Курсовик1
Корзина 0 0 руб.

Работаем круглосуточно

Доступные
способы
оплаты

Свыше
1 500+
товаров

Каталог товаров

Власть и общество в танском Китае VII–VIII вв.

В наличии
1 000 руб.

Диплом или ВКР Власть и общество в танском Китае VII–VIII вв.

После нажатия кнопки В Корзину нажмите корзину внизу экрана, в случае возникновения вопросов свяжитесь с администрацией заполнив форму

АП 66

Саратов 2019

Содержание

Введение................................................................................................... 3

Глава 1. Китай раннего периода династии Тан: тенденции

социального, политического и культурного развития.................... 20

1.1. Успехи раннетанского Китая........................................................... 20

1.2. Социальные и политические проблемы.......................................... 42

Глава 2. Раннетанские поэты: основные вехи жизни и творчества.............................................................................................. 54

2.1. Ли Бо................................................................................................ 54

2.2. Ван Вэй............................................................................................. 60

2.3. Ду Фу............................................................................................... 65

2.4. Цэнь Цань........................................................................................ 71

Глава 3. Танские поэты VII–VIII вв. о власти и обществе

в Поднебесной........................................................................................ 76

3.1.«Сын Неба» и чиновники глазами поэтов....................................... 76

3.2. Танское общество и социально-политические проблемы

на страницах стихотворений.................................................................. 81

Заключение............................................................................................ 93

Список использованных источников и литературы........................ 96

ВВЕДЕНИЕ

Эпоха династии Тан (18 июня 618 – 4 июня 907 гг.), прежде всего, её начальный этап (VII–VIII вв.), традиционно считается в Китае периодом наивысшего могущества страны. Китай в этот период опережал остальные современные страны мира в своём развитии. Л.С. Васильев высказал предположение, что в VII–VIII вв. Китай был самым богатым государством тогдашнего мира[1]. Это время осталось в памяти потомков и как период высочайшего взлёта китайской культуры, которая достигла небывалых высот и отличалась роскошью и особой утонченностью. Знаменитый фарфор, ювелирные изделия, мебель, украшенная росписями и инкрустацией перламутра, живопись и поэзия эпохи Тан стали образцом наивысшего мастерства китайских ремесленников, художников и поэтов. Большинство танских императоров активно покровительствовали поэзии, театральному искусству и музыкальному творчеству, а многие и сами проявляли творческие способности. Известные поэты эпохи правления династии Тан – Чэнь Цзыан, Ли Бо, Ду Фу, Бо Цзюйи, Ли Шанъинь и др. – выступили с инициативой создания произведений на древнекитайском литературном языке, что серьезно повлияло на дальнейшее развитие всей китайской культуры[2]. Не случайно Китай называют страной поэзии, а поэзия династии Тан достигла небывалого совершенства и мастерства[3].

Произведения литературы, включая поэзию, как неотъемлемая часть общественного сознания, всегда выступали «голосом истории». Социально-нравственные нюансы, содержательный уровень и тематика литературных произведений нередко определялись особенностями философской и социальной мысли эпохи. Именно поэтому на развитие искусства слова во все времена оказывали влияние важнейшие политические события, такие как войны, революции, народные волнения и пр. Кроме этого, в художественной литературе находят отражение и повседневные заботы, тревоги представителей различных слоев общества. Художественная литература постоянно прокладывает новые пути осмысления исторических реалий, изыскивая новые возможности отражения действительности.

Как отметил Л.Н. Гумилев, литературный вымысел является не ложью, а литературным приемом, который позволяет автору довести до читателя мысль, ради которой он предпринял свой труд»[4]. В художественном произведении реальность неизменно типизируется, что, по мнению некоторых исследователей, даже повышает объективность.

Целью бакалаврской работы является изучение власти и общества Китая в раннетанский период на материале стихотворений выдающихся поэтов того времени – Ли Бо, Ван Вэя, Ду Фу и Цэнь Цаня.

Для достижения поставленной цели предполагается решить следующие задачи:

– охарактеризовать основные тенденции развития Китая в ранний период Тан, включая экономику, политическое устройство и культуру;

– выявить успешные и проблемные стороны политического и общественного развития Китая в определенных временных рамках;

– определить характерные черты танской поэзии, выделить основные темы и сюжеты стихотворений;

– систематизировать имеющиеся в литературе данные о биографии Ли Бо, Ван Вэя, Ду Фу и Цэнь Цаня и выявить этапы и особенности их творчества;

– выяснить, какие политические проблемы и социальные противоречия отражены в сочинениях поэтов.

Источниками для написания бакалаврской работы послужили поэтические произведения Ли Бо, Ван Вэя, Ду Фу и Цэнь Цаня, относящиеся к литературным (художественным) источникам.

Наиболее обширное собрание произведений танских поэтов на русском языке (в том числе, Ли Бо, Ду Фу и Ван Вэя) в переводе Н. Федоренко, Л. Эйдлина и А. Адалис представлено в четырехтомной «Антологии китайской поэзии»[5]. В данной работе важен второй том, полностью посвящённый поэзии периода династии Тан. Хотя этот сборник является наиболее полным, большая часть стихотворений в нём раскрывает темы природы, философские вопросы жизни и смерти… Но там представлены также важные для нас произведения Ли Бо, Ван Вэя и Ду Фу, затрагивающие вопросы войны, женской доли, злоупотребления социальным положением.

Сборник «Три танских поэта. Ли Бо, Ван Вэй, Ду Фу»[6] содержит 300 стихотворений тройки наиболее известных поэтов изучаемого периода, Ли Бо, Ван Вэя и Ду Фу, в переводе А. И. Гитовича. Именно на этой великой триаде поэтов сосредоточено всё внимание составителей сборника.

Также существуют отдельные издания, содержащие работы конкретно Ли Бо или Ван Вэя. Относительно первого используется «Ли Бо. Поэзия»[7] в переводе А.И. Гитовича. Что касается второго автора, то заслуживает упоминания сборник «Ван Вэй. Река Ванчуань»[8].

С целью изучения хронологии развития творчества поэта Ли Бо мы использовали «Ли Бай цюаньцзи бяньнянь чжуши» (Ли Бо. Полное собрание сочинений в хронологической последовательности с комментариями)[9] на китайском языке. А для изучения степени популярности поэтов Ли Бо, Ду Фу, Ван Вэя и Цэнь Цаня при их жизни было привлечено «Собрание выдающихся божественных [произведений, созданных средь] рек и пиков»[10], тоже на китайском языке. Это произведение было составлено в 753 г. Инь Фанем и почти полностью сохранилось до наших дней. Сегодня его оправданно относят к числу важнейших памятников как танской поэзии, так и литературно-теоретической мысли, в котором зафиксирован круг поэтов шэн Тан, особо почитаемых современниками.

Из перечисленного видно, что на русском языке нет стихотворений Цэнь Цаня и, тем более, нет ни одного сборника, который был бы полностью посвящен этому поэту или затрагивал бы его творчество. Поэтому в работе использованы оригиналы стихотворений Цэнь Цаня на китайском языке[11], перевод которых осуществлен нами. В частности, некоторые его стихотворения, например, «Над пустыней жгут серебро»[12] (岑参银山碛西馆) и «Песнь о походе луньтаньских воинов на запад»[13] (岑参轮台歌奉送封大夫出师西征) обнаруживаются в монографии китайского исследователя Лин Маосюна «Цэнь Цзячжоу: поэтическая школа. Комментарии и примечания»[14].

Кроме основных литературных источников, в качестве дополнительных нами привлекались другие нарративные памятники.

Использовался такой источник как политическое завещание Тай-цзуна «Правила императоров»[15]. Это завещание было написано в 648 г. как наставление наследнику престола Ли Чжи, будущему императору Гао-цзуну (прав. 650–683). Оно представляет собой свод предписаний о том, как управлять страной и совершенствовать себя в добродетели. Новизна «Дифань» заключалась в том, что его автор трактовал верховную власть как рациональную деятельность, направленную на достижение конкретных задач, главной опорой трона считал императорских родственников, представителей правящего клана, а сановникам отводил функцию не практической, а совещательной помощи монарху. Благодаря Тай-цзуну прагматические идеи государственного управления обрели высокий статус в китайской политической философии и оказали большое влияние на воззрения последующих эпох. Под непосредственным влиянием «Дифань» был создан ряд политических трактатов, в частности, написанное танской императрицей У-хоу (624–705) сочинение «Чэньгуй» («Правила подданных»), труды Ван Юня (1227–1304) «Чэнхуа ши люэ» («Изложение деяний, подобающих наследнику престола») и «Юань-чжэньшоу чэн ши цзянь». Это даёт ясно понять, что изложенные в источнике политические идеи нашли отражение в исторической действительности танского Китая, и по этому источнику можно провести некоторый анализ политической системы того времени.

Помимо политического завещания нами привлекался военный трактат, связанный с именем того же императора. Он носит название «Вопросы танского Тай-цзуна и ответы Ли Вэй-гуна»[16]. Это последний из семи классических военных трактатов Китая. Он составлен в форме диалога между императором Тай-цзуном и полководцем Ли Цзином, также известным как Ли Вэйгун. Особенность этого источника в том, что он, на первый взгляд, лишь обозревает идеи и стратегии прошлого, не предлагая нового, того, что подошло бы под реалии современности. Однако ценность данного текста для исследования состоит в обозначении некоторых проблем, которые существовали в армии времен Тай-цзуна.

Также в работе использованы переведённые отрывки из знаменитой исторической хроники танского периода – «Синь Тан Шу», или «Новая история династии Тан»[17]. Династийная история «Синь Тан шу» составлена в первой половине XI в. под редакцией Сун Ци и Оуян Сю. Состоит из 225 глав и четырёх разделов: Бэнь цзи (Основные записи) – 10 глав, Бяо (Таблицы) – 15 глав; Чжи (Трактаты) – 50 глав; Лечжуань (Жизнеописания и повествования) – 150 глав.

Интересным источником является «Всепроницающее зерцало, управлению помогающее» Сыма Гуаня[18]. Этот исторический труд был написан великим сунским историком в соавторстве с Лю Шу, Лю Бинем и Фань Цзуюем и охватывает события с 403 до н.э. по 960 н.э., являясь важным источником событийной истории изучаемого периода.

«Книга правителя области Шан (Шан Цзюнь Шу)»[19] не относится напрямую к изучаемой эпохе, но это один из наиболее значительных памятников общественно-политической мысли древнего Китая. В нём излагается учение Шан Яна (IV в до н. э.) – одного из основателей школы легистов (школы закона), отстаивавшей деспотическую форму правления. В труде излагаются цели и методы управления государством, что представляет ценность при изучении разных аспектов политической государственной жизни танского Китая. Учение Шан Яна, воспринятое конфуцианцами в III в. до н. э. – III в. н. э., способствовало превращению конфуцианства в государственную идеологию и оказало огромное влияние на дальнейшее развитие законодательства и правовых отношений не только Китая, но и многих стран Дальнего Востока. Многие из идей, продекламированных в этом источнике, нашли отражение в танской политике, например, идея пользы войн и максимально агрессивной внешней политики и идея установления единого и общего для всех свода наказаний.

Не менее важным, правовым по характеру, источником являются «Уголовные установления Тан с разъяснениями»[20]. Составление этого танского кодекса было закончено в 653 г., однако обнародование состоялось только в 737 году. Право того или иного периода отражает реалии того общества, в котором оно применялось. Данный источник показывает социальное неравноправие (ведь тяжесть наказания зависела от социального и политического положения преступника) и вертикаль власти. Это позволяет составить картину танского общества в изучаемый период.

Историография проблемы. Необходимость анализа поэтических произведений и наличие в бакалаврской работе источников на китайском языке определили использование различных филологических научных работ. Специфика подхода филологов к исследованию поэтического источника состоит в том, что объектом изучения становится не столько, что написано (хотя, безусловно, и это тоже), но в большей степени то, как написано произведение. Это в корне отличает его от подхода историков.

Большая часть филологических исследований сосредоточена на проблеме перевода китайской поэзии, так как передать не только смысл, но и ритм, мелодичность стихотворения бывает очень проблематично из-за разницы культур и строения языка. При этом стоит учитывать, что чаще всего такие исследования берут для анализа уже переведенные стихотворения, отмечая особенно перевода конкретных переводчиков. И здесь нужно отметить двух главных переводчиков китайской поэзии среди отечественных ученых: Л. Эйдлин и А.И. Гитович. Эти два переводчика различаются самим подходом к китайскому тексту. Л. Эйдлин стремился с точностью передать смысл всего стихотворения в целом, потому иногда жертвовал точностью перевода отдельных иероглифов, а то и вовсе исключал их из композиции, зато оставляя ритм и рифму произведения[21]. В противовес ему А.И. Гитович стремился передать точный смысл каждого иероглифа и жертвовал формой и рифмой, задуманной автором[22].

Весьма полезной оказалась статья китайского филолога Цянь Цзиня[23], в которой рассматриваются проблемы перевода китайской классической поэзии и определения специфики её поэтических форм.

Из исследований, посвященных интересующим нас поэтам, первым заслуживает упоминания краткий очерк известной советской переводчицы, доктора филологических наук О. Л. Фишман «Ли Бо. Жизнь и творчество»[24], в котором автор постаралась проследить этапы эволюции творческого мастерства великого поэта, а также сообщила некоторые биографические данные о нем.

Жизненный путь Ли Бо через его литературные достижения, через развитие его взглядов на творчество и на мир раскрывает один из известных филологов Н.Т. Федоренко в статье «Великий Ли Бо»[25]. Биографических фактов Н. Т. Федоренко даёт немного, больше акцентируя внимание на идеях поэта и его идеалах, что важно для понимания мировоззрения Ли Бо.

Известный синолог, доктор филологических наук Л. З. Эйдлин во вступительной статье «Китайская классическая поэзия»[26] к соответствующему разделу колоссального по содержанию и объему сборника «Классическая поэзия Индии, Китая, Кореи, Вьетнама, Японии» дает общую характеристику этого жанра литературы, отмечает наиболее популярные темы в поэзии, прослеживает влияние тех или иных поэтов на развитие литературы, не обходя вниманием и великую танскую триаду.

Также интересна во многих аспектах монография представителя санкт-петербургской филологической школы В. И. Сисаури[27]. В ней предпринята попытка охарактеризовать мировоззрение Ли Бо, анализируя его отношение к основным направлениям китайской идеологии эпохи Тан: конфуцианству, даосизму и буддизму. Характеризуются главные темы его творчества: положение талантливой личности в обществе, природа, странствия, война и другие. В заключительной главе автор останавливается на некоторых вопросах поэтики Ли Бо. Предпринятый анализ позволяет сделать выводы о личности поэта, о его сложном характере. В книге много переводов стихотворений Ли Бо, приводимых полностью или в отрывках.

Еще одним объектом изучения отечественных и китайских филологов стал поэт Ван Вэй. В статье Н. Т. Федоренко «Тема природы и человека в творчестве некоторых китайских поэтов»[28] можно почерпнуть информацию о творческих особенностях Ван Вэя.

Статья В.Т. Сухорукова[29] раскрывает социальный аспект в стихотворениях этого поэта, хотя и на небольшой количестве источников. Автор отмечал, что «Его [Ван Вэя] печалило и возмущало пренебрежение достойными учеными, которые так и не находили должной оценки своих талантов, возмущало возвышение и процветание преуспевающих карьеристов»[30].

Ещё две статьи, посвященные творчеству Ван Вэя, принадлежат перу доктора филологических наук Г. Б. Дагданова[31] и доктора филологических наук, известного психолингвиста и литератора Ю. А. Сорокина[32]. Они связаны, по большей части, с изучением влияния буддизма на форму и содержание творчества поэта. Оба исследователя отмечают большую степень влияния данной религии на Ван Вэя. Именно из этого следует отношение поэта к людям, жизни и современной ему реальности. Не случайно поэзия Ван Вэя говорит о бренности земного существования, о бессмысленности стремления к чинам и богатству, о любви ко всем людям. Всё это – результаты религиозных воззрений поэта.

Китайский филолог Чжан Цин-хуа в работе «Ван Вэйняньпу»[33] даёт небольшой биографический очерк о поэте и проводит анализ творчества Ван Вэя, показывает основные направления и тематику его стихотворений, раскрывает художественные приёмы, которыми пользовался Ван Вэй.

Работа Лу Яо «Образы китайской классической поэзии в переводах Валерия Перелешина»[34] анализирует не только особенности перевода Перелешина, но и поэтические образы Ли Бо и Ван Вэя, специфику их поэзии.

Исторических исследований жизни и творчества раннетанских поэтов не так много. Среди работ отечественных историков необходимо назвать опубликованную еще в 1920 г. интересную статью известного синолога, академика В. Н. Алексеева «Китайская литература»[35], в которой творчество плеяды танских поэтов – Ли Бо, Ван Вэя и Ду Фу – рассмотрено в широком контексте развития китайской литературы, влияния на неё конфуцианства и даосизма, а также сложностей с пониманием чужой культуры.

Аналогичный подход просматривается и в работе обобщающего характера «Литература Востока в Средние века»[36]. Помимо японской, арабской и тюрской литературы, здесь, безусловно, присутствует и китайская: её развитие рассматривается через призму величайших творцов своего времени, в том числе, Ли Бо, Ду Фу и Ван Вэя.

Ли Бо можно считать наиболее изученным из избранных четырёх поэтов в русскоязычном историческом пространстве (как и в филологическом). Его жизни и творчеству посвящена составленная известным востоковедом, специалистом по китайской литературе и кино, переводчиком и исследователем творчества Ли Бо С.А. Торопцевым «Книга о великой белизне: Ли Бо: Поэзия и жизнь»[37]. В ней собраны исторические и легендарные свидетельства о жизни и творчестве Ли Бо, художественные версии его земного пути, заметки о поиске следов его пребывания в уже отдаленные от поэта времена, отзвуки его поэзии и его личности в мировосприятии потомков. К этому стоит добавить, что книга дает представление о времени и поэзии танского Китая.

В «Книгой о великой белизне» С.А. Торопцеву принадлежат, кроме некоторых переводов стихотворений, лишь концепция, составление, общая редакция и комментарии к стихам. Но позже он выпустил первую на русском языке полную биографию Ли Бо – «Жизнеописание Ли Бо – Поэта и Небожителя. Биография»[38]. Здесь, на основе хроник, исследований китайских историков, рассмотрены не только факты, касающиеся жизни поэта, но также предпринята попытка через анализ работ Ли Бо реконструировать некоторые сюжеты из его жизни.

Переходя к Ван Вэю, в первую очередь стоит сказать об исследовании китайского историка Хэ Юе-чжи. В своём труде «Ван Вэй»[39] он рассматривает, в основном, биографию поэта, отмечая важные точки в развитии личности Ван Вэя, которые и влияли на творчество этого поэта. Автор приводит примеры некоторых стихотворений Ван Вэя, но последовательного и полного анализа творчества в данной работе не наблюдается.

Одной из наиболее современных научных работ, посвященных Ван Вэю, является исследование американского историка Марши Вагнер «Ван Вэй»[40], в котором проводится подробный анализ жизни, творчества, карьерного пути и, главное, оценивается влияние Ван Вэя на современников.

Что касается Ду Фу, то следует упомянуть американского историка А. Р. Дэвиса, который в своей работе[41] рассматривает биографию поэта, а также исследует влияние его творчества на дальнейшее развитие китайской поэзии.

Небольшую биографическую статью о Ду Фу написал известный советский востоковед Н. И. Конрад[42]. Несмотря на объём, эта работа весьма интересна тем, что автор стремился понять мотивы тех или иных поступков поэта и выдвигал гипотезы, исходя из характера Ду Фу, его прежних жизненных перипетий и исторической обстановки.

Одной из немногих работ на русском языке, которая не просто бы приводила переводы стихотворений, но и исследовала в полной мере биографию Ду Фу и его творческий путь, является работа востоковеда и писателя Л. Е. Бежина[43]. В книге рассказывается о встречах поэта с выдающимися людьми эпохи, приводятся отрывки из исторических сочинений, позволяющие представить картину жизни средневекового Китая, а значит, и лучше понять обстановку, которая окружала поэта.

Для реконструкции жизненного и творческого пути Цэнь Цаня, выявления особенностей его поэзии привлекалась только зарубежная, весьма немногочисленная, литература, поскольку в отечественной историографии отсутствуют исследования об этом танском поэте.

Американский историк Дж. М. Дэймон в работе «Пересекая границу: Установки пограничной поэзии Цэнь Цаня в контексте китайской пограничной поэзии»[44] исследует преимущественно феномен поэзии пограничных застав и боев с кочевниками, но, что особенно важно для нас, приводит данные о биографии поэта.

В монографии китайского исследователя Лин Маосюна «Цэнь Цзячжоу: поэтическая школа. Комментарии и примечания»[45], кроме ряда стихотворений, можно почерпнуть сведения о творческом и жизненном пути поэта.

При подготовке бакалаврской работы нами привлекалась литература, в которой освещаются разные аспекты духовная культура Китая – мифология, религия и религиозные практики, литература, философская и историческая мысль, правовая и политическая культура[46].

Важное значение при написании работы имеет осмысление проблем социальной организации и функционирования власти в Поднебесной. Для этого нами был привлечен ряд исследований. Прежде всего, это труды В.М. Рыбакова. В кандидатской диссертации[47], защищенной в Ленинграде в 1981 г., автор, преимущественно на материале правовых памятников, рассматривает привилегии, обязанности, правила и нормы поведения китайского чиновничества.

Проблеме чиновничества в Поднебесной эпохи Тан посвящена солидная монография В.М. Рыбакова «Танская бюрократия»[48], в которую вошли материалы его докторской диссертации. Это исследование состоит из двух частей: 1) генезис и структура и 2) правое регулирование. Применительно к теме нашей работы интересна именно первая часть труда. Она представляет собой проведенное на материале китайских источников VII–X вв. первое систематическое исследование управленческого аппарата династии Тан. Автор показывает, как необходимость обеспечить эффективное управление экономикой страны обусловила потребность в идеологических факторах, которые ненасильственными методами ограничивали бы самоуправство и своекорыстие чиновника.

Нельзя обойти вниманием монографию И.Ф. Поповой о политической практике и идеологии раннетанского Китая»[49]. Автор изучает период формирования и расцвета государства Тан. На основе разнообразных китайских источников (исторических хроник, императорских указов, докладов трону и др.) И. Ф. Попова рассматривает вопросы, связанные с социальной структурой, механизмом формирования и деятельности верховной власти, государственным строительством, взаимоотношениями центра и периферии, военной и внешней политикой раннетанского Китая.

Для понимания исторического контекста, в котором проходила жизнь и творчество интересующих нас поэтов, была использована литература общего характера об экономическом, социальном, политическом, государственном развитии раннетанского Китая[50].

Таким образом, в наибольшей степени, как можно заметить, изучена общая история Китая, история событийная. Ей посвящены многотомные издания и отдельные статьи. Духовная культура также изучена довольно хорошо во всех своих проявлениях, будь то литература, общественная мысль или другая её сфера.

Также можно сделать вывод, что жизнь и творчество Ли Бо ещё имеют какую-то исследовательскую базу в отечественной историографии. Но Ван Вэй изучен в меньшей мере, чаще всего его упоминают в составе танской триады поэтов, однако специальных монографий о нем ещё нет. Ду Фу также весьма страдает от неимения какой-либо русскоязычной исследовательской базы, его, как и Ван Вэя, чаще упоминают вскользь в общих изданиях. Цэнь Цань, как уже говорилось выше, не изучен практически совсем.

Поставленные цель и задачи исследования, привлекаемые источники и состояние историографии определили структуру бакалаврской работы, которая состоит из Введения, трех глав, Заключения, Списка использованных источников и литературы.

[1]Васильев Л. С. История Востока: в 2 т. Т. 1. М., 1998. С. 362, 367.

[2] Легендарный Китай: Династия Тан. URL: http://azilandru/dinastiyatan-61-907/ (дата обращения: 22.05.2018).

[3] Легендарный Китай: Китайская литература. URL: http://azialand.ru/kitajskaya-literatura/ (дата обращения: 22.05.2018).

[4] Гумилёв Л.Н. Может ли произведение изящной словесности быть историческим источником? // Русская литература. М., 1972. Вып. 1. С. 73.

[5] Антология китайской поэзии: в 4 т. Т. 2. М., 1957.

[6] Три танских поэта. Ли Бо, Ван Вэй, Ду Фу. Триста стихотворений / пер. А.И. Гитовича; сост. и примеч. Г.О. Монзелера; вступит. ст. Н.И. Конрада. М., 1960.

[7] Ли Бо. Поэзия (в переводах А.И. Гитовича). СПб., 1999.

[8] Ван Вэй. Река Ванчуань / сост., подгот. текста, избр. примеч. и общ. ред. Р.В. Грищенкова; предисл. В. Т. Сухорукова. СПб., 2001.

[9]李白全集使用日期. Ли Бай цюаньцзи бяньнянь чжуши. (Ли Бо. Полное собрание сочинений в хронологической последовательности с комментариями). Чэнду, 2000.

[10] 河岳英靈集 (Собрание выдающихся божественных [произведений, созданных средь] рек и пиков). URL: https://ctext.org/wiki.pl?if=gb&chapter=148829 (дата обращения 28.04.2019)

[11]

[12] Там же. С. 312 (на кит. яз.).

[13] Там же. С. 276 (на кит. яз.).

[14] 林茂雄岑嘉州詩校注與評箋. 臺北: 萬卷樓圖書股份有限公司, 2013. (Лин Маосюн. Цэнь Цзячжоу: поэтическая школа. Комментарии и примечания. Место издания, 2013).

[15] Танский Тай-цзун. Правила императоров / пер. и коммент. И. Ф. Поповой // Петербургское востоковедение. СПб., 1995. Вып. 7. С. 42-73.

[16] Вопросы танского Тай-цзуна и ответы Ли Вэй-гуна // У-цзин. Семь военных канонов древнего Китая. СПб., 2001.

[17] Новая история династии Тан (Синь Тан Шу) // Хрестоматия по истории средних веков: в 3 т. Т. 1. Раннее средневековье. М., 1961. С. ?-?; Новая история династии Тан (Синь Тан Шу) // Чернова Л. Н. История отдельных регионов мира (История Востока в Средние века). Учебно-методическое пособие. Саратов, 2014. С. ?-?. Существует и так называемая Старая история династии Тан (Цзю Тан Шу), но доступа к ней получить не удалось даже на языке оригинала.

[18]司馬光資治通鑑 (Сыма Гуан. Всепроницающее зерцало, управлению помогающее). Т. 211. URL: http://www.guoxue.com/shibu/zztj/content/zztj_217.htm (дата обращения: 28.04.2019).

[19] Книга правителя области Шан (Шан Цзюнь Шу) / пер. с кит. Л.С. Переломова. М., 1993.

[20] Уголовные установления Тан с разъяснениями (Тан люй шу и) (Цзюани 1-8) / пер. с кит. и коммент. В.М. Рыбакова. СПб.: Петербургское Востоковедение, 1999.

[21] Бекметов Р.Ф. Л. З. Эйдлин и китайская литература. Казань, 2015. С. ?

[22]Акулина К. В. Проблематика художественного перевода китайской поэзии (на материале стихотворений Ли Бо) // Молодой ученый. 2015. №9. С. 1332-1335. URL: https://moluch.ru/archive/89/18144/ (дата обращения: 28.04.2019).

[23] Цянь Цзинь. Своеобразие поэтический форм, представленное в русских переводах китайской классической поэзии. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/svoeobrazie-poeticheskih-form-predstavlennoe-v-russkih-perevodah-kitayskoy-klassicheskoy-poezii (дата обращения: 28.04.2019).

[24] Фишман О. Л. Ли Бо. Жизнь и творчество. М., 1958.

[25] Федоренко Н.Т. Великий Ли Бо // Известия АН СССР. Отделение литературы и языка. М., 1973.Т. XXXII. Вып. 3.С. 237-241.

[26] Эйдлин Л. З. Китайская классическая поэзия // Классическая поэзия Индии, Китая, Кореи, Вьетнама, Японии. М., 1977. С. 193-203.

[27] Сисаури В. Книга о Ли Бо. СПб., 2015.

[28] Федоренко Н.Т. Тема природы и человека в творчестве некоторых китайских поэтов // Известия АН СССР. Отделение литературы и языка. М., 1960. Т. XIX. Вып. 6. С. 492-509.

[29] Сухоруков В.Т. Об элементах социальной критики в поэзии Ван Вэя // VIII ТПИЛДВ. 1978. Ч. 2. С. 185-194

[30] Сухоруков В.Т. Об элементах социальной критики в поэзии Ван Вэя. С. 186.

[31] Дагданов Г. Б. Ван Вэй – духовный преемник шестого чаньского патриарха Хуэйнэна // Проблема человека в традиционных китайских учениях. Сб. науч. ст. М., 1983. С. 87-98.

[32] Сорокин Ю. А. Поэзия Ван Вэя (701–761) и чань-буддизм // Философские вопросы буддизма / отв. ред. В. В. Мантатов. Новосибирск, 1984. С. 102-114.

[33] Чжан Цин-хуа. Ван Вэйняньпу (Хроника жизни и творчества Ван Вэя). Шанхай, 1988.

[34] Лу Яо. Образы китайской классической поэзии в переводах Валерия Перелешина. СПб., 2017.

[35] Алексеев В. Н. Китайская литература // Всемирная литература. Сб. ст. Пг., 1920. Вып. 2: Литература Востока. С. 65-89.

[36] Литература Востока в Средние века. Часть 1. М.: Издательство Московского университета, 1970.

[37] Книга о великой белизне: Ли Бо: Поэзия и жизнь / сост. С.А. Торопцев. М., 2002.

[38] Торопцев С.А. Жизнеописание Ли Бо – Поэта и Небожителя. Биография. М., 2009.

[39] Хэ Юе-чжи. Ван Вэй. Шанхай, 1959.

[40] Wagner M. L. Wang Wei. Boston, 1981.

[41] Davis A. R. Tu Fu. Boston, 1971.

[42]Конрад Н. И. Ду Фу. URL: http://lib.ru/POECHIN/DUFU/dufu.txt (дата обращения: 31.03.2019).

[43] Бежин Л. Е. Ду Фу. М., 1987.

[44] Daymon J. M. Traversing the Periphery: Focalization in Cen Shen`s Frontier Settings within the Context of Chinese Frontier Poetry. B.A., Simon Fraser University, 2000.

[45] 林茂雄岑嘉州詩校注與評箋. 臺北: 萬卷樓圖書股份有限公司, 2013. (Лин Маосюн. Цэнь Цзячжоу: поэтическая школа. Комментарии и примечания. Место издания, 2013).

[46] Васильев Л. С. Культы, религии, традиции в Китае. М., 2001; Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5 т. / гл. ред. М. Л. Титаренко. М., 2006. Т.1: Философия. С. 50-66, 126-140; М., 2007. Т.2: Мифология. Религия. С. 176-178, 231-240, 268-279, 302-306; М., 2008. Т. 3: Литература. Язык и письменность; М., 2008. Т. 4: Историческая мысль. Политическая и правовая культура. С. 54-65, 110-161, 386-416.

[47] Рыбаков В. М. Правовое положение чиновничества в Китае при династии Тан, VII–X вв.: дисс. ... канд. ист. наук: 07.00.03. Л., 1981.

[48] Рыбаков В.М. Танская бюрократия. Ч. 1: Генезис и структура. СПб., 2009; Ч 2: Правовое саморегулирование. Т. 1. СПб., 2013; Ч. 2: Правовое саморегулирование. Т. 2. СПб., 2015; Ч. 2: Правовое саморегулирование. Т. 3. СПб., 2018..

[49] Попова И.Ф. Политическая практика и идеология раннетанского Китая. М., 1999.

[50] Всемирная история: в 10 т. / гл. ред. Е. М. Жуков. Т. 3. М., 1957; История Востока: в 6 т. / отв. ред. Л. Б. Алаев, К. З. Ашрафян. Т. 2. Восток в средние века. М., 2002; История Китая / под ред. А.В. Меликсетова. М., 2002

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Раннетанский период вплоть до мятежа Ань Лушаня принято считать «золотым веком» в китайской культуре и весьма благополучным периодом в других сферах, все успехи объемно отражены в хрониках и исследованиях иностранных и отечественных историков. Но, как выяснилось, почти каждая позитивная тенденция в развитии, в итоге, приводила к кризису и, в некоторых сферах, к полному упадку, кроме, стоит заметить, культуры.

Культура, действительно, переживала свой расцвет и негативные явления политической и социальной сферы жизни лишь обогатили поэзию того времени новыми, острыми темами. И хотя, по всей видимости, Ду Фу, чьё творчество было сосредоточено, особенно, под конец жизни именно на остро-социальных вопросах, не был настолько известен среди современников или не так очевидно поддерживался ими, всё равно нельзя говорить о кризисе в культуре раннетанского периода.

Но очевидны после проведенного исследования кризисы в экономической, внутре- и внешнеполитической сферах, которые проявились в середине VIII века и привели к многочисленными жертвам и мятежу.

Культура обычно является зеркалом реальности, но в случае с танским Китаем, и Китаем, в целом, традиционность во всём не позволяла творцам раскрыться в полной мере. Официально рамки традиционных тем не ограничивали поэтов, но всё равно чаще всего поэты останавливались на безопасном и всё равно имеющих постоянную популярность темах старости, одиночества, красоты природы, винопития и др. Крепкая социальная вертикаль требовала подчинения и раболепия тех, кто находится ниже к тем, кто находится выше. И самый высокий пост занимал, безусловно, Император, критика его была практически невозможна в описываемый период.

Однако кризис не мог не породить реакцию, так что творчество Ду Фу и Цэнь Цаня в большей степени и Ли Бо и Ван Вэя в несколько меньшей – это и есть реакция просвещенной прослойки общества на негативные тенденции. Даже некоторые элементы их биографии уже ясно показывают, в какой упадок пришла Империя на момент жизни поэтов. Ду Фу умер в нищете, а всю жизнь так и не смог найти себе место среди имперских бюрократов, несмотря на талант и образование, Цэнь Цань был вынужден большую часть жизни провести на войне, так как Китай постоянно нуждался в воинах на границах и перманентно совершал набеги и защищался от них, а Ван Вэй попал в опалу и был сослан. Влияние окружающей обстановки также видно, например, из религиозного выбора Ван Вэя – буддизм – ведь в тот период, в целом, буддизм начал выигрывать у других конфессий, распространенных в Поднебесной.

Элементы их биографий и суровая реальность первой половины VIIIвека для жителей Китая того времени и создали все условия для того, чтобы передовые поэты начали создавать произведения на остро-социальные темы. У каждого поэта, кроме Ли Бо, можно заметить, как одна тема перекрывает количественно другие. Так Ван Вэй был больше сосредоточен на проблеме бедности крестьян и тяжести их жизни, Ду Фу обличал чиновничество и власть, а Цэнь Цань описывал тяготы военной жизни. При этом каждый из них так или иначе затрагивал и другие темы. Вместе они охватили весь спектр существующих на тот момент проблем, начиная от непрекращающихся войн и попыток расширения и заканчивая тоской женщины, оставшейся в одиночестве или вовсе вдовой и вынужденно влачить жалкое существование.

Поэты в своих произведениях иной раз возносили хвалу отдельным выдающимся личностям. Поэтому приятным дополнением будет огромное количество упомянутых чиновников, мыслителей, историков и религиозных деятелей, их имена можно заметить, как в названиях, так и в самих текстах стихотворений.

Эти великие поэты сломали границы традиционности, так как того требовало время и народ, они вышли за пределы установленного выбора тем и рассказали через свои работы о том, что происходило на их глазах с многочисленными соотечественниками, а иногда и с ними самими.

Свою службу государству и Императору поэты-чиновники излагали в своих работах, и эти материалы ярко и красочно, широкими мазками показывают современному исследователю общую картину политической и социальной атмосферы и реальности изучаемого периода. Если подводить итог, то их стихотворения весьма чётко показывают то пограничное состояние между хорошим и плохим, нагнетение которого приведёт в будущем к великому восстанию Ань Лушаня (756–761), а после резко срываются в пропасть, как почти рухнула и Великая Империя Тан.

Уникальность
66
Loading...

Последние статьи из блога

Административное право

Методы оценки эколого-экономической безопасности региона

Факторы эколого-экономической безопасности региона

Экологическая безопасность, как составная часть экономической безопасности региона

Информационные ресурсы библиотечной сети России

Современные технические средства обучения в развитии познавательного интереса

Теоретические основы формирования самооценки в младшем школьном возрасте

Теоретические аспекты маркетинга как функция управления

Французский язык в истории итальянской гастрономии

Понятие дискурса и гастрономического дискурса

Анализ тенденций развития российского рынка микрофинансирования

Совершенствование организационных и методических аспектов внутреннего финансового аудита

Методические и практические аспекты внутреннего финансового аудита в органах исполнительной власти

Теоретико-правовые основы внутреннего финансового аудита в государственных органах исполнительной власти

Теоретические основы экологического воспитания детей старшего дошкольного возраста

Опытно –экспериментальное изучение влияния моделирования на формирование экологических знаний у детей старшего дошкольного возраста

Внеклассная работа

Понятие метафоры. Классификация метафор Джорджа Лакоффа

Теоретические основы изучения метафорических концептов в актовом дискурсе

Теоретико-методологические подходы к изучению представлений о безопасности городской среды