Психологические проблемы социального взаимодействия у подростков в образовательной среде школы

У подростков имеются определённые психологические проблемы в сфере социального взаимодействия.

Зимняя И.А. выделяет следующие главные сферы коммуникативных затруднений у подростков: возрастная, деятельностная, индивидуально-психологическая, этнокультурная, статусно-позиционно-ролевая, а также сфера межличностных отношений [28].

Возрастная сфера возникает в установленной возрастной группе, в рамках которой ребёнок до школы предпочитает общение со взрослыми, до наступления подросткового возраста – со сверстниками, после окончания школы – со взрослыми.

Сфера индивидуально-психологических трудностей является той сферой, в которой основной причиной трудностей общения выступает индивидуально-психологическая специфика коммуникативных партнеров.

Статусно-позиционно-ролевая сфера обусловлена целым рядом причин, таких, как семейное воспитание, статус учебного учреждения, социальный статус семьи и самого ребёнка и пр.

Кон И.С. отмечает, что наиболее распространенные затруднения в общении подростков связаны с застенчивостью; из 2500 опрошенных в возрасте от 18-ти до 21-го года застенчивыми себя считают почти 50%, причем большинство из них воспринимают эту черту как серьезную проблему. [39]

Поварницына Л.А. называет следующие категории затруднений в общении:

1) связанные с незнанием, что говорить, с отсутствием поведенческих навыков;

2) связанные с отсутствием взаимопонимания и неприятием коммуникативного партнера;

3) связанные с недостаточной сформированностью своей собственной перцептивной стороны коммуникации;

4) связанные с раздражением и/или неудовлетворением в отношении коммуникативного партнера;

5) связанные с неудовлетворенностью процессом коммуникации в целом. [56]

У подростков общение с ровесниками приобретает исключительную значимость; в отношениях, построенных на исходном равенстве, они отрабатывают определённые приёмы социальных взаимоотношений.

Наиболее сложным и тяжёлым является для подростка чувство одиночества и «никому не нужности»; оно обуславливает возникновение комплексов, растерянности и тревожности. Совсем иной характер носит ситуация, в которой отношения со сверстниками выстраиваются благополучно – в такой ситуации подросток ощущает эмоциональное благополучие.

Не менее важно для подростка обретение друга. Согласно нормативам возрастного статуса, в данном случае взаимодействие сочетается с самой нежной привязанностью. Начинающаяся в возрасте от 11-ти до 13-ти лет подростковая дружба постепенно переходит в юношескую, где специфика взаимной идентификации уже иная. В душе человека на всю жизнь остаются следы возвышенных отношений и общего стремления к самосовершенствованию.

Проявляющееся в подростковом возрасте ощущение взрослости побуждает подростка осваивать новые формы взаимодействия. Этому способствует как активное физическое развитие, так и самоотождествление со старшими.

Указанные факторы оказывают существенное влияние на изменения в отношениях между мальчиками и девочками – они начинают проявлять друг к другу как к представителям противоположного пола. Межполовое общение у подростков становится более открытым. Привязанность к представителю противоположного пола может быть весьма сильной; как правило, ей придается большое значение. Причиной отрицательных эмоций зачасту. становится отсутствие взаимности.

На данный момент, как отмечает Г.С. Трофименко, обостряются психологические явления, связанные с формированием и жизнедеятельностью личности; это более всего заметно в среде подростков и связано с прохождением подросткового возрастного кризиса, во время которого все большую актуальность приобретает проблема мотивации поведения. [60]

Также подростковый кризис определяется как «второе рождение» ребёнка в психологическом плане. Подростками этот конфликт воспринимается как страх потери своего «Я», как своего рода дилемма: остаться собой, со своим уникальным внутренним миром и индивидуальными особенностями, или же быть с теми, кто дорог.

В.В. Давыдов определяет следующие формы самооценки у подростка: [19]

1) самооценка подростка как непосредственное отражение его оценки матерью; внутренне дети акцентируют внимание, в первую очередь, на характеристиках, данных родителями. Если родитель постоянно указывает на отрицательные моменты и подросток с этим соглашается, у него формируется устойчиво негативное отношение к самому себе, ощущение неполноценности и самонеприятия. Для подростка с узким кругом внесемейных социальных контактов родительские оценки будут являться единственными внутренними самооценками, поскольку с родителями имеется тесная связь на эмоциональном уровне, они обладают значимостью и авторитетом. Негативное свойство самооценки такого типа заключается в том, что присутствует опасность закрепления крайней формы зависимости самооценки от оценки окружающими. Этот факт может препятствовать выбору собственных внутренних показателей, обеспечивающих стабильно позитивное самовосприятие;

2) смешанная самооценка, в которой присутствуют противоречивые составляющие, первой из которых является усиливающийся образ своего «Я», возникающий после успешного опыта социального взаимодействия, а второй – результат родительского видения ребёнка. Вследствие этого образ «Я» приобретает противоречия; но в определенной степени ребёнку удаётся урегулировать конфликтную ситуацию: положительной результат внесемейного взаимодействия даёт ему возможность испытывать необходимое чувство самоуважения, а принимая родительские требования, он сохраняет близость с родителями;

3) воспроизведение родительского мнения на себя, но с другой оценкой. Поскольку для подростка так же значимы одобрение и поддержка родителей, для сохранения чувства «Мы» он негативно оценивает своё «плохое» поведение; но вместе с тем, послушание родителям воспринимается в качестве отказа от эмансипации и утраты своего «Я». Переживание этого конфликта как невозможности ответить на требования родителей и одновременно сохранить своё «Я» приводит к тому, что подросток оценивает себя как «плохого, но сильного»;

4) ведение борьбы против родительской позиции, но при одновременной оценке себя в рамках присущей родителям системы ценностей; подросток в данной ситуации воспроизводит в самооценке не реально существующее мнение родителей, но некие их идеализированные ожидания;

5) воспроизведение подростком в самооценке негативной позиции родителей, но при акцентировании внимания на том, что быть таким – его осознанный выбор; подобное отрицание родительского авторитета влечёт за собой формирование достаточно напряженной атмосферы в семье;

6) игнорирование подростком негативной оценки со стороны родителей; желаемая оценка значительно превышает самооценку ребёнка, но при этом реальная родительская позиция носит негативный характер. В своём сознании подросток изменяет родительское отношение к себе, не замечая эмоционального отказа родителей, таким образом, как если бы он был ими любим.

Кроме того, следует отметить, что наиболее распространённая причина конфликтов между родителями и детьми подросткового возраста связана с тем, что родители переживают потерю близости со своим ребенком и продолжают тщетные попытки воспитать его в соответствии со своими первоначальными замыслами.

В подростковом возрасте ребёнок начинает отстаивать собственные права и утверждать возможности, стремясь к тому, чтобы получить их как можно больше. Со своей стороны, родители не желают терять своего влияния на него и не готовы признать, что он уже повзрослел, что означало бы полную потерю контроля. Если в семье к этому времени между родителями и ребёнком сохранились отношения взаимопонимания и доверия, такая «борьба за влияние» пройдет с минимальными потерями. Однако, если родители и их подросшие дети не готовы выказать понимание и терпимость по отношению друг к другу и найти пути компромисса, но продолжают отстаивать свою точку зрения с принципиальных позиций, «борьба» переходит в стадию войны, от которой страдают все.

Выходом из подобных отношений некоторые подростки считают побег из дома; дети, разумеется, убегают по различным причинам: и от материального неблагополучия, и просто в поисках приключений и романтики. Однако чаще всего именно скандалы, конфликты, неразрешимые по мнению подростка, холодность, жестокость и отсутствие понимания побуждают подростка искать некое убежище для себя. Подросток, лишенный родительской любви, стремится найти человека, способного помочь ему, дать совет, принять участие в его жизни. Однако вместо этого большая часть убежавших подростков становятся в результате беспризорниками, что может привести к очень печальным и даже криминальным последствиям.

Следует сформулировать ряд правила, способных снизить уровень конфликтности в отношениях между подростками и их родителями:

- прежде чем обвинять в чём-либо ребенка, следует выяснить причину, по которой он так поступил; зачастую подростки плохо представляют себе последствия своих поступков, поэтому следует сперва разобраться в проблеме, после чего обсудить возможные варианты развития ситуации;

- при общении с подростком ни в коем случае нельзя прибегать к резко отрицательным характеристикам («лжец», «эгоист» и т.п.); обсуждать следует конкретный поступок, не переходя на личность ребёнка. В общении с подростком фраза «Ты не подумал, как следует» значительно более перспективна, нежели обвинение в глупости;

- не следует ограничивать себя в проявлениях нежности и любви; это способствует тому, что ребёнок учится тепло относиться к другим людям и выражать свои чувства правильным образом;

- нельзя забывать о том, что наказание в любом случае должно быть адекватно проступку;

- при необходимости разрешить сложную или противоречивую ситуацию следует искать пути компромисса; нельзя забывать о том, что именно у «трудных» подростков, как правило, наиболее сильный и независимый характер, в силу чего прямолинейное и слишком сильное давление может в итоге привести к обратному результату.

В этом возрасте организм ребенка переживает существенные изменения, связанные с половым созреванием; однако следует учитывать, что психологическое и физиологическое развитие происходит не одновременно. В период пубертатного кризиса одни дети вступают раньше, другие – позже; у одного подростка он может начаться в 13 лет, у другого – в 11. Начиная с этого момента, наступает проблемное время не только для самого ребёнка, но также для его близких; иногда подростковый возраст даже именуют «затянувшимся кризисом».

Процесс полового созревания детерминирован происходящими в организме изменениями эндокринного характера; в данном процессе ключевая роль принадлежит гипофизу и щитовидной железе, которые выделяют гормоны, стимулирующие деятельность множества других желез, входящих в эндокринную систему. Активация половых гормонов и гормонов роста, а также сложное взаимодействие между ними обуславливают начало интенсивного физического и физиологического развития.

Подросток вынужден непрерывно приспосабливаться к тем изменениям, которые происходят в его организме. У подростков вырабатывается значительно больше половых гормонов, нежели у взрослых людей. Из-за бурного роста и гормональных изменений в этом возрасте у человека резко повышается интерес к своей внешности, что связано с формированием нового физического образа «Я». Основное воздействие на этот образ и самосознание в целом оказывают темпы полового созревания; чаще всего те подростки, у которых созревание началось рано, чувствуют себя более уверенно и спокойно, нежели дети с поздним созреванием.

В ходе физического, психического и социального развития личности, наряду с позитивными достижениями, в данный период появляются отрицательные психологические установки и внутренние проблемы; ранимость, тревожность, отсутствие уверенности в себе вызваны процессами формирования самосознания подростка, его стремлением понять себя самого.

Основные личностные проблемы этого возраста связаны с личным самоопределением; подросток пытается осмыслить прошлое и будущее, взглянуть на себя как на будущего взрослого человека, оценить себя уже не как ребёнка, но как мужчину или женщину, обосновать свои притязания на общественное признание, осознать круг своих прав и обязанностей в сфере социальной жизни.

В этом возрасте человека, в первую очередь, беспокоит он сам, его образ на физическом и духовном уровне. Весьма значимо для него мнение о нём окружающих; в силу этого большую важность приобретает внешность. Именно внешний облик становится для подростка предметом пристального изучения и заботы, а также способом выражения своей индивидуальности.

Ему ещё только предстоит в ходе личностного развития адаптироваться к собственному телу и собственной внешности; в некоторых случаях в подростковом возрасте тело воспринимается негативно, однако, миновав кризисные переживания и упорные попытки физического самосовершенствования, личность, как правило, становится способна принять как данность собственную неповторимую телесную оболочку. Следует осознавать, что подростку приходится самостоятельно проходить этот сложнейший путь, даже при наличии любви и понимания со стороны близких.

Части тела и тело целиком могут восприниматься позитивно только в той мере, в какой это дозволяется социальной культурой; в телесном осознании себя отражается культурный конфликт отношения к телу как таковому. В подростковом сознании могут возникать своеобразные области тревожности, которые вызывают у него повышенный интерес и в то же время заставляют испытывать смущение и стыд.

Одновременно он начинает чувствовать наполненность тела энергией, которая придаёт ему особую жизненную силу, заставляя ощущать себя живым. Этот возраст в жизни человека связан с неясными ожиданиями, чувством, что должно произойти нечто значительное. Запоминающееся на все последующие годы особое чувствование жизни у подростка неразрывно связано с ощущением собственной телесной энергетики.

Особенно острыми и яркими в этом возрасте становятся любые чувственные переживания; могут вызывать реакцию отторжения и неприязнь неожиданные и резкие прикосновения, в особенности если они исходят от чужих людей. В то же время, однако, становятся особенно ценными и желанными прикосновения тех, чьё общество подростку приятно.

Подростки, по сравнению с детьми и взрослыми, проявляют значительно больший интерес к своему отражению в зеркале, подолгу рассматривая своё лицо, потому что именно собственная наружность в первую очередь связана с осознанием себя. Часто задаются вопросы о собственной привлекательности; подросток выказывает значительное внимание к изменениям в своей наружности. Этот непрерывный и тщательный контроль собственной внешности сопровождается, с одной стороны, надеждами на собственную привлекательность, с другой – тревожностью и неуверенностью в себе. [51]

Наряду с прочими возрастными проблемами, подростковая рефлексия по поводу собственной внешности обуславливает типичную для подростков напряженность. В телесных проявлениях подросток может быть резким или, напротив, вялым и расслабленным, ходить сгорбившись и шаркая ногами, смотреть на окружающий мир без малейших внешних признаков заинтересованности.

Весьма велика восприимчивость подростка к получению обратной связи; именно в подростковом возрасте отмечается своеобразная амбивалентность восприятия себя. Подросток уже не ощущает себя ребенком, но в то же время не чувствует себя и взрослым. Подросток постоянно наблюдает себя со стороны, пытаясь оценивать собственную личность и поведение. На уровень его самооценки одновременно влияют такие факторы, как ориентированность, с одной стороны, на личностное самосознание, а с другой – на оценку себя окружающими. Иными словами, у подростка самооценка непосредственно связана с личной социальной адаптацией (дезадаптацией). При всём этом, поскольку подросток всё ещё зависит от старших, его самооценка не может быть полностью самостоятельной.

Подростки, как полагает Божович Л.И., воспринимает будущее с точки зрения настоящего времени, тогда как у молодых людей более старшего возраста позиция обратная. В момент выбора профессии в роли своеобразного индикатора выступает самооценка подростка, а также уровень его амбиций, непосредственно с ней связанный. [4]

Правильное целеполагание и составление программ действия непосредственно определяется степенью адекватности самооценки подростка; в том случае, если она адекватна, стратегии деятельности формируются в соответствии с поставленными целями. На таких подростков успех оказывает стимулирующее влияние, тогда как неудачи, в свою очередь, вызывают стремление определить их причины, проявить настойчивость и целеустремлённость.

Важным психологическим новообразованием в подростковом возрасте, как отмечает Выготский Л.С., является так называемый комплекс взрослости; это особое самоощущение, побуждающее подростка утверждать собственную независимость. В данном случае, что необходимо отметить, существует опасность возникновения стремления к вседозволенности, основанного на собственных реальных и воображаемых возможностях, а также отсутствии богатого личного опыта и (или) способности делать выводы из опыта имеющегося. Есть риск, что ложно понимаемая независимость повлечёт за собой нигилизм и отрицание любых авторитетов. Необходимо принимать во внимание болезненную реакцию любого подростка на вторжение в их «личное пространство»; при этом стремление к самостоятельности от взрослых сочетается у подростков с реакцией группирования со сверстниками. [11]

Подростковый возраст, резюмируя, можно отнести к категории возрастных кризисов человека, что обусловлено существенными переменами, происходящими именно в этом возрасте и связанными с формированием личности человека, переосмыслением им своего мироощущения и открытием собственного «Я». Подростковый кризис, в сравнении с прочими возрастными личностными кризисами, носит значительно более острый и вместе с тем продолжительный характер, что обусловлено состоянием фрустрации, вызванным связанной с данным этапом развития актуализацией потребностей, которые невозможно удовлетворить в условиях недостаточной зрелости их носителя.

Итак, главной специфической особенностью этого возраста является то, что человек, не воспринимая себя ребёнком, пока всё же не в состоянии полностью взять на себя «взрослые» обязанности; человек находится на этапе переоценки ценностей и пересмотра социальных отношений. Всё это обуславливает ранимость и беззащитность подростка, его чувствительность к внешним влияниям. В этом возрасте внутренние и внешние конфликты связаны с радикальными физическими, физиологическими и психологическими изменениями, происходящими с человеком.

Статус основного вида деятельности у подростков приобретает общение; на данном этапе осваиваются нормы социального взаимодействия, а также нравственные принципы.

У подростков, как отмечает Фельдштейн Д.И., действуют следующие формы взаимодействия: интимно-личностная, социально-ориентированная и стихийно-групповая [67].

Интимно-личностным именуется такая форма взаимодействия, которая основывается на личных симпатиях и содержанием которой является взаимное участие коммуникаторов в проблемах друг друга; такое общение, как необходимо отметить, возникает только при соблюдении такого условия, как наличие у партнёров по общению общей системы ценностей; в данном случае обеспечивается чувство эмпатии, взаимопонимание и доверие. Высшими проявлениями интимно-личностного общения можно назвать дружбу и любовь.

Социально-ориентированная форма взаимодействие основана на совместном осуществлении той или иной социально-значимой деятельности, т.е. коммуникация здесь выстраивается между обществом и «Я» человека. В данном случае обслуживаются именно социальные запросы личности» социально-ориентированный вид общения служит положительным фактором влияния для развития коллективных форм деятельности.

Взаимодействие стихийно-группового типа основывается на случайных контактах и преобладает в жизни подростков, если он не участвует ни в какой форме организованной социальной деятельности. В данной сфере межчеловеческого общения возникают «дворовые» компании, неформальные молодёжные движения и т.п.; достаточно часто с такими коммуникациями связаны отрицательные явления: усиление тревожности, замкнутость и угрюмость, проявления агрессии и т.п.

Ещё в раннем детстве у человека возникает потребность во взаимодействии с ровесниками, которых родители заменить не в состоянии; к подростковому возрасту такая потребность усиливается и даже приобретает доминирующий характер. Если у детей дошкольного возраста дефицит общения с равными по возрасту детьми отрицательно влияет как на развитие самосознания, так и на коммуникативные навыки, то подростки зачастую проявляют в своём поведении признаки коллективно-групповой модели. Существует ряд причин того, что коммуникация с ровесниками представляется для подростка жизненно необходимой:

1) прежде всего, это канал получения такой информации, которая входит в сферу интересов подростка; так, например, именно от ровесников подросток получает большинство сведений, касающихся половой сферы отношений, вследствие чего дефицит подобного общения может повлечь за собой задержку или патологии личностного психосексуального развития;

2) общение со сверстниками является особой формой межличностных взаимоотношений; в ходе осуществления различных видов совместной деятельности, в т.ч. групповых игр, у ребёнка, с одной стороны, формируются навыки социального взаимодействия, соблюдения «правил общежития» и подчинения дисциплине, с другой же – он учится вырабатывать собственное мнение и отстаивать своё «место под солнцем», разграничивать собственные и общественные интересы. Подросток не сможет выработать необходимые человеку в повседневной жизни коммуникативные навыки вне общества сверстников; здесь также следует учитывать, что в сообществе подростков необходимо заслужить и поддерживать определённое положение, что также способствует становлению личности ребёнка. Во взаимоотношениях с родителями и прочими членами семьи отсутствует элемент состязательности, который необходим для того, чтобы человек выносил из общения свои первые жизненные уроки;

3) общение со сверстниками представляет собой специфическую форму эмоциональной связи; подростку легче «автономизироваться» от родителей и обрести эмоциональную гармонию при осознании некой групповой принадлежности, наличии чувств солидарности и взаимовыручки; огромную роль для него играет признание со стороны сверстников, их уважение и симпатия. [39].

В подростковом возрасте, как полагает О.Н. Истратова, в развитии личности ребёнка значительную роль играет именно процесс коммуникации со сверстниками и успешной социализации в их среде. Неприятие со стороны ровесников, трудности в общении с ними либо полная изоляция от партнёров по коммуникации своей возрастной группы может повлечь за собой патологии в развитии личности подростка.[29]

Благодаря обретению возможности самоутверждения и приобретения в своей среде высокого статуса общение с ровесниками благоприятствует реальному либо воображаемому усилению подросткового «Я». Реальным его можно назвать в том случае, если подросток в самом деле смог добиться в какой-то значимой для его возраста сфере определённых достижений.

Однако в некоторых случаях усиление «Я» достигается посредством чувства принадлежности к определённой социальной группе, вовлечённость в которую даёт подростку почувствовать себя частью понятия «Мы»; поэтому критика со стороны старшего поколения в адрес своих друзей подросток всегда воспринимает весьма болезненно. Возможность утратить дружбу, собственную компанию вызывает сильную обеспокоенность у подростка, т.к. одновременно он утрачивает некую часть своего «Я», слитую с «Мы». [3]

В ходе взаимодействия друг с другом подростки приобретают навыки рефлексии на себя и на партнёра по коммуникации. В данном случае статус самоценного явления приобретает интерес подростков друг к другу, изучение себя и собеседника, совместная деятельность в какой-либо области; это настолько увлекательный и затягивающий процесс для подростка, что порой может возникнуть впечатление, что для подростка вообще ничего не имеет значения, кроме его друзей. Он может пренебрегать домашними и школьными обязанностями. Связь с родителями на данном этапе ослабевает; подросток уже не так зависит от них, как ребёнок младшего возраста, и менее склонен делиться с ними своими секретами. Право на дружбу при этом отстаивается в категоричной форме, как неотъемлемая часть личного пространства подростка; по отношению к друзьям неприемлема не только критика со стороны родителей подростка, но даже похвала и вообще любое обсуждение их личностей, поскольку это воспринимается как покушение на то, что принадлежит лично ему, вторжение на его «территорию» и попытка ограничения его свободы.

Личная свобода неразрывно связана с личной ответственностью; это становится детерминантом поведения подростка в отношениях с родителями и друзьями. Именно взаимодействие со сверстниками даёт ему возможность в полной мере раскрыть потенциал своей личности, определить и реализовать свои возможности. Это воспринимается как «право быть взрослым», вследствие чего любое ущемление возможностей общения со своей компанией трактуется подростком как посягательство на его право принимать самостоятельные решения в целом.

В этом возрасте более устойчивый характер приобретают обособленные группы сверстников; в их рамках начинают действовать более строгие правила. Пребывание в такой группе для подростка более привлекательно, нежели общение со старшим поколением, т.к. у него есть возможность говорить на равных с людьми, разделяющими его интересы и имеющими сходные проблемы и сложности; он может не опасаться того, что его высмеют, не поймут или обидят снисходительностью. Наряду с характеризующим взаимодействие между детьми младшего школьного возраста непосредственным взаимным интересом, у подростков представлены ещё 2 вида отношений: в начале подросткового периода – товарищество, а при его окончании – дружба. При этом к старшему подростковому возрасту к ним добавляется ещё одна форма отношений; все перечисленные формы различаются по своей природе, функциям и, в практическом проявлении, степени близости в ходе взаимодействия. [25]

В подростковом возрасте огромной ценностью обладают успехи и достижения в среде сверстников; в подростковых группах спонтанно возникают определённые своды правил, «кодексы чести», соответствующие по своему содержанию общему уровню развития входящих в группу подростков. В общем виде нормы перенимаются из взрослых взаимоотношений; однако в пределах группы реализация отношений и соблюдение правил каждым членом подвергаются жёсткому контролю со стороны всех членов данной группировки. Такие качества, как честность, верность своему слову, взаимовыручка, предательство, эгоизм и т.д., не всегда понимаются верно, но всегда имеют колоссальное значение.

Следует более подробно изучить такой феномен, как подростковая субкультура, представляющая собой пространственную среду, в которой осуществляется взаимодействие между подростками. В отношении её функций и значимости, а также роли в формировании различных объединений асоциального характера есть множество различных точек зрения, как научных, так и социально-бытовых. В пределах неформальных объединений подростков обычно складывается собственный язык, т.н. сленг, т.е. определённый глоссарий, употребляемый участниками тех или иных социальных групп. В некоторых случаях сленг может преобладать в речи подростков; для них весьма значимым моментом является то, что этим языком пользуется их группа, он есть достояние данной группы, свидетельство раскрепощённого общения и свободы от «взрослых» нормативов поведения. Подростки пользуются своим особым языком везде, где есть возможность общаться друг с другом – в школе, в кружках и секциях, в дворовых компаниях и, разумеется, в рамках так называемых диффузных неформальных объединений, сами наименования которых являются сленговыми словами (хиппи, панки, эмо и т.д.).

Делая выбор в пользу той или иной субкультуры, подросток соотносит с её системой ценностей свои собственные ценности; вливание в данную субкультуру будет осознанным только при их совпадении.[9]

Не имея возможности в социально приемлемых формах реализовать антиповедение, современные подростки реализуют его в повседневной жизни, используя различные асоциальных проявлений, от нецензурной брани до прямой агрессии по отношению к окружающим. Таким образом осуществляется самоидентификация подростка с «теневой» стороной своего «Я», что представляется необходимым в целях достижения личностной целости.

При этом значение субкультуры существенно шире, нежели содействие личностному развитию её участников; отрицание и частичное разрушение культурных нормативов и ценностей, присущих старшему поколению, обеспечивает отсутствие культурной стагнации, определённое движение вперёд, знаменуя смену поколений и обновление традиций. В силу этого представляется допустимой определённая ассоциативность подростковых субкультур, особенно учитывая, что, несмотря на асоциальные проявления, такие культурные противопоставления в большинстве случаев носят временный характер. Встречающиеся иногда случаи устойчивого асоциального поведения детерминированы обычно не столько влиянием субкультуры, сколько личностными особенностями подростка, а также обстановкой в его семье. [69]

В мечтаниях подростка о любви прежде всего проявляется потребность в эмоциональном контакте и душевной близости с другим человеком, при этом эротические мотивы чаще всего остаются до поры неосознанными. При этом, даже если возникают чувственно-эротические устремления, то они зачастую дифференцируются от потребности в душевной близости; такие желания довольно часто направлены на разные объекты.

Упрощенный характер эротического влечения в особенности присущ мальчикам-подросткам; это обусловлено отчасти тем, что у многих из них активный темп полового созревания опережает развитие коммуникативных навыков, в т.ч. эмпатии и способности к сопереживанию. Влияет на подростков также традиционный стереотип мужественности, в соответствии с которым в своих отношениях к противоположному полу мужчина руководствуется позицией сильного; при этом попытки развить в себе «мужскую силу» обычно только усугубляют комплексы подростка. Приверженность стереотипам обуславливает то, что желание любви и близости сопровождается боязнью «потерять лицо».[1]

Во взаимоотношения между юношами и девушками возникает множество моральных проблем, от ритуала ухаживания и до проблем нравственной самодисциплины.

Любовь – это врожденная особенность человеческого индивида; благодаря половому просвещению, формируется видение сущности любви с точки зрения нравственности, посредством чего развивается мировоззрение в целом.

Резюмируя вышеизложенное, следует выделить основные направления положительного влияния коммуникации со сверстниками на личностное развитие подростка:

1) содействие формированию самостоятельности в качестве создания предпосылки через предоставление реального опыта умения принять на себя ответственность за свою жизнь;

2) содействие формированию я-идентичности подростка посредством предоставления ему, с одной стороны, возможности выбора моделей самоидентификации, а с другой – возможности усиления «Я», основанного на самоутверждении в среде сверстников;

3) развитие самосознания и способности к внутреннему диалогу через раскрытие своей личности в коммуникации со сверстниками.

Одной из самых актуальных на данный момент является проблема отношения подростка с родителями, поскольку темп современной жизни, низкий уровень социально-психологической культуру общения и дефицит нравственно-этических начал в отношениях взрослых приводят к нарушениям отношений подростков со старшим поколением.[66]

Подростковый возраст представляет собой тот этап в жизни ребёнка, когда происходит его эмансипация от родителей, приобретается определённый уровень независимости. Данный этап является довольно сложным и многоаспектным; по сути, ключевыми в нём являются эмоциональный, поведенческий и нормативный аспекты.

* Под эмоциональной эмансипацией подразумевается реорганизация всей системы эмоциональных взаимоотношений ребёнка, его отказ от эмоциональной зависимости от родителей, приобретение значимых эмоциональных связей с людьми, отличными от круга семьи. Эмоциональная зависимость от родителей в этот период начинает тяготить подростка; возникает потребность в формировании своей собственной сложной системы эмоциональных отношений, основанных на взаимной привязанности, понимании, уважении и свободных от любой зависимости; отношений, в которых центром является сам подросток, а не его родители.

В данной системе отношения со старшими членами семьи могут занимать весьма значимое место; однако, наряду с этим, в нее включаются также эмоциональные отношения с другими людьми, основанные на товариществе, дружбе, любви.

* Под нормативной эмансипацией подразумевается формирование у подростков собственной системы ценностей, отличающейся, как правило, от ценностей родителей. Данная система формируется у подростка в связи с тем, что к указанному времени он уже располагает определённым багажом знаний, способен рассуждать логически и мыслить абстрактно; вследствие этого у него возникает потребность в осмыслении собственного «Я», понимании своего места в мире.

Семья представляет собой один из наиболее мощных факторов формирования системы ценностей у подростка; однако при этом необходимо учитывать воздействие внесемейных факторов, например, таких, как ценности и нормы референтной группы подростка, особенности социально-экономической обстановки и т.д. Между подростками и их родителями больше различий лежит в области инструментальных ценностных ориентаций, т.е. осознания допустимых средств для достижения главных жизненных ценностей. Хотя ценностные структуры у подростков имеют определённые индивидуальные различия (могут быть ориентированы на самореализацию личности, социальную успешность и т.д.) в числе наиболее значимых подростки, как правило, называют такие ценности, как личное счастье, здоровье, любовь, жизненная мудрость и т.п.

* Поведенческая эмансипация – это стремление освободиться от родительского контроля, отстаивание своего права на принятие самостоятельных решений. Стремление «автономизироваться» активно возрастает именно в поведении детей подросткового возраста, в силу чего в этот период дети особенно упорно добиваются независимости в принятии решений. Подросток обычно самостоятельно решает многие вопросы, связанные с распределением своего свободного времени, выбором друзей, стилем одежды и т.п. При этом степень поведенческой эмансипации может различаться в разных сферах деятельности; так, в вопросах более сложных (например, в выборе направления высшего образования) подросток всё-таки склонен подчиняться родителям. Стремление к поведенческой автономии в силу этого носит достаточно относительный характер; подростки не желают полной свободы в реальности, поскольку просто не знают, как ею воспользоваться. Необходимо предоставлять ребёнку свободу поступательно, по мере приобретения им жизненных навыков и ответственности.

В этот период поведенческая эмансипация детей тревожит и волнует родителей, как правило, выступая в качестве причины семейных конфликтов; при этом в число наиболее конфликтогенных относятся следующие факторы:

* социальная сфера жизни ребёнка, т.е. его способы проведения досуга, выбор друзей, товарищей и партнеров по общению, а также формирование планов на будущее;

* манера поведения и внешний вид, т.е. наличие вредных привычек, употребляемые выражения, раннее вступление в интимные отношения;

* школа – посещаемость, успеваемость, поведение и прилежание, отношение к школьному обучению в целом;

* поведение в семейном кругу, т.е. расходование денежных средств, отношение к домашним обязанностям, обращение с личной и семейной собственностью, взаимоотношения со старшими родственниками, а также с братьями и сёстрами.

Необходимыми факторами развития межличностных отношений у подростков являются, таким образом, две совершенно различные по своему содержательному значению системы взаимоотношений: с ровесниками и со взрослыми. Играя общую роль, обе эти системы зачастую входят в противоречие по содержанию и регулирующим их нормам, что отрицательно отражается на сфере межличностных отношений подростка.

Уровнем эффективности совместной деятельности можно назвать степень близости трудового коллектива к достижению поставленных перед ним целей; при оценке данного уровня ряд руководителей предприятий сталкивается с определёнными затруднениями, поскольку методы такой оценки предусматривают использование характеристик, не подлежащих количественному исчислению. [37]

Все происходящие в пределах малой группы персонала динамические процессы в известной степени обуславливают эффективность работы всего персонала в целом. Производительность труда при этом является лишь одним из показателей эффективности деятельности; ему сопутствует такой показатель, как уровень удовлетворенности участников группы. [1, 14]

Эффективность деятельности предприятия может быть выражена через отношение её реальных результатов к плановым итогам или же к максимальному результату, который может быть достигнут в данном случае. Существует 2 критерия оценки эффективности: во-первых, производительность деятельности и, во-вторых, степень удовлетворенности членов рабочей группы как проведённой работой, так и самим тем фактом, что они в ней участвуют. [5, 31] Можно назвать и многие другие критерии, дающие возможность принять во внимание социо-психологические факторы, оказывающие влияние на эффективность коллективной деятельности, такие, как управляемость группы, уровень личностного развития её участников и т.д.; однако, с применением данных критериев связаны определённые затруднения, обусловленные, во-первых, отсутствием разработанных адекватных процедур их исчисления и, во-вторых, отсутствием универсальных измерительных единиц. [45].

Большая часть исследований такой проблемы, как эффективность групповой деятельности, носят опытный, концептуальный и прикладной характер; такие исследования, в разрезе основных акцентов изучения, могут быть разделены на 2 группы: исследования критериев и моделей развития эффективности коллективной деятельности и исследования воздействующих на неё конкретных факторов. [15, 24]

Следует более подробно остановиться на научных взглядах, отражающих разнообразие и различную направленность подходов к эффективности групповой деятельности и установлению критериев для её определения. Например, Д. Креч с группой соавторов таким образом определяют иерархию состава переменных измеряемой характеристики:

- переменные независимого характера, т.е. структурные и количественные характеристики рабочего коллектива, специфика поставленных перед ним целей и задач, а также воздействие внешних факторов;

- переменные промежуточного характера, т.е. мотивированность членов группы, распределение ролей в группе (в т.ч. лидерские позиции), личные отношения, сложившиеся между членами группы;

- переменные зависимого характера, т.е. производительность групповой деятельности, степень сплочённости коллектива, означающая удовлетворенность участников группы своей групповой принадлежностью.

Переменные промежуточного и независимого характера, фактически, представляют собой в данной модели факторы, которые способствуют повышению уровня эффективности деятельности; в свою очередь, зависимые переменные могут быть обозначены как критерии оценки эффективности.

Потенциальный уровень эффективности групповой деятельности соответствует суммарным способностям, присущим всем участникам группы по отдельности; при этом возможна и такая ситуация, в которой суммарный результат коллективной деятельности превосходит общий потенциал участников коллектива, что обуславливается оптимальным распределением между участниками различных видов деятельности. [52]

Феномен сплоченности рабочей группы, если оценивать его с позиции развития данной группы, связан, таким образом, со снижением численности покидающих группу участников, т.е. с сохранением групповой принадлежности; с обусловленным данной принадлежностью ощущением личной безопасности; с личной адаптивностью к коллективу участников группы; с усилением влияния группы и расширением участия в её жизни отдельных её членов.

Для того, чтобы получить от групповой деятельности оптимальные результаты, следует правильно организовать группу, а также провести обучение всех её участников навыкам работы в коллективе, то есть совместного решения общих проблем.

В конкретном рабочем коллективе проблема удовлетворенности своим трудом может также рассматриваться в качестве проблемы командной сплоченности; иными словами, данная проблема имеет прямое отношение к коллективной деятельности.

Сплочённость коллектива, миновав определенные стадии развития, способна существенно влиять на групповые перспективы. Можно выделить следующие последствия сплоченности группы:

  • участники группы больше времени проводят, взаимодействуя друг с другом, вследствие чего происходит количественный и качественный рост коллективного взаимодействия и в пределах группы складывается психологически благоприятная атмосфера;
  • достаточно сплоченный коллектив существенно влияет на отдельных своих участников, что может быть выражено не только в устойчивости групповой структуры, но также в оказании на инакомыслящих определённого нормативного давления;
  • члены сплоченного коллектива испытывают от своего труда большее удовлетворение – это обусловлено тем, что в таком коллективе надлежащим образом удовлетворяется человеческая потребность в личной эмоциональной коммуникации с другими людьми;
  • сплоченность коллектива непосредственным образом связана с продуктивностью деятельности; однако, здесь необходимо учитывать, что нормы, принятые в пределах группы могут влиять на производительность не только положительно, но также отрицательно.

Интенсивность групповой сплоченности определяется рядом факторов:

  • взаимозависимость и взаимодействие членов группы, представляющие собой отправную точку развития группы или групповой динамики.
  • установление и последовательное достижение общих целей.; главной целью каждого участника трудового коллектива, вне сомнения, является извлечение прибыли из своей деятельности; общей же их целью, таким образом, выступает консолидированная цель, состоящая в выполнении определённой работы. Сплочённость коллектива повысится, если личный результат каждого участника будет определяться качеством работы остальных участников.
  • групповые нормы, возникновение которых обусловлено рядом аспектов жизни коллектива:

Сплочённость группы повышается также по мере вовлечения в неё конкретного индивида.

- стремление к общим целям, способствующее развитию определённых факторов принуждения, которые усиливаются по мере усиления потребности в единообразии поведения членов группы как инструмента достижения цели;

- стремление к сохранению устойчивости группы, повышающее потребность в соблюдении норм;

- общие представления, возникающие у индивида как следствие жизни в группе и взаимодействия с ней.

Степень сплоченности коллектива оказывает серьёзное влияние на его участников, воздействуя на механизмы их коммуникаций друг с другом, с окружающими, а также на уровень их восприятия действительности и степень продуктивности труда.

В сплоченных группах ощутимо сильнее взаимодействие и сотрудничество между их участниками. Общие цели, задачи и интересы способствуют консолидации членов группы, тем самым обеспечивая высокую степень близости и продуктивности их взаимодействия.

Если лидер определённой группы пользуется уважением всех её участников, он может прибегать к достаточно авторитарным приёмам руководства, в особенности в том случае, если он способен эффективно организовать трудовой процесс и противостоять внешним угрозам. Авторитарное лидерство может быть допустимым, если перед группой стоит важную задача.

Для некоторых индивидов может составлять проблему высокий уровень чувствительности к подчинению. Если участники группы не способны к выражению собственной точки зрения или же если они испытывают боязнь неполучения одобрения от прочих членов группы, результатом может стать утрата индивидуальности и чувства собственного достоинства. Такая группа рискует утратить связанные с возникновением в коллективе новых идей преимущества, а также открытость в общении и взаимное доверие.

Чрезмерное влияние в ряде случаев может принести существенную пользу; бывает, что слишком «демократичное» поведение представляет собой серьёзную угрозу для всех участников группы. Для личного взаимодействия и выражения собственной позиции наиболее удачным временем являются те периоды, когда происходит планирование деятельности на перспективу, а также подведение итогов работы.

Возможная переоценка своего потенциала обусловлена тем, что сплочённый коллектив в тот или иной момент стремится к преувеличению своего вклада в общие результаты, обесценивая при этом вклад остальных рабочих групп; именно сплочённость способна спровоцировать завышенную самооценку, иллюзию того, что данная группа лучшая (в то время как другая может показывать в то же самое время более эффективные результаты); и, с другой стороны, самооценка повышает ощущение сплочённости, подпитываемое сознанием собственной значимости.

Есть несколько причин обесценивания деятельности прочих групп: во-первых, это способ повысить собственную самооценку; во-вторых, метод «обороны» своих позиций через отрицание собственных недостатков и слабостей, что повышает «командный дух» и также способствует усилению сплочённости; в-третьих, это является способом убедить себя в правильности собственного поведения, что вызывает у членов группы ощущение спокойствия и безопасности.

В сравнении с менее сплочёнными коллективами, члены рабочей группы с высокой степенью сплоченности выказывают больше удовлетворения от собственного труда; это обуславливается не только собственно трудовыми результатами, но также благоприятной психологической атмосферой внутри группы, дружеской поддержкой товарищей по работе, ощущением защищённости от внешних угроз и возможностью разделить успех с другими членами коллектива.

Взаимообусловленность уровня групповой сплочённости и продуктивности трудового процесса сложнее прочих связанных со сплоченностью факторов, что в настоящем исследовании будет рассматриваться ниже. Вместе с тем, необходимо указать на то обстоятельство, что в достаточно сплоченных группах наблюдается тенденция к более высокому уровню средней производительности, нежели в менее сплочённых группах.

У легкоатлетов выявлена самая эффективная и экономичная адаптивная реакция во время выполнения обычных физических нагрузок. Также они отличались тем, что более быстро восстанавливались, обладали наиболее высокими относительными показателями, характеризующими физическую работоспособность и аэробную производительность, если сравнить с остальными группами. Например, у легкоатлетов, если посмотреть на данные таблицы 6, значения показателей ДП, ЧСС, МОК/PWC170/кг оказались существенно более низкими, а ИВ, PWC170/кг и МПК/кг более высокими (p<0,05). У пауэрлифтеров наиболее низкий уровень экономичности в работе ССС при получении физических нагрузок и наиболее низкое значение резервных возможностей.

Был проведён индивидуальный анализ группы легкоатлетов. По его результатам выявлено, что среди них основную часть составили парни, имеющие высокий уровень PWC170/кг (47,1%). Аналогичные исследования проводились и для групп ДД (21,7%) и ПЛ (12,5%). В то же время в группе ПЛ можно встретить юношей, отличающихся низким значением уровня физической работоспособности (6,2%), а в группах дзюдоистов и легкоатлетов их не оказалось.

Обнаруженная разница, выявленная между выбранными для исследования студенческими группами, во многих показателях центральной гемодинамики связана со спецификой в региональном кровообращении.

В отличие от группы ПЛ, у дзюдоистов и легкоатлетов во время обеспечения относительного покоя и после завершения физических нагрузок (см. табл. 2) зафиксирован низкий тонус артериальных сосудов и большее кровенаполнение сосудов при наличии лучшего венозного возраста. На эти данные указал факт наличия более низких показателей ПМУ, ВО и высокие значения РИ и АСВ (p<0,05).

По итогам определения интегральной оценки для уровня текущего физического здоровья в группах ПЛ и ЛА численность юношей, имеющих высокий УФЗ, оказалось почти одинаковым (12–17%), однако среди ЛА студентов, имеющих здоровье на уровне выше среднего, было на 40% выше и не было юношей, имеющих уровень хуже среднего. Наибольшее количество юношей, имевших высокий уровень своего физического здоровья, оказалось в категории дзюдоистов (46%).

Итак, даже начинающие спортсмены различных специализаций имеют определённые морфофункциональные различия. При этом легкоатлеты в отличие от пауэрлифтеров и дзюдоистов обладали более значительной относительной вытянутостью своего тела, меньшими показателями становой силы, мезоморфии, но при этом смогли значительно превзойти их по своим адаптивным возможностям и по экономичности функционирования кардиореспираторной системы. Дзюдоистов и легкоатлетов отличает то, что они по сравнению с пауэрлифтерами обладают низким тонусом своих артериальных сосудов и более значительным наполнением кровью своих сосудов при обеспечении лучшего венозного возврата. Также у них меньше частота ситуаций, связанных с возникновением функционального напряжения регуляторных механизмов сердечного ритма и более высокий уровень физического здоровья. При этом пауэрлифтеры имеют наиболее высокий процент содержания жира для резервных целей, отличаются хорошим развитием мускулатуры и высоким значением мышечной силы, как дзюдоисты, но существенно уступали им по функциональным возможностям ССС, относительным показателям аэробной производительности, физической работоспособности и оптимальности регионального кровообращения.

Таким образом, можно сделать вывод, что по мере повышения уровня спортивной квалификации обнаруженная разница между студентами, относящимися к разным спортивным специализациям, по уровню физического здоровья и по морфофункциональным показателям будет ещё более значительной.

Было выявлено (табл. 3), что пауэрлифтеры смогли превзойти дзюдоистов, а ещё более значительно легкоатлетов, по значениям индекса Кетле (на 2,1 кг/м2 и 4,8 кг/м2). Также у них больше обхват их грудной клетки (на 4,6 см и 6,8 см), процентное содержание резервного жира (на 2,1% и 4,2%), выраженность эндоморфии (на 0,9 балла и 1,4 балла) и выраженность мезоморфии (на 0,9 балла и 2,7 балла), лучше абсолютные показатели, отражающие кистевую и становую мышечную силу (на 11,0– 19,4 кг и 8,9–29,8 кг). В то же время разница между ЛА и ПЛ, ДД и ПЛ в большинстве (кроме показателей, характеризующих мышечную силу у ПЛ и ДД) ситуаций оказывалась существенной (p<0,05). ЛА в отличие от остальных исследованных спортсменов, имеющих высокий уровень квалификации, обладают наиболее низкими значениями основной части изученных показателей, характеризующих физическое развитие. В то же время они отличались более выраженной долихоморфией (см. табл. 3). Сопоставление итогов, полученных на основании исследования системы внешнего дыхания (СВД) у спортсменов, имеющих высокие разряды и занимающихся различными видами спорта

Выделим факторы, способствующие активности на рынке слияний и поглощений. Первым - может являться реализация программы приватизации федерального имущества. Правительство Российской Федерации 2 февраля 2017 года утвердило план приватизации на ближайшие 3 года, и к 2019 году ожидаются продажи активов на общую сумму 93 млн долларов. Эти цифры указывают на то, что рост рынка в ближайшие годы будет динамичным.

Вторым фактором может стать консолидация (объединение) бизнеса в отдельных сек-торах экономики. Это коснется топливно-энергетического комплекса, золотодобывающей промышленности и банковского сектора. В золотодобывающей промышленности ожидается оживление в связи с заинтересованностью инвесторов в финансировании российских проектов в добыче золота. Изменения происходят и в банковском секторе, в частности ВЭБ ожидает поступления предложений о сумме и структуре сделки по продаже дочерних банков «ГЛОБЭКС» и «Связь-Банк».

Третьим фактором может служить продажа банками плохих активов, полученных в счет погашения долгов. Многие активы компаний девелоперского бизнеса и строительства, которые восстанавливаются одними из последних, продолжат переходить банкам-заемщикам в рамках заключенных договоров. В результате продажа плохих активов продолжит доминировать на рынке и в текущем году.

Кроме того, возрастет количество сделок в таких секторах, как торговля, сельское хозяйство, производство продуктов питания. По мере развития высокотехнологичных компаний объем сделок по слиянию и поглощению именно с этими компаниями будет неизменно увеличиваться.

Все это не может не вызывать интереса к подобным сделкам и их правовому оформлению. Однако, несмотря на значимость и широкий охват общественных отношений рамками сделок поглощений и слияний, их правовое обеспечение в России остается недостаточно развитым. Во многом это объясняется терминологической неопределенностью и различными подходами к определению. Теоретическая многозначность приводит к наращиванию затратного механизма, затягиванию процесса осуществления сделок. Возникает необходимость систематизации и категориального анализа сделок слияний и поглощений.

Термин «сделки слияний и поглощений» заимствован из англосаксонского правового поля. В англоязычной литературе эта дефиниция рассматривается как единое целое - M&A - «сделки слияний и поглощений» и означает, прежде всего, приобретение корпоративного контроля в компании. MCA представляет собой определенный процесс, направленный на концентрацию и укрупнение капитала путем соединения хозяйственных единиц, в отличие от обычной сделки по приобретению ценных бумаг, приводящей зачастую только к установлению господства над поглощаемой фирмой. Характеристика слияний и поглощений с точки зрения процесса и приобретения корпоративного контроля в незначительной степени коррелирует с понятием «сделки», закрепленным в статье 153 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Термин MCA в большей степени воспринимается как синтетический, интегрирующий различные объединения за счет не внутренних (эндогенных), а экзогенных факторов. В практике европейских стран и США это, скорее, порядок приобретения акций, ведущий к их соединению.

Слияние (mergers) - это возникновение единого предприятия на основе объединения нескольких, акционеры которых не теряют своих прав на ценные бумаги вновь созданного объединения.

Поглощение (acquisitions) представляет собой подчинение одного предприятия другим без образования единой компании.

В западной модели рассмотрение категории сделок слияний и поглощений обусловлено в основном сменой собственника на акции и облигации. Фактически, и это подчеркивается аббревиатурой англоязычного термина MCA существенные признаки как слияний, так и поглощений одинаково принадлежат подобным сделкам. Знак конъюнкции (&) показывает соединение их в единый процесс, в одно целое, то есть имеются в виду и сделки слияний, и сделки поглощений.

Российское восприятие сделок слияний и поглощений зачастую предстает как разделительный процесс, и тогда он принимает иной, нежели на Западе, смысл. Причем зачастую в зависимости от того, как воспринимается авторами этот процесс (в соединительно-разделительном или исключающе-разделительном смысле), качественно меняется концептуальная характеристика сделок слияний и поглощений. Если понимать сделку слияний и поглощений в исключающе-разделительном смысле, то сделка может быть только по слиянию или только по поглощению. Если рассматривать сделку слияний и поглощений в соединительно-разделительном отношении, то это могут быть сделки слияний и сделки поглощений или сделки слияний и поглощений одно-временно.

Отечественному правоведению в основном присущ подход к сделкам слияний и поглощений в исключающе-разделительном смысле. Причем российскими экономистами в большей степени воспринимается категория сделок слияний и поглощений в соединительно-разделительном смысле.

Экономическое восприятие слияний и поглощений подразумевает все различные способы и формы объединения компаний как определенный процесс появления более крупных фирм за счет суммирования других при транс-формации структуры собственности появившейся хозяйственной единицы. Отсюда складывается устоявшееся в юридической и экономической литературе понимание слияний и поглощений с точки зрения экономики как большего по объему понятия, а с позиций права - как меньшего.

Юридическая характеристика слияний и поглощений дается при определении реорганизации юридического лица. В Гражданском кодеке РФ указывается: «Реорганизация юридического лица (слияние, присоединение, разделение, выделение, преобразование) может быть осуществлена по решению его учредителей (участников) или органа юридического лица, уполномоченного на то учредительным документом». Однако здесь произошло вычленение части термина - «слияние», а понятие «поглощение» отсутствует. В российском гражданском законодательстве термин «слияние» тяготеет к понятию «присоединение». Правоприменительная практика свидетельствует о том, что как в процессе слияния, так и в процессе при-соединения фирм их права и обязанности переходят к вновь создаваемой фирме в порядке универсального правопреемства. В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» отмечается, что, в отличие от других форм реорганизации, здесь не требуется составления передаточного акта. Факт правопреемства подтверждается выпиской из ЕГРЮЛ. В п. 1, 2 ст. 58 ГК РФ также указывается на различие между слиянием и присоединением. Слияние приводит к тому, что права и обязанности ранее существовавших юридических лиц переходят к новому юридическому лицу, а присоединение характеризует переход прав и обязанностей присоединенного лица к ранее существовавшему. В рамках правосубъектности термин присоединения приближается к понятию поглощения в аспекте англосаксонского права. Если реорганизация проводится в форме слияния, то в случаях, установленных законом, она может быть осуществлена лишь с согласия уполномоченных государственных органов. Детализирующие сделки слияний и поглощений в федеральных законах «Об акционерных обществах» от 26.12.1995 № 208-ФЗ от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» применяются на основе положений Гражданского кодекса РФ и не отличаются от него.

В юридической литературе (А. А. Бегаева, С. И. Бабкин, Ю. В. Игнатишин и ряд других авторов) слияние сводится к возникновению нового юридического лица, а поглощение - к присоединению к юридическому лицу присоединяемой компании без создания нового юридического лица[1].

Однако, несмотря на отсутствие в законодательных актах Российской Федерации понятия «поглощение», в деловом обороте оно находит широкое применение, что отражается в подзаконных нормативных правовых актах, в которых эти категории находятся в неразрывном единстве. Среди таких документов можно выделить Указ Президента РФ от 16.11.1992 № 1392 (в редакции от 26.03.2003, с изменениями от 30.06.2012) «О мерах по реализации промышленной политики при приватизации государственных предприятий» (вместе с Временным положением о холдинговых компаниях, создаваемых при преобразовании государственных предприятий в акционерные общества) (п. 5 «Поглощение, слияние и присоединение предприятий»). В данном указе отмечается: «Поглощением одного предприятия другим признается приобретение последним контрольного пакета акций первого. При этом поглощающее предприятие признается холдинговой компанией (если это не имело места ранее), а поглощаемое - ее дочерним предприятием»[2].

Разрыв в использовании терминологии в экономико-правовой практике и законодательных актах привел к несоответствию отдельных подзаконных актов Гражданскому кодексу РФ. Только в 2015 году было внесено изменение в Устав публичного акционерного общества «Газпром» (п. 58.1 ст. 58 «Реорганизация Общества»), в котором поглощение уже не выделяется в качестве формы реорганизации, как в постановлении Правительства РФ от 17 февраля 1993 года № 138 «Об учреждении российского акционерного общества «Газпром»».

Слияние и поглощение выступают в не-разрывном единстве в Правилах независимости аудиторов и аудиторских организаций аудиторской ассоциации «Содружество» (протокол от 13 марта 2015 года № 167).

Термин «сделки слияний и поглощений» как неразделимое понятие употребляется и в Методических рекомендациях по разработке и принятию организациями мер по предупреждению и противодействию коррупции в Российской Федерации, в которых отмечается: «Внимание в ходе оценки коррупционных рисков при взаимодействии с контрагентами также следует уделить при заключении сделок слияний и поглощений». В этом документе уделяется внимание негативному оттенку, придаваемому термину сделки слияний и поглощений, появившемуся с формированием рыночных отношений в нашей стране, когда данное понятие стало возрождаться после семидесяти лет существования командно-административной системы.

Западные цивилисты, в отличие от отечественных, не видят разницы между дружественным и недружественным (враждебным) поглощением как законным и незаконным. Различие проводится с позиций менеджмента, когда приобретение ценных бумаг является согласованным и не вызывает сопротивления со стороны собственников поглощаемой фирмы или ее директората. В Российской Федерации зачастую владельцы фирмы и ее управленческий аппарат неразделимы, и объединение компаний в форме слияний и поглощений носит вынужденно жесткий характер, рассматривается как поражение в конкурентной борьбе.

Однако, если строить отношения в русле развития цивилизованного рынка, то нельзя ставить знак равенства между враждебным поглощением и рейдерским захватом, превращая его в составную форму поглощения. Следует разграничивать рейдерство как устоявшуюся категорию, характеризующую незаконный захват контроля над компанией, и недружественное поглощение как законное, но не вызывающее согласия со стороны присоединяемой фирмы.

Таким образом, сужение границ использования категории сделок слияний и поглощений только до формы реорганизации юридического лица является неоправданным. Теоретические представления и их законодательное оформление отстают от предпринимательской практики и обычаев делового оборота, в них не учитывается увеличение числа межнациональных сделок слияний и поглощений, которые не регулируются законодательством Российской Федерации.

Возникает необходимость в едином экономическом и правовом понимании сделок слияний и поглощений. Требуется также прийти к единству в определении MCA, характеризуя слияния и поглощения не только как юридическое оформление соглашения по созданию нового юридического лица с ликвидацией предыдущих и форму приобретения контрольного пакета акций поглощаемых компаний. Не претендуя на полное и окончательное определение исследуемой категории, считаем возможным с делать вывод о том, что сделки слияния и поглощения следует рассматривать как активную интеграцию капиталов, увеличивающую сегмент их воздействия на рынок и способствующую оптимизации прибыли за счет установления контроля над процессами консолидации активов бизнеса.

[1] Хусаинов З.И. Оценка эффективности сделок слияний и поглощений: интегрированная методика// Корпоративные финансы - №1 (5), 2018.- с. 12-32

[2] Указ Президента РФ от 16.11.1992 № 1392 (ред. от 26.03.2003, с изм. от 30.06.2012) «О мерах по реализации промышленной политики при приватизации государственных предприятий» (вместе с «Временным положением о холдинговых компаниях, создаваемых при преобразовании государственных предприятий в акционерные общества») // Собрание актов Президента и Правительства РФ. 1992. №21. Ст. 1731.

В условиях активного развития процессов глобализации компании с целью расширения своего влияния на мировом рынке и выхода на новые рыночные сегменты используют различные формы экспансии. Наряду с франчайзингом, лицензированием, управленческими контрактами и другими формами реструктуризации бизнеса, сделки в сфере слияний и поглощений являются одними из наиболее сложных во многих аспектах: экономических, юридических, бухгалтерских, налоговых и других. Тем не менее грамотно организованная и успешно проведенная сделка M&Α дает эффект синергии, обеспечивающий модернизацию материально­-производственной сферы, рост прибыльности, конкурентоспособности, создание положительного имиджа компании.

Интенсивность сделок слияний и поглощений подтверждается фактическими данными. В последние десятилетия XX века их количество в Соединенных штатах Америки возросло более, чем в 5 раз.

Понятие «слияние и поглощение» в экономической науке имеет несколько значений и в каждой стране отличается своей спецификой. В русской трактовке дефиниция «слияние и поглощение» была заимствована из английского языка «mergersandacquisitions (M&Α). В российской юридической науке понятийный аппарат данного явления имеет, в основном, доктринальную основу. При этом в юридическом энциклопедическом словаре содержится определение только понятия «слияние», которое рассматривается как одна из форм реорганизации юридического лица. Слиянием общества, согласно ст. 52 ГК РФ, признается возникновение нового общества путем передачи ему всех прав и обязанностей двух или нескольких обществ с прекращением последних.

Присоединением общества признается прекращение одного или нескольких обществ с передачей всех их прав и обязанностей другому обществу. Основное отличие присоединения от слияния заключается в том, что при присоединении не происходит возникновения нового юридического лица, а меняется статус компании - инициатора. Гражданский кодекс Российской Федерации рассматривает только общие нормы, которые устанавливают процедуру реорганизации юридического лица, включая и форму слияния.

В настоящее время в связи с усложнением международных экономических отношений термин «слияние» расширил свои значения. Под слиянием понимают любой способ установления контроля над компанией и её активами, будь то приобретение акций, банкротство или покупка на торгах здания, находившегося в федеральной собственности.

В широком смысле «слияние» осуществляется в таких формах как объединение компаний, приобретение и консолидация. Объединение компаний может быть осуществлено в виде слияния и присоединения, рассмотренных выше. Под приобретением понимаются сделки приобретения лицом, группой лиц таких видов имущества, как голосующих акций акционерного общества; долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью; основных производственных средств или нематериальных активов других компаний; земельных участков, зданий, строений, сооружений, помещений и частей помещений, объектов незавершенного строительства. Консолидация, или экономическая концентрация, подразумевает собой образование коммерческой организации путем внесения вклада в уставный капитал, акции или иное имущество другого юридического лица.

Дефиниция «поглощение» вызывает множество споров среди учёных. В юридической науке данный термин имеет два подхода к своему определению. В первом подходе поглощение представляет собой один из способов реорганизации юридического лица. Данной точки зрения придерживался в свое время знаменитый русский юрист Г.Ф.Шершеневич[1], который считал, что поглощение является одной из форм слияния юридических лиц, прекращающих собственную деятельность, в новую организацию.

Второй подход определяет поглощение, как установление контроля над обществом. Так Р.З. Зиганшин представляет поглощение компании, как взятие под контроль одной коммерческой организации другой, управление ею с приобретением абсолютного или частичного права собственности на нее.

В российском законодательстве определение понятия «поглощение» размыто, что в реальной юридической практике при заключении сделки M&Α сопряжено множеством трудностей. Тем не менее под дефиницией «поглощение» понимают приобретение одним предприятием контрольного пакета акций другого предприятия.

Таким образом, учитывая разнонаправленность понятий «слияние и поглощение», отметим, что под слиянием будем иметь в виду образование нового юридического лица вследствие объединения. Под поглощением будем понимать сделку, при которой одна компания выживает, а другие утрачивают самостоятельность, то есть без образования новой юридической единицы.

Схематично различие понятий «слияние и поглощение» в российской и зарубежной литературе можно представить виде Таблицы 1.

Таблица 1

Различие дефиниций «слияние» и «поглощение»

Понятие

Российская теория

Зарубежная теория

Юридическое толкование

Экономическое

содержание

Юридическое

толкование

Экономическое

содержание

Слияние

Возникновение новой компании путем передачи ему всех прав и обязанностей двух или нескольких обществ с прекращением

Активно

используется

зарубежная

трактовка

Объединение двух или более компаний, каждая из которых прекращает свое функционирование как юридическое лицо, а новая фирма является

Объединение

нескольких

компаний с

примерно

одинаковым

экономическим

развитием.

последних.

новым

юридическим

лицом.

Поглощение

Прекращение одного или нескольких обществ с передачей всех их прав

и обязанностей другому обществу» (форма

присоединения)

Приобретение более 30 % акций общества.

Слияние двух компаний в одну, при котором инициатор-фирма сохраняется, а покупаемая прекращает свое существование.

Переход

корпоративного

контроля

от одной

организации к

другой.

Поглощение

представляет

собой процесс,

суть которого в

том, что акции

или активы

компании

становятся

собственностью

покупателя.

Экономические

параметры

компании-

инициатора,

как правило,

выше, чем

компании-цели.

Источник: составлено автором

Приоритетной целью слияний и поглощений является рост благосостояния акционеров и увеличение конкурентных преимуществ на рынке. Синергетический эффект в результате рационального перераспределения ресурсов позволяет увеличить эффективность и финансовые преимущества вновь созданной компании. Удачное слияние двух структур способствует диверсификации производства (расширение ассортимента реализуемой продукции), захвату новых рынков сбыта, увеличению производственных мощностей при одновременном сокращении затрат, что, в свою очередь, приводит к минимизации рисков, в том числе и финансовых. В современных рыночных реалиях слияние и поглощение компаний дает возможность вследствие объединения ресурсов проводить мероприятия по НИОКР, что способствует выходу фирмы на новый конкурентный уровень.

Главными катализаторами процесса слияний и поглощений в современной мировой экономике являются рост накопления капитала, интеграция производительных сил, их централизация и концентрация. В современных условиях централизация производства имеет многоотраслевой и крупномасштабный характер. Если в советской экономике централизация наблюдалась преимущественно в нефтехимии, черной и цветной металлургии (алюминиевой, титановой промышленности), то в настоящее время данный процесс активно распространяется на разные сферы предпринимательства - телекоммуникации, банковский и страховой сектор, автомобильную, лёгкую, пищевую, фармацевтическую промышленность и так далее. Однако само понятие становится более сложным: появляются новые особенности, меняется специфика, углубляются прежние противоречия, которые требуют своего разрешения.

Концентрация капитала - это процесс, в котором рост капитала происходит путем капитализации прибыли. Однако процесс накопления капитала за счет только его концентрации является медленным. С целью роста капитала отдельных организаций, происходит его централизация, которая представляет собой объединение нескольких компаний в единое крупное хозяйство, основанное на концентрации капитала, под общим управлением.[2]

Таким образом, концентрация и централизация производства - это два процесса, которые идут рядом и дополняют друг друга. Увеличение концентрации капитала на основе накопления способствует развитию централизованных процессов. Также и наоборот, централизация увеличивает возможности для роста капитала и прибавочной стоимости, то есть его концентрации. Развитию процессов и усложнению централизации производства, главным образом, способствует расцвет электронного бизнеса, информационно-коммуникационных технологий, медиа-холдингов, информационных агентств.

В ходе исторического развития сделки слияний и поглощений имели волнообразный характер с периодизацией в 15 - 20 лет. В конце XIX века изменения в законодательстве породили неблагоприятную конъюнктуру в области предпринимательства, на рынке начали появляться компании, которые являлись монополистами в тех или иных отраслях, которые оказывали существенное влияние на установление рыночных цен.

Дональд Депамфилис[3] выделял 5 волн развития слияний и поглощений (до 2000 года). Однако развитие информационно - коммуникационных технологий, процессов глобализации, а также активное проявление кризисных явлений в начале XXI века породили новые волны.

Таким образом, можно выделить 6 значительных периодов слияний и поглощений:[4]

  • Волна слияний (длилась с 1887 по 1904 годов; вид слияния: горизонтальная консолидация);
  • Волна слияния фирм (с 1916 по 1929 годов; характерна растущая концентрация);
  • Волна конгломератных слияний (60-70-е годы XX века; эра конгломератов);
  • Волна слияний (1980-е годы; деконгломерация);
  • Слияния (2-ая половина 1990-х годов; наступление эры мегаслияний);
  • Слияния начала XXI века

Каждый из данных периодов имеет свои отличительные черты и специфику. Рассмотрим подробнее каждую волну слияний. Для первого периода была характерна горизонтальная интеграция (поглощение компаний, находящиеся в одних и тех же отраслях), так как тогда на рынке лидирующие позиции заняли доминирующие фирмы - монополисты. Данные слияния охватывали огромный масштаб. Период с 1887 по 1904 года показал, что интеграция осуществлялась для укрепления позиций компаний- монополистов. Однако он завершился вместе с крахом фондового рынка в 1904 году. Другая группа экономистов отрицает, что целью слияний первой волны являлось объединение интересов, а не процесс передачи управления компанией[5]. В качестве примера, характеризующего данную волну, можно назвать организацию американского нефтегазового треста StandartOil (1879).

Впоследствии в 1884 - 1887 годах были созданы такие предприятия, как Cottonseed Oil Trust, Linseed Oil Trust, National Leed Trust, Distellers&Cattle Feeders Trust. Позже в 1889 - 1892 годах к ним присоединились Daimond Match Company, American Tobacco Company, General Electric Company.[6]B течение 9 лет господства первой волны слияний было зафиксировано 3012 ликвидаций компаний, общая капитализация которых оценивалась в 6,91 миллиардов долларов.

Вторая «волна» характерна тем, что появление антимонопольного законодательства привело к трансформации доминирующего положения монополии в господство олигополии (присутствие на рынке небольшого количества крупных предприятий). В данном периоде происходили преимущественно вертикальные слияния и разделения (объединение компаний, связанных единой технологической цепочкой) и диверсификация. Завершилась вследствие Великой Депрессии 1929 года.

Для волны конгломератных слияний характерно объединение компаний, ведущих бизнес в различных отраслях деятельности. Характерный для того времени подъем на фондовом рынке стимулировал повышение коэффициента «цена-прибыль». Те фирмы, которые имели высокие показатели, увеличивали стоимость акций путем поглощения других компаний. Прибыль на акцию поглощаемой компании повышалась до уровня прибыли до объединения с компанией- покупателем. Данный процесс привел к «эффекту пирамиды», когда большое количество фирм становились конгломератами с высокими показателями «цена-прибыль» и курсом акций. Возникла долговая нагрузка, которая привела к окончанию данного этапа[7]. Исследователи рассматривают эту волну как зарождение «правил игры» на рынке сделок М&А[8].Рост активности на рынке слияний произошел с наиболее низкого уровня (126 слияний путем ликвидации в 1949 году) до наивысшего (1469 слияний в 1967 году).

Для четвертой волны (1981-1989) характерен распад образованных во время 3-ей волны конгломератов и продажа ими неприбыльных фирм, с которыми они объединились ранее. Происходит рост числа

преимущественно враждебных поглощений, в частности, в медицинской, фармацевтической и нефтегазовой промышленности. В это время активное развитие получили поглощения посредством LBO (выкуп предприятий частично за счет заемных средств). Однако со спадом экономического роста и банкротством компаний завершилась «четвертая волна» слияний и поглощений. Наиболее ярким примером сделки М&А данного периода является поглощение американской ExpressAirlines (функционирующей под маркой NorthwestAirlines) в 1986 году компании RepublicAirlines, благодаря чему активно выросла маршрутная сеть NorthwestAirlines.

Пятую волну (1992-2000) характеризуют как эпоху «интернациональных мегаслияний», которая происходила в условиях технического прогресса, ослабления торговых барьеров и приватизации. Данный этап был самым долгим и имел самые высокие цены сделок M&A за всю историю слияний и поглощений. Падение курсов акций и общее замедление экономического роста привели к окончанию этой волны.

В современной классификации эволюции слияний и поглощений с 2002 года выделяют новую волну, которая охватывает преимущественно сферу услуг. Активными игроками выступают не только развитые страны, такие как Канада, США и Великобритания, но страны БРИК (Россия, Бразилия, Индия и Китай). Распространенным видом сделок MCA снова становится горизонтальная интеграция[9]. Для этого периода была характерна консолидация в банковском секторе и высокий скачок мирового рынка слияний/поглощений на 2,2 триллиона долларов. Шестая волна пришла к завершению после мирового финансового кризиса 2008 года[10].

Можно утверждать, что сейчас начинается седьмая волна слияний, в частности, в банковской сфере и в области IT- технологий. Джон Хэммонд считает, что апогея развитие сделок MCA достигнет в таких областях, как финансовая, автомобильная и транспортная (судоходная и авиационная).

Таким образом, изучив специфику каждой из этих волн слияний и поглощений, выявим общие характерные особенности для каждого из этих этапов. Увеличение/уменьшение числа сделок MCA зависит от состояния экономической ситуации в целом и ее стабильности. Во время экономического спада происходит снижение стоимости и количества сделок; во время экономического роста наблюдается увеличение количества сделок, которые финансируются как за счёт собственных, так и за счёт заёмных средств. Также можно заметить следующую тенденцию: в период оживления экономики мотивы совершения сделок могут быть различными: во время рецессии слияния являются, чаще всего, инструментом спасения фирмы и способом избежать банкротства.

Таким образом, можно утверждать, что сделки MCA являются одним из ключевых инструментов завоевания достойного места на мировой арене вследствие эффекта синергии, консолидации финансовых ресурсов, минимизации рисков, возможности выхода к новым технологиям и эффективного использования ресурсов.

[1] Бегаева, А. А. Корпоративные слияния и поглощения. Проблемы и перспективы правового регулирования / А.А. Бегаева. - М.: Инфотропик Медиа, 2017. - c. 127

[2]Б.И. Герасимов, Н.С. Косов, В.В. Дробышева. Экономическая теория. Введение в экономику. Микроэкономика : учеб. пособие . 2-е изд: Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2017. - с. 55

[3]Депамфилис Д. Слияния, поглощения и другие способы реструктуризации компании. - М.: Олимп-Бизнес, 2017.-с. 37

[4]Кондратьев Н.И. Эволюция слияний и поглощений транснациональных корпораций в условиях глобализации экономики// Вестник ТГУ №7 (75), 2009.- с. 18-21

[5]Сонникова А.В. История развития и перспективы мирового рынка слияний и поглощений// Экономические науки -№ 7, 2017.- С. 150-153.

[6] Кожевников О.В., Евтюхов С.А. Роль процессов слияния и поглощения в глобализации мировой экономики//Известия Уральского федерального университета» - №3 (106), 2012. С. 57-67.

[7]Неврюзина Э. И. Процедуры слияния и поглощения компаний // Молодой ученый. №8, 2014. — С. 547-550

[8]ГречухинР.А. Стратегия слияния и поглощения компаний: этапы планирования // Российское предпринимательство.— № 9 (69), 2015. — С. 73-78.

[9]Семенов А.А. Особенности трансграничных слияний и поглощений в современных условиях. М.: Питер, 2000. - с. 464

[10]Любимская А. Седьмой вал: когда и зачем нахлынет седьмая волна слияний и поглощений/ZD' (Д-штрих) - №06 (90) № 6, 2010.- с. 8

Фразеологические единицы могут иметь разный вид – это пословицы, поговорки, аворизмы и просто устойчивые выражения. В толковых словаря они стали объясняться с конца XVIII [Шамсутдинова 2015, 4101]. ­

В лингвистическом энцеклопедическом словаре понятие «фразеологические еденицы» определяется следующим образом: это название связанных слов и предло­же­ний, которые, в отличие от сходных с ними по форме синтаксических структур, не производятся в соответствии с общими закономерностями выбора и комбинации слов при организации высказывания, а воспроизводятся в речи в фиксированной форме. [Ярцева 2002, ]

Таким образом, фразеологическая единица - это используемая в языке постоянная комбинация слов и предложений. Фразиологическая еденица состоит из двух строго определенных единиц лексического уровня, находящихся в четко установленной последовательности, грамматически организована по моделям словосочетаний или предложений и имеет единое значение [Шомуродова 2010, 148].

Фразеологические единицы как правило не являются описанием, чаще всего они предназначены для того, что интерпретировать, оценивать и выражать отношение к действиетльности.

Лингвистическая значимость фразеологические еденицы могут заполнить существующие пробелы в лексической системе языка, обозначать явления процессы, свойства, ситуациию, отношение к происходящему. Компоненты (слова) фразеологической еденицы имеют непосредственную связь между собой. Именно поэтому, значение целого не выводится из совокупности значений его частейПоэтому данные словосочетания являются не разделимыми, и не допустимо выводить из фразиологизма отдельные элементы [Султанов 2017, 57].

Относительно природы фразео­ло­гиз­мов не сформировано единого мнения. В зарубежной лингвистике современного времени устойчивые выражения рассматриваются часто стилисти­че­ские средства, фигуры речи или штампы.

Ш. Балли указывал на специфические признаки фразео­ло­гиз­мов.

В отечественном языкознании многие ученые выделяют 4 типа фразео­ло­гиз­мов: фразеологические сращения (идиомы, утратив­шие мотивировку значения: «бить баклуши», «съесть собаку»), фразео­ло­ги­че­ские единства (идиомы, сохра­ня­ю­щие прозрачную внутреннюю форму: «сидеть на мели», «кот наплакал», «стреляный воробей»), фразео­ло­ги­че­ские сочета­ния [«оказывать помощь», «зло (досада, страх, смех) берёт», «твердый характер», «поле деятельности»], фразео­ло­ги­че­ские выражения, или устой­чи­вые фразы (предложения с переосмысленным составом: «Не имей сто рублей, а имей сто друзей» и др.).

В настоящее время фразео­ло­ги­змом называют только сочетание-идиому. Некото­рые языковеды к фразео­ло­гиз­мам также относят идиомы и фразео­ло­ги­че­ские сочетания с жёстко фикси­ро­ван­ным единичным сцепле­ни­ем компонентов («холодная война», «немецкий счёт»). При этом все другие виды словосочетаний лингвисты относят к узуально-стилистическим средствам или к типологизированным лексико-синтаксическим конструкциям.

Особый вопрос вызывает включение во фразео­ло­ги­че­ский состав пословиц, поговорок и крылатых выражений [Ярцева 2002, 559].

Проблема культурнонациональной специфики фразеологизмов рассматривается сквозь призму культурной детерминированности фразеологических образов. Например, как одни и те же реалии могут стать носителями тех или иных смыслов, которые закрепленны за этими реалиями в культуре разных народов. Можно проследить пути внедрения культурных смыслов в языковые сущности, увидеть сущность фразеологизмов в их соотнесении с мифологической картиной мира, с архетипами культуры; с литературными, фольклорными, религиозными, литературными и другими слоями культуры [Ковшова 2016, 90].

Предметом фразео­ло­гии является иссле­до­ва­ние природы фразео­ло­гиз­мов и их категориальных признаков. В русской науке данное направление появилось к 40-м гг прошлого века. В общей теории фразеологии наиболее значительную роль сыграли А.В. Кунина, В.В. Виноградова, Н.Н. Амосовой, Б.А. Ларина, В.Л. Архангельского.

Фразеология – это один из самых образных и «консервативных» языковых подсистем. Данный раздел практически не подвержен языковым изменениям и способен сохранять свои архаические формы и устаревшие слова. Большая часть устойчивых сочетаний связаБольшое количество фразеологизмов, используемых в русском языке связаны религией, веой, народным бытом, обычаями, традициями, обрядами и историческими фактами.

Фразеологизмы являются поистине ценным источником носителей языка [Султанов 2017, 56].

Фразеология в соответствии с различием фразео­ло­гиз­мов-идиом, фразео­ло­ги­че­ских сочета­ний и устойчивых фраз многими иссле­до­ва­те­ля­ми делится на фразео­ло­гию в узком смысле, исследующую фразео­ло­гиз­мы-идиомы и фразео­ло­ги­че­ские сочетания и на фразео­ло­гию в широком смысле, изучающую и устойчивые фразы различных структурных типов, обладающие разными семиотическими функциями (единицы фольклора, фрагменты художе­ствен­ных текстов и т. п.) [ Ярцева 2002, 559].

Фразеологическим составом языка называется отражение национального самосознания какой-либо лингвокультурологической общности. Фразеологический состав языка носит ярко имеет выраженный национальный характер. Во фразеологии вопощается дух и психология народа, что в свою очередь накладывает заметный отпечаток на содержательную и смысловую сторону языковой единицы.

Специфика фразеологического состава зависит также во многом от географического положения, религии, культуры народа, условий жизни, традици и других особенностей [Шамсутдинова 2015, 4102].

В русском и английском языках отмечается большое количество фразеологических единиц антропоцентрической направленности. Практически все фразеологизмы были созданы народом, поэтому они непосредственно связаны с их жизнью, повседневными заботами. Многие свойства животных сегодня стали устойчивыми качествами человека К таким метаформа можно отнести следующие: лиса – «хитрый человек», медведь - неуклюжий и т.д [Сакаева 2008, 43].

Как отмечает С.В. Лескина в своей статье, фразеологический фонд языка народа является бесконечным и живым источником, придающий языку уникальные черты национального характера и обеспечивает его обогащение новыми выразительными средствами и возможностями [Лескина, 2009, 171].

В качестве значимой языковой единицы фразеологический оборот может быть эквивалентом не только к слову, но и к какому-либо другому фразеологизму. Этим объясняется существование в языке явления фразеологической синонимии. Фразеологические синонимы ‒ это различные фразеологические обороты, обозначающие один и тот же предмет объективной действительности. Фразеологические синонимы могут дифференцироваться оттенками значения, стилистической окраской, сферой употребления и т.п. Так, фразеологизмы синонимы со значением «умереть» ‒ сыграть в ящик; ноги протянуть; уснуть вечным сном ‒ различаются экспрессивно-стилистическими свойствами и сферой употребления [Шанский 1996, 58].

Семантика ­‒‒ это 1) всё содержание, информация, переда­ва­е­мые языком или какой-либо его единицей (словом, грамматической формой слова, слово­со­че­та­ни­ем, предло­же­нием); 2) раздел языкознания, изучающий это содержание, информацию [Ярцева 2002, 439].

Если говорить о семантике фразеологизмов, необходимо отметить, что это одно из самых сложных и разносторонних явлений, которые требуют полноценного и досконального изучения с позиций разнообразных методов. Данный фактор связан с тем, что в комплексе фразеологизм представляет собой не просто отдельно взятое явление или объект действительности в словесном выражении, но и сам отрезок реальной действительности, отношение к происходящему со стороны автора сообщения. Само значение фразеологизма, таким образом, заключено в особом способе трансляции и описания отрезка действительности. По словам А.И. Чернова, сам фразеологизм описывает не только денотат, как он есть, но и передает отношение к нему, транслирует и характеризует мнение адресанта [Цзиншэнь 2015, 64].

Фразеологические единицы, отражая в своей семантике длительный процесс развития культуры народа, фиксируют и передают от поколения к поколению культурные установки и стереотипы, эталоны и архетипы [Шкатова 2012, 2009].

В качестве воспроизводимых языковых единиц фразеологические обороты всегда представляют собой единое смысловое целое, однако соотношение значения фразеологизма в целом и значений составляющих его компонентов может быть различным. С точки зрения семнатической слитности, т.е. соотношения, существующего между общим значением фразеологизма и частными значениями его компонентов, фразеологизмы современного русского языка можно разделить на четыре группы: фразеологические сращения, фразеологические единства, фразеологические сочетания и фразеологические выражения. Фразеологические сращения и единства представляют собой семантически неделимые образования; они соответствуют какому-либо слову или словосочетанию. Фразеологические сочетания и выражения представляют собой уже семантически членимые образования; их значение равно значению составляющих их слов [Шанский 1996, 63].

Что касается стилистических свойст фразеологизмов, то выделяют три ряда помет в традиционном описании:

  • Пометы функционально-стилистического содержания, регулирующиеся фактами не внутриязыкового, а социального характера. Функционально-стилистическая маркированность указывает на уместность / неуместность употребления идиом в той или иной сфере коммуникации: без году неделя, во всю ивановскую, водой не разольешь, белая ворона, как сыр в масле и т. д. Принадлежащие ей фразеологизмы часто даются в толковых словарях без стилистических помет, однако, все же выделяются на фоне общеупотребительных фразеологизмов яркой разговорной окраской, чуть сниженным, фамильярным оттенком в звучании. Разговорные фразеологизмы, как правило, образны, что придает им особую экспрессию, живость;
  • Просторечная фразеология, в целом близкая к разговорной, отличается большей сниженностью: вправить мозги, чесать языком, у черта на куличках, драть глотку, задирать нос; еще резче звучит грубопросторечная фразеология: дуракам закон не писан, ни кожи ни рожи, морду воротить, дать по мозгам и др. В ее состав входят бранные устойчивые сочетания, представляющие грубое нарушение языковой нормы;
  • Книжная фразеология, в составе которой выделяются научная (центр тяжести, щитовидная железа, периодическая система, аттестат зрелости), газетно-публицистическая (встреча в верхах, люди доброй воли, путем мирного урегулирования), официально-деловая (давать показания, ввести в эксплуатацию);
  • Пометы хронологического характера: здесь можно выделить фразеологизмы-историзмы ‒ фразеологизмы, вышедшие из активного употребления в связи с исчезновением соответствующего явления действительности, например: статский советник, мировой судья, частный пристав, божьей милостью, требовать удовлетворения и т. п. Фразеологизмы-архаизмы – фразеологизмы, вышедшие из активного употребления в связи с вытеснением их другими устойчивыми сочетаниями слов или отдельными словами, оказавшимися более подходящими для выражения соответствующих понятий, например, биться об заклад вытеснен словом «спорить» и фразеологизмом держать пари и т. п.
  • Пометы эмоционально-экспрессивного содержания, указывающие на метафоричность фразеологизмов, использование в них разнообразных выразительных средств. В целом все фразеологизмы можно разделить на нейтральные, не обладающие коннотативными значениями, и экспрессивно окрашенные. Нейтральные фразеологизмы: компостировать билет, железная дорога и т.п. Метафорическое употребление многих словосочетаний изменяет их стилистическое качество: они становятся экспрессивными, как и всякие образные выражения. К примеру, фразеологизмы разговорного стиля окрашены в фамильярные, шутливые, иронические, презрительные, пренебрежительные тона: ни рыба ни мясо, сесть в лужу, только пятки засверкали, как снег на голову, как корове седло, мокрая курица и т.п [Ниннин 2012, 281].

В нашей работе, также, встречаются фразеологизмы, содержащие имена, прозвища и фамилии. Такие фразеологические единицы называются антропонимическими.

Антропонимика — это раздел ономастики, изучающий антропонимы, т.е. имена людей, фамилии, отчества, прозвища, криптонимы, псевдонимы. Данный раздел науки изучает имена героев в различных сказках и литературных произведениях. Имена собственные разделяются на диалектные, литературные, официальные и неофициальные формы. Антропонимией называют совокупность антропонимов. Антропонимия изучает информацию, присущую какому-либо имени, например, информацию о происхождении и характере человека, национальности, а также историю возникновения имен [Ярцева 1990, 42].

Необходимо отметить, что далеко не все виды антропонимов существуют во всех языках. Важнее всего, переводчик должен знать о различных видах антропонимов, потому что эти знания помогут облегчить переводческий процесс в будущем. Вопрос классификации антропонимов это один из самых трудных для исследователей данной сферы. Существует следующие традиционно используемые компоненты русского антропонима, из которых могут складываться различные модели именования человека:

  • Имя – личное имя, которое дается при рождении. В древности могло даваться и несколько имен, но сейчас обычно одно. Личные имены были во все времена и во всех цивилизациях. У каждого народа они связаны с его бытом и культурой.
  • Уменьшительное (гипокористическое) имя называется неофициальная форма имени, которое образуется от личного с помощью тех или иных суффиксов или усечения (Мария – Маша – Машка – Маня – Муся). Сейчас, подобные образования, которые граничат с прозвищами, производятся и от фамилий (Кислов - Кислый, Панов - Пан), что представляет собой процесс, исторически обратный образованию фамилий.
  • Отчество – патроним, указывает на имя отца. Фамилия имеет окончание -(в)ич, -(в)на. В составе именной формулы фамилия дополняла имя, отличая его обладателя (в дополнение к фамилии) от тёзки, проясняло родство в кругу семьи (отец – сын) и выражало почтение (форма вежливости).
  • Фамилия – по мужской линии наследуется из поколения в поколение.
  • Прозвище это индивидуальное наименование, которое даётся не при рождении и связано с теми или иными характерными особенностями или событиями. Для древних времён характерно весьма устойчивое и почти официальное употребление многих прозвищ (например, Иван Калита) но и сейчас прозвища неформально широко используются, особенно в молодёжных социальных группах, где могут выступать как фактически основное средство номинации человека [Смольников 2005, 25].

В современной отечественной науке существует два типа определений антропонима, отличающихся модальностью дефиниции. Широкое распространение в справочной и учебной литературе получило определение: «Антропоним – собственное имя человека (личное имя, фамилия, отчество, прозвище, псевдоним)». В специальном словаре терминов, составленном Н. В. Подольской, дается иное определение термина антропоним: «собственное имя, которое может иметь человек (или группа людей), в том числе личное имя, отчество, фамилия, прозвище, псевдоним, криптоним, кличка, андроним, гинеконим, патроним» [Смольников 2005, 23].

Антропоним – это отражение особенностей предметов, свойств и отношений реальной действительности. История имен тесно связана с историей, культурой, идеологией общества, в котором они создаются. Личные имена собственные обладают национальной окрашенностью в большей степени, нежели имена нарицательные. Именно поэтому антропонимы так активно используются в пословицах, поговорках, художественных текстах (т. наз. «говорящие» имена и фамилии) [Гриченко,2014,4].

Примером могут послужить имена собственные персонажей из литературных произведений, которые стали именами нарицательными со значением характеристики людей по тем или иным наклонностям, чертам характера. Такого рода имена служат нередко основанием целых словообразовательных гнезд. Ср. Tartuffe: фр. tartuffe «тартюф, лицемер, ханжа, святоша»; Don Juan: англ. Don Juan «Дон-Жуан обольститель, волокита» [Мурясов, Гаизов 2015, 1019].

Внимание лингвистов не ослабевает к личному имени человка на протяжении многих лет, несмотря на то, что проведено огромное колличество исследований в антропонимике. Огромную популярность данной области лингвистики можно объяснить тем, что с одной стороны, интересом к совмещению картин мира в межкультурной коммуникации, а с другой — значимостью антропонима как составляющей культурной идентичности индивида и нации [Бойко 2013, 13].

У каждого народа существуют свои традиции именования, которые выражаются в формульности антропонимов, их наборе у отдельного носи- теля и в целом в этносообществе, мотивах именования, структуре имени и т.п. Совокупность антропонимов любого народа разнообразен по своему составу [Мадиева 2010, 96].

Имя человека — это часть его бытия. Если представить члена социума, то антропоним концептуализируется через оценки и характеристики, которые свойственны человеку (оно может быть честным и добрым). Имя может быть эквивалентом награды или другой материальной ценности: его можно как сделать (в английском языке — to be worthy of one's name; one can make a name for him / herself), так и испортить (one's name is mud).

Чтобы успешно осуществлять межкультурные коммуникации важно понимать особенности картины мира и образ мышления другого народа. В рамках глобализации возрастает международный диалог культур, который увеличивает взаимопонимание между народами и дает возможность познать собственный национальный облик. При переводе с языка на язык позникают такие же проблемы, как при диалоге культур: вживание в мир чужой культуры, понимание. Диалог с другими культурами невозможен без определенных образов культуры как своей, так и чужой. Образы культуры обычно передаются и содержатся через язык нации, потому что язык это единственное средство, которое способно проникнуть в скрытую от нас сферу ментальности, поскольку он определяет способ членения мира в той или иной культуре. Все виды антропонимов объединены общими функциональными признаками – способностью именовать человека и использоваться при обращении к нему. Из них только личное имя обладает высокой степенью индивидуализации денотата: так как оно есть у каждого человека. Остальные виды антропонимов – факультативные, которые относятся к с историко-культурными традициями народа и различаются в этнокультурной диахронии [Мадиева 2010, 96].

Пословица, ориентированная на самого себя может служить оценкой действий в прошлом или назиданием на будущее; на 2-е лицо и представляет собой побуждение, направленное во временной план будущего; может быть адресована 3-ему лицу и оценке его действий в прошлом. Таким образом, универсальным для имен собственных в пословичных фондах двух языков оказывается обобщенность (на уровне пословичного текста) / конкретность (на уровне употребления) их семантики, которая обнаруживает диалектическое единство индивидуального и надындивидуального, частного и общего, конкретного и обобщенного, вытекающего из общего содержания пословицы [Гриченко 2014, 5].

Несмотря на то, что использование имен собственных в зависимости от функции в предложении вне контекста может выражать отношение и к 3-му лицу, и ко 2-му, и даже к 1-му. английская лингвокультура старается избегать прямого обозначения лица по имени, что полностью полной соответствует таким чертам аглийского характера, как непрямолинейность и сдержанность.

К разграничению двух типов антропонимов обращаются исследователи, которые занимаются трнскрипцией иноязычных имен и проблемами двуязычной лексикографии. Они выделяют единичные и множественные, либо единичные и общие антропонимы. По определению Д. И. Ермоловича, множественные антропонимы – «это имена, которые не связываются с каким- то одним человеком в языковом сознании коллектива», а единичные – антропонимы, которые «принадлежат множеству людей, но связаны, прежде всего, с кем-то одним. Это такие имена людей, которые получили широкую известность» [Смольников 2005, 26].

Из вышесказанного можно сделать вывод, что антропонимы это важный элемент межкультурной коммуникации, потому что пробуждают у реципиента процесс активизации в памяти определенных традиционных образов и культурных реалий. Позволяя создавать реакции реципиента и учавствовать в иронических приемах, антропонимы выступают как средства смыслопостроения текста [Русяева 2010, 8].

Впервые термин «коннотация» был введен в языкознание Л. Блумфилдом. Со временем понимание этого термина расширилось и получило разностороннее толкование. Так, например, Н. Ф. Алефиренко определяет коннотацию как «сложный макрокомпонент фразеологической семантики, который является со-значением фразеологической единицы». И. В. Арнольд рассматривает коннотацию как стилистическое значение фразеологических единиц. Однако, несмотря на различные взгляды на коннотацию, нужно отметить, что она в любом случае связана с экспрессивной окраской фразеологизмов [Почуева 2016, 28].

Термин «коннотация» происходит от лат. con – «вместе» и notatio – «обозначение». Насколько проста этимология данного термина, настолько широк диапазон расхождения взглядов на лингвистический статус, содержание и структуру обозначаемого явления. Тот факт, что языковое содержание не исчерпывается лишь указанием на тот или иной фрагмент мира, но способно во многих случаях вызывать различного рода эмоции, оценки, указывать на принадлежность говорящего к определенному социальному или территориальному страту, отмечается еще в библейских текстах: «… и сказали Петру: точно и ты из них, ибо и речь твоя обличает тебя» (Матф., 26:73) [Никитина, 2017, 1].

Важной проблемой современной лингвистики является исследование способов хранения культурной информации. Ведущим способом хранения культурной информации современные лингвисты называют коннотацию [Коурова 2006, 68].

В лингвистике XIX в. термином «коннотация» стали обозначаться все эмотивно-окрашенные элементы содержания выражений, соотносимые с прагматическим аспектом речи. Тем не менее, несмотря на длительную историю использования данного термина, его определение в лингвистике до сих пор неоднозначно [Кропотова 2010, 33].

Структура коннотации представляется нечеткой. Наряду с традиционными экспрессивными, эмоциональными, стилистическими компонентами, внутренней формой слова (образностью), выделяет фоносемантический ореол языковой единицы и лексический фон, т.е. представления человека о предмете (явлении) окружающей действительности, названном языковой единицей, а также все возможные ассоциации, которые могут возникнуть в связи с восприятием данной языковой единицы [Бойко, 2014, 84].

Наиболее распространенной является точка зрения, согласно которой эмоциональные характеристики слова рассматриваются как часть коннотативного значения слова. Помимо того, что термин «коннотация» имеет различные сферы приложения, использование его для обозначения эмоциональных, экспрессивных, стилистических и тому подобных компонентов значения слова также неоднозначно. Так, под коннотацией понимается дополнительная информация по отношению к понятию, часть значения, связанная с характеристикой ситуации общения, участников акта общения, определенного отношения участников акта общения к предмету речи [Андрейчук 2010, 19].

Языковое сознание современного человека складывается под воздействием коннотации как гносеологической, культурной и языковой универсалии: индивид усваивает конвенциональные значения слов из дискурса в условиях непрерывной эмоционально заряженной коммуникации в информационном пространстве современного цивилизованного общества[Бурукина 2012, 129].

В лингвистическом энциклопедическом словаре под коннотацией понимается эмоциональная, оценочная или стилистическая окраска языковой единицы узуального (закрепленного в системе языка) или окказионального характера. В широком смысле слова это любой компонент, который дополняет предметно-понятийное (или денотативное), а также грамматическое содержание языковой единицы и придает ей эксплицитную функцию, в узком – компонент значения, смысла языковой единицы, выступающий во вторичной для нее функции наименования и дополняющий при употреблении в речи ее объектное значение ассоциативно образным представлением об обозначаемой реалии на основе осознания внутренней формы наименования, т.е. признаков, соотносимых с буквальным смыслом тропа или фигуры речи, мотивированных переосмыслением данного выражения [Бойко, 2014, 83].

Л.В Кропотова отмечает в своей статье, что коннотация – часть системного значения знака, это отражение в значении условий акта общения, отношения говорящего к предмету речи или участникам акта речи, и рассматривает коннотативно-семантический компонент, выражающий отношение говорящего к предмету в форме эмоции и оценки [Кропотова, 2010, 39].

Качество и количество компонентов коннотации у разных авторов неодинаково. При этом расхождение трактовок касаются их комбинаций, видов и даже иерархии [Фрост 2006, 153].

По наличию или отсутствию в значении эмоционально-оценочного компонента выделяются эмоционально-оценочное (коннотативное) и нейтральное лексические значения. Большинство общеупотребительных слов в языке имеют нейтральное лексическое значение.

Эмоционально-экспрессивные значения — это прежде всего выражение отношения к номинанту, его оценка. Данная оценка может выражать положительное отношение (оценку) к номинанту и отрицательное отношение. Среди положительных оценок можно выделить: одобрительная, шутливая, ласкательная, язвительная и др., среди отрицательных выделяются: ироническая, пренебрежительная, презрительная, дразнящая, смешная, неодобрительная, бранная и другие [Аблова, 2017, 129].

Таким образом, если при использовании слова в речи ему придают эмоционально-оценочный, экспрессивный или стилистический характер, то к лингвистическому компоненту лексического значения тесно примыкает коннотативный компонент значения, то есть коннотация – это добавочное значение к основному лексическому [Рублева 2004, 23].

Большинство лингвистов, таких как Ю. Д. Апресян, В. В. Виноградов, В. А. Звегинцев, Д. Н. Шмелев, считают коннотацию дополнительным и необязательным к сигнификативному и денотативному, компонентом лексического значения. Но существует и другая точка зрения, согласно которой, коннотация является обязательным компонентом значения слова и без него функционирование слова в речи невозможно, её придерживаются такие лингвисты, как Т. Г. Винокур, И. М. Кобозева, И. А. Стернин, В. Н. Телия, В. И. Шаховский [Сторожева 2009, 5].

Будучи обусловленной сложным комплексом факторов коммуникативной ситуации, коннотация представляет собой сложный многоаспектный феномен. Внутри обязательного для каждого слова коннотативного макрокомпонента значения можно выделить микрокомпоненты, формирующие его структуру. На основании классификаций компонентов коннотаций, существующих в литературе и в лексикографической практике, а также с учетом факторов коммуникативной ситуации предпологается классификация основных элементов коннотативного значения слова, согласно которой все компоненты коннотации можно разделить на две группы: внутриязыковые и внешнеязыковые микрокомпоненты [Ерофеева, Сторожева 2009, 6] (см. Рис 1).

Внутриязыковые компоненты коннотации отражают развитие языковой системы и место слова в ней. Они так или иначе обусловлены функционированием слова в социуме, поэтому их отнесение к данной группе достаточно условно и связано прежде всего с тем, что они имеют непосредственное отношение к системной организации лексики языка [Ерофеева, Сторожева 2009, 6].

Группа внешнеязыковых компонентов коннотации связана с экстралингвистическими факторами – параметрами ситуации общения, восприятием и оценкой говорящими предмета, о котором идет речь, и ситуации, в которой происходит коммуникация; эти элементы характеризуют условия, в которых протекает речевое общение, и самого говорящего с различных сторон, социальные отношения участников речи и пр. Данная группа включает в себя несколько подгрупп: национально-культурные, функционально-стилистические, психологические и идиомные [Ерофеева, Сторожева 2009, 6].

Таблица 1

Структура коннотации

Компоненты коннотации

Примеры помет в словарях

Внутриязыковые

1. Диахронические

Архаические, устаревшие

2. Мотивационные

Переносное, часть без помет

Внешнеязыковые

1. Функционально- стилистические

Научное, возвышенное, книжное,сниженное

1. Идиомные

2.1. Микроидиомные компоненты

2.2. Макроидиомные компоненты

Литературное, разговорное,просторечие, диалектное, жаргонное

3. Психологические

3.1. Оценочные

3.2. Эмотивные

3.3. Экспрессивные

3.4.Фоносемантические

Положительное, отрицательное, нейтральное

Нет помет

4. Национально-культурные

Нет помет

Подгруппа функционально-стилистических компонентов коннотации связана со стилистическим различием языка. Функционально-стилистические коннотации обусловлены преимущественно употреблением единицы в какой-либо определенной сфере общения – научной, книжной, деловой.

Отдельно можно выделить и национально-культурный компонент коннотации, который отражает принятую в данном обществе, культуре точку зрения на предмет речи [Пазова 2014, 123].

Диахронические компоненты помогают проследить изменения, которые произошли со словом в течение времени (в словарях они выражаются через пометы архаическое, неологическое, устаревшее) [Сторожева 2009, 115].

Например, у слова «волк» в культуре Древней Руси отмечалась коннотация ‘быстрый’: заря волком прескочиша (о быстро наступившем рассвете), князи волцьми по степи рыскаше (торопились объединиться перед лицом военной угрозы) и т.п. [Сергеева 2016, 153].

В состав внутриязыковых компонентов входит и мотивационный компонент. Он дополняет объективное значение языковой единицы ассоциативно-образным представлением об обозначаемой реалии на основе внутренней формы наименования, то есть на основе признаков, которые мотивировали переосмысление данного явления [Сторожева 2009, 115].

В состав психологических внешнеязыковых компонентов коннотации (выражающих отношение человека к произносимому) входят следующие:

  • оценочный компонент коннотации, который связан восприятием и оценкой ситуации с позиций «положительно – отрицательно – нейтрально»;
  • эмотивный компонент коннотативного значения, выражающий «личностное отношение говорящего к складывающимся или возможным ситуациям, к своей деятельности». Список возможных реакций говорящего достаточно обширен: от бранного, грубого и пренебрежительного до уважительного, одобрительного, уменьшительно-ласкательного;
  • экспрессивный компонент, связанный с усилением признаков, входящих в обозначаемый предмет;

фоносемантический компонент основан на выявлении объединений между произносимым звуком и впечатлением, которое этот звук производит на говорящих [Ерофеева, Сторожева 2009, 6].

Помимо вышеперечисленных компонентов необходимо включать в структуру коннотации идиомные компоненты. Они отражают групповую дифференциацию общества и определяют «приписывание», отнесение слова к определенному языковому идиому (или языковому образованию), точнее – к сфере употребления людьми, являющимися социальной базой данного идиома. Идиомные компоненты коннотации в слове не только определенным образом характеризуют социальный статус говорящего, его положение в обществе, род занятий, но и могут являться экспрессивными, эмоционально и стилистическими окрашенными (к примеру, употребление слов прёт, жрёт) [Ерофеева, Сторожева 2009, 7].

В современной лингвистике прочно утвердился лингвокультурологический подход к изучению языковых явлений, в рамках которого язык исследуется как «выразитель особой национальной ментальности», как своеобразный культурный код нации.

Реальная картина мира – это та действительность человека, которая его окружает в процессе всей познавательной деятельности и отражается в его языке. Данное видение мира сквозь призму национального языка называют языковой картиной мира (ЯКМ) [Зуева 2012, 28].

Языковая картина мира взаимосвязана с проблемой мышления и языка. Она может изменяться с развитием самого человека и менять его представления о мире в целом. Именно поэтому, фразеология, как фрагмент языковой картины мира, выражает интеллектуальную сферу нашей духовной жизни и материальную культуру народа. Исследователи многократно отмечали национальную уникальность фразеологизмов в языковой картине мира разных народов, отражение в них элементов национального менталитета. Различие фразеологических единиц разных народов происходит за счет истории, религии, традиций народа, и, конечно же, ценностных систем определенной нации [Копылова 2010, 90].

Особенностью фразеологической картины мира является ее свойство в наиболее яркой форме выражать дух народа, его менталитет, закреплять культурно-исторический опыт познания мира в виде образных устойчивых оборотов, оценивающих явления и предметы, действия и состояния. Поэтому фразеологическая картина мира содержит и эмоциональную, и рациональную информацию о действительности [Ючковская 2015, 162].

C одной стороны, фразеологическая картина мира представляет собой фрагмент языковой картины мира, с другой – языковой феномен национально-культурного наследия. Ее основой является образное мировидение, формирующееся в процессе многовекового анализирования человеком окружающей действительности. Она воссоздает картину мира в сфере обиходного и бытового общения людей [Шамсутдинова 2015, 4104].

Картина мира находит свое отражение в языке, что позволяет говорить о языковой картине мира. В определении А.А. Кибрика «языковая картина мира – это исторически сложившаяся в обыденном сознании данного языкового коллектива и отраженная в языке совокупность представлений о мире, определенный способ концептуализации действительности». Это своего рода мировидение через призму языка [Шкатова 2012, 209].

Фразеология, занимая определенное место в языковой картине мира, участвует в создании ее национально-специфического колорита, именно поэтому во фразеологии наиболее ярко отражаются особенности национального менталитета и национальной языковой картины мира. Фразеология представляет собой «непосредственное вербальное выражение не только окружающей человека действительности, но и ее духовное национально маркированное осознание» [Арутюнян 2014, 162].

Также, фразеологическая картина мира активно исследуется в современной лингвистике при привлечении лингвострановедческого, контрастивного, лингвокультурологического и когнитивного подходов на материале одного или нескольких языков. Эти исследования позволяют выяснить перечень образов, стереотипов, сформированных во фразеологических картинах мира этих языков в связи с сохранением определенных культурных ассоциаций и коннотаций в рамках семантики фразеологизмов [Шкатова 2012, 212].

Таким образом, необходимо осознавать, что фразеологическая картина мира выступает как совокупность знаний о мире, прежде всего, на уровне обыденного сознания. В устойчивых оборотах языка закрепляются типичные фрагменты действительности (состояние, действие, качество, количество, ситуация, степень). Эти фрагменты и становятся стереотипом поведения людей, обусловленным культурно-национальным мировидением [Шамсутдинова 2015, 4104] .

Франчайзинг – это способ ведения бизнеса, при котором компания производитель значительно снижает свои затраты на формирование и популяризацию торговой марки.

В последние годы количество приобретаемых франшиз значительно возросло, но данный бизнес развивается не достаточно равномерно в условиях нестабильного экономического положения России.

Обращаясь к статистике, можно сделать вывод, что на начало 2018 года для данного вида бизнеса наиболее выгодными сферами стали: розничная торговля одеждой, сфера общественного питания, туристический и гостиничный бизнесы.

Рассмотрим наиболее перспективные области развития данного бизнеса в России на начало 2018 года в процентном соотношении.

Рисунок 1 - Структура рынка франчайзинга[1]

По данным рисунка 1 видно, что наиболее преуспевающей областью является розничная торговля, ее доля на рынке франчайзинга составляет 39%. Следующей не менее популярной нишей является общественное питание, чья доля составила 22% на январь 2018 года. Третье и четвертое место занимают гостиничный и туристический бизнесы, их проценты составляют 15 и 12,8, соответственно. Оставшуюся долю на рынке занимают другие отрасли, менее популярные, такие как бытовое обслуживание, учебные центры и т.д.

Если рассматривать каждую отрасль в отдельности, то они составляют незначительную долю на рынке, поэтому подобные франшизы выгоднее открывать в более крупных и развитых российских городах, таких как Москва, СанктПетербург, Казань и т.д. Как отмечалось ранее, в России на данный момент франчайзинг не достиг нужного уровня, в сравнении с зарубежными странами. Сегодня лишь немногие российские регионы используют франчайзинг достаточно широко. Как правило, это крупнейшие экономические центры России. Более мелкие города как: Нижний Новгород, Самара, Ульяновск, Екатеринбург и прочие, только начинают осваивать данный способ ведения бизнеса, число их компаний увеличивается с каждым годом. Это связано с тем, что в данных городах отмечается экономический рост, и они имеют большое количество свободных ниш, привлекательных для данной сферы бизнеса.

К январю 2018 года в России уже функционирует около девятисот франчайзинговых моделей. Около 35% из них составляют франшизы отечественного происхождения. По статистике из всех вновь образованных предприятий 78% прекращают свою деятельность в течение первых пяти лет (только за 2015 год число ИП в России сократилось на 74228), а из фирм, созданных в рамках франчайзинга – только 14%.[2]

Из этого можно сделать вывод, что франчайзинговые модели вызывают больший интерес у потребителя, поэтому они лучше приживаются на рынке. Отмечается тенденция того, что люди стремятся не только приобретать франшизу, но и развивать свой бизнес по данной модели. Рассмотрим преимущества франчайзинговой системы:

1. Минимальные затраты на рекламу и маркетинг;

2. Проверенный рынок потребителей и наличие ценной репутации;

3. Доступ к базе данных франчайзера. Гарантированное обучение ведения бизнеса.

4. Подготовленная к поставке продукция.[3]

Франчайзинговая модель способна разрешить многие проблемы и задачи страны. Она способствует развитию малого и среднего бизнеса, но, к сожалению, государство не дает необходимых условий для развития данной сферы бизнеса.

Еще одним препятствием для открытия данной модели являются достаточно крупные вложения, необходимые для паушального взноса, то есть платы за вступление в ряды франчайзи. На рынке возникают предложения, где начальный капитал составляет около 200-300 тыс. руб., но такие ситуации редкость. Чаще всего, чтобы дело оказалось прибыльным, для открытия предпринимателю необходимо иметь от 3 млн. руб. и более.

Основой заработка франчайзера является паушальный взнос и роялти, то есть процент от прибыли или оборота партнеров. Туристические, риэлтерские и иные услуги подразумевают первый тип вознаграждения – паушальный взнос. Так как данная система франчайзинга самая слабо зависимая от франчайзи, контролировать партнера становится сложной задачей, отсюда крупные паушальные взносы, чтобы покрыть риски.[4]

Что касается роялти, то возникают ситуации, когда очень сложно определить реальный процент от фактической выручки, в связи с сокрытием неофициальных сумм. Данная проблема актуальна, например, для риэлтерских ус луг, где партнеры могут договориться и скрыть реальную сумму вознаграждения от сделки.

Таким образом, размер роялти на российском рынке составляет примерно 5-9%. Эта система начисления роялти применятся в самых развивающихся направлениях: розничной торговле и общественном питании, занимающих больше половины рынка франшиз[5].

Для того чтобы решить большинство проблем российского франчайзинга, в том числе связанных с замкнутостью российского бизнеса нужно внести изменения в проекты законов РФ в области франчайзинга, чтобы бизнес имел твердую правовую основу и возможности для своего дальнейшего развития. В противном случае, Россия будет вынуждена столкнуться с такой проблемой как наличие большого числа компаний франчайзеров, которые осуществляют сбор роялти, но не предоставляют значительного количества услуг взамен, то есть стоящими на пороге своего развития.

В России необходимо уделить особое внимание различным программам поддержки франчайзинга и улучшению условий для предпринимательства.

Следует уделить большое внимание проблеме связанной с санкциями из-за внешнеэкономического напряжения между Россией и странами Евросоюза и США. Данная ситуация значительно отразилась на бизнес – сфере и франчайзинговой системе России, несмотря на то, что страна ищет новые пути и варианты замены санкционных продуктов и товаров.

Но не стоит забывать о вариантах франчайзинговых моделей, которые поддерживают отечественного производителя, на чьих поставках санкции не отражаются, поэтому в условиях внешнеэкономического кризиса приобретать данные франшизы не менее выгодно.

В завершение, хотелось бы отметить, что в России франчайзинг развивается в положительной динамике, несмотря на все присутствующие проблемы и препятствия.

Как уже было отмечено, государству следует внести изменения в законодательные акты, касающиеся предпринимательской и франчайзинговой деятельности, ориентируясь на мировые стандарты, для того, чтобы дать возможность сравнительно новой системе бизнеса получить достаточный толчок для роста на российском рынке. Таким образом, если франчайзинг будет развиваться в достаточном темпе, то он получит значительное укрепление на российском рынке.

Литература

  • Коммерческая концессия [Электронный ресурс] // Информационно-правовой портал Гарант, 2017.
  • Перспективы развития франчайзинга в России [Электронный ресурс] // Журнал «Маркетинг в России и за рубежом», 2015.
  • Плюсы и минусы франчайзинга [Электронный ресурс] // Стратегия роста, 2018.
  • Преимущества и недостатки применения франчайзинга для Российских предпринимателей [Электронный ресурс] // Интернет-библиотека, 2015.
  • Структура рынка франчайзинга [Электронный ресурс] // Торговопромышленная палата РФ, 2016.

[1] Структура рынка франчайзинга [Электронный ресурс] // Торговопромышленная палата РФ, 2016.

[2] Перспективы развития франчайзинга в России [Электронный ресурс] // Журнал «Маркетинг в России и за рубежом», 2015.

[3] Плюсы и минусы франчайзинга [Электронный ресурс] // Стратегия роста, 2018

[4] Коммерческая концессия [Электронный ресурс] // Информационно-правовой портал Гарант, 2017.

[5] Структура рынка франчайзинга [Электронный ресурс] // Торговопромышленная палата РФ, 2016.

В существующих условиях системного экономического кризиса, когда необходимо максимально эффективно использовать именно внутренние резервы роста эффективности деятельности организации, особенно важным становится повышение мотивации персонала путем совершенствования системы управления персоналом организации.

Основополагающим пунктом совершенствования политики управления персоналом в организации является четкое и взвешенное определение целей и задач преобразований, не сводимых к пространным формулировкам «повышения производительности». В зависимости от того как поставлены, сформированы цели, в дальнейшем выстраивается управление, сочетая классические технологии и приемы с инновационными методами, инструментами и способами влияния на персонал. Самородская Н.Г. делает акцент на том, что прогрессивные руководители понимают, что затрагивающие персонал решения должны ориентироваться как на экономические, так и на социальные цели: конкурентоустойчивость и рентабельность бизнеса обеспечивает максимальное удовлетворение сотрудников условиями труда, системой материального стимулирования, социально-психологическим климатом в коллективе и возможностями долгосрочного развития; а удовлетворенные и мотивированные работники, в свою очередь, своей высокой производительностью и эффективностью способствуют устойчивому развитию организации, росту занимаемой доли рынка и повышению прибыльности [7].

Если же цели нет, или она определена не четко, не ясна всему коллективу, то сложно использовать любые управленческие решения, в том числе административные, без возникновения конфликтов, разногласий и рассогласования. При многообразии важных целей опытные менеджеры ранжируют их по значимости и достижимости. Например, невозможно поставить цель повысить квалификацию всему коллективу одновременно, но можно поэтапно и постепенно по каждому звену и каждому специалисту реализовывать и задействовать дистанционное, краткосрочное обучение, переподготовку и профессиональное повышение образования, соизмеряя затраты и результаты. Также в системе управления мотивацией необходимо соизмерять возможности предприятия и реальные потребности, желания и нужды персонала: центральными правилами формирования моральных и социально-организационных стимулов управления нематериальной мотивацией являются финансовая обоснованность и уместность, предполагающие отказ от использования стимулов, не отвечающих существующему мотивационному профилю специалистов или вызывающих завышенные финансовые потери для предприятия.

Гусарева Н.Б. и Андрианова А.В. подчеркивают, что рассуждения непосредственно об извлечении выгоды из труда наёмного рабочего предполагают не только достижение высоких показателей его производительности, но и снижение затрат на удержание и использование рабочей силы. Затраченные усилия работника должны полностью соответствовать уровню вознаграждения, а его деятельность – не вызывать дополнительных затрат. Однако, обладая высококвалифицированными кадрами, имея экономическую и социальную стабильность в организации, работодатель может столкнуться с падением показателей выработки. Причиной этому может послужить незавершенный процесс адаптации работников: специалист, обладающий всеми необходимыми знаниями и навыками, из-за сложностей с адаптацией не может реализовать трудовой потенциал. Наряду с методами мотивации, адаптация оказывает прямое влияние на формирование необходимого уровня производительности труда и закрепление в организации прибывших кадров, что подчеркивает значимость долгосрочного инвестирования в формирование, внедрение и оценку эффективности специальных адаптационных программ, индивидуальных планов развития; проведение организационных изменений, стимулирующих получение новых компетенций при вторичной адаптации; использование индивидуального или группового коучинга или менторства. По сути именно от того, насколько эффективным был процесс адаптации, зависят дальнейшие успехи сотрудника, его профессиональный рост, а значит и его роль в обеспечении эффективного функционирования предприятия [3].

Отметим, что динамичное развитие научно-технического прогресса, тотальная цифровизация и ориентация современной экономики на инновационный путь развития трансформируют и модернизируют инструменты управления человеческими ресурсами [10]. Наличие большого объема актуальной информации, подвергающейся качественной обработке как в системе управления персоналом способствует активному использованию BigData для обработки неограниченного количества структурированных и неструктурированных быстро растущих данных разнообразной спецификации. Технологии BigData позволяют выстраивать алгоритм, выделяющий сотрудников в зоне риска (профессионально выгорающих, немотивированных, планирующих уход из компании), чтобы принимать своевременные решения по удержанию, стимулированию и вовлечению сотрудников [11]. Использование подобных систем позволяет выбирать наиболее обоснованные инструменты социальной поддержки, управления мотивацией и стимулирования, снижать общую текучесть и добиваться повышения эффективности и мотивированности человеческих ресурсов компании. Также современные программные комплексы, модель экономики жизненного цикла и др. позволяют выявить четкую взаимосвязь между процессами управления персоналом и экономикой предприятия — например, корреляцию между инвестициями в обучение и EBITDA. Если рассматривать сотрудника как как важнейший ресурс и инвестицию, у нее есть свой жизненный цикл: сначала работник адаптируется и не дает отдачи, затем становится производительным, а позднее перестает им быть. На каждом этапе формируются свои специфичные издержки и доходы, которые цифровые системы HR-аналитики способны конкретизировать [12].

Кроме того, подчеркнем, что в условиях цифровой экономики возникает острая необходимость в развитии трудового потенциала, так как процесс цифровизации требует от работника способности к постоянному обучению и приобретению новых знаний по новым появляющимся технологиям, что является ключевым фактором для успешного профессионального роста в современном технологическом мире [10]. В этой связи необходимо активно совершенствовать программы обучения сотрудников, оценивать перспективы обучаемости и наращения интеллектуального и компетентного капитала при подборе и отборе персонала, а также работать в отношении предотвращения потенциальных несоответствий в системе управления персоналом организации (таблица 3).

Таблица 3 — Потенциальные угрозы и несоответствия в системе управления персоналом организации и меры по их предотвращению [6]

Потенциальные несоответствия

Превентивные меры

Движение кадрового состава (прием, перемещение, увольнение)

планирование в потребности на основании бизнес-плана

формирование программ, разработка комплекса мероприятий, направленных на привлечение и удержание персонала

составление программы работы службы по управлению персоналом, анализ работы

Профессиональный дисбаланс спроса и предложения на рынке труда

использование внутренних и внешних ресурсов

постоянный мониторинг рынка труда

расширение зоны охвата привлечения персонала за счет территорий, географически близко расположенных к организации, при необходимости и охват территории других федеральных округов

Низкий уровень квалификации работников

проведение оценочных мероприятий кандидата на трудоустройство, перевод с целью оценки необходимых компетенций

планирование потребности в обучении работников, получавших рекламации со стороны клиентов и/или допустивших 2 и более случае брака в течение 3 месяцев

технологическая аттестация персонала и ежемесячное планирование потребности в обучении в соответствии со списками работников, устроенных с квалификацией, ниже требуемой

профессиональная подготовка работников организации (целевая подготовка специалистов в образовательных учреждениях; организация производственной практики для студентов; подготовка вновь принятых рабочих; повышение квалификации персонала; подготовка кадрового резерва)

Источник: составлено автором на основе [11]

Оценку качества работы сформированной системы управления персоналом в контексте обеспечения производительной трудовой деятельности и снижению издержек на удержание и использование рабочей силы целесообразно производить по следующим направлениям:

• эффективность рекрутинга: время и скорость закрытия вакансий; сумма затрат на закрытие вакансии; качество закрытия вакансии (отношение подобранных кандидатов к оставшимся работать в компании после испытательного срока);

• адаптация персонала: отношение сотрудников, прошедших испытательный срок к общему числу принятых на работу; финансовые и временные издержки на реализацию программы адаптации и первичного обучения; количество ошибок и брака, полученного в ходе первых трех месяцев работы нового сотрудника; вклад нового работника в производительность всего отдела/подразделения; доля сотрудников, уволившихся из компании, не проработав в ней одного года;

• развитие персонала: количество прошедших обучение и их доля по отношению к общей численности персонала; средний объем учебных часов на одного сотрудника (в год); общий объем расходов на обучение одного сотрудника/персонала в целом (в год); оценивание результатов обучающих мероприятий с использованием моделей Стафлебима и Киркпатрика;

• использование персонала: ключевые показатели эффективности, производительность труда, доля компании на рынке, выработка продукции в расчете на одного работника в единицу времени, потери рабочего времени, текучесть кадров; уровень удовлетворенности трудом, лояльности персонала; количество рекламаций от клиентов и др.;

• высвобождение персонала: учет прямых и косвенных экономических, информационных и коммуникационных издержек видов; оценка потерь от разглашения конфиденциальных сведений и/или перехода к прямым конкурентам; анализ деструктивного влияния отзывов уволившихся на качество HR-бренда организации) [9].

Ключевые показатели эффективности для предприятий общественного питания:

1. KPI персонала и занятости

  • Расходы на заработную плату % - расходы на заработную плату от объема продаж.
  • Полная стоимость труда % - отношение заработной платы + страхования + пенсионные сборы + прочие компенсации и налоги к объему продаж.
  • Больничные дни % - отношение дней на больничном к общему количеству дней за период по всем сотрудникам.
  • Текучесть кадров % - рассчитывается как отношение количества уволенных и уволившихся за период сотрудников к среднесписочной численности персонала.
  • Средняя загрузка % - количество персонала в соответствии со штатным расписанием к фактическому количеству персонала.
  • Средняя продолжительность найма - показывает на отношение работодателя к персоналу. Отношение суммы рабочих недель по всем сотрудникам к количеству сотрудников за отчетный период.
  • Средняя почасовая оплата - отношение суммы общей заработной платы на количество часов, отработанных всеми сотрудниками.
  • Стоимость продовольствия % - отношение стоимости продовольствия к объему продаж.
  • Средний расход на одного клиента.
  • Отношение стоимости труда к объему продаж блюд %.
  • Лучшие и худшие продажи - служат для разработки карты рентабельности по меню.
  • Стоимость сопроводительных услуг - стоимость услуг на стирку униформ, полотенец и т.д. (в случае не самостоятельного обслуживания)
  • Средний чек - динамика продаж в зависимости от времени суток.
  • Количество клиентов - динамика посещаемости клиентами с учетом сезонности и времени суток.
  • Стоимость заказанных блюд, закусок, десерта, напитков на одного клиента - разделены на ключевые области - основное блюдо и закуски, десерты, безалкогольные напитки, алкоголь и т.д. Показывает соответствие продуктов ресторана к потребностям клиентов и навыки продаж официантов и других сотрудников.
  • Эффективность расположения столов - определяет комфортность и целесообразность размещения клиентов.
  • Корзина заказа - определяет количество и тип блюд, заказываемых клиентами.
  • Расходы на белье - форма, фартуки и т.д.
  • % Удовлетворенных клиентов - доля удовлетворенных клиентов в общем количестве клиентов.
  • Отношение персонала к заказчикам, % - определяется по отзывам клиентов за период.
  • Доходность на час пребывания - средний объем продаж на одного клиента за 1 час пребывания.
  • Объем продаж на клиента. Только алкоголь и товары из бара.
  • Валовая прибыль от продаж. Только алкоголь и товары из бара.
  • % Расхождения продаж/инвентаризации - служит для контроля воровства
  • Количество клиентов - количество клиентов за период
  • % постоянных клиентов - отражает лояльность клиентов
  • Объем продаж на одного клиента - средний объем продаж на 1 клиента за период
  • Доля маркетинговых и рекламных расходов в общем объеме продаж.
  • Эффективность маркетинговых акций - определяется с помощью опросов клиентов
  • Отзывы в прессе - процент положительных отзывов к общему количеству упоминаний в прессе за период
  • Объем резервируемых мест, % - отслеживается по неделям, месяцам и праздничным дням.
  • Конверсия анкетируемых клиентов в настоящих клиентов - отражает эффективность работы call-центра.

2. Управление кухней

3. Зал и менеджмент ресторана

4. Бар

5. Продажи и маркетинг

Итак, повышение производительности трудовой активности персонала – одна из ключевых задач менеджмента, обеспечивающая эффективную деятельность бизнес-структуры. Мы полагаем, что основой повышения эффективности труда персонала является создание целедостигающего рационального механизма управления персоналом, гармонизирующего личные и корпоративные, экономические и социальные цели, что становится значительным внутренним резервом роста конкурентоспособности организации. Также значительно внимание со стороны менеджмента организации должно уделяться процессам первичной и вторичной адаптации персонала, выявлению потенциальных угрозы и несоответствий в системе управления персоналом, оценке качества работы сформированной системы управления персоналом, в том числе - на основе инновационных программных комплексов HR-аналитики.

Рассмотрим следующие виды мотивации персонала:

- Нематериальная мотивация;

- Материальная мотивация.

Нематериальные виды мотивации.

В таблице ниже представлены основные инструменты управления нематериальной мотивацией персонала, разработанные авторов в увязке с актуальными теориями мотивации, рассмотренными ранее:

Таблица 2 – Инструменты управления нематериальной мотивацией

Социальные стимулы

Моральные стимулы

Психологические стимулы

Обеспечение стабильной и прозрачной политики карьерного роста, интеллектуальный челлендж, вовлечение в проектную работу.

Предоставление права «личной подписи» в документах, соответствующих компетенциям сотрудника

Обеспечение комфортного микроклимата в организации: доступность начальства и здоровый коллектив

Обеспечение адекватной и справедливой системы аттестации персонала

Персональные поздравления сотрудников с праздниками, проведение корпоративных празднований.

Обеспечение гибкого рабочего графика в допустимых пределах

Демократизация принятия решений: учет мнений сотрудников

Нематериальное премирование [18, ст. 191] (награждение знаками отличия, вручение грамот и благодарственных писем, размещение фотографий на досках почета), ведение корпоративной прессы

Разделение должностных обязанностей, организация производственных соревнований, ведение корпоративной прессы.

Источник: составлено автором на основе [3]

На взгляд автора [4], данные инструменты нематериального стимулирования актуальны для применения в практике, поскольку полностью увязаны с соответствующими стимулами, а именно:

Обеспечение стабильной и прозрачной политики карьерного роста послужит социальным стимулом к труду и внушит человеку уверенность в завтрашнем дне, в возможности занять определенный пост в будущем.

Как уже отмечалось в [5], такие инструменты нематериальной мотивации, как интеллектуальный челендж и вовлечение в проектную работу с элементами корпоративного соревнования, активизирует творческий и созидательный потенциал сотрудников, занимающихся «интеллектуальным» трудом, что может оказать «взрывной эффект» на производительность труда и его качественную результативность (особенно, на взгляд автора, подобные стимулирующие меры актуальны для коллектива с молодыми специалистами).

Обеспечение адекватной и справедливой системы аттестации персонала (так называемый Assessment Center [20]) позволит сотрудникам удостовериться в справедливой системе оценки их работы и последующего продвижения по службе (коррелирует с теорией справедливости С. Адамса)

Демократизация принятия решений позволит ощутит сотрудникам принадлежность к определенной социальной нише в коллективе, в рамках которой они «что-то значат».

Предоставление права «личной подписи», личные поздравления с праздниками и нематериальное премирование позволяет сотруднику ощутить значимость собственного труда (и собственной личности) для компании (персонально).

Создание благоприятных психологических условий работы позволить «привязать» сотрудников к коллективу и мотивировать их на продолжение своей работы в нем.

Разделение должностных обязанностей и организация производственных соревнований позволят отладить межличностную коммуникацию сотрудников, лучше «притереться» друг к другу.

Необходимо также заметить, что вследствие имеющейся взаимосвязи между перечисленными группами стимулов сама классификация не избегает определенной доли условности и взаимной интегрированности входящих в нее категорий. Так, например, нематериальное премирование в виде размещения портрета на доску почета можно отнести как к моральным, так и к социальным стимулам, поскольку этот жест отражает как признание трудов сотрудника со стороны руководства, так и занимание им определенной (новой) ниши в коллективе. То же самое справедливо и в отношении гибкого графика сотрудников: подобный стимулирующий фактор отражает как уважительное отношение к труду, отдыху и семейным обстоятельствам сотрудника так и создает психологический комфорт в межличностной коммуникации между руководством и сотрудником.

Материальная мотивация.

Мировой опыт ведения бизнеса отражает применение широкого перечня инструментов материальной мотивации персонала. Как правило, материальная мотивация основана на трех финансовых стимулах: заработной плате (окладе и надбавках) и премиальных начислениях.

В соответствии с Трудовым Кодексом Российской Федерации заработная плата представляет собой вознаграждение за труд в зависимости от квалификации работника, сложности, количества, качества и условий выполняемой работы, а также компенсационной выплаты (доплат и надбавок компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных). Таким образом, заработная плата напрямую связана с надбавкой и доплатами: надбавка представляет собой процент от заработной платы, добавленный к основному окладу за сверхурочные часы работы. Премиальные начисления, в соответствии со статьей 191 ТК РФ [18, ст. 191], представляет собой один из видов поощрения за добросовестное выполнение трудовых обязанностей. В отличие от надбавки, премия не входит в заработную плату и рассматривается как дополнительный заработок сотрудника.

Сама заработная плата обеспечивает человеку средства к существованию и является базовым (инструментальным в соответствии с парадигмой Герчикова) стимулом сотрудника к труду, и стимулирующее действие имеет прогрессирующий характер: чем выше заработная плата, тем, при прочих равных условиях, выше мотивация к труду [19]. Однако сама заработная плата не должна, по мнению автора, использоваться как стимулирующий механизм – ни повременная, ни сдельная. В случае с повременным окладом работник уверен в завтрашнем дне: он получит этот оклад, как прописано в трудовом договоре, в любом случае, что деактуализирует работу с полной отдачей. В случае со сдельной системой оплаты труда, как уже было замечено, сотрудник может стремиться к максимальному количеству, при этом упуская из виду качество [18, ст. 136].

Примером может послужить раздача листовок подростками, выкидывающими то, что не раздали, в мусорную корзину. В дополнение к сказанному можно также привести пример работы отдела контроля качества интернет-провайдера, в котором сотрудники часто закрывают «пустые» анкеты (без предварительного звонка клиенту), поскольку работа оплачивается пропорционально им.

Совершенно иной характер носит премия как дополнительное стимулирующая выплата. На настоящий момент величина премии может выставляться по-разному: в зависимости от работы отдела, работы сотрудника или работы всей организации в целом. Вне зависимости от механизма планирования сотрудников потенциальное денежное поощрение активизирует командную работу, поскольку затрагивает интересы каждого сотрудника.

Наиболее актуальным на сегодняшний день выступает премирование так называемым «процентом с продаж», актуальное для сектора услуг и секторов потребительских товаров, приобретение которых осуществляется посредством сделок (например, отделка интерьера мрамором и гранитом, поставка промышленного оборудования и пр.). Как известно, в современной хозяйственной практике немало менеджеров по работе с клиентами, чей валовый месячный заработок зависит от начисленных процентов. Наиболее распространенной подобная система стимулирования стала для отделов телемаркетинга – прямых продаж услуг посредством телефонного контакта с потенциальным потребителем (чем больше клиентов будут привлечены, тем выше поощрение для сотрудника).

Однако, как отмечает в своей статье [22] основатель консалтингового агентства Sapiens Consulting Святослав Бирюлин, у процентов с продаж как стимулирующей меры также имеется ряд недостатков. Например, компания довольно часто сталкивается с ситуацией, когда заказ поставлен и не оплачен, в связи с чем возрастает величина дебиторской задолженности, а реальные денежные средства не притекают. Поэтому, как справедливо замечает Бирюлин, помимо процента с продаж мотивирующим фактором должно выступать отсутствие дебиторской задолженности: данный стимул заставит менеджеров выстраивать такие партнерские отношения, которые бы позволили минимизировать просрочки по платежам.

Таким образом, премия, надбавка и оклад являются элементами единого комплекса материальной мотивации на предприятии. К ним можно также добавить разовые вознаграждения и накопленные доли в уставном капитале компании. Механизм разовых вознаграждений понятен: сотрудника премируют единожды за успешную реализацию какого-либо проекта (или участия в этом проекте).

Примером мотивации посредством предоставления сотрудникам возможности нарастить собственную долю в УК компании может служить акционерная компания «Леруа Мерлен» [23]. Продуктивная работа персонала поощряется возможностью приобрести акции в уставном капитале компании. Однако поступить в распоряжение сотруднику эти акции смогут только после того, как сотрудник перейдет в разряд «бывших» - выйдет на пенсию. На взгляд автора, данный инструментальный стимул может быть довольно рискован, поскольку в соответствии с компетенцией Совета Директоров акционерного общества (в том числе в России [24]) Советом может быть принято решение о невыплате дивидендов в финансовом году (причем не одном). Таким образом, если акции не привилегированные (а акции сотрудников «Леруа Мерлен» обыкновенные), дивиденды могут не выплачиваться в течение многих лет, если такого решения будет придерживаться руководящий орган. Соответственно, подобное «акционное» стимулирование вынуждает сотрудников жить «завтрашним днем», не давая при этом никаких гарантий. Ни одна организационно-правовая форма ведения предпринимательской деятельности не обязывает структуру ежегодно выплачивать доходы собственникам, по причине чего вложения в капитал компании – это всегда риск.

Обобщая проведенный анализ, необходимо выделить ряд наиболее эффективных (по мнению автора) материальных инструментов мотивации, которые могут быть внедрены в практику управления персоналом на предприятии:

а) Систематические премиальные поощрения.

б) Разовые премиальные поощрения.

в) Долевые премиальные поощрения.

Необходимо подчеркнуть, что все вышеперечисленные инструменты отвечают всем исследованным концепциям мотивации, включая традиционные подходы Тейлора и Форда.

Таким образом, проведенный анализ позволил сформулировать перечень выводов, а именно:

а) Ни одна социально-экономическая концепция мотивации не является универсальной, поскольку может быть применена с существенными ограничениями. Вследствие этого необходимо понимать: мотивация персонала должна быть либо персонифицированной, либо сегментированной в зависимости от квалификации и числа сотрудников определенной должности, но никак не универсальной.

б) Заработная плата не может являться стимулирующей мерой, поскольку либо «расхолаживает» сотрудника вследствие его уверенности в завтрашнем дне, либо приводит к ухудшению качества производимой продукции вследствие усиленного ориентира на количество.

в) Инструменты материальной и нематериальной стимуляции отвечают всем исследованным теориям, за исключением традиционных представлений Г. Форда и У. Тейлора.

В целях сбалансированной кадровой политики данные инструменты должны применяться в комплексе и адаптироваться под конкретное предприятие и конкретный коллектив.

Мотивация – это достаточно сложный процесс побуждения человека к действию, который управляет поведением человека, задает его направленность и ориентирован на достижение определенных целей.

В современной научной литературе по менеджменту экономическая категория «мотивация» каждым автором трактуется по-разному. Таким образом, современный взгляд на данное понятие достаточно многогранен. Основные определения понятия «мотивации», используемые современными российскими исследователями в отечественной литературе, представлены в таблице 1.

Таблица 1 – Понятие «мотивация» в трудах современных российских и зарубежных исследователей

№ п/п

Автор определения

Определение

1

М. Альберт,

Ф. Хедоури

Мотивация – «процесс стимулирования себя и других на деятельность, направленный на достижение индивидуальных и общих целей организации» [1]

2

В.А. Дятлов,

А.Я. Кибанов

Мотивация – «стремление работника удовлетворить свои потребности посредством трудовой деятельности» [2]

3

В.И. Подлесных

Мотивация – «процесс активизации работы людей и побуждения их к эффективному труду для достижения целей организации как средства удовлетворения их собственного желания» [8]

4

Н.А. Соломатина,

З.А. Нагимова

Мотивация – «внутренне состояние человека, составная часть характера, связанная с его интересами и определяющая его поведение в организации» [9]

5

Э.А. Уткин

Мотивация – «выбор человека того или иного поведения, определяемого комплексом внешних и внутренних факторов» [10]

Источник: [2],[1],[8],[9],[10]

Не смотря не то, что у современных авторов отсутствует единое определение понятия «мотивация труда» и каждый имеет свое видение и трактовку, все определения имеют общую черту – мотивация выступает как побуждение человека к деятельности. Таким образом, под понятием «мотивация» понимается процесс, направленный на формирование мотива у работника путем применения различных видов стимулов, с помощью которых достигаются цели организации.

Целью любого мотивационного процесса является «формирование и реализация комплекса условий, побуждающих человека к трудовой деятельности, направленной на достижение цели с максимальным эффектом и отдачей» [3].

Основными характеристиками мотивационного процесса являются его цели, потребности и мотивы. Как они индивидуальны для каждого человека, так и для каждого сотрудника они не похожи друг на друга. В связи с этим каждый менеджер должен уметь находить и использовать мотивы своих сотрудников.

Цель - это «результат деятельности человека, к которому он стремится в своей работе» [11]. Потребность - это возникающее в ходе жизнедеятельности человека состояние, при котором испытывается чувство недостаточности чего–либо, необходимости чего-либо для существования человека. У каждого человека это состояние проявляется по-разному, и каждый удовлетворяет свои потребности по-своему. Потребности могут возникать как осознанно, так и неосознанно. Но не все потребности подвержены осознанию, вследствие чего они не могут быть устранены. Зачастую потребности могут повторяться, при этом их степень воздействия на человека будет меняться. Потребности человека достаточно изменчивы, поэтому ожидать положительного эффекта повторно от одного успешно сработавшего метода не всегда будет верным.

В ходе своей трудовой деятельности сотрудники организации стремятся к удовлетворению имеющихся у них потребностей. Для большинства из них работа выступает в качестве способа получения денег, с помощью которых они уже удовлетворяют имеющиеся у них потребности (оплата жилья, одежды, питания и др.). Также работа влияет и на социальный уровень человека в обществе, его развитие и социальный статус.

Если рассматривать мотивацию как процесс, то можно представить ее в виде шести основных, следующих последовательно одна за другой, стадий (рисунок 1).

Рисунок 1 – Мотивационный процесс

(Источник: составлено автором с использованием материалов Е.И. Макриновой [6])

Значительное влияние на мотивационный процесс каждого конкретного человека оказывает:

1. различие мотивационных структур людей;

2. уровень влияния одних и тех же стимулов;

3. уровень воздействия одних мотивов на другие

Таким образом, степень удовлетворения потребностей у одного человека может быть выше, чем у другого, а, следовательно, и результат от их достижения разный [4]. Вследствие чего при рассмотрении основных проблем трудовой мотивации сотрудников организации требуется учет следующих основных групп факторов, оказывающих на нее воздействие:

- индивидуальные характеристики сотрудников (пол, возраст, образование, стаж и т.д.);

- характеристики выполняемой работы (сложность, ответственность, самостоятельность и т.д.);

- характеристики выполняемой ситуации (организационный контекст, непосредственное рабочее окружение).

Таким образом, каждый человек обладает определенной специфической для него структурой трудовой мотивации, которая напрямую зависит от его индивидуальных особенностей, опыта, характера усвоенных трудовых норм и ценностей. Знание факторов мотивации персонала является основополагающим для каждого руководителя, так как именно соотношение внутренних и внешних факторов мотивации является основой для сопоставления интересов сотрудника и компании и разработки системы мотивации для него.

В соответствии с этими факторами выделяют внешнюю и внутреннюю мотивацию.

1) Внешняя мотивация - обусловлена внешними обстоятельствами. Данный вид мотивации представляет собой самый высокий стимул, направляющий человека на выполнение трудовой деятельности с наибольшей отдачей. Человек, имеющий высокий уровень внутренней мотивации, ставит перед собой задачу максимально использовать свой потенциал с последующим повышением профессионализма и совершенствования своих знаний и квалификации.

2) Внутренняя мотивация сотрудников сочетает трудовую деятельность и личную заинтересованность от своей работы, с пониманием значимости производимой работы, отсутствием ограничений в своих действиях и возможностью применить свои знания и опыт на практике.

В отличие от внутренней внешняя мотивация основана на оплате труда, социальных гарантиях, перспективах карьерного роста, похвалой руководства и прочее. Внешняя мотивация более действенна, но менее длительна [5].

Понятие «мотивация» является весьма сложным и важным фактором, влияющим на производительность труда. Мотивация определяет основу потенциала сотрудников любого предприятия и совокупность свойств, непосредственно влияющих на трудовую деятельность. Очевидно, что существует связь между мотивацией персонала предприятия и результативностью работы сотрудников, поэтому эффективная трудовая деятельность возможна лишь при построении оптимальной системы мотивации труда.

Неотъемлемым элементом исследования финансовой безопасности предприятия является выбор ее критериев.
Под критерием финансовой безопасности предприятия понимаются признак или сумма признаков, на основании которых может быть сделан вывод о том, находится ли предприятие в финансовой безопасности или нет. Такой критерий должен не просто констатировать наличие финансовой безопасности предприятия, но и оценивать ее уровень. Количественную оценку уровня финансовой безопасности желательно было бы получить с помощью тех показателей, которые используются в планировании, учете и анализе деятельности предприятия, что является предпосылкой практического использования этой оценки.
Для этого целесообразно исследовать показатели финансовой устойчивости, безубыточности и ликвидности предприятия. Известен индикаторный подход, при котором уровень экономической безопасности определяется с помощью, так называемых индикаторов. Индикаторы рассматриваются как пороговые значения показателей, характеризующих деятельность предприятия в различных функциональных областях, соответствующие определенному уровню экономической безопасности. Оценка финансовой безопасности предприятия устанавливается по результатам сравнения (абсолютного или относительного) фактических показателей деятельности предприятия с индикаторами.
Существует и иной подход к оценке уровня финансовой безопасности предприятия, который может быть назван ресурснофункциональным. В соответствии с этим подходом оценка уровня финансовой безопасности предприятия осуществляется на основе оценки состояния использования корпоративных ресурсов по специальным критериям. При этом в качестве корпоративных ресурсов рассматриваются факторы бизнеса, используемые владельцами и менеджерами предприятия для выполнения целей бизнеса.
Исходя из результатов анализа наиболее известных подходов к оценке уровня финансовой безопасности предприятия, можно сделать вывод, что эти подходы весьма сложно использовать для оценки уровня финансовой безопасности предприятия в предложенной трактовке. В связи с этим необходим иной подход к выбору ее критериев.
В общем можно сказать, что одной из целей мониторинга финансовой безопасности предприятия является диагностика его состояния по следующей системе показателей:
? индикаторы производства:
? динамика производства (рост, спад, стабильное состояние, темп изменения);
? реальный уровень загрузки производственных мощностей;
? темп обновления основных производственных фондов (реновации);
? стабильность производственного процесса (ритмичность, уровень загруженности в течение определенного времени);
? удельный вес производства в ВВП (для особо крупных пред- приятий-монополистов);
? оценка конкурентоспособности продукции;
? структура и технический ресурс парка машин и оборудования;
? финансовые индикаторы:
? объем «портфеля» заказов (общий объем предполагаемых продаж);
? фактический и необходимый объем инвестиций (для поддержания и развития имеющегося потенциала);
? уровень инновационной активности (объем инвестиций в нововведения);
? уровень рентабельности производства;
? фондоотдача (капиталоемкость) производства;
? просроченная задолженность (дебиторская и кредиторская);
? доля обеспеченности собственными источниками финансирования оборотных средств, материалов, энергоносителей для производства;
? социальные индикаторы:
? уровень оплаты труда по отношению к среднему показателю по промышленности или экономике в целом;
? уровень задолженности по зарплате;
? потери рабочего времени;
? структура кадрового потенциала (возрастная, квалификационная).
Несостоятельность (банкротство) выступает сложным экономико-правовым явлением. С одной стороны, считается результатом неэффективного предпринимательства участников экономического оборота, а с другой – указанный институт – мощный стимул эффективной работы предприятий, призванный противостоять личным интересам отдельных лиц, а также обеспечивать баланс их интересов, как и стабильность в целом рынка. Под «банкротством» понимается также процедура, которую применяют в отношении должника, направленную на то, чтобы оценивать его финансовое состояние, выработать меры по улучшению финансового положения должника, а если применение данных мер будет считаться невозможным либо же нецелесообразным, - на наиболее справедливое и равное удовлетворение интересов кредиторов несостоятельных должников.
Банкротство является совокупностью сменяющих друг друга процедур, которые арбитражный суд вводит в отношении должника: наблюдение, финансовое оздоровление, внешнее управление, а также конкурсное производство. Процедуру банкротства регулирует Федеральный закон от 26.10.2002г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».
Банкротство является совокупностью сменяющих друг друга процедур, которые арбитражный суд вводит в отношении должника: наблюдение, финансовое оздоровление, внешнее управление, а также конкурсное производство. Процедуру банкротства регулирует Федеральный закон от 26.10.2002г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».
Чтобы выявить качество финансового состояния, используется несколько степеней качества: ? состоятельное; ? предкризисное; ? кризисное; ? несостоятельное (после решения Арбитражного Суда). Определения внутренних причин банкротства достигают проведением анализа финансового положения конкретного предприятия.
Финансовое состояние является совокупностью показателей, отражающих факты наличия, размещения и применения финансов. Финансовое положение является очень важной характеристикой экономической деятельности предприятия. За счет нее определяется конкурентоспособность предприятия, его потенциал в ведении делового сотрудничества, оценивается, в какой степени гарантированы экономические интересы самого предприятия и его партнеров по финансовым, а также иным хозяйственным отношениям.
Цель анализа – оценить финансовое состояние хозяйствующего субъекта и выявить его перспективные возможности к нормальному и эффективному функционированию в условиях конкуренции и одновременному успешному решению задач социального развития.
Нормальное экономическое развитие находится в зависимости от степени отлаженности системы расчетов между субъектами хозяйствования, от своевременности исполнения ими собственных обязательств. Как показала практика, срыв погашения задолженности одними предприятиями оказывает отрицательное влияние на платежеспособность многих взаимосвязанных, а также связанных с ними участников хозяйственной деятельности.
Соответственно, наиболее важная задача финансовых, коммерческих и прочих служб – достичь полной платежеспособности предприятия и его самостоятельных структурных подразделений.
Среди ученых не установилось единого мнения по отношению к классификации типов финансового состояния организации (таблица 3).

Таблица 3 - Подходы к определению типов финансового состояния [29, c. 52]
Автор S(Ф) (1;1;1) S(Ф) (0;1;1) S(Ф) (0;0;1) S(Ф) (0;0;0)
Хар-ка Высокий уровень платежеспособности. Предприятие не зависит от внешних кредиторов. Гарантирует выполнение обязательств. Нормальная платежеспособность, рациональное использование заемных средств, высокая доходность текущей деятельности. Нарушение нормальной платежеспособности, возникает необхо-димость привлечения доп. источников финансирования, возможно восстановление платежеспособности. Предприятие полностью неплатежеспособно и находится на грани банкротства
Бухарин С.В. Абсолютная независимость финансового состояния Нормальная независимость финансового состояния Неустойчивое финансовое состояние Кризисное финансовое состояние
Кедров Б.И. Абсолютная устойчивость Нормальная устойчивость Неустойчивое положение Кризисная ситуация
Крылов Э.И., Власова В.М. Абсолютная устойчивость финансового состояния Нормальная устойчивость финансового состояния Неустойчивое финансовое состояние (финансовая неустойчивость) Кризисное состояние финансовой устойчивости
Савицкая Г.В. Абсолютная краткосрочная финансовая устойчивость Нормальная краткосрочная финансовая устойчивость Неустойчивое (предкризисное) финансовое состояние Кризисное финансовое состояние Толпегина О.А. Абсолютная краткосрочная финансовая устойчивость Нормальная краткосрочная финансовая устойчивость Неустойчивое (предкризисное) финансовое состояние Кризисное финансовое состояние

Считаем правильным выделение четырех следующих типов финансового состояния: абсолютно устойчивое (отличное) финансовое состояние, относительно устойчивое (хорошее) финансовое состояние, относительно неустойчивое (удовлетворительное) финансовое состояние и абсолютно неустойчивое (неудовлетворительное) финансовое состояние. Раскрыв сущность и роль анализа финансового состояния предприятия, определим его методы проведения.
Критерием отнесения к определенной степени качества являются следующие качественные условия (таблица 4).

Таблица 4 - Критерии степеней качества финансового состояния предприятия [30, c. 40]
Условие Степень
график платежей по долгам выполняется состоятельность более половины долгов просрочено до двух месяцев от договорного срока предкризисное более трех четвертей долгов просрочено до двух месяцев от договорного срока кризисное хотя бы один долг просрочен более чем на три месяца несостоятельность

Часто требуется определение глубины несостоятельности организации. На этапе качественного анализа возможно применение валового измерителя и количественного (рис. 2). Первый дает возможность установления того, какие именно долги из совокупной суммы будут просроченными. Второй указывает на то, скольким кредиторам из общего их количества предприятие просрочило выплаты по долгам. Рисунок 2. Качественное измерение глубины несостоятельности [39, c. 150]

При обнаружении на этапе качественного анализа признаков несостоятельности требуется применение антикризисных мер, цель которых – реализовать ряд мероприятий, нацеленных на то, чтобы вернуть предприятие к состоятельности. С этой целью производится комплексный анализ качества финансового положения. Комплексность заключается в полноте и его всеобъемлемости. Осуществляется кроме качественного также и количественный анализ качества финансового состояния. Проводится изучение причин понижения качества и определение мероприятий, нацеленных на то, чтобы стабилизировать финансовое состояние. В процессе рассмотрения дела о банкротстве ИП возможно применение только следующих процедур: наблюдения, конкурсного производства, мирового соглашения (статьи 27, 207, 219 Закона N 127-ФЗ).
Наблюдение. Является начальной процедурой, вводящейся в отношении должника при установлении обоснованности заявления кредитора по признанию должника банкротом (пункт 1 ст. 62 Закона о банкротстве).
Цель указанной процедуры – обеспечить сохранность имущества должника, проанализировать финансовое состояние должника, составить реестр требований кредиторов и провести первое собрание кредиторов (статья 2 Закона о банкротстве). Наблюдение вводят на срок до 7 мес. (статья 51, пункт 3 ст. 62 Закона о банкротстве).
Результат анализа финансового состояния должника – это вывод временного управляющего касательно возможности (невозможности) восстановить платежеспособность должника, а также достаточности его имущества к удовлетворению требований кредиторов и покрытию расходов в деле о банкротстве (статья 70 Закона о банкротстве).
По выводу, сделанному временным управляющим, арбитражным судом вводится одна из таких процедур банкротства.
В пределах процедуры наблюдения требования конкурсных кредиторов, которые включены в реестр требований кредиторов, не удовлетворяются. В указанной процедуре возможна выплата только текущих платежей.
Согласно части 1 и 3 ст. 5 Закона о банкротстве текущие платежи – это денежные обязательства, а также обязательные платежи, которые возникли после даты принятия заявления по признанию должника банкротом. Удовлетворение требований кредиторов по текущим платежам при процедурах, осуществляемых в деле о банкротстве, проводится в порядке, который устанавливает Закон о банкротстве. Нужно помнить, что в Законе о банкротстве не содержится запрета на ведение хозяйственной деятельности при осуществлении той или иной из процедур банкротства, в т. ч. и конкурсного производства.
Правила квалификации платежей как текущих, а также их отграничения от остальных довольно детально определяет Пленум ВАС РФ в Постановлении от 23.07.2009 N 63 «О текущих платежах по денежным обязательствам в деле о банкротстве». В нем Пленум ВАС РФ указывает также, что денежные обязательства – текущие платежи, если они появились после даты принятия заявления по признанию должника банкротом, иными словами – даты вынесения об этом определения. Соответственно, как текущий платеж можно квалифицировать только такое обязательство, которое подразумевает использование денег как средства платежа, средства погашения денежной задолженности.
Финансовое оздоровление. Его вводит арбитражный суд на основе решения собрания кредиторов в целях восстановления платежеспособности должника и в случае наличия возможности у должника на погашение кредиторской задолженности.
С этой целью арбитражный суд утверждает график погашения кредиторской задолженности, который должен предусматривать погашение всех требований кредиторов, которые включены в реестр требований кредиторов (пункт 3 ст. 84 Закона о банкротстве).
Погашение требований кредиторов осуществляется не позднее чем за 1 мес. до даты окончания сроков финансового оздоровления (пункт 3 ст. 84 ФЗ о банкротстве). Его вводят на срок до 2-х лет (пункт 6 ст. 80 ФЗ о банкротстве).
Внешнее управление. Его вводит арбитражный суд на основе решения собрания кредиторов в целях восстановления платежеспособности должника (статья 2 ФЗ о банкротстве). Последствия введения процедуры внешнего управления состоят в прекращении полномочий руководителя должника, а также передаче его полномочий внешнему управляющему; в прекращении полномочий органов управления должника (статья 94 Закона о банкротстве).
После введения процедуры внешнего управления вводят мораторий на удовлетворение кредиторских требований; соответственно, требования в указанной процедуре не удовлетворяются, кроме текущих платежей (пункт 1 ст. 95 ФЗ о банкротстве). Внешнее управление вводят не срок до 18 мес. и может продлеваться еще на 6 мес. (пункт 2 ст. 93 Закона о банкротстве).
Конкурсное производство. Это окончательная процедура банкротства, после окончания которой должника исключают из ЕГРЮЛ. Его вводят при невозможности восстановить платежеспособность должника с целью соразмерного удовлетворения кредиторских требований.
После введения конкурсного производства сроки выполнения всех обязательств должника считаются наступившими, происходит прекращение начисления санкций за невыполнение должником собственных обязательств, снятие арестов; через 2 месяца после введения конкурсного производства происходит закрытие реестра требований кредиторов (статьи 126, 142 ФЗ о банкротстве).
В процессе конкурсного производства осуществляется выявление конкурсной массы должника, инвентаризация, оценка и продажа имущества должника.
После продажи имущества должника, а также формирования конкурсной массы должника конкурсный управляющий удовлетворяет кредиторские требования согласно очередности, которую устанавливает статья 134 Закона о банкротстве:
? прежде всего, осуществляются расчеты по требованиям граждан, перед которыми должники несут ответственность за нанесение вреда здоровью или жизни, посредством капитализации соответствующих повременных платежей, а также компенсации морального вреда;
? во-вторых, осуществляются расчеты по выплате выходных пособий, а также оплате труда лиц, которые работают или работали по трудовому договору, и по выплате вознаграждений авторам результата интеллектуальной деятельности;
? в-третьих, осуществляются расчеты с остальными кредиторами.
Конкурсное производство вводят на 6 мес., а продлить его может арбитражный суд (пункт 2 ст. 124 ФЗ о банкротстве).
Основания к признанию должника несостоятельным (банкротом), так же, как и порядок и условия реализации мер, связанных с предупреждением несостоятельности (банкротства), устанавливает Закон от 26.10.2002г. N 127-ФЗ. Там же указаны порядок и условия проведения процедур, осуществляемых в деле о банкротстве, а также прочие отношения, которые возникают в случае неспособности должника полностью удовлетворить требования кредиторов.
Согласно статье 3 Закона N 127-ФЗ в общем случае юрлицо считают неспособным к удовлетворению требования кредиторов по денежным обязательствам и (либо же) выполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (либо же) обязанность им не выполнены на протяжении трёх месяцев с даты, с которой они должны были быть выполнены.
Ранние признаки банкротства, выступающие одновременно как экономические, финансовые, юридические и психологические аспекты общего состояния предприятия, могут вылиться в определенные причины его несостоятельности. Поэтому отличают формальные признаки банкротства и неформальные, в соответствии с которыми возможна оценка ухудшающегося финансового состояния предприятия и указывающих на возможное предбанкротное положение организации.
Формальный признак банкротства определенной организации в концентрированном виде заключается в неплатежеспособности. Говоря иначе, основной индикатор предбанкротного состояния – это движение потоков денег. Согласно пункту 2 ст. 3 Закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» юридическое лицо признается неспособным к удовлетворению требований кредиторов по денежным обязательствам и (либо же) выполнить обязанность по уплате обязательных платежей, в совокупности не менее 100 тысяч рублей, если соответствующие обязательства и (либо же) обязанность не выполнены им на протяжении трех месяцев с даты, когда их нужно было исполнить.
В заключение отметим, что предпринимательское искусство по большому счету состоит в умении разработки такой стратегии развития бизнеса, которая дала бы возможность достижения желаемых результатов, не подвергая собственное дело излишним рискам, в том числе и риску несостоятельности (банкротства). Тем не менее, не во всех случаях предпринимательство ведет к успеху, иногда предприятие может оказаться в сложной финансовой ситуации, преодолеть которую нельзя без применения процедур, которые регулирует законодательство о несостоятельности (банкротстве).
Таким образом, исследование и систематизация научных подходов к вопросам обеспечения экономической безопасности предприятия, проведенное в первой главе работы, позволяет сделать следующие выводы. Обеспечение экономической безопасности предприятия следует рассматривать как непрерывный во времени процесс, который включает системный мониторинг избранных индикаторов, позволяющих дать объективную оценку состояния экономической безопасности предприятия и применять те или иные механизмы её обеспечения. Во второй главе будет проведен анализ экономической безопасности ООО «Манго Раша».

На сегодняшний день проблемы обеспечения условий экономического роста организации становятся первостепенными.
На развитие предприятия оказывают влияние неустойчивая политическая и социальная экономическая ситуация в государстве, межнациональные, локальные, территориальные конфликты, законодательное несовершенство, криминализация населения, мошенничество, коррупция и др. Отсутствие единой и полной мысли об экономической безопасности предприятия детерминирует необходимость последующего изыскания путей и способов разрешения данной проблемы [10, с. 131].
Для понимания смысла категории «экономическая безопасность» необходимо привести характеристику понятия «безопасность» и выявить её суть.
«Безопасность» переводится с греческого как «владеть ситуацией», т.е., безопасность является таким состоянием субъекта, при котором возможность изменения свойственных данному субъекту качеств и характеристик его внешней среды незначительны, меньше конкретного диапазона [20, с.188]. Экономическая безопасность предприятия также подлежит рассмотрению в качестве одной из составных частей общего понятия «безопасность». Всякий ущерб когда-либо обретает оценку в денежной форме, то есть может выделяться исключительно экономическая составная ущерба. Но нужно подчеркнуть, что понимание ущерба либо прибыли, в качестве финансовой категории не показывает действительную ситуацию экономической безопасности предприятия, так как она описывает лишь настоящее состояние финансовой деятельности предприятия. Как подтверждение актуальности проблемы исследования экономической безопасности предприятия выступает понимание данной актуальности начальниками предприятий и формирование в оргструктуре управления предприятиями специализированных подразделений для того, чтобы обеспечивать безопасность, но данные структурные подразделения не обладают выработанной и действенно функционирующей научной системой оценки уровня безопасности, теоретической основы собственной работы, что значительно понижает результативность этих структурных подразделений [13, с.99]. Допустимо выделение ряда подходов самых разных авторов к определению экономической безопасности предприятия (рис. 1). Экономическая безопасность предприятия

Рисунок 1. Подходы к определению экономической безопасности предприятия

Подходы к определению экономической безопасности предприятия:
а) в качестве защиты против экономических преступлений. Зачастую обеспечение экономической безопасности предприятия сводится к оказанию противостояния, защиты от различных экономических преступлений (кража, мошенничество, фальсификация, промышленный шпионаж и т.д.). Бесспорно, данные угрозы весьмы важны и должны подвергаться постоянному анализу и учету, однако сведение экономической безопасности предприятия исключительно к этому недопустимо. Это понятие является широким и более емким [12, с.121]; б) в качестве состояния защищенности от внутренней и внешней угроз. Предприятие – выступает, прежде всего, - объектом экономических отношений. Собственник предприятия, прежде всего, ставит в качестве результата деятельности предприятия - достижение обозначенной им цели, которая обычно обладает экономическим характером. Будут ли появляться в ходе данного достижения те или иные угрозы, будут ли с ними борьбу, как ее будут вести - собственнику, видимо, все равно. Борьба с угрозами, как таковая, чаще всего не сама цель формирования и управления предприятием, ведения им экономической деятельности. Впрочем, мнения об экономической целесообразности борьбы с угрозами скорее всего вызовет интерес собственника, так как это прямо касается его материальных интересов, так как ведению данной борьбы необходимо осуществление затрат, а выигрыш неочевиден [13, с.87]; в) в качестве состояния эффективного применения ресурсов либо потенциала. Подход, предпринимающий попытку избежать применения понятия угрозы в определении экономической безопасности предприятия основан на ряд экономических понятий достижения цели, работы предприятия, то есть выступает как ресурсно-функциональный подход. г) в качестве наличия конкурентных преимуществ. Подход, сторонники которого полагает, что с наличием конкурентных преимуществ, которые обусловлены соответствием материального, финансового, кадрового, технико-технологического потенциала и оргструктуры предприятия его стратегическим целям и задачам дадут ему некоторый уровень экономической безопасности [17, с.108]. Однако сам факт наличия достоинств и потенциала, без их применения и осуществления, не гарантирует предприятию экономическую безопасность; д) в качестве реализации и защиты экономических интересов. Относительно наиболее новый подход, который основывается на осуществлении и защите экономических интересов предприятия, устанавливает безопасность предприятия в качестве защищенности его жизненно необходимых интересов от внутренней и внешней угроз, т.е. защита предприятия, его кадрового и интеллектуального потенциалов, сведений, технологий, капитала и прибыли, обеспечиваемая через систему мер специального правового, экономического, организационного, информационного технического и социального характеров» [18, с.23].
Объемы работ по вопросам безопасности непрерывно растут. В настоящее время в одном лишь электронном книжном магазине (Amazon.com) имеется в наличии свыше двух тысяч наименований книг, которые посвящены вопросам безопасности в какой-либо сфере. Повышенный интерес к этим вопросам наблюдается также и среди отечественных ученых. Невзирая на такое многообразие и обилие сведений в названной сфере многие исследователи полагают, что данная проблема недостаточно проработанная, вместе с тем почти каждым предложено свое определение безопасности и способы того, как её обеспечить. Отмечается тенденция к возникновению новых междисциплинарных областей знания о риске и безопасности, к примеру, рискология и секьюритология.
Осуществленный анализ определений безопасности, которые предложены в современных литературных источниках, дает возможность сделать вывод, что в самом общем смысле безопасность является «состоянием, при котором нет угрозы опасности, есть защита от опасности». Как один из самых важных компонентов системы безопасности предприятия выступает способ ее обеспечения, являющийся совокупностью законодательных актов, правовых норм, побудительных мотивов и стимулов, методов, мер, сил и средств, при помощи которых обеспечивается достижение целей безопасности и разрешения поставленных задач. Системным подходом к созданию механизма обеспечения экономической безопасности предприятия предполагается, что требуется учет реальных условий его деятельности, а непосредственно механизм должен обладать четко очерченными элементами, схемой их действия и взаимного действия. Строение механизма обеспечения экономической безопасности предприятия включает в себя несколько блоков, одновременное действие которых имеет призванием обеспечение достаточной для увеличенного воспроизводства капитала предприятия прибыль, которую получают вследствие соблюдения интересов организации, то есть вследствие взаимодействий предприятия с субъектами внешней среды. Механизм обеспечения экономической безопасности предприятия может обладать различной степенью структуризации и формализации. В идее механизма обеспечения экономической безопасности предприятия как главное требование выступает наличие индикативного анализа, в качестве метода экономических исследований, сущность которого – выявление тенденций и изменений показателей экономической безопасности, их интегрированности в обеспечении экономической стабильности субъекта и его интересов [11, c. 46].
Индикаторы экономической безопасности — нормативные характеристики и показатели, которые:
1) в количественной форме выражают угрозы экономической безопасности;
2) имеют высокую чувствительность и изменчивость и, следовательно, большую сигнальную способность к предупреждению общества, государства и субъектов рынка о вероятных опасностях по причине макроэкономической ситуации, принимаемых правительством мер в области экономической политики и т.д.
3) исполняют функции индикаторов только в совокупности, т.е. вступают во взаимодействие в довольно сильной степени.
Для того, чтобы построить механизм обеспечения экономической безопасности, как раз третье свойство является, по нашему мнению, важнейшим. Взаимодействия индикаторов существуют во всех случаях, но лишь при конкретных условиях нарастания угроз они выходит за очерченные рамки, начинают обладать экстремальным характером и становится очевидным. Накопление сведений о численных характеристиках такого взаимодействия требуется для того, чтобы определить последствия осуществления угроз и принятия оправданных управленческих решений, которые направлены на понижение их воздействий на экономическую деятельность предприятия.
В систему контролируемых показателей деятельности предприятия входят специальные индикаторы экономической безопасности (направленности развития предприятия), по изменениям которых за конкретный период времени диагностируют и идентифицируют финансовое состояние предприятия: нормальное, предкризисное, кризисное. При этом можно прогнозировать банкротство предприятия.
Зависимо от степени изменений индикаторов безопасности касательно их планово-нормативных величин по различным моделям осуществляют идентификацию определённого финансового состояния предприятия, прогнозирование уровней вероятностей его банкротства. Результаты идентификации финансового состояния обладают принципиальным значением, поскольку они не только дают обобщающую оценку текущего положения предприятия, но преимущественно указывают на принятие конкретного ряда управленческих мер в планировании, организации и мотивации.
При выявлении ранних признаков кризиса осуществляют ввод превентивных механизмов, которые нейтрализуют развитие кризиса и возвращающих организацию в нормальное финансовое состояние. Число превентивных механизмов состоит из:
? сокращения объёмов финансовых операций на самых рискованных направлениях финансовой деятельности предприятия;
? повышения уровня внутреннего и внешнего страхования финансовых рисков, которые создают угрозу кризиса;
? реализации части излишних либо неприменяемых активов предприятия для того, чтобы увеличить ликвидные активы;
? конверсии и денежной формы дебиторской задолженности и эквивалентов денежных средств.
Если в ходе мониторинга и идентификации финансового состояния предприятия проводят диагностирование его предкризисного финансового состояния, то пользуются механизмами противодействия растущему кризису: организационные, корректировки стратегии развития, финансовой стабилизации.
Следовательно, осуществление управленческих решений ввиду круга обстоятельств (в том числе развития кризисных ситуаций) производится при неблагоприятных условиях понижения управляемости предприятия, конфликтности интересов, высокой степени неопределённости и нехватки времени.

28 ноября 1558 г. в возрасте 25 лет Елизавета сменила свою сводную сестру Марию Тюдор на английском престоле. Во время торжественной процессии, которая шла от дворца Уайтхолл до Тауэра, Елизавета обратилась к подданным со словами: «Некоторым пришлось низринуться от правителей этой земли до заключенных этого места, я же поднялась от пленницы этого места до правителя этой земли. Первое было следствием божественной справедливости, второе – Божьей милости».[1]

Ее восшествие к власти. Действительно оказалось Божьей милостью , не только для нее, но и для Англии. Елизавета получила от своей сестры не самое богатое наследство: страна находилась на грани банкротства, обострились отношения с Францией и был потерян порт Кале, надвигалась франко-шотландская военная угроза, денежное обращение было расстроено еще при Эдуарде VI, а единственная союзница Англии – Испания - с настороженностью относилась к ней из-за протестантских убеждений королевы. Вот как описывал один из современников ситуацию в Англии на момент восшествия на трон Елизаветы: «Королева бедна, королевство истощено, знать бедна и слаба. Не хватает хороших командиров и солдат. Народ не повинуется. Правосудие не отправляется. Все дорого. Избыток мяса, напитков и украшений. В стране внутренний раскол. Угроза войны с Францией и Испанией. Французский король стоит одной ногой в Кале, другой в Шотландии. Стойкая враждебность за рубежом, но нет стойкой дружбы».[2]

В этих условиях Елизавета столкнулась также с проблемой преемственности престола: умирая, Генрих VIII назвал ее наследницей в своем завещании, но не позаботился отменить акт парламента, который объявлял незаконнорожденной и, сoгласно папской булле, Елизавета оставалась бастардом. В такой ситуации любой из претендентов на английский трон мог выдвинуть свои права, и новоиспеченная королева со страхом ожидала этого. Так, например, испанский король Филипп II, лишившись супруги - Марии Тюдор, тотчас поспешил заверить Елизавету и весь двор в своей любви к ней. В свою очередь, повелитель Франции, Генрих II заявил, что его невестка, Мария Стюарт также имеет права на престол в Англии.

Елизавете было необходимо доказать не только то, что она истинная дочь своего отца, короля Генриха VIII, но и то, что женщина также хорошо может управлять государством, как и мужчина.

В эпоху Ренессанса правление женщины не было новым явлением в политике: Екатерина Медичи во Франции; регент Шотландии Мария де Гиз, сменившая её в качестве королевы Мария Стюарт, Мария Тюдор, и наконец, Елизавета. Все-таки женщина на троне воспринималась как временное явление, переходный этап в ожидании нового короля. В 1558 году Джон Нокс, шотландский протестант, выпустил свой «Первый трубный глас против безбожного правления женщины» в котором напрямую говорил о пагубном воздействии женского правления: «Допустить женщину к управлению или к власти над каким либо королевством, народом или городом противно природе, оскорбительно для Бога, это деяние, наиболее противоречащее его воле и установленному им порядку, и, наконец, это извращение доброго порядка, нарушение всякой справедливости. Природа предписывает им быть слабыми, хрупкими, нетерпеливыми, немощными и глупыми. Опыт же показывает, что они также непостоянны, изменчивы, жестоки, лишены способности давать советы и умения управлять… Там, где женщина имеет власть или правит, там суете будет отдано предпочтение перед добродетелью, честолюбию и гордыне – перед умеренностью и скромностью, и жадность, мать всех пороков, станет неизбежно попирать порядок и справедливость»[3]. Несмотря на то, что данное послание было адресовано Марии Тюдор, в нем, несомненно, выражалось недовольство женским правлением в целом.

В раннее Новое время женщина воспринималась не как самостоятельный и автономный субъект, а как приложение к своей семье: мужу, детям. Ей приписывали такие характеристики как скромность, покорность, заботливость[4]. Данные женские качества имели в обществе огромный вес, и Елизавете также приходилось примерять их на себя. Образ государя и образ женщины в массовом сознании имели разные коннотации: король должен управлять, женщина - подчиняться; королю отводилось место в публичной сфере жизни, женщине - в частной. Елизавета активно использовала концепцию «о двух телах короля». Эта идея заключает в себе двойственную интерпретацию монарха. С одной стороны, у него есть тело, подвластное времени, старению, различным недугам; тело, которое в любой момент может умереть. С другой стороны, монарх наделяется «политическим» телом. Оно вечно и неизменно, а также исполняет функции становления общественного блага в государстве и наставления народа. «Добродетельным правителем был тот, кто создавал гармонию между своим естеством и политическим телом, кто подчинял свои страсти своему разуму»[5]. Исходя из этой идеи, Елизавета делала различия между ее физическим телом и политическим. Она умело маневрировала, когда нужно, своей женственностью, а когда необходимо проявить характер и твердость, напоминала, что она для своих подданных, прежде всего Король.

Когда в 1559 году в парламенте остро встал вопрос о ее замужестве, Елизавета поразила всех следующим решением: «Для меня будет достаточно, если на моем мраморном надгробии будет написано, что королева, правившая в такое-то время, жила и умерла девственницей».[6] Это означало, что все надежды, которые возлагали на королеву, как на женщину (прежде всего ожидание от нее наследника престола) начали терять свое значение. С самого начала Елизавета дала понять о намерении единоличного правления; начала утверждать себя как автономный правитель, который готов самостоятельно нести ответственность за государство.

Елизавета еще долго пользовалась безбрачием для маневров во внешней политике, но в итоге её подданные приняли точку зрения королевы о нежелании выходить замуж. Лорд-хранитель малой печать Бэкон в 1576 году заявил: «Ее Величество поручила мне сообщить, что, несмотря на ее личную нерасположенность и нежелание выходить замуж, она, во имя вас и для блага королевства, согласна уступить и удовлетворить вашу покорную просьбу, более того, всячески содействовать тому, чтобы замужество состоялось».[7] Елизавета во главу угла ставила только вопрос о защите своего государства.

Показательным в этом смысле является случай с герцогом Алансонским. Елизавета шутливо называла его своим “Лягушком”, и говорила впоследствии, что он был «самым постоянным и преданным»[8] из её поклонников. Она всерьез начала задумываться о замужестве, но ее подданные, которые раньше умоляли выйти Елизавету замуж за кого угодно, в этот раз были не согласны с ее выбором: католиком, французом, из семьи убийц, устроивших Варфоломеевскую ночь. Окончательный приговор был оставлен на решение Тайного Совета, и, несмотря на то, что большинство членов высказались за брак, королева ответила что «ей нужно объективное мнение о целесообразности такого шага для страны».[9] Итог был таков: она не смогла принести в жертву благо своего королевства ради собственного счастья.

Ей не нужен был соправитель. «Мужьями всегда было сложно управлять, так как в статусной иерархии мужчины всегда стояли выше. А если муж был королем, то дело здесь усложнялось во много раз».[10] В 1580 году она написала: «Когда я была прекрасной и молодой, все к чему я стремилась – быть их госпожой».[11] Ей не нужен был муж, ей нужны были поклонники, готовые в любой момент принести себя в жертву во имя короны.

Этим объясняется культ рыцарства, который распространился во времена Елизаветы. Каждый год в день ее восшествия на престол 17 ноября устраивались пышные рыцарские турниры. Они больше напоминали маскарад, в котором каждый участник соревновался в борьбе за благоволение королевы. Это мероприятие превратилось в своего рода национальный праздник, просуществовавший вплоть до XVIII в. Все носило глубоко символичный характер: часто в рыцарских турнирах обыгрывались красный и белый цвета, символизирующие тюдоровскую розу. Это были и личные символы Елизаветы: «незамысловатый белый шиповник олицетворял ее девственную чистоту, а гордая роза – первенство над остальными; она была первой среди земных женщин и государей, как роза – первая среди цветов».[12] Образ Прекрасной Дамы – определенно женский. Выбор на него пал не случайно. Еще Генрих VIII, отец Елизаветы был большим любителем рыцарских турниров и постоянным участником. Он закрепил традицию их проведения, как моду на мужественность, силу и храбрость. Каждый участник турнира должен был показать эти качества, для того чтобы победить. Король выступал примером для других. Елизавета, будучи женщиной, не могла себе позволить участие в турнирах, но продолжение традиции было для нее необходимым шагом. Образ Прекрасной Дамы не только позволял ей провести линию преемственности, но и давал возможность управлять подданными на другом, феминном, уровне.

Необходимость держать все под контролем было неотъемлемой частью политики Елизаветы Тюдор. Она верила в свое божественное призвание быть королевой. В отличие от Марии Тюдор, для которой основная цель заключалась в рождении наследника для страны, цель Елизаветы – безопасность Англии.

В 1560 году Мария Стюарт вернулась из Франции после смерти мужа на родину в Шотландию. Она представляла совсем другой тип женщины: её чувства всегда одерживали вверх, не позволяя контролировать ситуацию, которая находилась постоянно «на острие ножа».[13] Через несколько лет после возвращения в Шотландию Мария вышла замуж за своего кузена Генриха Стюарта, лорда Дарнлея, через несколько лет она уже участвовала в расправе над ним. В 1567 году вышла замуж за его убийцу лорда Джеймса Хепберна, графа Босуэлла. Мария потеряла власть над шотландскими подданными, и в 1568 году бежала в Англию, где сдалась на милость королевы Елизаветы.

Тем временем испанские агенты возбуждали недовольство среди католических подданных Елизаветы, побуждали их выступить против королевы. Для эффективной борьбы против протестантизма по всей Европе, необходимо было в первую очередь устранить его в Англии, а первым шагом к этому было убийство протестантской королевы Елизаветы.

В 1569 году произошло восстание католиков на севере Англии, однако, ввиду отсутствия общего плана у его участников и их неуверенности друг в друге, католический заговор не имел успеха. Ответ Рима не заставил себя ждать: в 1570 году вышла булла, отлучавшая Елизавету от церкви.

В 1570-е гг. на территорию Англии начинают проникать иезуиты, ярые сторонники Контрреформации. Самыми ловкими из них были Эдмунд Кэмпион и Роберт Персонс. Благодаря агентам Ф. Уолсингема удалось раскрыть ряд заговоров, которые составлялись в пользу Марии Стюарт.

В 1585 году протестанты создали добровольное общество для защиты жизни Елизаветы, на одном из заседаний которого Френсис Уолсингем предоставил улики существования заговора, возглавляемого Энтони Бабингтоном в пользу Марии Стюарт.[14] «В душе она давно решила, что живой Мария всегда будет слишком опасна для нее, и уже внутренне была готова обречь соперницу на смерть».[15] Для Елизаветы было важно сохранить непричастность к смертному приговору Марии. 24 ноября 1586 года в парламенте на вопрос о приговоре Марии Стюарт Елизавета дала ответ, который «был безответен» и, после смерти Марии, разыграла «невинность по отношению к ее гибели и повернула дело как несчастный случай, нелепую ошибку выполнения приговора без ее ведома».[16] Парламент высказался за казнь шотландской королевы, и Елизавета подписала смертный приговор. Марию Стюарт казнили 8 февраля 1587 года в замке Фотерингей.

После казни Марии Стюарт война между Испанией и Англией казалась неизбежной. Пиком этого противостояния стала битва английского флота с испанской Армадой, которая всем казалась непобедимой. В 1588 году в Тилбери, накануне сражения, Елизавета произнесла: «Я знаю, что наделена телом слабой и хрупкой женщины, но у меня душа и сердце короля, и короля Англии. И я думаю, это грязная ложь, что Парма, или Испанец, или любой другой государь Европы могут осмелиться переступить границу моего королевства. Это скорее, чем любое бесчестье заставит меня взяться за оружие, я сама стану вашим генералом, вашим судьей и вознагражу каждого по заслугам на поле брани».[17] Сопоставление образа тела слабой женщины и презрения, с которым она говорит обо всех возможных кандидатурах, готовых вторгнуться в ее королевство, является здесь преднамеренным, дабы показать полную идентификацию самой себя со своим государством.[18]

Елизавета часто пользовалась положением женщины для того, чтобы добиться определенных государственных целей. В 1563 году в Палате Общин она заявила, что, «будучи женщиной, хотела бы обрести ум и память», и выразила согласие с тем, что молчаливость должна быть «чертой, соответствующей ее полу».[19] Королева, будучи прекрасным оратором, действовала по принципу: «Я все вижу, но лучше я промолчу».[20] В разговоре с послом испанских Нидерландов в 1570 году Елизавета заявила, «что его правителю просто необходимо иметь дело с хрупкой и слабой женщиной».[21] Общение с мужчинами в подобном роде позволяло ей усыпить в них бдительность. Она не боялась выглядеть слабой в их глазах, для того чтобы потом показать им своё мужество и храбрость. «О своих женских слабостях она говорила только для того, чтобы обратить внимание на то, что в ней также есть и мужские сильные стороны, или для того, чтобы показать насколько политическое тело монарха доминирует над ее естеством».[22]

Разгром Армады вызвал всплеск национального самосознания англичан, и Елизавета стала для них настоящим культом, «даром небес», богом посланной защитницы страны и истинной веры. В 1589 году появляется произведение Эдмунда Спенсера «Королева фей», где Елизавета предстаёт в виде Глорианы. Она занимала английский престол уже более тридцати лет, и стала символом величия нации. Выросло целое поколение, которое не знало никаких правителей кроме неё. В последние годы начали уходить верные соратники на политической арене: граф Лестер, Френсис Уолсингем, Сесил. На смену им пришло новое поколение, которое мыслило иначе, чем их предшественники. Уолтер Рэли; Роберт Деверо, граф Эссекс состязались друг с другом ради того, чтобы она разрешила им проявить себя в делах государства. Эссекс был не просто придворным королевы, который старался добиться её расположения, но он также возглавлял при дворе группу, стремившуюся к власти.[23] В 1599 году Елизавета разрешила Роберту Деверо отправиться в Ирландию с самой большой армией, которую Англия когда-либо посылала туда. Эссекс, оказавшись на грани краха, бросил армию и бежал обратно в Лондон. Между королевой и молодым придворным произошла бурная сцена, и Елизавета посадила Роберта под домашний арест. Эссекс и его сторонники составили заговор, результатом которого должно было стать свержение Елизаветы с трона. Планы заговорщиков сорвались, а в 1601 году Эссекса казнили на Тауэр-Хилл.

Единственной настоящей любовью королевы была Англия, и она служила ей одной. В конце правления, выступая в парламенте, Елизавета произнесла свою «Золотую речь»: «Уверяю вас, что нет государя, который любил бы своих подданных сильнее Нас или чья любовь могла затмить Нашу. Нет такой драгоценности, которую я бы предпочла этому сокровищу – вашей любви, ибо я ценю её выше, чем любые драгоценности или богатства: они поддаются оценке, а любовь и благодарность я считаю неоценимыми <…> Думаю на этом троне у вас были и будут государи могущественнее и мудрее меня, но у вас никогда не было и не будет никого более заботливого и любящего».[24] 24 марта 1603 года королева умерла в своих покоях.

Идея о «двух телах короля» позволила Елизавете выстраивать политику таким образом, что никто не сомневался ни в том, что она настоящий правитель, ни в том, что она женщина. Роберт Сесил как-то сказал о ней: «Она, пожалуй, была больше, чем мужчина, но меньше, чем женщина».[25] Елизавета была вынуждена импровизировать и придумывать новые правила, пока она шла по пути королевы. Она использовала всё возможное, чтобы никто не сомневался в том, что она достойна своего титула и использовала любые средства, чтобы создать образ, который сделал легитимной её власть и способствовал развитию Англии.

[1] Цит. по: Бартон Э. Повседневная жизнь англичан в эпоху Шекспира. М.: Молодая Гвардия, 2005. – С.7.

[2]Цит. по: Черчилль. У.С. Британия в Новое время (XVI – XVII вв.). Смоленск: Русич, 2006. – С.102.

[3] Цит. по: Дмитриева О.В. Елизавета Тюдор. М.: Молодая Гвардия, 2012. – С. 55.

[4] Oram Y. Representations of Ageing Female Rulers on the Early Modern Stage / Representation of Elizabeth I in Early Modern Culture / Ed. by A.Petrinaand L.Tosi, 2011 - Р.228.

[5] Sharpe K. Public Duty and Private Conscience in Seventeenth-Century England. Oxford: Clarendon Press, 1993 – Р.80.

[6]Дмитриева О.В. ЕлизаветаТюдор. М.: МолодаяГвардия, 2004. – С.76.

[7] Хейг К. ЕлизаветаIАнглийская. Ростов-на-Дону:Феникс. 1997. – С.26.

[8]Дмитриева О.В. Елизавета Тюдор. – С.149.

[9] Дмитриева О.В. ЕлизаветаТюдор. М.: Молодая Гвардия, 2004.- С. 152.

[10] Loades D. Elizabeth I. London: Hambeldon and London, 2003. – Р.308.

[11] Loades D. Elizabeth I. – Р. 306.

[12] Дмитриева О.В. Елизавета Тюдор. – С.212.

[13]Черчилль. У.С. Британия в Новое время (XVI – XVII вв.). Смоленск: Русич, 2006. – С. 108.

[14] Черчилль. У.С. Британия в Новое время (XVI – XVII вв.). С. 117.

[15] Цит. по: Дмитриева О.В. Елизавета Тюдор. М.: Молодая Гвардия, 2004. – С. 164.

[16] BaseottoP. Representation of Elizabeth I in Early Modern Culture // Edited by A.Petrina and L. Tosi. N. Y.: Palgrave Macmillan, 2011. – P.68.

[17]Дмитриева О.В. Елизавета Тюдор. М.: МолодаяГвардия, 2004. – C.175.

[18]Loades D. Elizabeth I. London: Hambeldon and London, 2003. – P.345.

[19]Хейг К. ЕлизаветаIАнглийская. Ростов-на-Дону:Феникс, 1997. – С.58.

[20]BaseottoP. Representation of Elizabeth I in Early Modern Culture // Edited by A.Petrina and L. Tosi. N. Y.: Palgrave Macmillan, 2011..– P.70.

[21]Хейг К. ЕлизаветаIАнглийская. - С.126.

[22]Baseotto P. Representation of Elizabeth I in Early Modern Culture.- P.68.

[23] Черчилль. У.С. Британия в Новое время (XVI – XVII вв.). Смоленск: Русич, 2006. – С.140.

[24] Цит. по: Дмитриева О.В. Елизавета Тюдор. М.: Молодая Гвардия, 2004. – С.277.

[25] Цит. по: Дмитриева О.В. Елизавета Тюдор. С.287.

Как отмечала исследователь Сьюзен Фрай: «образ Елизаветы конструировался как самой королевой, так и окружавшими её придворными, создавался осознанно и целенаправленно».[1] Миф о королеве конструировался не только с помощью визуальной репрезентации, но и с помощью других способов: непосредственное взаимодействие с английским народом, регулярные выезды в земли своих подданных, рыцарские турниры и выстраивание определённых взаимоотношений внутри двора.

Девственность королевы была краеугольным камнем в построении её мифического образа. После победы над испанской Армадой, народ поверил, что их королева действительно послана им как знак божественного благоволения. Выше неё могла оставаться только Дева Мария: среди небесных дев Елизаветы была вторая, а среди земных – первая.[2] Это качество было знаковым для её современников. В своём обращении к Парламенту, она произнесла: «Для меня же будет достаточно, если на моём мраморном надгробии будет начертано, что королева, правившая в такое-то время, жила и умерла девственницей».[3] Сьюзен Фрай отмечает, что для Елизаветы, как правителя, принадлежность к женскому полу была причиной ряда сложностей. Это мешало ей играть роль активного политика. Для того чтобы занимать более высокую ступень в политической иерархии, нежели её подданные лорды, ей необходимо было выбрать в качестве основной добродетели такую, которая делала бы наставником для неё Бога.[4]

Френсис Йетс отмечал ещё одну характеристику обожествлённого образа Елизаветы – сияние, которое свидетельствует о её величии и избранности.[5] Эдмунд Спенсер, автор поэмы «Королева фей», в прологе упоминает о сиянии королевы:

«И ты, Богиня племени земного,

Ты, зеркало небесной красоты,

Владычица предела островного,

Светильник Феба, воссияй мне ты

Лучами ненаглядной правоты…».[6]

Сияние также является одной из черт героини поэмы «Королева фей» - Уны, в которой говорится, что лицо её сияло, будто солнце, излучая небесную благодать.

Одним из главных постулатов образа королевы был девиз “Semper idem”, который можно перевести как «Всегда та же», «Равная себе». Характеристика тождественности и верности является одним из важных качеств Уны в поэме «Королева фей»: покинутая возлюбленным рыцарем Красного Креста, она остаётся верной ему. Также можно привести в качестве характеристики постоянства пример из пьесы Томаса Деккера «Приятная комедия о старом Фортунате», написанная в 1599 году. «Я плачу, чтобы увидеть как заходит Солнце/ Увидеть как Луна, злясь, сменяет его на небосводе/ Увидеть как звезды сияют только ночью: яркие, одинокие, божественные».[7] Пьеса повествует о нищем по имени Фортунат, который встречает на своём пути богиню Фортуну, и та дарит ему кошелёк, из которого он в любой момент может достать 10 золотых монет. Королева Елизавета здесь играет роль судьи, которая должна разрешить спор, кто же победит: Порок или Добродетель?

Ещё одним примером доказательства черты постоянства в образе королевы, является стихотворение Одли Энд “Semper Una”, написанное в 1578 году. В этом произведении постоянство рассматривается как положительная черта правителя. «Единственная, ибо постоянна ты, ибо всегда – идеальный монарх».[8]

Одним из доказательств божественного происхождения королевы была церемония исцеления золотушных. По традиции, английские правители налагали руку на больных или прикасались к лимфатическим узлам, и, как полагали, излечивали этот недуг.[9] Это был важный ритуал для королевы, поскольку он не только подчёркивал преемственность её власти, но если больной исцелялся – это был ответ католикам и всем тем, кто не признавал её права на власть.

Одним из первых, кто открыл тему «золотого века» как прославления Елизаветы, был Филипп Сидни. По рождению он принадлежал к высшему слою английской знати: его отец был наместником в Ирландии, мать – дочерью герцога Нортумберлендского. Несколько лет поэт проучился в Оксфордском университете, после чего получил разрешение отправиться в путешествие на континент «ради получения навыка в иностранных языках».[10] В Париже Сидни стал свидетелем Варфоломеевской ночи, в которой многие его друзья-гугеноты были жестоко убиты, это воспоминание осталось с поэтом на всю жизнь.

В Германии Сидни изучал вопросы религии и возможность создания Протестантской лиги. Там же он учился искусству верховой езды, что было одним из отличительных признаков хорошего рыцаря. Как известно, Елизавета любила устраивать рыцарские турниры, самый зрелищный из которых проводился в день годовщины её коронации.[11] Рыцарские турниры послужили началу формирования определенной литературной традиции. В 1575 году, по возвращении из своего путешествия, Сидни стал одним из фаворитов королевы, несмотря на то, что был одним из противников брака Елизаветы с герцогом Анжуйским. За это он временно был удален от двора, и уехал в поместье Уилтон, где написал поэму «Майская королева», которую преподнёс Елизавете, чтобы возвратить положение при дворе. Королева была польщена: к её многочисленным образам добавился ещё один – Аркадия, покровительница пастушков и пастушек, которые прославляют её в своих простых напевах.[12] В изгнании Сидни начал писать и куртуазно-пасторальный роман «Аркадия», который впоследствии повлиял на творчество его последователя, Эдмунда Спенсера. Сидни прожил недолго: он погиб в Нидерландах, от последствий тяжелого ранения.

Жанр пасторали первоначально был связан с кругом годовых работ и праздников. В XVI веке этот литературный жанр приобрел еще и политическое значение. Содержание пасторали апеллировало к той функции монарха, которая связана с его ролью «пастыря», сопровождающего и охраняющего своё «стадо». Именно поэтому, пасторали часто разыгрывались при дворе и даже монархи принимали в них участие.[13]

После смерти Сидни эстафету подхватил его ученик поэт Эдмунд Спенсер, которые также писал в пасторальном жанре. Спенсер получил образование в Кембридже, знал латынь, греческий и французский языки, хорошо был знаком с сочинениями Платона и Вергилия. В 1580 году он отправился в Ирландию в качестве секретаря лорда Артура Грея, который стал прототипом легендарного короля Артура в его поэме «Королева фей». В 1586 году Спенсер получил участок в Корк Килколман, который посетил Уолтер Рэли, который впоследствии представил его Елизавете как автора поэмы «Королева фей», за что получил пансион в 50 фунтов в год.[14]

В литературе Э. Спенсера можно выделить несколько образов королевы Елизаветы. Во-первых, она изображена как Глориана, пасторальная королева, повелительница волшебной страны и поборница истины. Поскольку образ королевы является мифологическим, поэт метафорически воспевает и елизаветинскую Англию, как страну со славным народом, добродетели которого не могут затмить совершенства королевы. Помимо этого, образ Глорианы воспевает «политическое тело» Елизаветы,

Во-вторых, как было отмечено ранее, это образ Уны, одной из спутниц главного героя рыцаря Красного Креста. Помимо своего имени в поэме она часто называется целомудренной, что соответствует образу Елизаветы как королевы-девственницы. Также рыцарь Красного Креста объявлен в конце произведения покровителем Англии и олицетворяет собой английский народ, а период, когда он покинул Уну, символизирует время, когда страной правила Мария Тюдор и Англия вернулась в католическое лоно.

Во время этой разлуки Уна терпит лишения, чтобы в итоге воссоединиться со своим рыцарем. В годы правления королевы Марии Елизаветы была также оставлена английским народом. В «Книге мучеников» Джона Фокса есть глава, которая посвящена страданиям королевы Елизаветы во время правления её сестры, Марии Тюдор.[15] Он упоминает о том, что жизнь королевы была в опасности, но её вера была непоколебима: «Сюда входит в качестве заключённого самый верный подданный, который только ступал сюда, говорю это перед тобой, Господь, ибо нет у меня друга кроме тебя».[16]

Таким образом, Спенсер не только трансформирует, но и обогащает образ королевы, наделяя её чертами персонажей своей поэмы. Особую значимость имеет противостояние Уна / Дуэсса. Дуэсса, в отличие от положительного образа Уны, которая способствует духовному преображению рыцаря, является отрицательным персонажем и постоянного сбивает главного героя с намеченного пути. Детали, сопровождающие образ Дуэссы: красные одежды, зверь с семью головами, связывают её с Вавилонской блудницей. Уна же приближена к образу «жены, облачённой в солнце», которая скиталась в пустыне во время появления багряного зверя.[17]

Существовал ещё один обряд, который связывал образ королевы Елизаветы и библейские мотивы. В Чистый четверг на Пасхальной неделе, по примеру самого Христа, королева совершала ритуальный обряд омовения ног такому числу женщин, которое равнялось количеству лет королевы. Как заметил один из придворных, лорд Норт: «Она – наш земной Бог, и если существует совершенство во плоти и крови, это, без сомнения, Её Величество!».[18]

В поисках подтверждения своего совершенства, королева устраивала рыцарские турниры, которые являлись квинтэссенцией поклонения ей не только как божеству, но и как прекрасной Даме. Это были пышные театральные представления – аллегория рыцарства, за которой скрывались реальные политические вопросы (например, притязания графа Лестера на руку королевы). Френсис Бэкон писал о турнирах: «Что касается поединков, турниров и ристалищ, то блеск их по большей части состоит в выездах, когда сражающиеся выходят на поле боя; особенно, когда колесницы их влекомы странными созданиями: львами, медведями, верблюдами и т.п.; в девизах, что возглашают они, выходя на бой, и в великолепии их доспехов и коней».[19] К Елизавете устремлялись все речи и взгляды. Как правило, в оформлении отдавали предпочтение белому и красному цвету: красная роза и белый шиповник – символы династии Тюдор. К тому же, Елизавета предпочла сделать их своими личными символами: шиповник олицетворял её невинность и девственную чистоту, а роза – первенство над всеми остальными. На турнире в 1584 году один из участников в образе Слепого Рыцаря прочёл стихотворение, в котором говорилось, что его ослепил прекрасный цветок, который цветёт одновременно белым и красным.[20] Таким образом, рыцарские турниры были не просто развлечением, они давали возможность регулировать отношения между монархом и его подданными, позволяя последним высказывать своё отношение относительно существующего правления. На турниры приглашали иностранных послов, что делало ристалища средством внутренней и внешней пропаганды. Роберт Уайт, один из помощников Государственного секретаря Роберта Сесила, писал: «Её Величество весьма озабочены тем, чтобы в этом году на День восшествия на престол были устроены блестящие церемонии, турнир и сражение, которые бы произвели впечатление на русского посла».[21]

Театральные зрелищные представления, восхвалявшие королеву Елизавету, были представлены не только на рыцарских турнирах. Одним из важных способов официальной пропаганды были регулярные визиты королевы в земли своих подданных. Практика «общения с народом» носила важный политический характер, т.к. позволяла монарху не только удовлетворить извечную потребность подданных увидеть и прикоснуться к своему правителю, но и получить дань восхищения в виде специальных развлечений, устроенных в честь посещения монарха.

Одним из таких визитов стало посещение графа Лестера в Кенилворсе в 1575 году. Когда королевская свита подъезжала ко входу, их встретил Геркулес к палицей и ключами, который приветствовал пышными речами. За воротами гостям открылся вид на озеро, по волнам которого двигалась его Владычица в сопровождении нимф. Через водоём был перекинут мост, с висящими на его опорах подношениями королеве. Он был украшен двумя посохами, увешанными оружием и доспехами, (символ верного слуги и воина графа Лестера, т.к. посох был частью его герба) и двумя лавровыми деревьями (символ вечной юности королевы). Программа приёма включала помимо этого охоту, театральные спектакли, банкеты, медвежьи бои и т.д. [22]

Зеленые леса и луга, избранные в качестве декораций, были заселены нимфами и чудесными существами, а саму королеву уподобляли Диане, царственной охотнице. Этот мотив часто встречался не только в театрализованных представлениях, посвященных королеве, но и в литературе. Например, Уолтер Рэли писал королеве: «Благословен отрадный блеск Дианы, / Благословенны в сумраке ночей / Её роса, кропящая поляны, / Магическая власть её лучей».[23]

Бен Джонсон писал о Елизавете как о лунной богине Цинтии:

«Гея, зависть отгони,

Тенью твердь не заслоняй:

Чистой Цинтии огни

Озарят небесный край –

Ждём, чтоб свет она лила,

Превосходна и светла.

Лук жемчужный и колчан

Ненадолго позабудь

И оленю средь полян

Дай хоть малость отдохнуть;

День в ночи ты создала,

Превосходна и светла!»[24]

Джон Дэвис пишет о королеве: «Нигде нет таких коротких ночей как в Англии летом, потому что они озарены особым светом, исходящим из английской Астреи – Елизаветы».[25]

Королеве присваивали всё новые имена и образы: олицетворяя чистоту и непорочность, она в то же время могла стать для поэтов королевой красоты, любви и пылких страстей, олицетворяя саму Венеру.

Поэма «Королева фей» - апогей поэтической лести королеве. Однако сэр Уолтер Рэли написал сонет в ответ на произведение Спенсера, польстив и создателю произведения и его объекту. По его мнению, Спенсер превзошёл самого Петрарку, а добродетели и любовь Елизаветы затмили Лауру – идеал небесной чистоты.[26]

[1]Frye S. Elizabeth I: The Competition of representation. Cary: Oxford University Press, 1996.-P.7.

[2] Дмитриева О.Д. Елизавета Тюдор. М.: Молодая Гвардия, 2012. – С.180.

[3] Цит. по: Там же. С.76.

[4] Frye S. Elizabeth I: The Competition of representation. - P.15.

[5] Yates F.A. Queen Elizabeth as Astrea // Journal of the Warburg and Courtauld Institutes. – Vol.10, 1947. – P.27 – 82.

[6] Спенсер Э. Королева фей. [Интернет-ресурсы] URL: https://poesiarinascimento.wordpress.com/2017/04/17/spenser/ (Дата обращения: 11.11.2017).

[7]Dekker T. The Pleasant Comedy of Old Fortunatus [Интернет-ресурсы] URL: http://www.luminarium.org/editions/fortunatus.htm (Дата обращения: 08.12.2017).

[8]Цит. по: Yates F.A. Queen Elizabeth as Astrea // Journal of the Warburg and Courtauld Institutes. – Vol.10, 1947. – P.46.

[9] Дмитриева О.Д. Елизавета Тюдор. М.: Молодая Гвардия, 2012. – С.180.

[10] Кружков Г. Очерки по истории английской поэзии. Т1. М.: Прогресс-трагедия, 2015. – С. 150.

[11] Дмитриева О.Д. Елизавета Тюдор. М.: Молодая Гвардия, 2012. – С.209.

[12] История культуры стран Западной Европы в эпоху Возрождения // под ред. Брагиной Л.М. М.: Высшая школа, 1999. – С.203.

[13] Нестеров А.В. Колесо Фортуны. Репрезентация человека и мира в английской культуре начала Нового века. М.: Прогресс-Традиция, 2015. – С.101.

[14] Комарова В.П. Современники Шекспира: Филипп Сидней, Эдмунд Спенсер, Уолтер Рэли. Очерки о поэзии и прозе. СПб.: Библиотека Российской Академии Наук, 2010. – С.20.

[15] Фокс Дж. Книга мучеников (История гонений на христиан). [Интернет-ресурсы] URL: http://www.kingdomjc.com/Books/John_Fox/15.htm Дата обращения: 21.01.2018.

[16]Фокс Дж. Книга мучеников (История гонений на христиан). http://www.kingdomjc.com/Books/John_Fox/15.htm Дата обращения: 21.01.2018.

[17]O’Connel M. Mirror and Veil: The Historical Dimension of Spenser’s Faerie Queen. Chapel Hill: The University of North Carolina Press, 1977. – P.46.

[18]Дмитриева О.Д. ЕлизаветаТюдор. М., 2012. – С.182.

[19] Цит. по: Нестеров А.В. Колесо Фортуны. Репрезентация человека и мира в английской культуре начала Нового века. М.: Прогресс-Традиция, 2015. – С.248.

[20] Дмитриева О.Д. Елизавета Тюдор. М., 2012. - С.212.

[21]Цит. по: Нестеров А.В. Колесо Фортуны. Репрезентация человека и мира в английской культуре начала Нового века.– С.255.

[22] Knowles James. In the purest times of peerless Queen Elizabeth: Nostalgia, Politics, and Johnson’s use of the 1575 Kenilworth Entertainments / The Progresses, Pageants, and Entertainments of Queen Elizabeth I// Ed. by Archer J. E., Goldring E., Knight S. Ney York: Oxford University Press, 2007. – P.253.

[23] Цит. по: Кружков Г. Благословен отрадный блеск Дианы. [Интернет-ресурсы] URL: http://kruzhkov.net/translations/english-poetry/walter-raleigh/#blagosloven-otradny-blesk-diany (Дата обращения 06.03.2017).

[24] Цит. по: Западноевропейская поэзия эпохи Возрождения // под ред. Самарина Р. М.: Художественная литература, 1974. [Интернет-ресурсы] URL: http://litresp.ru/chitat/ru/А/antologiya/evropejskie-poeti-vozrozhdeniya/1 (Дата обращения 06.03.2017).

[25]Цит. по: Дмитриева О.Д. Елизавета Тюдор. М., 2012. - С.227.

[26] Дмитриева О.Д. Елизавета Тюдор. – С. 231.

Анализируя образ королевы Елизаветы I Английской необходимо обратиться к портретам, которые создавали её публичный облик. Для этого есть как минимум две причины.

Во-первых, живопись и кинематограф неразрывно связаны. Еще на заре своего появления кинематограф воспринимался как синтетическое искусство, вобравшее в себя возможности литературы, театра, музыки и живописи. Луи Деллюк в 1918 году написал: «Импрессионизм в кино аналогично с расцветом удивительного периода в живописи приведёт к созданию живой живописи (moving picture–программа кино), что, сознательно или нет, мы делаем своей целью».[1] Как и в живописи, «оператор исходя из сюжета сценария, создаёт колорит картины в целом и кадров в отдельности».[2] Особенно это актуально для создания исторического фильма, для визуального воссоздания эпохи, которую хочет репрезентировать режиссер. Ж. Деррида однажды сказал в интервью, что сегодня «кино всё чаще обращается к своим предкам: к книге, к живописному полотну, к фотографии».[3] Зачастую режиссёры цитируют известные картины, копируют цветовые решения или воспроизводят целые сюжеты. Например, фильм «Дни жатвы» Терренса Малика – ожившее полотно Эндрю Уайета «Мир Кристины». Питер Гринуэй вдохновлялся голландской живописью, Вермеером и Рембрандтом в частности.

Вторая причина, по которой необходимо прибегнуть к анализу портретов королевы - историческая память. Базовым структурным элементом исторической памяти выступает исторический образ. Важнейшими его свойствами являются узнаваемость, метафоричность и способность отражать некие универсальные ценности. Между ним и мифом существует тесная взаимосвязь. Чтобы образ достиг уровня мифа, ему необходимо соотносится с имеющимися в обществе архетипами и обладать определённой ценностью. Он должен быть узнаваем, интересен, значим для общества. «Память об истинном и историческом событии или подлинном персонаже хранится в народе не более двух или трёх столетий, затем событие ассимилируется с категорией мифологического».[4] Таким образом, Елизавета I Английская соотносится с мифом, о ней мы знаем по историческим и изобразительным источникам. Анализируя визуальную репрезентацию королевы, можно выделить те узнаваемые, значимые элементы, которые являются ядром её мифологического образа и которые впоследствии использовали создатели фильмов.

Портрет был политическим инструментом для Елизаветы I Английской. С его помощью она могла рассказать подданным о себе и собственном значении в их судьбах и судьбе Англии. Портрет позволял королеве создавать тот образ, который был выгоден для нее, и с помощью которого она могла приукрасить себя. В эпоху, когда большая часть населения была неграмотной, именно визуальная репрезентация играла определяющую роль в создании образа для поданных, принадлежащих к разным слоям населения.

Елизавете не было равных в искусстве пропаганды. Она не только отчетливо понимала важность создания публичного образа, но и имела для этого достаточно времени – 25 лет. На протяжении всего этого периода можно проследить, как менялось её визуальное восприятие от женщины к иконе, от земного существа к божественному.

Первым портретом Елизаветы (в качестве королевы) был Коронационный портрет, написанный в 1559 году. Оригинал, к сожалению, не дошел до наших дней, но увидеть Елизавету в коронационной одежде мы можем благодаря копии, датированной примерно 1600 годом. На портрете королева как бы «вырастает» из нижних углов картины; её расположение геометрически напоминает треугольник, который заполняет собой почти все пространство картины, оставив пустыми только два верхних уголка. Одетая в золотую мантию, расшитую горностаем, Елизавета воплощает собой монархию. Горностай является атрибутом целомудрия, а в случае изображения женской фигуры – аллюзией на добродетель изображаемой персоны.[5] Драгоценности, украшающие корону, и золотая мантия, расшитая розами и лилиями, символизируют статус и богатство модели. При этом розы являются символом семьи Тюдоров, а лилии олицетворяют притязания английского короля Эдуарда III на французский трон, поскольку он был сыном Изабеллы, единственной дочери и наследницы французского короля Филиппа VI.[6]

Так как данный портрет был написан в честь коронации Елизаветы, на нем присутствуют непременные атрибуты власти: корона, скипетр и держава. Фон простой, тёмно-синий, не отвлекающий от главного объекта - самой королевы. Она предстает здесь как совсем молодая женщина, осознающая свой новый титул, но ещё очень неопытная. В первые дни правления Елизавета стремилась к благосклонности к подданным, всё в ее облике подчеркивало любовь к народу.

Еще одним шагом в пропаганде собственного образа стало создание новой государственной печати, на которой была изображена королева. «Елизавета повелела отлить себя сидящей на троне с королевскими регалиями. На оборотной стороне она же гордо гарцевала на скакуне в окружении своих любимых символов – увенчанной короной розы и шиповника, а также «французских» лилий - намек на её права на французский престол».[7] Это свидетельствовало о том, что в ранних портретах королева старалась отчетливо донести мысль о законности своего права на престол и легитимности своей власти.

В 70-е гг. XVI века появляются первые картины с политической подоплекой. Во всех них содержится идея воцарения счастья и мира с приходом Елизавета на английский трон. В 1572 году была написана картина «Аллегория семьи Тюдоров», представляющая собой коллективный портрет потомков Генриха VIII. По одну сторону от восседавшего на троне Генриха изображены Мария Тюдор и Филипп Испанский, за спиной которых появляется бог войны Марс: намек на то, что государи-католики ввергли Англию в войну с Францией на стороне Испании. По другую сторону от центра картины изображены государи-протестанты: Эдуард и Елизавета, затмившая всех и выдвинутая художником на передний план. За ней следуют Мир, раздавливающий атрибуты войны: меч, копьё и щит; и Процветание с рогом изобилия в руках. Смысл картины однозначно ясен: Елизавета своим правлением приносит народу мир и счастье, а мирное протестантское правление есть истинное благо[8].

«Соавтором» создаваемого Елизаветой образа был художник Николас Хиллиард - ювелир, владевший искусством создания портретных миниатюр. В эпоху правления Елизаветы I это стало очень популярным: миниатюрные портреты носили частный, личный характер, их хранили подальше от любопытных глаз, чтобы время от времени любоваться ими наедине. Хиллиарду же удалось придать миниатюрным изображениям королевы характер программных парадных портретов. Именно он прославил Елизавету, создав её канонический образ.[9]

Работа Хиллиарда пришлась Елизавете по вкусу, и на протяжении всей жизни она позировала ему, заказывая все новые миниатюры. Они приобрели особый статус при дворе: будучи личными подарками королевы, они публично демонстрировали отношения одариваемых с Елизаветой. Помимо уникальных изделий, мастерская Хиллиарда изготавливала и массовую продукцию: медальоны с изображением королевы, которые покупали за небольшую плату все, кто хотел выказать ей свою преданность.[10]

На этих портретах её облик не менялся десятилетиями: вытянутый овал, бледное лицо, острый подбородок, темно-карие глаза, высокие дуги едва заметных бровей, тонкий нос с горбинкой, золотисто-рыжие волосы.[11] В костюмах доминировали чёрно-белые цвета, олицетворяющие верность и чистоту, и огромное количество украшений - бриллиантов, жемчугов, рубинов. Дело в том, что у художников той эпохи существовало понятие «маска» - определенный набор черт, которые должны были воспроизводиться на портрете независимо от возрастных изменений модели. В 1584 году Николас Хиллиард даже получил патент на монополию права изображения королевы.

В портретах Хиллиарда не было многословности, главным в них было – изображение королевы. Все дополнительные смысловые акценты сводились к минимуму: символические цвета, деталь костюма. Так, в миниатюре 1572 года, когда Хиллиард впервые выполнил портрет Елизаветы, дополняющим элементом стал цветок белого шиповника, символ чистоты «королевы-девственницы».

«Портрет с пеликаном» (1574 г.) Хиллиарда представляет королеву одетой в платье из красного бархата, расшитое жемчугом и драгоценными камнями. В центре портрета – подвеска с Пеликаном, висящая на груди Елизаветы. Мотив пеликана, разрывающего грудь, чтобы кровью вскормить детёнышей, стал символом жертвы Христа, а его кровь ассоциировалась с Крестной жертвой и со Святыми дарами[12]. Тем самым сочетание красного одеяния и подвески призвано подчеркнуть роль королевы как главы англиканской церкви. Об этом говорят и спелые ягоды черешни, символизирующие кровь или Святые дары. Также подвеска с пеликаном говорит о её репрезентации себя как «матери-отечества», заботящейся о подданных вопреки собственному благу.

На «Портрете с Фениксом», также кисти Николаса Хиллиарда, королева одета в тяжелое темное платье с золотым шитьем и белой отделкой с вкраплениями жемчуга. И жемчуг, и темный цвет платья напоминают о мифологии Дианы / Цинтии – лунной богини чистоты. На шее королевы – ожерелье из рубинов и жемчуга, рисунок которого воспроизводит алые розы – символ династии Тюдоров. Это ожерелье досталось ей от отца, и известно, что она особо ценила унаследованные от него драгоценности.[13] Тем самым портрет отчетливо подчёркивает преемственность политики Генриха и Елизаветы, и в очередной раз делается акцент на легитимности её власти. На груди королевы – подвеска в виде Феникса восстающего из пламени. Феникс – символ воскресения Христа и персонифицированного целомудрия.[14] Эта птица свидетельствует о преемственности власти и доказывает легитимность правления Елизаветы. «Портрет с Фениксом» подчеркивает светскую, политическую ипостась Елизаветы – и её «брачный союз» с Англией.

В 1580-х гг. в живописных изображениях Елизавету стали наделять атрибутами божества. Сначала это было только в рамках придворного маскарада, где она примеряла одежды римских божеств. На миниатюре, написанной в 1586 – 1587 гг. королева предстаёт в облике Цинтии – богини луны: с луком через плечо, небольшим полумесяцем в волосах и расходящимися от него стрелами-лучами. Этот образ будет воспроизводиться в живописи снова и снова: стрелки-лучи переместятся на кружевной воротник, указывая на её лицо, а лунный серп в волосах по-прежнему останется одним из любимых атрибутов.[15]

В 1586 году Хиллиард закончил работу над созданием новой государственной печати. Елизавета по-прежнему изображена сидящей на троне, но с небес теперь к ней спускаются руки Господа, поддерживающие её горностаевую мантию. Мотив божественного покровительства стал особенно актуален после победы Англии над Испанией в 1588 году. Особо отличившимся в битве с испанским флотом королева дарила памятные медальоны, отлитые по типу государственной печати.

Победа над испанской Армадой показала мощь елизаветинского флота. Избавление от опасности вызвало всплеск патриотических чувств и волну обожания к королеве. В стране сформировался культ Елизаветы как спасительницы отечества, «богом посланной защитницы страны и истиной веры».[16] Идея дарованной свыше победы ярко выражена в портрете Джорджа Гоуэра. Елизавета изображена на фоне моря, за её спиной гибнет испанская Непобедимая Армада, а в это время английский флот под флагом св. Георгия гордо бороздит морские волны. Картина полна деталей, указывающих на имперскую власть (корона и скипетр) и её новый статус владычицы морей. Рука Елизаветы указывает на изображение глобуса (причем на изображение Американского континента, подчеркивая претензии на территории, ассоциировавшиеся с испанскими)[17], а её трон украшен русалками. По легенде, русалки своим пением заманивали моряков на скалы, обрекая их на гибель.

Тема триумфа Елизаветы и могущества её империи стала активно разрабатываться в среде живописцев. «Портрет Дитчли», написанный Маркусом Гирердсом - младшим в начале 1590-х гг., был заказан сэром Генри Ли в честь посещения его вотчины Дитчли в графстве Оксфорд. Фигура королевы достигает здесь невероятных размеров, она занимает почти всё полотно картины. Постаревшая, но величественная, она стоит на карте Англии, возвышаясь над изображением подвластных ей земель. Как и на портрете с гибнущей Непобедимой Армадой, часть небес, в сторону которой направлен жест руки Елизаветы, ясная и спокойная, другая же – в тучах и грозовых молниях. На королеве надеты рубины, привезенные Френсисом Дрейком из кругосветного путешествия, и олицетворявшие триумф английского флота. Серьги Елизаветы выполнены в виде глобуса, и они указывают на неземное величие государыни. Как писал Джон Пил, возможно, имевший перед глазами этот портрет: «Елизавета, великая императрица мира, I / Владеющая всем атласом Британии, / Звезда английского глобуса, простирающая / Руку с могущественным скипетром / И царящая над Альбионом».[18]

В 1590-е гг. выросло новое поколение художников. Среди них были Исаак Оливер и Маркус Гирердс-младший. В 1592 году Елизавета пригласила молодого художника написать её портрет. Оливер искусно владел светотенью, полутонами и искусно моделировал лицо портретируемого. Именно это привело королеву в бешенство, она была изображена постаревшей, в рыжем парике, с дряблой кожей. Летом 1596 года по распоряжению Тайного совета все изображения королевы, выполненные Оливером, были уничтожены.[19] Елизавета не смогла вынести правды «отзеркаленного» изображения.

Эстетика Хиллиарда и его каноны остались незыблемыми при дворе Елизаветы. Образцом типичного портрета королевы является «Портрет королевы Елизаветы с радугой», выполненный по заказу Роберта Сесила Николасом Хиллиардом. Корсаж выткан цветами, к кружевному воротнику приколота рыцарская перчатка – символ верности таинственного поклонника. Головной убор венчает полумесяц, на левой руке извивается змея – символ мудрости. Рука Елизаветы держит прозрачную радугу, а небольшая надпись в углу: «Нет радуги без солнца» говорит, что королева и есть само Солнце.[20]

Таким образом, можно выделить следующие главные темы, являющиеся составными образа королевы Елизаветы I Английской:

  • Целомудрие королевы («Королева-девственница»);
  • Подчеркнутая династическая преемственность;
  • Истинная протестантка, защитница веры;
  • Любящая мать для государства;
  • Мотив обожествления;
  • Вечная молодость и красота;
  • Победительница, владычица морей.

Можно сделать вывод, что в начале XX в. начинаются попытки осмысления образа королевы Елизаветы в кинематографе. Прослеживаются две тенденции репрезентации. Первая связана с образом, созданным Сарой Бернар и Бетт Дэвис. Бернар заложила основы изображения королевы в рамках любовных отношений. Ревность, вспыльчивость, тщеславие, жажда вечной молодости и красоты являются основными характеристиками образа королевы, к которым также обращается Бетт Дэвис. В обоих случаях репрезентация отличается театральностью и формальностью.

Вторая тенденция связана с образом, созданным Флорой Робсон. Здесь на первый план выходит репрезентация политической значимости королевы. Она изображена как любящая мать своего отечества и как Глориана – победительница и владычица морей. Образ отличается особой патриотичностью, т.к. королева является олицетворением народа, сражающегося против экспансии агрессора.

[1] Цит. по: Садуль Ж. Всеобщая история кино. Т.4. М.: Искусство, 1958.– С. 13.

[2]Иоффе. И. Избранное: культура и стиль. М.: Говорящая книга, 2010. – С. 598.

[3] Бек А., Жусс Т. Кино и его призраки. Интервью с Жаком Деррида // СЕАНС, 2004, №21/22 [ Интернет-ресурсы] URL: http://seance.ru/n/21-22/retro-avangard-zhak-derrida/kino-i-ego-prizraki/ (Дата обращения: 25.11.2017).

[4]Мазур Л.Н. Образ прошлого: формирование исторической памяти // Известия Уральского федерального университета, 2013, №3 – С.250.

[5] Холл Дж. Словарь сюжетов и символов в искусстве. М.: КРОН-ПРЕСС, 1996. – С.170.

[6] Рапелли П. Символы власти и великие династии. М.: Омега, 2008. – С. 198.

[7]Дмитриева О.В. Елизавета Тюдор. М., 2012. – С.183.

[8]Дмитриева О.В. Тюдоры и Стюарты. Искусство власти. М., 2012. - С.70.

[9]Дмитриева О.В. Елизавета Тюдор. –C.183.

[10] Там же. С.185.

[11] Степанов А.В. Искусство эпохи Возрождения. Нидерланды, Германия, Франция, Испания, Англия. СПб.: Азбука-Классика, 2009. – С.488.

[12] Холл Дж. Словарь сюжетов и символов в искусстве. М.: КРОН-ПРЕСС, 1996. – С.423.

[13] Нестеров А.В. Колесо Фортуны. Репрезентация человека и мира в английской культуре начала Нового века. М., 2015. – С.191.

[14]Холл Дж. Словарь сюжетов и символов в искусстве. М.: КРОН-ПРЕСС, 1996. - С. 583.

[15]Дмитриева О.В. Елизавета Тюдор. М., 2012. – С.186.

[16]Дмитриева О.В. Тюдоры и Стюарты. Искусство власти. М., 2012. – С.74.

[17]Нестеров А.В. Колесо Фортуны. Репрезентация человека и мира в английской культуре начала Нового века. М., 2015. – С.219.

[18]Дмитриева О.В. Елизавета Тюдор. М., 2012. – С.188.

[19] Дмитриева О.В. Елизавета Тюдор.– С.189.

[20] Дмитриева О.В. Тюдоры и Стюарты. Искусство власти. - С.77.

Постбиполярная система международных отношений имеет ряд особенностей, таких как нестабильность, усиление глобализационных процессов, увеличение экономической взаимозависимости государств, революция в информационной сфере и др.

Концепция многополюсного мира начала активно завоевывать сторонников во многих странах всех континентов. По нашему мнению, важнейшим звеном этой формирующейся системы, призванной обеспечить долговременную стабильность в международных отношениях, являются Россия и США.

Таким образом, основными участниками международных отношений являются Россия и США. Мы определили их основными, так как, санкции, в первую очередь, происходят от США к России. Косвенные участники - Европейский Союз, НАТО и Китай. В ходе работы рассмотрим прогноз развития международных отношений в ближайшем будущем через взаимодействие основных и косвенных участников, а также влияние санкций. В прогнозе отношений можно выделить 3 пути развития, оптимистичный

  • -«функциональные отношения»;
  • Реалистичный – «разделенный альянс»;
  • Негативный – «санкционная война»;

Сначала определим действующие факторы:

1. Внешнеполитический фактор – избрание президента США, выборы 2018 года в России, Чехии, Франции, Финляндии, Кипре и др. стран; давнее противостояние между некоторыми государствами (США и РФ).

2. Исторический – союзники и враги во время 1 и 2 мировых войнах.

3. Экономический – падение курса рубля и цены на нефть, «ресурсная экономика РФ», доминирующее положение США в экономическом плане.

4. Цивилизационный – разные группы цивилизаций, согласно теории С. Хантингтона.

5. Национальный – разнообразный национальный состав стран.

6. Военный фактор/фактор безопасности – новые базы НАТО с ПРО и ответ на эти действия.

7. Идеологический – либерально-демократический против консервистского.

8. Внутриполитический – страны, в частности Россия, желают сохранить свой суверенитет, в то время как США стремится демократизировать их

Прошлый год был охарактеризован увеличением числа санкции против России. И вероятнее всего в 2019 санкционое давление на Россию будет расти. Когда вопрос касается политики, то обострение ситуации на Украине и в Сирии, а также вопросы кибербезопасности и другие деликатные темы могут существенно ухудшить отношения между Россией и Западом. Правовые факторы включают осуществление существующих норм и создание новых правовых норм

На конец 2018 года 37 государств ввели санкции против России. Главным инициатором являлись США и ЕС. За последние сто лет Вашингтон налагал санкции гораздо чаще, чем все другие страны и международные организации вместе взятые.[1] Евросоюз можно рассматривать как нового игрока набирающего вес в санкционой политике. Часто санкции Евросоюза кажутся схожими с санкциями США, но все же они отличаются.

Под санкциями мы понимаем использование экономических ограничений страной или странами инициаторами с целью изменения внутренней и внешней политики страны по отношению, к которой были применены санкции. Другими словами санкции это мощный инструмент для управления международными отношениями, а именно финансовые и торговые ограничения, направленные на субъект с целью выполнения требований страны инициатора. Но санкции это не торговая война. Традиционно правительство является инициатором санкции, в то время как бизнес обычно пассивен и находится в стороне. Торговые войны напротив преследуют экономические цели и зачастую лоббируются бизнесом.[2] С точки зрения международного права применение односторонних санкций отдельными государствами или коалициями, минуя решение Совета безопасности ООН, имеет сомнительную легитимность. Тем не менее, санкции стали важным инструментом внешней политики, что отражено в доктринальных документах США и ЕС. Сегодня односторонние санкции легко накладываются в обход Совета Безопасности ООН.

К 2018 политика санкций в отношении России наметила несколько важных трендов:

“The multi-speed mode” тренд наметился в конце 2016 года, когда приказ президента Обамы № 137575 ввел санкции после предпологаемых кибератак со стороны России. А в 2017 Закон № 115-44 (CAATSA)[3] продолжил развитие этого тренда. Другие ограничительные меры были связаны с Украинским вопросом, политикой России на среднем востоке, российская пропаганда и нарушение демократических ценностей на Западе, нарушение прав человека и коррупция. В 2018 CAATSA санкции были наложены на частные российские компании. Наиболее заметным было введение санкций 6 апреля 2018 года, новые ограничения отразились по всему миру из-за значительной мировой роли таких компаний как “Русал”, “En+” и другие.

Другие ограничительные меры были связаны с законом 102-1827 против России. Закон об использовании химического и биологического оружия и ликвидации военных действий. Главной причиной этому послужило “ Дело Скрипалей”. Америка обвиняет Россию, которая поддерживает Башара Ассада в Сирии, в то время как США обвиняют его в использовании химического оружия. Вдобавок ко всему выше сказанному, Россия обвиняется в том, что тормозит расследование об использовании химического оружия в Сирии.

Дальнейшее развитие этого тренда связано с законопроектами по расширению санкций на политику “вмешательства”, использование оружия массового поражения итд. Два новых законопроекта были разработаны в Конгрессе DETER, DASKAA

Соединенные Штаты пришли к сильному двухпартийному консенсусу по сдерживанию России. Администрация президента обычно придерживается требования Конгресса в отношении России, а в некоторых аспектах даже опережает их. В дополнение к использованию Закон 1991 года, есть два исполнительных приказа Трампа (№ 13848 и 13849). Первый создает механизм введения санкций в ответ на вмешательство в выборы США и второй содержит меры по реализации CAATSA по отношению к российской оборонной промышленности, трубопроводные проекты, программы приватизации и др.

Санкции имеют прямое или косвенное воздействие на партнеров России, таких как Китай, Индия и другие. Правительство и частный бизнес стран-партнеров имеют разные ответные действия на санкции против России. Правительство стран жестко критикует санкции, в то время как частному бизнесу остается только приспосабливаться в санкционому режиму США.

Партнеры в сфере обороной промышленности могут серьезно пострадать от санкций. Санкции США носят экстерриториальный характер, а это значит, что в случае несоблюдения контрагенты российских компаний могут пострадать. В частности CATSA может быть использован против покупателей российского оружия. 2018 год показал, что отношение к сделкам с Россией будет определяться отношениями между Вашингтоном и конкретным партнером Москвы. Таким образом, США сделали исключение для стран, которые являются стратегическими партнёрами США.[4] Однако не одна страна прямо не заявила о своей готовности выполнить требования Вашингтона. Например, недавно был подписан договор с Индией на поставку зенитно-ракетного комплекса С-400.

Общее отношение США к Китаю немного отличается. Хотя впервые были применены экстерриториальные санкции против Пекина в вопросах обороны из-за российских истребителей СУ-35 и зенитно ракетного комплекса С-400. Отдел разработки оборудования центральной военной комиссии КНР и его директор Ли Шанфу были добавлены в черный список SDN. Хотя обе сделки были заключены до создания CAATSA. И санкции вряд ли навредят Китаю, но они отражают отношение Вашингтона к Российско-Китайскому партнерству и это также является предупреждением для других стран.

В краткосрочной или среднесрочной перспективе, действия Вашингтона по вытеснению России с рынка вооружения вряд ли дадут какие-либо значительные результаты. Когда дело касается вопросов обороны, то партнеры России будут находить способы для заключения и осуществления транзакций. И гонка за ценой и качеством вооружения станет еще важнее. Тоже относится и к другим областям сотрудничества на уровне государственных компаний. Действия Вашингтона имеют мало смысла, особенно в случаях с такими большими странами, как Китаем и Индией. Где правительство имеет непосредственное влияние на бизнес и торговые сделки с Россией соответствуют их национальным интересам.

На уровне частного бизнеса ситуация совершенно другая. Санкции США являются очень важным фактором, особенно для компаний, которые имеют интерес на рынке США или на международной арене в целом. Перспектива оказаться в черном списке или получить запрет на проведение долларовых транзакций за отношения с Россией может стать серьезной проблемой для частного бизнеса. Некоторые кампании слишком избегают риска и даже избегают сотрудничества с Россией в тех сферах, где нет никаких запретных санкций. Проблемы, с которыми сталкивались российские компании в расчетах с китайскими контрагентами через Китайские банки, являются хорошим примером. В некоторых случаях банки отказывались проводить транзакцию, независимо от их отношения к санкциям США и других стран. Парадоксально, что правительства России и КНР занимают схожую позицию в вопросах односторонних санкций США, но в тоже время частный бизнес имеет обратную позицию.

Российское правительство принимает меры, чтобы адаптироваться к санкциям. Они сохраняют возможность работать иностранным кампаниям на российском рынке, создавая новые механизмы для международных экономических отношений в обход санкций, и разрешает использовать контрсанкции в случае необходимости. В тоже время предотвратить влияние санкций является крайне сложной задачей, так как США является лидером в мировой финансовой системе.

В 2018 Российское законодательство о противодействии санкциям было обновлено. Ранее ответная политика была основана на Федеральном законе России №281-ФЗ о специальных экономических мерах, а также указом президента о применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности Российской Федерации и последующие постановления правительства в 2014 году.[5]

США усиливают санкции против России (особенно стоит отметить случай 6 апреля 2018 года). Федеральный закон о мерах воздействия и противодействия на недружественные действия со стороны США и других государств, подписанный президентом и адаптированный к новым современным реалиям.[6] В целом, закон не дискриминирует иностранные компаний и дает полномочия исполнительной власти действовать в соответствии с ситуацией.

Еще одним позитивным событием стало снятие предложенных поправок к Уголовному кодексу РФ, который подразумевает наказание в случае использования санкций. Такие поправки могут серьезно повредить инвестиционный климат страны. Заморозка данной поправки была позитивно воспринята российским бизнесом.

Минфин России предложил ряд других мер для дальнейшей гармонизации законодательства в целях противодействия санкциям. Оно включает в себя создание нового отдела по контролю за внешними ограничениями, а само министерство координирует деятельность по сокращению негативного влияния финансовых ограничений против Российских юридических лиц. Постановления о сокращении санкций против страховых компаний и банки были приняты.

Давление санкции на другие страны растет. Ключевым фактором является выход США из СВПД (Совместный всеобъемлющий план действий) и возобновление санкций против Ирана. На этом фоне между США и ЕС начали появляться определенные разногласия. Брюссель принимает меры для защиты бизнеса в ЕС и рассматривает возможность долгосрочного решения проблемы - увеличения роли Евро в мировых финансовых операциях.

Односторонний выход США из Иранской ядерной сделки (СВПД) означает возобновление санкций США против Ирана, действовавших до 2015 года. Эффективность этих ограничений будет ниже по сравнению с 2010 годом. Тем не менее, США опираются на принцип экстратерриториальности, навязывая свой режим другим странам. Действия Вашингтона направлены на подрыв Иранской экономики и при определенных обстоятельствах, смене политического режима в стране. Видимо, американцы предполагают, что, несмотря на санкции, Иран будет оставаться в составе СВПД. Запуск военной ядерной программы в ответ на санкции будет держать Тегеран в изоляции и поставит Иран под угрозу Американского военного нападения. Применяя санкции, США вновь завладеют Ираном и заставят их выполнять обязанности в соответствии с СВПД.

Ключевой проблемой для Ирана является запрет США на импорт Иранской нефти. Вашингтон сделал временные льготы для восьми основных стран импортеров. Но условием продления льгот является сокращение покупок, что неизбежно отразится на экономике Ирана.

Действия США вызвали волну критики со стороны стран ЕС, России, Китая и ряда других стран. ЕС проделали огромную работу, чтобы защитить бизнес от возможных санкций США. В частности, защищаясь от США, ЕС возобновили закон о блокировке 1996. Некоторые политики выдвинули идею по созданию альтернативы межбанковской системе SWIFT. Судя по всему ЕС, серьезно рассматривает возможность проводить транзакции в Евро со странами, которые находятся под санкциями США. И когда санкции США не поддерживаются Брюсселем. Пока что рано говорить о реализации, а тем более эффективности этих мер. Однако активность США в Иранском вопросе подняла вопрос об усиление финансового суверенитета ЕС. Не следует переоценивать разногласия между Вашингтоном и Брюсселем, так как речь идет о санкциях 80-ых и 90-ых. Тем не менее, ЕС создал мощный валютный фонд, который другие должны будут принимать во внимание. Увеличение "воинственности" доллара будет способствовать обсуждениям, чтобы евро стала альтернативной мировой валютой.

Подобные проблемы возникли и в Китае, особенно после введения санкций против физических лиц и международных компаний. Спусковым крючком для Китая стали претензии США к китайским компаниям ZTE и Huawei. Политические меры по защите компаний от санкций США по большому счету не работают из-за влияния США на международный бизнес. Особенно внимание уделяется большим международным компания и корпорациям, заинтересованным в международной экономической деятельности. В частности, попытки ЕС защитить свой бизнес в Иране после введения односторонних санкций сопровождается массовым отъездом частных компаний из страны. На самом деле им нужно сделать выбор: или они покидают Иран и несут убытки либо они теряют доступ к Американскому рынку, платят огромные штрафы и имеют трудности с долларовыми транзакциями.

Международный бизнес остается приверженный к требованиям регулирующих органов США и законодательству США о санкциях, независимо от страны происхождения бизнеса и политической позиции правительства. В руках США остается мощный рычаг влияния на бизнес через использование санкций.

Огромное количество компаний подвергается санкциям США на регулярной основе. Например, в 2018 году шесть компаний, включая американские, китайские, шведские и французские имели противоречия с Минфином США. Как правило, нарушение санкций не ведет к каким-либо политически осложнениям. В подавляющем большинстве бизнес предпочитает полное сотрудничество с американцами, облегчая мониторинг за соблюдением санкций и уплаты штрафов. Таким образом, США имеет мощный рычаг влияния на бизнес, даже когда национальное правительство критикует Вашингтон.

Как говорится политизация Huawei дело очень чувствительное. В результате из административного скандала это переросло в политический скандал. Арест топ-менеджера Huawei и кампания по дискредитации были негативно восприняты Пекином. Китай подозревает, что США используют санкции как инструмент для конкуренции. В будущем это может привести к тому, что Китайское правительство станет менее толерантно к административным делам против китайских компаний. В долгосрочной перспективе это может привести к формированию целенаправленной политики международного бизнеса, направленной на запрет соблюдения требований американских регуляторов. Бизнес потеряет больше всего в этом случае. В таком случае придется маневрировать между угрозой санкций США и наказанием за выполнение требований американских регуляторов правительством. В этом случае Вашингтон может столкнуться со снижением эффективности регулятивных мер по отношению к бизнесу. Тем не менее, это возможно только в долгосрочной перспективе.

Политическая неопределенность растет, и кризисные ситуации обостряются. Это провоцирует новые санкции, особенно в случаях, когда дипломатия неэффективна и возможности применения военной силы ограничены. «Дело Скрипалей », применение химического оружия в Сирии ситуация вокруг «вмешательства в выборы »и инцидент на Азовском море показывает уязвимость к местным кризисам и порождает «автоматизм» санкционной политики.

Угроза эскалации санкции связана с нестабильной политической обстановкой. В условиях нестабильности дипломатия становится все менее эффективной, так как можно применить санкции или военную силу. В 2018 таких событий было довольно много и их сложно предсказать. Однако их общая направленность показывает, что Россия может быть уязвима к ним. Некоторые из эпизодов:

  • "Дело Скрипалей" вызвало огромный информационный повод и стало причиной для введения санкций со стороны США;
  • Химические атаки в Сирии. Привели к атаке правительственных сил Башара Асада со стороны США. За очень короткий период увеличился риск прямого военного столкновения между Россией и США в Сирии, и стало одной из причин введения новых санкций против России;
  • Создание поддельных аккаунтов в социальных сетях. Упоминание темы Российского вмешательства в выборы президента, стало одной из причин для исполнительного указа Трампа о новых санкциях против России;
  • Инцидент в Азовском море с задержанием украинских военных кораблей, которые нарушили границу в районе Керченского пролива. Привело к политической кампании против России, и встал вопрос о введение новых санкций;

Все вышеперечисленные случаи показывают, что антикризисные механизмы не работают. Было чрезвычайно трудно предсказать их, не говоря о том, чтобы предотвратить. Кроме того, общественное мнение и политические элиты были обвинены в неразборчивом обвинении России. Санкции становятся само собой разумеющимся в подобных ситуациях.

Конечно, эти шесть тенденций вряд ли могут охватить весь спектр событий, касающихся введения санкций против России и других стран.

[1] 1 Hufbauer, Gary; Shott, Jeffrey; Elliott, Kimberly; Oegg, Barbara. Economic Sanctions Reconsidered. Third Edition // Peterson Institute for International Economics, 2009. P. 5, 17.

[2] Timofeev I.N. Economic Sanctions as a Concept of Power Politics // MGIMO-University Vestnik, 2018, № 2

[3] 5 Executive Order № 13757 of December 28, 2016. Taking Additional Steps to Address the National Emergency With Respect to Significant Malicious CyberEnabled Activities. // The U.S. Department of the Treasury. URL: https://www.treasury.gov/resource-center/sanctions/Programs/Documents/cyber2_eo.pdf

[4] 0Department of Defense Budget Posture // U.S. Senate Committee on Armed Services. 26.04.2018. URL: https://www.armed-services.senate.gov/hearings/18-04-26-department-of-defense-budget-posture

[5] Federal Law No. 281-FZ “On Special Economic Measures” as of December 30, 2006 // Rossiiskaya Gazeta. URL: https://rg.ru/2007/01/10/specmeri-dok.html

[6] 14 Federal Law No. 127-FZ “On Measures for Reaction (Counteraction) to Unfriendly Actions of the United States of America and Other Foreign States” as of June 4, 2018 // Official web-portal of legal information. URL: http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001201806040032?index=0&rangeSize=1

В современных обострившихся условиях санкций против России и противоборства между ведущими торгово-промышленными центрами, Россию вытесняют из всемирного разделения труда, что сужает ее и без того ограниченные возможности на пути создания открытой экономики, интеграции в мировое хозяйство. Переориентация на Запад не привела к совершенствованию торгово-экономических отношений. Россия продолжает оставаться страной высокого инвестиционного риска. Внешнеполитические позиции России также подвергаются нажиму и ограничению, однако Российская Федерация отстаивает свое достойное место в международном сообществе. Современное политическое положение России на международной арене характеризуется нарастающей мировой нестабильностью, связанной с «глубинными сдвигами в геополитическом ландшафте, мощным катализатором которых стал финансово-экономический кризис». Начиная с конца 2014 г. детерминирующим фактором, определяющим характер отношений между Россией и Западом, является Украинский кризис, данный вопрос более широко рассмотрен в следующем параграфе. Среди направлений текущего политического и экономического положения Российской Федерации в рамках дипломной работы можно выделить:

1. Взаимоотношения с США;

2. Связи с Европейским союзом;

Первым направлением деятельности России на международной арене стало американское. Долгосрочный приоритет российской политики - подведение под диалог с США солидного экономического фундамента, уплотнение связей во всех сферах, качественное наращивание равноправного, недискриминационного торгово-экономического сотрудничества на постоянной основе, совместная выработка культуры управления разногласиями на основе прагматизма и соблюдения баланса интересов, что позволит придать отношениям между двумя странами большую стабильность и предсказуемость, укрепить двустороннее взаимодействие на основе принципов равноправия, невмешательства во внутренние дела и уважения взаимных интересов.[1]

Отношения России и США, остающиеся системообразующим фактором в контексте обеспечения глобальной безопасности и стабильности, в настоящее время переживают непростой период из-за различных подходов к урегулированию ряда важных международных проблем. Так, в контексте внутриукраинского кризиса, во многом спровоцированного Вашингтоном, с марта 2014 г. Администрация Б.Обамы пошла по пути сворачивания связей с Россией, в том числе прекратила взаимодействие по линии всех рабочих групп совместной Президентской комиссии и в несколько этапов ввела санкции против российских физических и юридических лиц. Они были кодифицированы в антироссийском законе «О поддержке свободы Украины».

Интенсивность обсуждения тематики контроля над вооружениями и нераспространения была резко снижена Вашингтоном в 2014 г. наряду со свертыванием им контактов между военными. Вместе с тем, продолжается реализация Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений, подписанного 8 апреля 2010 г. в Праге (вступил в силу 5 февраля 2011 г., срок действия – 10 лет с возможностью продления). Одним из наиболее проблемных в военнополитической сфере остается вопрос развертывания ПРО США. Диалог по нему приостановлен американцами, не желающими учитывать российские озабоченности, еще до событий на Украине.[2] В последние несколько лет динамика межпарламентских связей существенно снизилась из-за негативного отношения к сотрудничеству с российскими парламентариями со стороны членов Конгресса. После введения американцами санкций против целого ряда представителей Федерального Собрания имеют место только отдельные эпизодические контакты.

Вторым направлением внешнеполитической деятельности является европейское. Российская заинтересованность в отношениях с Европейским союзом состоит в углублении сотрудничества, проведении интенсивного и взаимовыгодного диалога, направленного на формирование общего пространства мира, безопасности и стабильности.[3] Эти отношения регулируются четырьмя европейскими департаментами МИД России, в ведении которых все страны Европы, и одним общеевропейским департаментом, специализирующимся на вопросах международных организаций Европы.

Осложнение международной обстановки произошло в начале 2014 года, когда ситуация на Украине переросла в государственный переворот, вооруженный конфликт и раскол государства на Восток и Запад [Обращение к РФ о вводе миротворческих сил на территорию ЛНР Луганская Народная Республика, 22.05.2014.[4]

Оказанная США и ЕС поддержка осуществленному в этой стране антиконституционному государственному перевороту привела к глубокому, вплоть до вооруженного конфликта, расколу в украинском обществе. В результате значительно возросла напряженность в мировых делах, усилилась 40 поляризация подходов к ключевым вопросам текущей повестки дня международных отношений.

В ходе саммита Россия-ЕС, ЕС выказывал заинтересованность в продолжении диалога в регионе «общего соседства». Однако Вхождение Крыма и Севастополя в состав РФ усугубили отношения России со странами Европы.

Важным проектом, в реализации которого были задействованы европейские государства, стало строительство трубопровода «Южный поток», а точнее прекращение его сооружения. Остановка строительства связана с неконструктивной позицией Еврокомиссии и политическим курсом Болгарии на «заматывание» окончательного решения по возведению на территории страны соответствующей инфраструктуры. Учитывая договоренности об увеличении поставок газа в Турцию, в качестве альтернативы рассматривается возведение на территории Турции, на границе с Грецией, дополнительного газового хаба для потребителей в Южной Европе.[5] Но, несмотря на отсутствие компромисса в политических вопросах между Россией и Евросоюзом, осуществлялись переговоры, встречи, касающиеся миграционной проблемы, культурных, научных и технических связей, взаимодействие в области экологии.[6]

Отношения России и Европейского союза достигли низшей точки в 2016 году. Возможным шагом навстречу стали пять принципов построения отношений с Россией, которые были приняты Евросоюзом в марте 2016 года:[7]

- полная реализация минских соглашений, как ключевой момент в наших отношениях;

- укрепление отношений с нашими восточными партнерами и другими соседями;

- обеспечение "устойчивости ЕС, в частности, в сфере энергетической безопасности;

- необходимость сотрудничества с Россией по международным вопросам, включая Иран, Сирию, Ближний Восток, а также миграцию, борьбу с терроризмом, климатические изменения и по другим сферам, представляющим интересы ЕС;

- поддержка гражданского общества РФ и связей между людьми в России и ЕС;

В 2016 году проблема экономических ограничений не была разрешена, санкции в отношении России продлены. Последствия для ЕС в прошедшем году оценены в 17,6 млрд. евро, в результате чего было утрачено около 400 тысяч рабочих мест.[8]

Точкой сближения России и ЕС может стать глобальная проблема террористической угрозы для государств Евразии. Огромное количество беженцев, прибывающих в европейские страны, является препятствием для спокойной жизни населения и реализации внутриполитических и внешнеполитических задач. Основным противоречием в борьбе с терроризмом на Ближнем Востоке остаются разные взгляды на методы борьбы. Если Россия проявляет активную позицию, используя военную силу и разрушая объекты ИГИЛ, то страны Европы, видимо, не готовы к этому. Кроме этого, государства Евросоюза расходятся во мнениях относительно мер по регулированию потоков мигрантов и претендентов на получение статуса беженца.[9]

Итак, отношения России с Европейским союзом за последние несколько лет ухудшились. На их развитие в ту или иную сторону влияют как внешние факторы, такие как ситуация на Украине, так и внутренние – это несогласованность и расхождение по ключевым проблемам. Применение экономических ограничений ЕС в отношении России и ответные меры сказываются на торгово-экономических связях – прекращение сотрудничества или заморозка значимых проектов. Взаимосогласованные действия по борьбе с международным терроризмом и экстремизмом помогли бы отношениям России и Европы вернуться на прежнее место, убрать политический контекст в торговых и экономических связях, которые выгодны для обеих стран.

[1] Легвольд Р., 2017, режим доступа: http://www.globalaffairs.ru/valday/Put-v-neizvestnost-amerikanorossiiskie-otnosheniya-razbalansirovany-18674 (дата обращения: 20.05.2019).

[2] [Каплан Ф., 2016, С.25-31].

[3] [Концепция внешней политики РФ от 12 февраля 2013 года, С.13-14].

[4] режим доступа: http://samlib.ru/w/waldgeist/bolotov_adress_to_putin.shtml (дата обращения: 20.12.2017)];

[5] [Мельников А., 2014, режим доступа: http://kapitalrus.ru/articles/article/zachem_rossiya_otkazalas_ot_yuzhnogo_potoka/ (дата обращения: 19.12.2017)].

[6] [Всяких М.Б., Бакаева А.В., 2015, С.143-150].

[7] [Пять принципов, 2016, режим доступа: http://tass.ru/mezhdunarodnayapanorama/2738040 (дата обращения: 23.12.2017)]

[8] [Исследование: 400 тысяч европейцев в 2015 году потеряли работу из-за санкций против России, 2017, режим доступа: https://www.gazeta.ru/business/news/2017/01/05/n_9530927.shtml (дата обращения: 15.12. 2017)].

[9] Романова Т., 2016, С.3-14].

После окончания «холодной войны» большинство ведущих государств уже не сталкиваются с угрозами экзистенциального характера, ответ на которые требует использования силы. К тому же инициирование военных операций в современных условиях становится дорогостоящим мероприятием, а их последствия не всегда предсказуемы. Растет и роль негосударственных субъектов мировой политики, использование военной силы против которых зачастую неадекватно ни с международно-правовой, ни с военной точек зрения.[1]

Следствием роста сдержанности ведущих стран в вопросах применения силы стал наметившийся в 1990-х годах возвратный рост интереса к использованию невоенных способов давления. Один из них – использование экономических инструментов воздействия на международное окружение.

Как отмечал американский политолог С.Краснер, среди прочих целей, «коммерческая политика» наиболее часто используется «для достижения долгосрочных целей путем попытки создать особую глобальную среду».

К ключевым типам внешнеэкономических инструментов воздействия относятся торговая политика, финансовая и макроэкономическая политика, предоставление помощи и собственно использование экономических санкций. Торговая политика развитых стран (включая определение тарифов, квот, технических ограничений, субсидирование) форматирует систему отношений между ними, в то время как санкционные меры вплоть до последнего десятилетия XX века относились почти исключительно к сфере взаимоотношений между Севером и Югом.[2]

Оценивая весь арсенал существующих экономических инструментов, следует признать, что финансовая политика уже не может использоваться эффективно для достижения внешнеполитических целей.

Во-первых, современные государства не всегда обладают достаточными ресурсами для того, чтобы влиять на международные перемещения капиталов в силу гигантской емкости этого рынка. Не способствуют подобному влиянию и огромные бюджетные дефициты ведущих западных государств.

Во-вторых трудно говорить о подлинно национальных экономиках. Для проведения эффективной финансовой и макроэкономической политики в современном мире требуется тесная координация действий целого ряда государств и негосударственных субъектов международных отношений.

Это не всегда возможно. Использование экономической помощи также оказывается эффективным лишь в ограниченном количестве случаев.

В результате значение санкций как экономического инструмента достижения политических целей возрастает. В этих условиях повышается и актуальность исследования экономических санкций в современной мировой политике, поскольку возникает необходимость «вписать» этот инструмент в модель определения внешнеполитического могущества государств и в классификацию конкретных видов, случаев и обстоятельств его проецирования. В современных реалиях санкции выступают часто используемым инструментом регулирования экономических, политических, торговых отношений между странами. В международных документах нет точного и исчерпывающего определения экономических санкций: каждый конкретный случай их применения рассматривается отдельно, в результате чего определяется некий набор мер экономического воздействия на данную страну. В уставе ООН нет понятий «экономические санкции» или «эмбарго», но упоминается «полный или частичный перерыв экономических отношений, железнодорожных, морских, воздушных, почтовых, телеграфных, радио- или других средств сообщения», что в целом соответствует распространенным представлениям о санкциях.[3]

Используя понятие «экономические санкции», мы прибегаем к анализу определений, выдвинутых различными авторами.

Например, президент Америки Вудро Вильсон выступал активным сторонником санкций и называл их «всеобъемлющим бойкотом агрессора».

Современный исследователь Бисултанова А.А. отмечает, что экономические санкции – это распространенный инструмент давления одних стран на другие.[4]

Словарь бизнес-терминов и Большой бухгалтерский словарь определяют «экономические санкции» как меры принуждения экономического характера, применяемые физическими или юридическими лицами, либо государством по отношению к другим лицам или государствам, с целью достижения поставленных условий, или же действия, предпринимаемые одной или группой стран, с целью достижения социальных или политических изменений в этой стране.[5]

С нашей точки зрения, экономические санкции – это способ воздействия на сложившиеся торгово-экономические отношения между одной стороной или группой стран на другую страну или группу стран, с целью нанесения ущерба экономике, путем введения запретов и ограничений. Они накладываются с целью принудить страну-объект изменить свое поведение. Наиболее активно Советом Безопасности ООН применялся данный метод воздействия в 70-90 гг. XX в.

Сегодня правовой основой санкций являются:

Резолюции Совета Безопасности ООН; Декларация об основных условиях и стандартных критериях введения и применения санкций и других принудительных мер 2004 г.; «Закон об экономических полномочиях в условиях международного чрезвычайного положения» 1977 г. и поправка сенатора Джона Гленна 1994 г.; «Закон Хелмса-Бертона», принятый в марте 1996 г.; Закон д'Амато или закон «О санкциях в отношении Ирана».

Общепризнанной легитимностью обладают лишь санкции, введенные по решению Совета безопасности ООН.[6]

В истории международных отношений существуют примеры как длительных и безрезультатных санкций (КНР, Куба), так и санкций, способствующих достижению поставленных целей (Ливия).[7]

История появления и применения первых санкций обращает нас к 5 веку до нашей эры, когда Правительство Древней Греции выдвинуло ограничения кораблям, поставлявшим зерно из Мегар, по пользованию портами и рынками Афин. Это послужило одной из причин для начала Пелопонесской войны. Последующие использование экономических санкций зафиксировано против Великобритании, когда Франция ввела запрет на приобретение британских товаров в 1806 г. Данный запрет вошел в историю, как «континентальная блокада».[8]

Санкции вводились и против Китая, для того, чтобы подорвать экономику и уменьшить значимость данной Империи. Не мало важным является то, что ученые считают, что начало Первой и Второй мировых войн, положили торговые конфликты, возникшие между устоявшимися и крепкими державами мира. Обстановка на мировой арене приводила к тому, что большинство стран, повышали ставки таможенных пошлин, и снижали либо вовсе отменяли квоты на ввоз иностранной продукции на свой рынок. Зачастую такой ход приводил к военным действиям. Так, в 1941 году Япония атаковала Соединенные Штаты Америки. Причиной послужило то, что США ввели санкции на поставку нефти и нефтепродуктов в Японию, у которой практически отсутствуют собственные природные ресурсы данного вида. Также ужесточенные санкции были использованы США против Кубы и Северной Кореи, которые были практически доведены до полного эмбарго.

Зафиксировано, что наиболее частым сторонником применения санкций являются Соединенные Штаты. Начиная с глубокой истории до сегодняшних дней Америка использует данный механизм регулирования торговлей, затрагивая и складывающуюся напряженную политическую обстановку между странами-конкурентами.

На сегодняшний день выделены шесть основных разновидностей международных санкций:[9]

· Коммерческие или торговые;

· Финансовые (предполагается ограниченность в совершении финансовых операций, вложении инвестиций и т. д.);

· Санкции в отношении перемещения граждан;

· Дипломатические (аннулирование дипломатических виз, отстранение сотрудников различных дипломатических представительств и т. д.);

· Спортивные и культурные;

· Процессуальные (наложение запрета на право голоса, исключение из международных организаций и др.)

Частое применение находят коммерческие или торговые санкции, которые предполагают наложение полного или частичного эмбарго на ввоз товаров, а также прекращение технического обслуживания.

Экономические санкции могут быть односторонними и коллективными, их могут вводить международные межправительственные организации, отдельные государства, группы государств и субнациональные органы власти (отдельные штаты).

Так, в 2006 г. СБ ООН ввел санкции против Ирана из-за ядерной программы страны, а 1990 г. США ввели торговые санкции против Ирака как страны, поддерживающей терроризм. Ярким примером введения санкций группой государств являются санкции ЕС против Испании и Португалии за превышения потолка дефицита государственного бюджета в 2014 и 2015 гг., также в 2006 году отдельные штаты США (Техас и Индиана) ограничили поставки товаров в Иран.[10]

Цель введения экономических санкций – нанесение максимального материального ущерба стране-объекту, ее международная изоляция. Они всегда направлены на те отрасли страны-объекта, которые наиболее уязвимы. Следствием воздействия является отказ страны-объекта от определенного политического курса.

В апреле 1992 г. Совет Безопасности ООН ввел международные санкции против Ливии. Причиной тому послужило обвинение со стороны США, Великобритании и Франции ливийских граждан в ноябре 1991 г. в причастности к взрывам американского самолета над Шотландией в 1988 г. и французского авиалайнера в 1989 г.[11]

СБ ООН призывал Ливию к сотрудничеству в расследовании данного инцидента. В связи с отказом, согласно резолюции № 731, в отношении Ливии были введены экономические санкции со стороны СБ ООН.

Данный случай введения экономических санкций привел к положительному результату, и, в связи с выдачей международному трибуналу двух ливийских граждан, подозреваемых в организации террористических акций, 5 апреля 1999 г. СБ ООН принял решение о приостановлении режима санкций.[12]

Для понимания целей и последствий введения экономических санкций и, следовательно, экономической войны, необходимо выделить те новые методы и способы, применяемые государствами в эпоху глобализирующейся мировой экономики, т. е. в первое и второе десятилетия XXI в.

Прежде всего, это экономические санкции, которые официально объявляют и принимают законодательно правительства нескольких стран (коллективные экономические санкции) в отношении граждан и субъектов экономики другой страны (корпораций, компаний, банков, финансовых институтов и др.). Эти санкции могут носить секторальный характер, т. е. применяться выборочно, только в отношении определенных лиц и определенных компаний. Также санкции вводятся отдельно по формам международных экономических отношений, в которых участвует государство, т. е. санкции касаются экспортно-импортных операций, услуг, миграции рабочей силы, движения капиталов и финансовых потоков. Также странами, вводящими санкции, применяется метод «замораживания» счетов и активов лиц и компаний, попадающих в «санкционный список».[13]

Насколько же эффективны экономические санкции, как институт, регулирующий международные экономические отношения?

В рамках изучения данного вопроса были проанализированы два исследования: работа Р. Гарфилда, Д. Девина и Д. Фейси «The Health Impact of Economic Sanctions» и проведенное в 2008 г. в Peterson Institute for International Economics (США) исследование результативности экономических санкций. При этом исследователи приводят следующую статистику результативности, полученную на основе анализа 204 случаев введения экономических санкций: частичное изменение политики государства, в отношении которого были применены экономические санкции – 51% успешно, демократизация общества и/или смена политического курса – 31%, прекращение военных действий – 21%, сокращение военного потенциала – 31%, соответственно. Таким образом, только примерно в 30% случаях применение экономических санкций решает поставленную задачу.[14]

Рисунок 3 Результативность экономических санкций

При этом, опять обращаясь к опыту стран, попавших под экономические санкции (Иран, Ирак и другие государства), мы видим, что экономика может адаптироваться к санкциям и через изменение географии направлений своей внешнеэкономической деятельности, а именно проведя переориентацию во внешнеэкономической деятельности на государства, которые не участвуют в экономических санкциях. В осуществлении международных расчетов по внешнеторговым и финансовым операциям страна может перейти на валюты, альтернативные валютам странинициаторов санкций. А также для реализации внешнеторговых контрактов возможно проведение операций через компании-посредники, не принадлежащие санкционирующим государствам.[15] Таким образом, опираясь на работы крупных ученых XX столетия можно сделать вывод о том, что экономические санкции являются важным инструментом регулирования международных экономических отношений. Их результативность во многом зависит от статуса страны-объекта, уровня ее экономического и политического развития, целей введения экономической блокады и других факторов.

Устранение пробелов в нормативно правовых актах и усовершенствование механизма осуществления экономических санкций станет залогом для дальнейшего поддержания стабильности и безопасности на мировой арене.

Основной причиной санкционного воздействия послужил Ураинский кризис в 2014 году. Санкции, введенные в связи с Украинским кризисом, являются наиболее масштабными за всю историю России по количеству стран-участников.

[1] Логинова И. В.2015.С.41– 42

[2] [Крючкова И.Н., 2005, С. 55].

[3] Логинова И. В.2015.С.41– 42

[4] Бисултанова А.А. 2015, с.210

[5] Словарь.Режим доступа: http://dic.academic.ru/dic.nsf/politology/104 (дата обращения: 11.05.2019)

[6] Резолюция СБ ООН 2205, 2015

[7] Торкунов А.В., 2012, С. 55

[8] Торкунов А.В., 2012, С. 57

[9] [Логинова И. В.2015.С.41– 42]:

[10] Международные экономические отношения: Учебник. / Под ред. Е.В. Рыбалкина.. М.: ЮНИТИ, 2014. С. 67

[11] Международные экономические отношения: Учебник. / Под ред. Е.В. Рыбалкина.. М.: ЮНИТИ, 2014. С. 67

[12] Международные экономические отношения: Учебник. / Под ред. Е.В. Рыбалкина.. М.: ЮНИТИ, 2014. с. 72

[13] Зубенко В.В. 2016, с.123

[14] Зубенко В.В. 2016, с.123

[15] Международные экономические отношения: Учебник. / Под ред. Е.В. Рыбалкина.. М.: ЮНИТИ, 2014. с. 72

Правительства и многонациональные органы вводят экономические санкции, чтобы попытаться изменить стратегические решения государственных и негосударственных субъектов, которые угрожают их интересам или нарушают международные нормы поведения. Критики говорят, что санкции часто плохо продуманы и редко успешны в изменении поведения цели, в то время как сторонники утверждают, что они стали более эффективными в последние годы и остаются важным инструментом внешней политики. Санкции стали определяющей чертой реакции Запада на ряд 20 геополитических вызовов, включая вмешательство России в Украине.

Экономические санкции определяются как прекращение обычных торговых и финансовых отношений в целях внешней политики и политики безопасности. Они могут быть комплексными, запрещающие коммерческую деятельность в отношении целой страны, отдельных предприятий, групп или отдельных лиц.

Во многих источниках и литературных изданиях освещено понятие «санкция». Во - первых, санкция - это «государственно-предохранительная мера, применяемая к правонарушителю и влекущая для него определенные неблагоприятные последствия; во - вторых, структурная часть правовой нормы, содержащая указание на возможные меры государственного воздействия на нарушителя данной нормы; в - третьих, это - юридическая гарантия достижения целей правового регулирования, предотвращения и искоренения правонарушений; акт прокурора, разрешающий принудительные меры в отношении лица, подозреваемого в преступлении (например, заключение под стражу, залог, обыск, выемку почтовотелеграфной корреспонденции)».[1]

Санкции принимают различные формы, включая запреты на поездки, замораживание активов, эмбарго на поставки оружия, ограничения на капитал, сокращение иностранной помощи и торговые ограничения.

Они используются для достижения целого ряда внешнеполитических целей, включая борьбу с терроризмом, контрнаступление, нераспространение, демократию и поощрение прав человека, разрешение конфликтов и кибербезопасность.

Санкции, в то время как форма вмешательства, как правило, рассматривается как более дешевый, менее рискованный, средний курс действий между дипломатией и войной. Политики могут рассматривать санкции как ответ на внешние кризисы, в которых национальные интересы менее важны или когда военные действия невозможны.

Санкции, могут быть, по крайней мере, частично успешными и должны соответствовать определенным требованиям:

Динамика каждого исторического случая сильно разнится. Санкции эффективны в одних условиях и могут потерпеть неудачу в других условиях, в зависимости от бесчисленных факторов. Программы санкций с относительно ограниченными целями, как правило, более успешны, чем программы с крупными политическими амбициями. Кроме того, санкции могут дать желаемый экономический эффект, но они не смогут изменить поведение.

Санкции часто развиваются со временем. Масштабы мер и логика, лежащая в их основе, может кардинально измениться со временем.

Сравнительная полезность санкций важна. В некоторых случаях санкции могут быть просто задуманы как выражение противоборства.

Прежде всего стоит рассмотреть характеристику санкций на примере Советского государства, которая представлена на рисунке 1.

Основываясь на определении сущности и структуры санкций, можно смело утверждать, что санкция является одной из мер воздействия на общество.[2]

Основываясь на определении сущности и структуры санкций, можно смело утверждать, что санкция является одной из мер воздействия на общество. Рассмотрев на примере Советского государства структуру санкций, не стоит забывать о международном праве. В международном праве под мерами воздействия, подразумеваются «применяемые к государству в случаях нарушения им своих международных обязательств или норм международного права».[3]

Одним из основных начал современного международного права является принцип ответственности государства. Понятием ответственности охватываются все отрицательные последствия правонарушения, вплоть до применения принуждения.

Для понимания международных взглядов на понятие «санкция» стоит рассмотреть процесс санкционного воздействия со стороны ЕС и США.

Европейский Союз вводит санкции в рамках общей внешней политики и политики безопасности. Поскольку ЕС не располагает объединенной военной силой, многие европейские лидеры считают санкции самым мощным внешнеполитическим инструментом блока. Политика санкций должна получить единодушное согласие государств-членов Совета Европейского Союза, органа, который представляет лидеров ЕС.

С момента своего создания в 1992 году, ЕС взимал санкции более тридцати раз. Отдельные государства могут вводить более жесткие санкции независимо от рамок своей национальной юрисдикции.

Соединенные Штаты используют экономические и финансовые санкции больше, чем любая другая страна. Политика санкций может исходить либо из исполнительной, либо из законодательной ветвей власти. Президент, как правило, запускает процесс путем издания распоряжение, основываясь на внешней угрозе государству. Это дает президенту особые полномочия, чтобы регулировать торговлю в связи с этой угрозой на срок один год, если продлен или расторгнут по совместной резолюции Конгресса. Конгресс, со своей стороны, может принять законодательство, вводящее новые санкции или изменяющее существующие, что он делал во многих случаях.

США и ЕС используют в своей практике определенные направления, которых придерживаются в разработке санкций:

- разработка всестороннего подхода;

- постановка достижения цели;

- создание многосторонней поддержки;

- надежность, гибкость, готовность ослабить или укрепить санкции.

Международный уровень определяет иную характеристику санкций (рис 2).

Рисунок 2 Характеристик международных санкций

На сегодняшний день самыми распространенными санкциями со стороны ЕС и США против РФ являются:

· Дипломатические меры;

· Ограничительные меры (замораживание активов и запреты на визы;

· Ограничения для Крыма и Севастополя;

· Меры, направленные на секторальное сотрудничество и обмены с Россией ("экономические" санкции);

· Меры, касающиеся экономического сотрудничества;

Подводя общий итог, необходимо отметить, что санкции - применяемая мера в целях прекращения торговых, финансовых, экономических отношений в целях внешней политики и политики безопасности. Санкции далеки от надежного успеха, но их стоит рассматривать как один из способов воздействия. Существуют мнения, что санкции не работают на практике так, как известно в теории. Одним из показателем является наличие возможностей перенаправить торговлю в страны, которые не находятся под санкционным воздействием. Государство, которое вводит санкции, показывает, что дипломатическим путем решить существующие проблемы не получилось, и пришлось прибегнуть к влиянию данного типа.

С другой стороны, государство, в отношении которого применяются санкции, будет вынуждено адаптироваться к текущей политической и экономической обстановке. В этом есть как плюсы, так и минусы. С положительной стороны, данное государство станет сильнее, если сможет своевременно приспособиться к текущей обстановке. В другом случае возможен финансовый крах и, как следствие, упадок уровня всех сфер жизни общества. То есть, у данной стороны не остается выбора. Либо, она показывает, что способна справиться с данной ситуацией, либо ей придется «прогнуться» и пойти на уступки. Но необходимо учитывать, что ни одно правительство открыто этого не признает, санкции всегда вводятся с целью «направить» или «вразумить» противоборствующую сторону, таким образом, государства могут «направлять» друг друга.

[1] Райзберг Б.А., Лозовский Л.Ш., Стародубцева Е.Б., 1999, 479

[2] Сухарев А.Я., Крутских В.Е., 2003, с. 156

[3] Устав ООН от 26 июня 1945 года

Метод SEO. Значительному росту продаж, а также продвижению сайта в поисковых системах, PR и брендингу способствует выведение веб-ресурса фирмы на первые позиции в поисковой выдаче. Данный метод увеличения посещаемости онлайн-представительства предприятия, его узнаваемости среди целевой аудитории и остальных потребителей получил широкую популярность. SEO-продвижение компании является эффективной и доступной возможностью для каждого бизнеса (включая мелкий) обеспечивать тактические итоги работы (текущую прибыль и продажи) и стратегические перспективы (так как PR-продвижение сайта в Яндекс либо иных поисковых системах способствует достижению долгосрочных результатов).

Continue reading →