаемым в последние годы увеличением количества транспортных средств, особенно в крупных городах нашей страны, мы одновременно с этим, наблюдаем и увеличение преступлений, совершаемых по статье 264 УК РФ, при этом данное обстоятельство не является единственным в столь печальной статистике.

Как показывает анализ судебно-следственной практики наиболее часто встречающимися случаями нарушения Правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, влекущих за собой наступление уголовной ответственности по соответствующим частям статьи 264 УК РФ являются: превышение скорости, выезд на встречную полосу, нарушение очередности проезда перекрестков, проезд на запрещающий сигнал светофора, несоблюдение бокового интервала, несоблюдение дистанции, выбор скорости, не обеспечивающей контроль за движением автомобиля и изменением дорожной обстановки.

Действующее законодательство предусматривает наступление уголовной ответственности только при нарушении соответствующих пунктов Правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека или смерть человека. Если соответствующие пункты Правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств были нарушены, однако последствия повлекли за собой причинение средней тяжести или легкого вреда здоровью человека либо вред здоровью человека не наступил вовсе, то в этом случае будет иметь место наступление административной ответственности[24].

Обязательным условием наступления уголовной ответственности по статье 264 УК РФ является наличие причинно-следственной связи между наступившим последствием в виде тяжкого вреда здоровью или смерти человека и допущенными нарушениями Правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств. При отсутствии данной причинно-следственной связи, уголовная ответственность по статье 264 УК РФ наступить не может.

Еще одним обязательным условием наступления уголовной ответственности по рассматриваемой статье, является достижение 16-летнего возраста лицом, управлявшим транспортным средством в момент совершения преступления, при этом для действующего законодательства и правоприменительной практики не имеет значения имел ли водитель соответствующее водительское удостоверение, был ли он лишен водительского удостоверения, не имел его вовсе или оно было изъято, здесь достаточно самого установленного факта управления транспортным средством.

Для того, чтобы правильным образом определить наличие уголовной ответственности у того или иного лица, необходимо назначить и провести соответствующие автотехнические и судебно-медицинские экспертизы, и это также является обязательным условием привлечения к уголовной ответственности по статье 264 УК РФ.

Для привлечения лица к уголовной ответственности по ст.264 УК РФ, необходимо установить объективную сторону преступления:

Лицо нарушило правила дорожного движения (ПДД) или правила эксплуатации вышеуказанных транспортных средств.

ПДД, а также правила эксплуатации вышеуказанных ТС существуют, утверждены надлежащим ведомством, являются общедоступными, и лицо, являющееся субъектом преступления, знало или должно было знать о таких правилах.

Согласно ст.264 УК РФ, уголовная ответственность наступает у лица, нарушившего правила дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, в случае[25]:

- причинения тяжкого вреда здоровью человека (ч.1, ч.2 ст.264 УК РФ)

- повлекшее смерть человека (ч.3, ч.4 ст.264 УК РФ)

- повлекшее смерть двух или более лиц (ч.5, ч.6 ст.264 УК РФ)

Как усматривается из части 1 и ч.2 ст.264 УК РФ, уголовная ответственность наступает в случае причинения тяжкого вреда здоровью, а в случае причинения легкого вреда или средней тяжести, то данный вопрос относится к гражданско-правовым.

Субъективная сторона преступления предполагает неосторожность лица по отношению к последствиям. В случае умышленного причинения содеянное подлежит квалификации по статьям о преступлениях против личности или (и) имущества[26].

Как показывает практика, бывают случаи наличия вины потерпевшего, действия которого привели к неблагоприятным последствиям. Такими могут быть: переход улицы в неправильном месте, неожиданное появление перед транспортным средством и т.д. Наличие вины потерпевшего не исключает вину водителя ТС, в случае, если у водителя имеются признаки состава преступления, предусмотренного ст.264 УК РФ.

Органы дознания и предварительного следствия во множестве случаев допускают нарушения при производстве следственных действий по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст. 264 УК РФ, не в полной мере и не комплексно устанавливают все обстоятельства произошедших событий, неправильно устанавливают причинно-следственную связь между действиями лица и наступившими последствиями, что зачастую ведет к незаконному и несправедливому привлечению к уголовной ответственности[27].

Анализ судебной практики рассмотрения уголовных дел по ст. 264 УК РФ показывает, что одним из самых сложных вопросов при квалификации содеянного по соответствующей части ст. 264 вопрос об установлении причинно-следственной связи между собственно нарушением Правил дорожного движения и наступившими общественно опасными последствиями.

Исходя из общих положений теории уголовного права о причинности, уголовная ответственность за последствия может наступать только в случае, когда по делу доказано, что они порождены конкретным противоправным действием (бездействием) и являлись не только закономерным, но необходимым закономерным следствием такого деяния.

Когда результат закономерно не вытекал из совершенного деяния, и когда он закономерно последовал бы из него, но при конкретно сложившихся обстоятельствах действия других лиц или внешних сил изменили ход событий, вследствие чего наступивший результат превратился в случайность относительно первоначального противоправного действия, такая связь является случайной и исключает уголовную ответственность за наступившие последствия.

Применительно к рассматриваемой категории дел это означает, что если причиненные в результате нарушения ПДД телесные повреждения являются тяжкими, опасными для жизни и здоровья, и при обычном их течении заканчиваются смертью или угрожают жизни, то причинная связь является необходимой, а не случайной.

В равной степени это относится и к тем случаям, когда при надлежащем поведении самого потерпевшего или третьих лиц (например, медицинских работников) имелась возможность предотвращения смерти.

Иллюстрацией сказанного является уголовное дело в отношении В. Органами предварительного следствия последний обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 264 УК РФ, а именно в том, что он, будучи лицом, управляющим автомобилем в состоянии алкогольного опьянения, нарушил правила дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего П., наступившей в результате тупой травмы грудной клетки в виде перелома правой ключицы, перелома ребра справа с повреждением пристеночной плевры, верхней доли правого легкого.

Рассмотрев дело, суд первой инстанции переквалифицировал действия В. с части 4 на часть 2 статьи 264 УК РФ, признав недоказанной причинно-следственную связь между его действиями и смертью потерпевшего.

Обосновывая свои выводы, суд руководствовался заключением комиссионной судебно-медицинской экспертизы о правильности диагностики и лечения потерпевшего, согласно выводам которой при правильном и своевременном оказании помощи потерпевшему имелась высокая вероятность спасения его жизни.

По апелляционному представлению прокурора приговор был отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение по тем основаниям, что судом первой инстанции в приговоре не получили оценки выводы экспертизы о наличии причинно-следственной связи между полученными в результате ДТП повреждениями и смертью П.

При новом рассмотрении В. был осужден по части 3 статьи 264 УК РФ за нарушение правил дорожного движения, повлекших по неосторожности смерть потерпевшего. Как признал суд апелляционной инстанции в ответ на доводы жалоб стороны защиты, несвоевременность оказания П. медицинской помощи не свидетельствует об отсутствии причинной связи между совершенным дорожно-транспортным происшествием и наступившем последствием – смертью П[28].

Таким образом, сами по себе неправильная диагностика, несвоевременное или некачественная медицинская помощь в данном случае существенного на наличие причинно-следственной связи не повлияли, исходя из характера телесных повреждений, предполагающих возможность наступления смерти уже в момент их причинения.

При этом не имеет также значения, когда наступила смерть: тотчас же после причинения вреда здоровью или через несколько часов или дней.

Причинная связь может иметь следующий характер[29]:

- если телесные повреждения являются тяжкими и при обычном течении могут закончиться смертью, однако при конкретных обстоятельствах в первоначальную цепочку причинной связи вклинивается другая причина, которая непосредственно приводит к смерти;

- если причиненные телесные повреждения таковы, что при обычном течении не влекут смерти.

Примером сказанного является уголовное дело в отношении И., осужденного по части 2 статьи 264 УК РФ, по которому было признано, что смерть потерпевшего не состояла в причинно-следственной связи с дорожно-транспортным происшествием, в котором он до этого пострадал по вине И.

Последний был признан виновным в том, что, являясь лицом, управляющим автомобилем в состоянии опьянения, совершил нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека. Как установил суд, И., управляя автомобилем, в нарушение п.п. 1.3, 1.5, 2.7, 2.1.2, 9.1, 9.4, 9.10 и 10.1 Правил дорожного движения РФ, выехал на встречную полосу движения и допустил столкновение с автомобилем под управлением Н., который двигался во встречном направлении.

В результате произошедшего дорожно-транспортного происшествия пассажиру автомобиля под управлением Н. были причинены телесные повреждения, повлекшие тяжкий вред здоровью; а водителю Н. – телесные повреждения в виде закрытого перелома шейки левого бедра со смещением и сотрясения головного мозга, нанесшие тяжкий вред здоровью, как повлекшие значительную стойкую утрату общей трудоспособности не менее чем на одну треть.

Как видно из приговора, смерть Н. наступила спустя полтора месяца после ДТП от длительно протекавшего заболевания сердечно-сосудистой системы – ишемической болезни сердца, при этом органами следствия и судом сделан вывод об отсутствии прямой причинной связи между дорожно- транспортным происшествием и смертью одного из потерпевших[30].

В судебной практике рассмотрения дел о преступлениях, предусмотренных ст. 264 УК РФ, также выделяются следующие проблемы, связанные с установлением причинно-следственной связи:

- когда подсудимому вменяется нарушение нескольких пунктов Правил дорожного движения;

- когда в дорожно-транспортном происшествии участвовали два и более лица, управляющие транспортными средствами.

Согласно разъяснением Пленума Верховного Суда Российской Федерации, суд в своем решении обязан указать, какие именно Правила нарушены виновным водителем, в чем конкретно выразилось это нарушение, а также установить причинную связь между нарушением правил и наступившими в результате последствиями.

При этом причинная связь должна быть прямой и непосредственной. В целом, как показало изучение судебной практики, суды правильно применяют эти правила уголовной ответственности.

Так, С., в нарушение требований знака 2.4 «Уступи дорогу», пункта 13.9 ПДД РФ, предусматривающего обязанность водителя, движущегося по второстепенной дороге и приближающегося к перекрестку неравнозначных дорог, уступить дорогу транспортным средствам, приближающимся по главной дороге, выехал на перекресток, не убедившись в безопасности маневра, не уступил дорогу скутеру под управлением М., что привело к столкновению транспортных средств, в результате которого потерпевшему М. были причинены телесные повреждения, причинившие тяжкий опасный для жизни вред здоровью, повлекший его смерть[31].

Основными недостатками в судебных решениях при вменении нарушений нескольких пунктов Правил дорожного движения, являются, на наш взгляд следующие: невыполнение судами требований уголовного закона о конкретизации описания совершенного виновным действия (бездействия) исходя из нарушения каждого из вмененных ему пунктов ПДД РФ.

Чаще всего это касается изложения требований общих пунктов Правил дорожного движения – пунктов 1. 3 и 1.5 ПДД. Так, изучение судебных решений показало, что судами в приговоре буквально воспроизводилось содержание пункта 1.5 ПДД РФ, в том числе и положения абзаца 2, в соответствии с которым запрещается повреждать или загрязнять покрытие дорог, снимать, загораживать, повреждать, самовольно устанавливать дорожные знаки, светофоры и другие технические средства организации движения, оставлять на дороге предметы, создающие помехи для движения.

Лицо, создавшее помеху, обязано принять все возможные меры для ее устранения, а если это невозможно, то доступными средствами обеспечить информирование участников движения об опасности и сообщить в полицию, несмотря на то, что указанные требования не имели никакого отношения к обстоятельствам дела[32].

Например, указанные ссылки содержались по уголовным делам, в которых фактические обстоятельства свидетельствовали о нарушении виновными скоростного режима, приведшего в ДТП, нарушении требований о перевозке пассажиров, не пристегнутых ремнями безопасности. Такие судебные решения свидетельствуют о некритичном и невнимательном отношении судей к предъявленному обвинению, небрежном отношении к постановлению приговоров.

2.3. Пути совершенствования российского законодательства в сфере автотранспортных преступлений

Анализ уголовного закона приводит к мысли о не вполне удачном способе описания предмета данного преступления.

Непосредственно в диспозиции ч. 1 ст. 264 УК говорится лишь об автомобиле и трамвае. Далее законодатель прибегает к формуле «либо другие механические транспортные средства».

В примечании к ст. 264 УК мы находим расшифровку этой формулы: «Под другими механическими транспортными средствами в настоящей статье понимаются троллейбусы, а также трактора и иные самоходные машины, мотоциклы и иные механические транспортные средства»[33].

Легко обнаружить, что в видовых признаках здесь определены только три категории транспортных средств: троллейбусы, трактора и мотоциклы. В остальном – мы сталкиваемся с отсылкой к оценочным понятиям - «иные самоходные машины» и «иные механические транспортные средства». За разъяснениями приходится обращаться к судебной практике и подзаконным нормативным правовым актам.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 09.12.2008 N 25 (ред. от 24.05.2016) "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения" разъяснил, что под механическими транспортными средствами в статьях 264 и 264.1 УК РФ понимаются автомобили, автобусы, троллейбусы, трамваи, мотоциклы, квадрициклы, мопеды, иные транспортные средства, на управление которыми в соответствии с законодательством Российской Федерации о безопасности дорожного движения предоставляется специальное право, а также трактора, самоходные дорожно-строительные и иные самоходные машины[34].

Лица, управлявшие транспортными средствами, не относящимися к указанным механическим транспортным средствам (например, велосипедами), и допустившие нарушение правил безопасности движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью или смерть человека, при наличии к тому оснований несут ответственность соответственно по частям 1, 2 или 3 статьи 268 УК РФ.

Транспортные средства, соответствующие этим параметрам, не входят в предмет преступления, предусмотренного ст. 264 УК.

В этой связи в уголовно-правовой доктрине и судебной практике известные трудности представляет решение проблемы отграничения рассматриваемого преступления от смежных составов. Такие трудности возникают, в частности, в процессе квалификации действий лиц, нарушающих правила эксплуатации самоходных машин.

Исходным моментом для правильной квалификации этих действий служит положение о том, что нарушения правил технической эксплуатации транспорта, техники безопасности при производстве различных видов работ (ремонтных, погрузочно-разгрузочных, сельскохозяйственных и т.п.) посягают на другие объекты (жизнь, здоровье человека, безопасные условия труда) и не могут поэтому квалифицироваться по ст. 264 УК.

Так, Постановлением Конституционного Суда РФ от 25.04.2018 N 17-П "По делу о проверке конституционности пункта 2 примечаний к статье 264 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с запросом Ивановского областного суда"[35] примечание 2 к статье 264 УК Российской Федерации признано не соответствующим Конституции Российской Федерации.

В названном Постановлении Конституционный Суда РФ указал, что установление состояния опьянения на момент управления транспортным средством исключительно по результатам освидетельствования или судебной экспертизы интерпретируется в правоприменительной практике как относящееся ко всем специальным субъектам преступлений, предусмотренных частями второй, четвертой и шестой статьи 264 УК Российской Федерации, включая тех, кто покинул место дорожно- транспортного происшествия до прибытия уполномоченного должностного лица.

В результате управлявшие транспортными средствами лица, оставшиеся на месте дорожно-транспортного происшествия в соответствии с правилами дорожного движения (в отношении которых факт употребления вызывающих алкогольное опьянение веществ надлежащим образом установлен либо которые не выполнили законного требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения), оказываются в неравном (худшем) положении по сравнению с лицами, скрывшимися с места дорожно-транспортного происшествия, в отношении которых возможность подтвердить состояние опьянения на момент совершения преступления в соответствии с пунктом 2 примечаний к данной статье, по сути, утрачивается.

Такое законодательное регулирование, как отметил Конституционный Суд РФ, не отвечает цели эффективного уголовно-правового противодействия преступлениям, предусмотренным частями второй, четвертой и шестой статьи 264 УК Российской Федерации, совершенным лицами, управлявшими транспортными средствами, в том числе в состоянии опьянения, и скрывшимися с места дорожно-транспортного происшествия.

Не конкретизировав уголовно-правовое значение такого противоправного поведения, а также исключив возможность установить факт употребления вызывающих алкогольное опьянение веществ лицом, управлявшим транспортным средством, в целях применения частей второй, четвертой и шестой статьи 264 УК Российской Федерации иными способами, федеральный законодатель тем самым ввел в правовое регулирование норму, направленную на усиление ответственности за соответствующие преступления, но при этом не учитывающую нормативные условия (пределы) ее применения к лицам, управлявшим транспортными средствами, в том числе в состоянии опьянения, и скрывшимся с места дорожно-транспортного происшествия.

Оставление водителем места дорожно-транспортного происшествия, участником которого он стал, означает неисполнение им обязанностей, установленных для случаев нарушения правил дорожного движения, и влечет ответственность по статье 12.27 КоАП Российской Федерации[36].

В то же время в случае совершения преступлений, предусмотренных статьей 264 УК Российской Федерации, в том числе ее частями второй, четвертой и шестой, оставление места дорожно-транспортного происшествия лицом, управлявшим транспортным средством, не влияет на квалификацию его противоправных действий.

При таких обстоятельствах, как отмечено в названном Постановлении, лицо, управлявшее транспортным средством и оставшееся на месте дорожно- транспортного происшествия, но отказавшееся от прохождения освидетельствования на состояние опьянения, оказывается применительно к уголовной ответственности в худшем положении, нежели лицо, управлявшее транспортным средством, в том числе в состоянии опьянения, и скрывшееся с места дорожно-транспортного происшествия, что свидетельствует о наличии имеющего конституционную значимость пробела в законодательной дифференциации ответственности, предусмотренной статьей 264 УК Российской Федерации, и входит в противоречие с конституционными принципами равенства и справедливости, а также с требованием соразмерности уголовно-правовой репрессии совершенному преступному деянию[37].

В связи с изложенным Конституционный Суд РФ постановил признать пункт 2 примечаний к статье 264 УК Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 15 (часть 2), 19 (части 1 и 2) и 55 (часть 3), в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования он ставит лицо, управлявшее транспортным средством, в том числе в состоянии опьянения, если оно совершило нарушение правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности предусмотренные статьей 264 УК Российской Федерации тяжкие последствия, и скрылось с места дорожно- транспортного происшествия, в преимущественное положение - с точки зрения последствий своего поведения - по сравнению с лицами, указанными в пункте 2 примечаний к данной статье, т.е. управлявшими транспортными средствами и оставшимися на месте дорожно-транспортного происшествия, в отношении которых факт употребления вызывающих алкогольное опьянение веществ надлежащим образом установлен либо которые не выполнили законного требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Что касается разграничения дорожно-транспортных преступлений от административных проступков, все еще вызывающих затруднение в практике, соответствующий анализ соответствующих норм уголовного и административного законодательства позволяет сделать вывод, что основным разграничительным признаком здесь является степень общественной опасности содеянного, зависящая от ряда моментов, в том числе от наличия или отсутствия последствий в результате допущенных нарушений[38]. Уголовная ответственность за дорожно-транспортное преступление в отличие от административного проступка, возникает не за сам факт нарушения правил дорожного движения, а за такое их нарушение, которое повлекло за собой причинение тяжкого вреда здоровью или гибель людей.

Особыми случаями являются использование транспортного средства в виде орудия совершения преступления, используя которое наносится умышленный тяжкий вред здоровью (ст. 111 УК РФ) или совершается умышленное убийство (ст. 105 УК), нередко маскируя его под дорожно-транспортное преступление (ст. 264 УК).

В заключение второй главы можно сделать следующие выводы:

В целях обеспечения устойчивости и целостности дорожного движения, а также безопасности жизни и здоровья участников дорожного движения государством принимаются меры по упорядочению существующих в рассматриваемой сфере общественных отношений, включая и меры правового характера, направленные на установление различных видов юридической ответственности для водителей транспортных средств. Современное дорожное движение является сложной динамической социальной системой взаимного влияния людей, транспортных средств и элементов дорожной инфраструктуры, в которой важнейшая роль принадлежит поведению человека. В отсутствие детального правового регулирования данной сферы, связанной с массовой эксплуатацией источников повышенной опасности, без четкой системы разрешений и запретов невозможно создать условия для осуществления эффективного и безопасного функционирования дорожно-транспортной инфраструктуры.

Обязательным условием наступления уголовной ответственности по статье 264 УК РФ является наличие причинно-следственной связи между наступившим последствием в виде тяжкого вреда здоровью или смерти человека и допущенными нарушениями Правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств.

При отсутствии данной причинно-следственной связи, уголовная ответственность по статье 264 УК РФ наступить не может. Несмотря на значительный арсенал государственных средств, направленных на осуществление транспортной политики, количество нарушений в данной сфере остаётся достаточно высоким. Это относится как к административным правонарушениям, так и к преступлениям, связанным с нарушением правил безопасности при движении и эксплуатации транспортных средств.

В ст. 264 УК РФ не прописываются детально различные варианты уголовного наказания за преступления в сфере нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств. Так, деяние, предусмотренное ч. 1 ст. 264 УК РФ, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц (ч. 5 ст. 264 УК РФ), - наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо лишением свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет. В данной статье ни в малейшей мере не дана градация степени наказания с учетом формы вины – по небрежности или легкомыслию.

Практика показывает, что решение суда по выбору наказания для виновника ДТП не всегда бывает объективным[39]. В этой связи было бы вполне рациональным ввести в ст. 264 УК РФ дифференциацию наказания с учетом доказанной формы вины водителя-правонарушителя (по небрежности или легкомыслию). Немаловажен еще один аспект учета обстоятельств совершения ДТП – совершение ДТП в состоянии алкогольного или наркотического опьянения. Необходимо обязательно рассмотрение возможности квалификации вины по ч. 4 и ч. 6 ст. 264 для водителей, совершивших ДТП в состоянии алкогольного опьянения, в виде тяжелых преступлений. Это было бы правомерно не только по форме, но и по содержанию. Любой взрослый человек, особенно допущенный к выполнению потенциально опасной деятельности, понимает, что алкоголь вызывает снижение внимательности и объективности восприятия окружающей действительности, ухудшает координацию и моторику действий, а значит, повышает вероятность возникновения ДТП. Разумеется, управление автомобилем в состоянии опьянения – вполне сознательный выбор человека, который не может не понимать, что вероятность участия в ДТП для него значительно возрастает.

В этой связи управление автомобилем в состоянии опьянения и последующее ДТП не должно рассматриваться как нарушение по неосторожности. Это вполне сознательное преступление, сформированное, сначала как пренебрежение нормами общественного поведения, а уже на втором этапе – как нарушение правил дорожного движения (в случае, если это будет доказано следствием).

Так, проанализированные статистические данные за прошедшие 5 лет позволяют сделать вывод, что каждое тринадцатое дорожно-транспортное происшествие на дорогах Российской Федерации было совершено лицом, управляющим транспортным средством в состоянии опьянения. В среднем по вине пьяных водителей на дорогах погибает свыше 4 тысяч человек в год[40]. Изменяя нормы уголовного законодательства относительно транспортных преступлений, государство пытается в лучшую сторону изменить ситуацию на дорогах; к сожалению, существующие меры не приносят и не могут приносить абсолютного результата в борьбе с нарушениями правил дорожного движения, но, тем не менее, положительные сдвиги, как показывает статистика, всё же заметны; при этом работа над совершенствованием уголовного законодательства продолжается.

Возможно, что ужесточение уголовной ответственности за нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств является необходимой мерой в наше время. Например, в статье 264 УК РФ ч. 4 и ч. 6 переквалифицировать преступления водителей, совершивших ДТП в состоянии алкогольного опьянения, с преступлений средней тяжести на тяжкие преступления, ужесточить наказание относительно ныне используемых норм права. Это будет способствовать повышению степени ответственности водителей транспортных средств.

Заключение

С появлением новых видов, ростом числа транспортных средств, увеличением масштабов негативных последствий транспортной деятельности возникла настоятельная необходимость в криминализации ряда деяний, посягающих на безопасное функционирование транспорта, в результате чего группа транспортных преступлений стала расти буквально на глазах. Объединить же их в одну главу без существенной ломки сложившейся системы Особенной части УК было практически невозможно. По вполне понятным причинам законодатель не может произвольно изменять уже сложившуюся систему права. Это удалось сделать лишь в процессе разработки и принятия УК РФ 1996 г.

Под транспортными преступлениями понимаются виновно совершенные, запрещенные Уголовным кодексом Российской Федерации (далее – УК РФ) общественно опасные деяния, которые непосредственно связаны с движением и (или) эксплуатацией транспорта либо направленные против безопасности движения транспорта или его нормальной эксплуатации. Такими преступлениями потягаются интересы объектов соответствующей транспортной инфраструктуры, и законодателем они были включены в гл. 27 Особенной части УК РФ – «Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта». Указанные преступления могут посягать почти на все отрасли транспорта – на железнодорожный, автомобильный, воздушный, внутренний водный, морской, а также на метрополитен.

Автотранспортные преступления являются собирательным понятием, охватывающим несколько составов преступлений: нарушение правил дорожного движения и эксплуатации автомобилей, мотоциклов, тракторов и тому подобных транспортных средств; недоброкачественный ремонт и выпуск в эксплуатацию технически неисправных транспортных средств; нарушение «извне» (пешеходом, велосипедистом, погонщиком, ремонтником и т. д.) правил, обеспечивающих безопасную работу автотранспорта.

Уголовный кодекс РФ впервые выделил специальную главу 27, которая содержит составы преступлений против безопасности движения и эксплуатации транспорта. Выделение норм об этих преступлениях в самостоятельную главу, уточнение объективных и субъективных признаков этих норм и их унификация, безусловно, является достоинством действующего Уголовного кодекса РФ. В настоящее время после всех изменений и дополнений, которые коснулись содержания главы 27 УК РФ, она объединяет 12 составов преступлений.

Правилами дорожного движения определяется правовое положение различных участников дорожного движения. При этом названные Правила призваны обеспечивать благоприятные условия взаимодействия участников дорожного движения и обеспечить его безопасность. Как известно положений ст. 2 Федерального закона от 10.12.1995 N 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения" под безопасностью дорожного движения следует понимать состояние дорожного движения, в котором отражается степень защищенности его участников от дорожно-транспортных происшествий и их последствий.

Согласно статистическим данным преступления, предусмотренные ст. 264 УК РФ, встречаются в судебной практике гораздо чаще, нежели любые другие преступления, связанные с эксплуатацией транспортных средств.

Основным объектом преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ, следует признать безопасность дорожного движения. Факультативным объектом преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ, является жизнь и здоровье человека. Предметом преступления выступают упомянутые в диспозиции ст. 264 УК РФ и в примечании к ней механические транспортные средства.

Объективная сторона рассматриваемого состава преступления включает в себя совокупность следующих признаков:

- нарушение правил безопасности движения или эксплуатации механических транспортных средств;

- наступление определенных последствий;

- причинную связь между фактом нарушения правил и наступившими в результате последствиями.

Диспозиция ст. 264 УК РФ является бланкетной, поскольку для правильной квалификации необходимо обратиться к иным, помимо Уголовного кодекса РФ, нормативно-правовым актам. Бланкетность представляет собой особую форму конструирования уголовного закона, при которой содержание уголовно-правовой нормы складывается как из положений уголовного закона, так и из положений нормативных актов иных отраслей права.

Субъектом преступления, предусмотренной ст. 264 УК РФ «Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации» является лицо, управляющее механическим транспортным средством, т. е. общий субъект. При этом не имеет значения, есть ли у него водительское удостоверение (вообще не получал или лишен его), управляет автомобилем, собственником которого является он сам либо другое лицо (физическое или юридическое).

Субъективная сторона деяний, рассматриваемой группы преступлений, посягающих на безопасность движения и эксплуатации транспорта или транспортного средства (ст.ст. 263, 264, 268 УК РФ), характеризуется неосторожной формой вины, которая может быть выражена как в легкомыслии, так и в небрежности. Следует отметить, что форма вины «по неосторожности» прямо указана законодателем в диспозиции перечисленных статей.

Квалифицирующие признаки составов, предусмотренных в ст. 264 УК РФ относятся к: признакам объективной стороны, указывая на общественно опасные последствия (смерть человека – ч. ч. 3 и 4 ст. 264 УК РФ, смерть двух и более лиц – ч. 5 и 6 ст. 264 УК РФ); признаки субъекта – нахождение в состоянии опьянения.

Анализ истории развития законодательства в сфере безопасности дорожного движения свидетельствует, что рассматриваемое преступление имеет сравнительно не долгий процесс становления. Длительное время дорожно-транспортные происшествия, в результате которых был причинен вред здоровью или смерть, рассматривались как преступления против личности. А на сегодняшний день совершенствование уголовного закона является важным направлением уголовной политики в сфере обеспечения безопасности дорожного движения, изменения которого влияют на последствия дорожно-транспортной аварийности. Наряду с этим требуют своей оптимизации Правила дорожного движения Российской Федерации и другие нормативные акты в сфере обеспечения безопасности дорожного движения. Необходимы дополнения Пленума Верховного Суда Российской Федерации в части разъяснения особенностей совершения дорожно- транспортных преступлений.

Практика показывает, что решение суда по выбору наказания для виновника ДТП не всегда бывает объективным. В этой связи было бы вполне рациональным ввести в ст. 264 УК РФ дифференциацию наказания с учетом доказанной формы вины водителя-правонарушителя (по небрежности или легкомыслию). Немаловажен еще один аспект учета обстоятельств совершения ДТП – совершение ДТП в состоянии алкогольного или наркотического опьянения. Необходимо обязательно рассмотрение возможности квалификации вины по ч. 4 и ч. 6 ст. 264 для водителей, совершивших ДТП в состоянии алкогольного опьянения, в виде тяжелых преступлений. Это было бы правомерно не только по форме, но и по содержанию.

Любой взрослый человек, особенно допущенный к выполнению потенциально опасной деятельности, понимает, что алкоголь вызывает снижение внимательности и объективности восприятия окружающей действительности, ухудшает координацию и моторику действий, а значит, повышает вероятность возникновения ДТП. Разумеется, управление автомобилем в состоянии опьянения – вполне сознательный выбор человека, который не может не понимать, что вероятность участия в ДТП для него значительно возрастает.

В этой связи управление автомобилем в состоянии опьянения и последующее ДТП не должно рассматриваться как нарушение по неосторожности. Это вполне сознательное преступление, сформированное, сначала как пренебрежение нормами общественного поведения, а уже на втором этапе – как нарушение правил дорожного движения (в случае, если это будет доказано следствием).

Так, проанализированные статистические данные за прошедшие 5 лет позволяют сделать вывод, что каждое тринадцатое дорожно-транспортное происшествие на дорогах Российской Федерации было совершено лицом, управляющим транспортным средством в состоянии опьянения. В среднем по вине пьяных водителей на дорогах погибает свыше 4 тысяч человек в год.

Изменяя нормы уголовного законодательства относительно транспортных преступлений, государство пытается в лучшую сторону изменить ситуацию на дорогах; к сожалению, существующие меры не приносят и не могут приносить абсолютного результата в борьбе с нарушениями правил дорожного движения, но, тем не менее, положительные сдвиги, как показывает статистика, всё же заметны; при этом работа над совершенствованием уголовного законодательства продолжается.

Возможно, что ужесточение уголовной ответственности за нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств является необходимой мерой в наше время. Например, в статье 264 УК РФ ч. 4 и ч. 6 переквалифицировать преступления водителей, совершивших ДТП в состоянии алкогольного опьянения, с преступлений средней тяжести на тяжкие преступления, ужесточить наказание относительно ныне используемых норм права. Это будет способствовать повышению степени ответственности водителей транспортных средств.

Список использованных источников

Нормативно-правовые акты

  • Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993 г. с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ. – 04.08.2014. – N 31. – ст. 4398.
  • Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 23.04.2019) // Собрание законодательства РФ. – 17.06.1996. – N 25. – ст. 2954.
  • Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 N 195-ФЗ (ред. от 01.05.2019) (с изм. и доп., вступ. в силу с 12.05.2019) // Собрание законодательства РФ. – 07.01.2002. – N 1 (ч. 1). – ст. 1.
  • О безопасности дорожного движения: Федеральный закон от 10.12.1995 N 196-ФЗ (последняя редакция) // Собрание законодательства РФ. – 11.12.1995. – N 50. – ст. 4873.
  • О транспортной безопасности: Федеральный закон от 09.02.2007 N 16-ФЗ (последняя редакция) // Собрание законодательства РФ. – 12.02.2007. – N 7. – ст. 837.
  • О Правилах дорожного движения (вместе с "Основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанности должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения"): Постановление Правительства РФ от 23.10.1993 N 1090 (ред. от 04.12.2018) // Собрание актов Президента и Правительства РФ. – 22.11.1993. – N 47. – ст. 4531.
  • О государственном надзоре за техническим состоянием самоходных машин и других видов техники в Российской Федерации: Постановление Правительства РФ от 13.12.1993 N 1291 (ред. от 17.11.2015) // Собрание актов Президента и Правительства РФ. – 20.12.1993. – N 51. – ст. 4943.
  • По делу о проверке конституционности пункта 2 примечаний к статье 264 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с запросом Ивановского областного суда: Постановление Конституционного Суда РФ от 25.04.2018 N 17-П // Собрание законодательства РФ. – 2018. – N 19. – Ст. 2812.
  • О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 09 декабря 2008 года № 25 (редакция от 24 мая 2016 года) // Бюллетень Верховного Суда РФ. – N 2. – февраль, 2009.
  • Алексеев Н.С. Транспортные преступления. Ответственность за преступления, посягающие на правильную работу советского транспорта. Ленинград: Изд-во Ленингр. ун-та, 1957. – 147 с.
  • Бюллетень Верховного Суда СССР. 1950. №11.
  • Войтенков Е.А. Историко-правовые особенности и этапы становления отечественной системы обеспечения безопасности дорожного движения [Электронный ресурс] // Общество и право. 2010. №3. – Электрон.версияпечат. публ. – Доступ из справ. правовой системы „КонсультантПлюс“.
  • Голубков А.М. К вопросу о разграничении нарушений правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств от смежных и иных составов преступлений // Молодой ученый. — 2017. — №19. — С. 194-196.
  • Грачева Ю.В., Чучаев А.И. Дополнительные уголовно-правовые меры обеспечения безопасности автотранспорта // Уголовное право. – 2015. – № 3. – С. 10-15.
  • Демчук А.В. История развития ответственности за преступления, предусмотренные ст. 263 УК РФ // Аллея науки. – 2017. – №15. – С. 582-588.
  • Ербахаева З.В. Некоторые вопросы совершенствования объективных признаков преступления, предусмотренного ст. 264 Уголовного кодекса Российской Федерации // Молодой ученый. — 2016. — №20. — С. 505-508.
  • Исаев Н.И. Уголовная ответственность за нарушение Правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств: научно-практическое пособие./под редакцией Н. Г. Кадникова. -Москва: Юриспруденция, 2011. – С. 41.
  • История советского уголовного права / А.А. Герцензон, Ш.С. Грингауз, Н.Д. Дурманов, М.М. Исаев, Б.С. Утевский. - М, 1947. – 466 с.
  • Карпов А.В. О проблеме определения понятия «Объект преступления» в уголовном праве России// Science Time. – 2015. – №2-14. – С 135-139.
  • Касницкая И.Ю. Значение объективной стороны состава преступления при квалификации дорожно-транспортных преступлений // Научно-методический электронный журнал «Концепт». – 2014. – Т. 26. – С. 381–385.
  • Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (под ред. В.И. Радченко, А.С. Михлина). - «Питер», 2007 г. Раздел VII. Преcтyпления против личности (ст.ст. 105 - 157) / Особенная часть (ст.ст. 105 - 360)/ Ст. 111.
  • Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / отв. ред. В.М. Лебедев. 13-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт, 2013. – 1069 с.
  • Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Ю.В. Грачева, Г.А. Есаков, А.К. Князькина и др.; под ред. Г.А. Есакова. 4-е изд. М.: Проспект, 2012.
  • Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Т.К. Агузаров, А.А. Ашин, П.В. Головненков и др.; под ред. А.И. Чучаева. Испр., доп., перераб. М.: КОНТРАКТ, 2013. – С. 166.
  • Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Т.К. Агузаров, А.А. Ашин, П.В. Головненков и др.; под ред. А.И. Чучаева. М.: КОНТРАКТ, 2012. – С. 211.
  • Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: в 2 т. (постатейный) / А.В. Бриллиантов, Г.Д. Долженкова, Э.Н. Жевлаков и др.; под ред. А.В. Бриллиантова. 2-е изд. М.: Проспект, 2015. – Т. 1. – 792 с.
  • Коробеев А.И. Транспортные преступления. СПб.: Юридический центр Пресс, 2003. – 406 с.
  • Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. 2-е изд., перераб. И доп. М.: Юристъ, 2006. – 304 с.
  • Куринов Б. А. Автотранспортные преступления / Б. А. Куринов. – М., 1970.
  • Месилов М.А. Уголовная ответственность в сфере безопасности дорожного движения, перевозок и эксплуатации автотранспорта // Российское государствоведение. – 2015. – №1. – С. 86-110.
  • Мидловец М.В., Соляной А.В. Место дорожно-транспортных преступлений в системе преступлений против безопасности движения и эксплуатации транспорта // Ученые записки Крымского федерального университета имени В.И. Вернадского Юридические науки. – 2015. – Т. 1 (67). № 2. – С. 99–105.
  • Михалева Т.И., Пахомова О.Н. Актуальные вопросы уголовной ответственности за преступное управление транспортным средством // Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России. – 2015. – № 4 (42). – С. 23-25.
  • О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР [Электронный ресурс]: Указ Президиума ВС РСФСР от 19.06.1968 (утратил силу) // КонсультантПлюс: справ. правовая система.
  • О мероприятиях по усилению борьбы с транспортными преступлениями [Электронный ресурс]: Постановление ЦИК СССР, СНК СССР от 13.03.1929 (утратило силу) // КонсультантПлюс : справ.правовая система.
  • Об ответственности за преступления,. дезорганизующие работу транспорта [Электронный ресурс]: Постановление ЦИК СССР, СНК СССР от 23.01.1931 (утратило силу) // КонсультантПлюс: справ.правовая система.
  • Охтова А.М. История становления и развития российского законодательства, предусматривающего уголовную ответственность за нарушение правил, обеспечивающих безопасную работу транспорта (от Русской Правды до Уголовного кодекса 1922 года) // Юристь-Правоведь. – 2014. – № 6(67). – С. 116-119.
  • Полное собрание законов Российской Империи. Собрание Первое. Том VIII. 1728 — 1732 гг.. [Электронный ресурс] // Электронная энциклопедия и библиотека Руневерс. –URL:http://www.runivers.ru/lib/book3130/9816/
  • Попович Д.Н. Уголовная ответственность за нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств // Вестник науки и образования. – 2019. – №1. – С. 83-85.
  • Ревенко М.С. Особенности квалификации преступления, предусмотренного ст. 264.1 УК РФ, связанные с субъектом общественно опасного деяния // Молодой ученый. — 2018. — №44. — С. 172-173.
  • Российское уголовное право. Общая часть: учеб. / под ред. В.П. Коняхина, М.Л. Прохоровой. М., 2014. – 560 с.
  • Рублев А.В. Уголовно-правовая ответственность за нарушение ПДД и ЭТС. Рязань, 2005.
  • Рублев А.Г. Становление уголовной ответственности за автотранспортные преступления в советском законодательстве // Вестник Уральского юридического института МВД России. – 2015. – №4. – С. 45-51.
  • Сахарчук А.И. Уголовный закон и судебная практика по делам о дорожно-транспортных преступлениях: моногр. / А.И. Сахарчук. — Минск : Новое знание, 2015. – 286 с.
  • Собрание узаконений РСФСР. 1922. №15. Ст. 153.
  • Собрание узаконений РСФСР. 1923. №48. Ст. 479.
  • Социологические исследования РГСУ-2014, РГСУ-2016 // Официальный сайт МВД России // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http//www.gibdd.ru/stat/charts/
  • Суденко В.Е. Транспортные преступления: особенности квалификации // Транспортное право и безопасность. – 2016. – №11. – С. 15-20.
  • Тагамлицкий А.С. Уголовная ответственность за преступления, нарушающие правила дорожного движения и эксплуатацию транспортных средств // Вестник науки и образования. – 2019. – № 2 (56). – С. 65-69.
  • Танага И.В. Уголовно-правовое регулирование объективной стороны транспортных преступлений // Общество и право. – 2013. – № 3(45). – С. 127-131.
  • Таюрская Е.А. Теоретические аспекты определения понятие дорожно-транспортного преступления // Сибирский юридический вестник. – 2017. – № 1. – С. 100-104.
  • Титов Ю.П. Хрестоматия по истории государства и права России. М.: Проспект, 1997.
  • Уголовное право России. Общая часть: учеб. / Д.И. Аминов, Л.И. Беляева, В.Б. Боровиков и др.; под ред. В.П. Ревина. 2-е изд., испр. и доп. М., 2009. – 496 с.
  • Уголовное право Российской Федерации. Общая и Особенная части: учебник / под ред. А.И. Чучаева. М.: ИНФРА-М, 2013. – 704 с.
  • Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: учебник для вузов / под ред. В.С. Комиссарова, Н.Е. Крыловой, И.М. Тяжковой. М.: Статут, 2012. – 879 с.
  • Уголовное дело № 1- 23/2015 // Архив Московского городского суда
  • Уголовное дело № 1-112/2014 // Архив Бийского городского суда
  • Уголовное дело № 1-41/2015 // Архив Бийского городского суда
  • Уголовное дело № 1-73/2015 // Архив Московского городского суда
  • Уголовное дело № 1-92/2014 // Архив Бийского городского суда

Специальная литература

Судебная практика

[1] Войтенков, Е.А. Уголовная и административная ответственность за преступления и правонарушения в сфере безопасности дорожного движения в советском законодательстве: историко-правовой анализ и особенности правоприменительной практики / Е.А. Войтенков // Российский следователь. – 2013. – № 16. – С. 23.

[2] О мероприятиях по усилению борьбы с транспортными преступлениями [Электронный ресурс]: Постановление ЦИК СССР, СНК СССР от 13.03.1929 (утратило силу) // КонсультантПлюс : справ.правовая система.

[3] Там же.

[4] Бюллетень Верховного Суда СССР. 1950. №11.

[5] Мидловец М.В., Соляной А.В. Место дорожно-транспортных преступлений в системе преступлений против безопасности движения и эксплуатации транспорта // Ученые записки Крымского федерального университета имени В.И. Вернадского Юридические науки. – 2015. – Т. 1 (67). № 2. – С. 99–105.

[6] Попович Д.Н. Уголовная ответственность за нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств // Вестник науки и образования. – 2019. – №1. – С. 83-85.

[7] Уголовное право Российской Федерации. Общая и Особенная части: учебник / под ред. А.И. Чучаева. М.: ИНФРА-М, 2013. – С. 164.

[8] О Правилах дорожного движения (вместе с "Основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанности должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения"): Постановление Правительства РФ от 23.10.1993 N 1090 (ред. от 04.12.2018) // Собрание актов Президента и Правительства РФ. – 22.11.1993. – N 47. – ст. 4531.

[9] Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 23.04.2019) // Собрание законодательства РФ. – 17.06.1996. – N 25. – ст. 2954.

[10] Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 23.04.2019) // Собрание законодательства РФ. – 17.06.1996. – N 25. – ст. 2954.

[11] Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. 2-е изд., перераб. И доп. М.: Юристъ, 2006. – С. 22.

[12] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Ю.В. Грачева, Г.А. Есаков, А.К. Князькина и др.; под ред. Г.А. Есакова. 4-е изд. М.: Проспект, 2012.

[13] О безопасности дорожного движения: Федеральный закон от 10.12.1995 N 196-ФЗ (последняя редакция) // Собрание законодательства РФ. – 11.12.1995. – N 50. – ст. 4873.

[14] Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 23.04.2019) // Собрание законодательства РФ. – 17.06.1996. – N 25. – ст. 2954.

[15] Голубков А.М. К вопросу о разграничении нарушений правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств от смежных и иных составов преступлений // Молодой ученый. — 2017. — №19. — С. 194-196.

[16] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / отв. ред. В.М. Лебедев. 13-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт, 2013. – С. 212.

[17] Танага И.В. Уголовно-правовое регулирование объективной стороны транспортных преступлений // Общество и право. – 2013. – № 3(45). – С. 127-131.

[18] Месилов М.А. Уголовная ответственность в сфере безопасности дорожного движения, перевозок и эксплуатации автотранспорта // Российское государствоведение. – 2015. – №1. – С. 86-110.

[19] О государственном надзоре за техническим состоянием самоходных машин и других видов техники в Российской Федерации: Постановление Правительства РФ от 13.12.1993 N 1291 (ред. от 17.11.2015) // Собрание актов Президента и Правительства РФ. – 20.12.1993. – N 51. – ст. 4943.

[20] Голубков А.М. К вопросу о разграничении нарушений правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств от смежных и иных составов преступлений // Молодой ученый. — 2017. — №19. — С. 194-196.

[21] Уголовное дело № 1-112/2014 // Архив Бийского городского суда

[22] Уголовное дело № 1-92/2014 // Архив Бийского городского суда

[23] Мидловец М.В., Соляной А.В. Место дорожно-транспортных преступлений в системе преступлений против безопасности движения и эксплуатации транспорта // Ученые записки Крымского федерального университета имени В.И. Вернадского Юридические науки. – 2015. – Т. 1 (67). № 2. – С. 99–105.

[24] Ревенко М.С. Особенности квалификации преступления, предусмотренного ст. 264.1 УК РФ, связанные с субъектом общественно опасного деяния // Молодой ученый. — 2018. — №44. — С. 172-173.

[25] Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 23.04.2019) // Собрание законодательства РФ. – 17.06.1996. – N 25. – ст. 2954.

[26] Суденко В.Е. Транспортные преступления: особенности квалификации // Транспортное право и безопасность. – 2016. – №11. – С. 15-20.

[27] Танага И.В. Уголовно-правовое регулирование объективной стороны транспортных преступлений // Общество и право. – 2013. – № 3(45). – С. 127-131.

[28] Уголовное дело № 1-41/2015 // Архив Бийского городского суда

[29] Тагамлицкий А.С. Уголовная ответственность за преступления, нарушающие правила дорожного движения и эксплуатацию транспортных средств // Вестник науки и образования. – 2019. – № 2 (56). – С. 65-69.

[30] Уголовное дело № 1- 23/2015 // Архив Московского городского суда

[31] Уголовное дело № 1-73/2015 // Архив Московского городского суда

[32] Сахарчук А.И. Уголовный закон и судебная практика по делам о дорожно-транспортных преступлениях: моногр. / А.И. Сахарчук. — Минск : Новое знание, 2015. – С. 65.

[33] Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 23.04.2019) // Собрание законодательства РФ. – 17.06.1996. – N 25. – ст. 2954.

[34] О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 09 декабря 2008 года № 25 (редакция от 24 мая 2016 года) // Бюллетень Верховного Суда РФ. – N 2. – февраль, 2009.

[35] По делу о проверке конституционности пункта 2 примечаний к статье 264 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с запросом Ивановского областного суда: Постановление Конституционного Суда РФ от 25.04.2018 N 17-П // Собрание законодательства РФ. – 2018. – N 19. – Ст. 2812.

[36] Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 N 195-ФЗ (ред. от 01.05.2019) (с изм. и доп., вступ. в силу с 12.05.2019) // Собрание законодательства РФ. – 07.01.2002. – N 1 (ч. 1). – ст. 1.

[37] Исаев Н.И. Уголовная ответственность за нарушение Правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств: научно-практическое пособие./под редакцией Н. Г. Кадникова. -Москва: Юриспруденция, 2011. – С. 41.

[38] Голубков А.М. К вопросу о разграничении нарушений правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств от смежных и иных составов преступлений // Молодой ученый. — 2017. — №19. — С. 194-196.

[39] Грачева Ю.В., Чучаев А.И. Дополнительные уголовно-правовые меры обеспечения безопасности автотранспорта // Уголовное право. – 2015. – № 3. – С. 10-15.

[40] Социологические исследования РГСУ-2014, РГСУ-2016 // Официальный сайт МВД России // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http//www.gibdd.ru/stat/charts/

Уникальность
64
Loading...