Курсовик1
Корзина 0 0 руб.

Работаем круглосуточно

Доступные
способы
оплаты

Свыше
1 500+
товаров

Каталог товаров

Положительные и негативные следствия импорт институтов в России

В наличии
5 руб. 100 руб.
Экономия: 95 руб. (-95%)

Скачать реферат за 5 рублей Положительные и негативные следствия импорт институтов в России

После нажатия кнопки В Корзину нажмите корзину внизу экрана, в случае возникновения вопросов свяжитесь с администрацией заполнив форму

При оформлении заказа проверьте почту которую Вы ввели, так как на нее вам должно прийти письмо с вашим файлом

Работа 2022 года

Содержание

Введение........................................................................ 3

1. Понятие институциональных изменений............... 5

2. «Импортные» институты в российской экономике и праве...................................................................................... 7

3. Положительные и негативные последствия импорта институтов в России............................................................. 14

Заключение.................................................................. 19

Список использованных источников........................ 20


Введение

В настоящее время, одной из основных проблем отечественной экономики является создание эффективной институциональной среды, формирование которой связано с последовательным решением ряда взаимосвязанных задач:

Разработка стратегии преодоления целой системы институциональных ловушек вместе с мерами легализации бизнеса;

Искоренение институциональной дихотомии - раздвоенности несвязанных между собой частей институционализма, приводящее к неэффективности финансовой системы и отдельных форм организации приватизированных компаний;

Формирование механизмов исследования общественных предпочтений, сопоставление их с целями, разделяемыми обществом, и способностью государства их достигать.

Актуальность создания такой среды определяет тот пространственно-временной универсум, который формирует место размещения различных экономических образований, а также создает условия и источник их функционирования и развития. Пространственно-временные характеристики институциональной среды интерпретируются как описание положения в ней хозяйствующих субъектов с одной стороны, и как признание хозяйствующих субъектов в качестве обладателей определенных оснований на некоторую часть пространственно-временного универсума (например, права собственности и использования, права владения благами в течение ограниченного срока).

В связи с этим формирование современных экономических институтов ориентировано на минимизацию издержек – трансакционных и производственных. Вероятно, именно поэтому Кеннет Эрроу считал трансакционные издержки - издержками, возникающими при эксплуатации экономической системы. Их рост может вызвать в экономике разрушение институтов прежней экономической системы и одновременно зарождение институтов новой системы.

Целью реферата является изучение импорта институтов в России.

Поставленная цель предопределила решение следующих задач:

1. Изучить понятие институциональных изменений

2. Определить значение «импортных» институтов в российской экономике и праве

3. Рассмотреть положительные и негативные последствия импорта институтов в России

В экономической литературе импорт институтов рассматривается как процесс идентичный революционным институциональным изменениям, с методологической точки зрения это не вполне верно, так как импорт институтов не исчерпывает собой понятие институциональной революции. Значимость импорта институтов обусловлена невозможностью на определенных этапах социально-экономического развития страны автономно, эволюционным путем сформировать институты, необходимые для дальнейшего развития страны в соответствии с поставленными обществом целями и задачами.


1. Понятие институциональных изменений

Институциональная структура общества в целом достаточно стабильна. Однако, несмотря на стабильность институтов, нет никакой гарантии в том, что институты, на которые мы полагаемся, являются эффективными. Стабильность – это необходимое, но отнюдь не достаточное условие для эффективности институтов.

Будучи стабильными, институты подвержены изменениям. Институциональные изменения выражаются в появлении новых правил с соответствующими механизмами их обеспечения и исчезновении старых, действовавших правил.

Ученые, занимавшиеся этой проблемой, по-разному подходили к объяснению причин и источников институциональных изменений. Основные причины изменения институтов обобщены в табл. 1.

Таблица 1 – Причины изменения институтов

Автор

Формулировка

А. Алчиан

Эволюционная гипотеза: конкуренция между институтами должна привести к устранению «слабых» институтов и способствовать выживанию тех, которые обеспечивают наибольшую эффективность при координации действий экономических субъектов.

Роль государства в такой ситуации ограничена правовым закреплением стихийно возникших или существенно изменившихся прежних институтов

Ф. Хайек

Институциональные изменения осуществляются в процессе социокультурной эволюции, выступающей как продолжение эволюции биологической. Рынок институтов также производит отбор самых эффективных институтов (общих правил поведения). В институциональной конкуренции побеждают те институты, которые обеспечивают более высокий жизненный уровень большему числу людей

Р. Аксельрод

Эволюционный подход к институциональным изменениям более подходит для изучения того, как изменяются неформальные институты.

Д. Норт

Главные причины институциональных изменений: изменения в относительных ценах и изменения в идеологии

Д. Норт

Революционные изменения становятся результатом формирования неразрешимой ситуации, возникающей вследствие отсутствия опосредующих институтов, которые могли бы позволить конфликтующим сторонам достигнуть компромисса и получить какие-то выгоды от потенциальных обменов

Т. Веблен

Творческая деятельность человека является двигателем социо-технологических изменений

Формирование институтов – длительный и сложный процесс. Выделяют два способа осуществления институциональных изменений.

Классический вариант изменения институтов – их стихийная эволюция под воздействием разнообразных факторов. Институты не насаждаются «сверху», а возникают «снизу». Роль государства в такой ситуации ограничена правовым закреплением (если они в этом нуждаются) стихийно возникших или существенно изменившихся прежних институтов. Однако эволюционный подход к институциональным изменениям более подходит для изучения того, как изменяются неформальные институты. Но, чтобы понять процесс создания и изменения тех или иных формальных институтов и механизмов их закрепления, необходимо обратиться ко второму способу осуществления институциональных изменений – посредством вмешательства государства.

Наряду с естественной эволюцией институтов возможен и их импорт. Импорт институтов подразумевает радикальные изменения в формальных правилах взаимодействия субъектов на основе ориентации на уже известные образцы. В этом случае развития институтов существенным образом изменяется роль и значение государства. Роль государства из чисто технической, сведенной к законодательной фиксации неформальных норм, превращается в главенствующую.

Так, А. Олейник выделяет три основных пути заимствования институтов.

Во-первых, институты могут строиться в соответствии с некой идеальной теоретической моделью.

Во-вторых, институты могут воспроизводить образцы, существовавшие в истории данной страны, но исчезнувшие в процессе исторической эволюции общества.

В-третьих, формальные институты могут строиться по образцам, существующим в других странах.

Естественен вопрос об эффективности институционального импорта, его соответствия поставленным целям. Для институтов в отличие от производственных технологий отсутствует «проектная документация», описывающая условия применения, параметры «технологического процесса» и гарантируемые качества получаемого продукта.

Импорт института – весьма рискованное и нередко очень дорогое мероприятие, последствия которого характеризуются высокой степенью неопределенности и проявляются с большим запозданием.

История дает множество примеров как позитивных, так и негативных, что порождает проблему определения факторов, обеспечивающих успех импорта институтов.

2. «Импортные» институты в российской экономике и праве

Рассмотрим особенности импорта институтов в процессе рыночной и институциональной трансформации отечественной экономики. Для России этот вопрос имеет особое значение, так как именно импорт был выбран в качестве основного способа институционального строительства в конце двадцатого столетия.

В большинстве своем институциональные заимствования в России проводились без предварительного системного анализа выгод и издержек введения, без выделении и устранения сдерживающих факторов, без политики снижения противодействия импортированию, без мер по ускорению адаптации неформальных институтов к вновь вводимым формальным.

Неформальная институционализация стала неотъемлемой частью трансформационных реформ переходной экономики России. Под неформальной институционализацией понимается приоритет неформальных «правил игры» в обществе над формальными, в некоторых случаях «подстраивание» формальных правил под неформальные нормы.

Суть неформальной институционализации в том, что вновь принятые, разработанные в соответствии с зарубежными рыночными аналогами законы начинают работать совершенно по-иному, не «по рыночному».

Существующая практика показывает, что «рынок институтов» принципиально искажен в гораздо большей степени, нежели рынок товаров или технологий. Значит, эффективный процесс импортирования можно обеспечить лишь за счет вмешательства нерыночных сил, прежде всего государства. А для этого само государство должно быть достаточно эффективно, чтобы обеспечить процесс импорта как развитие институционального строительства.

Поэтому, например, Г.Б. Клейнер предлагает критерием «качества» институциональной системы конкретной страны рассматривать её целостность, понимаемой, во-первых, как полнота состава и теснота внутренних взаимосвязей элементов институциональной системы, обеспечивающей устойчивое социально-экономическое развитие страны. Во-вторых, как соответствие её общему вектору институциональной эволюции, характерной для данной страны.

Первое условие отражает ограниченность институциональной системы в пространстве институтов, второе – ограниченность системы изменения её состояния во времени. Из этого критерия следует, с одной стороны, необходимость гармоничного взаимодействия институциональной системы с культурной, когнитивной и эволюционно-генетической системами. С другой стороны, ограниченность степени свободы при её трансформациях. При несоблюдении этих условий импорт институтов происходит в виде заимствования фрагментов социально-экономических структур других стран. В результате формируются лишь относительно работоспособные «квазиинституты», способные лишь временно выполнять достаточно узкий круг функциональных нагрузок.

При удачной трансплантации за относительно короткий период происходит позитивная адаптация института к новой институциональной и культурной среде: институт выполняет в стране-реципиенте ту же роль, что и в экономике-доноре. Так, рынок розничных товаров может служить примером относительно успешного (хотя и небезболезненного) импорта в России.

Однако, практика импорта институтов содержит множество примеров неудач. Например, массовый импорт институтов в Россию в начале 90-х гг. был проведён без должной проработки и учёта возможных последствий. Он привёл к появлению в экономике целого ряда институциональных ловушек – устойчивых неэффективных состояний во многом предопределивших беспрецедентную глубину экономического спада.

Главная задача, которую ставили перед собой российские реформаторы в начале 1990-х гг., – это создание основных рыночных институтов, практически полностью отсутствующих в прежней командной системе. Банки, рынок, частные фирмы, президент, парламент – все это экономические и общественно-политические институты, импортируемые в последние десятилетия в подавляющее большинство развивающихся стран и страны с переходной экономикой. Подобные институциональные изменения не могут протекать гладко.

Непрерывность развития старых неформальных отношений в условиях отсутствия новых формальных правил и эффективных механизмов их исполнения не позволила осуществить их быструю замену рыночными институтами, при этом надолго сохранились дореформенные тенденции развития во всех сферах, в том числе и в экономической, а также прежние поведенческие модели. Таким образом, вместе с ликвидацией старых структур образовались «дыры» в системе управления, с отменой большей части формальных «правил игры» возник своеобразный институциональный вакуум.

Институциональный вакуум – отсутствие или недостаток в институциональной системе формальных институтов, способных поддерживать осуществление сделок с наименьшими трансакционными издержками, вследствие ликвидации механизма управления прежней хозяйственной системой и отсутствия нового.

Процесс импорта испытанных в других странах институтов в России серьезно затянулся. Кроме того, в российской экономике можно было наблюдать ситуацию, когда наряду с импортированными формальными рыночными правилами реально и вполне успешно функционировали неформальные нормы, тяготеющие к прежней командной системе: например, неденежные формы расчетов (прежде всего, бартер), мягкие бюджетные ограничения, нецелевое использование бюджетных средств, система льгот, система поддержки неэффективных производств на всех уровнях и другие.

Неформальные отношения приобрели решающее значение для участников экономической деятельности. Большая живучесть системы неформальных норм привела к тому, что в институциональной сфере создалась ситуация, которая не описана ни в одной теории, – вживление новых рыночных формальных институтов, призванных вытеснить неформальные, не только не сократило сферу деятельности последних, но и привело к неформальной институционализации вновь принятых правил и неформальной институционализации хозяйственной деятельности в масштабе общества.

Данный процесс можно рассмотреть на примере закона о банкротстве и антимонопольном законодательстве. Если сравнивать эти законы с действующими аналогами в рыночных экономиках, то трудно найти существенные различия. Цель принятия этих документов также была схожей – передача убыточных предприятий в руки эффективных собственников и поддержание конкуренции. Однако если в рыночных странах эти законы используются «по назначению», то в России – для перераспределения собственности в интересах отдельных лиц или групп, часто для последующей перепродажи, с целью получения частной выгоды. Такие сделки во многих случаях заканчиваются действительным банкротством предприятия, поскольку в процессе передела собственности (а он может длиться не год и не два) происходит расхищение основных фондов предприятия.

Впервые Закон о банкротстве был принят в ноябре 1992 г. В марте 1998 г. была введена в действие его вторая редакция. Однако на протяжении практически всего реформенного периода более половины предприятий России имели просроченную задолженность (в 1995 г. их было около 70%, в 1998 г. - более 55%). Доля убыточных предприятий выросла с 15 % в 1992 г. до 53 % в 1998 г.

Многие из них были фактически должны друг другу, образовывая замкнутые цепочки задолженности. При этих условиях банкротство одного из предприятий могло бы вызвать волну банкротств и окончательно развалить и без того деградировавшее производство. Неудивительно, что первоначальная редакция закона существенно ограничивала возможность банкротства, а кредиторы не стремились возбуждать дела о банкротстве, поскольку и сами были должниками. Вторая версия закона была значительно более жесткой. Законодатель стремился укрепить платежную дисциплину, создав дополнительное давление на менеджеров. В 1998 г. число дел о банкротстве возросло, оставаясь в целом незначительным. Анализ показал, однако, что процедура банкротства применялась далеко не к самым убыточным предприятиям и фактически использовалась региональными правительствами для их захвата. При этом губернаторы оказывали давление на арбитражные суды, чтобы оставить других кредиторов (включая федеральное правительство) без адекватной компенсации. Менеджеры предприятий сотрудничали с региональными органами, а потому сохраняли свои позиции и после смены собственника. Таким образом, Закон о банкротстве из инструмента повышения эффективности превратился в инструмент присвоения собственности.

Аналогичным образом действует и антимонопольное законодательство. Можно констатировать тот факт, что неформальная институционализация свела на нет даже добросовестно разработанные с точки зрения неоклассической теории мероприятия экономической политики в переходный период в России.

Импорт может оказаться неэффективной и вследствие слишком высоких издержек. Они включают расходы на осуществление всех перечисленных выше стадий трансплантации. Дополнительные издержки связаны с возможными дисфункциями.

Рассмотрим в качестве примера чековую приватизацию в России 1992-1994 гг., означавшую переход к новому комплексу норм поведения для предприятий, правительства и акционеров. Ей предшествовала интенсивная дискуссия между сторонниками коллективной и акционерной собственности, было составлено несколько альтернативных проектов. В течение 1992 г. было разработано около 80 нормативных документов, утвержденных постановлениями Верховного Совета РФ, Совета Министров РФ или указами Президента.

Для осуществления проекта были образованы две иерархические структуры: система комитетов по управлению имуществом (от Государственного комитета до городских) и система отделений Российского фонда федерального имущества. Кроме того, были созданы несколько сотен чековых инвестиционных фондов, напечатаны и розданы населению 150 млн приватизационных чеков. На каждом из более чем 100 тыс. предприятий, приватизированных к моменту формального завершения чековой приватизации (к середине 1994 г.), были организованы комиссии по приватизации, разработаны планы приватизации. Проведены десятки тысяч чековых аукционов. Миллионы людей были вовлечены в процессы купли-продажи приватизационных чеков.

Процесс же адаптации системы к новому институту не завершен и до сих пор. Никто пока не подсчитал совокупные издержки чековой приватизации, ясно, однако, что они огромны. В конце 90-х годов был сделан ряд попыток сопоставить эффективность приватизированных и государственных предприятий. Большинство исследователей не нашли ясных доказательств повышения эффективности в результате приватизации. Видимо, совокупный эффект приватизации за истекший период следует считать отрицательным.

Как уже отмечалось выше, приватизация в России - пример попытки государства внедрить новый для России институт - открытое акционерное общество - при отрицательном спросе на этот институт со стороны значительной части конечных потребителей – трудовых коллективов. Это в значительной мере определило высокие трансплантационные издержки и явилось причиной дисфункции – институционального конфликта.

Большинство проблем с импортом институтов связано с непониманием, что он представляет собой длительный и сложный процесс институционального строительства, а не одномоментный акт.

Основные причины отторжения импортируемых институтов в России приведены в табл. 2.

Таблица 2 - Причины отторжения импортируемых институтов для России

Причины

Содержание

Примеры

Атрофия и

перерождение

института

Трансплантат оказывается невостребованным, если его использование не совместимо с культурными традициями или институциональной

структурой реципиента

Трансплантация института банкротства – из инструмента повышения эффективности он превратился в инструмент присвоения собственности

Активизация альтернативных институтов

Активизация альтернативных институтов, подчас неожиданной для

инициаторов трансплантации

Введение в 1992 г. прогрессивной шкалы налогообложения физических лиц, аналогичной шкалам, существующим в развитых капиталистических странах

Институциональный конфликт

Экономические агенты не выполняют те или иные формальные правила, что соответствует активизации альтернативных норм и различию институциональных условий донора

и реципиента

Необычная неэффективная форма корпоративного управления, возникшая в результате российской приватизации: открытое акционерное общество, управляемое работниками

Парадокс передачи

В результате (бесплатной) передачи более эффективной технологии донор может выиграть за счет реципиента

Либерализация внешней торговли - нелегальный экспорт цветных металлов, массовое занижение экспортных цен, громадная утечка капитала из России несли выгоду как раз тем странам, которые «поставляли» в Россию новые институты

Борьба групп влияния

Институциональная среда часто является следствием и результатом перераспределительных конфликтов между различными социальными группами

Небольшие группы влияния, нацеленные не на производственную, а на перераспределительную деятельность препятствуют укреплению прав собственности

Ослабленный эффект зависимости от предыдущей траектории развития

Россия как полигон нескольких грандиозных социальных экспериментов XIX-XX веков постоянно продуцировала маргинальные слои

населения

Преемственность неформальных институтов достаточно слаба и не превышает в последнее время 2–3 поколений

Не инвестирование в знания

Система образования абсолютно не предрасположена к адекватным реакциям на меняющуюся среду

В России до сих пор обучение ведется по огромному числу невостребованных специальностей, специалисты получают не знания, а диплом

Причины

Содержание

Примеры

Импорту подлежат только формальные институты

Неформальные институты ригидны и мало трансформируются под воздействием импортированных формальных (наоборот, сами их значительно трансформируют). Невозможно радикальное изменение институционального окружения (не только краткосрочное, но и долгосрочное)

Коллективизм как атрибут национального характера затрудняет импорт в Россию институтов на базе частной собственности

Дисфункция институциональной макроструктуры

Потеря функционального наполнения практически всех работающих подсистем. Неэффективные институты делают это состояние относительно стабильным

Отрицательные результаты реструктуризации российской экономики в 1990-х гг.

Последствия неформальной институционализации многообразны: рост теневого и неформального секторов, преобладание в экономике неформальных поведенческих моделей, криминализация экономики и общественной жизни, а также бегство капитала из страны, прекращение инвестиций в реальный сектор и т.д.

Таким образом, импорт новых институтов требуют определенного времени, правильного использования технологических, экономических и организационно-управленческих знаний. Одновременно необходимо учитывать и опыт других стран и пытаться найти те решения, которые можно бы было применить в России на современном этапе.

3. Положительные и негативные последствия импорта институтов в России

Прежде чем мы начнем говорить о российском опыте импортирования институтов, следует отметить три очевидных объективных фактора, которые превращают системную трансформацию в России в дело более трудное, чем, к примеру, в странах Центральной и Восточной Европы.

Во-первых, большое значение имеет факт различной продолжительности «социалистического интермеццо». Если в странах ЦВЕ оно длилось 40 лет и, в решающей мере, было навязано извне, то в России социализм господствовал более 70 лет, стал способом жизни, и, причем, не импортированным продуктом. Благодаря этому преимуществу стран ЦВЕ, равно как и накопленному в некоторых из них опыту внедрения в плановую экономику некоторых рыночных инструментов, степень ментально-психологической готовности их народов к замене одной системы на другую, конечно, не могла не быть выше, чем в России.

Во-вторых, в отличие от стран ЦВЕ перед российскими реформаторами стояла задача продолжить системную трансформацию при стремительном распаде ране единого государства.

В-третьих, на старте реформ серьёзным бременем для России оказалась огромная доля в её экономике военно-промышленного комплекса.

Однако, несмотря на все эти трудности, разочаровывающие экономические итоги импортирования институтов рынка в России преимущественно рукотворны, потому, что российские реформаторы стали всерьёз реализовать в своей политике три неизменных постулата неолиберальной ортодоксии, мягко говоря, сомнительные, с точки зрения их применимости в переходных экономиках:

1) любое государственное вмешательство вредит эффективному размещению ресурсов, т.е. ошибки государства всегда хуже ошибок рынка;

2) институт государственной собственности в принципе не эффективен, поэтому её нужно как можно быстрее приватизировать;

3)любое изменение общего уровня цен происходит только вследствие сдвигов в объёме денежной массы.

Самый большой урок из прошедшего десятилетия реформ заключается в следующем: экономическую систему, бывшую в СССР, нельзя было реформировать и преобразовать. Ее просто нужно было поэтапно заменять другой системой, создавая все условия для ее развития.

Переход к рыночному способу координации экономической деятельности обычно связан с развитием не только самих рынков, но и трансакционного сектора экономики. К началу реформ российская экономика не обладала ни тем, ни другим. Наличие реальных цен и рынков позволит сконцентрировать собственность у индивидов, имеющих возможность и умения (предпринимательские способности) ее эффективного использования для получения (максимизации) прибыли. В противном случае, выбранный путь раздачи государственной собственности в процессе приватизации своим друзьям и приятелям, является плохой альтернативой, проигрывающей в итоге аллокативной эффективности рыночного механизма, что подтверждает практика функционирования реформируемой экономики.

В ходе экономических реформ государство вместо того, чтобы создавать новые механизмы экономической координации – рынки и их институты, заменяло их властным распределением ресурсов в зависимости от предпочтений политических элит. Больше всего эта тенденция проявилась в ходе приватизации. Историки могут с полным основанием заинтересоваться тем, как программы, осуществленные «архитекторами» российской приватизации, смогли привести к нынешней системе экономической олигархии и дезорганизации. Теория «грабящей руки рассматривает государство как безнадежно коррумпированное, в то же время на частный сектор оно смотрит сквозь «розовые очки». Однако осуществляемая программа передачи активов в частный сектор без регулирующих гарантий преуспела лишь в том, что надела на «грабящую руку» «мягкую перчатку» приватизации.

Размыванию прав собственности также способствовала правовая неопределенность способов распоряжения некоторыми видами собственности, например собственности на землю. Такое положение дел не только снижает стоимость ресурса (в данном случае земли) но и предоставляет дополнительные возможности по контролю за возможностями его использования чиновникам.

Для эффективного функционирования рыночной экономики свобода заключения контрактов имеет решающее значение. Отход от принципа свободы выбора агента для заключения контракта к принципу «c¢est a prendre ou a laisser» (хочешь – бери, не хочешь – тебе же хуже – фр.), является причиной усложнения процедуры контрактации, что снижает эффективность обмена. В России, к сожалению, стал обычной хозяйственной практикой именно второй принцип. Этому есть множество подтверждений, например, многочисленные запреты региональных властей на вывоз и реализацию сельскохозяйственной или иной продукции за рамками своего региона.

Вместо организации рынков государство в лице реформаторов преуспело в создании институциональных барьеров. Трудно найти вид хозяйственной деятельности, который не требовал бы лицензирования, либо разрешительного способа согласования условий деятельности с властными структурами. Отрицательный координационный эффект различного рода ограничений усиливается тем фактом, что такие ограничения действуют избирательно в зависимости от льгот и других преференции, распределение которых зависит от того же государственного аппарата.

Льготы нарушают работу основного информационного и распределяющего механизма рыночной экономики – системы ценообразования. Под влиянием льгот ресурсы в экономике распределяются на основе искаженных ценовых ориентиров, что создает различного рода перекосы в организации экономической системы, и это приводит к перепроизводству одних благ и недопроизводству других. Льготы нарушают (изменяют) мотивацию экономической деятельности индивидов. Льготы формируют правила и механизмы (институты) квазирыночного поведения. Льготы порождают злоупотребления у лиц (чиновников), ведающих их распределением, т.е. коррупцию. Такое положение дел приводит к образованию своеобразного рынка льгот. Этот квазирынок обусловливает создание ситуации, в которой льготы будут доступны не действительно нуждающимся в них слоям населения, а наоборот, лицам с довольно высоким доходом, обладающим доступом к информации и власти. В большинстве случаев предоставление льгот не способствует решению проблемы, вызвавшей подобный шаг, а наоборот, усугубляет ее. Например, различные дотации и налоговые льготы не позволили акционерному обществу АвтоВАЗ выпускать конкурентоспособные автомобили. Эти преференции принесли пользу только некоторым чиновникам и небольшой группе бизнесменов, тесно с ними связанных. Подобных примеров можно найти множество на страницах печати и среди реалий хозяйственной жизни России.

В заключение, еще раз хочется отметить, что трансформация командной экономики в рыночную предполагала, и это выступало главной задачей в начальной стадии проведения реформ, импорт в экономику основных рыночных институтов, к коим относятся частные фирмы, банки, биржи, система хозяйственного законодательства, реализующая принципы рыночного хозяйства и предполагающая создание механизмов приватизации, коренные изменения финансовой и банковской сферы и т.д..

Это означало разрушение старой системы формальных институтов. Однако в России разрушение старой институциональной структуры произошло быстрее, нежели формирование новой. Как следствие, вместе с ликвидацией механизмов управления прежней хозяйственной системой образовались «дыры» в системе управления, и с отменой большей части формальных «правил игры» возник своеобразный институциональный вакуум.

Не удивительно, что в условиях не до конца разработанных формальных правил, а главное, отсутствия эффективных механизмов их исполнения, было предопределено долгое сохранение во всех сферах дореформенных тенденций развития, не в последнюю очередь – из-за сохранения прежних неформальных норм.

Заключение

Согласно позиции В. Мальгина, прикладное значение импорта институтов, обоснование его эффективности объясняются возможно-стью обоснования экономической политики. Вышеназванное понимание природы институциональных изменений и содержания процесса импорта институтов определяет рамки дальнейшего прикладного институционального анализа последствий участия России в импорте институтов в раз-личных сферах.

В частности, на наш взгляд, исходя из приоритетов социально-экономи-ческого развития на ближайшие годы, опреде-ленных в Указе Президента от 7.05 2018 № 204, в ближайшей перспективе исследовательский коллектив планирует сосредоточиться на трех фундаментальных направлениях институцио-нального анализа:

1) Характеристика основных направлений реализации неолиберальной экономической политики в сфере российского общественного сектора, на примере отдельных подсистем (образования, науки, социальной сферы и др.)

2) Реформы системы развития (государство развития, кластеры, политика регионального развития).

3) Реформа государственного управления как системы предоставления государственных услуг, так и системы экономического регули-рования, в частности внедрения в России системы оценок регулирующего и фактического воздействия.

В то же время необходимо учитывать то, что определяемая структурой политико-административного рынка специфика целевых установок участников институционального проектирования может существенно модифицировать предложенные проекты, основанные на использовании лучших институциональных практик, вести к возникновению устойчивого разрыва между нормативно провозглашенными и реально реализуемыми целями институциональных проектов, что неоднократно проявлялось в ходе реализации ранее принятых институциональных проектов.

Loading...

Последние статьи из блога

Администрирование локальной сети, безопасность данных и защита в базах данных

Анализ управления и контроля системы обеспечения пожарной безопасности в организациях ГПС (на примере ФГКУ «СУ ФПС №6» МЧС России)

Теоретические аспекты управления и контроля в системе обеспечения пожарной безопасности

Краеведческие центры России

История становления понятий правовой экологии

Формы управленческой деятельности, отражающиеся в медицинских документах

Теоретический анализ проблемы особенностей развития социального интеллекта у будущих психологов образования на разных этапах обучения

История становления коучинга в России и зарубежом

Понятие и сущность коучинга как новой формы обучения и развития персонала

Анализ деятельности интернет-радиостанции

Определите возможность заимствования юридической психологией знаний диспозициональной теории личности Г. Айзенка

Применение игровых методик в обучении

Интеграция цифровых технологий в современное образование

Теоретические основы построения финансового механизма

Способы реализации карьерного роста студенческой молодёжи и его повышения

Народная музыкальная педагогика

Обобщенная характеристика предметной области

Методическая оценка дидактического потенциала лингвострановедческих материалов в учебниках по английскому языку на старшем этапе

Понятие лингвострановедения. содержание и роль лингвострановедческой компетенции при обучении английскому языку на старшем этапе

Способы пастеризации материалов