Курсовик1
Корзина 0 0 руб.

Работаем круглосуточно

Доступные
способы
оплаты

Свыше
1 500+
товаров

Каталог товаров

Тенденции развития отечественной философии на рубеже 20-21 веков

В наличии
0 руб.

Скачать бесплатно реферат Тенденции развития отечественной философии на рубеже 20-21 веков

После нажатия кнопки В Корзину нажмите корзину внизу екрана, в случае возникновения вопросов свяжитесь с администрацией заполнив форму

Будем благодарны если Вы поддержите проект ссылка на помощь проекту

скачать

Содержание


Введение..............................................................................................................3

1. Сущность отечественной философии..........................................................4

2. Предпосылки развития русской философии в 20 веке................................6

3. Философия России – экскурс в прошлое......................................................9

4. Развитие и основные идеи отечественной. философии............................12

5. Русская философия 20 века – взгляд из века 21.........................................18

Заключение........................................................................................................21
Список литературы...........................................................................................22



Введение

Главная задача философии заключается в том, чтобы разработать теорию о мире как едином целом, которая бы опиралась на все многообразие опыта.

Философия порой понимается как некое абстрактное знание, предельно удаленное от реальностей повседневной жизни. Нет ничего более далекого от истины, чем такое суждение. Напротив, именно здесь находится главное поле ее интересов; все же остальное, вплоть до самых отвлеченных понятий и категорий, до самых хитроумных мыслительных построений – в конечном счете не более чем средства для уразумения жизненных реальностей в их взаимосвязи, во всей полноте, глубине, противоречивости. При этом важно иметь ввиду, что с точки зрения философии уразуметь действительность вовсе не значит просто примириться и во всем согласиться с нею. Православная догматика, святоотеческая литература определяли основные грани в пути размышлений, богатая философская литература Западной Европы создавала возможность выбора между тем или иным философским направлениями при построении христианской философии.

Религиозный опыт дает нам наиболее важные данные для решения этой задачи. В русской философии влияние православия оказывает решающую роль. Она глубинным образом связана с ним как корневым основанием русской культуры. Только благодаря ему, мы можем придать нашему миросозерцанию окончательную завершенность и раскрыть сокровеннейший смысл вселенского существования. Философия, принимающая во внимание этот опыт, неизбежно становится религиозной. Наиболее яркие философы появлялись в так называемые "трудныевремена". Жизнь трубила в горн, и они шли на его зов. Трудные годины, полные лишений и горя, стимулировали человеческое сознание индивидуумов, которые от безысходности начинали интенсивно искать любые выходы из создавшегося положения. Преследование инакомыслящих, не согласных с идеологией господствующего режима, порождало в их сознании протест - протест, который созревал на ниве подавляемого свободного сознания, не могущего себе даже представить, что в современном обществе действуют порядки средневековой инквизиции.


1. Сущность отечественной философии

Несмотря на весь романтизм и ореол таинственности, сопровождающие любые потуги человека познать окружающий мир, зачастую вопросы и ответы на них ищут романтики, медовый месяц которых уже прошел. Их можно назвать романтическими практиками, то есть людьми, которые пришли к пониманию жестокой реальности материи и бессмертию воинствующего духа от детской мечты о добре, справедливости и любви. Последние три компонента, соединенные вместе, дали очень многим, вставшим на путь поиска истины, немалый заряд энергии, который смог напитать не только их самих, но и тех, кто пошел вслед за ними, ориентируясь на огонь знания, освещающий путь ищущих.

Эти люди уже родились философами. Можно сказать, что они родились хотя бы только для того, чтобы узнать "а что это такое - родиться?" Такое положение дел, по всей вероятности, сложилось достаточно давно. Как показывает исторический опыт, данный процесс не всегда и не везде протекал благополучно и легко. Наиболее яркие философы появлялись в так называемые "трудные времена". Жизнь трубила в горн, и они шли на его зов. Трудные годины, полные лишений и горя, стимулировали человеческое сознание индивидуумов, которые от безысходности начинали интенсивно искать любые выходы из создавшегося положения. Преследование инакомыслящих, не согласных с идеологией господствующего режима, порождало в их сознании протест - протест, который созревал на ниве подавляемого свободного сознания, не могущего себе даже представить, что в современном обществе действуют порядки средневековой инквизиции.

С этой точки зрения Россия всегда отличалась "благодатной" нивой для стимулирования философской мысли. Последняя никак себя не проявляла, пока не наступала одна из эпох глобальных перемен, которая требовала переосмысления, так как менялись ценности, расставлялись новые приоритеты, и все это требовало новой теории. Спрос рождает предложение, а гениев, которые хотят и могут творить, русская земля порой порождает мирового масштаба.

Несмотря на позднее историческое появление так называемой "русской философии", она сразу заявила о себе в полный голос. Дело в том, что здесь сказалась одна особенность национального характера, который имеет старославянские корни - пока русского человека совсем "не прижмет к стенке", он и пальцем о палец не ударит, но когда он "созреет" - здесь уже никакие преграды не спасут - он приступит к делу и постарается довести его до логического завершения. Это относится и к мировоззренческим проблемам.

Двадцатый век, наверное, является одним из самых драматичных и насыщенных событиями историческим интервалом бытия человечества. Потрясения, которые Россия начала испытывать уже с начала своего "собирания", и которые являлись стимулом ее развития на протяжении всей ее истории, к началу 1900 года начали приобретать штормовой характер, что вылилось в известные нам события, буквально несколько раз "наизнанку выворачивавшие" нашу страну весь двадцатый век. Революции, войны, падения и взлеты - все это довелось испытать многострадальной защитнице мира. В такие "лихие годины" выкристаллизовывалось то, что позднее назовут самосознанием России, ее историческим характером. Суть же менталитета русского народа и пути, по которому он шел, наиболее остро ощущали считанные единицы, то самое меньшинство, которое выражало мнение остального, менее "чувствительного" большинства. Часто эти единицы "просветленного" духа не находили отклика в сердцах и умах своих современников, но многие из них осознавали свою значимость как предвестников ближайшего будущего. Несмотря на многообразие и противоречивость мировоззренческих "предвидений" этих философов, все они так или иначе глубоко осознавали последствия появления на свет своих творений, как способа выражения сконцентрированной мудрости своего народа. Изучая эту мудрость, анализируя исторический характер и тенденции развития философских теорий, мы попытаемся прояснить для себя их суть и найти ответ на свой главный вопрос, результаты ответа у нас будут свои, уникальные, ведь так повелось, что размышлять может практически каждый человек, выросший в социуме. Это обусловлено особенностями его аппарата мышления - мозга (по крайней мере, об этом сегодня утверждает наука). Странно, конечно, но, может быть, человек всего лишь приемник, а сам процесс идет где-то в иных сферах? Как бы то ни было, а мыслящий человек так или иначе приходит к пониманию того, что для успешного взаимодействия с окружающим миром необходимо сначала четко представлять, что собой представляет этот мир. А для этого необходимо сформировать стройную систему мировоззрения.



2. Предпосылки развития русской философии в 20 веке

Начиная разговор о таком явлении, как русская философия, будет весьма кстати преамбула, включающая в себя исследования профессиональных современных русских философов, рассматривающих вопросы истории возникновения и развития особого менталитета, присущего исключительно русскому народу. До непосредственного знакомства с такой интересной областью совершенствования человеческого разума, как философия, обыденное описание одним обывателем другого словом "философ" давало повод думать о философии как о чем-то нечетком, расплывчатом, "затуманивающем мозги". После более близкого ознакомления с философией, первое впечатление полностью улетучилось, осталось лишь представление, что философия - это образец четкого, логически стройного и завершенного представления знаний о мире в человеческом мозге, которое составляет наше мировоззрение. В зависимости от степени развития нашей подкорки, каждого из нас посещают те или иные мысли, эмоционально окрашенные квинтэссенцией индивидуального жизненного опыта. Таким образом, мы постоянно реагируем в нашем сознании на порой раздражающую нас окружающую действительность. Но иногда наступают моменты, когда сознание полностью отстраняется от реальности, возлагая эти заботы на подсознание, которое, стараясь максимально эффективно использовать такую редкую возможность, являет нам чудеса изобретательности. В такое время в полную силу проявляются, латентные прежде, возможности неограниченного осмысления бытия и ментальности, его абстрагирующей. Почему латентные? На первый взгляд - потому, что ранее не возникало в них крайней потребности. Неочевидным примером такого резервирования может служить способность некоторых животных, в случае необходимости, например, при прямой угрозе их жизни, проявлять способности, которые они обычно миру не являют; например, ящерица отбрасывает свой хвост, когда ей угрожает опасность. Когда дело касается человека, то необходимо заметить, что скрытые возможности могут проявляться у него в таких ситуациях, когда ему или весьма близким ему людям угрожает опасность физического уничтожения, и у человека не остается времени либо возможности на использование стандартных средств реагирования. В этом случае, ограниченность или безграничность определяются факторами, которые в некоторых кругах называют пограничными, и которые определяются возможностями конкретного индивидуума. Проявляемые в таком случае сверхвозможности, имеют физический характер.Если человек сознательно совершенствует себя, то результаты такого воздействия носят глубокий транс-психологический характер, который проявляется в более глобальной реконструкции системы разум-тело. После подобного рода переживаний, в случае успешного решения возникшей проблемы, человек начинает задумываться и активно искать пути предотвращения таких ситуаций, а для этого ему приходится тщательно исследовать глубинные причины физических процессов (яркий пример - физика), а также отправляться в путешествия в глубь сознания (психология и нейролингвистика).

В последнее время появилось много различных "практических пособий", авторы которые ставят целью "научить" читателя преодолевать жизненные невзгоды посредством нехитрых, либо, наоборот, сильно "замудренных" методик. Иногда в таких трудах встречается свежая струя здорового оптимизма, который насыщен бодрыми рекомендациями общего характера, и все это разбавлено доброй порцией философских размышлений авторов о том, каким путем они пришли к данному положению дел. Среди таких "учений" встречаются весьма занятные, а порой и интересные по сути отвлечения, обычно жестко ориентированные на сознание людей с определенным "режимом" мышления. Таких учений очень много, и большинство из них сравнительно быстро находит благодатную почву для развития на ниве неподготовленных умов. Как не потеряться в таком мире терзаний человеческого разума? Ответов может быть сколь угодно много, но практически ясно одно - чтобы уметь, надо знать. А это ведет к необходимости постоянного приобретения знаний. Мотивацией данного тезиса служит обычная логика: "знания могут оказаться невостребованными, но они не могут быть бесполезными". Вот мы и добрались постепенно до предмета нашего разговора, который вынесен в название данного произведения. Тому есть свое объяснение. Хотя человек по сути своей и является существом с неограниченной свободой "волеизмышления", тем не менее, инструмент, которым он для этого пользуется, часто весьма грубый и "топорный" по своей природе. Это свойство, в свою очередь, определяется той совокупностью методически вбиваемых с рождения в сознание человека доктрин, которые программируют поведение субъекта в повседневной жизни и за ее пределами. Пределы такой "стесненности" обусловлены лишь этими постулатами; выйти за них - личное дело отдельно взятого мыслителя. Способ и средства люди избирают в зависимости от своих моральных и этических норм. Это приводит к мысли о том, что если индивидуум решит преодолеть барьер искусственных ограничений, то он легко выйдет на иной, абстрагированный от земного, уровень мышления.

Инструмент, наиболее подходящий для выполнения такой "деликатной" операции, имеется в голове любого думающего человека. Под процессом мышления здесь понимается осознанное порождение и трансляция в мозге абстракций, которые являются при первом приближении тем, что люди обычно называют "мыслями". Здесь нет места романтизму, романтизм является лишь следствием слияния и разделения хаотически мечущихся абстракций, но при этом спорным становится момент, при котором романтика появляется вследствие логически управляемого процесса мышления. В последнем случае критерием романтизма можно считать превалирующее отношение к результатам мыслительной деятельности о конкретном объекте приложения мыслительной энергии. Вопросом является лишь способ достижения состояния гармонии, при котором не происходит лишних

метаний и отклонений от основной цели развития разума.

Философия - это также есть способ по-новому взглянуть на привычные вещи. Не секрет, что изменение угла зрения на привычные вещи часто позволяет увидеть в нем нечто совершенно новое. Таким образом, мы сами определяем направление своего движения, состояние движения (стояние на месте, возвращение назад, медленное продвижение либо рывок вперед), средства для его осуществления. При этом основная задача мышления - это анализ (раскладываем явление на части), обобщение, формулирование идеи, а затем на основе этой идеи создание логических заключений и обоснование новых идей. Философия определяет сознание, и определяется сознанием. Структурируемый при этом склад ума позволяет систематизировать полученные и накапливаемые знания. Формируемое таким образом мировоззрение дает нам возможность мыслить широко, вне рамок условностей, которые изначально закладывает в нас социум. Раскрепощение и устремление ума в "высь поднебесную" и .присущи изначально такому явлению, как русская философия.



3. Философия России – экскурс в прошлое

Для русских характерно чуждое иллюзии чувство реальности, совмещающееся, однако, со стремлением к целям,

осуществление которых лежит за пределами всего реального.

Карл НЕТЦЕЛЬ

Скользя по спирали времени от начала "великого собирания, вдумчивый исследователь, несомненно, отметит тот факт, что древнерусская мудрость имеет ряд отличительных особенностей в качестве целостного культурно-исторического феномена. С одной стороны, она восприняла некоторые элементы восточнославянского языческого мировоззрения, многокомпонентного по своему составу, поскольку древнерусская народность формировалась с участием угрофинского, балтского, тюркского, нормандского, иранского этносов. С другой стороны, после принятия христианства в качестве официальной идеологии и вытеснения языческого типа мировидения на периферию сознания отечественная мысль интенсивно впитывала в себя и творчески перерабатывала через византийское и южнославянское посредничество теоретические положения, установки и концепции развитой восточно-христианской патристики. В Таким образом, можно сказать, что сама русская традиция со своим метафизическим содержанием и мифологическим мышлением преодолевает интеллектуальную энтропию современного мира. В этом преодолении и состоит одна из главных черт загадочной русской избранности.

Древнерусская языческая модель мироздания, ставшая итогом многотысячного предшествовавшего пути, имела следующие установки: нерасторжимость с природными циклами, поклонение стихиям, культ тотемов и почитание предков как способы социальной определенности. Тройная вертикальная структура (небо, земля, преисподняя), четвертичное горизонтальное разбиение (север, запад, восток, юг), бинарные оппозиции (верх-низ, мужское - женское, день-ночь) не только структурировали языческое сознание и создавали своеобразный механизм объяснения мира и человека, но и содержали в себе протомодели, которые впоследствии были преобразованы в развернутые и рационализированные концепции. Каким же было философское знание в Древней Руси? Надо заметить, что тогда осуждалось "философское кичение" как самонадеянность индивидуального разума и восхвалялось "смиреномудрие" как более достойная позиция - реальное понимание ограниченности человеческих возможностей перед беспредельностью мироздания. Кроме того, вся философская традиция делилась на "внутреннюю", христианскую, боговдохновенную, направленную на спасение души человеческой, и "внешнюю", ориентированную на познание окружающего бытия, приобретение полезных знаний, но не ведущую к совершенствованию человека. Поэтому предпочтение отдавалось первой, но отнюдь не отметалась и вторая.

Василий Розанов с присущим ему лаконизмом охарактеризовал русских так: "Духовная нация. Во плоти чуть-чуть." Действительно, русская национальная традиция никогда не фиксировала какие-нибудь жесткие этнические и фенотипические черты народа, но напрямую восходила к метафизическим принципам и мифологическим архетипам, которые, собственно, и являлись критериями русского сознания и бытия. Показательно, что расовая проблематика в ее извращенном, сугубо "физическом" смысле, который сегодня распространен в мире, так и не укоренилась в русском менталитете. И тем любопытнее в этой связи наблюдение проницательного англичанина Стивена Грэхема, много путешествовавшего по российскому Северу в начале ХХ века, который точно уловил истинный, гиперборейский смысл этого понятия: "Русские - вулканы, или потухшие, спокойные, или в состоянии извержения. Но под поверхностью даже самых спокойных и глупых таится жила энергии расы, ведущая к внутреннему огню и тайне человеческого духа".

В русской национальной психологии существуют различные виды известных противоречий. Это - апокалиптика и нигилизм, святость и юродство, аскетизм и разврат, деспотизм и анархизм, жестокость и доброта, коллективизм и индивидуализм, национализм и всечеловечность, богоискательство и безбожие, смирение и наглость, рабство и бунт. Но синтез вовсе не означает усреднения и взаимопогашения этих качеств, либо постоянного торжества одного над другим. Русская традиция едина, и ее целостная, качественная природа не тождественна ни одной из ее исторических манифестаций, а также всей их сумме. Само это единство парадоксальным образом заключено в обоюдном обострении и радикализации всех русских "противоречий", а не в их усреднении или постоянном доминировании какого-либо одного элемента. И в этом - неповторимая специфика "непонятного" русского народа, который, по точному наблюдению Николая Бердяева, "способен внушать к себе одновременно сильную любовь и сильную ненависть".

4. Развитие и основные идеи отечественной философии

Двадцатый век для России оказался, мягко говоря, весьма необычным. Такого размаха и колебаний маятника событий история еще не знала. Советский период оказался одним из самых драматических в жизни русского народа, что не могло не сказаться и на его мировоззрении.

В этот интервал времени отличительной особенностью русской философии являлся идеологизм - помимо большевизма, он охватывал и многие другие направления, преимущественно антикоммунистического, религиозно-консервативного толка. Эти направления равно существовали как в зарубежье, так и в СССР.

Несмотря на "железный занавес", между русской эмиграцией и советским диссидентством всегда существовало самое прочное и кровное родство; это была по существу единая и целостная духовная оппозиция против "большевизанства", "сталинократии". Их объединяла одна общая черта - решительное неприятие "октябрьского переворота", вера в духовное и политического возрождение России. Наиболее известным из русских философов XX в. справедливо считается Н.А. Бердяев. Антропологичность его философии не только не вызывает сомнения, но, напротив, может быть названа главной, отличительной чертой всех его взглядов, к какой бы области познания ни устремлял своих интересов этот необычайно универсальный и плодовитый мыслитель. Ученый заявляет: "Я решительно избираю философию, в которой утверждается примат свободы над бытием". Современные философы предлагают различные классификации тенденций философского знания в этот период. Например, Замалеев А.Ф. в своей работе "Курс истории русской философии" выделяет в то время философию антикоммунизма, евразийство, неомонархизм, теорию "всемирного народоустройства", христианский социализм, философию космизма, философско-антропологические учения и постренессансный мистицизм.

К первому течению он относит таких значительных русских философов, как Н.А. Бердяева, Н.О. Лосского, Д.С. Мережковского, Ф.А. Степуна, С.Л. Франка, Л.И.Шестова. Согласно мировоззрениям Бердяева и Франка, общественнная жизнь по самому существу своему духовна, а не материальна. Это духовное выступает в форме "онтологического всеединства" "я" и "ты", или, иначе, соборности. В соборности претворяется богоустановленный миропорядок, который держится на началах иерархии и послушания. Без "водительства" одних и послушания других не бывает никакого общества. В этом смысле общество есть "аристократия-господство лучших". Неравенство оправдано религиозно, и поэтому всякое гуманистическое заступничество за человека, по словам Бердяева, равнозначно неверию в Бога, равнозначно атеизму.

Именно с иерархизмом Бердяев и Франк связывали формирование личности. Поскольку марксизм отвергает социальное неравенство, то для него, на их взгляд, не существует действительного, конкретного человека. Он знает человека лишь в "социальных оболочках", совокупности его общественных качеств. Такой подход к человеку Бердяев объяснял тем, что марксизм ориентируется исключительно на пролетариат, у которого "нет ничего оригинального, все у него заимствованное". Исходя из этого, Бердяев и Франк детерминировали общественные отношения не экономическими и политическими факторами, а высшей духовной целью. Приобщение к этой цели достигалось только в "церкви Христовой", дарующей человеку истинную свободу. Права и свободы человека безмерно глубже, чем, скажем всеобщее избирательное право, парламентарный строй и т.д.

.Принцип иерархизма служил отправным пунктом и для П.А. Сорокина, знаменитого русского социолога, также оказавшегося в эмиграции в 1992г. В своей "Системе социологии" он рассматривал общество как совокупность коллективных единств, связанных между собой разнообразными функциональными отношениями. Положение индивидов определялось ролью и значением тех социальных групп, в которые он входили. Это исключало их социальное усреднение. К контексте политологического прогнозирования поучительный материал представляют труды Н.С. Тимашева, выдающегося юриста и социолога, автора многочисленных работ по советской политической системе. Его главным образом привлекала проблема посткоммунистического развития России. Он не считал, что власть большевиков будет долговечной. Тимашев пришел к выводу, что в СССР изначально существовали две идеологии. Одна - официальная, созданная Лениным на основе трудов Маркса, другая - демократическая, антитоталитарная. Эта вторая идеология очень прочно и глубоко заложена в русском народе. Такие ее пункты, как желание вернуться к системе частной инициативы и промышленности и требование личной свободы для каждого человека, особенно привлекательны были для тех, кто имеет близкое отношение к искусству, науке и религии.

В 20-е же годы русское зарубежье выдвинуло из своей среды еще одно идейное движение - евразийство. В его разработке приняли участие многие видные ученые - философы, лингвисты, этнографы, историки, богословы, правоведы. Всех их объединяла глубокая антипатия к Западу, к европеизму. Евразийцы сотворили новый идеологический миф, по своей сущности близкий к славянофильскому мессианизму, но опертый на иной компонент русской истории - не славянский, а азиатский. Они были в полном смысле слова государственниками, и это также отличало их от теоретиков славянофильства. В этом движении участвовали лингвист Н.С. Трубецкой, географ и экономист П.Н. Савицкий, искусствовед П.П. Сувчинский и Л.П. Карсавин. Во многом благодаря их усилиям появились основные программные документы движения: "Евразийство: Опыт систематического изложения", "Евразийство: Декларация, формулировка, тезисы" и др. Интересную концепцию предложил историк и географ, профессор Ленинградского университета Л.Н. Гумилев. В своем основном труде - "Этногенез и биосфера Земли" ученый рассматривает такие понятия как "этнос" и "пассионарность". Этнос - это вообще всякая совокупность людей, "коллектив": народ, народность, нация, племя, родовой союз и т.д. "Все такие коллективы более или менее разнятся между собой по языку, иногда по обычаю, иногда по происхождению, но всегда по исторической судьбе". Между этносами существуют многообразные этнические контакты, которые обусловливаются наличием соответствующей "комплиментарности". А причиной положительной или отрицательной комплиментарности Гумилев считал воздействие на этносы неких "энергетических импульсов", исходящих из космоса и вызывающих эффект "пассионарности", т.е. высшей активности, сверхнапряженности. В таких случаях этносы претерпевают "генетические мутации", приводящие к зарождению "пассионариев" - людей особого темперамента и дарований. Принцип сильной власти поддерживали неомонархисты, среди которых следует выделить известного философа и правоведа И.А. Ильина и видного богослова и философа П.А. Флоренского. Они считали, что переходить от монархии к демократии можно лишь в том случае, если государство незначительно по своей территории и населению, когда в нем нет резких бытовых, языковых и климатических различий. Поскольку Россия по всем этим моментам имеет прямо противоположное содержание, то она может возродиться только как "сильная, эмансипированная от заговорщических партий, сверхсословная и сверхклассовая власть".

В атмосфере гулаговского бесправия вызрела еще одна политологическая утопия, которая в отличие от сугубо прагматических построений того же Флоренского была всецело проникнута высоким гуманизмом и религиозным этицизмом. Речь идет о теории "всечеловеческого братства", созданной Д.Л. Андреевым, автором единственного в своем роде трактата "Роза мира". Вглядываясь в реалии XX века, он приходил к апокалиптическому ощущению времени: "-я принадлежу к тем, кто смертельно ранен двумя великими бедствиями: мировыми войнами и единоличной тиранией". "Роза мира" является своего рода "религией итога", "соборным творчеством", в котором все прежние религии превратятся в отражения "различных пластов духовной деятельности, различных рядов иноматериальных фактов, различных сегментов планетарного космоса". Благодаря своему универсализму и динамичности, "Роза мира" сможет осуществить "превращение планеты - в сад, а государств - в братство". В свою очередь, реализация этих задач "откроет путь к разрешению задач более высоких: к одухотворению природы". России при этом предуказывается особая роль, если только ее не погубит тоталитарное засилье. В русской эмиграции наряду с другими идейными течениями существовало своего рода культурологическое мессианство, которое проповедовало идеалы христианского социализма. К этому течению, в частности, принадлежали С.Н. Булгаков, Г.П. Федотов. Федотов верил, что только в соединении с христианством социализм создает условия для сознательного и благородного принятия свободы. Булгаков в свое время прошел путь "от марксизма к идеализму". Он считал, что в творениях вселенских учителей школ мы имеем совершенно четкое обоснование для положительного настроению. Философия русского зарубежья перестала плодоносить уже во втором поколении, и место философов заступали богословы, апологеты церкви. Из всех направлений русской философии в советский период наибольшего взлета достигла космизма. Ее ярчайшими представителями принято считать В.И. Вернадского и К. Э. Циолковского.

Обращаясь к рассмотрению материи, Циолковский выдвигал три "начала", или "принципа": время, пространство и силу. С его точки зрения, это не обычные свойства материи, хотя они могут признаваться таковыми. Циолковский броско, с фанатической раскрепощенностью первотворца жизни космоса набрасывает общие принципы "нравственности земли и неба". Также ученый настаивал на применении к человеку искусственного отбора, с целью совершенствования человечества в целом.

Космический взгляд, за который так ратовал Циолковский, особенно отчетливо выражен в трудах Вернадского. Вернадский стремился определить место человека на своем месте, смысл его философии выражен в книге "научная мысль как планетное явление", ставшей вершиной его творчества. Фундаментальное открытие Вернадского - осознание того, что современная эпоха ознаменовывается переходом от биосферы к ноосфере. В отличие от большинства геологов Вернадский сочетая научный анализ и синтез, рассматривал судьбу кристаллов и минералов в связи с жизнью земной коры, атмосферы, природных вод. Он рассматривал минералы как подвижные, динамичные структуры, подвластные, как и все в природе, времени (тогда как минералы и кристаллы по старой традиции представлялись ученым неподвижными геометрическими фигурами, не имеющими истории, то есть находящимися "вне времени"). Поэтому он не мог не отметить роль жизни на Земле: "Органический мир как целое является тем своеобразным фактором, который разрушает минеральные тела Земли и использует их энергию..." Таким образом Вернадский ставил в один ряд живую и неживую природу, как участников единого геологического процесса, то есть он раскрывал глубинные взаимосвязи органического и неорганического миров.

В частности, Вернадский рассматривал биосферу как особое геологическое тело, строение и функции которого определяются особенностями Земли (планеты Солнечной системы) и космоса. А живые организмы, популяции, виды и все живое вещество это формы, уровни организации биосферы. Развивая учение о биосфере, Вернадский пришел к следующим выводам (биогеохимическим принципам): "Биогенная миграция химических элементов в биосфере стремится к максимальному своему проявлению". Вовлекая неорганическое вещество в "вихрь жизни", в биологический круговорот, жизнь способна со временем проникать в ранее недоступные ей области планеты и увеличивать свою геологическую активность. Этот биогеохимический принцип Вернадского утверждает высокую приспосабливаемость живого вещества, пластичность, изменчивость во времени. Одной из ключевых идей, лежащих в основе теории Вернадского о ноосфере, является то, что человек не является самодостаточным живым существом, живущим отдельно по своим законам, он сосуществует внутри природы и является частью ее.

Размышления о месте человечества в космосе отнюдь не заслоняли вопроса о микрокосмосе самого человека. Интерес к философской антропологии стимулировался прежде всего русской классической литературой, которая служила главной опорой духовности в советский период. Особенно ярко в это время естественнонаучный и литературный подходы к обоснованию антропологической философии выразились в творчестве физиолога А.А. Ухтомского и литературоведа М.М. Бахтина. Важнейшее достижение Ухтомского - учение о доминанте как основе поведения и миросозерцания человека. Понятием доминанты Ухтомский обозначал тот господствующий очаг возбуждения, который в любой данный момент преимущественно определяет специфику и содержание текущих реакций организма. С проблемой доминанты вплотную связана проблема выбора - в жизни, в творчестве, в общественной сфере. Доминанты не должны подавлять человека, брать верх над ним. Человека должно воспитывать, а это предполагает вмешательство принуждения, дисциплины, нарочитой установки на внутреннее самосовершенствование. К тем же проблемам, которые решал Ухтомский, с позиций гуманитарного знания подходил и Бахтин. Суть его учения вытекала из представления о незавершенности, свободной открытости, "вненаходимости" человека. Бахтин представлял человека в новом измерении - в его незавершенности и открытости миру. У Бахтина отношение я к другому как раз знаменовало ценностное отграничение и самоутверждение. Наряду с космологическими и антропологическими теориями в советский период не прекращалась и "апокрифическая" разработка проблем философской онтологии. Интерес к ним поддерживался прежде всего благодаря трудам А.Ф. Лосева, выдающегося исследователя античной эстетики, автора фундаментальных трактатов по вопросам философии языка и мифа. Согласно его учению, диалектика "обязана быть вне законов тождества и противоречия", т.е. она обязана быть логикой "противоречия".



5. Русская философия 20 века – взгляд из века 21

Веру в то, что это есть так, надо превратить в волю, чтобы это было так.

Как мы видим, 20-й век оказался веком, полным противоречий. Сложность судьбы самой России сказалась и на сложности и противоречиях философских теорий того времени.

Современные исследователи до сих пор не обладают полной информацией о том, какие еще философские знания были потеряны в 20-м веке. Это обусловлено теми историческими причинами, о которых шла речь выше. Тем не менее, философское наследие, которое сохранилось и дошло до нас, послужило материалом для создания принципиально новых концепций философии современности, которые уже являются связующим мостиком между столетиями, уже прошлым, двадцатым, и наступающим нынешним, двадцать первым. Рассмотренные философские системы, получившие свое развитие в 20-м веке, дают прекрасную пищу для размышления. По крайней мере, примеряя на свое сознание некоторые парадигмы этих учений, можно прийти к выводу, что не всегда и не всем "волеизъявляющим" индивидам они подойдут. Во многих представленных мировоззренческих системах показана иерархия принципов, сущность которых варьируется в зависимости от убеждений авторов этих теорий. Нельзя не упомянуть о том, что иногда весьма заметной становится общность характеристик их принципов - например, наблюдается общность характера поставленных проблем типа основных вопросов (например, принцип "Закона справедливости" у А. Клизовского или принцип "возмездия" у Д.Андреева). Последующие замечания будут не только касаться контекста вышеприведенного материала, но и затрагивать биологическую сущность объекта, его породившего. Их появление здесь мы объясняем для себя большой практической важностью.

Акцентируя внимание на психологическом аспекте восприятия сознанием бытия как такого, представленного объектами, существующими вне нашего сознания, можно заметить, что фиксировать восприятие любого такого объекта в мире можно двояко: если объект ведет себя как вещь, мы можем свободно и неспешно его изучить. Если объект ведет себя как процесс, избегая цепкости нашего сознания, пытающегося его изучить, то мы либо воздействуем на объект, приводя его систему отсчета к состоянию объекта-"вещи", либо

2) ускоряем собственные процессы (в частности, психическую восприимчивость) для того, чтобы выровнять течение нашего времени и времени изучаемого объекта-процесса . В идеале, "разгон" сознания дает нам возможность "остановить мгновение", а "нирвана" сознания позволяет заметить подробности жизни звездных систем. По крайней мере, очередной "fin de siecle", нынешний "конец века", выкристаллизовывается благодаря именно таким явлениям, о</

Loading...

Последние статьи из блога

Характеристика показателей прибыли и рентабельности

Организация социального туризма

Характеристика средств, стратегий и рынков социального туризма

Изучение теоретических аспектов понятия «Социальный туризм», доступные возможности

Понятие метафоры. Классификация метафор Джорджа Лакоффа

Теоретические основы изучения метафорических концептов в актовом дискурсе

Способы организации перевозки грузов. Понятие «мультимодальные перевозки»

Теоретические основы изучения неологизмов в современном англоязычном публицистическом тексте

Теоретические аспекты управления запасами в организации

​ Формирование решений, направленных на снижение экологического влияния промышленных компаний

Интеграция и причины кооперации предприятий в условиях рыночных трансформаций

Основи викладання предмета «спеціальна технологія» у закладах професійно-технічної освіти

Організаційно-педагогічні та методичні основи навчання з предмета «спеціальна технологія» у закладах професійно-технічної освіти

Волонтерство в Тихоокеанском государственном университете

What are the main institutions that decide on, influence, of EU foreign policy vis-a vis Ukraine?

Цифровая инфраструктура

Теоретические основы анализа движения денежных средств

Анализ тенденций и проблем развития малого предпринимательства в России

Основные методы государственной поддержки развития малого предпринимательства в РФ

Сущность предпринимательства и его роль в экономике. Критерии малого и среднего бизнеса