Актуальные проблемы административного права и процесса

Важнейшим приоритетом отечественных преобразований в сфере деятельности государственной власти является борьба с коррупцией. Коррупция оказывает негативное влияние на систему социальных связей и отношений, подрывает рыночные механизмы и демократические преобразования современного российского общества, приводит к резкому социальному расслоению и криминализации социума, к глубокому кризису нравственно-правового индивидуального и общественного сознания.

Одним из средств ее минимизации в сфере властеотношений является формирование эффективного правового механизма урегулирования конфликта интересов. Вообще возникновение ситуаций с конфликтом интересов в бюрократическом аппарате свидетельствует о дезорганизации общественной жизни, деформации существующей системы взаимодействия власти и общества.

Конфликт интересов обусловлен недостатками правового, организационного характера. Но нельзя недооценивать значимость человеческого фактора, роль личности государственного служащего при выборе поведения в организации. Личные интересы чиновника могут приходить в противоречие с публичными интересами, в результате чего, по мнению А.А. Цыбиковой, проявляется двойственность интересов государственных служащих: обладая личными интересами, они одновременно призваны обеспечивать реализацию интересов общества.1

Эти обстоятельства определяют актуальность исследования такой категории как «конфликт интересов», так как именно данный конфликт на государственной службе составляет основу любого коррупционного правонарушения в системе государственного управления, являясь как бы «пограничным состоянием», находясь в котором служащий неизбежно принимает то или иное решение, влекущее определенные правовые последствия. Там, где присутствует государственное регулирование, возможно, как отмечает Т.Л. Козлов, коррупционное поражение установленного порядка принятия решений за счет своекорыстных действий ответственных должностных лиц (государственные закупки, распоряжение государственным имуществом, лицензирование, регистрация, здравоохранение и т.д.). Таким образом, конфликт интересов — это потенциально возможный, а не действенный юридический конфликт. И, если конфликт интересов не предотвращен, совершается правонарушение коррупционной направленности.

В настоящее время словосочетание «конфликт интересов» прочно ассоциируется с государственной службой как характеристика процессов и явлений в сфере государственного управления.2 Хотя существует ряд исследований, посвященных изучению конфликта интересов в частной сфере.3

В публичной сфере понятие «конфликт интересов» впервые использовано в 2001 году в нормативных правовых актах, регламентирующих государственную и муниципальную

службу, с 2008 года — в нормативных документах о противодействии коррупции. Законом о противодействии коррупции институт конфликта интересов был распространен на все виды государственной службы.

Официальное определение конфликта интересов закреплено в ч. 1 ст. 10 Федерального закона от 25 декабря 2008 года № 273 «О противодействии коррупции».4 Так, в соответствии с данным законом конфликт интересов представлен как ситуация, при которой личная заинтересованность (прямая или косвенная) лица, замещающего должность, замещение которой предусматривает обязанность принимать меры по предотвращению и урегулированию конфликта интересов, влияет или может повлиять на надлежащее, объективное и беспристрастное исполнение им должностных (служебных) обязанностей (осуществления полномочий).5

Данная формулировка в законе появилась 5 октября 2015 года (и в таком виде существует до сих пор) и, по мнению разработчиков законопроекта, является универсальной.6 Хотя можно оспорить утверждение об универсальности данной формулировки, учитывая, что до сих пор среди ученых не выработан единый взгляд на природу и содержание анализируемого в статье понятия.

В закрепленном законодательно определении акцент делается на внутриличностном конфликте чиновника между его личными, общественными и государственными интересами, т.е. речь идет о личной ответственности

человека.

В научной литературе легальное определение рассматриваемой категории подвергалось критической оценке, в результате которой были предложены различные уточнения и дополнения.

Так, А.Д. Ильяков8 в своем диссертационном исследовании предлагает подразделять личную заинтересованность государственного служащего на материальную (прямую и косвенную) и нематериальную, закрепив это нормативно. Акцент на нематериальной выгоде, которая также может оказать влияние на поведение государственного служащего, расширяет закрепленное законодательством Российской Федерации понятие.

В диссертационном исследовании М.Р. Гилязевой конфликт интересов рассмотрен с точки зрения социологии с опорой на структурно-функциональный подход. По ее мнению, данный конфликт представляет собой взаимодействие чиновника и гражданина в условиях дефицита возможностей для реализации их интересов в рамках регламентированной структуры, проявляющееся в противоречии между правовыми и моральными нормами, социальными ценностями и стремлением субъектов реализовать личные интересы за счет

административного ресурса.

Д.Д. Матвеев обращает внимание, что конфликт интересов как дисбаланс между служебными обязанностями и личной заинтересованностью государственного служащего порождается не только личными (корыстными, некорыстными, имущественными, неимущественными) мотивами, но и комплексом правовых и организационных условий создания такой рассогласованности.10 Отмечаются, например, конфликты между требованиями инструкций и требованиями достижения плановых показателей; проблема «неправовых» или «незаконных поручений»; широта свободы усмотрения в реализации полномочий; отсутствие или недостаток разработанности административных процедур и др.

Доктор юридических наук, профессор А.Ф. Ноздрачев представляет конфликт интересов как куплю-продажу или другие формы эквивалентного обмена государственно-властных полномочий с целью получения материальных или других социально значимых благ.11

В большинстве исследований указанной категории акцент делается на возникновении противоречий между личной заинтересованностью чиновника и правами и законными интересами граждан, организаций, общества и государства. Вместе с тем данный конфликт может возникать и у самих государственных служащих в отношении их функций в качестве публичных должностных лиц. Такой подход нашел отражение в Конвенции ООН против коррупции 2003 г. в ч. 5 ст. 8 Конвен- ции,12 т.е. конфликт интересов может также обуславливаться работой государственного служащего по совместительству в иной организации, в которой он выполняет иную оплачиваемую работу. И в таком случае в научной

литературе предлагается говорить о наличии особого индивидуального конфликта интересов.13

Отметим, что конфликт интересов в научной литературе характеризуется как оценочная категория, так как определяется через такие термины как «личная заинтересованность», «объективное исполнение», «беспристрастное исполнение», «противоречие», «законные интересы». Данные термины в свою очередь тоже нельзя считать точно определенными и исключающими субъективный подход.

В результате конфликта интересов снижается качество выполнения должностных функций, понижается значимость различных государственных и общественных сфер, игнорируются публичные интересы, проявляется девиантный путь развития государственной службы. Более качественному осуществлению государственных полномочий будет способствовать предупреждение конфликта интересов.

Таким образом, осмысление проблем конфликта интересов, находящегося в основе любого коррупционного проявления, позволит определить виды конфликтных ситуаций, имеющих неблагоприятные тенденции развития, типы конфликтного поведения, требующие особого внимания при проведении профилактических мероприятий, что, в свою очередь, позволит разработать наиболее эффективные меры по противодействию конфликту интересов.

Список литературы

1. Гилязева М.Р. Социальные аспекты конфликта интересов в профессиональной деятельности государственных гражданских (муниципальных) служащих РФ. Автореф. диссертации канд. соц. наук. Нижний Новгород, 2014. 16 с.

2. Гирин С.А. О соотношении понятий «интерес» и «личная заинтересованность» в конфликте интересов на государственной гражданской службе // Научные ведомости. Серия Философия. Социология. Право. 2016. № 10. Выпуск 36. С. 155-160.

3. Ильяков А.Д. Урегулирование конфликта интересов как основной способ предупреждения коррупции в системе государственного управления. Автореф. диссертации ... канд. юрид. наук. М., 2015. 25 с.

4. Конфликт интересов на государственной и муниципальной службе, в деятельности организа

ций: причины, предотвращение, урегулирование: научно-практическое пособие / Т.С. Глазырин, Т.Л. Козлов, Н.М. Колосова и др.; отв. ред. А.Ф. Ноздрачев. М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при правительстве Российской Федерации: ИНФРА-М, 2016. 224 с.

5. Матвеев Д.Д. Правовое и организационное обеспечение разрешения конфликта интересов в служебной деятельности сотрудников органов внутренних дел. Автореф. диссертации . канд. юрид. наук. М., 2009

6. Ноздрачев А.Ф. Конфликт интересов: новое «универсальное» нормативное правовое определение понятия в законодательстве о противодействии коррупции // Административное право и процесс. 2016. № 6. С. 26-38.

7. Сакулина Л. Л. Урегулирование конфликта интересов на службе в органах внутренних дел. // Вестник Московского университета МВД России. 2017. № 5. С. 81-84

8. Севальнев В.В. Антикоррупционное законодательство Российской Федерации и Китайской Народной Республики: сравнительно-правовой аспект // Журнал российского права. 2015. № 10. С. 151-157.

9. Хабриева Т.Я. Научно-правовые проблемы противодействия коррупции / Т.Я. Хабриева // Журнал российского права. 2012. № 7. С. 7-14.

10. Цирина М.А. Конфликты интересов в частной сфере. / В книге: Конфликт интересов на государственной и муниципальной службе, в деятельности организаций: причины, предотвращение, урегулирование: научно-практическое пособие / Т.С. Глазырин, Т.Л. Козлов, Н.М. Колосова и др.; отв. ред. А.Ф. Ноздрачев. М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при правительстве Российской Федерации: ИНФРА-М, 2016. С. 68-83.

11. Цыбикова А.А. Формирование механизма управления конфликтами интересов на государственной гражданской службе. Автореф. диссертации ... канд. экон. наук.. М., 2011. 24 с.

12. Шурухнова Д.Н. Контроль имущественного положения как мера по противодействию коррупции // NB: Административное право и практика администрирования 2013. № 6. С. 83-98.

13. Шурухнова Д.Н., Бондарь Е.О. К вопросу о применении административно-правовых санкций за коррупционные правонарушения. // В сборнике: Применение сотрудниками полиции мер административного принуждения. Екатеринбург: Уральский юридический институт Министерства внутренних дел Российской Федерации, 2017. С. 232-236.