1.1.Понятие и сущность мотивации персонала

В современных условиях ведения бизнеса, характеризующиеся ростом цен и инфляцией, платёжным кризом страны, введёнными санкциями, сдерживанием российской экономики, руководители всё чаще сталкиваются с текучестью кадров и низкой мотивацией труда. В данной ситуации важно отметить, что у каждого индивида есть свои ценности, потребности и мотивы. Они определяют его поведение, и они могут стать ключом к эффективному кадровому менеджменту, к реализации правильной кадровой политики.

Объектом кадровой политики выступает персонал предприятия.

Рассмотрим один из сегментов кадровой политики – это система мотивации персонала. На рис. 1 рассмотрено, как система мотивации вписывается в систему управления персоналом.

Рис.1. Система мотивации, как одна из составных частей системы управления персоналом[2, с.412]

Для того чтобы человек трудился с высокой производительностью, сотрудник должен быть заинтересован в своей профессиональной деятельности или, можно сказать, иначе - мотивирован.

В современной теории труда существует широкий круг трактовок понятий мотивация, рассматриваются различные аспекты взаимосвязи обозначенных терминов. Проведённая работа в этой области теории труда, позволило сделать вывод о том, что у авторов пока нет единой точки зрения в отношении, как самих вышеназванных категорий, так и их взаимосвязей, и взаимозависимостей.

Термин «мотивация» происходит от слова «мотив», которое характеризуется как причина, побуждающая человека действовать.

В.Д. Дергачев под мотивацией понимает процесс, с помощью которого менеджер активизирует работу людей и побуждает их эффективно трудиться для достижения целей организации как средства удовлетворения их собственного желания [6, с.107].

По мнению, С.Ю. Трапицына, мотивация представляет собой процесс стимулирования самого себя и других на деятельность, которая направлена на достижения собственных или общественных целей предприятия[16, с.45].

К.П. Романчук и Т.Н. Патрахина, мотивацию представляют как побуждение к интенсивной деятельности личностей, групп, коллективов, связанное со стремлением удовлетворить конкретные потребности[18, с.461].

В поисках толкования данного термина обратились к социологическому и экономическому словарю. В толковании социологического словаря термин «мотивация» рассматривается, как относительно стабильная система мотивов, определяющая поведение индивида. Определение термина «мотивация», с точки зрения экономического словаря, следующее: «мотивация» представляет собой внутреннее и внешнее побуждение хозяйствующего субъекта к деятельности во имя достижения каких-либо целей, наличие интереса к такой деятельности и методы его инициирования, побуждения[20].

Мотивация, по мнению А.Н. Байдакова, представляет собой процесс побуждения человека к деятельности для достижения поставленных целей [9, с.116].

Кошелев А.Н утверждает, что мотивация представляет собой совокупность внешних и внутренних движущих сил, которые побуждают человека к трудовой деятельности и придающих этой деятельности направленность, ориентированную на достижение определенных целей [8, с.201].

Ю.Г. Едигарева определяет мотивацию как состояние личности, определяющее степень активности и направленности действий человека в конкретной ситуации [7, с.78].

В рамках простой модели процесса мотивации выделяют следующие элементы: потребности, целенаправленное поведение и удовлетворение потребностей, рис. 2.

Рис.2. Процесс мотивации [7,с.78]

Таким образом, мотивацию можно рассматривать как непрерывный процесс воздействия на индивидуума или коллектив людей, направленный на достижение целей организации путём удовлетворения потребностей людей.

Л.Б. Чубенко выделяет по приоритетам мотивации такие типы работников, как:

 «материалисты», для которых самый важный фактор - заработная плата;

 «социалисты», у которых основной фактор, мотивирующий к труду социальные связи и личные достижения;

 «карьеристы», которые нацелены на карьерный рост [22, c. 227].

Довольно известным представителем психологического подхода является И.Н. Герчикова, которая считает, что каждый сотрудник в той или иной степени сочетает в себе следующие типы мотивации, представленных на рис. 3.

Рис.3. Типы мотивации (подход И.Н. Герчиковой) [4, с.51]

Проведя обзор различных подходов, можно сформулировать авторское определение мотивации персонала, под которым в рамках данной работы предлагается понимать мотивацию, как эффективную систему методов для повышения производительности труда.

В настоящее время существует достаточно много различных подходов и теорий мотивационного поведения человека. Так, теория Ф. Тейлора основана на предположении, что работник желает удовлетворить только свои физиологические потребности, т.к. им двигают только инстинкты. В теории А. Маслоу существует иерархия потребностей. Каждый человек, как на работе, так и в жизни удовлетворяет свои потребности, и эти потребности растут в зависимости от их удовлетворения.

Теория Герцберга говорит о том, что поведение сотрудников зависит от 2-х составляющих: внешние условия труда – деньги, льготы, преимущества содержание труда – любовь к работе, удовольствие от работы. Теория Макклелланда определяет, что поведенческие мотивы состоят из трёх частей: потребность в принадлежности, потребность во власти, достижение успеха[4, с.24]. Все перечисленные теории объединяет существование определённых способов мотивации.

Таким образом, мотивация - это главный стимул, благодаря которому человек готов выполнять те или иные действия. Мотивация представляет собой создание системы условий, которые влияя на поведение человека, оказывают на него направляющее действия. Мотивационный процесс отражён в различных подходах, среди которых можно выделить: содержательный, процессный, экономический, неэкономический, психологический и другие подходы.

Для успешного руководства необходимо иметь представление об основных мотивах поведения работников, способах влияния на них (развитие желательных, сглаживание отрицательных) и вероятных результатах такого воздействия.

А.Д. Зеленов выделяет следующие виды мотивации рис. 4. Рис.4. Виды мотивации (по А.Д. Зеленову)[8, с.9]

Стоит отметить, что наиболее эффективным, с точки зрения современного практического применения, является действие долгосрочной мотивации, которая предполагает достижение результатов в течение длительного периода времени. Стабилизирующий вид мотивации помогает удерживать квалифицированных сотрудников и снизить текучесть кадров.

Ю.Г. Едигарева и А.В. Власов установили, что большое значения имеют поведенческие факторы, обуславливающиеся нормами и правилами поведения, принятыми организацией [7, с.80]. Именно они образуют организационную культуру любого предприятия и по своему значению причисляются к долгосрочной мотивации. К таким факторам относятся: сохранение собственного имиджа, признание заслуг, лидерство и взаимоотношения в коллективе. Вследствие этого, руководители, прогнозируя трудовое поведение работников, с помощью формально и неформально установленных норм и правил, тем самым выделяют ряд мотивационных типов, которые в целом помогают сформировать систему мотивации под каждый из них.

Современные исследователь и специалисты мотивацию классифицируют по нескольким признакам. Классификационные признаки представлены на рис.5.

Рис.5. Классификация мотивации по признакам[5, с.188]

Данный рисунок рассмотрим более детально.

Нормативная мотивация представляет собой побуждение индивида определённому поведению посредством идейно-психологического воздействия, например, убеждения или внушение. Принудительная мотивация, название говорит само за себя, основано на использование власти и угрозе неудовлетворения потребностей сотрудника. Стимулирование направлено на внешние обстоятельства, используя определенные стимулы, которые впоследствии побуждают работников к определённому поведению.

Нормативная и принудительная мотивация направлена больше на воздействия, непосредственно на подчинённых, а вот стимулирование больше косвенное оказывает влияние.

К следующей группе относится внутренняя и внешняя мотивация. Внутренняя мотивация возникает тогда, когда мотивы порождает сам человек, сталкиваясь с задачей. Например, это, может быть, стремление к достижению определённой цели, завершению работы, познанию, желание бороться, страх. Внешняя мотивация возникает тогда, когда субъекты внешней среды вызывают побуждения. Например, оплата труда, социальные пособия и т.д. Внешнюю мотивацию достаточно часто называют мотивированием.

Таким образом, мотивация может иметь текущий, стабилизирующий и длительный характер. Наиболее эффективным, с точки зрения современного практического применения, является действие долгосрочной мотивации, которая предполагает достижение результатов в течение длительного периода времени. Эффективное управление, высокая отдача от подчинённых невозможны без целенаправленного и умелого воздействия на мотивацию работников при помощи качественной системы стимулирования труда.

1.2. Особенности комплексной системы мотивации

На сегодняшний день практически в каждой организации существует система мотивации, но она часто является малоэффективной и не решает поставленных целей увеличения лояльности работников, их заинтересованности в дальнейшем развитии организации, увеличения производительности труда. Основной причиной провальной системы мотивации в организациях является бездумное копирование ее из какого-либо источника либо применяют наиболее распространенный метод мотивации, как денежный стимул [9, с.420]. При этом, справедливо будет отметить, что отсутствует ожидаемый результат, так как постоянно использовать метод материального стимулирования невозможно, со временем работники воспринимают «премию» как должное, результаты работы снижаются, эффективность метода понижается, затраты растут, так как руководителю приходится постоянно увеличивать объем премии и делать процесс ее выплаты регулярным. Не учитывается тот, факт, что у каждого человека есть не только материальные ценности, но и духовные, стремление к развитию.

Любая система, в том числе и система мотивации, требует адаптации под конкретное предприятие и текущую обстановку на нем, с учетом особенности персонала и специфики деятельности организации.

Справедливо будет отметить, что комплексный подход, охватывающий все аспекты и интересы сторон, может дать гораздо больше положительных результатов и сделать деятельность хозяйствующего субъекта более эффективной. Следовательно, изучение специфики комплексной системы мотивации позволяет сформировать понимание того, как при помощи этого механизма улучшить мотивационную систему организации.

Под комплексной системой мотивации подразумевается создание у персонала организационных, материальных, лидерских и моральных мотивов, соответствующих целям хозяйствующего субъекта [24].

Реализуемый мотивационный механизм может, как улучить работу организации, так и наоборот иметь последствия, к их числу можно отнести [1]:

 неполная выплата или задержка заработной платы;

 большие рабочие нагрузки моральные и физические;

 ненормированный рабочий день;

 неоплачиваемые больничные и отпуска;

 некомфортные условия труда;

 непомерно раздутая система штрафования за пустяки;

 чрезмерный контроль;

 игнорирование инициатив работников;

 размытые критерии и требования.

В сегодняшней бизнес-среде для эффективного воз¬действия на социальное поведение персонала, получения стабиль¬ных конкурентоспособных результатов жизнедеятельности хозяйствующего субъекта необходимо отказаться от грубых и прямых методов, как адми¬нистративных, так и экономических.

Мотивация персонала на достижение конечных результатов осуществляется с помощью преднамеренного воздействия на те или иные стороны жизнедеятельности коллектива, организации.

Комплексный подход к мотивации изменяет содержание и структуру социально-психологического климата в желательном направлении. Такой подход должен отражать объективную тенденцию социально-экономического развития персонала.

Поставленные цели обеспечения жизне¬деятельности социально-экономической системы в новых условиях заключаются в повышении смысловой значимости формирования комплексной мотивации персонала (прежде всего руководителей) на повышение качества управления и достижения и повышения эффективности деятельности.

Поставленная цель конкретизируется в следующих задачах, представленных на рис.6.

Рис.6. Поставленные задачи при формировании комплексной системы мотивации

Достижение обозначенных задач реализовано в модели системы комплексной мотивации персонала на результативную деятельность, рис.7.

При помощи правильно выстроенной комплексной системы мотивации деловые отношения переводятся на межличностные, пропагандируется партнёрство, отношения сотрудничества. Оценив способности и удовлетворение потребностей людей, использование их с учетом интересов коллектива в целом должно стать обязательной составляющей миссии организации, ориентированной на конечный результат. Для этого необходима ра¬дикальная перестройка работы с кадрами.

Формирование комплексной мотивации персонала на результативную деятельность осуществляется по двум направлениям[10, с.44]:

 во-первых, осуществляется развитие социально-экономических процессов, которые отражают систему многоаспектной оценки качеств и результатов деятельности персонала;

 во-вторых, осуществляется развитие системы учета и динамики мотивационных характеристик поведения личности, коллектива, групп.

Основное место и особенностью в формировании комплексной мотивации персонала на результативную деятельность занимает качественная и количественная оценка качеств, взаимоотношений, труда работников и коллектива. Без оценки поведения людей эффектив¬ное функционирование предприятия обеспечить невозможно. Оцен¬ка поведения (деятельности) выявляет и делает достоянием личнос¬ти, коллектива и общества то, насколько полно сотрудник выполня¬ет свои функции работника и гражданина, т. е. насколько он нужен и полезен обществу, каков его личный трудовой вклад в общее дело.

Коллективная и общественная оценки трудового поведения реализуются в форме прямых и косвенных оценок, которые должны объективно, адекватно отражать ценность поведения человека. Каждый вид оценки имеет определенные особенности, параметры и критерии.

В модели формирования системы комплексной мотивации персо¬нала на достижение конечных результатов деятельности в качестве объекта количественной и качественной оценок персонала рассмат¬риваются:

 качества личности;

 деятельность сотрудника;

 деятельность руководителя;

 деятельность групп, коллектива;

 взаимоотношения (потребителей, сотрудников, руководителей);

 мотивация поведения.

Как показывают исследования, использование различных видов и методов оценки и информирование персонала о достижениях способствует по¬вышению эффективности труда в коллективе на 25-30 %.

Однако, вместе с хорошими результатами от создания комплексной системы мотивации, появились некоторые проблемы, которые условно можно разделить на следующие группы, представленные на рис. 8.

Рис.8. Современные проблемы мотивации персонала

Рассмотрим более подробно.

1)Экономические проблемы, в свою очередь, условно можно разделить на три группы: низкая оплата труда, обеспечение связи результата и оплаты труда дифференциация компаний по возможностям мотивации работников к труду в зависимости от ресурсов. Уровень и размер заработной платы сотрудников формирует определённую интенсивность труда, его ответственность, инициативность. Предприятия, которые сохраняют в течение длительного периода времени низкий уровень оплаты труда, формируют у своих сотрудников определенный тип поведения. Например, «прошёл день и ладно», «как платят, так и работаем» и тому подобное. При возникновении подобных ситуаций актуальным является решение вопроса о границах заработной платы низкой, средней и высокой [7, с.61]. Причём представление об этих границах будет различным как у наёмных работников, так и у работодателя.

Одной из характерных черт российских предприятий является то, что не существует связи между результатом и оплатой труда. Заработная плата в России не выполняет возложенную на нее стимулирующую функцию. Рассматривая, в качестве примера зарубежные страны используют схемы «базовый оклад плюс оплата за результат», и количественное соотношение по данным частям составляет 70/30. В России приняли эту схему, но фактически она неэффективно работает. В период кризисных явлений всё больше коммерческих организаций стремятся уйти даже от элементарного социального пакета, закрывая всю мотивационную политику только более-менее высокой заработной платой. Если рассмотреть бюджетные организации, то ситуация в точности до наоборот. Бюджетные учреждения предоставляют социальный пакет согласно Трудовому законодательству, при низкой заработной плате.

2)Правовые. Данный вид проблем заключается в том, что сотрудник любого хозяйствующего субъекта практически не защищен от тоталитарных методов воздействия на его психику, достаточно часто для достижения целей предприятием работодатель злоупотребляет своей властью. В Трудовом Кодексе РФ провозглашены принципы обеспечения права работника на защиту своего достоинства на период трудовой деятельности, запрещение дискриминации в сфере труда, защита персональных данных работника, однако, реального механизма по реализации данных принципов не существует. Для людей, которые оказались в ситуации неформальной занятости правовые проблемы мотивации труда усиливаются – для них, вообще, нет никакой защиты, а в России неформальный наём временных работников очень распространён.

3)Социально-психологические. Круг социально-психологических проблем обусловлен российским менталитетом. Довольно длительный промежуток времени мотивация в России находилась под влиянием идеологии коммунизма, по истечении данного периода времени сформировались определённые модели. Рассмотрим их.

Модель «кнута и пряника». Наиболее эффективный метод, который включает в себя систему наказаний и поощрений. Мотивация строго подчинялась стандартам и нормативам, спускавшимся «сверху», у руководителей не было права выбора действия и решения.

Третья модель, это модель коллективизма. Спорный метод, который способствовал повышению производительности труда, но, в то же самое время, снижает уровень индивидуальных достижений и индивидуального роста [5, с.88].

4)Управленческие. К управленческим проблемам можно отнести большую распространённость административного стиля управления. Человек – главный ресурс, а значит, на первое место выходит вопрос о гибкости механизма его эксплуатации. Вот почему руководитель должен быть не просто профессионалом, но и лидером, имеющим свою управленческую команду. Следовательно, с формированием мотивации к труду всё больше связывается переход от административного стиля управления к лидерскому.

5)Нравственные. В российских предприятиях нравственные проблемы, прежде всего, связаны с хищениями. Эта проблема обусловлена российским менталитетом и работает по принципу «..раз работнику недоплатили, он имеет моральное право «добрать», то, что недоплатили.»

На российских предприятиях вышеизложенные проблемы мотивации должны быть решены, в противном случае, под сомнением будет находиться дальнейшее развитие российского производства, повышения уровня жизни населения за счет собственных ресурсов и улучшение общего благополучия государства.

Итак, в современных реалиях существующие механизмы мотивации далеки от идеала. При построении системы мотивации должен реализовываться комплексный подход, основной особенностью, которого является охват всех сфер. Именно комплексный подход способствует созданию у персонала организационных, материальных, лидерских и моральных мотивов, соответствующих целям хозяйствующего субъекта. Комплексная система мотивации выстраивается индивидуального для каждого хозяйствующего субъекта с учетом его особенностей и специфики деятельности.

1.3.Обзор методов стимулирования персонала

Важным аспектом в системе кадровой политики выступает политика стимулирования персонала. Успешная стимулирующая политика предполагает не только воспроизводство трудового потенциала, но и достойное качество трудовой жизни, формирование смысла трудовой жизни. Главной задачей политики стимулирования персонала является разработка стимулов труда, формирование силы, подталкивающей персонал к более высоким показателям эффективности трудовой деятельности.

Стимул представляет собой внешний побудитель, подвигающий человека на выполнение действия.

Основная задача стимулирования - воздействие на работника, в результате которого увеличивается скорость или качество выполнения работы.

Стимулирование персонала должно реализовываться на основании следующих принципов, представленных на рис. 9.

Рис.9 . Принципы стимулирования персонала [12, с.190]

Изучив различную учебную литературу, пришли к выводам, что на сегодняшний день применяют семь методов стимулирования персонала.

Под методами стимулирования персонала понимается комплекс мероприятий, который реализуется хозяйствующим субъектом с целью увеличения у сотрудников желание работать.

Применяемые методы стимулирования схематично представим на рис.10.

Рис. 10. Методы стимулирования персонала

Рассмотрим данные методы более подробно.

Достаточно часто собственники бизнеса применяют методы взысканий и наказаний. Справедливо будет здесь отметить, что наказания и взыскания могут быть абсолютно разные, и их сила воздействия будет зависеть от характера провинности. Наказание представляет собой способ дальнейшего недопущения халатного отношения к работе, которое влечет за собой потери в бизнесе. Именно поэтому наказания рассматривают как метод стимулирования персонала, с другой стороны, руководящий состав старается огородить сотрудника от его неправильных дальнейших действий и является своего рода уроком для других сотрудников. Данный метод наиболее эффективно работает, когда он становится публичным и применяется только когда действиями сотрудника, наносится материальный ущерб предприятию, в иных случаях достаточно высказывания устного недовольства [14].

Применяя наказания для работников необходимо обязательно объяснять причину, а само наказание должно соответствовать проступку. Если основная цель применения наказания – это избежание неудач, то поощрения, наоборот, выражает стремление к достижению лучших результатов и развитию.

В качестве второго метода выступает премирование работников за особые заслуги.

Метод стимулирования персонала, который распространен повсеместно – это выплата денежных средств, за хорошо выполненную работу. Но проследить выполнение рабочей установки можно только в том случае, если заранее оговаривался объем работ и необходимых задач. Обычно к таким показателям относят [23]:

 экономический рост отдела или организации в целом;

 успешно завершенные переговоры подписание контракта;

 досрочное выполнение заказа;

 выигрыш в спорном деле.

Некоторые руководители, поддерживаются принципов здорового образа жизни в своем коллективе, в связи с этим вводят дополнительное стимулирование сотрудников в виде членства в спортивных клубах или секциях.

В качестве четвертого метода было обозначено индивидуальное стимулирование, по личным запросам и достижениям. Этот метод предполагает специальные премии, выплачиваемые за владение навыками, необходимыми компании в данный момент.

Довольно часто в организациях задействуют методы стимулирования персонала при помощи реализации социальной политики.

При помощи данного метода в организации реализуются льготы и гарантии в рамках социальной защиты сотрудников, установленные на государственном или региональном уровне. Также собственники бизнеса представляют своим сотрудникам и членам их семей дополнительные льготы, относящиеся к элементам материального стимулирования, за счет выделенных на эти цели средств из фондов социального развития организации.

Итак, социальная политика экономического субъекта как составная часть политики управления персоналом представляет собой мероприятия, связанные с предоставлением сотрудникам дополнительных льгот, услуг и выплат социального характера.

Заинтересованность сотрудников в работе экономического субъекта и его успешной экономической деятельности тем выше, чем больше количество предоставляемых льгот и услуг, в том числе прямо не прописанных в действующем законодательстве. Данный метод способствует сокращению текучести кадров, поскольку работник организации вряд ли захочет терять многочисленные льготы при увольнении. Такая политика может обеспечивать дополнительный доход работникам в случае невысокого уровня оплаты труда или предлагаться в интересах привлечения и сохранения квалифицированной рабочей силы при высоком уровне оплаты труда.

Отечественный и зарубежный опыт проведения социальной политики на предприятиях позволяет составить примерный укрупненный перечень выплат льгот и услуг социального характера, предоставляемых в различных формах. Здесь льготы могут быть реализованы в материальной неденежной форме и в материальной денежной форме.

Материальная неденежная форма предполагает [22, с.227]:

 частичное погашение стоимости пребывания в лагерях и домах отдыха, пансионатах;

 покупка товаров или продуктов питания, которые производятся непосредственно на предприятии;

 предоставление бесплатных билетов на культурно-массовые мероприятия;

 улучшение социальных условий труда;

 повышение гибкости графика работы;

 бесплатный доступ в Интернет и прочее.

Материальная денежная форма предполагает:

 выплаты на приобретение собственности и имущества компании;

 погашение части кредита;

 страхование имущества сотрудников;

 частичная оплата или предоставление на льготных условиях мест в детских дошкольных учреждениях;

 денежные компенсации и вознаграждения, предоставляемые в связи с различными событиями;

 предоставление дотаций на питание в столовых организации;

 оплата коммунальных услуг;

 оплата корпоративной мобильной связи;

 предоставление в пользование служебного автомобиля;

 оплата автопаркинга персоналу;

 прогрессивные выплаты за выслугу лет;

 «золотые парашюты» - выплата нескольких должностных окладов при выходе работника на пенсию работников в старости;

 корпоративная пенсия - дополнение к государственной пенсии из фондов предприятия и др.

К социальной политике также можно причислить и проведение корпоративных мероприятий. Это позволяет сплотить коллектив, наладить взаимопонимания и доверительные отношения внутри коллектива.

Руководящий состав может применять стимулы, не требующие материальных затрат. Этот метод очень актуален для хозяйствующих субъектов имеющие определенные материальные затруднения [23].

К нематериальным стимулам можно отнести:

 вознаграждения-признательности, другими словами, получение звания «руководитель и менеджер года», письменная благодарность за хорошую работу, с занесением в трудовую книжку;

 вознаграждения, связанные с высокой оценкой статуса сотрудника, приглашение сотрудника в качестве лектора, советника и пр.

Развитие данного метода способствует созданию благоприятного климата в коллективе, корпоративной культуре, формирования у персонала чувства справедливости, построение эффективной системы обратной связи и другое.

Налаживание системы взаимосвязи между сотрудниками и начальством. Доверительное отношение к сотрудникам предприятия со стороны начальства всегда являлось дополнительным стимулом и мотивацией персонала. Сотрудники будут относиться с уважением к работодателю, если будут знать, что начальство не завышает перед ними планку и ставит вполне выполнимые задачи.

Итак, в целом применяемы методы стимулирования персонала можно условно разделить на материальные и нематериальные. Те и другие методы имеют как достоинства, так и недостатки. Достоинства и недостатки нематериальных форм стимулирования схематично представим на рис.11.

Рис.11. Достоинства и недостатки нематериальных форм стимулирования [19, с.174]

Аналогичная ситуация обстоит и с материальной формой стимулирования. Достоинства и недостатки приведены на рис. 12.

Рис.12. Достоинства и недостатки материальной формы стимулирования [19, с.175]

Итак, применения в совокупности всех методов стимулирования дает наиболее максимальный эффект в работе с персоналом организации.

Кроме того, без правильного подхода к стимулированию труда невозможны не только рост и развитие самой организации, но порой и дальнейшее ее существование. Повышение производительности труда, а, следовательно, повышение прибыли предприятия в целом напрямую зависит от грамотно разработанных мероприятий по стимулированию трудовой активности персонала.

Итак, в первой главе выпускной квалификационной работы ознакомились с теоретическими и методологическими основами управления мотивацией персонала, в частности, более углублено были исследованы такие вопросы, как понятие и сущность мотивации, особенности формирования комплексной системы мотивации персонала, а также проведен обзор методов стимулирования персонала.

В результате исследования базовой учебной литературы пришли к следующим обобщающим выводам: эффективная и продуктивная деятельность предприятия, а, в конечном счете, его прибыльность зависит напрямую от мотивации персонала.

Система мотивации предполагает не только результативность и эффективность работы конкретного сотрудника, но и его направленность на внедрение в компанию инноваций, улучшения условий труда, совершенствование инструментов работы, а в целом и развитие предприятия. Мотивация предполагает потребность и стремление каждого сотрудника увеличения своих профессиональных качеств и повышения квалификационного уровня. На уровне предприятия мотивация требует использование комплекса различных инструментов и факторов, которые в процессе реализации образуют систему. Собственники бизнеса при построении системы мотивации должны реализовывать комплексный подход, основной особенностью, которого является охват всех сфер. Именно комплексный подход способствует созданию у персонала организационных, материальных, лидерских и моральных мотивов, соответствующих целям хозяйствующего субъекта. Комплексная система мотивации выстраивается индивидуального для каждого хозяйствующего субъекта с учетом его особенностей и специфики действия, шаблонные действия в данном случае не работают.

Справедливо отметить, что в современных реалиях существующие механизмы мотивации далеки от идеала. Для повышения эффективности деятельности персонала собственники бизнеса используют различные методы стимулирования персонала, в том числе материальные и нематериальные методы. Как показывает практика, не только материальное стимулирование работников позволяет добиться большой результативности. Иногда, большее значение имеет сплоченный коллектив и слаженная команда, которая будет выполнять общее дело и ставить достижение цели как личную перспективу. При помощи нематериальных методов стимулирования рабочего процесса гарантируется хороший психологический микроклимат в коллективе. Сотрудники будут доверять руководителю, который ставит интересы работников наравне с интересами компании. Таким образом, в завершение хочется отметить тот факт, что применение мотивации для сотрудников обязательно, так как немотивированный персонал теряет свою работоспособность и командный дух.

Таким образом, изучение данных вопросов позволяет сделать вывод о необходимости изучения вопроса системы мотивации на примере действующей организации.

Список использованных источников

1. Балакин М. Ошибки при построении системы мотивации // Статья. Режим доступа: https://promdevelop.ru/rabota/oshibki-pri-postroenii-sistemy-motivatsii-personala/

2. Васильева М. Мотивация персонала в условиях внедрения инноваций / Васильева М. // Управление персоналом. – 2015. – № 10. – С. 20-22

3. Воробьёва А.В., Иваницкий Д.К. Система материального стимулирование труда работников организации и ее эффективность//Современные научные исследования и разработки. 2018. № 6 (23). С. 148-150.

4. Герчикова, И.Н. Менеджмент: учебник для вузов / И.Н. Герчикова. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2015. - 511 с.

5. Голиков Д. А. Проблема мотивации в современном менеджменте // Молодой ученый. — 2015. — №1. — С. 188-191.

6. Дергачев, В.Д. Современные тенденции управления персоналом / В.Д. Дергачев // Современные проблемы и тенденции развития экономики и управления. - 2017. - №2. - С. 105-107.

7. Едигарева, Ю.Г. Актуальные вопросы стимулирования и мотиваций персонала в системе менеджмента предприятия / Ю.Г. Едигарева, А.В. Власов // Научный альманах. - 2017. - № 3(29). - С. 78-84

8. Зеленов, А.Д. Мотивация трудовой деятельности на малом инновационном предприятии: монография / А.Д. Зеленов. - М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и К°», 2014. - 104 с.

9. Зубайдуллина Д.В., Агафонова А.Л. Трудовая мотивация в современной России: комплексный подход//Аллея науки. 2017. № 7. С. 417-420.

10. Ивахно С.В., Чугай Д.Ю. Формирование комплексной системы мотивации персонала организации//Материалы международной студенческой научной конференции, 2017. – с.155

11. Калашник И.А. Основные теории мотивации. – М.: Знание. – 2015

12. Косинцева Т.Д., Курило В.Н. Основные методы стимулирования труда//Сборник статей V Международной научно-практической конференции. Под редакцией Б.Н. Герасимова. 2014. С. 190-193.

13. Кошелев А.Н. Эффективная мотивация торгового персонала (2-е издание) [Электронный ресурс] / А.Н. Кошелев. – Электрон.текстовые данные. - М.: Дашков и К, Ай Пи Эр Медиа, 2017. – 224 с.

14. Листик Е. М. Мотивация и стимулирование трудовой деятельности : учебник и практикум для академического бакалавриата / Е. М. Листик. — 2-е изд., испр. и доп. — М. : Издательство Юрайт, 2019. — 215 с.

15. Малкова Т.Б., Попова В.В. Актуальные вопросы методов стимулирования труда персонала//Актуальные научные исследования в современном мире. 2017. № 11-2 (31). С. 65-67.

16. Мотивация и стимулирование трудовой деятельности : учебник и практикум для академического бакалавриата / С. Ю. Трапицын [и др.] ; под общ. ред. С. Ю. Трапицына. — М. : Издательство Юрайт, 2019. — 314 с.

17. Мотивация и стимулирование трудовой деятельности [Электронный ресурс] : учебное пособие / А.Н. Байдаков [и др.]. — Электрон. текстовые данные. — Ставрополь: Ставропольский государственный аграрный университет, 2017. — 116 c.

18. Патрахина Т. Н., Романчук К. П. Сущность и содержание понятия «мотивация» в системе управления // Молодой ученый. — 2015. — №7. — С. 461-464.

19. Попелло А.В. Методы стимулирования труда персонала// Сборник статей международной научно-практической конференции: в 3 частях. 2017. С. 174-183.

20. Райзберг Б.А. Современный экономический словарь / Б.А. Райзберг, Л.Ш. Лозовский, Е.Б. Стародубцева. — 6-е изд., перераб. и доп. — М. : ИНФРА-М, 2017. — 512 с. — (Библиотека словарей «ИНФРА-М»).

21. Соломанидина, Т. О. Мотивация и стимулирование трудовой деятельности : учебник и практикум для академического бакалавриата / Т. О. Соломанидина, В. Г. Соломанидин. — 3-е изд., перераб. и доп. — М. : Издательство Юрайт, 2019. — 323 с.

22. Чубенко, Л.Б. Нематериальное стимулирование работников / Л.Б. Чубенко // Современный кадровый менеджмент. Вып. 4 / под ред. Т.Ю. Базарова. - М.: ИПКгосслужбы, 2015. - С. 227-232.

23. Электронный журнал HR-portal. Мотивация персонала наиболее эффективные методы и способы стимулирования сотрудников// Режим доступа: https://hr-portal.ru/article/motivaciya-personala-naibolee-effektivnye-metody-i-sposoby-stimulirovaniya-sotrudnikov

24. Электронный ресурс Управление персоналом. Формирование комплексной мотивации персонала на достижение конечных результатов фирмы// Режим доступа: http://upravlencam.ru/page196/page202/index.html

Для изучения познавательных способностей детей младшего школьного возраста на базе МАОУ СОШ №… города Тюмень был проведен эксперимент.

В эксперименте приняли участие учащиеся 3 «А» и 3 «Б» классов в количестве 22 человека. 3 «А» составил экспериментальную группу, 3 «Б» контрольную (по 11 человек в каждой). Список детей, участвующих в исследовании приведен в приложении 1.

Эксперимент состоял из трех этапов:

1 этап – констатирующий.

На этом этапе была проведена первичная диагностика уровня познавательных способностей детей младшего школьного возраста в экспериментальной и контрольной группах.

2 этап - формирующий.

На этом этапе проводились занятия, направленные на развитие познавательных способностей детей младшего школьного возраста во внеурочной деятельности. С контрольной группой на формирующем этапе эксперимента проводились занятия, предусмотренные воспитательным планом. Дети, составлявшие данную группу, не включались в формирующий эксперимент.

3 этап – контрольный.

На этом этапе была осуществлена повторная диагностика уровня познавательных способностей детей младшего школьного возраста в экспериментальной и контрольной группах, проведен анализ полученных результатов.

Для выявления уровня познавательных способностей младших школьников мы выделили следующие критерии и показатели:

Уровень памяти по объему.

Уровень мышления по усвоению процессов анализа и синтеза.

Уровень воображения по способности создавать образы на основе словесного или воспринятого ранее образного описания.

Уровень внимания по произвольности.

На основе выделенных критериев, а также для аналитической обработки результатов исследования и получения количественных показателей были выделены три уровня познавательных способностей у младших школьников: низкий, средний и высокий.

Низкий уровень – объем памяти менее 4 единиц; мышление развито плохо, ребенок не может найти сходство и различия между понятиями; внимание непроизвольное, не может удерживать в течении длительного времени; воображение - коэффициент оригинальности (Кор) меньше среднего по группе на 2 и более балла.

Средний уровень – объем памяти от 4 до 7 единиц; мышление на среднем уровне, ребенок может найти сходство и различия между понятиями, но с небольшими ошибками; внимание произвольное, может удерживать в течении короткого промежутка времени; воображение - Кор равен среднему по группе или на 1 балл выше или ниже среднего.

Высокий уровень – объем памяти от 7 до 10 единиц; мышление развито хорошо, ребенок находит сходство и различия между понятиями быстро, легко ориентируется при выполнении задания; внимание произвольное, может удерживать в течении длительного времени; воображение - Кор выше среднего по группе на 2 и более балла.

Для выявления уровня познавательных способностей мы использовали следующие методики: для выявления объема памяти – «Оценка объема кратковременной слуховой памяти»; для выявления уровня развития мышления - "Сравнение понятий"; для выявления уровня развития внимания - «Методика изучения произвольности внимания»; для выявления уровня воображения - Методика "Дорисовывание фигур" (Приложение 2).

Результаты по критериям и показателям.

Методика для выявления объема памяти выявила следующие результаты: в экспериментальной группе 3 человека набрали по 10 баллов, объем памяти у них 7 – 8 единиц (Ксения Г, Владислав Д, Алексей Л.)- это высокий уровень; 4 человека набрали по 8 баллов, объем памяти у них 6-7 единиц (Илья А., Полина А., Егор В., Максим И.) – это средний уровень; 4 человека набрали по 4 балла, объем памяти у них 4-5 единиц (Владимир Б., Анна Г., Эммин И., Полина Б.) – это низкий уровень. В контрольной группе 2 человека набрали по 10 баллов, объем памяти у них 7 – 8 единиц (Владимир А., Анастасия А)- это высокий уровень; 6 человек набрали по 8 баллов, объем памяти у них 6-7 единиц (Мария Б., Екатерина Б., Михаил Б., Вероника В., Ярослав В., Виктория Д.) – это средний уровень; 3 человека набрали по 4 балла, объем памяти у них 4-5 единиц (Сергей Д., Иван Ж., Степан И.) – это низкий уровень.

Методика для выявления уровня развития мышления выявила: в экспериментальной группе 3 человека набрали от 25 до 30 баллов (Ксения Г, Владислав Д, Алексей Л.) - это высокий уровень; 4 человека набрали от 15 до 24 баллов (Илья А., Полина А., Егор В., Максим И.) – это средний уровень; 4 человека набрали менее 15 баллов (Владимир Б., Анна Г., Эммин И., Полина Б.) – это низкий уровень. В контрольной группе 2 человека набрали от 25 – 30 баллов (Владимир А., Анастасия А)- это высокий уровень; 6 человек набрали от 15 до 24 баллов (Мария Б., Екатерина Б., Михаил Б., Вероника В., Ярослав В., Виктория Д.) – это средний уровень; 3 человека набрали менее 15 баллов (Сергей Д., Иван Ж., Степан И.) – это низкий уровень.

Методика для выявления уровня развития внимания показала: в экспериментальной группе 3 человека набрали от 20 до 25 баллов (Ксения Г, Владислав Д, Алексей Л.) - это высокий уровень; 4 человека набрали от 15 до 20 баллов (Илья А., Полина А., Егор В., Максим И.) – это средний уровень; 4 человека набрали менее 15 баллов (Владимир Б., Анна Г., Эммин И., Полина Б.) – это низкий уровень. В контрольной группе 2 человека набрали от 20 – 25 баллов (Владимир А., Анастасия А) - это высокий уровень; 6 человек набрали от 15 до 20 баллов (Мария Б., Екатерина Б., Михаил Б., Вероника В., Ярослав В., Виктория Д.) – это средний уровень; 3 человека набрали менее 15 баллов (Сергей Д., Иван Ж., Степан И.) – это низкий уровень.

Методика для выявления уровня развития воображения показала: в экспериментальной группе у 3 человек Кор > на 2 балла и более (Ксения Г, Владислав Д, Алексей Л.) - это высокий уровень; у 4 человек Кор=среднему по группе или на 1 балл больше или меньше (Илья А., Полина А., Егор В., Максим И.) – это средний уровень; у 4 человек Кор меньше среднего по группе на 2 и более балла (Владимир Б., Анна Г., Эммин И., Полина Б.) – это низкий уровень. В контрольной группе у 2 человек Кор > на 2 балла и более (Владимир А., Анастасия А) - это высокий уровень; у 6 человек Кор=среднему по группе или на 1 балл больше или меньше (Мария Б., Екатерина Б., Михаил Б., Вероника В., Ярослав В., Виктория Д.) – это средний уровень; у 3 человек Кор меньше среднего по группе на 2 и более балла (Сергей Д., Иван Ж., Степан И.) – это низкий уровень.

Результаты констатирующего этапа представлены в таблице 2.

Таблица 2 Результаты констатирующего этапа

Уровни

Контрольная группа 3 «А»

Экспериментальная группа 3«Б»

Высокий

18.2% - 2 человека

27.2% - 3 человека

Средний

54.5% - 6 человек

36.4% - 4 человек

Низкий

27.3 % - 3 человека

36.4% - 4 человек

В результате проделанной работы на констатирующем этапе эксперимента было установлено, что 22.6% всех испытуемых имеют высокий уровень познавательных способностей, исходя из критериев, определенных в начале эксперимента. У этих детей объем памяти от 7 до 10 единиц; мышление развито хорошо, ребенок находит сходство и различия между понятиями быстро, легко ориентируется при выполнении задания; внимание произвольное, может удерживать в течении длительного времени; воображение - Кор выше среднего по группе на 2 и более балла.

45.5% имеют средний уровень познавательных способностей. У них объем памяти от 4 до 7 единиц; мышление на среднем уровне, ребенок может найти сходство и различия между понятиями, но с небольшими ошибками; внимание произвольное, может удерживать в течении короткого промежутка времени; воображение - Кор равен среднему по группе или на 1 балл выше или ниже среднего.

31.9% показали низкий уровень. Это дети с объемом памяти менее 4 единиц; мышление развито плохо, ребенок не может найти сходство и различия между понятиями; внимание непроизвольное, не может удерживать в течении длительного времени; воображение - коэффициент оригинальности (Кор) меньше среднего по группе на 2 и более балла.

Полученные результаты позволяют сделать вывод, что у большинства испытуемых низкий и средний уровень познавательных способностей, что говорит о необходимости их развития.

1.1. Понятие и классификация предприятий общественного питания

В общем случае предприятием общественного питания можно назвать тип организации различных форм собственности, которые производят продукты питания и предоставляют услуги по их реализации потребителям в том или ином виде. Таких организаций, согласно ГОСТ Р 50762-95, который классифицирует предприятия общепита, существует более десятка видов.

Все эти структуры, согласно тому же нормативному документу, могут предоставлять следующие услуги:

  • питание;
  • изготовление изделий кулинарной и кондитерской продукции;
  • организация обслуживания клиентов;
  • организация досуга;
  • продажа кулинарной продукции;
  • информационные и консультационные услуги;
  • другие услуги.
  • соответствие установленному целевому назначению;
  • безопасность и экологичность продукции;
  • своевременность и точность предоставления услуг;
  • эстетичность оформления;
  • высокое качество обслуживания;
  • комфорт посетителей и эргономичность обстановки;
  • адресность услуг;
  • информационное обеспечение.
  • Комбинат питания. Крупное объединение, которое может состоять из множества структурных единиц различной направленности – фабрики, специализированные цехи, сети столовых и т. п. Обычно комбинаты имеют единое для всех его подразделений управление, логистическую структуру, подсобные хозяйства, программу развития. Чаще всего такая структура сознается на базе крупного промышленного предприятия и обслуживает его сотрудников, при этом реализуя продукцию и сторонним покупателям. Также уменьшенные копии комбинатов питания создаются при высших учебных заведениях и крупных школах.
  • Фабрика-заготовочная. Предприятие с высоким уровнем механизации труда, на котором производят полуфабрикаты, кондитерские и кулинарные изделия. Продукция фабрик-заготовочных распространяется по другим единицам общепита, а также реализуется через розничную сеть. Такое предприятие характеризуется мощным холодильным оборудованием, большим складским хозяйством, механизированными линиями обработки мясной, рыбной и овощной продукции. Также на фабрике есть различные цеха для отдельных групп продукции, например, мясной, рыбный, птице-гольевой, кондитерский и т. д.
  • Комбинат полуфабрикатов. Крупнее фабрики-заготовочной, но более узко специализирован – это предприятие, как видно из его названия, выпускает только полуфабрикаты мяса, рыбы, птицы, овощей и характеризуется огромной мощностью переработки, которая исчисляется десятками тонн сырья в сутки.
  • Фабрика-кухня. Эта организация несколько меньше описанных выше, хотя по своей функциональности практически повторяет их. Разница лишь в размерах мощностей и в возможности тут же поставлять заготовленные полуфабрикаты в доготовочные предприятия. Фабрики-кухни зачастую располагаются в том же здании, где находятся ресторан, столовая или кафе. Обычная мощность предприятия до 15 тысяч блюд за смену. В состав некоторых подобных заведений общепита могут входить и отдельные цехи для производства каких-либо продуктов питания или напитков.
  • Специализированные цехи. Чаще всего такие цехи являются структурной единицей мясокомбинатов, рыбозаводов или овощехранилищ, что очень удобно для обработки продукции и заготовки полуфабрикатов. В подобных цехах используются конвейерные линии и механизация погрузочно-разгрузочных работ.
  • Столовая. Одно из главных предприятий питания, по крайней мере, так было во времена Советского Союза. Сейчас столовые более распространены при крупных заводах или промышленных комбинатах. Разнообразные типы продукции, которые могут привязываться к разным дням недели, меню из национальных блюд различных стран мира. Именно этим в былые годы столовые, расположенные повсеместно в городах и поселках страны, привлекали посетителей. Сюда же относились доступные цены, простота обслуживания и возможность широкого выбора недорогих блюд. Столовые могут классифицироваться, как по ассортименту продукции (общая или диетическая), так и по расположению и категории обслуживаемого населения (заводская, студенческая, школьная).
  • Ресторан. Такой вид организации общепита является одним из самых популярных во всем мире. Сложные блюда с редкими ингредиентами и изысканное приготовление искусными поварами редко оставляет равнодушными посетителей таких заведений. Учитывая, что помимо гастрономических деликатесов, в ресторанах клиентам предлагают и развлекательную программу, то при известном достатке многие становятся здесь завсегдатаями. В данном виде общепита широко развит штат вспомогательных сотрудников – от швейцара до сессионного музыканта, оплата труда которых серьезно сказывается на стоимости подаваемых блюд и услуг. Кроме вкусной и качественной еды, каждый клиент ожидает от ресторанов комфорта – большая площадь зала, дизайнерская мебель, удобное расположение столов, дорогая посуда, уют и покой во время пребывания и т. п.
  • Вагон-ресторан. Несмотря на название, такая форма преподнесения услуг по общественному питанию, подстроенная под поезда дальнего следования, практически не имеет ничего общего собственно с рестораном. Здесь из всех классических признаков последнего можно обеспечить лишь качество обслуживания. Ведь в условиях железнодорожного вагона что-то готовить и подавать крайне затруднительно, поэтому блюда или уже готовы и хранятся в холодильных шкафах, или готовятся на месте в небольшом количестве. В поездах, которые находятся в пути менее суток, можно найти буфет, работающий по принципу фастфуда.
  • Кафе. Самая распространенная форма обслуживания клиентов в предприятиях общепита. Существует множество разнообразных форм кафе и кафетериев. Этот вид доготовочного заведения различается по ассортименту продукции, способу обслуживания, возрастному цензу посетителей. В основном тут подаются блюда быстрого приготовления, а также пирожные, мороженое и спиртные напитки.Что касается кафетерия, то такие заведения обычно организовываются возле (или внутри) крупных торговых центров или универсамов для удобства проголодавшихся посетителей.
  • Бар. Данный тип организации близок по структуре к кафе, но здесь имеется барная стойка и специфика ассортимента или обслуживания. По основному виду подаваемого блюда (в основном это напиток) бары отличаются на алкогольные и безалкогольные (например, пивные, молочные); десертные и кондитерские; варьете, караоке или видео.
  • Закусочные. Заведения питания, где посетителям предлагают блюда быстрого приготовления или уже готовые бутерброды, пирожки, пирожные. Существует большое количество специализированных закусочных, в зависимости от «коронного» блюда, блинные, пельменные, сосисочные, шашлычные, чебуречные, чайные, пиццерии и т. п.
  • организация предприятия питания по принципу самообслуживания, но без использования линии раздачи;
  • широкое использование элементов наглядной кулинарии: часть блюд готовят в зале раздачи;
  • отказ от использования замороженных или иным способом консервированных полуфабрикатов;
  • демократичные цены;
  • большой выбор блюд;
  • удобная мебель.
  • сеть «Автогриль» - Италия
  • сеть «Казино» - Франция
  • сеть «Лидо» -Латвия
  • сеть «Movenpick» - Швеция
  • ресторан «Грабли», ресторан «Му-му» - Москва.
  • материальная;
  • не материальная.
  • существует только при наличии взаимосвязи между компанией и потребителем;
  • в отличие от товара, неосязаема. Если качество продукта можно определить перед покупкой, то понять, насколько качественно вас обслуживают, можно только в процессе;
  • предоставляется по факту, товар же можно произвести в большем объеме, чем требуется, и потом хранить в складских помещениях. С точки зрения расходов на производство и маркетинг, услуга более дорогостоящая;
  • неразрывно связана с покупателем: если нет потребителя, то и обслуживать некого. Тогда как товары выпускаются вне зависимости от того, найдется на них в дальнейшем покупатель или нет.
  • получить отдачу от потребителей в виде прибыли – это главная цель, которая стоит перед компанией;
  • увеличить доходность – чем выше доход, тем более устойчиво финансовое положение фирмы;
  • повысить уровень удовлетворенности покупателей;
  • расширить клиентскую базу;
  • постоянно привлекать новых клиентов;
  • повысить ценность услуги – это влияет на степень заинтересованности;
  • сделать сервис качественнее. Это достигается посредством роста заинтересованности покупателей в получении услуги, удовлетворенности её качеством, высокой производительности работников компании.
  • чтобы разработать цели, сформировать и выделить ресурсы, придумать и реализовать управленческие решения, используйте системный подход, уделите внимание каждому направлению продвижения;
  • чтобы определить, какие векторы развития маркетинговой деятельности в приоритете, учитывайте изменения и колебания внешних факторов и внутренних ресурсов фирмы;
  • чтобы достичь главных задач, концентрируйте на них различные по характеру ресурсы;
  • чтобы применение маркетинговых инструментов в вопросах экономики, социальной психологии, организации каналов продвижения было эффективным, используйте их в комплексе;
  • чтобы максимально быстро достичь поставленной цели, решить текущие задачи, планируйте мероприятия, которые будут сочетаться между собой, а их содержание не будет противоречить друг другу;
  • чтобы выполнить планы в полном объеме, совершаете действия и организовывайте мероприятия, которые бы соответствовали планируемым разработкам.
  • проанализируйте ситуацию на рынке, спрогнозируйте, как она будет развиваться в краткосрочной и долгосрочной перспективе;
  • выделите сегменты рынка, определите основные категории потребителей, выберите, с какими из них вы будете работать;
  • оцените собственных клиентов с точки зрения общих характеристик;
  • охарактеризуйте деятельность конкурентов на рынке и в его конкретных сегментах;
  • сформируйте перечень услуг, которые будете оказывать потребителям;
  • определите ценовую политику;
  • разработайте систему трейд-продвижения, чтобы эффективно взаимодействовать с клиентами;
  • составьте план продвижения услуг;
  • реализуйте мероприятия из этого плана;
  • оцените, насколько то, что вы реализовали, соответствует тому, что вы планировали;
  • при необходимости внесите в план дополнения или измените его, после выполнения сделайте анализ.
  • семантическое ядро;
  • заполнение мета-тегов;
  • перелинковка;
  • контент веб-сайта;
  • файл robots.txt;
  • настройка канонических URL;
  • создание карты сайта;
  • настройка микроразметки и др.
  • проанализировать конкурентов. Посмотреть топ-10 конкурентов из выдачи, оценить их дизайн, структуру сайта, контент, специальные предложения и акции;
  • собрать семантику. Нужно отобрать «горячие» («ресторан кавказской кухни Екатеринбург», «ресторан шашлык Екатеринбург») и «теплые» («банкетный зал», «свадьба в ресторане») и запросы конкурентов. Для сбора семантики можно использовать Яндекс.Вордстат или Key Collector;
  • разделить запросы на группы;
  • выделить минус-слова;
  • «привязать» тексты объявлений к содержимому страниц. Скорее всего, придется изменить контент некоторых страниц сайта, куда пользователи будут переходить с рекламы;
  • настроить Яндекс.Директ или Google Ads.
  • Печатная пресса. Несмотря на то, что который год маркетологи уверяют нас в скором исчезновении газет и журналов, для некоторых сфер они остаются актуальными рекламными площадками. В зависимости от тематики и вкусов читателей здесь можно опубликовать прямую рекламу, разместить подробные публикации, заказать интервью с владельцем заведения или шеф-поваром о блюдах, атмосфере. Такие материалы часто встречаются в журналах «Афиша Еда», «Собака» и различных региональных изданиях о жизни города.
  • Телевидение. Телевидение почти не используется для продвижения конкретных ресторанов (только для таких брендов как «KFC» или «Burger King»). В регионах существует такое явление, как партнерские съемки: ресторан предоставляет зал для съемок передачи местного телеканала в обмен на упоминание в этой передаче. Эффективность такого способа рекламы заведения остается под вопросом, но многие пользуются.
  • Радио. Как метод продвижения ресторана радио используется еще реже, за исключением роликов о специальной акции, мероприятии или открытии нового заведения.
  • неспециализированные и специализированные, например, рестораны рыбной или пивной кухни, а также рестораны с национальным уклоном (грузинской, русской, китайской кухни и т.п.)
  • по месту расположения - они могут располагаться как в жилых домах, так и в отдельно стоящих помещениях, а также могут быть включены в объекты инфраструктуры - гостиницы, вокзалы, зоны отдыха и т.п.
  • по интересам - рестораны-клубы, салоны, спортивные и т.п.
  • по форме обслуживания - с официантами, по системе шведского стола и т.п.
  • по составу и назначению помещений - стационарные и передвижные.
  • отношения со СМИ;
  • лоббирование - знакомство с влиятельными людьми;
  • визуальная идентификация услуг;
  • построение хорошего имиджа работодателя;
  • организация мероприятий, встреч;
  • PR в интернете;
  • спонсорство - поддержка мероприятий и ассоциаций;
  • антикризисное управление рестораном.
  • привлекательное название;
  • интригующее вступление;
  • интересный контент;
  • фотографии хорошего качества;
  • прозрачное форматирование текста.
  • информация потенциальных и реальных клиентов о нововведениях и событиях, происходящих в данном ресторане;
  • представление посетителям новых блюд.
  • по факту проведения рекламной кампании увеличивается знание марки;
  • по факту проведения рекламной кампании изменяется потребительское поведение(повышается посещаемость ресторана, растет прибыль от продаж позиций меню и т.п.).

Отношения между исполнителем и потребителем в сфере общественного питания регулируются общероссийскими законодательными актами, которые регламентируют, как сам процесс оказания услуг, так и защиту прав потребителей, а также сертификацию производимой продукции. Исполнитель определяет перечень услуг, которые он предоставляет в рамках типа или класса его предприятия, а органы сертификации выдают соответствующие разрешения на такую деятельность. Отдельно лицензируется продажа алкогольных напитков и табачных изделий.

Организации общественного питания должны тщательно следить за соблюдением всех установленных норм, которые прописаны в ГОСТах, санитарной, противопожарной, технологической и прочей документации.

Требования к учреждениям общепита следующие:

Заготовочные предприятия

Существует несколько видов предприятий, которые заготавливают продукцию и делают полуфабрикаты для их дальнейшей реализации или приготовления:

Доготовочные предприятия

Предприятия общественного питания, основной функцией которых является приготовление продуктов и полуфабрикатов с последующей реализацией их конечному потребителю, называются доготовочными. Существует большое количество типов таких организаций, рассмотрим самые крупные из них:

Рассмотрим особенности функционирования формата free flow. Появлением популярной сегодня концепции free flow (англ. свободное течение, свободный поток) европейские рестораторы обязаны швейцарскому бизнесмену Уели Прагеру, который в 1948 году открыл первое заведение под витиеватым названием Movenpik, в вольном переводе -«Чайка на бреющем полете, срывающая ягоду с кроны дерева». В «Чайке...» готовли прямо на глазах у клиента, используя охлажденные полуфабрикаты высокой степени готовности.

Удачную идею подхватили коллеги и конкуренты Прагера, и она практически без изменений просуществовала до начала 80-х, когда в заведениях - клонах и потомках первой «Чайки...» - появились food stations (англ. продуктовые станции) - привлекательно оформленные прилавки с продуктами, между которыми курсируют клиенты, выбирая для приготовления самый аппетитный кусочек.

Суть концепции free flow заключается в максимально демократической работе с гостем. В традиционном фри-фло отсутствуют раздачи, вынуждающие гостя выстоять очередь. Это все обеспечивается принципом «отдельных островов. Здесь присутствуют «островки»: кофейный, пивной, линия горячих блюд – система блюд самообслуживания.

Плюс этого заведения и в том, что заказ не нужно ждать. Приготовление блюд в заведениях формата free flow превращено в захватывающее кулинарное шоу, театрализованное представление. Это спектакль, посвященный вкушению еды.

Здесь есть свой партер, амфитеатр и галерка - различные зоны обеденного зала, свои декорации - прилавки с продуктами, сцена и актеры - площадка с непрерывно перемещающимися от плиты к сковороде поварами, а также свет, звук, плюс потрясающие ароматы свежеприготовленных блюд. Но кулинарное шоу - это не только увлекательное театрализованное действие.

Признаки концепции:

Для ресторанов free flow характерно нарочитое использо­вание этакого "деревенского" стиля приготовления и подачи блюд – в основе всех технологий лежит стремление подчеркнуть первозданную свежесть исходных ингредиентов. Ничего сверхсложного и вычурного. Никаких редких соусов с непонятными названиями. Никакого излишнего украшательства блюд. Помимо того, что такой подход диктуется технологией, он имеет под собой и вполне логичную маркетинговую подоплеку: «Готовить и подавать как дома!».

Воплощение концепции free flow:

Рестораны концепции free-flow, отличающиеся демократичными ценами и большой проходимостью, давно популярны в Европе. Сегодня рестораны этого формата становятся все более востребованными. Постепенно они берут на себя функции, которые раньше выполняли столовые при предприятиях, и располагаются в непосредственной близости от скопления офисов. На сегодняшний день этот формат является наиболее перспективным направлением для организации ресторана быстрого обслуживания. Отличительными характеристиками здесь являются наличие открытой кухни, приготовление блюд на глазах у посетителей, принцип самообслуживания и широкий выбор предлагаемых блюд.

1.2. Понятие и сущность продвижения услуг. Основные инструменты продвижения услуг

Услуга (сервис, service) — любая деятельность или работа, которую одна сторона может предложить другой, характеризующаяся отсутствием предлагаемой материальной осязаемости такой деятельности и не выражающаяся во владении чем-либо.

Услуга с точки зрения объекта маркетинга – объект продажи в виде действия исполнителя, приносящие потребителю преимущества либо полезный результат. В процессе оказания услуг не создается новый, ранее не существовавший материально-вещественный продукт, но изменяется качество уже имеющегося, созданного продукта. Это блага, предоставляемые не в виде предметов потребления или обмена, а в форме деятельности. Само оказание услуг создает желаемый для потребителя результат.

Услуги подразделяются на:

Материальная услуга обеспечивает изменение (восстановление, сохранение, улучшение) потребительских свойств изделий, а также перемещение изделий и людей, создание условий для потребления изделий (продуктов, услуг).

Нематериальные услуга - услуга, не несвязанные с товаром в его материальной форме (деловые, интеллектуальные услуги, обеспечение безопасности и т.п.).

С учетом того, что предлагается потребителям, выделяют несколько видов продвижения, один из которых – продвижение услуг. Он так же, как и остальные, направлен на продвижение продукции на рынок, только в данном случае речь идет не о товарах.

Если рассматривать продвижение услуг, как научную дисциплину, можно определить, что большая часть материала отражает специфику маркетинговой деятельности компаний, которые обслуживают население с целью получения прибыли. Дело в том, что существуют аналогичные фирмы, которые тоже взаимодействуют с людьми, но доход для них не является первичной целью существования. Такие организации называются некоммерческими.

Несмотря на общую цель, которую преследует любой вид продвижения – продвинуть что-то на рынок, фирмы в сфере обслуживания проводят маркетинговую политику, которая отличается от той деятельности, что осуществляют предприятия в сфере производства товаров. Разница в маркетинговой кампании определяется спецификой услуги, которая:

Эти особенности обуславливают существование различий и в продвижении. Перед компаниями в сфере обслуживания стоит более сложная задача. Ведь товар перед покупкой увидеть, потрогать, оценить можно, а услугу – нет. Это значит, что производителю придется затратить больше усилий, чтобы убедить покупателя совершить сделку, принять предложение фирмы. Потребитель делает выводы о качестве только по маркетинговым сообщениям. Существует даже такое понятие, как ожидаемая услуга. Под ней понимают представление покупателя о том, насколько качественным окажется продвижение услуги, которую ему должны оказать.

Компания в сфере обслуживания заинтересована в удовлетворении максимального количества потребностей потребителя, поэтому использует всё новые и новые формы сервиса. Для этого фирмы разрабатывают концепцию развития услуг – этот процесс называется экстернализацией.

В целом, целевое назначение разных видов маркетингов схоже. Но, если речь идет о продвижении услуг, фирмы нацелены на то, чтобы:

Есть такое понятие, как маркетинг-микс. Под ним понимают комплекс специфических коммуникаций в сервисной компании, цель которых – довести до потребителя факт существования услуги и убедить в её качестве. Это не единственная особенность продвижения услуг. В построении модели тоже есть нюансы:

Чтобы создать концепцию продвижения услуг для конкретной компании, необходимо выполнить ряд действий (большинство из них похоже на тактику действий при продвижении товаров):

Рассмотрим понятие продвижения применительно к ресторанным услугам.

Одна из стратегий маркетинга ресторана заключается в отслеживании новаторских идей и копировании наиболее эффективных из них. Ведь большинству людей нравятся инновационные идеи, потому что они ассоциируют их с прогрессом. Одну из таких идей можно позаимствовать у японских рестораторов. Для того чтобы привлечь больше клиентов, они оформляют витрины своих заведений муляжами блюд.

Этот инновационный вид рекламы направлен на целевую аудиторию: на потенциальных клиентов, проходящих мимо ресторана. Они либо уже планируют покушать, либо при виде аппетитных блюд испытают чувство голода и решат зайти именно к вам. В результате прибыль заведений увеличивается на 120 – 300%. Витрина, оформленная муляжами блюд, выгодно выделяет ваше заведение среди конкурентов, ведь в нашей стране такой вид рекламы только зарождается!

Грамотный маркетинг ресторана делает ваше заведение наиболее привлекательным для посетителей. Помните, что от того, насколько хорошее впечатление вы производите на клиента, зависит прибыль вашего ресторана: чем лучше впечатление, тем больше у вас посетителей. А хорошее впечатление достигается путем детальной разработки маркетинговых программ и постоянного контроля за их реализацией.

Имидж – это то, что со временем появляется у любого ресторана. Даже если над имиджем никто специально не трудился, общественное мнение возникнет стихийно, управлять им будет невозможно и никаких гарантий того, что оно пойдет вам на пользу, не будет. Гораздо правильнее целенаправленно заняться собственным брендом и репутацией.

Бренд включает в себя имя, общий стиль продукта, внешнее и внутреннее оформление, продуманную кампанию, методы продвижения и контакт с клиентами. Все это – детали большой коммуникационной политики бренда. То, как позиционируется ресторан, со временем становится крепкой идентификацией в сознании посетителя – впоследствии клиент будет ассоциировать и себя с этим брендом. То есть ресторан станет частью самоопределения человека, как становятся его частью места, которые он посещает, магазины, в которых он покупает одежду, автомобиль, на котором он ездит, музыка, которую он слушает и так далее.

При создании и развитии образа заведения нельзя обойтись без маркетингового анализа внутренней и внешней среды организации. Следует учесть главные и ближайшие конкурентные точки на рынке, влияние общих экономических, культурных и технологических факторов. Необходимо также выявить основные факторы успеха, сильные и слабые стороны организации, ее преимущества и недостатки.

На первоначальной стадии создания стратегии и формулирования стержня бренда необходимо учитывать такие атрибуты, как: визуальный образ бренда, формируемый рекламой (Brand Image); идейное содержание (Brand Essence); словесный товарный знак (Brand Name); отличительные особенности бренда (Brand Identify); функциональные и эмоциональные ассоциации (Brand Attributes).

После того, как определена целевая аудитория и сформирована политика бренда можно приступать к продвижению ресторана через онлайн ресурсы. Для индустрии питания подходят: публикации в интернет-изданиях, создание сайта, внесение данных в каталоги и карты, крауд-маркетинг, сотрудничество со службой доставки еды, запуск контекстной рекламы, сотрудничество с блогерами, позиционирование в социальных сетях.

Публикации в интернет-изданиях. Интернет-изданий сегодня существует множество. К их помощи прибегают и маленькие заведения, и сетевые рестораны, и заведения с высокой кухней. Форматов взаимодействия и размещения информации также много: заказные рекламные статьи, работа с ресторанными критиками, специальные рубрики, акции, размещение светской хроники и фоторепортажей.

Продвигать ресторан можно и через издания, не специализирующиеся на индустрии питания. Например, стоит осветить открытие ресторана или новую акцию через городские новостные издания, бизнес-журналы, сайты о культуре и развлечениях в городе. Форматы при этом могут быть самые разные: привычные баннеры, квизы, статьи, спецпроекты и т.д.

Создание сайта. Сайт – это как минимум дополнительный канал привлечения клиентов из поискового трафика. Будущие клиенты ищут, куда им сходить на ужин, хотят посмотреть меню ресторана, о котором когда-то слышали или узнать, насколько дорого в ресторане, вывеску которого они видели из окна машины.

В большинстве случаев интернет-пользователи обращают внимание на результаты только первой страницы поисковой выдачи. Выйти в топ-10 без рекламы сайт может через внутреннюю и внешнюю поисковую оптимизацию.

Внутренняя оптимизация включает в себя ряд действий:

Внешняя поисковая оптимизация – то, что связывает страницу с другими сайтами в сети. Внешние ссылки, ведущие к сайту, которые другой популярный сайт с высокой посещаемостью и релевантной тематикой размещает у себя, помогают повысить позиции в общем поисковом рейтинге.

Эффективная работа с контентом – это одна из продуктивных сторон Inbound маркетинга.

Крауд-маркетинг. Крауд-маркетингом называют непрямое продвижение заведения в тематических сообществах, форумах, группах или комментариях в социальных сетях. Если пользователь задает вопрос: «Где в Москве хороший винный бар?» и получает в ответ несколько ссылок на нужное заведение, да еще и с хорошими рекомендациями – это и есть крауд-маркетинг.

Сотрудничество со службами доставки еды. Вне зависимости от того, есть ли у ресторана собственная доставка, стоит наладить сотрудничество с основными и наиболее известными службами доставки в городе. Ресторан вызывает доверие, если еду оттуда можно заказать через Яндекс.Еда или Delivery Club, так как это удобно пользователям. У агрегаторов чаще всего трафик намного больше, чем возможно набрать самостоятельно, а значит, через сервис доставки о ресторане узнает гораздо больше людей.

Контекстная реклама. Контекстная реклама ресторана не имеет каких-либо принципиальных отличий от рекламы в любой другой сфере. Чтобы настроить и запустить рекламу, нужно будет сделать следующее:

Рекламные сервисы дают удобные отчеты по кампаниям, с помощью которых легко можно оценить эффективность рекламы. Отследить посетителей непосредственно в заведении можно с помощью купонов или кодовых слов, по которым клиент получит скидку или подарок к заказу.

Реклама через блогеров. Стоит обратить внимание на продвижение через рекламные посты у популярных блогеров в Instagram. Преимущество этого формата в том, что к аудитории обращается реальный человек, которому доверяют, а не безликий маркетолог компании. Люди подписываются на тех, кто транслирует их ценности и приоритеты в жизни. Такая реклама при правильном подходе может выглядеть ненавязчиво.

Социальные сети. Продвижение в социальных сетях хорошо увеличивает узнаваемость ресторана. Рестораны премиум-класса, как правило, выбирают в качестве основных аккаунтов профили в Facebook и Instagram. Более демократичные рестораны используют ВКонтакте – именно там больше времени проводит их целевая аудитория.

Офлайн-продвижение. Не стоит отказываться от офлайн-продвижения кафе или ресторана только из-за того, что сейчас «все в интернете». Для студенческой бургерной, возможно, хватит рекламы в соцсетях, но для большинства заведений офлайн-реклама все еще хорошо работает, потому что есть территориальная привязанность и очень легко «поймать» потенциального клиента на физический рекламный носитель. Даже рестораны, которые работают только с доставкой, размещают рекламу в подъездах и лифтах, потому что там она быстро добирается до целевой аудитории.

Наружная и полиграфическая реклама. Вывеска – самый эффективный и совершенно точно необходимый вид наружной рекламы. В зависимости от типа, ресторан может иметь свою «зону охвата» – большинство посетителей будут жить, работать либо часто бывать в этой зоне. Здесь вывеску можно поддержать наружной рекламой: билбордами, лайтбоксами возле ключевых точек соприкосновения с клиентами. Выбрать нужно то место, где постоянно собирается пробка или удачный лайтбокс, который попадается на глаза всем, кто выходит из соседнего бизнес-центра. Особенно эффективна такая реклама при открытии заведения или в качестве поддержки стимулирующих акций.

Также поддержку ресторану могут оказать листовки в почтовых ящиках.

К наружной рекламе можно отнести также все внешнее оформление ресторана: окна-витрины, подсветка, сезонное оформление – все, что способно зацепить взгляд потенциального клиента.

Традиционные СМИ. Для формирования позитивного имиджа можно также обратиться к средствам массовой информации. Публикации в СМИ могут быть как очевидно рекламными, так и нативными, например: статья-впечатление о новом баре с авторскими коктейлями в журнале, фотоотчет с мероприятия в светской хронике или рекламный макет, который оповещает читателей о том, что в новом кафе недорогие и сытные бизнес-ланчи. Главное, чтобы реклама не была пересказом меню с фотографией идеально сервированного пустого столика.

Какие СМИ и методы продвижения ресторана с их помощью могут заинтересовать владельца заведения:

Мероприятия.

Мероприятия как метод продвижения эффективны для ресторанов любого сегмента, кроме столовых эконом-класса. Мастер-классы от известных шефов, винные дегустации, кулинарные школы, творческие или игровые встречи, воскресные бранчи. Это возможность с пользой провести время, встретить новых знакомых, попробовать что-то неизведанное помогает сформировать комьюнити бренд-евангелистов и заодно генерировать контент для сайта и социальных сетей.

Программы лояльности. Продвижение ресторана при помощи формирования программы лояльности давно будоражит умы владельцев разного рода заведений. Считается, что ради скидки в 10% клиент будет привязан к вам навечно и наверняка за месяц оставит половину зарплаты.

Посетители очень любят акции, бонусы, подарки и особое отношение. Накопление баллов воспринимается более выгодным, чем накопление скидки, а кэшбек в 1% выглядит сущим издевательством, если средняя цена одного обеда – 500 рублей.

1.3. Особенности организации продвижения в ресторанном бизнесе

Ресторан - это предприятие общественного питания, которое на месте производит и реализует достаточно широкий ассортимент продукции, включая сложные в приготовлении блюда, а также сопутствующую продажу алкоголя, табачных изделий, организацию культурной программы. Рестораны могут быть:

Основная цель производственного процесса предприятия общественного питания - это реализация готовой продукции и организация процесса ее потребления, что и определяет процесс обслуживания клиентов.

Ресторан - это предприятие общественного питания, которое на месте производит и реализует достаточно широкий ассортимент продукции, включая сложные в приготовлении блюда, а также сопутствующую продажу алкоголя, табачных изделий, организацию культурной программы. Рынок предприятий ресторанного бизнеса по праву относится к одной из самых быстроразвивающихся областей российской экономики. Для мирового и отечественного ресторанного бизнеса рынка во все его полноте характерно такое явление, как конкуренция брендов и потребность в концептуальности.

В современном мире рестораны бизнес развивается достаточно интенсивно. Каждый день на Российском рынки появляются новые заведения-конкуренты. Ресторанный бизнес перешел на новый этап своего развития. Посещение ресторанов перестало быть чем-то особенным и стало частью быта человека.

Конкуренция в сфере общественного питания очень высока. Каждое заведение пытается привлечь большее количество гостей. Для этого используются различные рекламные трюки и маркетинговые ходы.

Основной задачей маркетинга является повышение качества и количества продаж, и привлечение большего количества клиентов.

Большинство заведений используют распространенные и эффективные маркетинговые приемы, к ним относится: дегустация блюд, презентация, счастливые часы, карта постоянного гостя.

С развитием информационных технологий и распространения интернета многие заведения общественного питания практикуют интернет-маркетинг. У ресторанов появляются собственные сайты, группы и странички в Вконтакте и Instagram.

Сайт ресторана должен содержать информацию о заведении. На сайте так же необходимо представить меню заведения. Важно, чтобы на сайте были представлены фотографии и видеоматериалы из заведения, позволяющие потенциальным посетителям заранее представить комфортность пребывания в ресторане.

Почти у каждого современного заведения имеются странички в социальных сетях. Это самый простой, удобный и бюджетный способ поддерживать контакт с посетителями и оповещать их о ближайших мероприятиях.

Что касается оформления страничек в социальных сетях и сайта, то многие рестораны привлекают дизайнеров, для разработки фирменного стиля, афиш и пригласительных.

Ресторанный PR и продвижение являются ключевым инструментом продвижения в сфере общественного питания. Чтобы добиться успеха в управлении рестораном, нужно поработать над хорошим имиджем заведения общественного питания.

Формирование имиджа ресторана заключается в предоставлении его целевой группе информации о продуктах, событиях и самой компании. Наиболее популярные инструменты продвижения, которые можно можете использовать для создания имиджа ресторана:

1. Отношения со СМИ или отношения между владельцем ресторана и СМИ

Основное правило отношений со СМИ - это покупка рекламы на носителе СМИ. Связаться со СМИ можно по электронной почте. Хороший PR-материал состоит из:

Это все, что вам нужно, чтобы заинтересовать СМИ.

2. Лоббирование или знание владельца паба

Приглашение местных властей на открытие ресторана всегда будет приветствоваться, и его стоит начать.

3. Визуальная идентификация ресторана

Построение фирменного стиля ресторана начинается с основных факторов визуальной идентификации: названия, логотипа, знака, цвета стен, декора и стиля мебели. Все это должно быть в соответствии с меню и алкогольной картой в меню и событиях.

Реклама в современном информационном обществе представляет собой довольно сложное явление, которое затрагивает социальные, культурные, политические, экономические и многие другие сферы человеческой деятельности. Реклама на настоящий момент - своего рода интегрирующий инструмент для объединения человеческой цивилизации, поскольку реклама - это универсальный, общесоциальный феномен.

Для современной рекламы характерны постоянное совершенствование технологий, профессионализация, создание института копирайтеров, коммерциализация, ориентация на разные аудитории и социальные слои.

Можно сказать, что реклама на данном этапе развития рынка является основным инструментом в комплексе интегрированных маркетинговых коммуникаций, который наиболее эффективно способствует продвижению товара. Но ее эффективность зависит от того, насколько сильно она привлекает внимание потребителя. Этот постулат и послужил основой для создания нестандартной рекламы - чем необычнее способ подачи рекламной информации, тем более вероятно, что она запомнится потребителю и будет ассоциирована с брендом . Основой создания нестандартной рекламы можно назвать творчество - только уникальные новые креативные решения, обладающие привлекающей внимание необычностью, способствуют привлечению внимания.

Современная реклама служит инструментом для сближения граней реальности и вымысла, и довольно эффективно сближает ценностную структуру и модель потребностей современного человека между собой, и приближает к желаемой структуре мотивов потребления.

В настоящее время рынок ресторанного бизнеса в Российской Федерации практически не опирается на приведенную нами выше классификацию предприятия общественного питания по ГОСТ, поскольку часто кафе позиционируют себя как рестораны, хотя по ГОСТ относятся к кафе, рестораны разделяются на сегменты премиум-класса, средней ценовой категории и эконом-класса, а также фаст-фуд рестораны и т.д.

Говоря о том, в каком состоянии в настоящий момент находится ресторанный бизнес в нашей стране, следует учитывать конъюнктуру многих рынков, поскольку в России постоянно колеблется состояние экономики, внешней и внутренней политики, настроения в социуме. Соответственно, рестораны будут зависеть от экономического благосостояния граждан, от тенденций и настроений в структуре предпочтений потребителей, от источников закупки продукции для ресторанов - так, недавние санкции вынудили многие рестораны пересмотреть структуру поставщиков, также ресторанный бизнес зависит от режима налогообложения, акцизов на алкоголь, законодательных запретов - например, ресторанный бизнес был вынужден подстраиваться под запрет о курении в общественных местах, к которым относятся и предприятия общественного питания и т.д.

Большое влияние оказывают тенденции моды - так, десятилетие назад было престижно посещать рестораны японской кухни, сейчас интересы россиян повернуты скорее в стороны традиционной русской кухни и блюд классической европейкой кухни, также популярны экзотические блюда восточных и азиатских стран.

В целом, согласно исследованию РБК-маркетинг в области ресторанного бизнеса, расходы россиян на питание вне дома показывают стабильный рост это 3,5-4,3% в год по состоянию на 2017-2018 гг. Также следует отметить, что после санкционных потрясений ресторанный рынок стабильно растет, повышает качество стандартов обслуживания гостей, разнообразит меню, количество различных дополнительных услуг, предлагают разнообразные акции и спецпредложения. С ростом ресторанной индустрии растет количество занятых в ней работников, а также средний уровень зарплаты в отрасли.

Среди наиболее быстро меняющихся и растущих рынков ресторанов - рынок ресторанного бизнеса в Москве, которые в целом показывает перспективу аналогичной динамики в регионах. Так, за 2017-2018 гг. рынок предприятий общественного питания вырос в Москве на 19,44%, в наибольшей степени проявился рост предприятий быстрого питания - 24,89%. Следует также сказать о том, что постепенно сокращается количество ресторанов элитарного сегмента, в которых средний счет на посетителя превышает 100$ - их количество по столице снизилось за рассматриваемый период на 3,84%, что связано с перенасыщением рынка.

Однако в целом надо отметить, что ресторанный рынок как в столице, так и в регионах далек от насыщения. Так, в Москве на 1896 граждан приходится всего одно предприятие общественного питания, в Екатеринбурге - на 2562 человека, в то время как, например, в среднем в Европе открыт один ресторан или кафе на 250 жителей, в Корее - на 40 человек приходится одна точка питания.

В настоящий момент рынок ресторанов в столице и в крупных региональных городах привлекает инвесторов, которые открывают сети ресторанов и кафе. При правильном подходе сетевой ресторанный бизнес приносит стабильный доход в течение длительного периода. В качестве примера можно привести TM Restaurants в Свердловской области - это сеть ресторанов и кафе в Екатеринбурге, динамично развивающаяся, в которой постоянно отрываются новые точки. Также перспективным направлением развития ресторанного бизнеса является открытие в ресторанах собственных конференц-залов для проведения деловых встреч, а также заключение соглашений об обслуживании деловых, торговых и выставочных центров, соответственно, ресторанный бизнес осваивает новые площадки, удаленные от центров городов.

Примечателен и характерный для ресторанного бизнеса России факт - эта отрасль привлекает своей доступностью и высокими доходами множество предпринимателей, однако не все подходят к открытию своего предприятия питания основательно, с сопутствующими знаниями и подготовкой, соответственно, многие рестораны довольно быстро прогорают и закрываются. Также этому способствует несовпадение взглядов инвесторов и предпринимателей на свое заведение со взглядами потенциальной целевой аудитории.

Часто ресторатор опирается на свой вкус и/или требования инвестора, в то время как необходимо было бы провести предварительное маркетинговое исследование потенциальной целевой аудитории о востребованности конкретного предприятия питания, а при открытии - регулярно проводить рекламные акции, вводить новые интересные позиции в меню, исследовать вкусы посетителей, их предпочтения, настроения.

В настоящий момент рынок ресторанов и кафе насыщается предприятиями со средним счетом в 500-700 рублей - это кафе с бизнес- ланчами, кофейни, суши-бары, рестораны с доставкой. Открываются рестораны, которые работают по системе free-flow и даже службы доставки продуктов по рецептам. В принципе демократичные рестораны с ценником не выше 1500 рублей, приводящие популярные рекламные акции и предлагающие различные предложения, интересный интерьер, различные event-мероприятия, качественную еду и обслуживание. Продолжают развитие основные сетевые предприятия, некоторые из них начали выходить в регионы.

Что касается технологий в сфере ресторанного бизнеса, то они обновляются гораздо быстрее, чем в других отраслях предпринимательства, поскольку инновации легко внедрять в бизнес-процессы, можно быстро получить позитивный или негативный результат и скорректировать работу ресторана.

Понять, насколько привлекательно для посетителей то или иное блюдо или спецпредложение, работает ли рекламная акция, можно за несколько недель. Но для того, чтобы предприятие эффективно работало - нужны квалифицированные специалисты - в частности, по маркетингу, рекламе, SMM, именно их недостаток тормозит развитие рынка. Также негативным фактором для расширения ресторанного бизнеса служит отсутствие в России четких схем обслуживания гостей - стандарты качества европейского уровня только сейчас перенимаются отечественными рестораторами, но многие из них внедряют европейские системы контроля качества и традиции гостеприимства без учета российского менталитета и специфики - и рестораны часто страдают из-за текучки кадров, недостатка грамотных управленцев и административных работников.

Еще одна проблема - малое внимание к проверенным поставщикам продукции, хотя сейчас появились качественное мясо и птица российского производства, а остальные продукты, в том числе фрукты, овощи, зелень, сейчас доставляются из арабских стран, Турции и стран Африки.

Важный фактор развития ресторанного бизнеса - недостаток производственных нежилых помещений, которые можно использовать для переоборудования под ресторан. Востребованы ы крупных городах в основном центральные улицы, а также территории рядом с остановками транспорта. В жилых домах пользуются спросом цокольные и подвальные этажи. Многие предприниматели и инвесторы стараются, чтобы их предприятия не были размещены в одном здании с другими точками питания.

Постепенно появляются предприятия питания и в спальных районах, хотя здесь предсказать успех заведения довольно сложно - в основном здесь популярны точки доставки готовой еды, точки с фастфудом и недорогие кафе, т.е. в целом это практически свободная ниша.

Популярным направлением в развитии ресторанов стал кейтеринг - доставка блюд ресторанного меню на дом и в офисы. Большое внимание уделяется детским меню и программам - рестораны открывают комнаты для детей, нанимают аниматоров, проводят праздники и поварские мастер- классы для детей и всей семьи.

В данный момент потребители чаще всего ориентируются все же не на дополнительные услуги, а на основное меню, т.е. на предлагаемый тип кухни. Наиболее востребована сейчас русская, французская, итальянская, японская, кавказская, рестораны европейской кухни, развивается интерес к китайской кухне.

В соответствии с современными тенденциями развития ресторанного бизнеса предприниматели прибегают к различным типам рекламы ля того, чтобы достичь следующих целей:

Для этого рестораторы готовят пресс-релизы новых блюд меню, а также общие рекламные проспекты, информирующие потенциального посетителя о ресторане, его услугах, меню, предложениях и акциях. Чаще всего это флаер или листовка со скидкой, которые целевая аудитория чаще всего сохраняет, чтобы воспользоваться предложением.

Оформление меню - также своего рода носитель рекламы. Красочно оформленное меню с четко напечатанными названиями блюд и ценами свидетельствует о высоком уровне обслуживания в ресторане. На обложках меню помимо эмблемы ресторана помещают фотографии фирменных блюд.

Иногда карточки меню дарят посетителям вместе с сувенирной продукцией, чтобы посетитель помнил о ресторане и предлагаемых блюдах, также применяются приглашения со скидкой на повторное посещение.

Туристы проявляют интерес к достопримечательностям данной местности, историческим фактам и т. п. Для удовлетворения их интереса могут быть использованы разнообразные средства рекламы: памятки, проспекты, путеводители, дорожные карты. Как правило, посетители охотно берут на память рекламные сувениры, сообщают знакомым и друзьям об особенностях приготовления блюд, обслуживании, интерьере. Хорошо, если открытки и проспекты снабжены ярким, эмоционально написанным текстом.

Наружная реклама - каждый ресторан должен иметь вывеску (уже хотя бы потому, что это является обязательным требованием муниципальных властей). Дополнительно, для удобства нахождения ресторана можно разместить панель - кронштейны, штендеры, зазывал (например, многие рестораны выставляют на улицу пластиковые фигуры людей, животных и т.п.). Любой элемент наружной рекламы должен быть надлежащим образом зарегистрирован и иметь так называемый паспорт рекламного места. Оплата за размещение рекламы (в бюджет) дифференцированная и зависит от местонахождения ресторана.

Реклама внутри ресторана - к ней можно отнести буклеты, листовки о ресторане и проходящих в нем акциях, мероприятиях, событиях.

Интернет - при грамотной организации и «раскрутке» сайта Интернет может быть весьма эффективным средством в привлечении потенциальных клиентов в ресторан. Сайт должен регулярно обновляться и содержать свежую информацию об изменениях в меню, о ближайших концертных программах, промоушен-акциях, публикациях. Хорошо если сайт предполагает некий интерактив, например, возможность задать вопрос и получить ответ, возможность резервирования столиков. Или, например, сам владелец или шеф-повар порекомендует отдельные блюда из меню.

Почтовая рассылка. Целесообразна в тех случаях, когда ресторатор представляет, кто является основными клиентами ресторана. Рассылку нужно ориентировать именно на целевую аудиторию.

Реклама в средствах массовой информации - может быть эффективна при яркости и неординарности рекламного макета. Это особенно важно сейчас, когда наблюдается пресыщение рекламной информацией.

Рекламирование ресторана неотделимо от его концепции - это рассказ людям о своей уникальной идее, «фишке», а не одном из многочисленных мест с едой и столиками.

Сувенирная продукция - фирменные спички, зажигалки, бокалы и пр. - должны соответствовать стилю ресторана. Естественно, на каждом предмете должен быть размещен фирменный знак заведения.

Реклама должна быть эффективной. Под эффективной рекламой будем понимать рекламную коммуникацию, организованную таким образом, что:

Итак, можно сделать вывод о том, что в ресторанном бизнесе используются все возможные виды рекламы, но в основном используются такие виды рекламы, как Интернет-реклама, наружная реклама, реклама внутри ресторанов. Резюмируя все выше сказанное, можно сделать вывод о том, что ресторанный бизнес прибыльное и очень интересное дело, которое требует непосильного труда для привлечения клиентов и поддержания его конкурентоспособности. С развитием общества появляется все больше маркетинговых приемов, дающих нужный эффект, необходимо лишь подобрать профессиональную, целеустремленную команду.

ВВЕДЕНИЕ

Право на защиту от обвинения или подозрения с конца XVIII века признается не только оплотом демократического и состязательного уголовного судопроизводства, опирающегося на основные начала разума и справедливости [1], но и в более широком политическом смысле выступает индикатором самого государства, его политического режима. Фактическое наполнение статуса обвиняемого эффективной системой процессуальных гарантий, препятствующей необоснованному обвинению, а равно не допускающей произвольного ограничения прав лица, привлекаемого к уголовной ответственности, по меткому выражению А.М. Ларина, предстает «пробным камнем гуманности политического режима» [2, с. 62], посредством которого «правдиво отражается истинный тип как самого государства, так и его правовой системы» [3, с. 92]. А И.Я. Фойницкий еще в конце XIX столетия отмечал, что «чем свободнее личность в государстве, тем полноправнее обвиняемый в уголовном процессе» [4, с. 13].

В свою очередь, без права на профессиональную юридическую помощь со стороны адвоката - защитника немыслимо не только собственно право на защиту, но и правосудие как таковое. Тот же И. Я. Фойницкий писал: «Процесс, где обвиняемый поставлен лицом к лицу против обвинения, вооруженного всесильною помощью государства, недостоин имени судебного разбирательства: он превращается в травлю» [5, с. 15].

Не вызывает сомнений, что правосудие эффективно и справедливо только тогда, когда неукоснительно со

блюдается известный принцип древнеримского права “audiatur et altera pars” («да будет выслушана и другая сторона»).

И действительно, право обвиняемого на защиту и состязательность уголовного судопроизводства не просто взаимосвязаны, но второе немыслимо без первого. Обвиняемый или подозреваемый, как правило, не обладают правовыми знаниями и навыками для того, чтобы сколько-нибудь эффективно противостоять обвинению, он может быть ограничен в свободе или подвергнут иным существенно ограничивающим его возможности мерам. Участие защитника в уголовном судопроизводстве призвано компенсировать это неравенство сторон, обеспечить баланс возможностей.

Цель работы - анализ соотношения двух системообразующих процессуальных прав обвиняемого - права на защиту и право на квалифицированную юридическую помощь.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ

В центре сталкивающихся при производстве по уголовному делу интересов - человек, его права и свободы. Выраженное в назначении уголовного судопроизводства стремление законодателя уравновесить интересы пострадавшей и преследуемой сторон привели к существенному усложнению правовых форм уголовно- процессуальной деятельности. Ориентироваться в этих сложных правилах судопроизводства непросто даже тем субъектам, которые обладают специальными юридическими знаниями и соответствующим опытом.

Следственная и судебная практика порождает огромное количество ошибок, обусловленных не только ригидностью профессионального мышления и сформировавшимися в условиях иной правовой реальности стереотипами, но и объективными трудностями применения сложных и тесно взаимосвязанных институтов уголовно-процессуального права. Человеку же, волею судьбы вовлеченному в орбиту уголовного судопроизводства, каким бы ни был его процессуальный статус, участвовать в уголовном судопроизводстве без советов и помощи профессионала практически невозможно.

В части 1 статьи 48 Конституции РФ каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. Имевшие место на первых порах попытки ограничить круг субъектов, имеющих право на юридическую защиту, теми, кто имеет формальный статус подозреваемого или обвиняемого, были пресечены апеллированием к позиции Конституционного суда РФ, высказанной им в постановлении по делу В.И. Маслова: факт уголовного преследования и, следовательно, направленная против конкретного лица обвинительная деятельность могут подтверждаться актом о возбуждении в отношении данного лица уголовного дела, проведением в отношении него следственных действий (обыска, опознания, допроса и др.) и иными мерами, предпринимаемыми в целях его изобличения или свидетельствующими о наличии подозрений против него (в частности, разъяснением в соответствии со статьей 51 (часть 1) Конституции Российской Федерации права не давать показаний против себя самого) [6]. Поскольку такие действия направлены на выявление уличающих лицо, в отношении которого ведется уголовное преследование, фактов и обстоятельств, ему должна быть безотлагательно предоставлена возможность обратиться за помощью к адвокату (защитнику).

В полном соответствии с названной правовой позицией Конституционного Суда РФ и в теории и практике уголовного судопроизводства утвердился постулат: право на получение квалифицированной юридической помощи не может ставиться в зависимость от наличия или отсутствия формального процессуального статуса лица, нуждающегося в такой помощи. Поскольку решение

о наделении лица тем или иным процессуальным статусом является исключительной прерогативой самих официальных субъектов производства по уголовному делу, иной подход означал бы открытую дорогу к потенциальным злоупотреблениям со стороны органов предварительного расследования, преследующих цель ограничения или вовсе лишения конкретного лица права на юридическую помощь путем непредоставления ему формального процессуального статуса.

Названная гарантия права на юридическую помощь в свою очередь обеспечивает фактическую реализацию целого спектра иных значимых прав лица, привлекаемого к уголовной ответственности, таких как, знать

о своих правах и обязанностях, знать о предъявленном в отношении него обвинении и многих других, а значит в конечном счете гарантирует само право на защиту, но помимо этого также выступает и гарантией против признания недопустимыми полученных в ходе расследования доказательств. Такая позиция Конституционного суда позволяет иначе оценить роль адвокатуры в уголовном судопроизводстве.

В традиционных для советского периода дискуссиях

о роли адвоката-защитника в уголовном процессе рефреном звучала мысль о том, что адвокат является помощником суда в установлении истины [7-9]. Однако, в условиях того времени эта по сути правильная мысль извращала смысл адвокатской деятельности, ибо требовала от адвоката той же объективности и принципиальности, что и от прокурора. В связи с этим, в литературе высказывались мнения о том, что адвокат-защитник не может и не должен следовать версии подсудимого, поскольку она является субъективной версией заинтересованного в исходе дела лица [9; 10], а отрицание возможности позиционного расхождения между защитником и подзащитным при непризнании вины последним мотивировалось стремлением не допустить превращения защитника в слугу обвиняемого [11].

В условиях не состязательного, но декларативнодемократического судопроизводства иной взгляд на роль адвоката по-видимому был просто невозможен. Формальное и строго дозированное допущение адвоката в уголовный процесс [12] после разоблачений вопиющего беззакония, царившего в сталинскую эпоху, было необходимым символом нового времени. Однако никакие демократические лозунги не могли скрыть оттенка пренебрежительности в отношении к адвокатуре, как к сообществу представителей частных интересов отдельных лиц, противостоящих публичным интересам, защищаемым следователем, прокурором и судом [13].

Содержание статьи 6 УПК РФ заставляет иначе воспринимать смысл всей уголовно-процессуальной деятельности государства. Не борьба с преступностью, олицетворявшаяся в статье 2 УПК РСФСР требованиями быстрого и полного раскрытия преступлений и изобличения и осуждения виновных, и не пресловутое установление истины, а защита прав и свобод личности провозглашены в качестве единственного назначения уголовного судопроизводства [3]. Из этого со всей неизбежностью вытекает, что деятельность всех без исключения официальных участников уголовного судопроизводства (в их числе дознаватель, следователь, прокурор, суд) теперь посвящена защите прав и свобод человека, прежде всего, потерпевшего, подозреваемого и обвиняемого с целью не допустить нарушения их прав в рамках уголовного судопроизводства. При таком подходе новый смысл обретают требования законности и обоснованности процессуальных действий и решений: каждое процессуальное действие совершается для определенной цели, но в конечном итоге для достижения назначения уголовного судопроизводства. Нарушение прав участника уголовного процесса есть искажение сущностного смысла процессуальной деятельности органов расследования, прокуратуры и суда. Защита прав одного лица не может производиться за счет необоснованного ограничения прав других лиц.

Инициаторами возбуждения и дальнейшего стадийного движения уголовного дела выступают безусловно официальные органы и должностные лица, преследующих публичный интерес и ответственные за достижение результатов процесса. Однако только их деятельности оказывается явно недостаточно для обеспечения прав конкретного лица, вовлеченного в орбиту уголовного судопроизводства. Именно здесь надо искать основание для допуска в процесс неофициальных

профессиональных участников - адвокатов - в качестве защитников или представителей. Защищая частный интерес, адвокат в конечном счете работает на интересы правосудия в целом. Выявляя нарушения и ошибки со стороны органов расследования и суда, обжалуя действия официальных участников процесса, добиваясь восстановления нарушенных прав доверителей, адвокат работает на повышение качества уголовно-процессуальной деятельности как таковой. Именно в этом видится «публично-правовая функция адвокатуры» [14, с. 105].

Сказанное ни в коей мере не следует понимать, как указание на тотальную незаконность предварительного расследования или судебного разбирательства. Суть в другом. Она состоит в состязательности уголовного судопроизводства и её гарантиях. Признав, что органы предварительного расследования выполняют функцию уголовного преследования и что адвокат-защитник, выполняющий противоположную процессуальную функцию, имеет равные со стороной обвинения процессуальные возможности, законодатель создал такую конструкцию, при которой стороны взаимно контролируют друг друга. Такое построение уголовного процесса справедливо, поскольку позволяет суду получить действительно разносторонний и объективный взгляд на обстоятельства дела, а, следовательно, принять верное решение.

Расширение возможности участия адвоката в уголовном судопроизводстве имеет значение и для совершенствования процессуального закона. Несвязанный ведомственными интересами и не скованный в проявлении инициативы бюрократическими рамками, ищущий наилучшие возможности для выполнения своей функции, адвокат чаще, чем кто-либо другой видит недостатки законодательной регламентации, препятствующие ему повысить эффективность своей деятельности. Сказанное не нуждается в особом обосновании, достаточно обратить внимание на количество инициированных адвокатами жалоб, по которым Конституционный суд РФ принял судьбоносные для отечественного уголовного судопроизводства решения [15].

В свете сказанного представляется очевидным, что ограничение права на квалифицированную юридическую помощь, а также недостатки правового регулирования статуса защитника отрицательно сказываются как на эффективности уголовного судопроизводства в целом, так и в особенности на состоянии правовой защиты личности в обществе.

В самом общем виде задачи защитника состоят в оспаривании предъявленного лицу обвинения, обосновании его меньшей виновности, наличия обстоятельств, смягчающих ответственность обвиняемого, а также в оказании ему иной юридической помощи (консультирование, разъяснение сущности процессуальных актов, согласование позиции и т. д.). Адвокат стремится разрушить или, как минимум, ослабить обвинение. В связи с этим на страницах печати все чаще стали появляться высказывания, формирующие представление о защите по уголовному делу как деятельности, препятствующей объективному расследованию, обладающей все возрастающим арсеналом разрушительных возможностей и вынуждающей субъектов расследования испытывать трудности в преодолении противодействия со стороны защитника-адвоката [16; 17]. УПК РФ подвергается же

сткой критике за то, что во всем уголовном процессе порождена порочная практика увеличения прав обвиняемого и его защитника за счет уменьшения прав следователя и возложения на него все больших обязанностей [18-20].

В этом и подобных ему случаях наука явно используется для создания ложных представлений об осуществляемой по уголовному делу защите как о намеренном, умышленном противодействии расследованию, неизменно называемому объективным, с целью воспрепятствовать справедливому возмездию. Насаждение таких представлений способно иметь чрезвычайно негативные последствия.

Представляется, что причины рассматриваемой тенденции коренятся в неразвитости традиций состязательного судопроизводства и, как следствие, в искаженных представлениях о роли и назначении адвоката- защитника в уголовном процессе.

ВЫВОДЫ

Итак, из сказанного можно сделать вывод, что право на квалифицированную юридическую помощь можно признать одной из основных и наиболее действенных гарантий реализации права обвиняемого (подозреваемого) на защиту. Адвокат-защитник, отстаивая и восстанавливая права и законные интересы конкретного подозреваемого и обвиняемого, вместе с тем действует и в интересах правосудия в целом, поскольку препятствует одностороннему обвинительному взгляду на существо дела.

Защита обвиняемого в совершении преступления лица имеет высокий нравственный смысл, является общественным служением, поскольку только справедливая судебная процедура, обеспечивающая обвиняемому право на защиту, и может рассматриваться как правосудие.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Смирнов А.В. Модели уголовного процесса. СПб.: Наука, 2000. 224 с.

2. Ларин А.М. Презумпция невиновности. М.: Наука, 1982. 152 с.

3. Уголовно-процессуальное право. Актуальные проблемы теории и практики / под ред. В.А. Лазаревой, А.А. Тарасова. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт, 2016. 465 с.

4. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства: в 2 т. Т. 1. СПб.: Альфа, 1996. 552 с.

5. Фойницкий И.Я. Защита в уголовном процессе как служение общественное. СПб.: Типо-литография

А.М. Вольфа, 1885. 66 с.

6. Заливин А.Н. Защитник на стадии возбуждения уголовного дела. Правило Маслова // Вестник Московского университета МВД России. 2013. № 2. С. 3638.

7. Адвокат в советском уголовном процессе: пособие для адвокатов. М.: Госюриздат, 1954. 324 с.

8. Мотовиловкер Я.О. Некоторые вопросы советского уголовного процесса в свете нового уголовнопроцессуального законодательства. Часть 2. Кемерово: Кн. изд-во, 1964. 152 с.

9. Алексеев Н.С., Макарова З.В. Ораторское искусство в суде. Л.: Ленинградский ун-т, 1985. 175 с.

С.В. Юношев «О соотношении права обвиняемого на квалифицированную...»

10. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. М.: Наука, 1968. 470 с.

11. Элькинд П.С. Право обвиняемого на защиту в советском уголовном процессе // Вопросы защиты по уголовным делам. Л.: Ленинградский ун-т, 1967. С. 7-44.

12. Фаткуллин Ф.Н., Зинатуллин З.З., Аврах Я.С. Обвинение и защита по уголовным делам. Казань: Казанский ун-т, 1976. 168 с.

13. Яртых И.С. Адвокатура и власть. М.: Юрлитинформ, 2003. 176 с.

14. Петрухин И.Л. Теоретические основы реформы уголовного процесса в России. Ч. I. М.: ТК Велби, 2004. 224 с.

15. Памятники российского права. В 35 т. Т. 29. Уголовно-процессуальные кодексы РСФСР / под ред.

B.А. Лазаревой, Р. Л. Хачатурова. М.: Юрлитинформ, 2016. 608 с.

16. Павлов А.А. Формы противодействия расследованию преступлений со стороны защитника // Актуальные проблемы теории и практики уголовного судопроизводства и криминалистики. М.: Академия управления МВД России, 2004. С. 173-183.

17. Гармаев Ю.П. Незаконная деятельность адвокатов в уголовном судопроизводстве. М.: Экзамен, 2005. 512 с.

18. Погодин С.Б. Проблемы правовой регламентации состязательности уголовного процесса // Российский судья. 2004. № 11. С. 13-15.

19. Бойков А.Д. Новый УПК России и проблемы борьбы с преступностью // Уголовное право. 2002. № 3.

C. 63-69.

20. Быков В. Подозреваемый как участник уголовного судопроизводства со стороны защиты // Российская юстиция. 2003. № 3. С. 43-44.

REFERENCES

1. Smimov A.V Modeli ugolovnogo protsessa [Models of criminal procedure]. Sankt Petersburg, Nauka Publ., 2000. 224 p.

2. Larin A.M. Prezumptsiya nevinovnosti [Presumption of Innocence]. Moscow, Nauka Publ., 1982. 152 p.

3. Lazareva V.A., Tarasova A.A., eds. Ugolovno- protsessualnoe pravo. Aktualnye problemy teorii

i praktiki [Criminal Procedural Law. Important Issues of Theory and Practice]. 3rd izd., pererab. i dop. Moscow, Yurayt Publ., 2016. 465 p.

4. Foynitskiy I.Ya. Kurs ugolovnogo sudoproizvodstva [Course on Criminal Process]. Sankt Petersburg, Alfa Publ., 1996. Vol. 1, 552 p.

5. Foynitskiy I.Ya. Zashchita v ugolovnom protsesse kak sluzhenie obshchestvennoe [Defense in criminal procedure as public service]. Sankt Petersburg, Tipo- litografiya A.M. Volfa Publ., 1885. 66 p.

6. Zalivin A.N. Protector on the stage of the initiation of a criminal case. Maslov's Rule. Vestnik Moskovskogo universiteta MVD Rossii, 2013, no. 2, pp. 36-38.

7. Advokat v sovetskom ugolovnom protsesse: posobie dlya advokatov [Advocate in Soviet criminal procedure: reference book for the defense lawyers]. Moscow, Gosyurizdat Publ., 1954. 324 p.

8. Motovilovker Ya.O. Nekotorye voprosy sovetskogo ugolovnogo protsessa v svete novogo ugolovno- protsessualnogo zakonodatelstva [Some issues of Soviet criminal procedure in terms of new criminal procedure legislation]. Kemerovo, Kn. izd-vo Publ., 1964. 152 p.

9. Alekseev N.S., Makarova Z.V. Oratorskoe iskusstvo v sude [Public speaking in the court]. Leningrad, Leningradskiy un-t Publ., 1985. 175 p.

10. Strogovich M.S. Kurs sovetskogo ugolovnogo protsessa [A course in Soviet criminal procedure]. Moscow, Nauka Publ., 1968. Vol. 1, 470 p.

11. Elkind P.S. Benefit of counsel in Soviet criminal procedure. Voprosy zashchity po ugolovnym delam. Leningrad, Leningradskiy un-t Publ., 1967, pp. 7-44.

12. Fatkullin F.N., Zinatullin Z.Z., Avrakh Ya.S. Obvinenie

i zashchita po ugolovnym delam [Criminal prosecution and defense]. Kazan, Kazanskiy un-t Publ., 1976. 168 p.

13. Yartykh I.S. Advokatura i vlast [Advocacy and authority]. Moscow, Yurlitinform Publ., 2003. 176 p.

14. Petrukhin I.L. Teoreticheskie osnovy reformy ugo- lovnogo protsessa v Rossii [Theoretical foundations of the reform of the criminal process in Russia]. Moscow, TK Velbi Publ., 2004. 224 p.

15. Lazareva VA., Khachaturov R.L., eds. Pamyatniki rossiyskogo prava. Ugolovno-protsessualnye kodeksy RSFSR [Monuments of Russian law. Criminal Procedure Codes of the RSFSR]. Moscow, Yurlitinform Publ., 2016. Vol. 29, 608 p.

16. Pavlov A.A. The forms of counter force to the crime investigation on the part of a defense lawyer. Aktualnye problemy teorii i praktiki ugolovnogo sudoproizvodstva

i kriminalistiki. Moscow, Akademiya upravleniya MVD Rossii Publ., 2004, pp. 173-183.

17. Garmaev Yu.P. Nezakonnaya deyatelnost advokatov v ugolovnom sudoproizvodstve [Illegal activities of the defense lawyers in criminal proceedings]. Moscow, Ekzamen Publ., 2005. 512 p.

18. Pogodin S.B. The issues of legal regulation of competition of criminal procedure. Rossiyskiy sudya, 2004, no. 11, pp. 13-15.

19. Boykov A.D. New Criminal Procedure Code of Russia and the problems of struggle against criminality. Ugolovnoepravo, 2002, no. 3, pp. 63-69.

20. Bykov V. A suspect as a party to a criminal proceeding on the part of the defense. Rossiyskaya yustitsiya, 2003, no. 3, pp. 43-44.

Особенностью функционирования предприятий и организаций в условиях рыночной экономики является их постоянная взаимосвязь со всеми субъектами рынка. Организации в процессе хозяйственной деятельности регулярно вступают в прямые и косвенные взаимоотношения со своими партнерами, потребителями, контролирующими организациями и координационными центрами внутри страны и за ее пределами. Возможность длительного сотрудничества или надежность этих взаимоотношений определяется уровнем экономической устойчивости организаций, который, в свою очередь, является своеобразным индикатором воздействия внешней среды на деятельность предприятия.

Понятие «экономической устойчивости» является дискуссионным по ряду причин. Первой причиной дискуссии является понятие «устойчивость», а второй – проблема идентификации понятия «экономическая устойчивость».

Так, впервые понятие «устойчивость» было сформулировано в рамках теории устойчивости, которая рассматривала устойчивость значений уравнений или систем уравнений в частных производных и определялась с помощью математического инструментария [28, c.31].

Как специальный термин «устойчивость» использовался в технических системах (данное понятие введено Н. Винером в 1948 г.), однако дальнейшее развитие теории устойчивости было проведено У.Р. Эшби, исследовавшим возможность применения кибернетики в различных областях человеческой деятельности. Он связывал устойчивость с «инвариантностью», суть которой заключается в том, что «... система в целом претерпевает последовательные изменения, некоторые ее свойства («инварианты») сохраняются неизменными» [41, с. 109].

Проблемы исследования сущности категории «устойчивость» (sustainability) нашли отражение в исследованиях теории систем и организации ряда авторов: Ю.А. Урманцева, В.В. Артюхова, О.В. Михалева, С.В. Чупрова, Э.Н. Кузьбожева, а также Ю. Дмитриева, Т.А. Акимовой, О.С. Шимовой и других ученых [34, 4, 29, 35, 24, 16, 2, 38]. Для экономических систем устойчивость определяет, как способность системы функционировать в состояниях, близких к равновесному, в условиях постоянных внешних и внутренних возмущающих воздействий [31, с. 20].

Существует ряд точек зрения относительно того, сколько выделять видов подсистем устойчивости организации. В работе О.С. Шимовой отмечается, что «... для того чтобы развитие человечества было устойчивым, необходимо обеспечение гармонизации экономической, социальной и экологической сфер» [38, с. 18]. Отсюда следует, что правильно будет выделить три компоненты устойчивости: экономическая, социальная и экологическая. Интерес представляет экономическая устойчивость, содержащая важные аспекты производственно-хозяйственной деятельности организации. Принимая во внимание, что организация рассматривается как открытая социально-экономическая система, подверженная влиянию внешней среды, устойчивость организации можно разделить на внутреннюю и внешнюю.

Внутренняя устойчивость – пропорциональность всех звеньев организации, обеспечивающая положительную динамику производственно- финансовых показателей.

Внешняя устойчивость – это бесконфликтное взаимодействие с окружающей средой: потребителями, конкурентами, поставщиками, финансово-кредитными учреждениями [33, c.78].

Следовательно, внутренняя и внешняя устойчивость во взаимосвязи являются основой формирования устойчивости организации. Устойчивость организации учеными впервые стала рассматриваться в теории систем управления в 20 гг. ХХ в. и в настоящее время в теории менеджмента, информации, однако общего подхода к исследованию данного вопроса по-прежнему нет. Экономические источники предлагают широкий спектр толкований сущности понятия «устойчивость организации» такими исследователями, как Г.В. Савицкая, Д. Ковалев, Т.В. Сухорукова, А.Д. Шеремет, Й.А. Шумпетер, М.И. Баканов, Т.Е. Мельник, Н.В. Алексеенко, и другими авторами, материалы которых опубликованы в научной литературе. Наряду с понятием «устойчивость организации» в экономической литературе встречается термин «экономическая устойчивость». Однако с его появлением рассматривались в основном вопросы устойчивого экономического развития на уровне страны [30, 20, 37, 40, 5, 3].

Исследование вопросов сущности экономической устойчивости организации показало отсутствие сегодня общепринятого мнения у И.В. Брянцевой, Б.Н. Герасимова, М.Н. Рубцовой, Ю.М. Сулеймановой, А.Б. Городилова, и других авторов [9, 11, 32, 13].

Из анализа литературных источников представим некоторые трактовки категорий «устойчивость организации», «экономическая устойчивость».Т.Е. Мельник: «устойчивость организации – способность обеспечить динамическое постоянство компонентов внутренней среды организации за счет структурной и функциональной перестройки его элементов, а также изменения характера и способов взаимодействия с внешней средой» [27, c.219]. Н.С. Яшин и Е.С. Григорян раскрывают устойчивость организации как способность предприятия противостоять дестабилизирующему воздействию факторов внешней среды, сохранять целостность структуры под влиянием факторов внутренней среды, переходить на более высокий качественный уровень своего развития [42, c.77]. По мнению И.В. Брянцевой, экономическая устойчивость представляет собой такое состояние предприятия, при котором характеризующие его социально-экономические параметры сохраняют равновесие и находятся в заданных границах при воздействии внутренней и внешней среды [9, c.56];

Ю.М. Сулейманова определяет экономическую устойчивость как способность поддерживать определенный уровень значений экономических параметров, который обеспечивает его рентабельное функционирование и стабильное развитие [32, c.47].

Ряд исследователей раскрывают сущность анализируемых понятий устойчивости в зависимости от поставленных целей в изучении проблемы.

Анализ литературных источников показал, что большинство исследователей отождествляют сущность исследуемых понятий в финансовом контексте, в связи с чем, сама производственно-хозяйственная деятельность остается на второй позиции. Автор считает, что устойчивость организации следует определять как качественное, сбалансированное состояние производственно-хозяйственной деятельности в длительной перспективе с учетом влияния внешних и внутренних факторов.

Анализ подходов к интерпретации дефиниции «экономическая устойчивость» позволяет сформулировать ее как важнейшую подсистему устойчивости организации, характеризующей экономический аспект деятельности, обладающей способностью к сохранению сбалансированности производственно-экономических параметров всех составляющих в процессе своего развития под воздействием факторов внешней и внутренней среды [1, c.93]. Таким образом, представленное теоретическое исследование позволило систематизировать вклад ряда ученых математиков, кибернетиков, экономистов в области формирования и развития понятия «устойчивость», на основе которого разработано авторское определение категории «устойчивость организации» и «экономическая устойчивость». Несмотря на отсутствие единого подхода к определению понятий «устойчивость организации», «экономическая устойчивость», наши мнения с исследователями-экономистами сходятся в следующем:состояние устойчивости ассоциируется с состоянием равновесия, сбалансированности; организация находится под воздействием внешних и внутренних факторов, которые выводят ее из равновесия.

1.1 Сущность социальной защиты населения

Социальная защита населения, как система, характеризуется наличием своей собственной политики.

Социальная политика – это один из основных видов государственной политики, то есть конкретных действий, осуществляемых как на государственном, так и на негосударственном уровнях, как государственными, так и негосударственными организациями.

Социальная политика выступает как «целенаправленное воздействие государства, органов местного самоуправления, общественных отношений с целью улучшения быта и труда широких слоев населения). [1]

Социальная политика государства всегда подразумевает наличие социального обеспечения граждан.

Само же социальное обеспечение населения представляет собой исторически сложившийся в человеческом обществе институт, посредством которого происходит удовлетворение жизненных потребностей людей, нуждающихся в поддержке со стороны общества и государства.

Выделяются четыре основных направления государственной политики социальной защиты населения.

  1. Социальная защита детей, детства и отрочества должна быть ориентирована на создание условий жизни и развития детей, позволяющих всем детям, независимо от создания условий жизни и развития детей, позволяющих всем детям, независимо от того , в какой семье они родились и живут, иметь наилучшие возможности для сохранения здоровья, материального благополучия, свободного доступного образования, дошкольного и школьного воспитания, духовного развития, реализации своих способностей.
  2. Социальная защита трудоспособного населения предусматривает создание условий, обеспечивающих баланс прав, обязанностей и интересов граждан, когда человек сможет и в полной мере реализовать способность к экономической самостоятельности, при этом, не ущемляя интересы сограждан и чувствуя в социальном вспомоществовании нуждающимся.
  3. Социальная защита нетрудоспособных граждан должна быть нацелена на гуманизацию всех сфер жизни этих людей. Каждый должен как можно дольше сохранить желание и возможность проживания в семье, активно участвовать в политическом, культурном развитии общества, пользоваться всеми его возможностями.
  4. Социальная защита семьи должна предусматривать меры, обеспечивающие эффективную профилактику социальных рисков, препятствующих: сохранению института семьи; созданию и сохранению семьи; реализации мер по обеспечению трудящихся с семейными обязанностями такими условиями занятости, которые бы позволяли им совмещать профессиональные и семейные обязанности.

Особое внимание уделяется детям-сиротам, а также детям из неблагополучных семей. Эти дети не должны чувствовать себя лишними, отчужденными от общества. Следует принимать все меры по охране и защите детей, находящихся в особо сложных условиях.

Это направление социальной защиты предполагает также предоставление в соответствии с законодательством дополнительных гарантий занятости категориям населения, нуждающимся в особой социальной поддержке и испытывающим трудности в поиске работы, в том числе молодежи, одиноким и многодетным родителям, воспитывающим несовершеннолетних детей или детей-инвалидов, лицам предпенсионного возраста, военнослужащим, уволенным в запас инвалидам, лицам, пострадавшим в результате техногенных и природных катастроф, а также пострадавшим в военных конфликтах, лицам, продолжительное время не имеющим работы, лицам, отбывающим наказание или находившимся на принудительном лечении по решению суда и т.п.[2]

Конкретные меры социальной защиты предполагают выплату заработной платы и всех видов социальных пособий в размерах и в сроки, предусмотренные законодательством; охраздоровья работающих и профилактику неблагоприятных условий их труда; оказание и получение материальной и иной помощи лицами, попавшими в кризисные материальные и социально-бытовые ситуации; содействие реализации молодежью своего трудового потенциала, обеспечение при прочих равных условиях одинаковой доступности граждан к рабочим местам (недопущение дискриминации в этой сфере).

Выделяются два основных способа выявления нуждающихся в государственной социальной поддержке – адресный и категориальный. Исторически первым был так называемый категориальный подход, при котором нуждающимися признавались лица тех или иных категорий. Категориальный подход, признает нуждающимися лиц определенных категорий. Адресный подход предполагает проверку реальных доходов и активов домохозяйства (гражданина), которое претендует на социальную поддержку за счет средств государственного бюджета. В ряде случаев административно-управленческие расходы на его реализацию оказываются больше возможной экономии средств.

С началом экономической реформы в Российской Федерации стали активно развиваться государственные внебюджетные социальные фонды (ГВФ), которые формируются в основном за счет обязательных страховых взносов работодателей и в существенно меньшей степени – наемных работников. Расходы каждого из этих фондов носят строго целевой характер, а их средства используются для решения комплекса проблем, связанных либо с поддержкой (в широком смысле этого слова) определенных категорий населения (или населения в целом), либо с развитием отраслей социальной сферы.

Внебюджетные социальные фонды представляют собой систему мобилизации финансовых ресурсов, обеспечивающих конституционные права и гарантии граждан России в получении социальной помощи. Однако несмотря на то, что формально система внебюджетных социальных фондов функционирует автономно, все они лишены права по своему усмотрению, с учетом складывающейся ситуации изменять условия формирования собственной ресурсной базы, прежде всего, пересматривать ставки страховых взносов. В нынешних условиях внедрение в деятельность внебюджетных фондов страховых принципов затрудняется. Вместе с тем перспектива развития и финансирования социальной помощи населению на важнейших участках социальной сферы, к которым относятся различные виды и формы социального страхования, должна сохраниться за внебюджетными фондами.

Социальное обеспечение населения тесно связано с такими понятиями, как:

  • социальная защита населения;
  • социальная помощь населению;
  • социальное обслуживание населения;
  • социальная поддержка населения.

Социальная защита населения – это самостоятельная система общественных отношений по обеспечению условий для нормальной жизнедеятельности населения.

Система социальной защиты населения, пройдя стадии своего становления и первоначального развития, в настоящее время вступила в стадию дальнейшего развития, она постепенно превращается в качественно новую самостоятельную, многопрофильную отрасль народного хозяйства страны.

Социальное обеспечение населения представляет собой один из блоков социальной защиты населения и имеет несколько более узкие рамки действия, представляя собой технологию защиты граждан от наступления жизненных обстоятельств, которые влекут за собой утрату или снижение уровня дохода, либо повышенные расходы, мало обеспеченность или бедность. [3]

Социальное обслуживание включает в себя совокупность социальных услуг (уход, организацию питания, содействие в получении медицинской, правовой, социально-психологической и натуральных видов помощи, помощь в профессиональной подготовке, трудоустройстве, организации досуга, содействие в организации ритуальных услуг и др.), которые предоставляются населению на дому или в учреждениях социального обслуживания, независимо от форм собственности.

Социальное обслуживание осуществляется в следующих видах, которые представлены на рисунке 1.

Социальное обслуживание на дому является одной из основных форм социального обслуживания, направленной на максимально возможное продление пребывания граждан пожилого возраста и инвалидов в привычной социальной среде в целях поддержания их социального статуса, а также на защиту их прав и законных интересов. Осуществляется путем предоставления гражданам, нуждающимся в постоянном или временном нестационарном социальном обслуживании, частично утратившим способность к самообслуживанию помощи на дому в виде социально-бытовых, социально-медицинских услуг и иной помощи.

Рисунок 1 – Виды социального обслуживания

Социально-медицинское обслуживание на дому осуществляется в отношении нуждающихся в надомных социальных услугах граждан пожилого возраста и инвалидов, страдающих психическими расстройствами (в стадии ремиссии), туберкулезом (за исключением активной формы), тяжелыми заболеваниями (в том числе онкологическими) в поздних стадиях, за исключением заболеваний, требующих лечения в специализированных учреждениях здравоохранения.

Срочное социальное обслуживание осуществляется в целях оказания неотложной помощи разового характера гражданам и инвалидам, остро нуждающимся в социальной поддержке.

Социально-корпоративная помощь гражданам и инвалидам направлена нам их адаптацию в обществе, ослабление социальной напряженности, создание благоприятных отношений в семье, а также на обеспечение взаимодействия личности, семьи, общества и государства.

Стационарное социальное обслуживание (в том числе предоставление временного приюта);

Социальное обеспечение населения служит средством, с поьощью которого реализуются цели политики.

Прошедшее десятилетие стало для России периодом кардинальных перемен. В XXI век наша страна вступила демократическим государством с рыночной экономикой. Определены приоритетные цели социальной политики, которые предусматривают рост инвестиций в человеческий капитал, повышение образовательного и культурного потенциала российского общества, структурные преобразования в социальной сфере.

Предпринимаются шаги, направленные на сохранение нравственных ценностей, носителями которых традиционно являются пожилые люди, на укрепление солидарности поколений, на во влечение пожилых людей в политическую, социальную и культурную жизнь.

Особое место в системе социальной защиты населения России занимают люди, непосредственно участвующие в отношениях по поводу социальной защиты населения.

Среди граждан, нуждающихся в социальной защите, выделяют пять основных групп:

  • -первая группа – трудоспособные граждане в трудоспособном возрасте, в том числе: лица, уволенные из Вооруженных сил; безработные и незанятые граждане; беженцы и вынужденные переселенцы в трудоспособном возрасте; женщины, находящиеся в отпуске по беременности и родам, в отпуске по уходу за ребенком, а также беременные женщины;
  • -вторая группа – нетрудоспособные граждане в трудоспособном возрасте, в том числе: инвалиды; лица, имеющие профессиональное заболевание;
  • -третья группа – граждане в возрасте младше трудоспособного, в том числе: дети-инвалиды; дети из многодетных и неполных семей; дети-сироты, безнадзорные дети и подростки; иные категории детей, нуждающихся в социальной защите;
  • -четвертая группа – лица старше трудоспособного возраста, в том числе: одинокие престарелые граждане; пенсионеры по возрасту; инвалиды и участники Великой Отечественной войны; блокадники; иные лица старше трудоспособного возраста;
  • -пятая группа – иные граждане, нуждающиеся в социальной помощи, в том числе: малообеспеченные, т.е. те, среднедушевой доход которых ниже прожиточного минимума; молодые семьи с детьми и семейным стажем до трех лет; иные семьи, находящиеся в трудной жизненной ситуации.

Другим участником отношений в сфере социальной защиты являются социальные работники, профессионально занимающиеся социальной работой. Важнейшей составной частью социальной защиты являются органы социальной защиты населения. Под органом социальной защиты населения понимается созданное в установленном порядке образование, характеризующееся определенными задачами, функциями, структурными особенностями и соответствующей компетенцией.

В соответствии с действующим законодательством в России функционирует система социальных служб, основанных на различных формах собственности, которая включает:

  • -Государственные социальные службы, являющиеся собственностью Российской Федерации и находящиеся в их ведении. Указанные службы не подлежат приватизации, не могут быть перепрофилированы на иные виды деятельности. Они также не в праве сдавать в аренду или отдавать в залог закрепленное за ними имущество. Виды учреждений социальной защиты определяются как в федеральных законах, например в Федеральном законе от 10 декабря 1995 г. №195 «О социальном обслуживании населения Российской Федерации», так и в законах субъектов Российской Федерации.
  • -Муниципальный организации социальной защиты и социального обслуживания населения, находящиеся в ведении органов местного самоуправления и представляющий собой муниципальный сектор социальной защиты населения. При этом необходимо отметить, что органы социальной защиты населения переданы в ведение органов государственной власти.

- Негосударственные службы социальной защиты и социального обслуживания основаны на формах собственности, не относящихся к государственной и муниципальной. Негосударственные социальные службы различных организационно-правовых форм, а также частные лица, осуществляющие в установленном порядке деятельность в сфере социального обслуживания, представляют негосударственный сектор социальной защиты социального обслуживания. К негосударственному сектору относятся также и организации социального обслуживания, образованные на базе имущества общественных объединений, в том числе профессиональных ассоциаций, религиозных и общественных организаций, деятельность, которых связана с социальным обслуживанием.[4]

Учреждения социального обслуживания независимо от форм собственности пользуются льготным налогообложением, а организации и юридические лица (банки, предприятия, учреждения), направляющие имущественные, финансовые и интеллектуальные ценности на развитие социальных служб и оказывающие им поддержку, пользуются льготами, предусмотренными законодательством РФ.

Структура системы социальной защиты обширна и включает следующие компоненты: социальное обеспечение, социальное страхование, социальную помощь, социальную работу, социальную поддержку, реабилитацию и адаптацию, социальные льготы и гарантии, самозащиту и самопомощь, систему социального контроля за осуществлением функционирования социальной защиты.

Особенностью структуры социальной защиты является то, что ее элементы одновременно являются социальными институтами и основными функциями данной системы.

Центральный элемент и функция системы социальной защиты – социальное обеспечение как система, созданная и регламентируемая государством и несущая на себе основную нагрузку по социальной защите. Социальное обеспечение представляет собой исторически сложившийся в обществе институт, посредством которого происходит удовлетворение жизненных потребностей людей, нуждающихся в поддержке со стороны социума. Система видов социального обеспечения — это система денежных выплат, натуральной помощи и услуг, предоставляемых гражданам из специальных фондов. В нее включаются блоки, которые могут рассматриваться как относительно самостоятельные системы: пенсионная; денежных пособий; медицинского обслуживания; содержания и воспитания детей в детских, дошкольных оздоровительных учреждениях; социального обслуживания и социальной помощи. Каждая из них тоже состоит из компонентов (пенсий разных видов, пособий, натуральных выдач, услуг). Так, пенсионная система включает в себя пенсии по старости, пенсии: по инвалидности, по случаю потери кормильца, за выслугу лет, социальная система пособий пособия: по временной нетрудоспособности, по беременности и родам, при рождении ребенка, по уходу за ребенком и т.д.

Поскольку понятия «социальная помощь» и «социальная поддержка» являются новыми для российской науки и практики, следует уделить им особое внимание.

Социальная помощь – это система общественных отношений, складывающихся между гражданами (семьями), имеющими среднедушевой доход ниже прожиточного минимума, и органами государства по поводу предоставления гражданам (семьям) денежных выплат, натуральной помощи и услуг сверх получаемых ими заработка, стипендий, пенсий, пособий и др. с целью обеспечения прожиточного минимума и удовлетворения их основных потребностей. (Согласно Федеральному закоот 24 октября 1997 г. «О прожиточном минимуме в Российской Федерации», социальная помощь гражданам, имеющим доход ниже величины прожиточного минимума, оказывается органами исполнительной власти субъектов РФ).

Социальная поддержка же включает меры по предоставлению помощи лицам (семьям), имеющим доход не ниже прожиточного минимума, но нуждающимся в дополнительной поддержке в связи с трудной жизненной ситуацией. В соответствии с Федеральным законом 131-ФЗ от 06.10.2003 «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», социальная поддержка находится в ведении местного самоуправления. [5]

Дополнительно к государственной системе должны получить развитие добровольные фонды страхования через негосударственные страховые компании, включая профсоюзные, а также негосударственные пенсионные фонды.

Дальнейшее развитие должно получить социальное обслуживание лиц, частично или полностью утративших возможность себя обслуживать самостоятельно, нуждающихся в постороннем уходе и помощи, медико-социальной реабилитации. Социальные услуги такой категории граждан могут предоставляться бесплатно или на льготных условиях по месту жительства, а также в специализированных учреждениях (домах-интернатах, центрах реабилитации, социальной помощи, переподготовки, досуга и т. д.). Необходима также государственная поддержка социально уязвимых групп и слоев населения. Речь идет о пособиях по малообеспеченности, при рождении ребенка и достижении им определенного возраста и иной социальной поддержки и компенсациях из государственного бюджета.

Кроме того, представляется важным закрепление института государственного вспомоществования (социальной помощи). В настоящее время в ряде случаев невозможно обеспечить гарантированный доход на уровне минимального потребительского бюджета (прожиточного минимума). В связи с этим возникает необходимость целевых пособий, выдаваемых наименее обеспеченным категориям граждан в денежной или натуральной форме (бесплатных или льготных условиях выдача продуктов питания, одежды, обуви, медикаментов, топлива, организация обедов в столовых, льготы на содержание жилья и т. д.). Это уже делается на региональном уровне.

Таким образом, наличие устойчивых связей и взаимодействие структурных компонентов системы социальной защиты имеет важное значение для относительно самостоятельного устойчивого ее функционирования.

Социальные потребности, на удовлетворение которых в первую очередь направлена социальная политика, имеют объединяющее значение. Их удовлетворение должно гарантироваться обществом, государством каждому человеку. Потребности в силу их общественного характера относительны, поэтому понимание минимальности носит относительный характер. Но гарантия минимально необходимого исключительно важна. Государственной Думой 10 октября 1997 года принят Федеральный закон «О прожиточном минимуме в Российской Федерации». Он основан на таких понятиях, как потребительская корзина – минимальный набор продуктов питания, непродовольственных товаров и услуг, необходимых для сохранения здоровья человека и обеспечения его жизнедеятельности, основные социально-демографические группы населения — трудоспособное население, пенсионеры, дети и т.д.

Можно выделить три ряда минимума: физиологический, уровень доходов которого предназначен только для физического выживания человека, второй минимум — уровень доходов которого обеспечивает выживание человека в обществе как социального существа; третий, необходимый для того, чтобы полноценно жить. Однако минимальная гарантия — важная составляющая в системе социальной защиты населения.

Социальные потребности не сводятся к минимальным, гарантируемым государством, обществом индивиду, не исчерпываются ими. Они предполагают развитие всех форм активной деятельности человека и социальных групп, в том числе: самозащиты, самопомощи, заботы человека о самом себе и т. д. Для российского общества актуальна проблема преодолении иждивенческого отношения к жизни, социальному положению.

1.2 Нормативно-правовые основы управления социальной защиты населения

Федеральные, местные правовые акты разрабатываются с учётом основных международных документов: Всеобщая декларация прав человека, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года;

Принципы ООН в отношении пожилых людей «Сделать полнокровной жизнь лиц преклонного возраста», принятые Генеральной Ассамблеей ООН в 1991 году; Декларация по проблемам старения, принятая Генеральной Ассамблеей ООН в 1992 году; Европейская социальная хартия[6], подписанная государствами – членами Совета Европы в 1961 году, и пересмотренная Европейская социальная хартия, открытая к подписанию в 1996 году; Хартия пожилых людей, принятая Межпарламентской Ассамблеей государств – участников СНГ 15 июня 1998 года.

В начале 90-х годов социальная защита, социальное обеспечение и социальная поддержка старых и пожилых людей оформляется правовым образом во множестве законов. В 1995 году и 1997 году были приняты два федеральных закона о социальном обслуживании, что само по себе повысило его значимость и заложило правовую базу всестороннего развития социальных услуг.

В Конституции РФ указано: Российская Федерация – социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека.

В Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей, устанавливается гарантированный минимальный размер оплаты труда, обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты.

Конституцией Российской Федерации[7], каждому гражданигарантируется «социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом».

Это означает, что государство берет на себя обязательства способствовать сохранению и продлению полноценной жизни пожилого человека, признает свой долг перед ним.

Первый из них - Федеральный закон "Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации" от 10 декабря 1995г. №195-ФЗ.[8] В нем социальное обслуживание определяется как деятельность социальных служб по социальной поддержке, оказанию социально-бытовых, социально-медицинских, психолого-педагогических, социально-правовых услуг, материальной помощи, проведению социальной адаптации и реабилитации граждан, находящихся в трудной жизненной ситуации. Государство гарантирует гражданам право на социальное обслуживание государственной системой социальных служб по основным видам, определенным законом.

Второй закон, заложивший правовую базу института социальной защиты – Федеральный закон "О государственной социальной помощи" от 17

июля 1999 г. № 178-ФЗ.[9] Он устанавливает правовые и организационные основы оказания государственной социальной помощи малоимущим семьям или малоимущим одиноко проживающим гражданам. В данном законе так же дается легальное определение социального обеспечения в Российской Федерации. Государственная социальная помощь – предоставление малоимущим семьям или малоимущим одиноко проживающим гражданам за счет средств соответствующих бюджетов бюджетной системы Российской Федерации социальных пособий, субсидий, компенсаций, жизненно необходимых товаров.

Постепенно происходило развитие системы социальной защиты и формирование ее правовой и законодательной базы. Правовая система включает законодательные, нормативные и иные акты, которые охраняют права и интересы граждан страны, в том числе и граждан пожилого возраста.

Социальная защита пожилых людей в РФ регулируется правовыми документами, условно делящиеся на три группы норм:

  1. Нормы, закрепляющие права всех граждан независимо от возраста, в том числе особо значимые для пожилых людей. К ним относятся нормы, прописанные во многих законодательных актах (Конституция Российской Федерации, Гражданский кодекс Российской Федерации, Семейный кодекс Российской Федерации, Трудовой кодекс Российской Федерации, Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, федеральные законы «Об основах федеральной жилищной политики», «Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации», «О государственной социальной помощи», «О погребении и похоронном деле», «О вынужденных переселенцах», «О беженцах», «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях», «Об общественных объединениях» и другие).
  2. Нормы, непосредственно касающиеся прав пожилых людей и соответствующих этим правам обязанностей государства, негосударственных структур и семьи. К этой группе относятся, прежде всего, Федеральный закон "О государственном пенсионном обеспечении в РФ" от 30 ноября 2001 года (в ред. Федеральных законов от 25.11.2006 № 196-ФЗ, от 21.12.2006 № 239-ФЗ, с изм., внесенными Определением Конституционного Суда РФ от 11.05.2006 №187-О)[10] и Федеральный закон «О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов» от 02.08.1995 г. № 122-ФЗ.[11]
  3. Нормы, регулирующие положение особых категорий пожилых людей (ветераны, Герои Советского Союза, Герои Социалистического Труда, репрессированные и впоследствии реабилитированные граждане). Наиболее значимыми в данной группе являются федеральные законы «О ветеранах» и «О реабилитации жертв политических репрессий». Социальная защита старых людей в Российской Федерации, как уже было сказано, реализуется на государственном (федеральном) уровне и региональном (местном) уровне.

С выходом Федерального закона «О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов» было создано необходимое правовое поле для расширения многих жизненно важных проблем пожилых людей и инвалидов. Данный закон представляет собой логически взаимосвязанный последовательно выстроенный свод понятий, норм, правил и процедур, определяющих статус пожилых людей и инвалидов, их взаимоотношения с обществом, государством, различными организациями и т.д. Важным является то, что закон юридически закрепляет сложившуюся систему помощи пожилым инвалидам, определяет структуру, минимальный объем и порядок оказания им социальных услуг.

Закон состоит из семи глав и сорока статей. В законе дается определения понятия «социальное обслуживание», раскрываются основные принципы социально обслуживания, его структура, гарантии соблюдения прав граждан пожилого возраста и инвалидов.

Социальное обслуживание граждан пожилого возраста и инвалидов представляет собой деятельность по удовлетворению потребностей указанных граждан в социальных услугах.

Деятельность в сфере социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов строится на принципах:

  • Соблюдения прав человека и гражданина;
  • Предоставления государственных гарантий в сфере социального обслуживания;
  • Обеспечения равных возможностей в получении социальных услуг и их доступности для граждан пожилого возраста и инвалидов;
  • Преемственности всех видов социального обслуживания;
  • Ориентации социального обслуживания на индивидуальные потребности граждан пожилого возраста и инвалидов;
  • Приоритета мер по социальной адаптации граждан пожилого возраста и инвалидов;
  • Ответственности органов государственной власти и учреждений, а также должностных лиц за обеспечение прав граждан пожилого возраста и инвалидов в сфере социального обслуживания.

1.3 Политика государственной социальной поддержки населения России всовременных условиях

Новая социальная политика невозможна без экономического роста. Для реализации стратегических целей России необходим не просто экономический рост, но достаточно высокие его темпы – не менее 5% в год, заметно превышающие темпы роста развитых стран. Однако России необходим не просто экономический рост, но экономический рост определенного качества. Страна не может жить почти исключительно за счет экспорта сырьевых ресурсов не только в силу того, что нестабильность цен на них предопределяет неустойчивость развития, но и потому, что в этом случае она обречена на все большее технологическое и институциональное отставание. Необходимость постоянного перераспределения средств от малоемкого с точки зрения занятости сырьевого сектора в низкоэффективные сектора с высокой занятостью приводит к гипертрофированной роли государства в экономике, подавлению и искажению рыночных стимулов, доминированию ориентированных и иждивенческих установок в обществе.

«Новая социальная политика» предлагает осуществить маневр, призванный задействовать факторы конкурентоспособности, которые были недоиспользованы в прошлом периоде.

Социальная политика включает в себя систему мероприятий, которые проводятся правительством России через региональные и местные органы власти, направленные на улучшение уровня и качества жизни больших социальных групп. Финансируется социальная политика из средств государственного бюджета.

Социальная защита населения осуществляется по двум основным направлениям: защита экономически активного населения и нетрудоспособных граждан. Для поддержания благосостояния социально уязвимых категорий населения и нетрудоспособных граждан используется система гарантированных преимуществ, которая подразумевает возможность пользования фондами социальной защиты, развитие социального обслуживания и льготы в налогообложении.

Государственная политика доходов подразумевает перераспределение средств через государственный бюджет путем дифференцированного налогообложения и социальных выплат. В таком случае некоторая доля национального дохода переходит к слоям с низкими доходами к слоям с высокими доходами.

Финансирование государством некоммерческих организаций может носить как прямой (участие в программах), так и косвенный характер (льготное налогообложение).

Президент Российской Федерации Владимир Путин, выступая 1 марта 2018 года с докладом перед Государственной думой, подчеркнул, что главным достижением за последние годы стала стабилизация и рост численности населения страны. По итогам 2018 года численность населения Росси превысила 146 миллионов человек. Число городов – миллионников в 2018 году достигло 15.

Уровень жизни за 2015 год стал ниже, что почувствовали на себе многие россияне. По данным ФОМ, 38% опрошенных считают 2019 год хуже, чем 2018 год. Номинальная среднемесячная заработная плата увеличилась до 42,4 тысяч рублей в июле, реальная же упала. Народ, по данным Росстата, стал беднее. Кроме этого, выросла и просроченная задолженность по заработной плате, причем с начала года она не уменьшалась, а только росла (рис. 2).

Хуже всего приходится тем, кто работает в легкой промышленности и сельском хозяйстве — отраслях с самой низкой заработной платой по всей экономике и дефицитом кадров.

Хотя, казалось бы, широкое освещение и пропаганда импортозамещения привлекла многих людей в то же сельское хозяйство в первом полугодии, но с июля 2017 года количество прекративших свою деятельность фермеров снова превысило количество тех, кто стал фермером.

http://www.gks.ru/bgd/free/B04_03/IssWWW.exe/Stg/d01/245.files/image001.png

Рисунок 2– Изменение просроченной задолженности по заработной плате по месяцам в 2017 и 2018 годах, в млрд. руб., данные Росстата

С 1 февраля 2016 года были повышены страховые и социальные пенсии:

  • Пенсионные выплаты были проиндексированы на 4%.
  • Страховые пенсии увеличились только для неработающих пенсионеров, в то время как социальные поднялись для всех, вне зависимости от трудоустройства получателя.
  • Средний размер страховой пенсии составляет 13132 рубля, по государственному обеспечению - 8562 рубля.
  • Размер фиксированной выплаты после проведенной индексации равен 4558,93 рубля, величина пенсионного балла - 74,27 рублям.
  • Решение о дополнительной индексации будет принято Правительством в течение полугода[12].

За2012 - 2017 гг. при поддержке государства более 1,6 миллионов граждан получили жилье, в том числе квартиры получили более 200 тысяч ветеранов Великой Отечественной войны. С помощью материнского капитала более 1 миллиона семей смогли улучшить жилищные условия. Масштабные работы по расселения аварийного жилья и ремонту домов и охватили около 16 миллионов граждан России.

Президент подчеркнул, что по всем основным показателям развития страны отмечается позитивная динамика, в то время как многие страны Европы фиксируют застойную безработицу и затяжную рецессию.

Однако новая социальная политика должна, в первую очередь, опираться на деятельность профессиональных сообществ. Ученые, инженеры, врачи, юристы, учители – все они являются своего рода гарантом высокого качества государственных и социальных услуг, высокого уровня производства.

Ключевой особенностью новой социальной политики является опора на самодеятельность профессиональных сообществ. Сообщества профессионалов творческого труда – инженеров, ученых, учителей, врачей, юристов, выступают гарантом качества социальных и государственных услуг, профессионального уровня производства в самых разных отраслях экономики. Содействие формированию профессиональных сообществ, передача им значительной части контрольно-надзорных полномочий и оценки качества, их активное участие в выработке и оценке политики – важная задача Правительства Российской Федерации в наступившем десятилетии.

Задача 2012-2018 гг. – эффективный контракт с врачами, преподавателями вузов, работниками культуры.

Отставание России от развитых и ряда развивающихся стран в области организации среды и систем, поддерживающих человеческий капитал (урбанистика, экология, транспорт, информационное пространство, медицина, социальная помощь, ЖКХ), значительно превышает отставание в сфере материального производства промышленных технологий.[13] Например, урбанистическое планирование в России застряло в середине ХX века, тогда как необходимо быстрое изменение подходов к организации, планированию и изменению городской среды («города, удобные для жизни»).

В ‏области ‏человеческого ‏капитала ‏сосредоточены, если ‏не ‏брать в расчет природные богатства, основные социально-экономические преимущества ‏России в глобальной ‏экономике. Пока этот ресурс неосмотрительно растрачивается: Россия ‏является ‏ поставщиком ‏ идей ‏ и мозгов ‏для ‏других ‏стран. В будущем ‏межстрановая конкуренция ‏за ‏людей ‏и разрабатываемые ими новые идеи ‏и ‏технологии ‏станет ‏значительно ‏более острой, чем конкуренция за финансовые и природные ресурсы, поэтомупреодоление отставания в этих областях становится особенно актуальным.

Не проиграть в этой конкуренции можно только создав благоприятную средудляжизнииразвитиячеловека, причемвособой мере длянаиболее активной, творческой, предприимчивойчасти населения. Этасреда должна способствовать проявлению инициативы, ане убивать ее. Для России это означает коренную реформу образования, здравоохранения, системы социальной помощи, пенсионной системы. Разумеется, при этом недопустимо пренебрежение нуждами тех, кому по объективным причинам требуется забота общества. В этой области также необходимы и возможны кардинальные сдвигинаосновеболее целенаправленного ирационального использования средств, сочетания государственных гарантий с частной инициативой и благотворительной деятельностью.

Успешное развитие человеческого капитала несовместимо с унификацией и уравнительностью. Оно требует дифференциации мер конкуренции подходов.

Невозможно решать проблемы местных сообществ из центра, поэтому требуется усиление самостоятельности региональныхи особенно муниципальных властей в области социальной политики.

Вконечном счете, целью государственной социально-экономической политики является повышение благосостояния, т.е. содействие увеличению продолжительности не обремененной болезнями социально благополучной жизни, к росту удовлетворенности граждан жизнью.

Необходимо выстроить конкурентоспособный регулятивный режим для бизнеса; конкурентоспособную диверсифицированную образовательную систему, допускающую индивидуальные траектории; здравоохранение, нацеленное на предупреждение заболеваний, а не только на их лечение и т.д.

Разработанная в Стратегии Социально-Экономического развития 2012-2020 система мер и реализация поставленных целей в области изменения целей социальной политики потребует «расходного маневра» – частичной смены приоритетов в расходах бюджета. Его смысл – достижение большей сбалансированности расходов между целями поддержания стабильности в краткосрочном периоде и финансовым обеспечением целей развития, которые позволят поддерживать долгосрочную макроэкономическую исоциальную стабильность. В целом, необходимо увеличение бюджетных расходов (4% ВВП к 2020 году). В целях сохранения макроэкономической стабильности часть этих расходов должна быть компенсирована сокращением расходов по другим статья м (в Стратегии содержатся предложения по сокращению существующих расходов на 2% ВВП). Предложенные меры по сокращению госрасходовотвечают ключевым целям Стратегии–оптимизации государственного участия в экономике, сосредоточению государства на ключевых функциях и передаче периферийных функций альтернативным провайдерам, перераспределению усилий между целями текущего поддержания стабильности и целями развития.

Перед разработчиками Стратегии была поставлена задача оценить допустимые варианты политики.

Первая группа – это инерционные сценарии, при которых институты не меняются или продолжается реализация уже начатых изменений. Бюджетные условия при этом, как правило, сохраняются неизменными в доле ВВП (в некоторых случаях – при абсолютном росте бюджетов, но сокращающейся доле ВВП). Особенность инерционных сценариев – стабильность позиций и интересов основных социальных групп и групп влияния. Однако следование им означает дальнейшее накопление негативных факторов и ведет в конечном счете к исчерпанию роста.

Вторая группа сценариев может быть названа сценариями жесткой реформы. Необходимые преобразования проводятся в условиях повышения жесткости бюджетных ограничений. Соответственно, реформы затрагивают (на временной или постоянной основе) интересы тех или иных групп населения и тем более – групп влияния, что порождает определенное социальное напряжение и сопротивление реформам. В условиях исчерпания источников экстенсивного роста за счет экспортных доходов вторая группа сценариев может быть скорее правилом, чем исключением для большинства секторов.

Третья группа сценариев – сценарии оптимальных изменений, когда необходимые преобразования в достаточной степени подкреплены ресурсами. Это позволяет учесть интересы вовлеченных широких социальных групп и на этой основе игнорировать сопротивление заинтересованных групп элиты. В силу дороговизны такие сценарии ограниченно применимы и предлагаются только в секторах образования, здравоохранения (частично), транспортной инфраструктуры и развития информационных технологий и связи. При этом можно выделить по крайне мере еще два сектора, где реализация «оптимальных» сценариев исключительно важна для развития России: жилищное строительство (субсидирование ипотеки) и пенсионная реформа (развитие накопительных пенсионных схем). Поиск источников дополнительных ресурсов для реализации большего числа «оптимальных» сценариев на 2016-2030 гг. – задача следующего этапа разработки Стратегии.

Вывод.

1. Социальная политика – это один из основных видов государственной политики, то есть конкретных действий, осуществляемых как на государственном, так и на внегосударственном уровнях, как государственными, так и внегосударственными организациями.

2. Социальная политика выступает как «целенаправленное воздействие государства, органов местного самоуправления, общественных организаций и предприятий на существующую систему общественных отношений с целью улучшения быта и труда широких слоев населения».

3. Создана система, когда политическое руководствоможет регулярно отчитываться о новых мерах социальной поддержки граждан, а бюрократия на местах нивелирует бюджетные издержки от такого популизма массовым отказом в предоставлении этих мер населению. Социальная политика России нуждается в кардиальной смене курса и качественном реформировании.

[1] Шаталин С.С. Социальные ресурсы и социальная политика. – М: ИНФРА-М, 2013.

2 Федеральный закон «Об основах социального обслуживания населения Российской Федерации» от 10.12.1995 г. № 195-ФЗ (ред. от 25.11.2015)

[3] Якушев А.В. Социальная защита и социальная работа. Учебное пособие. – М.: «А-Приор», 2014.

[4] Аверин А.Н. Государственная система социальной защиты населения - М.: Изд-во РАГС, 2014.

[5] Антонов А.Л. Социальная защита населения и предоставление ему управленческих услуг органами местного самоуправления // Теория и практика государственного управления. – 2015 – №7.

[6] Европейская социальная хартия от 18 октября 1961 года (пересмотренная в Страсбурге 3 мая 1996 года) - http://www.yabloko.ru/Themes/Social/hartia-3.html

[7] Конституция РФ от 12.12.1993 (в действующей ред.)

[8] Федеральный закон «Об основах социального обслуживания населения Российской Федерации» от 10 декабря 1995 г. № 195-ФЗ (редакция от 22 августа 2014 г.)

[9] Федеральный закон "О государственной социальной помощи" от 17 июля 1999 г. N 178-ФЗ (с изменениями и дополнениями)

[10]Федеральный закон «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» от 15 декабря 2001 г. № 166-ФЗ (ред. от 27.12.2018)

[11] Федеральный закон "О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов" от 02.08.1995 N 122-ФЗ (в ред. Федеральных законов от 22.08.2004 № 122-ФЗ)

[12] http://pensia-expert.ru/pensiya-v-2016-godu/.

[13] Евразийский международный научно-аналитический журнал «Проблемы современной экономики. Выпуск № 3(31) 2009 годаhttp://www.m-economy.ru/art.php?nArtId=2694

2.1. Правовая характеристика отказа в возбуждении уголовного дела по реабилитирующим основаниям

Реабилитирующими основаниями отказа в возбуждении уголовного дела являются:

1. Отсутствие события преступления (п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ).

2. Отсутствие состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ).

3. Отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбужденно не иначе как по его заявлению (п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК РФ).

4. Отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в п. 1, 3 - 5, 9 ч. 1 ст. 448 УПК РФ, либо отсутствие согласия Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда РФ, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела (п. 6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ).

5. Преюдиционные основания в уголовном процессе, как основания отказа в возбуждении уголовного дела.

6. Иные основания отказа в возбуждении уголовного дела, предусмотренные нормативными актами, но прямо не предусмотренные УПК РФ.

Те должностные лица, которые принимают решение по вопросу возбуждения уголовных дел, должны учесть тот факт, что обстоятельства, исключающие такие события, должны приниматься во внимание в том случае, если круг достоверных первичных материалов собран.

При проведении проверки может быть выявлен тот факт, что поступившее сообщение о преступном деянии является заведомо ложным доносом, оговоренным в ст. 306 УК РФ. Также, из данного сообщения может быть установлен факт совершения иного неправомерного действия, которое подлежит правовой оценке по общим правилам[1].

Отсутствие состава преступления (п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ)

Представленное основание имеет широкое практического распространение. Данные уголовной и служебной статистики не базируются на количественном показателе тех решений, которые принимаются по причине отказа в возбуждении уголовных дел, с учетом ч. 1 ст. 24 УПК РФ. При рассмотрении тех результатов, которые были достигнуты в процессе осуществления надзорных мероприятий, можно заметить, что число решений, которыми в возбуждении дел было отказано, находится в фазе роста. Причиной тому можно признать и те особенности, которые отражены в п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ. Речь об этом пойдет позже.

Мнение законодателя базируется на том, что рассматриваемый отказ может быть выполнен только тогда, когда круг данных, подтверждающих отсутствие преступления, является достоверным.

Практика осуществления следственно-судебной деятельности была связана с рядом ситуаций, при которых решение, связанное с прекращением уголовного дела, принимается по основаниям, оговоренным п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ. Представленные ситуации носят редкий характер. Зачастую, принятие таких решений происходит тогда, когда проводится стадия возбуждения преследования.

Разрешение рассматриваемого вопроса связано как с теми основаниями, которые необходимы для возбуждения уголовных дел, так и с теми, которые указывают на отсутствие оснований для принятия соответствующего отказа. Без сомнения, отсутствие тех оснований, при которых уголовное дело может быть возбуждено, свидетельствует о том, что само событие преступления не имело место и, соответственно, его состав отсутствует. В случае если рассматриваемые обстоятельства присутствуют, можно установить круг обстоятельств, позволяющих выделить и те основания, за счет которых в возбуждении уголовно дела будет отказано.

В предшествующем УПК, датированном 1960 г., данные обстоятельства были названы в качестве тех, что исключают возможность осуществления уголовного производства.

Исследование изучаемых оснований проводилось со стороны большого количества ученых. С их стороны было признано, что основанием для отказа или прекращения уголовного преследования, служит фактическое отсутствие того события, для установления деталей которого были выполнены следственные действия.

Со стороны Н.А. Якубовича, Д.С. Карева, Н.М. Савгировой было представлено собственное понимание отсутствия состава преступления, в качестве которого авторы рассматривали отсутствие самого предмета расследования[2].

В представленной ВКР признается правильность позиции, высказанной со стороны Н.В. Жогина и Ф.Н. Фаткуллина. Исследователи утверждали, что проявление отсутствия события преступного деяния может быть различным. В первую очередь оно связано с тем, что при рассмотрении первичных материалов происходит установление отсутствия факта правонарушения, о котором шла речь в поступившем сообщении. Во вторых, те основания, наличие которых влечет возбуждение дела, могут прекратить свое существование в то время, когда в ходе проверки сообщения будет установлении отсутствие тех негативных событий, которые заявителем были признаны в качестве преступления. В третьих, рассматриваемые основания не могут существовать в тех условиях, при которых существующее негативное последствие не имеет связи с деянием, выполненным субъектом[3].

Статья 73 УПК РФ содержит указание о том, элементами понятия «событие преступления», в контексте обстоятельств, нуждающихся в доказывании, необходимо установление времени, места и способа, указывающих на совершенное преступление. В качестве преступного события понимается наличие тех обстоятельств, которые характеризуют его субъективную и объективную сторону. Именно они позволяют сделать вывод о том, что лицо является виновным или не имеет вины в деянии[4].

На практике, принятие соответствующих решений уполномоченными на то сотрудниками осуществляется в отсутствии четких представлений о том, какие признаки указывают на то, что состав преступления отсутствует. В качестве примера можно рассмотреть ситуацию, при которой 74-м отделом полиции г. Санкт- Петербург было получено заявление, подписанное гр-м С. и содержащее информацию об утере его несовершенной дочерью мобильного телефона. Из заявления следовало, что данное событие произошло в школе. Следователь получил объяснения несовершеннолетней, которая пояснила, что телефон находился в кармане куртки и выпал во время игры в школьном дворе. О том, что телефон был утрачен, стало понятно лишь вечером, когда несовершеннолетняя находилась дома. Об аналогичных обстоятельствах свидетельствовали показания, полученные от родителей ребенка и ее классного руководителя. Все имеющиеся данные указывали на отсутствие в материалах дела элементов события преступного деяния. В то же время, решение, принятое со стороны дознавателя о том, что из-за отсутствия состава преступления в возбуждении дела отказано, было ошибочным[5].

Принятие аналогичных решений, обоснованных законодательными положениями п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, может быть выполнено лишь при условии, что:

1. само событие, в отношении которого был проведен круг проверочных мероприятий, не имело места, т.е. не было самого преступного деяния;

2. то событие, которое проверяется, выступает следствием действий, совершенных пострадавшим;

3. заявитель заблуждается и не осуществляет критического оценивания тех действий и фактов, которые рассматриваются им, как противоправные действия[6].

Отсутствие в деянии состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ)

Использование данного основания при принятии решений об отказе в возбуждении уголовного преследования, должно осуществляться лишь при условии фактического существования события, в отношении которого была проведена проверка, а также отсутствия в нем признаков преступления. Наличие рассматриваемого основания служит фактором, исключающим уголовное наказание, что выражается в прекращении уже возбужденного производства и отказе в возбуждении текущего.

В случае если решение будет принято неверно, возникает круг важных последствий. Процессуальные ошибки могут послужить поводом необоснованного отказа в возбуждении производства и, следовательно, применения уголовных наказаний к тем уполномоченным лицам, со стороны которых они были допущены.

Так, например, приговором Тверского районного суда г. Москвы Л., бывший следователь отделения по расследованию ДТП ГСУ ГУ МВД РФ по г. Москве, был признан виновным в совершении должностного преступления. Основанием для постановления данного приговора стало принятие незаконного процессуального решения по делу, связанному с фактом совершения ДТП. Помимо того, что действия уполномоченного лица причинили вред лицу, оспаривающему вынесенные им постановления, они негативно отразились и на государственных интересах, что связано с дискредитацией российских правоохранительных органов[7].

Рассмотренное основание имеет широкую практику применения. Поводом к его использованию можно назвать не только то, что в адрес правоохранительных органов поступает большое количество материалов, содержащих основания, оговоренные п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, но и то, что имеет место неудачная формулировка, содержащаяся в ч. 1 ст. 148 УПК РФ, относительно предписаний об отказе в возбуждении уголовного дела лишь в отношении конкретных лиц. Имеется потребность в более подробном рассмотрении данной проблемы.

В качестве события преступления необходимо признавать внешнее выражение такого поведения субъекта, которое отличается общественной опасностью. Совершенное деяние может иметь вид действия или бездействия. В состав события включены такие элементы, как данные о времени, месте и иных обстоятельствах, в отношении которых должно быть выполнено доказывание.

За счет состава раскрывается внутренняя суть совершенного деяния. С учетом законодательных требований, происходит выделение объекта, объективной стороны, субъекта, субъективной стороны. В большей мере доказывание обращено к объективной стороне, представленной в виде самого деяния. Не каждое событие, внешне схожее с преступлением, обладает его составом. Наличие состава признается лишь тогда, когда все четыре элемента присутствуют[8].

В случае, когда материалы проверки не содержат данных, на основании которых можно сделать вывод о факте преступно деяния, уполномоченные органы обязаны осуществлять работу, направленную на установление существовавшего события и изобличении лиц, виновных в его выполнении.

Истечение срока, отведенного для того, чтобы предварительная проверка по сути сообщения была проведена, при условии отсутствия понимания в том, имело ли место совершение преступления, является основанием для возбуждения дела и проведения следственных действий по предполагаемому событию.

Многие процессуалисты говорить о том, что принятие изучаемого решения должно быть основано на тех результатах, которые возникают в результате рассмотрения самого события, а не его субъекта. Мнение представленных специалистов сводится к тому, что законодательно возбуждение дел связано лишь с событием, наделенным признаками преступления. Н.В. Жогиным и Ф.Н. Фаткуллиным было высказано предположение о том, что принимаемое решение направлено в адрес события, а не субъекта[9].

Специалисты, которые были задействованы в разработке существующего УПК РФ, не выражали согласия с данной позицией. По их мнению, соответствующее постановление неразрывно связано с личностью. Представленная позиция является доминирующей в законодательном пространстве.

Наличие данного правила создало определенное непонимание между специалистами, представляющими правоохранительные органы. Можно предположить, что со стороны законодателя права пострадавших обеспечиваются за счет предоставления им правовой возможности получения судебной защиты и истребования таким путем материальной компенсации причиненного ущерба. Практическая реализация таких положений сопровождается рядом проблем, что вызывает обратный эффект.

Нельзя отрицать, что законодательные требования, связанные с необходимостью установлению предполагаемых виновных по делам, отличающимся малозначительностью, являются излишними. Установление таких обязанностей вынуждает уполномоченных сотрудников к осуществлению «обхода» представленных положений за счет отказа в приеме заявления или отказе в возбуждении дела по причине, что событие преступного деяния отсутствуют. Оба представленных отказа не являются законодательно обоснованными. Их принятие может стать причиной сокрытия преступных деяний.

Существует ряд правовых указаний о том, что отсутствие общественной опасности в деянии является основанием для признания его малозначительности. Это означает, что объективная сторона, как таковая, отсутствует. Данный пример является классическим при установлении отсутствия признаков, присущих составу преступления.

Применение иного подхода служит поводом логического противоречия, проявляемого в том, что отсутствие лица является основой отсутствия события. В то же время, установление лица не всегда свидетельствует о совершении им преступления. Отсутствие обоснованности в принятии процессуального решения, выраженного в изучаемом отказе, может выступать причиной нарушения прав, принадлежащих пострадавшему. Это связано с тем, что такое лицо утрачивает возможность получения административной и гражданско-процессуальной зашиты[10].

В то же время, принятие решения о возбуждении дела, даже, несмотря на малозначительность, служит поводом к проведению реабилитирующих процедур в отношении лица, которое было оправдано.

Сведения, находящиеся в ведении Генпрокуратуры РФ, указывают на то, что около четверти приговоров, которыми были оправданы подсудимые, обоснованы наличием малозначительности в совершенном деянии и последствиях, возникших в его результате.

Примером можно считать факт вынесения оправдательного приговора со стороны Архангельского суда. Субъектом преступления был А., у которого был найден один патрон, находящийся на его хранении. Данное обстоятельство не содержало общественной опасности, что подтверждается тем, что оправданный не намеревался использовать его с учетом назначения[11].

Можно предположить, что осуществление всего комплекса следственных мер, позволило бы надлежаще проверить то сообщение, которое поступило правоохранителям. В этом случае, принятие ошибочного решения не могло бы иметь места, а, вместе с тем, со стороны суда не было бы принято решения о реабилитации.

Процедура, с учетом которой осуществляется принятие изучаемых решений, оговорена в ст. 148 УПК РФ. В данном положении определение оснований отсутствует. В законе оговорено, что отсутствие оснований, при наличии которых уголовное дело могло бы быть возбуждено, является поводом к подготовке постановления, которым в возбуждении дела отказано. Это позволило законодателю указать на то что, изучаемые основания не присутствуют, а отсутствуют. Как результат, норма самостоятельное содержание не имеет, что не позволяет установить точный круг рассматриваемых в ВКР оснований.

Институт отказа в возбуждении уголовного дела взаимосвязан с отдельными нормами других законодательных актов, так как нормы УПК РФ взаимодействуют с другими отраслями права. Особенно явно эти связи прослеживаются с уголовным правом. Так ст. 8, 14-16, 20 УК РФ содержат определение состава преступления, без правильного понимания которого невозможно правильное решение об отказе в возбуждении уголовного дела. Но наряду с этим уголовным законодательством предусмотрены обстоятельства, которые исключают производство по уголовному делу. Но процессуальный порядок отказа в возбуждении уголовного дела в этих случаях не предусмотрен, в свою очередь, уголовно-процессуальным законодательством. Так, ст. 222, 228 и некоторые другие статьи УК РФ указывают следователю, дознавателю рассматривать явку с повинной как обстоятельство, которое исключает производство по уголовному делу. Например, лицо, добровольно сдавшее наркотические вещества, хранившееся у него без надлежавшего разрешения, не подлежит привлечению к уголовной ответственности (ст. 228 УК РФ).

К обстоятельствам, исключающим производство по уголовному делу, также относятся обстоятельства, исключающие преступность деяния: необходимая оборона (ст. 37 УК РФ); причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление (ст. 38 УК РФ); крайняя необходимость (ст. 39 УК РФ); физическое и психическое принуждение (ст. 40 УК РФ); исполнение приказа или распоряжения (ст. 42 УК РФ); малозначительность деяния, не представляющего общественной опасности (ч. 2 ст.14 УК РФ); приготовление преступления, не отнесенного к категории тяжких и особо тяжких преступлений (ч. 2 ст. 30 УК РФ); добровольный отказ лица от доведения преступления до конца (ст. 31 УК РФ); совершение запрещенного уголовным законом деяния в состоянии невменяемости (ст. 21 УК РФ)[12].

Какое же процессуальное решение принять следователю или дознавателю, если данные обстоятельства стали известны на стадии возбуждения уголовного дела - о возбуждении уголовного дела и последующем его прекращении, либо вынести сразу постановление об отказе в возбуждении уголовного дела?

Одни ученые придерживаются мнения, что в такой ситуации необходимо всегда возбуждать уголовное дело. Так, по мнению Р. Соляхова в короткий период проверочных мероприятий на стадии возбуждения невозможно собрать необходимый объем доказательств для принятия данных решений[13]. Не соглашаясь с Р. Соляховым, В.А. Блинников полагает, что возможно вынести постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в тех случаях, когда факт деяния хотя и был установлен, однако действия лица носили не признак общественной опасности деяния, а его противоправности: причинённый вред считается допустимым при наличии предусмотренных законом оснований такой допустимости в случаях, специально предусмотренных УК РФ[14].

Уместно полагать, что данные суждения ошибочны по следующим основаниям. Отсутствие состава преступления и установление обстоятельств, исключающих преступность деяния, не являются одним и тем же. Когда мы говорим, что в событии отсутствует состав преступления, мы исходим из того, что в данном случае отсутствует хотя бы один элемент состава преступления, предусмотренных ст. 14 УК РФ. Когда же мы говорим, что уставлены обстоятельства, исключающие преступность деяния, предусмотренные УК РФ, мы признаем, что в данном событии есть состав преступления, но лицо, совершившее преступление, освобождается от уголовной ответственности в силу обстоятельств, изложенных в УК РФ.

Таким образом, согласно действующему законодательству, если орган предварительного расследования в ходе проведения проверки по сообщению о преступлении устанавливает обстоятельства, предусмотренные УК РФ, влекущие невозможность уголовного преследования, то он в соответствии с действующим законодательством сначала возбуждает дело и почти сразу его прекращает. Подобное положение в УПК РФ является неправильным и отвлекает напрасно ресурсы следствия. Что же касается возможности или невозможности установить обстоятельства в период до следственной проверки на стадии возбуждения уголовного дела, то данные вопросы должны решаться индивидуального, в зависимости от ситуации, которая сложилась на стадии возбуждении уголовного дела. Во всяком случае, является незаконным и противоречит здравому смыслу, принятие решения об отказе в возбуждении уголовного дела, если не установлены основания для принятия этого решения. По этой причине, для ликвидации правового вакуума предлагается добавить в ч. 2 ст. 24 УПК РФ п. 2-1 в следующей редакции: «При наличии обстоятельств, исключающих преступность деяния в случаях предусмотренных предусмотренные УК РФ».

Отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ (п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК РФ).

Конституция РФ (ст. 52) и УПК РФ (ст. 22, 42) указывают на то, что лица, потерпевшие от преступлений, имеют право на участие в уголовном преследовании и судебном разбирательстве уголовных дел. В п. 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 июня 2010 года «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве»[15] обращается внимание правоприменителя, чтобы потерпевшему было предоставлена возможность отстаивать свои права и законные интересы любыми не запрещенными законом способами, что способствует установлению истины по делу и принятию законного, обоснованного и справедливого судебного решения.

В ст. 24 УПК РФ в качестве одного из оснований отказа в возбуждении уголовного дела упоминается отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению. Заявление потерпевшего либо его законного представителя требуется для возбуждения дел о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 115,116,128-1 УК РФ - дел частного обвинения и ч. 1 ст. 131, 132, 137, 138, 139, 146, 147, а также дел о преступлениях предусмотренных ст. 145, 159-159-6, 160, 165 УК РФ, дел частно-публичного обвинения, которые подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым (ч. 2 ст. 20, 25, п. 2 ч. 1 ст. 27, ч. 1 ст. 318 УПК РФ). Инициатором начала уголовного преследования выступает пострадавший.

УПК РФ считает потерпевшим не только физическое лицо, но и юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации (ст. 42 УПК РФ). Это расширяет возможности отказа потерпевшего от уголовного правосудия. Так, ст. 23 УПК РФ устанавливает правило, согласно которому уголовные дела о преступлениях, предусмотренных главой 23 УК РФ, могут быть возбуждены только по заявлению потерпевшего (руководителя организации) или с его согласия, в случае, когда эти преступления причинили вред исключительно коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, и не причинили вреда интересам других организаций, а также интересам граждан, общества и государства. Если этих условий нет, при отсутствии волеизъявления руководителя данной организации дело не может быть возбуждено[16].

Таким образом, лицо, потерпевшее от преступлений, имеет право отказаться от уголовного правосудия. Это может быть выражено в форме неподачи соответствующего заявления, необходимого для возбуждения дела в предусмотренных законом случаях, а также путем устного (с оформлением протокола) или письменного заявления о примирении, нужного для прекращения дела в вышеупомянутых случаях. В любом случае отказ от правосудия в отношении обидчика допустим только добровольно.

Законодательные положения содержат указание о том, что в виде изучаемого основания может быть рассмотрено заявление, подача которого является компетенцией потерпевшего. Такое условие присуще лишь для тех уголовных дел, обвинение по которым носит частно-публичный характер. Информация о таких преступлениях не может быть раскрыта, кроме как по личному волеизъявлению потерпевшего. Причиной тому служит тот факт, что распространение информации о нем может стать поводом для дополнительных нравственных страданий потерпевшего.

Вместе с тем, непринятие со стороны потерпевшего мер, связанных с возбуждением дела, характеризуется экономическим и социально-общественным эффектом.

В правовых нормах содержатся исключительные положения о том, что заявление о защите потерпевшего лица может быть подано прокуроров или руководителем следственного органа. Случаи, при которых данное правило будет считаться действующим, оговорены в ч. 4 ст. 20 УПК РФ.

В случае, если по делу, предусматривающему частное обвинение, отсутствует возможность определения виновного лица, со стороны уполномоченных лиц должны быть приняты меры по возбуждению и расследованию уголовных дел. Если виновное лицо известно, необходимо установить те обстоятельства, которые характеризуют дело и принять решение, связанное с возбуждением дела или отказом в таком возбуждении.

Рассматривая вопрос о государственном вмешательстве в тот порядок, который установлен для возбуждения уголовных преследований, базирующихся на частном обвинении, необходимо отметить неоспоримость выбранной концепции. Представленная концепция указывает на то, что потерпевший в таком процессе наделен основополагающей ролью. Это отставляет должностных лиц на второстепенный план.

Со стороны Генпрокуратуры был сделан вывод о том, что за счет вмешательства органов, осуществляющих публичное уголовное преследование, дела, базирующие на частном обвинении, трансформируются в публичные. Это означает, что за потерпевшим закрепляется право требования привлечения виновного к наказанию, а также прекращения уголовного дела в заявительном порядке[17].

Необходимо учесть, что частные начала повысили эффективность уголовного процесса. Потому, их развитие является приоритетным.

Проведение следственных действий по преступлениям, в которых обвиняются лица, наделенные особым правовым статусом, базируется на положениях ст. 151 УПК РФ. С учетом подследственности, они находятся в ведении следователей СК РФ. Это означает, что данные должностные лица наделены правом принятия всего комплекса процессуальных решений.

Круг особенностей, присущих уголовным производствам, виновными в которых являются отдельные категории лиц, оговорен в гл. 52 УПК РФ. В законе оговорен отдельный порядок, на основании которого наказания устанавливаются в отношении таких лиц. Перечень этих лиц приводится в Конституции РФ, в ряде федеральных и конституционных законов, том числе в Законе РФ «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы РФ», «О судебной системе», «О Конституционном суде», «О статусе судей в РФ» и других.

Применение особого порядка при осуществлении соответствующего производства, обусловлено наличием должностного статуса указанных лиц, а также той важностью, которая присуща их функционалу.

Допущение нарушений такими лицами, может выступить поводом для рассмотрения вопроса о прекращении неприкосновенности, с последующим возбуждением судопроизводства. В законе отсутствует указание на проведение особого производства в делах данной категории. Существует лишь ряд особенностей, имеющих место на отдельных стадиях данного процесса.

Вывод об этом можно сделать исходя из положений ст. 448 УПК РФ, в соответствии с которой выполнение судьями правосудия служит особой государственной деятельностью.

Правовое регулирование, используемое при привлечении судьи к мерам уголовного воздействия, по причине совершения им преступления, нуждается в изменениях, связанных, по мнению Конституционного Суда РФ, с теми требованиями, которые оговорены в основном государственном законе и в решениях главного государственного органа правосудия[18].

Тот порядок, которые предусмотрен соответствующей статьей УПК для возбуждения уголовного преследования, был частично раскритикован юристами, в части теоретического и нравственного его обоснования[19].

П.Г. Марфициным были глубоко проанализированы те проблемы, которые связаны с привлечением к мерам уголовного наказания лиц, обладающих особым положением. Автор утверждает, что такой статус не может воспрепятствовать реализации тех целей, которые преследует уголовная юстиция.

Преюдиция в уголовном процессе как основания отказа в возбуждении уголовного дела

Круг преюдиционных оснований, наличие которых позволяет прекратить уголовное дело, содержится в п. 4, 5 ч. 1 ст. 27 УПК РФ. Особой актуальностью отличается вопрос, связанный с возможностью использования данных оснований при отказах в возбуждении дел.

Буквальное толкование положений ст. 24 УПК РФ может послужить основанием для рассмотрения вопроса о прекращении уголовных дел лишь тогда, когда возбуждение дела фактически состоялось. Лишь в этом случае могут быть применимы основания, оговоренные в п. 4, 5 ч. 1 ст. 27 УПК РФ.

Стоит обратить внимание на то, что в данной ситуации отмечается безосновательное несение временных и финансовых трат, связанных с уголовным преследованием. Процессуалисты считают, что аналогия права в данной ситуации применяться может. Это позволит защитить граждан от незаконных обвинений[20].

Принятие положительного решения по вопросу о возбуждении судопроизводства, в случае, если существуют основания для отказа в таком возбуждении, способно существенно нарушить правовое положение широкого круга граждан. Причиной тому служит незаконное проведение иных стадий, характерных уголовному процессу.

Существует круг обстоятельств, наличие которых обязывает уполномоченных лиц к принятию решения о прекращении уголовных дел. В качестве таковых можно рассматривать наличие законного приговора, вынесенного в рамках одного обвинения. Еще одним основанием служит неотмененное постановление, вынесенное уполномоченным лицом, содержащее указание о прекращении (отказе в возбуждении) уголовного преследования по тому же преступному деянию (обвинению).

С учетом ст. 50 Конституции РФ, привлечение лица к мерам уголовного преследования не может быть выполнено за одно преступное деяние дважды. Это означает, что наличие законного приговора, вынесенного в рамках одного обвинения, а также неотмененного постановления, вынесенного уполномоченным лицом, содержащего указание о прекращении (отказе в возбуждении) уголовного преследования по тому же преступному деянию (обвинению), будут являться причиной прекращения обвинений.

В отношении представленных оснований дополнительная проверка не проводится.

Следственным органам предложено учесть упомянутый конституционный принцип еще на том этапе, когда осуществляется начальная стадия уголовного судопроизводства. С учетом п. 4, 5 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, принимаемые решения могут соответствовать признакам законности и обоснованности. Это означает, что данные процессуальные решения будут выступать гарантией прав, принадлежащих гражданам при возбуждении уголовных дел.

В УПК РФ отсутствуют другие основания, по которым мог бы быть выполнен отказ в ведении уголовного преследования.

Помимо УПК РФ, указания на изучаемые основания содержатся в УК РФ и иных актах, имеющих статус законов.

Наличие у лица дипломатического иммунитета служит поводом к принятию отказного решения. Преступные деяния, совершенные со стороны Президента РФ, при условии, что они не признаются тяжкими или особо тяжкими, не являются поводом к возбуждению уголовных дел. Не могут быть возбуждены дела в отношении тех лиц, которые являются для фактически виновного лица близкими родственниками или супругом (-ой). Представленные выше ограничения носят конституционный характер.

Возбудить уголовное дело нельзя и в том случае, если совершение деяния выполнено журналистом, адвокатом, священником, лицами, имеющими свидетельский иммунитет, в случае, если они отказались сообщить на допросе круг той информации, получение которой ими состоялось по причине осуществления деятельности профессионального характера.

Недопустимо возбуждение уголовных дел, по которым субъектами деяния выступают свидетели, потерпевшие или переводчики, осуществившие добровольное заявление о ложности собственных показаний или неверности перевода, при условии, что такие действия выполнены ими до того момента, как приговор был вынесен.

Не возбуждаются уголовные дела и в отношении таких свидетелей, которые вызваны для участия в допросе в иностранном государстве, с учетом правил, по которым оказывается международная помощь в рамках уголовных дел[21].

В качестве итога можно сказать о том, что при разрешении вопросов, связанных с возбуждением уголовных дел или принятием соответствующего отказа, необходимо понимать, что круг оснований, на которых базируется соответствующее решение, должен быть доподлинно известен. Это значит, что достоверность таких оснований должна быть установлена и зафиксирована соответствующими материалами.

В случае невозможности достижения однозначных выводов, разрешение всех имеющихся вопросов должно проводиться лишь при предварительном расследовании.

Имеется потребность в расширении того спектра оснований, при наличии которых уполномоченным лицом может приниматься решение о соответствующем отказе. Дополнить данный список можно основанием малозначительности деяний, наделенных формальными признаками преступления, а также добровольным отказом от их совершения.

Представленное свидетельствует о необходимости проведения законодательных изменений, позволяющих усовершенствовать защиту тех прав, которыми наделяются участники уголовного дела, а, наряду с ними, и все российские граждане.

2.2. Правовая характеристика отказа в возбуждении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям

Круг нереабилитирующих оснований, при наличии которых принимается решение об отказе в возбуждении уголовного производства, включает в себя:

1. Истечение срока давности уголовного преследования (п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ),

2. Смерть лица, подозреваемого в совершении преступления (п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ),

3. Издание акта об амнистии (п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК РФ).

Истечение срока давности уголовного преследования (п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ).

Со стороны законодателя зафиксировано отсутствие необходимости в вынесении постановления, которым уголовное дело возбуждается, при условии, что срок, в течение которого возможно привлечение к мерам уголовного наказания, истек. По этому же основанию дело прекращается. Положения ст. 78 УК РФ содержат в себе правила, при помощи которых давность, используемая в вопросах о привлечении к ответственности, исчисляется.

Если решение принимается в то время, когда осуществляется стадия возбуждения дела, применение данного основания осуществляется при наличии у субъекта, осуществляющего принятие процессуального решения, обоснованных сведений указывающих на истечение сроков давности. Важно установить, что и иные основания, которые могли бы послужить причиной возбуждения уголовного производства, отсутствуют. Для установления круга необходимых сведений используются те факты, что были получены при проверке субъекта.

На территории России МВД не осуществляет подсчета тех случаев, которые характеризуются отказом в возбуждении уголовных дел по причине того, что сроки давности истекли. Имеются лишь обобщенные данные статистики о таком показателе. Рассматривая его в разрезе нескольких лет, можно установит, что ежегодно такой показатель возрастает.

В.Н. Саржанов указывает на то, что столь высокий показатель вовсе не связан с тем, что сроки, в течение которых принимаются процессуальные решения о возбуждении дел, слишком затянуты. Во многом это связано с тем, что предварительное следствие с большим опозданием получает материалы[22].

Представленное свидетельствует о необходимости улучшения того взаимодействия, участниками которого являются органы предварительного расследования и органы дознания. Слаженная работа этих субъектов позволит оперативно принимать процессуальные решения на рассматриваемой стадии.

Дополнительной гарантией того, что права и интересы граждан, пот отношению к которым выполняется проверка, будут соблюдены, служит законодательный запрет в предоставлении отказа в возбуждении дела, при наличии прямых возражений со стороны такого субъекта. Поступление таких возражений служит основанием для возбуждения производства и проведения по нему общего расследования.

В данном контексте принятие решение об отказе не может служить тем актом, который определяет лицо виновным. Следовательно, те последствия, которые предполагает наличие судимости, также е возникают. Подтверждением указанного умозаключения служит Определение, принятое Конституционным Судом РФ 21.04.2011 г. за № 583-0-0[23]. В упомянутом процессуальном акте указано, что признание лица не судимым, как и его освобождение от уголовного наказания по причине истечения срока давности, должно устанавливаться исходя из степени тяжести того деяния, которое им было совершено и исчисления такого срока до того момента, как приговор вступил в силу.

В УПК РФ содержится указание о том, что истечение сроков данности является основанием для отказа в возбуждении или прекращения уголовного дела.

Учитывая ту смысловую нагрузку, которая содержится в п. 1 ч. 1 ст. 46 УПК РФ и представленном выше определении, принятого Конституционным Судом РФ, те лица, которые не были признаны субъектом уголовного дела по причине, что оно не было возбуждено, не обладают статусом подозреваемых или обвиняемых. Это следует из того, что их задержание на основании ст.ст. 91, 92 УПК РФ не проводилось или же из того, что к ним не применялись меры пресечения, с учетом ст. 100 УПК РФ. Также об этом свидетельствует и тот факт, что в порядке ст. 223.1 УПК РФ они не уведомлялись о наличии подозрений в совершении преступного деяния.

В качестве промежуточного вывода можно сказать, что факт отказа от возбуждения уголовных дел случит исключением возможности осуществления уголовных преследований, выполняемых для того, чтобы изобличить подозреваемых и обвиняемых в преступных деяниях. Из этого следует, что данное решение не может быть признано актом, на основании которого лицо, в понимании ст. 49 Конституции РФ, является виновным. Следовательно, возникновение тех последствий юридического характера, которые возникают по причине судимости, установления в отношении лица статуса подозреваемого или обвиняемого, не происходит[24].

Существует круг определенных особенностей, которые должны быть учтены в процессе исчислении рассматриваемых сроков, в отношении преступлений, признаваемых длящимися. По данному виду преступлений срок давности начинается в того времени, как преступление было окончено. В случае, если преступное деяние является продолжаемым, течение срока связано с тем моментом, когда было окончено последнее одинаковое действие, совершаемое виновным в рамках состава противоправного деяния[25].

Со стороны органов, осуществляющих предварительное расследование, прокурора или суда, в процессе применения данных сроков необходимо использовать предельную санкцию, предусмотренную за конкретное преступление в статье УК.

Приостановление данного срока осуществляется в случае, если со стороны виновного лица предпринимаются меры по уклонению или сокрытию. Возобновление их производится с того дня, когда виновный задержан или явился с повинной.

Не применимы рассматриваемые сроки к тем субъектам, со стороны которых были совершены преступные деяния, в отношении таких объектов, как мир и безопасность человечества. Данные деяния оговорены в ст.ст. 353, 356-358 УК РФ.

Реабилитация умершего выполняется при условии смерти субъекта, который был подозреваемым или обвиняемым.

В случае смерти лица, в отношении которого необходимо провести проверочные мероприятия, принятие решения по факту поступившего сообщения осуществляется в его отсутствие. Необходимо понимать, как должно действовать должностное лицо, осуществляющее предварительное следствие, в том случае, если в сообщении о совершенном преступлении имеется указание на конкретное лицо?

В то время, когда уголовное дело находится на стадии возбуждения, соответствующим участником является фактически подозреваемый. В то же время, если данный статус в отношении конкретного лица не установлен, его необходимо рассматривать в качестве вероятного лица совершившего преступление. По этому основанию в его отношении могут проводиться действия, связанные с предварительной проверкой первичных данных, что необходимо для выявления тех оснований, наличие которых позволит возбудить уголовное дело.

В ст. 46 УПК РФ содержится понятие подозреваемого. Таким субъектом выступает лицо, по отношению к которому уголовное дело было возбуждено. К нему могут применяться меры пресечения. Подозреваемым считается тот гражданин, в отношении которого было направлено уведомление, содержащее указание о подозрении.

Возникает потребность в определении, насколько правомерными будет принятие решения об отказе в возбуждении дела, при наличии оснований, оговоренных в п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, при условии, что до момента такого возбуждения лицо считается подозреваемым. В случае процессуальной возможности применения данного основания, имеется потребность в прояснении того процессуального статуса, которым наделяется лицо, по отношению к которому осуществляется принятие решения. Представленное положение не может ограничиваться стадией возбуждения дел. Это означает возможность его применения в течение всего судопроизводства. Данное мнение поддержано рядом специалистов и подкреплено ст. 24 УПК РФ[26].

Факт смерти лица, признанного виновным, обвиняемым в преступлении или подозреваемым в нем, исключает необходимость дальнейшего производства, по причине его бессмысленности. По этой причине со стороны законодателя было установлено, что возбуждение уголовных дел не может быть выполнено в случае, если упомянутое лицо умерло. Его смерть является основанием для того, чтобы преследование прекратилось. Данное правило характеризуется рядом исключительных случаев. Так, расследование будет продолжено для того, чтобы умерший был реабилитирован[27].

Со стороны должностного лица, на которое возложена обязанность проведения предварительного расследования, должен, при наличии достаточных оснований, при условии, что подозреваемый в совершении преступления умер, предпринять меры по проведении всего спектра следственных действий, позволяющих реабилитировать погибшего. В противном случае, если вина умершего будет доказана, в возбуждении дела необходимо отказать. Принятие соответствующего решения зачастую не может быть выполнено при отсутствии результатов, получаемых при предварительном расследовании.

Некоторые ученые, со стороны которых рассматривались вопросы, связанные с подозреваемыми, существующими в момент, когда уголовное дело находится на стадии возбуждения, высказывают предложении о необходимости применения к таким лицам слова «заподозренные».

Считаем, что данное мнение является верным. В качестве заподозренного могут быть рассмотрены, как те лица, которые могут выступить субъектами уголовного дела, при принятии соответствующего решения о его возбуждении, так и те, по отношению к которым необходимо провести круг проверочных мероприятий.

Определенные отличия характерны для той ситуации, когда происходит смерть лица, совершившего преступление, при условии, что его родственники намерены реабилитировать покойного.

К примеру, постановлением следователя УВД Челябинской области от 31.06.2016 г. было отражено решение об отказе в возбуждении дела в отношении Т., выступившего участником ДТП. Процессуальным обоснованием такого отказа стал по п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ. В ходе проверочных мероприятиях было установлено, что погибший выступил виновником ДТП. Его мать, после ознакомления с постановлением, выразила несогласие, в результате чего обратилась к следователю, в органы прокуратуры и суда с целью реабилитации погибшего сына. Однако, постановление не было отменено[28].

Процессуальные документы, принимаемые в результате рассмотрения заявлений, подаваемых со стороны матери погибшего, с учетом конституционных положений были признаны неверными. Правовым основанием данного решения послужили положения ч. 1 ст. 21, ч. 1 ст. 23 Конституции РФ.

Конституция РФ, являясь основным государственным законодательным актом, выступает гарантией судебной защиты тех прав, которые принадлежат гражданам. Данный вид защиты проявляется в возможности обращения к правосудию, оспаривания решений, которые были приняты. В ст. 49 указанного законодательного акта идет речь о том, что невиновность человека существует до того момента, пока вступивший в силу судебный приговор не установит его виновность. Из этого следует, что невиновность присуща любому, даже умершему человеку.

Представленные выше права ограничены быть не могут. Их признание и гарантия служат выражением общепризнанных принципов. Аналогичные права являются отражением международных правовых норм, исходя из которых, любой человек может рассчитывать на осуществление справедливого и публичного разбирательства дел, в течение разумных сроков, со стороны законного, независимого и беспристрастного суда[29].

Тот факт, что фундаментальные процессуальные гарантии, касающиеся личности и ее прав, а в том числе и презумпция невиновности, соблюдаются мировыми державами, выражается в вопросах, связанных с прекращением уголовных дел по тем основаниям, которые относятся к числу нереабилитирующих.

При принятии решения о том, что в возбуждении дела отказано или оно прекращено в ходе досудебной стадии, со стороны органов, осуществляющих предварительной расследования должны быть использованы такие заключения, которые связаны с невиновностью лиц.

Соответственно в стадии возбуждения уголовного дела, когда решается лишь вопрос о поводах и основаниях для данного процессуального решения, а именно о наличии достаточных данных, указывающих на признаки преступления, проведение всего комплекса следственных действий по собиранию, проверке и оценке доказательств виновности лица в его совершении не представляется возможным, следовательно, орган предварительного расследования обязан при вынесении постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в связи со смертью подозреваемого предоставить близким родственникам умершего права добиваться его возможной реабилитации.

Смерть подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего, является единым основанием и для отказа в возбуждении уголовного дела, и для прекращения уголовного дела (п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ). При этом законные интересы близких родственников умершего, по сути, одни и те же, как в случае принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела, так и в случае прекращения уголовного дела, в связи с этим в обоих случаях государство обязано обеспечить судебную защиту чести, достоинства и доброго имени умершего лица.

Поэтому Конституционный Суд РФ[30] правильно сделал вывод об обязанности продолжить производство по уголовному делу (предварительное расследование либо судебное разбирательство) при заявлении возражения со стороны близких родственников подозреваемого (обвиняемого) против прекращения уголовного дела в связи с его смертью. Это и в равной степени распространяется и на случаи принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела по основанию, предусмотренному п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ. В таких случаях близкие родственники могут требовать возбуждения уголовного дела, а органы предварительного расследования обязаны их требование удовлетворить. Кроме того, указанным лицам должны быть предоставлены права, которыми обладает подозреваемый, обвиняемый (подсудимый) - аналогично тому, как это установлено ч. 8 ст. 42 УПК РФ применительно к умершим потерпевшим, ибо непредоставление возможности отстаивать в уголовном процессе свои права и законные интересы любыми не запрещенными законом способами означало бы умаление чести и достоинства личности самим государством[31].

Отказ в возбуждении уголовного дела вследствие акта об амнистии (п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК РФ)

Определение амнистии оговорено в ч. 1 ст. 84 УК РФ. В ее качестве понимается акт, издание которого осуществляется высшим органом государственной власти. Действие такого акта распространяется на неопределенный круг граждан.

Данное явление не находится в противоречии с уголовным законом, которым определяются наказания, за те деяния, которые носят преступный характер. Ее применение служит способом полного или частичного освобождения лица от ответственности. За счет амнистии может происходить замена наказаний. Также, уголовное преследование может прекращаться. При условии отсутствия возбужденного уголовного дела, за счет наличия акта амнистии его возбуждение исключается.

Распространение такого акта осуществляется только в отношении тех преступлений, которые были совершены до того момента, когда он был издан. В случае, если преступление является длящимся, применение амнистии осуществляется тогда, когда вошедшие в его состав деяния были выполнены до наступления даты, оговоренной в рассматриваемом акте.

Если указанные обстоятельства установлены, решение об отказе в возбуждении дела может быть вынесено. Исключением является ситуация, при которой со стороны виновного лица предъявляются требования о проведении следственных действий, с целью реабилитации.

Наличие возражений виновного или его законного представителя служат основанием для возбуждения дела и его расследования. В этом случае, уголовное дело завершается соответствующим решением[32].

Подводя итог в исследовании рассмотренного вопроса, возникают выводы о том, что:

1. в ст. 46 УПК РФ содержится определение тех лиц, которые признаются подозреваемыми. С учетом п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, возбуждение уголовного дела невозможно, а те дела, которые были возбуждены, подлежат прекращению, в случае, если подозреваемый или обвиняемый умер. В законодательных положениях отсутствует норма, запрещающая использовать данные положения тогда, когда вопрос о необходимости возбуждения дела рассматривается. Изложенное свидетельствует о необходимости использования словосочетания «заподозренные лица» в отношении тех лиц, которые подозреваются в преступлении, при условии, что дело еще не возбуждено.

2. не может быть отказано в возбуждении уголовного дела по причине того, что срок давности истек или принят акт амнистии, при условии, что со стороны субъекта поступили возражения на это процессуальное решение. В данной ситуации дело должно быть возбуждено. Таким образом, происходит реализация права на реабилитацию.

2.3. Процессуальный порядок принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела

В результате проведения анализа практики, сложившейся в процессе применения права для проверки сообщений, содержащих информацию о преступлениях, которые были совершены или готовятся к совершению, удается установить наличие неоднозначности в подходах, применяемых для теоретического и практического применения положений УПК РФ. За их счет которых происходит регламентация общественных отношений, с участием субъектов, занятых в досудебной проверке[33]. По этой причине возникают ситуации, связанные с выявлением необоснованности и незаконности принимаемых решений, которые являются результатом проведения уголовных процессуальных действий на первой стадии. В качестве одного из таких действий можно рассматривать принятие процессуальных решений, указывающих на отказ от возбуждения производства по уголовному делу.

Наряду с самой сутью решения, в постановлении, за подготовку которого отвечает руководитель следственного органа, органа дознания, следователь или дознаватель, необходимо отразить и круг мотивов, послуживших основанием для его принятия.

Вынесенное дознавателем постановление должно быть утверждено начальником органа дознания. Те решения, которые принимаются со стороны следователя, в дополнительном утверждении не нуждаются. Необходимо сделать акцент на том, что исходя из ч. 1.1 ст. 148 УПК РФ, рассматриваемое решение, базируемое на постановлении прокурора, содержащего указание на передачу собранных материалов в адрес органов, осуществляющих предварительное следствие, исполняется лишь при наличии на то согласия, предоставляемого руководителем соответствующего органа следствия.

Рассматриваемое постановление (в копии) должно в 24-часовой срок быть направлено в адрес прокурора. В течение такого же периода со стороны прокурора или его заместителя осуществляется рассмотрение данного постановления. Такие действия проводятся для того, чтобы дать оценку принятому решению и его законности. О своем согласии с поступившим постановлением прокурор проставляет собственную подпись, свидетельствующую об утверждении документа.

В течение 2018 года со стороны органов прокуратуры РФ, осуществляющих надзорную деятельность, в части реализации законодательных положений в период досудебного разбирательства по уголовным судопроизводствам, было установлено более 5,3 млн. случаев, при которых закон был нарушен. Статистические данные 2017 года указывают на фиксацию более 4,9 млн. аналогичных ситуаций. За аналогичный период прокуроры отменили 2,4 млн. и 2,5 млн. постановлений, в который принято решение об отказе в возбуждении уголовных производств соответственно[34].

Невзирая на наличие большого количества серьезных научных трудов, подготовленных учеными процессуалистами, имеется широкий круг околонаучных высказываний по вопросам, связанных с оптимизацией уголовно-процессуальных действий, совершаемых на первой стадии данного производства. Такие высказывания способны дискредитировать доктрины, присущие уголовному процессуальному праву. Кроме того, в них отмечается наличие прямых призывов к совершению нарушения правовых положений. В качестве примера можно рассмотреть утверждение Д.Е, Панкратова, со стороны которого было отмечено, что основания, указанные в ст. 24 УПК РФ не носят исчерпывающего характера. Автор отмечает, что те основания, которые можно назвать недостающими, размещены в положениях УК РФ. Примером, подтверждающим правильность данного утверждения можно назвать примечание, содержащееся в ст. 222 УК РФ. Из примечания можно сделать вывод, что в результате добровольной выдачи соответствующих предметов, до того момента, как уголовное дело возбуждено, основания, позволяющие рассматривать вопрос о возбуждении уголовного дела, будут отсутствовать. В ситуации, при которой проведение выдачи выполнено по факту возбуждения, возникают основания для того, чтобы уголовное дело прекратить.

В действительности, выражением такой деятельности может стать отсутствие реагирования на факт добровольной сдачи того оружия, в отношении которого осуществлялось незаконное хранение[35].

Представленная позиция не может быть названа верной. Причиной тому служит недопущение признания открытым того перечня, который содержит основания, по которым может быть совершен отказ в возбуждении уголовных дел. Публичность отношений уголовно-процессуального типа служит фактическим указанием на то, что это перечень является исчерпывающим.

Представленные ситуации указывают на то, что те процессуальные средства, которые используются для того, чтобы выполнять проверку сообщений, содержащих информацию о преступлениях, используются для доказывания факта о добровольной выдаче и иных обстоятельствах, за счет которых можно сделать выводы о необходимости возбуждения дел или отсутствии такой потребности. Стоит сделать акцент на том, что при отсутствии реагирования уголовно-процессуального характера, не возникает возможности установления характеристик выдаваемого предмета. Следовательно, его принадлежность к оружию и его определенному виду установить невозможно[36]. Для того чтобы ответ на этот вопрос мог быть признан полным и исчерпывающим, необходимо получение заключения, подготавливаемого экспертом. На сегодняшний день проведение экспертиз до того момента, как дело считается возбужденным, является возможным.

Если уголовно-процессуальное регулирование отсутствует, учетно-регистрационная дисциплина будет нарушена. Рассматривая вопросы, связанные с процессуальным порядком, применяемым для принятия решений, указывающих на отказ от возбуждения дел, автор приводит практику применения права в тупиковую ситуацию. Как результат, возникает необходимость обоснования такого отказа за счет положений, содержащихся в УК РФ. Без сомнения, постановление, содержащее такое процессуальное обоснование, будет отменено. Причиной тому послужит отсутствие оснований, оговоренных в ст. 24 УПК РФ. Со стороны автора сделан акцент не тех обстоятельствах, применение которых может быть выполнено для того, чтобы обосновать применение положений уголовно-процессуальных законодательных норм, являющихся элементами перечня, содержащегося в ст. 24 УПК РФ.

Продолжает свое существование проблема, связанная с определением надлежащих субъектов, наделенных правом принятия того круга процессуальных решений, которые должны быть принято во время разрешения вопросов, связанных с возбуждением уголовных дел.

При проверке рассматриваемых в данной работе сообщений выделяются субъекты такой проверки. В их лице представлены лица, участвующие в уголовном процессе, указание на которых содержится в ч. 1 ст. 144 УПК РФ. В качестве таковых законодатель подразумевает дознавателей и следователей, органы дознания и следствия.

При проведении анализа в части осуществления органами внутренних дел их профессиональной деятельности, можно установить наличие проблемы, выраженной неоднозначном понимании положений УПК РФ, за счет которых происходит регламентация процессуального статуса тех субъектов, которые выполняют проверку рассматриваемых сообщений.

Имеются данные о том, что трактовка указанных норм УПК РФ осуществляется с различием, в рамках отдельных регионов.

В ряде ситуаций, субъектами проверки и проведения следственных мероприятий, необходимых до того, как вопрос о возбуждении уголовного дела будет рассмотрен, не признаются сотрудники, представляющие оперативные подразделения, а также участковые[37].

Обоснованием данной практики служит осуществление буквального толкования тех положений, которые содержатся в ч. 1 ст. 144 УПК РФ. Такое толкование приводит к тому, что должностные лица, осуществляющие дознание, не признаются рассматриваемыми субъектами.

В качестве обоснования представленной позиции можно назвать неверное толкование уголовно-процессуальных законодательных положений. За счет наличия представленной практики происходит игнорирование положений, содержащихся в п. 7 ст. 5 УПК РФ. По сути, они указывают на то, что дознавателями являются должностные лица, представляющие органы дознания, наделенные полномочиями по осуществлению предварительного расследования, форма которого выражается в дознании. Такие субъекты наделяются и кругом иных полномочий, указание на которые содержится в УПК РФ. Представленное свидетельствует о том, что в ранее упомянутой статье термин «должностное лицо органа дознания» является излишним. Полная характеристика такого термина раскрывается в понятии «дознаватель».

Из указанного можно сделать вывод о том, что круг должностных лиц, представляющих органы дознания, относятся к субъектам, на которых возложена обязанность по проверке сообщений о преступлениях. С их стороны собирается доказательственная база, что свидетельствует о проведении ими следственных действий, необходимых для достижения таких результатов.

Представленное заключение имеет особую важность потому, что в существующей редакции УПК РФ отсутствуют запреты на осуществление следственных действий со стороны должностных лиц, представляющих орган дознания, при условии, что осуществление предварительного расследования является выражением предварительных следственных действий.

Важно учесть, что форма, в которой должно быть выполнено предварительное расследование, должна быть определена в ходе его проведения. То, что данные выводы являются верными, можно подтвердить за счет положений ст. 150 УПК РФ, где определены формы, в которых осуществляется предварительное расследование, представленного во второй стадии[38].

Представленный вывод был подтвержден и Конституционным Судом РФ, со стороны которого было указано, что п. 3 ч. 2 ст. 151 УПК РФ, используемых для определения подследственности, содержит в себе указания на те виды преступных деяний, расследование которых должны проводить лишь следователи ОВД РФ. Данные положения не подразумевают необходимости проведения доследственных мероприятий, связанных с проверкой сообщения о преступном деянии[39].

С учетом представленного можно сделать вывод о том, что круг должностных лиц, представляющих органы дознания, относятся к полноценным субъектам, которым вменена обязанность по проверке тех сообщений, в которых содержится информация о преступлении. Результатом такой проверки должно выступить решение, которым уголовное дело должно быть возбуждено или в таком возбуждении должно быть отказано.

Анализ практики осуществления прокурорского надзора указывает на то, что имеется круг пожеланий и требований, касающихся необходимости предоставления права на принятие решений, связанных с отказом в возбуждении уголовных дел, лишь следователям и дознавателям (исходя из того, как выполнена предварительная квалификация).

По этой причине особым значением отличается информационное письмо, поступившее со стороны Генеральной прокуратуры РФ, датированное 09.04.2015 г. № 69-12-2015 «О недостатках прокурорского надзора за исполнением требований уголовно-процессуального законодательства»[40].

Стоит сделать акцент на том, что информационные письма не относятся к числу законодательных актов, действующих на территории РФ. Это означает, что те рекомендации, которые в них содержатся, не могут быть признаны нормативными указаниями. Такие документы не имеют статуса источников законодательства, действующего в уголовно-процессуальной сфере.

В упомянутом информационном письме осуществляется рассмотрение спорного вопроса, по которому сделан вывод о возможности принятия процессуальных решений по факту проверки теми органами, которые, исходя из подследственности, должны были бы проводить работу по данному преступлению.

Помимо представленных ранее аргументов, мнение, содержащееся В ВКР, базируется на следующем.

В результате буквального толкования положений, содержащихся в УПК РФ, невозможно сделать вывод о том, что имеется зависимость между законностью принятых процессуальных решений и теми субъектами, которые их приняли.

Те выводы, которые были отражены в информационном письме, не базируются на положения УПК и УК РФ. Указание на то, что изучаемые сообщения, в силу ст. 151 УПК РФ, должны передаваться на основе подследственности, не может служить обязательством к тому, что процессуальное решение, принимаемое в результате проведения проверки, должно быть принято лишь со стороны органа, к которому преступное деяние относится с учетом подследственности[41].

Это означает, что ранее упомянутое информационное сообщение, направленное Генеральной прокуратурой РФ, может быть рассмотрено лишь как указание о том, что требования законности должны быть соблюдены со стороны квалифицированных субъектов, осуществляющих проверку сообщений о преступлениях.

При проведении анализа представленного выше письма, с учетом тех обобщений, которые ранее были представлены надзирающим ведомством, было установлено отсутствие системности в позиции, подготовленной по вопросу исследования.

В адрес прокуроров, действующих на территории субъектов РФ 29.10.2008 г. было адресовано информационное письмо Генеральной прокуратуры РФ № 36-12-2008 «О практике прокурорского надзора за исполнением уголовно-процессуального законодательства о подследственности при проверке сообщений о преступлениях»[42].

С учетом той смысловой нагрузки, которая имеется в названии и содержании данного письма, за его счет прокурорам намеревались разъяснить специальный вопрос о том, каким образом должны применяться положения уголовно-процессуальных законодательных актов, указывающих на подследственность, применяемую в процессе проверки сообщений, содержащих информацию о преступных деяниях.

Со стороны Генеральной прокуратуры РФ не были проведены действия, связанные с изменением, дополнением и уточнением тех официальных документов, которые использовались в работе прокуроров. По факту поступления упомянутого письма, тот круг равнозначных официальных документов, в которых не будет идти речь о его ошибочности, нельзя признавать таковыми, которые будут изменять, дополнять или отменять позицию, представленную в нем.

В обоих представленных выше информационных письмах указания на их взаимную отмену или изменение отсутствуют.

Название представленных информационных писем свидетельствует о том, что за счет каждого из них осуществляется обобщение разнообразных тем. Данные письма призваны разъяснить их, объединить практику, имеющуюся по таким вопросам и выделить недостатки, присущие прокурорскому надзору.

Нельзя не обратить внимания на то, что суть представленных документов, в некоторых положениях является противоречивой. В информационном письме № 36-12-2008, датированном 29.10.2008 г., со стороны Генеральной прокуратуры РФ сделан акцент на том, что признание со стороны прокуроров незаконности постановлений, на основании которых в возбуждении уголовного дела отказывается, является ошибочной практикой. Такая ошибочность обоснована тем, что вынесение представленного процессуального документа со стороны должностных лиц органов дознания допускается даже тогда, когда, исходя из подследственности, такие действия могут быть выполнены следователями ОВД.

С учетом аналогии, необходимо разрешить те противоречия правовых норм, которые возникаю в процессе регламентации уголовно-процессуальных отношений. Несомненно, представители властных полномочий могут применять в работе положения, изложенные в информационном письме № 36-12-2008, датированном 29.10.2008 г. Представленное письмо является специальным, что является основой его приоритета перед кругом иных разъяснений. В то же время, представленное предложение выступить подспорьем правоприменителей не сможет. Как результат, стоит сделать акцент на том, что в качестве единственного органа, полномочия которого позволяют осуществлять толкование правовых норм, необходимо рассматривать суд. Ранее было отмечено, что данный вопрос был рассмотрен со стороны Конституционного Суда РФ, который выразил собственную правовую позицию.

Изучая те заключения, которые представил Конституционный Суд РФ и те, которые содержатся в информационном письме № 69-12-2015, датированном 09.04.2015 г., находятся в явном противоречии.

Изложенное указывает на необходимость формирования единого мнения по данной теме. Для этого стоит взять за основу выше представленный анализ положений уголовно-процессуального законодательства, дополнив его теми практическими результатами, которые характерны ведомственному контролю и прокурорскому надзору.

[1] Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс России. Учебное пособие. 8-е изд. М.: КНОРУС, 2016. С. 197.

[2] Якубович Н.А. Участие адвоката по уголовному делу // Законность. 1963. № 11. С. 42- 45; Караев Д.С., Савгирова Н.М. Возбуждение и расследование уголовных дел. М., 1967. С. 28.

[3] Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Возбуждение уголовного дела. М., 1961. С. 136-143.

[4] Коряковцев В.В. и др. Уголовный процесс России. Общая часть: Учебник / Под ред. Лукашевича В.З. СПб. 2016. С. 185.

[5] Материал КУСП-74\1094\14 // Архив 74 отдела полиции Санкт-Петербурга.

[6] Белицкий В.Ю. Практика отказа в возбуждении уголовного дела за отсутствием события преступления: обозначение проблемы // Вестник Барнаульского юридического института МВД России. 2018. № 1 (34). С. 9.

[7] Уголовное дело № 1-192\16 // Архив Тверского районного суда г. Москвы.

[8] Велиев А.Э. Отсутствие события или состава преступления как основание для отказа в возбуждении уголовного дела // Новая наука: Современное состояние и пути развития. 2016. № 8. С. 286.

[9] Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. М. 1965. С. 182.

[10] Курс уголовного процесса / А.А. Арутюнян, Л.В. Брусницын, О.Л. Васильев и др.; под ред. Л.В. Головко. М.: Статут, 2016. С. 326-327.

[11] Совместное информационное письмо Генеральной прокуратуры Российской Федерации и МВД России № 69-12/1/3610 от 18 апреля 2013 года «О причинах вынесения судами оправдательных приговоров по уголовным делам, расследованным подразделениями дознания территориальных органов МВД России» // СПС «КонсультантПлюс».

[12] Практика применения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: практическое пособие: в 2 ч. / В.А. Давыдов, В.В. Дорошков, Н.А. Колоколов и др.; под ред. В.М. Лебедева. 7-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт, 2016. Ч. 1. С. 64-64.

[13] Соляхов Р. Освобождение от уголовной ответственности // Законность. 2010. № 12. С. 36-38.

[14] Блинников В.А. Обстоятельства, исключающие преступность деяния, в уголовном праве России. Ставрополь, 2014. С. 25-31.

[15] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.06.2010 № 17 (ред. от 16.05.2017) «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве» // Российская газета, № 147, 07.07.2010.

[16] Защита прав и интересов организаций и граждан: уголовно-правовой, уголовно-процессуальный и криминологический аспект (состояние, проблемы, пути совершенствования). Общее состояние и региональная специфика: монография / Е.Д. Ветошкина, Л.А. Воскобитова, Ю.Е. Петухов и др.; отв. ред. Л.А. Воскобитова. М.: НОРМА, ИНФРА-М, 2015. С. 28.

[17] Методические рекомендации Генеральной прокуратуры РФ № 26-11-2014 от 09.09.2014 «По осуществлению прокурорского надзора за исполнением законов органами предварительного расследования при приеме, регистрации и рассмотрении сообщений о преступлениях, уголовное преследование по которым производится в частном порядке» // СПС «КонсультантПлюс».

[18] Постановление Конституционного Суда РФ от 18 октября 2011 г. № 23-П «По делу о проверке конституционности положений статей 144, 145 и 448 Уголовно-процессуального кодекса РФ и пункта 8 статьи 16 Закона РФ «О статусе судей в РФ» в связи с жалобой гражданина С.Л. Панченко» // Вестник Конституционного Суда РФ. 2011. № 6. С. 42-50.

[19] Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс России. Учебное пособие. КНОРУС. М. 2016. С. 450.

[20] Тихомирова В.В. Применение аналогии закона и аналогии права в уголовном судопроизводстве России. Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук М. 2012. С. 5; Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. СПб.: Питер, 2013. С. 7.

[21] Уголовный процесс. Учебник / Под ред. Гуценко К.Ф. М. 2015. С. 295.

[22] Саржанов В.Н. Отказ в возбуждении уголовного дела (по материалам подразделений дознания таможенных органов). Дисс. ... канд. юр. наук. М. 2004. С. 98-99.

[23] Определение Конституционного Суда РФ от 21.04.2011 N 583-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Волошина Виктора Григорьевича на нарушение его конституционных прав пунктом 3 части первой статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».

[24] Костенко К.А. Отказ в возбуждении уголовного дела в связи с истечением сроков давности уголовного преследования: правовые последствия // Уголовно-правовое регулирование: вопросы теории и практики Иркутск, 2014. С. 22.

[25] Постановление 23 Пленума Верховного Суда СССР от 04.03.1929 (ред. от 14.03.1963) «Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям» // Сборник действующих постановлений пленумов верховных судов СССР, РСФСР и Российской Федерации по уголовным делам. М., 2008.

[26] Божьев В.П. Уголовный процесс. Учебник. М., 2013. С. 384-387; Александров А.И. Уголовный процесс. Общая часть. Учебник: под ред. В.З. Лукашевича. СПб., 2015. С. 34; Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс России: Уч. пособие. М., 2016. С. 197, 284.

[27] Велиев А.Э. Отказ в возбуждении уголовного дела в связи со смертью подозреваемого или обвиняемого // Роль инноваций в трансформации современной науки. Сборник статей Международной научно-практической конференции. 2016. С. 166.

[28] Постановление суда от 16 марта 2016 года по жалобе Т. // Архив суда Центрального районного суда города Челябинска за 2016 год.

[29] Ефаров М.Х., Конов М.Д. Смерть подозреваемого, обвиняемого как основание отказа в возбуждении уголовного дела // Территория права Заочная научно-практическая конференция: сборник научных статей. 2015. С. 118.

[30] Определение Конституционного Суда РФ от 06.03.2013 N 354-О «По жалобе гражданки Тришкиной Татьяны Петровны на нарушение ее конституционных прав положениями пункта 4 части первой статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // Вестник Конституционного Суда РФ, № 6, 2013.

[31] Шипунова О.В. Смерть лица, в действиях которого усматриваются признаки состава преступления, как основание отказа в возбуждении уголовного дела // Война и право: силовые структуры на службе Отечеству материалы всероссийской научно-практической конференции. Тюменский институт повышения квалификации сотрудников МВД России. 2017. С. 210.

[32] Тингаева Н.В. Реализация Государственной думой Российской Федерации конституционного полномочия по объявлению амнистии: проблемные вопросы и предлагаемые пути их разрешения // Судебная власть и уголовный процесс. 2013. № 2. С. 35-36.

[33] Воскобойник И.О., Гайдышева М.Г. Проблемы формирования доказательственной базы при проверке сообщений о преступлениях // Адвокатская практика. 2013. № 5. С. 61.

[34] Основные результаты прокурорской деятельности за январь - декабрь 2018 г. Официальный сайт Генеральной прокуратуры РФ [Электронный ресурс] Режим доступа: http://genproc.gov.ru/stat/data/1548464/ (дата обращения: 20.03.2019).

[35] Панкратов Д.Е. О сущности основания для отказа в возбуждении уголовного дела // Российский следователь. 2015. № 15. С. 43.

[36] Воскобойник И.О. Некоторые проблемы уголовно-процессуальной регламентации производства изъятий предметов и документов до возбуждения уголовного дела // Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России. 2015. № 2 (40). С. 48.

[37] Рытьков А.А., Воскобойник И.О. Проблемы принятия процессуального решения об отказе в возбуждении уголовного дела // Российская юстиция. 2016. № 4. С. 64.

[38] Велиев А.Э. Процессуальный порядок вынесения постановления об отказе в возбуждении уголовного дела // Научные преобразования в эпоху глобализации. Сборник статей Международной научно-практической конференции. 2016. С. 200.

[39] Определение Конституционного Суда РФ от 13.10.2009 N 1179-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина В.Н. Стурова на нарушение его конституционных прав пунктом 6 части второй статьи 37 и пунктом 3 части второй статьи 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».

[40] Информационное письмо Генеральной прокуратуры РФ от 9 апреля 2015 г. № 69-12-2015 «О недостатках прокурорского надзора за исполнением требований уголовно-процессуального законодательства» // СПС «КонсультантПлюс».

[41] Локтевич А.В. Процессуальный порядок отказа в возбуждении уголовного дела // Служа Закону - служу народу! Сборник тезисов и статей: Электронный ресурс (1 DVD диск) . составитель Васильев Д.В., ред. коллегия: Бирюков С.Ю., Черников И.Б., Шувалов Н.В.. 2018. С. 195.

[42] Информационное письмо Генеральной прокуратуры РФ от 29 октября 2008 г. № 36-12-2008 «О практике прокурорского надзора за исполнением уголовно-процессуального законодательства о подследственности при проверке сообщений о преступлениях» // СПС «КонсультантПлюс».

1.1. История становления и развития института отказа в возбуждении уголовного дела

Круг исследований, проведенных с целью определения того состояния, в котором находится правовой институт отказа в возбуждении уголовного дела, а, на ряду с ним и проблемы, возникающие при его применении, невозможно представить без изучения тех исторических событий, которые свидетельствуют о его становлении и развитии[1].

Представленный институт выступает одним из элементов, представляющих стадию возбуждения уголовных дел. Его формирование осуществлялось в течение длительного времени, а исторический путь был непростым. Предпосылкой к его возникновению послужила потребность в социальном выражении и формальном закреплении тех оснований, существование которых служит причиной освобождения от мер уголовного воздействия и устранения признаков, указывающих на наказуемость деяния, по отношению к которому выполнено надлежащее осознание вины[2].

Изучая отечественную историю, можно выделить тот период, в котором рассматриваемый институт начал образовываться. Это произошло в Древнерусском государстве. Правовые акты, действующие в X-XI вв. содержат первые упоминания о том, что могут возникать такие обстоятельства, при наступлении которых меры уголовного преследования не применяются, невзирая на то, что совершенные ими деяния имели признак противоправности.

Так, в Краткой редакции «Русской правды» допускались обычаи кровной мести в случае убийства, оскорбления и побоев, «расправы с ночным вором», а в «Русской правде» Пространной редакции содержалось право лишить жизни убийцу огнищанина сразу, то есть без суда[3].

Статьей 26 предусматривалось освобождение от ответственности лица, ответившего мечом за оскорбление действием, то есть находившегося в состоянии сильного душевного волнения, а в ст. 19 отказ от уголовного преследования имел место по прошествии длительного времени вследствие давности события[4]. Представленная норма послужила отображением того основания, которое базируется на истечении срока, в течение которого давность уголовного преследования имеет место.

К середине XV в. в нормах «Новгородской Судной грамоты» и «Псковской Судной грамоты» можно было заметить положения о мирном соглашении. Его могли заключить преступник и потерпевший. Также состоялось появление клятвы в невинности, представляющей собой присягу, данную Богу и сопровождающуюся целованием креста. В то же время, в ст. 27 «Псковской Судной грамоты» предусматривалось, что при «бое» на торгу (то есть в публичном месте), преследование не начиналось без жалобы пострадавшего. Отсутствие жалобы становилось поводом для признания деяния безнаказанным[5]. Представленное выступило основой для определения круга оснований, влекущих за собой отказ в возбуждении уголовных дел. Это следует из того умозаключения, что единственным основанием к его возбуждению могло быть заявление, поданное потерпевшим.

В качестве русского законодательного сборника, используемого в период существования феодального строя, необходимо рассматривать «Судебник» Ивана III, принятый в 1497 г. Представленный документ содержал положения, позволяющие виновному и потерпевшему примириться. Судебник Ивана IV (Грозного), датированный 1550 г., содержал в себе более расширенные основания, за счет которых ответственность могла не применяться к виновному[6].

В последующем, вопросы освобождения лиц от подозрений были оговорены в «Соборном уложении», появившемся в 1649 г. Со стороны законодателя было введено новое основание, предусматриваемое «одобрение со стороны добрых людей». Возникли положения о норме, сходной с крайней необходимостью и необходимой обороной, а также с причинением вреда в процессе, связанном с задержанием преступников.[7].

В XVII в. стали известны отдельные проявления такого основания отказа в возбуждении уголовного дела, как отсутствие в деянии состава преступления. За «Соборным уложением» можно признать статус источника, в котором определены текущие и новые основания, по которым преследование прекращается, а ответственность не применяется.

При проведении анализа уголовных законодательных положений, действовавших на территории Российской империи - Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года – возникает возможность выделения двух групп обстоятельств, которые служат основанием для отказа от уголовного преследования. Большинство таких оснований легли в основу современных условий, при наличии которых в возбуждении уголовных дел принимается решение об отказе.

К первой группе были отнесены те ситуации, наличие которых служило поводом к исключению уголовного преследования. Таковыми были: наличие совершенной невинности, подразумевавшее совершение деяние по случайности, в условиях непредвиденности последствий; малолетний возраст (не старше 7 лет), при котором у преступника не могло иметься понимания собственно ответственности; состояние безумия (сумасшествия, болезненных припадков; совершение ошибки, основанной на случайности или обмане; нахождение под принуждением, связанным с непреодолимой силой; осуществление необходимой обороны.

После изучения перечисленных обстоятельств, выделяется круг общих признаков, характеризующих их. Такие признаки указывали на то, что в каждом из перечисленных деяний, состав преступления отсутствовал (в т.ч. частично). Представленные ситуации выражались в таких действиях, которые признавались в качестве правомерных, что служило основанием для реабилитации лиц.

Ко второй группе отнесены обстоятельства, связанные: со смертью преступника; достижением примирения между виновным и обиженным; с давностью; с помилованием виновного и его прощением. Круг обстоятельств, применяемых к лицам, которым присущи иммунитет уголовной ответственности, был включен в отдельную группу[8].

Представленное свидетельствовало о том, что на данном историческом этапе произошло закрепление ряда обстоятельств, имеющих сходство с теми основаниями, по которым в настоящее время принимается решение об отказе в возбуждении уголовных производств.

Процесс дальнейшего формирования изучаемого института права базировался на Уставе уголовного судопроизводства, принятие которого состоялось в 1864 г. В тех законодательных положениях, которые действовали до этого времени, вопрос о возбуждении уголовных дел не рассматривался.

Представленный Устав содержал в себе положения, за счет которых процесс возбуждения уголовных дел был регламентирован. В то же время, продолжал отсутствовать общий порядок, по которому бы производство по уголовным делам осуществлялось. Документ лишь дифференцированного регламентировал содержание таких шагов, учитывая, при этом, со стороны какого органа они проводились. В нем имелось указание на то, что возбуждение судебного преследования является компетенцией не только должностных, но и частных лиц. Требования о необходимости вынесения постановлений, в которых закрепляется решение об отказе в возбуждении уголовных дел, отсутствовали[9].

Уголовным уложением, датированным 1903 г. были определены те основания, при наличии которых в возбуждении уголовного дела должно было быть отказано. К таковым относили и срок давности, истечение которого не позволяло осуществлять уголовное преследование виновного. Радикальные законодательные изменения в данном документе не отмечались[10].

Развитие уголовно-процессуальных положений в течение дореволюционного периода послужило основой формирования изучаемого института. В результате таких действий появились необходимые предпосылки для того, чтобы стадия возбуждения уголовных дел получила статус отдельной стадии, а вместе с тем, чтобы произошло формирование тех основ, на которых будет базироваться изучаемый правовой институт. На законодательном уровне произошло закрепление тех обстоятельств, которые служат основанием для отказа в возбуждении уголовных дел и находят свое отражение в уголовно-процессуальном законодательстве.

Уголовное судопроизводство первых лет советской власти отличается отсутствием четкой нормативной базы. До принятия Уголовно-процессуального кодекса РСФСР 1922 года[11] (далее по тексту - УПК РСФСР 1922 г.) законодательно закрепленный порядок возбуждения уголовного дела, а также система оснований и порядок отказа в возбуждении уголовного дела отсутствовали.

В УПК РСФСР 1922 года, а затем и 1923 года[12] отмечалось наличие ряда статей, регламентирующих порядок возбуждения уголовных дел. Такая регламентация не была детальной. Это означалось, что отдельные стадии не выделялись. Впервые в документе было проведено объединение таких оснований, в результате чего возник перечень, включающий в себя шесть элементов. Согласно ст. 4 УПК РСФСР 1922 г. возбуждение уголовных дел не допускалось в том случае, если обвиняемый умер. Представленное основание не применялось в случаях, если совершенное преступление связанно со злоупотреблением судьей или лжесвидетельством эксперта. Содержалось указание и на круг иных оснований, по которых в возбуждении уголовного дела было необходимо отказать. К таковым относились: за отсутствием жалобы потерпевшего по делам о преступлениях, возбуждаемым не иначе, как по таковым жалобам; за истечением давности; при отсутствии в действиях, приписываемых обвиняемому, состава преступления; вследствие акта об амнистии, если таковая исключает наказуемость совершенного обвиняемым, или помилования отдельных лиц, а также за примирением обвиняемого с потерпевшим по делам, возбуждаемым не иначе, как по жалобе потерпевшего. В УПК РСФСР 1922 г. были оговорены те исключения, существование которых требует участия в деле прокурора, призванного защитить публичные интересы.

В феврале 1925 года в УПК РСФСР 1923 года была введена статья 4-а. Представленная статья позволяла прокурору и суду отказывать в возбуждении уголовных дел, при условии, когда совершенное виновным деяние хотя и обладает признаками преступления, но не имеет необходимой для уголовного преследования общественной опасности (последствия ничтожны), а также в случае, если такое возбуждение не отвечает принципам целесообразности[13].

Изменение перечня, содержащего основания, при наличии которых возбуждение уголовного дела не допускается, было выполнено в Основах уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1958 г.[14]. Это положение стало более реалистичным отображением тех многообразных ситуаций, которые способны отразиться на целесообразности уголовных преследований. Правопреемницей ст. 4 УПК РСФСР 1923 г. стала ст. 5 «Основ уголовного судопроизводства». В ней состоялось закрепление тех обстоятельств, наличие которых исключало потребность в проведении производства по уголовным делам. Выполнено дополнение указанного перечня. В качестве новых стоит рассматривать те обстоятельства, которые связаны: с отсутствием события преступного деяния; с нахождением виновного в том возрасте, в котором применение уголовной ответственности недопустимо; со вступлением приговора в законную силу, на основании которого лицо обвинено в этом же преступлении.

В годы нахождения советской власти в стадии укрепления, изучаемый отказ был рассмотрен в качестве процессуального решения, в основе которого лежит сообщение о совершенном преступном деянии. В этот временной период отдельного правового института еще не существовало.

Дальнейшие изменения в регулировании процедуры отказа в возбуждении уголовного дела связаны с принятием Уголовно-процессуального кодекса РСФСР 1960 года[15] (далее по тексту - УПК РСФСР 1960 г.). В УПК РСФСР 1960 года фактически воспроизводился перечень оснований отказа в возбуждении уголовного дела, предусмотренных ст. 5 «Основ уголовного судопроизводства».

Важное нововведение состояло в том, что, помимо оснований отказа в возбуждении уголовного дела, был законодательно урегулирован порядок отказа в возбуждении уголовного дела. Так, в ст. 113 «Отказ в возбуждении уголовного дела» УПК РСФСР 1960 г. установлено, что «в случае отсутствия оснований к возбуждению уголовного дела, а равно при наличии обстоятельств, исключающих производство по делу, прокурор, следователь, орган дознания и судья отказывают в возбуждении уголовного дела».

Принятие решения, по которому в возбуждении уголовного дела отказано, подлежит документальному оформлению, что подразумевает создание отдельного постановления, наделенного мотивировкой. Данное решение должно быть доведено до сведения того лица (гражданина, учреждения и пр.), со стороны которого соответствующее заявление было подано. В представленной статье существовало указание на предоставление заявителю права обжалования решения об отказе. Заявление об оспаривании можно было направить в адрес надлежащего прокурора или вышестоящего суда.

УПК РСФСР 1960 г. установил прокурорский надзор за законностью возбуждения уголовного дела, что в значительной степени повлияло на развитие института отказа в возбуждении уголовного дела. Так, в соответствии со ст. 116 «в случае неосновательности отказа в возбуждении дела прокурор своим постановлением отменяет состоявшееся об этом постановление следователя или органа дознания и возбуждает дело».

В более поздние периоды осуществлялось частично изменение тех оснований, которые обосновывали отказ в возбуждении уголовного преследования. Потребность в таких изменениях была обоснована кругом актуальных обстоятельств, имеющих место в том временном отрезке.

Еще одно основание было введено Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 8 августа 1983 г.[16], установившем, что уголовное дело не может быть возбуждено «в отношении лица, о котором имеется неотмененное постановление органа дознания, следователя, прокурора о прекращении дела по тому же обвинению, кроме случаев, когда необходимость возбуждения дела признана судом, в производстве которого находится уголовное дело»[17].

Урегулировать круг практических ситуаций, при которых уголовный закон устраняет преступность и наказуемость деяний, был призван Закон РСФСР от 5 декабря 1991 г.[18]. Его положения послужили изменению ст. 5 УПК РСФСР, которая была дополнена частью второй в новой редакции следующего содержания: «уголовное дело не может быть возбуждено <...> за отсутствием в деянии состава преступления <...> также и в случае, когда преступность и наказуемость этого деяния были устранены уголовным законом, вступившим в силу после совершения этого деяния».

На представленном этапе развития изучаемой правовой отрасли, произошло выделение стадии, в которой разрешается вопрос о возбуждении уголовного дела. Отдельным правовым институтом был признан отказ в возбуждении уголовного преследования.

Очередным всплеском развития научных мыслей в направлении уголовного процессуального законодательства, стал период начала-середины 90-х гг. XX в. Причиной тому послужил ряд изменений, характерных для экономики страны. Осуществление уголовного судопроизводства осуществлялось с использованием УПК РСФСР, датированного 1960 г. Имелась потребность в изменении данного законодательного акта. Выполнение таких действий стало причинной того, что институт отказа в возбуждении дел, также изменился.

Наиболее важные законодательные изменения состоялись 1 января 1997 года, в то время, когда был принят новый УК РФ. Принимая данный документ законодатели исходили из необходимости отказа от тех традиционных институтов, которые связаны с освобождением лиц от уголовного преследования и применения к ним административных взысканий.

Соответственно в УПК РСФСР Законом от 15 декабря 1996 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР и Исправительно-трудовой кодекс РСФСР в связи с принятием Уголовного кодекса РФ» состоялось упразднение норм, за счет которых выполнялось направление материалов для применения мер общественного воздействия, при условии, что возбуждение уголовного дела не проводилось[19].

Потребность в реформировании уголовно-процессуальных положений обоснована, в том числе, тем, что основания отказа формулировались в условиях несовершенного законодательства, требующего доработки, исходя из тех практических результатов, которые возникали в процессе уголовного судопроизводства. Уже в 2001 г. УПК РФ включал в себя такую систему рассматриваемых оснований, которая отличалась актуальностью.

Представленное свидетельствовало о том, что становление рассматриваемого правового института происходило в течение длительного периода. В это же время происходило развитие отечественных законодательных норм. Первые шаги к развитию изучаемого института были сделаны еще в Древнерусском государстве. О нем шла речь в Русской Правде, Судных грамотах, Судебниках. Каждый законодательный акт содержал в себе указание на круг тех обстоятельств, наличие которых позволяло освободить виновного от мер уголовного преследования. Такие законодательные закрепления предшествовали выделению на современном этапе развития тех оснований, которые обосновывают отказ от возбуждения уголовных дел.

На этапе существования советского законодательства, рассмотрение изучаемого отказа осуществлялось в рамках процессуального решения, оговоренного УПК РСФСР, датированного 1922 г. Представленные положения существенно изменились в 1960 г., когда состоялось принятие новой редакции УПК РСФСР. В данном законодательном акте была отражена система оснований, позволяющих принимать решение об отказе в возбуждении уголовного судопроизводства, а также порядок, применяемый при осуществлении такого отказа.

После того, как ряд законодательных изменений был проведен, состоялось выделения самостоятельного правового института, являющегося элементом стадии возбуждения уголовных дел. Новейшим этапом развития данного института стало принятие УПК РФ, которое состоялось в 2001 г. Данный акт законотворчества выступил выражением модернизации правового регулирования данного института. При этом были учтены те общественные и государственные изменения, которые произошли в период развития уголовного процессуального права.

1.2. Правовая природа института отказа в возбуждении уголовного дела

Понятие отказа в возбуждении уголовных дел характеризуется широким использованием в практике применения законодательных положений, а также юридических научных источниках. О нем впервые заявил М.С. Строгович, что состоялось в 1938 г. По мнению автора, в случае, когда во время принятия решения по вопросу о возбуждении уголовного преследования отсутствуют достаточные основания, чтобы дело было возбуждено, прокурору, следователю, органу дознания или судье необходимо использовать право на отказ в его возбуждении[20].

На законодательном уровне данное понятие впервые было отмечено в 1960 г., что состоялось в ст. 113 УПК РСФСР. В то же время, в ст. 5 упомянутого кодекса, содержались указания на те обстоятельства, которые служили поводом к исключению производства по делу. Представленный законодательный акт содержал указание о том, в какой процессуальной форме должно быть выражено соответствующее решение. Такая форма предполагала вынесение постановления, содержащего мотивировку принятого решения, т.е. указание на круг фактических или юридических оснований[21].

Невзирая на то, что представленный термин появился не так давно, сам изучаемый элемент имеет многолетнюю историю.

В современном уголовно-процессуальном законодательстве данный элемент рассматривается в ст. 148 УПК РФ, а также иных его положениях. Конкретного определения изучаемого явления не существует.

Некоторые ученые предпринимали попытки к формированию определения изучаемого отказа. Результаты таких попыток можно встретить в тех работах, которые они посвящали возбуждению уголовных дел, как стадии. Часть специалистов считает, что рассматриваемый отказ является процессуальным решением, принятие которого осуществляется тогда, когда имеет место стадия возбуждения уголовного преследования.

Из заключения Н.Н. Гапановича можно установить, что рассматриваемый отказ это процессуальное решение, представляющее собой предоставление мотивированного отрицательного ответа на вопрос, связанный с возможностью или невозможностью возбуждения судопроизводства[22].

В.Н. Яшиным и А.В. Победкиным данный отказ видится в качестве правового основания, за счет которого уголовно-процессуальные отношения, связанные с возбуждением уголовного дела, прекращаются[23].

У В.Н. Саржанова имеется мнение о том, что рассматриваемый отказ служит процессуальным решением, принятие которого осуществляется тогда, когда проходит стадия возбуждения уголовного дела, проводимая дознавателем, следователем, прокурором. Выражением такого отказа является процессуальное постановление, содержащее формулировку с отрицательным выводом, указывающим на невозможность возбуждения уголовного преследования по основаниям, содержащимся в УПК РФ[24].

Со стороны некоторых ученых хотя и высказано мнение о признании данного правового института, но не отдано ему основополагающее место.

Д.П. Письменным было высказано о том, что рассматриваемый отказ представляет собой самостоятельный институт, за счет правовых положений которого осуществляется регламентация оснований для отказа, порядок, в котором принимаются и разрешаются заявления, содержащие указание на совершение преступлений, а также компетенция, присущая уполномоченным на принятие отказа органам[25].

Автор считает, что представленный отказ является системой, включающей в себя процессуальные решения, принимаемые со стороны государственных органов, уполномоченных на то. Основанием отказа могут служить лишь те обстоятельства, которые оговорены в профильных законодательных положениях[26].

Б.М. Сергеевым было сделано заключение о том, что отказ, как институт, имеет вид комплексного правового образования, включающего в себя уголовно-процессуальные нормы, а также положения иных правовых отраслей, со стороны которых сформирован круг негативных процессуальных предпосылок для принятия итогового решения об отказе в возбуждении дел[27].

Со стороны автора было высказано умозаключение о том, что УПК РФ содержит в себе те положения, которые связаны с изучаемым институтом. Это позволяет сделать вывод о его самостоятельности. Представленный институт позволяет разрешить вопросы, связанные с:

- основаниями отказа в возбуждении уголовного преследования;

- процессуальным порядком принятия соответствующих решений;

- надзором за признаками законности изучаемого отказа.

Можно выделить круг многоаспектных представлений, связанных с изучаемых отказом. Со стороны А.Ю. Гордеева отказ представлен в виде:

- института уголовно-процессуального права, за счет положений которого установлен круг оснований и условий, требуемых для отказа;

- системы действий и отношений, возникающих в процессе принятия и рассмотрения первичной информации о совершенном деянии;

- отдельного процессуального акта, представленного в виде постановления, вынесение которого поручено надлежащему должностному лицу. Данный процессуальный акт прекращает производство и исключает его проведение в будущем[28].

Со стороны автора сделан вывод о том, что рассматриваемый отказ является институтом уголовного процессуального права, которым регламентируется функционал, присущий следователю, дознавателю, прокурору, в части разрешения вопроса о возбуждении уголовных дел[29].

В некоторых профильных учебниках содержится указание на определение, которым раскрывается суть понятия изучаемого отказа.

И.Б. Колчевский считает, что принятие решения об отказе указывает на невозможность осуществления производства по делу, с учетом законодательных положений. Это означает, что ни следственные действия, ни меры уголовно-процессуального принуждения, не могут быть предприняты со стороны уполномоченных лиц[30].

Объединяя круг общих элементов, содержащихся в данных определениях, используя при этом положения УПК РФ, имеется возможность составления вывода о том, что изучаемый отказ является процессуальным решением. Его принятие осуществляется со стороны уполномоченных лиц, чему предшествует проведение проверочных мероприятий в отношении того сообщения о преступлении, которое изначально поступило. Принятое решение должно быть изложено в постановлении, содержащем ссылки на соответствующие законодательные положения.

В виду того, что рассматриваемый отказ может быть принят лишь в то время, когда рассматривается вопрос о возбуждении уголовного преследования, т.е. имеет место стадия возбуждения уголовных дел, отдельно рассматривать их невозможно.

Не проводятся дискуссии на тему того, характерно ли возбуждению уголовного дела наличие характеристик процессуального института. Мнения процессуалистов по данному вопросу не являются сходными. Некоторые из них признают, что возбуждение дел имеет статус самостоятельной стадии[31]. Со стороны представителей второй группы бытует мнение о том, что оно является процессуальным решением[32]. Третья группа считает, что возбуждение дела это начальный момент, с которого осуществляется предварительное расследование[33].

Существуют и такие процессуалисты, которые считают, что возбуждение дел представляет собой процессуальную стадию. Имеется необходимость в акцентировании внимания на том, что именно данное мнение, в большей мере подтверждается уголовно-процессуальным законодательством, действующим в настоящее время на территории России имеющим, в качестве своего материального облачения УПК РФ.

Признание возбуждения уголовных дел в качестве процессуальной стадии, вынуждает к признанию процессуальными и тех действий, выполнение которых осуществляется до того момента, как вопрос о возбуждении дела рассмотрен. Необходимо определить, могут ли такие действия быть процессуальными при условии, что в возбуждении дела будет отказано?

Природа рассматриваемого отказа является важным вопросом с процессуальной точки зрения. В случае, когда те действия, которые совершаются со стороны уполномоченных лиц до момента вынесения соответствующего постановления, являются процессуальными, они должны быть отображены в соответствующем акте, по которому дело возбуждается. При принятии отрицательного решения, такие действия в материалах не отражаются. Тем более мало убедительным представляется это признание тогда, когда основанием для отказа в возбуждении уголовного дела является отсутствие события преступления или, например, признание действий лица правомерными.

В то же время, принятие решения об отсутствии оснований для возбуждения уголовного дела, может быть выполнено по отношению к определенному лицу, являющегося субъектом противоправного деяния, при условии, что характер такого преступления и сама личность виновного позволяют составить мнение о том, что применение общественного воздействия к лицу позволит ему исправиться.

Разнообразие содержащихся в законе оснований к отказу в возбуждении уголовного дела, притом и противоположных по своему юридическому содержанию (нет события преступления; есть событие, но оно не содержит состава преступления и др.) не может дать ключ к правильному пониманию и решению вопроса о процессуальной природе отказа в возбуждении уголовного дела. В юридической литературе вопрос о характере, природе отказа в возбуждении уголовного дела не обсуждался, хотя это не означает, что он совершенно ясен.

При признании, к примеру, возбуждения уголовных дел в качестве начальной части предварительного расследования, являющегося отдельной стадией, возникает вывод о том, что такие действия не носят процессуального характера, обосновывающего соответствующий процессуальных акт[34].

А если, тем более, уголовное дело не возбуждалось, можно ли утверждать, что действия органа дознания, следователя или прокурора, в результате которых по материалу или сообщению о преступлении принято решение отказать в возбуждении уголовного дела, носили процессуальный характер? Отрицательный ответ на поставленный вопрос, безусловно, был бы неправильным. Доказательства этому следует искать в зафиксированном в УПК РФ назначении уголовного судопроизводства.

«Уголовное судопроизводство имеет своим назначением:

1) защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений;

2) защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

2. Уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию» (ст. 6 УПК РФ).

Цель уголовного судопроизводства, таким образом, в целом и процесса по уголовному делу в частности состоит в том, чтобы установить и наказать виновных в совершении преступления и не допустить привлечения к уголовной ответственности невиновного. Таким образом, УПК РФ гарантирует гражданам, что никто не может быть привлечен в качестве обвиняемого иначе, как на основаниях и в порядке, установленных законом.

Единственное основание, наличие которого позволяет рассмотреть вопрос о привлечении лица к мерами уголовного преследования, является совершение с его стороны деяния, обладающего признаками преступления. В качестве порядка необходимо понимать действия, которые установлены законодательством и проводятся для того, чтобы виновное лицо понесло уголовное наказание. Данная форма имеет процессуальное выражение. Она предназначена для того, чтобы преступление было раскрыто, а виновные установлены.

Представленное свидетельствует о том, что наличие процессуальной формы является обязательным условием, которое должно присутствовать в материалах, заявлениях и сообщениях по тем деяниям, что были совершены.

Установление оснований, при которых уголовное дело может быть возбуждено, зачастую выступает целью, преследуемой дознавателем, следователем, прокурором или судьей. Именно эти должностные лица наделены процессуальным право на принятие решений, связанных с возбуждением уголовных дел или отказом в их возбуждении. Нельзя согласиться с тем, что достаточным является наличие в УПК РФ указания о необходимости процессуального оформления принятого решения. Причиной тому служит отсутствие процессуального характера у этой деятельности[35].

За счет тех форм, в которых происходит закрепление получаемых сведений (объяснения), подчеркивается наличие самостоятельного характера у стадии, на которой разрешается вопрос о возбуждении уголовных дел. Это отличает ее от иных стадий, представляющих всю совокупность процессуальных шагов, необходимых для раскрытия уголовных дел.

Стоит учесть, что рассматриваемый отказ относится к числу неотъемлемых элементов, отнесенных к стадии, связанной с возбуждением дел. Верным является утверждение о том, что по факту рассмотрения любого материала или сообщения, содержащего информацию о совершенном преступлении, принимается единственное решение: возбуждение или отказ в возбуждении уголовного преследования.

И то и другое решение, принятое со стороны уполномоченного лица, подлежит документальной фиксации, что выражается в создании соответствующего процессуального документа. Постановление может быть вынесено дознавателем, следователем, прокурором. Каждый из них нацелен на установление тех признаков дела, которые служат основанием для возбуждения или отказа в возбуждении дела. Для того чтобы рассматриваемый отказ имел все необходимые признаки законности, необходимо соблюдать ряд важных условий.

Так, возбуждение уголовных дел может быть выполнено при условии обнаружения в совершенном лицом деянии признаков, указывающих на то или иное преступление, состав которого оговорен в УК РФ.

В законе отсутствуют требования о необходимости установления всевозможных обстоятельств такого дела, для того, чтобы решение о возбуждении преследования было принято. Причиной тому служит тот факт, что данный круг действий характерен для стадии, на которой осуществляется предварительное расследование.

Представленное условие не может быть использовано в случае, если решение по вопросу возбуждения уголовного дела является отрицательным. Изучаемый отказ принимается в тех случаях, когда у должностного лица имеется уверенность в том, что закон со стороны субъекта нарушен не был, а действия, совершенные им, отвечали признаком правомерности. Решение об отказе принимается и тогда, когда действия субъекта не являются правомерными, но их уголовная наказуемость не предусмотрена.

Это позволяет установить тесную органическую связь между принятием положительного или отрицательного решения по вопросу возбуждения уголовных дел.

1.3. Понятие и классификация оснований отказа в возбуждении уголовного дела

Каждая стадия, присущая уголовному процессу, должна иметь логическое завершение, выраженное в соответствующем решении, суть которого указана в законодательстве. Данные решения различны, исходя из своих видов. Видовая классификация осуществляется с учетом тех вопросов, разрешение которых выполнено на определенной стадии, а также тех оснований, возникновение которых происходит в это время. Представленное позволяет утверждать о том, что отказ в возбуждении уголовного дела служит итоговым решением, принятие которого должно быть выполнено тогда, когда проводится стадия возбуждения уголовных дел. Данное решение является завершением судопроизводства[36].

Те основания, которые лежат в основе принятия решений, необходимо формировать исходя их данных, ранее полученных на определенном этапе разрешения дела. При условии, что решение вопроса о существовании соответствующих оснований выполнено положительно, возникает потребность в проверке законности данного решения на иных стадиях, присущих уголовному процессу. В другом ракурсе будут представлено дело, при условии отсутствия оснований для возбуждения дела. Как результат, уголовное судопроизводство прекращается. Представленные основания, выявленные при предварительном расследовании, являются поводом для того, чтобы уголовное дело было прекращено.

Со стороны законодателя установлены точные причины, наступление которых служит поводом для принятия решения об отказе. Представленное выше имеет особую важность для сохранения законности в процессе принятия таких решений.

Сохранение принципа законности при принятии соответствующих решений, в то время, когда уголовное дело находится на стадии его возбуждения, может быть выполнено лишь тогда, когда соответствующие принципы уголовного процесса будут соблюдены. В результате того, что в практической деятельности имеют место случаи неверного применения права, происходит возникновение преград, не позволяющих надлежаще осуществить задачи и реализовать цели, связанные с уголовным судопроизводством.

Сходные нарушения становятся преградой к реализации законных прав и интересов, принадлежащих организациям и гражданам, которые были вовлечены в уголовное дело и являются потерпевшими в нем.

Конституция РФ и Европейская конвенция, в которой оговорены способы защиты прав людей и их свобод, содержат указание о том, что каждое лицо наделено правом судебной защиты и осуществления таких судебных разбирательств, которые базируются на законности.

Выявление противозаконности или необоснованности в принятом постановлении, которым в возбуждении уголовного дела было отказано, может быть связано с осуществлением неверной оценки тех обстоятельств, которые характеризуют преступление. В качестве таковых можно рассматривать ущерб, причиненный, к примеру, автомобилю, в отношении которого оформлена страховка[37].

Нормы уголовно-процессуального законодательства, действующие с 1960 г., содержали в себе некоторые определения, сходные по своей смысловой нагрузке в «основаниями» изучаемого отказа или «отсутствием оснований», требуемых для того, чтобы уголовное дело было возбуждено.

В то же время, упомянутые понятия характеризовались разным содержанием. В практической деятельности нередко отмечалась их взаимозаменяемость.

О.П. Темушкин считал, что отсутствие в УПК РСФСР понятие «основания отказа» служило причиной к разрешению вопроса об их определении, исходя с учетом обратного[38]. Представленную позицию можно признать верной.

Можно сделать вывод о том, что для советского профильного законодательства первоочередными были не те основания, по которым могло быть принято решение об отказе в возбуждении уголовных дел, а те поводы, которые служат к его возбуждению. Именно потому в УПК РСФСР содержались предписания, направленные в отношении практических работников, о вынесении постановлений, содержащих указание на отказ в возбуждении дел, в случае, если обстоятельства, исключающие уголовное преследование, были выявлены. С учетом представленного, возникает заключение о том, что законодательные положения, действовавшие до 2001 г. в достаточной степени отражали круг всевозможных признаков, при наличии которых принимались решения об отказе в возбуждении дел. Это означает, что дополнительного обоснования принятому решению не требовалось, ссылки на то, что основания для возбуждения дела отсутствуют, было достаточно.

Со стороны Л.М. Карнеевой было обращено внимание на то, что указание лишь того факта, что поводы к возбуждению дела отсутствуют, лишают ст. 113 действующего с 1960 г. УПК, собственного содержания. В то же время, это не может быть компенсировано за счет установления круга определенных оснований, при наличии которых решение об отказе признавалось бы обоснованным[39].

В действительности, в упомянутой статье содержалось указание о том, что решение об изучаемом отказе может быть принято тогда, когда основания, при наличии которых уголовное дело могло бы быть возбуждено, отсутствуют.

Рассматриваемый УПК не содержал в себе указания на подобные основания, что подразумевало возможность установления лишь тех факторов, за счет которых можно было бы определить признаки, характерные преступлению. Считаем, что определенные трудности могли возникнуть при оценке того, являются ли добытые сведения достаточными. Это связано и с субъективностью такой оценки.

Учитывая ту важность, которая характерна принимаемым решениям, имеется потребность во внесении ясности в вопрос определения «достаточности» данных. Представленное обстоятельство способно влиять на то, насколько правильным будет принятое решение.

Некоторые авторы[40] отдают более важное значение тому, какая смысловая нагрузка характеризует полученные сведения, отставляя достаточность на второй план. Данное заключение невозможно назвать верным потому, что таким образом будут уравнены основания, которых достаточно для того, чтобы уголовный процесс был начал, и чтобы предварительное следствие было активизировано.

Д.П. Письменный считает, что материалы проверки должны содержать круг вероятных данных, указывающих на наличие или отсутствие в деянии того состава, которым характеризуется преступление[41].

А.П. Рыжаковым в качестве оснований, необходимых для возбуждения уголовных дел, были признаны возможности, связанные с наличием информации о том происшествии, которое наделено признаками преступного деяния[42].

Сходное умозаключение было сделано Е.М. Варпаховской. Автор считает, что информация, которая скорее всего указывает на то, что преступление имело место или не совершалось, должна быть достаточной для того, чтобы осуществить все необходимые действия, необходимые для возбуждения уголовных дел[43].

Стоит обратить внимание на то, что законодателем не установлено обязанности к принятию незамедлительных мер для разрешения вопросов, возникающих в течение осуществления стадии, на которой уголовное дело возбуждается. С учетом этого, наиболее верным стоит считать мнение, выраженное С.В. Некрасовым и Т.П. Косаревой, со стороны которых сказано, что органы, осуществляющие предварительное расследование, должны организовать получение информации, не смотря на то, что она непроверенна[44].

При обобщении тех высказываний, которые были представлены учеными-процессуалистами, можно составить вывод о том, что их умозаключения сходны за счет того, что в качестве основания, используемого для принятия решения на первом этапе уголовного разбирательства, стоит понимать такие данные, которые были собраны органом предварительного расследования для того, чтобы разрешить вопрос, связанный с возбуждением или отказом от возбуждения уголовного преследования.

Ф.Ю. Васильев провел опрос, участниками которого стали должностные лица, представляющие органы, осуществляющие предварительное расследование, прокуратуру и суд. Каждое опрошенное должностное лицо в той или иной мере имело отношение к разрешению вопросов, связанных с возбуждением дел. В результате интервьюирования было установлено, что отношение к законодательной оговорке о необходимости наличия «достаточных данных» является субъективным, т.е. понимается участниками по-разному.

Инициатором опроса было установлено, что около 93 % специалистов, представляющих органы прокуратуры, предварительного расследования и правосудия считают, что достаточность является таким состоянием, при котором данные являются исчерпывающими. Это означает, что эти данные могут быть использованы для того, чтобы решение о существовании преступления было принято. Оставшаяся часть упомянутых специалистов подтвердила, что достаточность это такой информационный показатель, который необходим для того чтобы возбудить дело или отказать в возбуждении в нем[45].

В правовых положениях содержится указание о том, что возбуждение дела может быть выполнено при наличии достаточных данных, свидетельствующих о том, что признаки преступления имеются.

Процесс их обнаружения заключается в проверке поступающей информации. Она осуществляется путем проведения процессуальных и непроцессуальных мероприятий.

С учетом этого, можно предположить, что со стороны уполномоченных лиц должны быть совершены действия, связанные с:

1) установлением факта совершения деяния. Если необходимые обстоятельства установлены, осуществляется работа по определению тех оснований, за счет наличия которых уголовное дело могло бы быть возбуждено. Воссоздание исследуемого события выполняется в то время, когда полученные данные анализируются и проверяются. Полнота такого воссоздания позволит сделать наиболее верные суждения о том, можно ли признать деяние преступлением или нет;

2) определением тех признаков деяния, которые свидетельствуют о том, что оно, по своему составу, является преступлением. Для выполнения данной работы необходимо использовать правила, по которым осуществляется квалификация деяний.

При наличии отдельных обстоятельств, установление информации должно осуществляться с высокой точностью. К примеру, для некоторых преступлений необходимо наличие последствия, представленного в виде существенного вреда (значительном ущербе).

Установление признаков, указывающих на то, что деяние является преступлением, обязывает уполномоченное на то лицо к его квалификации, что подразумевает определение конкретной части и статьи, содержащейся в УК РФ. Существуют и такие ситуации, когда совершенные виновным действия подпадают под несколько составов преступных деяний;

3) сбором данных в достаточном объеме, при условии, что из них можно сделать вывод о том, является деяние преступлением или нет. В действительности такие элементы являются неделимыми, что подразумевает комплексную мыслительную и предметную деятельность. Получение данных может быть выполнено за счет установления логической связи между элементами информации. Это необходимо для того, чтобы противоречия были устранены[46].

Со стороны законодателя не установлен перечень критериев, позволяющих устанавливать уровень достаточности получаемых сведений. Определение этого показателя возложено на должностных уполномоченных лиц. В основе выводов таких субъектов лежит внутреннее убеждение. Эти выводы не могут базироваться на слухах или источниках, вызывающих сомнение.

Так, на территории Забайкальского края только 07.09.2015 г. началась проверка материала, указывающая на факт хищения, ущерб от которого составил более 1 млн. руб., которые выступали финансированием, по программе переселения граждан из ветхого и аварийного жилья. Ранее со стороны уполномоченных специалистов было принято решение, по которому в возбуждении дела было отказано. Соответствующее постановление отменил надзирающий прокурор. В виду того, что со стороны ответственных лиц работа по установлению обстоятельств дела на должном уровне не проводилась, прокурор внес представление руководителю СУ СК России по Забайкальскому краю. После того, как представление было рассмотрено, заместитель руководителя второго отдела по расследованию особо важных дел СУ СК России по Забайкальскому краю получил выговор[47].

Процесс, осуществляемый для того, чтобы требуемая информация была получена, должен быть ограничен за счет тех задач, разрешение которых должно проводиться в ходе стадии, связанной с возбуждением дела. В законе отсутствует указание на возникновение обязанностей, связанных с созданием вывода о том, имеются признаки преступления или нет. Если пределы проверки необоснованно расширены, это может повлиять на затягивание процесса, в результате чего следы могут быть уничтожены или сокрыты. Нельзя назвать обоснованным факт затягивания процесса принятия соответствующего решения, при условии, что основания для его вынесения имеются.

Можно признавать уместными предположения о том, что при принятии должностными ликами вывода о том, являются ли достаточными имеющиеся данные для того, чтобы принятии решение о возбуждении дела, они должны руководствоваться тем выводом, который указывает на вероятность совершения преступного деяния.

Представленное свидетельствует о том, что наличие достаточности информации, требуемой для того, чтобы решение уполномоченным лицом было принято, должно рассматриваться исходя из ее объема. Собранные сведения должны позволять сделать вывод о том, что вероятность совершения преступного деяния имеется или же в возбуждении дела необходимо отказать.

При этом необходимо отметить, что совершенно недопустимы достаточно частые случаи в практике работы надзорных и контролирующих органов, когда решение об отказе в возбуждении уголовного дела, или событие, в котором имеются основания для решения об отказе в возбуждении уголовного дела, подвергаются сомнению в связи с неполнотой проверки. Так, например, по материалу КУСП-7858/9 по сообщению о преступлении, предусмотренном ст. 264, 268 УК РФ по факту пересечения проезжей части дороги н/л Л., в ходе проверочных мероприятий было установлено, что н/л Л. не является субъектом данного преступления в силу несовершеннолетнего возраста. По данному материалу было принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела по основанию п. 2 ч.1 ст. 24 УПК РФ, так как в указанном материале имелись основания для отказа в возбуждении уголовного дела на момент принятия первый раз. Однако по непонятной причине указанное решение признавалось незаконным в связи с мнением надзорных органов о неполноте проверки и отменялось 4 раза. Аналогично поступали сотрудники районной прокуратуры, осуществляя надзор за законностью и обоснованностью принятых решений по материалам КУСП-54\2985 и 84\1218[48], по которым по явно надуманным основаниям (принять дополнительные меры для установления очевидцев происшедшего, запросить характеризующие данные на заподозренного, провести дополнительный осмотр места происшествия, провести дополнительное экспертное исследование и т.д.) принимались решения об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.

Необходимо разграничивать законность, характерную для требований, предъявляемых со стороны прокурора, связанных с надзорной деятельностью, а также незаконность, прослеживаемую при отказе в возбуждении уголовных дел. Имеется большое количество примеров, при которых постановления, содержащие вывод об отказе в возбуждении дела, были отменены в ходе проведения надзорных мероприятий.

С учетом мнения Ларинкова А.А. и Шиплюк В.П.[49], омена соответствующего постановления служит основанием для использования прокурором той позиции, которая представлена Конституционным судом РФ[50]. Представленная позиция сводится к тому, что постоянная угроза отмены процессуальных решений является недопустимой.

В виду того, что за счет ст. 148 УПК РФ осуществляется регламентация порядка, по которому осуществляется изучаемый отказ, наиболее верным можно считать, что в упомянутой статье содержатся не те основания, по которым уголовное дело может быть возбуждено, а те, при существовании которых будет совершен отказ в его возбуждении.

Следовательно, основаниями могут считаться лишь те сведения, получить которые удалось за время проведения соответствующей проверки. Круг рассматриваемых обстоятельств оговорен в ст. 24 УПК РФ.

Существуют различные классификации изучаемых оснований. Зачастую, они базируются на критериях, позволяющих систематизировать их.

Стоит подчеркнуть, что те классификации, которые предлагаются со стороны ученых-процессуалистов, характеризуются определенной условностью. В то же время, они вызывают интерес у практиков и теоретиков. Можно утверждать, что безупречность не присуща ни одной из классификаций.

Существует классификация, которая базируется на согласовании оснований. По своей сути, они содержат в себе те положения, которые связаны с процессуальным и материальным правом. Это означает, что процесс исследования изучаемых оснований должен базироваться как на нормах процессуального, так и материального права.

Указанный факто был учтен со стороны ряда процессуалистов, продолживших работу над созданием новых классификаций изучаемого объекта. С учетом представленного признака, обстоятельства могут быть материально-правовыми и процессуальными.

Нельзя не отметить, что такое деление не может быть признано верным, невзирая на то, что оно позволяет отразить те особенности, которые присущи обстоятельствам, исключающим уголовное судопроизводство.

По мнению М.А. Чельцова имеется необходимость к разделению изучаемых оснований на те, которые являются фактическими и юридическими. Осуществление такого деления является спорным. О фактических основаниях автор говорит, как о тех, для которых характерно наличие данных, указывающих на существующие события. Те основания, которые отнесены к юридической группы, связаны с материально-правовыми и процессуальными предпосылками[51].

Г.А. Миньковский позицию М.А. Чельцова не поддержал. С его стороны был сделан акцент на том, что выделение фактических и юридических оснований отказа является неверным. Такое мнение было обосновано тем, что и та и другая группа оснований имеет законодательное закрепление, что свидетельствует об их юридическом статусе. В то же время, Г.А. Миньковский сообщает, что для принятия процессуальных решений необходимо установление определенных сведений, за счет которых такие решения могут быть обоснованы. Это означает, что каждая группа имеет статус фактической[52]. В подтверждение того, что представленное мнение является верным, можно указать ст. 5 УПК РСФСР, в которой были оговорены не основания, при наличии которых принимается решение об отказе в возбуждении или о прекращении уголовных дел.

На сегодняшний день существует наиболее распространенная классификация, предусматривающая круг реабилитирующих и нереабилитирующих оснований. Первым исследователем, предложившим данную классификацию, стал М.С. Строгович[53]. Можно утверждать о том, что представленная классификация для данной работы является верной.

Можно установить наличие единичных попыток, предпринимаемых учеными-процессуалистами, для того чтобы совершить классификацию оснований изучаемого отказа. Впервые такая классификация была представлена со стороны Н.Н. Гапановича. Процессуалист считает, что существуют круг императивных и факультативных оснований. Первая группа представлена в качестве тех оснований, которые содержатся в уголовно-процессуальных нормах. Они служат такими факторами, которые безусловно исключают возбуждение уголовных дел, что свидетельствует о наличии у них категорического характера. Факультативные основания представлены в виде тех обстоятельств, наличие которых допускает принятие отрицательного решения по вопросу возбуждения дел.

Те основания, которые наделены императивным характером, распределены в рамках трех групп:

1. Обстоятельства, препятствующие возбуждению уголовного дела вследствие того, что исключают наличие самого факта преступления или указывают на отсутствие того или иного признака (элемента) состава преступления.

2. Обстоятельства, характеризующиеся тем, что основания к возбуждению уголовного дела отпадут в связи с установленным в законе освобождением от уголовно ответственного наказания или вследствие невозможности привлечения лица к уголовной ответственности.

3. Обстоятельства, относящиеся к субъекту преступления, когда деяние совершено, однако основанием отказа в возбуждении уголовного дела является решение о применении к правонарушителю мер общественного воздействия или иных мер воспитательного характера[54].

Имеется потребность сделать акцент на том, что основания отказа, в отношении которых Н.Н. Гапанович, создал собственную классификацию, могут быть классифицированы с ее помощью, помимо пункта № 3, по причине того, что он противоречит уголовно-процессуальным законодательным нормам.

Представленная выше идея, связанная с делением рассматриваемых оснований на круг императивных и факультативных, была развита со стороны Д.П. Письменного, который представил, в последующем, собственную классификацию. Со стороны автора была признана целесообразность деления оснований отказа на 4 отдельных направления.

В состав первой группы вошли те основания, за счет которых осуществляется констатация того, что преступление фактически не было совершено или в совершенном событии не его состава.

Второй группой стали те основания, за счет которых происходит освобождение лиц от уголовного наказания по причине возникновения отдельных обстоятельств (акт амнистии, истечение срока давности и пр.).

В третью группу были включены те основания, которые указывают на возможность возбуждения дел лишь при наличии у потерпевшего желания на то. Такое правило действует лишь в отношении некоторых категорий преступлений.

В основе четвертой группы оснований лежит невозможность или нецелесообразность проведения расследования в отношении события повторно. Это означает, что ранее по делу уже было принято процессуальное решение, отмена которого выполнена не была[55].

В завершении изучения рассматриваемой тематики можно сделать ряд выводов:

1. Основания, по которым принимается решение об отказе в возбуждении дел, выступают теми обстоятельствами, которые выявляются в процессе проведения проверки заявления о совершенном или планируемом преступлении. Статья 24 УПК РФ послужила процессуальным закреплением данных оснований. 2. В виду того, что за счет использования ст. 148 УПК РФ осуществляется регулирование порядка, с использованием которого принимается решение об отказе в возбуждение дела, стоит сделать акцент на том, что в ч. 1 упомянутой статьи имеются основания, служащие причиной отказа в возбуждении дела, но не те основания, при которых уголовные дела возбуждаются. Существует потребность во внесении изменений в п. 6 ч. 1 ст. 148 УПК РФ, путем вменения прокурору обязанности по обоснованию вывода о неполноте проверки по сообщению о преступлении и предъявлению требований о проведении дополнительных проверочных мероприятий. Это означает, что прокурору будет позволено выполнять отмену постановлений следователя или дознавателя и возвращает их для дополнительной проверки.

[1] Керимов Д.А. Методология права: предмет, функции, проблемы философии права. М., 2014. С. 110.

[2] Сверчков В.В. Освобождение от уголовной ответственности, прекращение уголовного дела (преследования), отказ в его возбуждении: проблемы теории и практики. СПб., 2015. С. 15.

[3] Волынская О.В. Прекращение уголовного дела и уголовного преследования. М.: ЮНИТИ-ДАНА; Закон и право, 2014. С. 7-8.

[4] Сверчков В.В. Указ. соч. С. 17.

[5] Волынская О.В. Указ. соч. С. 9.

[6] Сверчков В.В. Указ. соч. С. 20.

[7] Волынская О.В. Указ. соч. С. 10.

[8] Волынская О.В. Указ. соч. С. 11-12.

[9] Шахматов А.В., Белоусова Е.А. К вопросу об истории развития института отказа в возбуждении уголовного дела в российском законодательстве // Журнал правовых и экономических исследований. 2014. № 1. С. 75.

[10] Сверчков В.В. Указ. соч. С. 31.

[11] Постановление ВЦИК от 25.05.1922 «Об Уголовно-Процессуальном Кодексе» (вместе с Уголовно-Процессуальным Кодексом Р.С.Ф.С.Р.) // СУ РСФСР, 1922, № 20 - 21, ст. 230.

[12] Постановление ВЦИК от 15.02.1923 «Об утверждении Уголовно-Процессуального Кодекса Р.С.Ф.С.Р.»

(вместе с Уголовно-Процессуальным Кодексом Р.С.Ф.С.Р.) // СУ РСФСР, 1923, № 7, ст. 106.

[13] Немировский Э.Я. Советское уголовное право. Одесса, 1926. С. 59.

[14] Закон СССР от 25.12.1958 «Об утверждении Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик // Ведомости ВС СССР, 1959, № 1, ст. 15.

[15] Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР (утв. ВС РСФСР 27.10.1960) // Свод законов РСФСР, т. 8, с. 613.

[16] Указ Президиума ВС РСФСР от 08.08.1983 «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР» // Ведомости ВС РСФСР, 1983, № 32, ст. 1153.

[17] Шахматов А.В., Белоусова Е.А. К вопросу об истории развития института отказа в возбуждении уголовного дела в российском законодательстве // Журнал правовых и экономических исследований. 2014. № 1. С. 76.

[18] Закон РСФСР от 05.12.1991 № 1982-1 «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР, Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях» // Ведомости СНД и ВС РСФСР, 26.12.1991, № 52, ст. 1867.

[19] Волынская О.В. Указ. соч. С. 28.

[20] Строгович М.С. Уголовный процесс: Учебник. М., 1938. С. 109-112.

[21] Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М., 1962. С. 241.

[22] Гапанович Н.Н. Отказ в возбуждении уголовного дела. Минск, 1967. С. 52.

[23] Яшин B.H., Победкин Л.В. Возбуждение уголовного дела. Теория, практика, перспективы: Учебное пособие для вузов. М., 2002. С. 65.

[24] Саржанов В.Н. Отказ в возбуждении уголовного дела: По материалам подразделений дознания таможенных органов. Дис. ...канд. юрид. наук. М., 2004. С. 22.

[25] Письменный Д.П. Отказ в возбуждении уголовного дела в советском уголовном процессе. Автореф. дис. ...канд. юрид. наук. Харьков. 1980. С. 9.

[26] Там же.

[27] Сергеев Б.М. Отказ в возбуждении уголовного дела и его место на стадии возбуждения уголовного дела // Следователь. 2015. № 9. С. 19.

[28] Гордеев А.Ю. Отказ в возбуждении уголовного дела. Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2006. С. 29-30.

[29] Гордеев А.Ю. Указ. соч. С. 34.

[30] Колчевский И.Б. Отказ в возбуждении уголовного дела. Прекращение уголовного дела и уголовного преследования. Уголовный процесс: Учебник для вузов / под ред. В.И. Радченко. М., 2006. С. 100.

[31] См., напр.: Шарихин А.Е. Прокурорский надзор за законностью возбуждения уголовного дела: Лекция. М., 2014; Волков А.А., Хатуаева В.В. Проблемы реализации права на доступ к правосудию в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. Воронеж: Истоки, 2016, Строгович М.С. Учебник уголовного процесса. М., 1938; Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Возбуждение уголовного дела. М., 1961 и др.

[32] См., напр.: Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс: учебник / под общ. ред. А.В. Смирнова. 9-е изд., перераб. и доп. М.: КНОРУС, 2016, Савицкий В.М. Прокурорский надзор за дознанием и предварительным следствием. М., 1959. С. 157-158 и др..

[33] См., напр.: Загорский Г.И., Качалов В.И. Процессуальные (судебные) акты в уголовном процессе: учебное пособие. М.: РАП, 2015; Вандышев В.В. Уголовный процесс. Общая и Особенная части: учебник для юридических вузов и факультетов. М.: Контракт, Волтерс Клувер, 2016; Шифман М.Л. Дискуссионные вопросы уголовного судопроизводства. Социалистическая законность, 1987, № 7. С. 18 и др.

[34] Васильев Ф.Ю. К вопросу о понятии института отказа в возбуждении уголовного дела в российском уголовном процессе // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2015. № 4 (68). С. 103.

[35] Велиев А.Э. Понятие и сущность отказа в возбуждении уголовного дела // Синтез науки и общества в решении глобальных проблем современности: сборник статей Международной научно-практической конференции: в 2-х частях. Ответственный редактор: Сукиасян Асатур Альбертович. 2016. С. 172.

[36] Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс. М.: КНОРУС. 2015. С. 335.

[37] Малов А.А., Буланова Н.В, Парфенова М.В. Прокурорский надзор за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях // Методические рекомендации. Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации. М., 2012. С. 3.

[38] Темушкин О.П. Возбуждение уголовного дела: Уголовный процесс: уч-к для ВУЗов / под ред. Лупинской П.А. М., 2013. С. 226.

[39] Карнеева Л.М. Проблемы доказывания в советском уголовном процессе и основания процессуальных решений //Актуальные проблемы доказывания в советском уголовном процессе. Тезисы выступлений на теоретическом семинаре, проведенном ВНИИ МВД СССР 27 марта 1981 г. М.,: ВНИИ МВД СССР, 1981. С. 4.

[40] Бажанов М.И., Коган А.Д. Производство дознания в органах милиции. Харьков. 1959. С. 9; Савицкий В.М. Прокурорский надзор за дознанием и предварительным следствием. М., 1959. С. 154.

[41] Лукьянчиков Е.Д., Письменный Д.П., Разрешение органами внутренних дел заявлений и сообщений о преступлениях несовершеннолетних. Киев, МВД СССР, Киевская высшая школа. 1987. С. 10.

[42] Рыжаков А.П., Возбуждение и отказ в возбуждении уголовного дела. М., 2013. С. 18.

[43] Варпаховская Е.М. Стадия возбуждения уголовного дела: проблемы правого регулирования и применения: методические рекомендации. Иркутский институт повышения квалификации прокурорских работников Генеральной Прокуратуры РФ. Иркутск. 2014. С. 10.

[44] Некрасов С.В., Косарева Т.П. Правовые вопросы возбуждения уголовного дела и предварительного расследования: уч.-метод. пособие. М. 2013. С. 10.

[45] См.: Васильев Ф.Ю. К вопросу о понятии института отказа в возбуждении уголовного дела в российском уголовном процессе // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2015. № 4 (68). С. 104.

[46] Ковтун Ю.А., Шевцов Р.М., Рудов Д.Н. Проблемные аспекты института отказа в возбуждении уголовного дела. Белгород, 2015. С. 28.

[47] Обзор Генеральной прокуратуры РФ № 36-39-2016 от 31.05.2016 «О состоянии законности при осуществлении процессуальных проверок и предварительного расследования экономических преступлений, причинивших вред государству» // СПС «КонсультантПлюс».

[48] Архив 9, 54, 84 отделов полиции УВД Красносельского района Санкт-Петербурга за 2015 год.

[49] Ларинков А.А., Шиплюк В.А. Уголовно-процессуальная проверка в стадии возбуждения уголовного дела: учебное пособие. СПб. 2015. С. 77.

[50] Определение Конституционного Суда РФ 27.12.2002 № 300-О «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 116, 211, 218, 219 и 220 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с запросом Президиума Верховного Суда Российской Федерации и жалобами ряда граждан» // Вестник Конституционного Суда. № 1. 2003.

[51] Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М., 1955. С. 247.

[52] Миньковский Г.М. Окончание предварительного расследования и право обвиняемого на защиту. М., 1957. С. 188.

[53] Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М. 1958. С. 340.

[54] Гапанович Н.И. Отказ в возбуждении уголовного дела. Минск, 1967. С. 20-21.

[55] Письменный Д.П. Отказ в возбуждении уголовного дела в советском уголовном процессе (по материалам органов МВД Украинской ССР): Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. Харьков., 1980. С. 12.

Под понятием договора по действующему законодательству понимается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении прав и обязанностей (ст.420 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В различные времена такие ученые, как М.И. Брагинский, Н.Д. Егоров, А.Д. Корецкий, В.В. Иванов. Победоносцев, достаточно подробно исследовали договор как правовую конструкцию, что обусловлено его значительной ролью в доктрине гражданского права. Так, к примеру, М.И. Брагинский писал: "Договор служит идеальной формой активности участников гражданского оборота"[1], с чем, конечно же, нельзя не согласиться. В то же время Н.Д. Егоров характеризует договор следующим образом: "Договор представляет собой одно из самых уникальных правовых средств"[2] - с данным утверждением также трудно спорить, поскольку договор регулирует отношения между субъектами гражданского оборота практически во всех сферах деятельности граждан.

По мнению А.Д. Корецкого: "Юридический договор - это объективированные, свободно согласованные, юридически значимые, дозволяемые и охраняемые законода­тельством намерения нескольких лиц совершить в отношении друг друга юридические либо фактические действия в целях реализации личных интересов"[3]. В.В. Иванов считает: "Договор - это совместный правовой акт, представляющий собой оформление выражения обособленных согласованных автономных волеизъявлений двух или нескольких формально равных субъектов права, устанавливающих условия, исполнение которых предполагается обязательным"[4]. Определение договора, которое предлагает В.В. Иванов, на наш взгляд, является достаточно сложным для восприятия, к тому же не во всех случаях при заключении договора можно говорить о равном положении сторон договора. Думается, что А.Д. Корецкий дает наиболее точное определение, отражающее суть договора.

К обязательствам, возникшим из договора, применяются также общие положения об обязательствах, установленные ГК, если иное не предусмотрено правилами об отдельных видах договоров, содержащимися в кодексе.

При сравнении понятийных категорий "контракт" и "договор" обнаруживается их сходство. Так, в толковых словарях русского языка определение понятия "контракт" трактуется как письменный договор, соглашение со взаимными обязательствами заключивших его сторон. В свою очередь, терминологическое понятие "договор" означает соглашение, обычно письменное, о взаимных обязательствах. Более того, в словарях русского языка <1> термины "договор", "соглашение" и "контракт" имеют одну смысловую природу.

--------------------------------

<1> См., например: Абрамов Н. Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. М., 1999; Большой толковый словарь русского языка / Сост. и гл. ред. С.А. Кузнецов. СПб., 1998; Ефремова Т.Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный: В 2 т. М., 2001. Т. 1; Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1992; Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений / Под ред. Н. Абрамова. М., 1999.

Если говорить о роли договора в трудовом праве, то необходимо отметить, что под ролью договора понимаются, прежде всего, основные направления правового воздействия, которые показывают, каким образом договор упорядочивает общественные отношения. Роль договора носит комплексный и обобщающий характер, вместе с тем деятельность сторон договора никаким образом не связывается с ролью договора. Прежде всего, роль договора связывается с сущностью отдельного конкретного договора. Именно решение тех задач, которые были поставлены сторонами договора, будет являться той ролью, которую выполняет тот или иной вид договора[5].

При характеристике договора как правовой конструкции добавим, что его основополагающим принципом является принцип свободы, отражающий свободу определения условий договора его участниками, однако в определенных случаях законодатель предусмотрел обязательные условия, которые должны существовать в том или ином договоре. Кроме того, существуют такие договоры, заключение которых является обязательным для одной из сторон договора. Таким образом, законодатель в некотором смысле ограничивает данный принцип, тем самым защищая стороны договора от неправомерных действий друг друга[6]. Думается, что ограничение законодателем принципа свободы договора является отражением того, что законодатель помещает договор в рамки закона, где всегда права субъектов права в чем-либо ограничиваются.

Договор, несмотря на достаточно жесткую законодательную координацию, остается одним из лучших средств правового регулирования. На сегодняшний момент роль договора в гражданском праве лишь набирает обороты, поскольку договор представляет собой удобную связь для субъектов имущественного оборота, поскольку они сами могут определять свои права и обязанности, конечно, при этом соблюдая гражданское законодательство[7].

Нормативное (легальное) определение понятия «трудовой договор» содержится в части 1 ст. 56 Трудового кодекса РФ [1]. Согласно ст. 56 ТК РФ, трудовой договор - это соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функцией, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, содержащими нормы трудового права, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию, соблюдать у данного работодателя правила внутреннего трудового распорядка.

В.Н. Толкунова рассматривает трудовой договор в двух аспектах: как соглашение работника с работодателем о труде на данном предприятии и как важнейший институт трудового права, определяющий нормы трудового договора: его заключение, изменение и прекращение[8]. Но в более поздних работах Толкунова В.Н. совместно с Гусовым К.Н. выделяют три аспекта: как соглашение о труде в качестве работника, как юридический факт, который является основанием возникновения и формой существования трудовых правоотношений во времени и служит предпосылкой для возникновения и существования других, тесно связанных с трудовыми отношений и как институт трудового права, т.е. система правовых норм о приеме на работу, переводе и увольнении[9].

Трудовой договор как соглашение о работе является юридическим фактом, который порождает трудовое правоотношение работника, и необходимой предпосылкой для распространения не него трудового законодательства и возникновения других правоотношений непосредственно связанных с трудовыми. Поэтому нет необходимости выделять его как юридический факт в качестве третьего аспекта трудового договора.

В ст. 37 Конституции РФ[10] закреплена свобода труда, право каждого свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию без какой-либо дискриминации, при запрещении принудительного труда. Из данного положения вытекает принцип свободы трудового договора. Этот принцип пронизывает как нормы права о приеме на работу, так и нормы о переводах, увольнении. Свобода трудового договора означает, что граждане: 1) свободно по своему волеизъявлению выбирают место и род трудовой деятельности, работы; 2) добровольно решают вопрос о работе и выборе второй стороны договора; 3) свободно заключают трудовой договор и могут его расторгнуть в любое время в установленном законом порядке и имеют устойчивые трудовые отношения[11]. Таким образом, трудовой договор является той юридической формой, которая в максимальной мере предоставляет возможность работнику и работодателю для свободного осуществления интересов и потребностей.

Содержание и структура трудового договора урегулированы положениями ст. 57 Трудового кодекса РФ. Традиционно в теории трудового права различают два вида условий трудового договора[12]: 1) непосредственные (необходимые, конститутивные) - условия, которые должны обязательно содержаться в каждом трудовом договоре; 2) факультативные (дополнительные) - условия, которые могут составлять содержание договора, а могут быть и не включены в него.

Следует заметить, что введение в ТК РФ понятия «существенные условия трудового договора» не всем исследователям представляется теоретически неоправданным. Так, С.В. Колобова, разделяет все условия трудового договора на непосредственные (включая в них необходимые и дополнительные) и производные, к которым автор относит условия «установленные трудовым законодательством (об охране труда, о дисциплинарной, материальной ответственности)». Как считает автор, производные условия в силу закона обязательны для выполнения, поэтому о них стороны не договариваются. Исходя из указанной классификации условий С.В. Колобова, отмечает, что при формировании перечня существенных условий трудового договора в ст.57 ТК РФ законодатель не учел традиционного разделения условий трудового договора на производные и непосредственные, т.к. к существенным условиям отнесены и те, и другие[13].

Аналогичная точка зрения высказывалась ранее Л.А. Чикановой, считающей, что «перечень не соответствует сущности понятия «существенные условия договора», выработанного правовой наукой. Под существенными условиями договора принято понимать такие, по которым в силу закона должно быть достигнуто соглашение и которые являются достаточными и необходимыми для того, чтобы договор считался заключенным и тем самым способным породить права и обязанности сторон»[14].

С позиции указанных авторов (С.В. Колобовой, Л.А. Чикановой), получается, что с точки зрения правовой науки существенными условиями могут быть лишь условия о месте работы и о трудовой функции, т.к. они являются необходимыми для возникновения трудового правоотношения. Остальные же условия, перечисленные в ст.57 ТК РФ, направлены на конкретизацию прав и обязанностей сторон трудового договора. Казалось бы, что аргументы авторов весьма убедительны, если бы не один изъян, который и ставит все на свои места. При определении категории «существенные условия» авторы исходят из понимания данного института, как гражданско-правового. Как закреплено в п.1 ст.432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Заметим, что данное определение универсально и распространяется на все виды гражданско-правовых договоров.

Между тем, категорию существенные условия в трудовом праве, нельзя рассматривать в отрыве от перечня существенных условий. То есть, ТК РФ не просто говорит об абстрактных существенных условиях для всех видов трудовых договоров, а, напротив, приводит единый перечень условий, который является обязательным для всех без исключения трудовых договоров. Кроме того, согласимся с мнением о том, что «существенные условия трудового договора имеют большую степень правовой защиты в отличие от существенных условий гражданско-правовых договоров. В случае с последними можно в любое время изменить данный перечень по соглашению сторон и в соответствии с их волей (конечно, в пределах закона)»[15]. Поэтому при определении существенных условий трудового договора, как условий, которые обязательно должны быть в него включены (определены)[16], необходимо тут же акцентировать внимание на том, что перечень существенных условий законодательно определен; этот перечень исчерпывающий и распространяется абсолютно на все виды трудовых договоров.

Сторонами трудового договора являются вступившие в трудовые отношения работодатель и работник. При этом работодателем может выступать как физическое, так и юридическое лицо (организация). Работник же всегда исключительно физическое лицо (ст. 20, 56 ТК РФ). Интересно, что ТК РФ не содержит запретительных норм на оформление трудовых отношений с недееспособными лицами. Верховный суд РФ считает, что запрет действителен только по отношению к гражданско-правовым сделкам с недееспособными[17].

Закон не предусматривает возможность замены работодателя на третье лицо в течение срока действия договора. Оформление перевода работника к другому работодателю происходит путем заключения нового трудового договора (ч. 2 ст. 72.1 ТК РФ). Любой перевод работника к иному работодателю оформляется через прекращение действующего трудового договора. Исключение - участие работодателя в процедуре реорганизации (ст. 75 ТК РФ). Здесь возможна замена работодателя на другого в рамках одного трудового договора.

Нормы трудового законодательства регулируют возможность сторон в установленных законом пределах участвовать в наполнении содержания трудового договора. Это позволяет индивидуализировать их трудовые правоотношения и конкретизировать в рамках данного договора двусторонние права и обязательства. Однако, условия заключаемого с будущим работником трудового договора четко регламентированы законодателем в Трудовом кодексе РФ, в частности, сведения (информационные условия), обязательные и дополнительные условия (ч. ч. 1-2, 4 ст. 57 Трудового кодекса РФ). Подчеркнем, что закрепляемые информационные и обязательные условия имеют характер постоянных величин, которые необходимо включать в текст заключаемого трудового договора с работником. Данный факт обусловлен требованиями ч. 3 ст. 57 Трудового кодекса РФ.

Что касается дополнительных (необязательных) условий трудового договора, то, по сути, это переменные величины, и их отсутствие не нарушает права работника и не отражается на правовых последствиях трудоправовых связей сторон, сложившихся между ними, в случаях их невключения в заключаемый трудовой договор.

Дополнительные условия заключаемого трудового договора первоначально имеют необязательный характер согласно положений Трудового кодекса РФ, в частности, условия о дополнительном страхо­вании работника от несчастных случае на производстве, об испытании при приеме на работу, могут, как включаться, так и не включаться сторонами в текст договора согласно ч. 4 ст. 57 Трудового кодекса РФ. При этом включение тех или иных дополнительных условий должно соответствовать главному критерию: наличию их в содержании трудового договора на основе обоюдного согласия сторон.

Работник и работодатель вправе по обоюдному согласию дополнять содержание трудового договора правами и обязанностями, которые уже включены в нормы действующего трудового законодательства РФ, подзаконные, локальные нормативные акты и акты договорного регулирования. Однако невключение в трудовой договор каких-либо из указанных прав и (или) обязанностей работника и работодателя не может рассматриваться как отказ от реализации этих прав или исполнения этих обязанностей» (ч. 5 ст. 57 Трудового кодекса РФ). Вышеуказанное свидетельствует о том, что трудовой договор как договорный акт, по общему правилу имеет «творческие начала», позволяющие максимальным образом учесть характер сложившихся у сторон трудовых отношений, носящих индивидуальный характер. Однако следует отметить, что данные «творческие начала» в достаточной степени ограничены трудовым законодательством РФ и должны соответствовать определенным параметрам. Подобные ограничения заключаются, во-первых, в том, что при наполнении содержания трудового договора невозможно включить условия, умаляющие юридические права и гарантии наиболее уязвимой стороны данного соглашения (работника).

По смыслу ст. 9, 56, 57 ТК РФ прописанные сторонами условия не могут ограничивать работника в правах или гарантиях, установленных законом. Однако стороны могут увеличить в своем договоре уровень таких гарантий и прав. В судебной практике отмечается обязательность условий трудового договора для обеих заключивших его сторон (определение СК по гражданским делам ВС РФ от 14.12.2012 № 5-КГ12-61, апелляционное определение СК по гражданским делам Кемеровского областного суда от 21.03.2017 дело № 33-2773/2017).

Таким образом, в рамках трудоправовых отношений законода­телем не применяется принцип свободы договора, установленный гражданским законодательством (ст. 421 Трудового кодекса РФ). Поэтому вышеуказанное служит основанием тому, чтобы на уровне федеральных органов исполнительной власти принять ряд норматив­ных актов, которые бы смогли облегчить работнику и работодателю процесс взаимодействия в ходе формирования условий трудовых договоров и процедуры их заключения посредством разработки соответствующих рекомендаций и примерных форм трудовых договоров в различных сферах хозяйственной деятельности. Примером в данном случае выступает Приказ Минтруда России от 20 января 2015 г. № 23н «Об утверждении примерной формы трудового договора, заключаемого работодателем (судовладельцем) и работником (моряком) для работы в составе экипажей морских судов и судов смешанного (река - море) плавания, плавающих под Государственным флагом Российской Федерации» [4]. Вместе с тем, на практике чаще всего трудовой договор предписывается заключать на основе типовой, а не примерной формы.

Например, с 1 января 2017 г. работодатели, включаемые в число микропредприятий, в соответствии с трудовым законодательством Федерального закона «вправе отказаться полностью или частично от принятия локальных нормативных актов, содержащих нормы трудового права (правила внутреннего трудового распорядка, положение об оплате труда, положение о премировании, график сменности и др.)» (ст. 309.2 Трудового кодекса РФ). В этом случае для регулирования трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отно­шений работодатель включает в трудовые договоры с работниками условия, регулирующие вопросы, которые должны быть установлены локальными нормативными актами.

В связи с этим Постановлением Правительства РФ от 27 августа 2016 г. № 858 была утверждена Типовая форма трудового договора, заключаемого между работником и работодателем - субъектом малого предпринимательства, который относится к микропредприятиям [2]. В указанной выше типовой форме имеются условия, которые не обязательны для сторон при определенных обстоятельствах.

Трудовое законодательство РФ активно использует применение типовых договоров индивидуального характера. Это, прежде всего, касается письменных договоров о полной индивидуальной матери­альной ответственности, которые могут заключаться с работниками, достигшими возраста 18 лет и непосредственно обслуживающими или использующими денежные, товарные ценности или иное имущество (ч. 1 ст. 244 Трудового кодекса РФ). Эти договоры не имеют самостоятельного характера и могут заключаться только в случае наличия трудовых отношений между работником и работодателем, будучи дополнительными к трудовым договорам. Их заключение лишь косвенно зависит от воли сторон трудового договора, поскольку они могут заключаться не с любыми работниками. Перечни работ и категорий работников, с которыми могут заключаться такие договоры, а также их типовые формы утверждаются в порядке, устанавливаемом Правительством РФ.

В отличие от определений понятий «типовая» и «примерная» формы трудового договора понятие «унифицированная» форма доку­мента имеет закрепленное на уровне федеральных подзаконных актов определение. Под унифицированной формой документа понимается формуляр документа определенного вида, содержащий постоянную часть текста согласно положений ГОСТ Р 7.0.8-2013, утв. Приказом Росстандарта от 17 октября 2013 г. № 1185-ст [5].

Подводя итоги, представляется целесообразным внести изменения в нормы Трудового кодекса РФ и соответствующие подзаконные нормативные акты, заменив понятия «примерная» и «типовая» формы трудового договора на «унифицированная» или «стандартная» форма трудового договора. Это будет более точно раскрывать значение и необходимость применения сторонами трудовых отношений соответствующих форм трудовых договоров.

Список литературы:

  1. Трудовой кодекс Российской Федерации от 30.12.2001 № 197-ФЗ // Российская газета. 2001. № 256.
  2. Постановление Правительства РФ от 27 августа 2016 г. № 858 «О типовой форме трудового договора, заключаемого между работником и работодателем - субъектом малого предпринимательства, который относится к микропредприятиям» // Собрание законодательства РФ. 2016. №3.
  3. Постановление Правительства РФ от 12.04.2013 № 329 «О типовой форме трудового договора с руководителем государственного (муниципального) учреждения» // Собрание законодательства РФ. 2013. № 2. Ст.1522.
  4. Приказ Минтруда России от 20 января 2015 г. № 23н «Об утверждении примерной формы трудового договора, заключаемого работодателем (судовладельцем) и работником (моряком) для работы в составе экипажей морских судов и судов смешанного (река - море) плавания, плавающих под Государственным флагом Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 2015. № 4. Ст.2412.
  5. ГОСТ Р 7.0.8-2013 Национальный стандарт Российской Федерации. Система стандартов по информации, библиотечному и издательскому делу. Делопроизводство и архивное дело: утв. Приказом Росстандарта от 17 октября 2013 г. № 1185-ст. // Собрание законодательства РФ. 2013. № 48. ст.1311.
  6. Примерная форма трудового договора (контракта) с работником (приложение № 2 к постановлению Минтруда РФ от 14.07. 1993 г. № 315) // Собрание законодательства РФ. 1993. № 43. ст.1254.

[1] Договорное право. Общие положения: учебник / М.И. Брагинский, В.В. Витрянский. - М.: Статут, 2013. – С462.

[2] Гражданское право: учебник / под ред. Ю.К. Толстого. - М.: Проспект, 2018. – С.784.

[3] Корецкий А.Д. Договор в механизме правого регулирования / А.Д. Корецкий. - Ростов-на-Дону, 2015. – С.38.

[4] Иванов В.В. К вопросу об общей теории договора / В.В. Иванов // Государство и право. - 2016.- №12. - С. 78.

[5] Галаганов В. П. Право социального обеспечения. Практикум: учебное пособие / В.П. Галаганов. - М.: Академия, 2015. – С.160.

[6] Головина С. Ю. Трудовое право: учебник / С.Ю. Головина, Ю.А. Кучина. - М.: Юрайт, 2017. – С.398.

[7] Дзгоева-Сулейманова Ф.О. Трудовое право. Краткий курс: учебное пособие / Ф.О. Дзгоева-Сулейманова. - М.: Проспект, 2016. – С.176.

[8] Толкунова В.Н. Трудовое право: Курс лекций / В.Н. Толкунова. - М.: Юрайт, 2014. - С.82.

[9] Гусов К.Н. Толкунова В.Н. Трудовое право России: учебник/ К.Н. Гусов и др. - М.: Проспект, 2015. - С.96.

[10] Конституция Российской Федерации: [принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.: по состоянию на 21 июля 2014 г.] // Российская газета. - 1993. - №237; Собрание законодательства РФ. - 2014. - №31. - Ст. 4398.

[11] Куренной А.М. Трудовое право России: учеб. / А.М. Куренной. - М.: Юстицинформ, 2015. - С.136.

[12] Трудовое право. Учебник/ Под ред. О.В. Смирнова. - М.: Проспект, 2015. - С.172.

[13] Колобова С.В. Трудовое право России: учебное пособие для вузов. / С.В. Колобова. - М.: ЗАО Юстицинформ, 2014. - С.143.

[14] Чиканова Л.А. Трудовой договор/ Л.А. Чиканова // Хозяйство и право.- 2013. - №4-5. - С.58.

[15] Глазов В.В. Существенные условия трудового договора // Трудовое право. - 2015. - №10. - С.33.

[16] Крапивин О.М., Власов В.И Трудовой договор. - М.: Юрлитинформ, 2015. - С.74.

[17] Определение Судебной коллегии Верховного суда РФ по гражданским делам ВС РФ от 23.04.2010 № 13-В10-2

Трудовое право – одна из отраслей российского права, предметом изучения которой являются правоотношения между субъектами данного права, а именно – работником, работодателем, государством.

К трудовому законодательству предъявляются определенные требования: соответствовать требованиям производства, интересам всех субъектов трудовых правоотношений.

Задачи трудового законодательства:

  • создавать условия, позволяющие согласовать интересов всех сторон трудовых правоотношений;
  • обеспечивать безопасные условия труда;
  • оптимизировать условия труда и содействовать росту его производительности;
  • способствовать поддержанию трудовой дисциплины;
  • рост качества и уровня жизни трудящихся.

Трудовое законодательство содействует реализации закрепленного Конституцией права на труд, реализует социальную и экономическую функции. Реализуя их, трудовое законодательство способствует обеспечению социальной защиты занятого населения страны и, тем самым, укреплению социальной стабильности всего общества.

Этический аспект трудового законодательства заключается в том, что оно призвано защищать социальную справедливость в сфере труда. Работодатель по собственному усмотрению использует наемный труд, являющийся одним из экономических факторов организации производства. Субъект трудовой деятельности – личность, поэтому любое законодательство в этой сфере будет носить социальный характер.

Работнику, заключившему трудовой договор, в соответствии с установленными федеральным законодательством нормами, определены и гарантируются продолжительность рабочего времени и время, отведенное на отдых. Право на отдых является социально-экономическим правом и оно напрямую зависит от продолжительности рабочего времени. Чем меньше время, отведенное на работу, тем больше отводится времени на отдых, и наоборот, времени на отдых у работника меньше, если у него больше рабочее время.

Трудовой кодекс относит время отдыха к тому моменту, когда работник прекращает выполнение своих трудовых обязанностей с целью отдыха, удовлетворяя свои интересы и личные потребности и восстанавливая силы.

Порядок использования работником своего времени отдыха законом не определен, существуют лишь конкретные нормы предоставления данного времени за конкретный период, которым могут являться рабочая смена, календарные сутки, неделя, год. А порядок использования времени отдыха является законным правом самого работника. Законодательное регулирование времени отдыха относится к работникам, трудящимся в организациях по трудовому договору независимо от вида собственности и организационно-правовой формы. Этим обеспечивается реализация конституционного права граждан на отдых.[1]

В структуре времени отдыха принято выделять две составляющие:

  • Необходимое время отдыха – временные, в том числе календарные, промежутки времени, физиологически необходимые для восстановления работником способности систематически осуществлять свою трудовую функцию. Является необходимым временем отдыха, в течение которого работодателю запрещено привлекать работника к труду.
  • «Социальное» время отдыха, связанное, в общем виде, с характеристикой человека как члена общества, а не члена трудового коллектива. Иными словами, в рамках данной составляющей времени отдыха рассматривается возможность освобождения от работы тех сотрудников, у которых возникли некие социальные обстоятельства, с которыми законодатель связал соответствующую возможность – беременность, временная нетрудоспособность, смерть близкого родственника и т.д.

Говоря о классификации видов времени отдыха в трудовом праве, следует обратить внимание на существования множества таковых, выделяемых по различным основаниям.

При этом наиболее традиционным является подразделение времени отдыха на краткосрочный и долгосрочный отдых.

Так, к числу краткосрочного времени отдыха относится время отдыха в течение рабочего дня:

  • перерывы в течение рабочего дня. Регламентируясь на всех уровнях, выделяемых в системе источников трудового права, ключевую характеристику получил в нормах действующего Трудового кодекса РФ. Так, в соответствии со ст. 108 ТК РФ рассматриваемый перерыв предоставляется работнику в пределах рабочего дня (не включаясь в его исчисление), продолжительностью от получаса до двух часов для отдыха и питания работника;[2]
  • специальные (технологические) перерывы. Предусматриваются для отдельных видов работ, ввиду наличия особенностей технологического процесса и организации труда. Например, специальные перерывы предусмотрены для работников, занятых в холодное время года на открытом воздухе, либо в закрытых, но необогреваемых помещениях. При этом соответствующие перерывы для обогревания и отдыха включаются в продолжительность рабочего дня.

Также к числу краткосрочных видов времени отдыха относятся перерывы за пределами рабочего дня:

  • Ежедневный междусменный отдых, продолжительность которого, в соответствии с международными стандартами должна быть не менее двукратной величины отработанного работником времени за рабочий день или смену;
  • Еженедельный непрерывный отдых. Данный вид времени отдыха для большинства видов трудовой деятельности совпадает с понятием «выходной день». Выходные дни, представленные еженедельным непрерывным отдыхом, предоставляются работникам и составляют:
  • Нерабочие праздничные дни: основные историко-культурные общенациональные события, в связи с которыми на государственном уровне установлена возможность освобождения граждан от работы, в том числе, для целей участия в публичных мероприятиях
  • два выходных, если работник трудится пять дней в неделю;
  • один выходной при работе шесть дней в неделю.

Основным видом долгосрочного времени отдыха выступает отпуск работника, Базовая ежегодная разновидность которого, предоставляется работникам продолжительностью 28 календарных дней.

Есть производства, на которых перерыв на отдых и прием пищи установлен быть не может, в таких случаях работодатель обеспечивает работником возможность отдохнуть и принять пищу в рабочее время. Перечень таких работ и мест для отдыха и приема пищи прописываются в правилах внутреннего трудового распорядка.

Также существуют перерывы со специальным назначением, которые устанавливаются для определенных категорий работников и подлежат включению в рабочее время и оплате. Это перерывы для обогрева работников, работающих на открытом воздухе в холодное время года или в неотапливаемых помещениях, а также для работников, осуществляющих погрузочно-разгрузочные и другие виды работ.

Следующий вид времени отдыха – нерабочие и праздничные дни. Перечень этих дней устанавливается законодательно. Законом установлено, что если нерабочий праздничный день выпадает на выходной, то выходной день должен быть перенесен на следующий после праздничного день. Исключение составляют Рождество Христово и День защитника Отечества, потому что федеральный закон или нормативные правовые акты разрешают переносить эти дни на другие, причем информация о переносе выходных дней должна быть официально опубликована.

ТК не содержит специальных норм, регламентирующих порядок использования работниками времени отдыха. Вместе с тем он определяет общие правила его предоставления, в т.ч. в течение рабочего дня (смены), недели, года. Особенности режима времени отдыха отдельных категорий работников, имеющих особый характер работы (работников транспорта, связи и др.), согласно ст. 100 ТК определяются в порядке, устанавливаемом Правительством РФ. Постановлением Правительства РФ от 10.12.2002 N 877[3] предусмотрено, что особенности режима рабочего времени и времени отдыха отдельных категорий работников, имеющих особый характер работы, определяются соответствующими федеральными органами исполнительной власти по согласованию с Министерством труда и социальной защиты РФ и Министерством здравоохранения РФ, а при отсутствии соответствующего федерального органа исполнительной власти - Министерством труда и социальной защиты РФ.

Во исполнение указанного Постановления Правительства РФ федеральными органами исполнительной власти в установленном порядке утверждены соответствующие нормативные правовые акты.

В настоящее время действуют также положения об особенностях режима рабочего времени и времени отдыха:

  • работников организаций, осуществляющих добычу драгоценных металлов и драгоценных камней из россыпных и рудных месторождений, утв. Приказом Минфина России от 02.04.2003 N 29н;
  • членов экипажей (гражданского персонала) судов обеспечения Вооруженных Сил Российской Федерации, утв. Приказом Минобороны России от 16.05.2003 N 170;
  • отдельных категорий работников рыбохозяйственного комплекса, имеющих особый характер работы, утв. Приказом Госкомрыболовства России от 08.08.2003 N 271;
  • работников связи, имеющих особый характер работы, утв. Приказом Минсвязи России от 08.09.2003 N 112;
  • работников оперативно-производственных организаций Росгидромета, их структурных подразделений, имеющих особый характер работы, утв. Приказом Росгидромета от 30.12.2003 N 272;
  • водителей автомобилей, утв. Приказом Минтранса России от 20.08.2004 N 15;
  • водителей трамвая и троллейбуса, утв. Приказом Минтранса России от 18.10.2005 N 127.

Трудовой кодекс закрепляет за работниками право ежегодно пользоваться оплачиваемым отпуском, составляющим 28 календарных дней. На время нахождения работника в отпуске за ним сохраняется его рабочее место и его средний заработок.

Список используемых источников

  1. «Трудовой кодекс Российской Федерации» от 30.12.2001 N 197-ФЗ (ред. от 01.04.2019) // «Парламентская газета», N 2-5, 05.01.2002
  2. Постановление Правительства РФ от 10.12.2002 N 877 (ред. от 04.09.2012) «Об особенностях режима рабочего времени и времени отдыха отдельных категорий работников, имеющих особый характер работы» // «Собрание законодательства РФ», 16.12.2002, N 50, ст. 4952
  3. Магницкая, Е. В. Трудовое право: моногр. / Е.В. Магницкая, Е.Н. Евстигнеев. - М.: Книга по Требованию, 2017. - 208 c.

[1] Магницкая, Е. В. Трудовое право: моногр. / Е.В. Магницкая, Е.Н. Евстигнеев. - М.: Книга по Требованию, 2017. - 208 c.

[2] «Трудовой кодекс Российской Федерации» от 30.12.2001 N 197-ФЗ (ред. от 01.04.2019) // «Парламентская газета», N 2-5, 05.01.2002

[3] Постановление Правительства РФ от 10.12.2002 N 877 (ред. от 04.09.2012) «Об особенностях режима рабочего времени и времени отдыха отдельных категорий работников, имеющих особый характер работы» // «Собрание законодательства РФ», 16.12.2002, N 50, ст. 4952

Тексты инструкций по применению лекарственных препаратов являются одним из базовых жанров фармацевтического дискурса. Это результат дискурсивной, речемыслительной деятельности и создателей, который осуществляет передачу знаний потребителю из фармацевтической области [26, с. 9].

Тексты инструкций по применению лекарственных препаратов, как и любые другие тексты, имеют когнитивные, аксиологические и прагматические функции, то есть они сообщают знания, влияют на эмоциональное состояние, побуждают к действию [12, с. 394].

Если рассматривать тексты инструкций по применению лекарственных препаратов как документы, то можно отметить такую важную его характеристику, как отсутствие авторского начала, которое предопределяет безличность документальных форм [9, с. 66-67]. Определенности деловой речи в фармацевтике способствует указание в тексте инструкции сведений о поставщике и производителе фармацевтической продукции.

Инструкции по применению лекарственных препаратов представляют собой информационно самодостаточное речевое сообщение, имеющее ясно оформленное целеполагание и ориентированное по своему замыслу на адресата. Профессиональные роли коммуникантов в рамках фармацевтического дискурса не совпадают. Адресатом инструкции может быть как врач, фармацевт, провизор, то есть специалист фармацевтической и медицинской области, так и рядовые потребители, которые заинтересованы в медицинской продукции [26, с. 13].

Таким образом, получатель текста инструкции по применению лекарственных препаратов – это полиадресант, представленный рядовым потребителем и профессиональной группой.

Языковые особенности текстов инструкций по применению лекарственных препаратов определяют следующие основные экстралингвистические факторы: абстрактность (отвлечение от частных несущественных признаков с целью выделения существенных и закономерных); объективность; логичность (последовательность речевого движения, которая не зависит от субъективных стимулов адресанта); однозначность и сжатость выражения при насыщенности содержания; точность.

Язык инструкций, требует, прежде всего, точности, не допускающей каких-либо разночтений; быстрота понимания не является важной, так как заинтересованный человек в случае необходимости прочитает текст и два, и три раза, стремясь к полному пониманию.

Стандартизированность изложения проявляется в том, что разнородные явления укладываются в ограниченное количество стандартных форм и стереотипных выражений. Научная речь безлична, стереотипна, в ней отсутствует эмоциональное начало.

Текстам инструкций по применению лекарственных препаратов присущи стереотипность и клишированность. Повторяющиеся языковые формы превращаются в стереотипные средства, четко ограниченные по своим функциям и месту в системе. Точная соотнесенность конкретного текста с моделью обеспечивает выполнение им своей основной коммуникативной функции – побуждение к выполнению предписанного действия. Таким образом, приверженность научной речи к письменной фиксации внутренне обусловлена [29, с. 161].

Специфическим свойством текстов инструкций является выражение воли. Волюнтативность в текстах инструкций выражается в основном грамматически.

В текстах инструкций используется абстрактная и конкретная лексика и практически отсутствует экспрессивно-эмоциональные языковые средства, оценочная лексика.

Особое внимание переводчик уделяет переводу ограничительной лексики, выражающей запрет, и императивных конструкций. В данном случае необходимо точно передать на русский язык значение и форму таких выражений, поскольку потребитель должен неукоснительно соблюдать указанные в инструкции действия:

Do not exceed the recommended dosage. – Не превышать рекомендованную дозу.

Do not chew! – Не разжевывать!

Avoid poisoning! – Не допускайте отравлений!

Отметим отсутствие единообразия в переводе форм глагола – в некоторых случаях переводчик использует повелительное наклонение, в других – неопределенную форму глагола. Но всех случаях сохраняется оригинальная пунктуация.

Среди случаев лексических замен в анализируемом тексте перевода наиболее часто встречаются четыре: частичное изменение семного состава исходной лексемы, перераспределение семного состава исходной лексемы, конкретизация и генерализация.

Применение частичного изменения семного состава исходной лексемы обусловлено контек­стом, как широким, в том числе ситуативным, так и узким – сочета­емостью в рамках литературной нормы ПЯ:

Avoid poisoning! – Не допускайте отравлений!

Процесс генерализации имеет место в тех случаях, когда требуется замена частного общим, видового понятия родовым. При переводе с английского языка на русский этот прием применяется гораздо реже, чем конкретизация. Все дело в особенностях английской лексики. Слова этого языка чаще носят более абстрактный характер, чем русские слова, относящиеся к тому же понятию:

In the event that you experience side effects not mentioned in this leaflet, or if there is a change in your general health, consult your doctor immediately.

В случае, если у вас возникнут побочные эффекты, не указанные в данной инструкции, или появятся изменения общего состояния здоровья, немедленно обращайтесь к врачу.

Несмотря на то, что глаголы «консультироваться» и «обращаться» имеют сходство в своей семантике, они имеют разные значения.

Модуляция или смысловое развитие – это замена слова или словосочетания иностранного языка, значения которых можно вывести логическим путем из начального значения [22, с. 81].

Even if kept in their original container and stored as recommended, medicines may be kept for a limited period only.

Даже если препарат содержится в упаковке производителя и в полном соответствии с рекомендациями, его можно хранить лишь в течение ограниченного периода времени.

Переводчик использует прием смыслового развития и заменяет прилагательное original словом «производитель».

Приведем примеры добавлений, которые переводчик часто использует неоправданно:

In any of the cases listed above, stop treatment and refer to the doctor immediately.

В любом из перечисленных выше случаев следует прекратить лечение и немедленно обратиться к врачу.

Переводчик вводит уточняющий компонент «из перечисленных выше», так как дословный перевод не позволяет точно понять, о каких именно случаях идет речь – о перечисленных выше или описанных ранее.

Использование приема добавления может быть обусловлено тем, что в русском языке английскому слову или словосочетанию соответствует выражение, содержащее большее количество лексических единиц:

Complete the full course of treatment as instructed by the doctor.

Пройдите полный курс лечения, как рекомендовал вам лечащий врач.

В данном случае переводчик использовал устойчивое выражение «лечащий врач».

Store in a cool and dry place, protected from light.

Храните препарат в прохладном, сухом, защищенном от света месте.

Поскольку переводчик использует повелительное наклонение глагола, а не инфинитив, требуется введение дополнения «препарат».

Наиболее частотны перестановки членов предложения – изме­нение порядка слов:

In any of the cases listed above, stop treatment and refer to the doctor immediately.

В любом из перечисленных выше случаев следует прекратить лечение и немедленно обратиться к врачу.

Советские плакаты продвигали в общество следующие идеалы: патриотизм, коллективизм, взаимопомощь, самостоятельность, трудолюбие, готовность защищать слабых и помогать старшим, нетерпимость ко злу, честность, трезвость, самодисциплина, уважение к старшим, прилежание в учебе. Соответственно, осуждались такие пороки, как: аборты и отказ от ребенка, ложь, несознательность родителей, неграмотность, агрессивность, неуважение к старшим, неряшливость.

1. Патриотизм.

Плакат В. Сурьянинова (1950) призывал детей быть достойными сынами Родины. На плакате изображена мать и сын в пионерском галстуке. На столе перед ними лежит школьная тетрадь, а в руках у матери – роман Н.А. Островского «Как закалялась сталь». Отметим, что в этом романе, среди прочего, отражены дискуссии о призыве в партию и комсомол, о восстановлении народного хозяйства и социалистического строительства в первые годы советской власти.

2. Коллективизм, дружба, взаимопомощь.

Плакат Б. Решетникова (1950) гласит: «Пионер без лишних слов малышу помочь готов». Девочка-пионерка помогает делать уроки мальчику-октябренку.

3. Самостоятельность.

Ряд советских плакатов призывает детей к самостоятельности. Об этом свидетельствует, в частности, плакат «Учись все делать сам» (1950), на котором изображен мальчик, зашивающий свою рубашку.

4. Трудолюбие, мастерство.

Плакат С. Низовой (1954) «Люби труд» констатирует, что хорошо иметь умелые руки, и призывает детей любить труд. Мальчики-пионеры выпиливают по дереву, а маленький мальчик наблюдает за их работой.

5. Готовность защищать слабых.

На плакате С. Низовой (1955) «Не обижай малыша» изображен пионер, закрывающий своей рукой плачущего ребенка с мячом. Плакат сопровождается цитатой из стихотворения В. Маяковского:

Этот вот кричит: «Не трожь

Тех, кто меньше ростом!»

Этот мальчик так хорош,

Загляденье просто!

6. Неравнодушие, нетерпимость ко злу.

Очень лаконичный в вербальном отношении плакат С. Низовой (1955) «Не смей» показывает двух мальчиков, один из которых пытается кинуть камень, а другой, пионер, перехватывает его руку с камнем.

7. Готовность помогать старшим.

На плакате С. Низовой (1955) «Помогай старшим» изображены, по всей видимости, два брата, старший из которых – пионер, в фартуке чистящий картошку. Плакат имеет слоган «Мы должны с тобой сами помогать в хозяйстве маме!»

8. Честность.

Плакат Г. Шубиной (1965) «Не лги никогда» демонстрирует нам мать и провинившегося ребенка. Мать, скорее, огорчена, чем сердита. Лица ребенка мы не видим, но его покрасневшие уши свидетельствуют о его раскаянии и огорчении.

Однако некоторые советские плакаты со схожей тематикой в настоящее время могут восприниматься не в том ключе, в котором они изначально задумывались. Так, на плакате «Пионер говорит правду, он дорожит честью своего отряда» (1959) один из пионеров указывает пальцем на другого. Мы можем только догадываться о том, в чем провинился последний, но на стене класса висит фотография пионера Павлика Морозова – советского школьника, прославившегося как героя, противостоявшего кулачеству в лице своего отца и поплатившегося за это своей жизнью.

9. Трезвость.

На плакате «Ни капли» (1959) изображен мальчик, протягивающий рюмку к бутылке портвейна. Его руку останавливает большая рука взрослого.

10. Самодисциплина.

На плакате Е. Соловьева (1964) «Распорядок дня» на фоне часов изображен пионер с ранцем за спиной. На циферблате вместо чисел – условные картинки распорядка дня. Плакат сопровождается четверостишием:

Школьник, дорожи минутой,

Верный счет веди часам.

Распорядок дня не путай,

Он во всем поможет нам.

11. Уважение к старшим.

На плакате К. Иванова, В. Брискина (1957) «Не будь таким» изображен школьник в автобусе, рядом с которым стоит старушка с тяжелой сумкой с продуктами. Школьник вальяжно развалился на сиденье автобуса, положив рядом с собой ранец с учебниками.

12. Прилежание в учебе.

Плакат Р. Сурьянинова (1957) призывает школьников учиться на пять. Пионер на плакате протягивает вперед руку с пятью пальцами.

Далее выделим недостатки и отрицательные качества, которые советское общество не принимало в детях и их родителях:

1. Отказ от ребенка/аборты

Плакаты призывали матерей не отказываться от своих детей, а обращаться в соответствующие органы государственной защиты.

2. Ложь

В отличие от современной социальной рекламы, советские плакаты затрагивали такую важную нравственную черту ребенка, как способность и желание говорить родителям правду. Правдолюбие – одна из важных черт пионера, свидетельство того, что он дорожит честью.

3. Несознательность родителей

Плакаты призывали матерей вести себя более осознанно по отношению к детям, заботиться об их здоровье.

4. Неграмотность

Примечательно, что советское общество осуждало, в первую очередь, не школьников, не желающих учиться, а их родителей, не осознающих важность образования и препятствующих его получению детьми.

5. Агрессивность

Советское общество транслировало в массы: старшие не только не должны обижать младших, но и заступаться за них. Родители же, со своей стороны, должны подавать детям соответствующий пример, не ругать их, не бить, а заниматься их образованием.

6. Неуважение к старшим

Неуважение к старшим предполагает: не помогать родителям по хозяйству, не уступать место в транспорте пожилым людям, лгать старшим и друзьям.

7. Неряшливость

Пионер должен убирать за собой мусор, заботиться о чистоте своего внешнего вида.

Таким образом, мы можем составить идеальный образ советского школьника: это пионер, патриот, дружелюбный, помогает взрослым и друзьям, самостоятельный, трудолюбивый, защищает слабых, уважает старших, прилежен в учебе, аккуратный, дисциплинированный.

Идеальная семья, согласно советским плакатам, должна состоять, как минимум, из родителей и двоих детей, заботиться об их образовании и здоровье.

В качестве художественных приемов в плакате часто используются художественная метафора, изображение разномасштабных фигур, контурное обозначение предметов, одновременное сочетание фотографий с рисунком и живописью и др. Кроме того, художники нередко изображают события, происходящие в разное время и в разных местах. Особую роль играют шрифт, его цвет и расположение.

Примерно 70% проанализированных советских плакатов имеют положительную коннотацию, остальные – негативную. Это можно объяснить тем, что плакаты, в первую очередь, преследовали цель воспитания духовно и физически развитой личности ребенка, они должны были показывать положительные примеры. Плакаты с негативной коннотацией демонстрировали, какими «не надо быть», но редко нагнетали тяжелые ассоциации.

Если говорить о языковых особенностях советских плакатов, то можно отметить следующее. В большинстве случаев употребляются восклицательные предложения, например:

Научусь!

Пионер без лишних слов малышу помочь готов!

Слава матери героине!

За радостное цветущее детство!

За счастливую, крепкую семью!

Честь и слава советскому учителю!

Слава нашей любимой родине!

В ряде плакатов восклицательный знак употребляется в побудительных предложениях:

Не обижай малыша!

Не лги никогда!

Учись все делать сам!

Учись на пять!

Не будь таким!

Будь достойным сыном Родины!

Ни капли!

Помогай старшим!

Окружи сирот материнской лаской и любовью!

Будь счастлив, родной!

Не растить барчуков!

Нам встретился только один случай употребления многоточия в конце предложения, вопросительные предложения не были обнаружены:

А я хотела сделать аборт…

То, что не высказано словами, советские граждане понимали из визуального ряда плаката, на котором изображена счастливая мать и голый улыбающийся младенец.

В остальных случаях употребляются повествовательные предложения:

Пионер говорит правду, он дорожит честью своего отряда.

Чем ребят бранить и бить, лучше книжку им купить.

Любите книгу – источник знания.

Не бей ребенка – это задерживает его развитие и портит характер.

Здоровые родители – здоровое потомство.

В некоторых плакатах используется прямое обращение:

Матери, не подкидывайте детей! Идите в советы социальной помощи. Там вам помогут.

Посыл данного плаката усиливается за счет иллюстрации: мать оставляет ребенка на пороге чужого дома, в дровах, зимней ночью. Примечательно, что мать одета очень тепло, а ребенка она оставляет полураздетого. И это неслучайно: жалость к брошенному ребенку, которая возникнет у матерей, поможет им избежать подобных ошибок в будущем.

Школьники! Домашнее задание выполняйте самостоятельно!

Пионер! Учись сражаться за дело рабочего класса!

Случаи языковой игры в советских плакатах единичны:

С буквой о – сила

С буквой и – могила

На плакате написано слово «СПИРТ», в котором зачеркнута буква «и», а сверху подписана буква «о».

Зачастую слоган плаката строится на противопоставлении:

Полно в консультациях – пусто на детских кладбищах. Чем сознательнее мать, тем меньше болеют дети. Дети не должны умирать!

В этом плакате антитеза усиливается словосочетанием «детские кладбища», которое призвано напугать матерей и привлечь их внимание к здоровью детей.

Один ребенок – хорошо, два – лучше!

На антитезе построен не только лозунг плаката, но и его визуальное наполнение: в верхней части плаката родители целуют в щеки ребенка, причем лицо у него то ли плачущее, то ли испуганное. В нижней части уже двое веселых и радостных детей целуют родители.

Грудному ребенку место в яслях, а не в тундре.

Часть плакатных слоганов представляет собой рифмованные двустишия или четверостишия:

Ты труд другого уважай –

Сам насорил, сам убирай!

Работают матери, спорится труд –

Колхозные ясли детей берегут.

Уроки рисования, музыки и пения

Культуру школьника повысят без сомнения.

Всем должно быть ясно –

Играть на мостовой опасно.

Не жди, чтоб добрый дядя

Все сделал за тебя.

Умей с работой ладить,

Различный труд любя!

Всюду светлые, красивые

Мы сады откроем детские.

Чтоб веселая, счастливая

Детвора росла советская!

Иногда советские плакатисты используют прием интертекстуальности, то есть обращаются к цитатам из известных авторов:

Неграмотный ребенок – позор для матери. Советская школа выкует лучших строителей жизни – городов, полей… Нам не надо митрофанушек и недоучек… Родители, не отрывайте от учебы детей! (А. Жаров)

Счастливые родятся под советской звездой

В данном случае трансформируется фразеологизм «родиться под счастливой звездой», т.е. быть счастливым, удачливым во всех делах, начинаниях. Плакат уточняет: счастливыми являются граждане Советского Союза. На плакате изображен улыбающийся и довольный младенец с погремушками в руках, а в верхней части – красная звезда.

Лозунги советских слоганов могут быть оформлены от первого лица:

Я сама!

Это не мое дело!

Любим потрудиться – есть чем гордиться!

Весь мир будет наш!

Таким образом, реализация целей советского плаката достигается как за счет верного выбора языковых средств, так и за счет подбора соответствующего визуального ряда.

1.1 Понятие и признаки текста

Как уже неоднократно отмечалось многими лингвистами, на данный момент еще окончательно не сформировалось определение понятия «текст» в лингвистике. Да и сама лингвистика текста, по справедливому замечанию И.Р. Гальперина, «находится лишь на пути признания ее в качестве раздела общего языкознания» [Гальперин, 1981, 8].

Любое исследование текстов характеризуется многоаспектностью и комплексностью «…текст трудно уложить в привычные линейные рамки той лингвистической науки, которая сформировалась на выявлении некоторого корпуса единиц и дальнейшей их классификации» [Бурвикова, 1991, 12]. По мнению Е.С. Кубряковой, сложность описания такой категории, как текст, состоит в невозможности определить границы текста. И если нижнюю границу текста определить можно (это понимание текста как информационно самодостаточного речевого сообщения с ясно оформленным целеполаганием и ориентированного по своему замыслу на своего адресата), то определить верхнюю границу текста (т.е. его размер, или объем) достаточно сложно. Наличие такой нижней границы позволяет автору считать некоторые «запретительные» надписи (типа «Руками не трогать») текстами малого объема, т.к. они несут определенную информацию, самодостаточны для интерпретации, имеют своего адресата и преследуют вполне ясные цели [Кубрякова, 2001]. Некоторые авторы, например, Р. Барт, склонны полагать, что текст нельзя понимать как нечто исчислимое. По его мнению, «произведение может поместиться в руке, текст размещается в языке, существует только в дискурсе» [Р. Барт, 1989, 415].

Разные авторы в основу определения текста кладут разные признаки, которые, по их мнению, являются для текста ведущими, основными.

Так, Е.С. Кубрякова выделяет следующие основные признаки текста: информационная самодостаточность, адресатность, интенциональность, протяженность. По ее мнению, в тексте главное – его содержание, информация, структура опыта и знаний и т.п., т.е. текст – это то, из чего люди, обладающие некими усредненными сведениями о языке и мире, делают достаточно разумные умозаключения [Кубрякова, 2001].

Заметим, что автор, говоря о тексте, имеет ввиду и письменную, и устную его формы, основываясь на том, что про устные выступления часто говорят «текст доклада/сообщения/речи и т.п. так и не был опубликован». Однако многие лингвисты, исследуя лингвистику текста, все же говорят только о письменных текстах. И.Р. Гальперин объясняет это так: «…под текстом следует понимать не фиксированную на бумаге устную речь, всегда спонтанную, неорганизованную, непоследовательную, а особую разновидность речетворчества, имеющую свои параметры, отличные от параметров устной речи. Устная речь имеет лишь звуковое воплощение, рассчитанное на слуховое восприятие. Она только линейна. Устная речь – это движение, процесс. Поступательное движение устной речи придает ей признак нестабильности» [Гальперин, 1981, 18-19]. Ср. также: «…текст представляет собой некое образование, возникшее, существующее и развивающееся в письменном варианте литературного языка. Только в этом варианте расчлененность текста, эксплицитно выраженная графически, выявляется графически, выявляется как результат сознательной обработки языкового выражения» [Там же, 15].

В определении текста у Л.М. Лосевой также упоминается только письменная форма текста: «Текст – это сообщение (то, что сообщается) в письменной форме» [Лосева, 1980, 4]. Тураева З.Я. также ограничивает текст только письменной формой. Бахтин М.М. под текстом понимает и живую речь человека, и речь, запечатлен­ную на бумаге или любом другом носителе (плоскости), и любую знаковую систему (ико­нографическую, вещную, деятельностную и т.д.).

Как речетворческое произведение текст определяет и О.И. Москальская, причем в ее понимании текстом является и целое речевое произведение или макротекст как социально-речевая единица, и сверхфразовое единство (сложное синтаксическое целое) или микротекст как единица синтаксиса, образующая особый уровень по отношению к предложению [Москальская, 13]. Заметим, что И.Р. Гальперин сверхфразовые единства определяет лишь как части текста, объединенные разными типами лексической, грамматической, логической, стилистической связи [Гальперин, 1981, 18].

Как правило, все лингвисты в качестве основного признака текста выделяют его коммуникативность и информативность: «Текст представляет собой основную единицу коммуникации, способ хранения и передачи информации, форму существования культуры…» [Белянин, 1988, 6]; «Художественный текст можно определить как коммуникативно направленное вербальное произведение, обладающее эстетической ценностью, выявленной в процессе его восприятия» [Пищальникова, 1984, 3]. К. Кожевникова называет текст «идеальной высшей коммуникативной единицей» [Кожевникова, 1979, 66]. Как коммуникативное понятие определяет текст и Ю.А. Сорокин [Сорокин, 1982, 66]. Все вышеупомянутые авторы сходятся во мнении, что текст является формой организации коммуникации людей и может быть наиболее полно описан и проанализирован лишь в процессе коммуникации.

По мнению Е.С. Кубряковой, даже тексты малого объема («запретительные» надписи), и те обладают информационной самодостаточностью (т.е. порождают впечатление его содержательности, смысловой завершенности и прагматической целостности) [Кубрякова, 2001]. И.Р. Гальперин полагает, что «текст необходимо рассматривать как упорядоченную форму коммуникации, лишенную спонтанности» [Гальперин, 1981, 11].

Одним из важнейших свойств текста является его прагматическая ориентация. С этим согласна Е.С. Кубрякова, которая признает, что «текст всегда должен рассматриваться как итог речемыслительной деятельности его создателя, воплощающего особый замысел в его направленности на определенного слушателя/читателя» [Кубрякова, 2001]. По мнению И.Р. Гальперина, и письменный текст, и всякая речь прагматичны, но письменный текст все же в меньшей мере, т.к. намерение автора в некоторых типах письменной речи трудно распознать в зависимости от наличия/отсутствия накопленного опыта анализа разных типов текста у читателя, в то время как в устной речи пониманию и распознаванию намерения автора способствуют мимика, жесты, интонация и т.д.

Выделение связности как одного из главных признаков текста ставит под сомнение выделение некоторых «запретительных» надписей и надписей типа «Вход», «Гастроном» как текстов, что делает Е.С. Кубрякова [Кубрякова, 2001]. И действительно, многие лингвисты, давая определение текста, говорят в первую очередь о таком его свойстве, как связность. К. Кожевникова так определяет текст: «Текст – идеальная высшая коммуникативная единица, тяготеющая к смысловой замкнутости и законченности, конституирующим признаком которой… является связность, проявляющаяся каждый раз в других параметрах, на разных уровнях текста и в разной совокупности чистых связей» [Кожевникова, 1979, 66]. Ср. также: «Связность в противовес цельности в большей степени лингвистична, она обусловлена линейностью компонентов текста, т.е. синтагматична. Эта категория внешне выражается в тексте на уровне синтагматики слов, предложений, текстовых фрагментов. Автор текста в процессе его порождения стремится расчленить континуальный смысл на компоненты, в связи с чем можно говорить и об интенциональности связности: она обусловлена замыслом автора» [Бабенко, 2000, 41]; «Текст представляет собой почти жестко фиксированную, передающую определенный связный смысл последовательность предложений, связанных друг с другом семантически, что выражено различными языковыми способами» [Откупщикова, 1982, 28].

Среди других основных признаков текста выделяются следующие: антропоцентричность [Гончарова, 1983, 3]; диалогичность [Бахтин]; развернутость и последовательность [Новиков, 1983, 24]; напряженность [Адмони, 1994, 130]; системность: «…текст как факт речевого акта системен. Текст представляет собой некое завершенное сообщение, обладающее своим содержанием, организованное по абстрактной модели одной из существующих в литературном языке форм сообщений (функционального стиля, его разновидностей и жанров) и характеризуемое своими дистинктивными признаками» [Гальперин, 1981, 20]. Иной подход к тексту у постструктуралистов: в первую очередь они рассматривают контекст и все, что осталось за пределами структурного осмысления.

Лотман Ю.М. говорит о разном отношении к тексту автора и читателя: для автора текст всегда кажется недоработанным, черновиком, для читателя же все кажется нужным и находящимся на своих местах: «…читатель вносит в текст свою личность, свою культурную память, коды и ассоциации. А они никогда не идентичны авторским» [Лотман, 1999, 112].

И.Р. Гальперин дает определение некоего «идеального» (по его определению, «правильного») текста: «Текст – это произведение речетворческого процесса, обладающее завершенностью, объективированное в виде письменного документа, литературно обработанное в соответствии с типом этого документа, произведение, состоящее из названия (заголовка) и ряда особых единиц (сверхфразовых единств), объединенных разными типами лексической, грамматической, логической, стилистической связи, имеющее определенную целенаправленность и прагматическую установку» [Гальперин, 1981, 18]. Мы видим, что, как и многие лингвисты, автор выделяет такие важные свойства текста, как завершенность, целенаправленность и прагматическую установку. Однако остальные признаки текста, выделяемые им, справедливо вызывают несогласие других специалистов по этому вопросу. И хотя автор отдает себе отчет в различиях между художественными и нехудожественными текстами, создается ощущение, что тем не менее он дает определение именно художественному тексту, т.к. не все тексты имеют заголовки; не все полагают, что текстом может считаться только то, что письменно закреплено; к тому же некоторые лингвисты и отдельные предложения считают текстами и т.д. По мнению автора, определение такого «правильного» текста важно для того, чтобы установить инвариантность и вариантность разных типов текста. Хотя некоторые ученые, например, Е.С. Кубрякова, предлагают отталкиваться от текстов малого объема и считать их прототипом, или «лучшим образцом класса» [Кубрякова, 2001].

Некоторые лингвисты указывают на такие, казалось бы, противоречащие друг другу свойства текста, как статичность/динамичность: «Статическое состояние соответствует тексту, рассматриваемому как некоторый результат, продукт речемыслительной деятельности. Динамическое состояние – это текст в процессе его порождения, восприятия и понимания» [Новиков, 1983, 30]; «Текст обладает двойственной природой – состоянием покоя и движения. Представленный в последовательности дискретных единиц, текст находится в состоянии покоя, и признаки движения выступают в нем имплицитно. Но когда текст воспроизводится (читается), он находится в состоянии движения, и тогда признаки покоя проявляются в нем имплицитно. При чтении текста происходит перекодирование сообщения. Сигналы кода, рассчитанные на зрительное восприятие, трансформируются в слуховые сигналы, не полностью утрачивая характеристики первого кода» [Гальперин, 1981, 19].

То, что И.Р. Гальперин определяет как текст, Р. Барт называет произведением. По его мнению, «текст не ограничивается и рамками добропорядочной литературы, не поддается включению в жанровую иерархию, даже в обычную классификацию» [Р. Барт, 1989, 415]. В своей работе он рассматривает различия между текстом и произведением. Основные из них – это: произведение исчислимо, текст – нет; произведение замкнуто, сводится к определенному означаемому, в тексте же означаемое бесконечно откладывается на будущее; произведение малосимволично, текст всецело символичен; текст противостоит произведению своей множественной текстурой; у произведения обязательно должен быть автор, в тексте же автор может явиться только на правах гостя; произведение обычно является предметом потребления, текст очищает произведение от потребительства и отцеживает из него игру, работу, производство, практическую деятельность. Как мы видим, Барт приписывает произведению те же свойства и признаки, на которые указывают вышеупомянутые авторы при определении текста.

Мы согласны с В.Б. Касевичем, который дает определение текста в широком и узком понимании: «Текст в широком смысле – это то же самое, что речь, продукт производства, говорения (для звукового языка). Текст в узком смысле – это единица речи, которая характеризуется цельностью и внутренней связностью и как таковая может быть вычленена, отграничена от предыдущего и последующего текстов» [Касевич, 50-51].

Под данное определение подпадают, таким образом, и те определения, в которых под текстом понимается «всякая записанная речь» [Кубрякова, 2001], и те, в которых текст не ограничивается только письменной формой, и те, в которых текст требует в своем составе более сложные образования, нежели предложение, например, сверхфразовые единства [Гальперин, 1981, 8].

Мы видим, что все лингвисты ограничивают природу текста только вербальными средствами. Текст, о котором они говорят, имеет линейный характер, замкнут, обладает законченностью и связностью. Однако в ХХ веке в связи с активным внедрением новых средств коммуникации и изменением реальности вокруг нас текст начинает рассматриваться как открытая система, вступающая в диалог с другими системами – языковыми, визуальными и другими. Под влиянием устного текста письменный становится «единицей нелинейного восприятия и понимания информации» [Шубина, 1999, 34].

1.2 Понятие культуры перекрестков

Как уже отмечалось выше, понятие «культура перекрестков» было введено С.Г. Тер-Минасовой для обозначения информативно-регуляторских текстов, формирующих личность человека (Тер-Минасова, 2000). Такие тексты представляют собой разные вербальные указания, окружающие человека в цивилизованном обществе в абсолютной прогрессии: чем выше «цивилизованность», тем больше слов. Человека всегда окружают слова, и чем больше слов, тем меньше свободы, но больше культуры. Нас окружают многочисленные инструкции, указатели, плакаты, постеры, призывы, не только регулирующие наше поведение, но и определяющие образ жизни, менталитет, культуру, национальный характер. Другими словами, они формируют как определенный социальный мир, так и нас как личность, представляющую этот мир (Тер-Минасова, 2000).

На формирование социального мира влияют, в частности, топонимы. В новой научной парадигме кардинально поменялось отношение к основной единице топонимике – топониму, трактуемому не только как единица языка (лингвистический знак), но и как лингвокультурологический знак, как этнокультурное явление (этнокультурный текст), как структура знания [Корнева 2016: 150].

Изучение топонимов в русле когнитивного подхода (как части языковой картины мира) и выявление когнитивных механизмов их создания позволяет выявить и описать ментальные представления о пространстве в целом, об отдельных географических объектах и особенностях их восприятия тем или иным этносом, а также воссоздать ментальный образ самого человека, проживающего на определенной территории [Корнева 2016: 150-151].

Топонимическая система любого языка включает в себя топонимы определенной структуры. Но эта структура строго не закреплена за какой-либо конкретной территорией. Топонимические системы разных регионов отличаются друг от друга, в первую очередь, соотношением компонентов, которое обусловлено историческими закономерностями. А.В. Суперанская отмечает, что образование топонимов зависит от языка, которому они принадлежат, поэтому «изучение топонимических структурных типов представляет интерес не только для топонимики, но и для лингвистики в целом. Изучение топонимических структур должно исходить из языкового принципа» [Суперанская 1964: 61].

Образование топонимических единиц происходит посредством вторичной языковой номинации и категоризации. Имя собственное выполняет две номинативные функции: прямую (первичную) и переносную. Прямая функция характеризуется указанием на тот предмет, которому оно присвоено в индивидуальном порядке. Под переносной функцией имени собственного подразумевается перенос наименования на другой предмет, связанный с приписыванием каких-то свойств ряду объектов. Через номинативный перенос происходит переход имен собственных (онимов) в нарицательные слова (аппелятивы) [Ермолович 2001: 9]. Обратный процесс переноса значения с имени нарицательного на имя собственное называется онимизацией. Необходимо отметить, что имена собственные переходят в нарицательные только при надобности, в то время как переход нарицательных в собственные происходит регулярно. Практически все имена собственные (исключение составляют придуманные клички) в прошлом были именами нарицательными. Это по-разному представлено в топонимике и ономастике.

Переименование улиц в России, как пишет С.Г. Тер-Минасова, было связано с появлением событий и явлений новой жизни, необходимостью увековечивания деятелей и героев революции. В результате сложился своеобразный «обязательный набор» для советских населенных пунктов. Так, в большинстве населенных пунктов главная улица носит имя В.И. Ленина (Тер-Минасова, 2000).

Указатели и объявления несут в себе информацию следующего рода:

  • Собственно информация (Вход, Выход, Сделано в России)
  • Инструкция – информация, говорящая, что делать, и призывающая к определенному действию (Соблюдайте тишину).
  • Запрет – информация, сообщающая, что категорически нельзя делать (Не курить, Не входить).
  • Предупреждение – информация, имеющая оттенок угрозы, но мягче, чем запрет (Осторожно – злая собака).

Таким образом, культура перекрестков – это метафора, которая раскрывает культурное воздействие информативно-регуляторской лексики на человека.

1.3 Виды информативно-регуляторских текстов

Все виды информативно-регуляторских текстов объединяет то, что они выполняют одновременно функцию сообщения и воздействия, регулируя поведение человека и формируя его менталитет. Однако каждый из видов таких текстов имеет свою специфику. Как уже отмечалось выше, к информативно-регуляторским текстам относятся инструкции, указатели, плакаты, постеры, призывы, реклама, объявления и др. В рамках данного исследования не представляется возможным подробно рассмотреть каждый из них, поэтому мы остановимся на социальной рекламе и плакатах.

Словосочетание «социальная реклама», в сущности, является дословным переводом с английского языка – “social advertising”, но в США, стране-родоначальнице, для обозначения данного типа рекламы используются термины “public service advertising и/или “public service announcement”, сокращенно PSA [Батра, с. 528]. Но, как и в социальной рекламе, в PSA главной является идея, которая должна обладать определенной социальной ценностью.

В то время как коммерческие рекламодатели стимулируют благожелательное отношение к тому или иному товару и, как следствие, рост его продаж, цель социальной рекламы заключается в привлечении внимания к общественному явлению. Так, если конечной целью коммерческой рекламы нового сорта кофе является изменение потребительских привычек, то целью ролика социальной рекламы, например, по борьбе с беспризорностью, является привлечение внимания к этой проблеме, а в стратегической перспективе – изменение поведенческой модели общества.

В силу того, что социальная реклама существует на Западе уже долгие десятилетия, отношение к ней иное, чем в России. На Западе основополагающим является принцип, что если возникает серьезная социальная проблема, то для ее решения, помимо прочих мер, необходимо провести внушительную и дорогостоящую рекламную кампанию. Поэтому государственные, некоммерческие и общественные организации из года в год платят внушительные суммы на производство соответствующего продукта, тем самым подтверждая факт, что затраченные деньги не столь велики, если принять во внимание, что без социальной рекламы, которая растолковывает гражданам азы поведения, государству и остальным организациям пришлось бы потратить гораздо больше денег на компенсацию последствий их несознательности.

Социальная реклама классифицируется по степени массовости адресной аудитории, по способам распространения рекламы, по направленности на аудиторию, по своему содержанию, по заказчику и др. Так, социальная реклама может быть классифицирована по своему содержанию, то есть в зависимости от того, какие социальные проблемы она затрагивает (Николайшвили, 2008):

1. Социальная реклама, призывающая бороться с пороками и угрозами, предупреждающая о катастрофах или нежелательных последствиях, декларирующая благие цели. В такой реклама используются наиболее актуальные опасения, например, экономические (низкий уровень жизни и угроза его дальнейшего снижения; остановка промышленного производства и сельского хозяйства); геополитические (потеря могущества и влияния); государственные (неспособность власти эффективно править страной); духовные (отсутствие национальной объединительной идеи, общепризнанных ценностей).

2. Социальная реклама, декларирующая ценности. Приоритетными ценностями каждого человека являются: здоровье, работа (карьера), семья (дети), заработок (доход), личное счастье, безопасность (комфорт) и т.д.

3. Социальная реклама, призывающая к созиданию. Данный вид социальной рекламы основывается на стремлениях достижения социальных и индивидуальных идеалов.

4. Социальная реклама, обращающаяся к социальной психотерапии.

Социальная реклама использует богатый спектр средств выразительности на всех языковых уровнях. Рассмотрим основные особенности языка рекламы на лексическом уровне:

1. Положительному восприятию рекламного текста и образа рекламируемого объекта служит употребление слов с эмоционально-оценочными коннотациями. Как правило, такие слова содержат положительную коннотацию.

2. Для рекламного текста особенно важны качественно-оценочные лексические единицы.

3. Использование сленга, сокращенных и просторечных форм активно используется в рекламном дискурсе в качестве приема приближения к разговорному типу речи для реконструкции реальной коммуникативной ситуации.

4. Реклама является одним из источников неологизмов.

5. В целях достижения большей выразительности в рекламном тексте довольно часто используются выразительные средства языка – тропы, которые помогают создать индивидуальный образ рекламируемого объекта. К наиболее частотным относятся сравнение, метафора, эпитет, гипербола, градация, антитеза и др.

Эмоциональность и образность социальной рекламы могут создаваться с помощью:

- лексики, которая обладает богатым коннотативным шлейфом;

- стилистически окрашенных слов (архаизмов, окказионализмов, терминов и др.);

- фразеологизмов;

- метафоры и метонимии;

- повтора и зевгмы.

Все эти выразительные средства способствуют оригинальности текстов социальной рекламы и, следовательно, его запоминанию.

Таким образом, к языковым особенностям социальной рекламы на лексическом уровне относятся: употребление слов с эмоционально-оценочными коннотациями, качественно-оценочных лексических единиц; использование сленга, сокращенных и просторечных форм; неологизмов; тропов.

Советские плакаты – культовое явление. Созданные как инструмент пропаганды для формирования идеологически верных взглядов, они вобрали в себя характерные признаки прошлой эпохи. Всегда остроумные и оригинально исполненные, советские плакаты пользовались большой популярностью и народной любовью.

Плакат был неотъемлемой и важной частью образа жизни советских людей. В ХХ веке он занял свое место в иерархии искусств и имел своей целью создание нового советского человека. Плакаты, имея своих авторов, были рассчитаны на широкую, массовую аудиторию и отражали самые разные сферы жизнедеятельности людей и время, в которое они жили.

В разные периоды плакаты выполняли различные функции. Так, в революционные времена плакаты представляли собой мощное оружие, помогающее людям в сложных ситуациях и призывающее к борьбе. После Великой отечественной войны плакаты привлекали внимание людей к социальным проблемам (алкоголизм, тунеядство, распущенное поведение и т.д.). В 1960-е гг. социальные плакаты были направлены на борьбу с тлетворным влиянием Запада и призывали сохранять образ жизни советского человека. Таким образом, в разные времена социальные плакаты преследовали разные цели, но они достигались одними и теми же выразительными и лингвистическими средствами.

Плакаты сопровождались общепонятным текстом и выразительным изображением, и это делало их очень популярными и эффективными по силе воздействия на аудиторию. Однако, в первую очередь, популярность социальных плакатов второй половины ХХ века была обусловлена актуальностью их тематики, в частности, семейной и педагогической проблематикой.

Во второй половине ХХ в. плакат в СССР проникает в самые разные уголки жизни: в городскую среду, на территорию фабрик и заводов, в колхозы, клубы, школы и больницы, затрагивая все стороны жизни советского человека. Несмотря на определенную навязчивость, плакатное искусство играло положительную роль в деле утверждения вечных человеческих ценностей, любви к родине (Ученова, 2002: 7)[1].

В советской России социальный плакат являлся одним из наиболее мощных средств пропаганды, своего рода рекламы и привлечения внимания граждан к социальным проблемам. Плакаты, высмеивающие чиновников, плакаты, призывающие к защите родине, плакаты, ориентированные на социальное воспитание подростков и молодежи, плакаты, унижающие человеческие недостатки – классификация социальных плакатов была крайне обширной, каждый из них имел свое назначение, в зависимости от той социальной проблемы, которая выдвигалась за основную, и часто украшал собой стены различных учреждений (Худалова, 2017)[2].

Советские плакаты воспитывали любовь и уважение к Родине, что сейчас вызывает ностальгию у старшего поколения и являются настоящими произведениями искусства и культурным наследием СССР. Плакаты развешивали на стройках, в колхозах, на заводах, на перронах, в кабинетах, ресторанах, учебных заведениях, отражая происходящие перемены в жизни людей.

Гражданам внушались не только постулаты о социальном равенстве и справедливости, здоровом образе жизни, акцент также делался и на патриотизм. Большая доля советских плакатов несла информационный характер, наглядно показывая гражданам, как нужно поступить в той или ситуации.

Беспорядки, вредные привычки были признаны «врагами культурной революции», и государство всячески с ними боролось. Чаще всего художники, работающие в жанре социального плаката, обращались к темам алкоголизма, тунеядства, распущенности, пропаганде здорового образа жизни и т.д. В 1929-1930 гг. в Советском Союзе шла антиалкогольная компания: плакат Буланова «Папа, не пей!» 1929 г с использованием техники фотомонтажа и плакат группы художников ИЗОРАМа «Помни, когда ты пьешь, твоя семья голодна» 1930 г выделяются из общей массы своим подчеркнуто трагическим настроем. Отдельно плакатисты обращались к теме пьянства на рабочем месте, в целом, алкоголь, как и другие пороки, представал как враг Советского Союза.

Начиная с 1930-х гг., особое внимание уделялось переживаемой страной индустриализации, плакаты взывали к трудовым свершениям, в том числе со стороны женской части населения: такие работы как «Долой кухонное рабство! Даешь новый быт!» (Г. Шегаль, 1931 г.), «Делегатка, на ударную уборку полей!» (В. С. Сварог, 1930 г.) являются характерными примерами пропаганды трудового подвига. Не менее известен плакат «За пятилетку в четыре года», агитирующий людей опережать друг друга, выполняя государственный план.

В послевоенный период диапазон тем социальных плакатов расширяется, появляются плакаты, посвященные поведению советского гражданина на работе, в общественных местах, пользе спорта, образованию, например, работы 1948 г. «Учись отлично!» (Нестерова-Берзина) и «Обслужим культурно каждого посетителя» (Шубина Г. К.). Плакаты 1960-х гг. косвенно отражают тему Холодной войны, например, плакат 1968 г. «Американская свобода в руках душителей народа» (Кукрыниксы). В то же время такие работы как «Миру – мир» (Каракашев В.С., 1965 г.) и «Нам нужен мир» (Громыко М., 1973 г.) подчеркивают общий мирный настрой советских граждан. В 1980-е гг. к вышеперечисленным темам добавляется тема «Олимпиады-80».

В целом необходимо отметить, что на протяжении всего советского периода социальные плакаты отражали практически все стороны жизни общества, агитировали, поддерживали, взывали к чувству долга. В жанре социального плаката работало огромное количество художников, и их работы можно было видеть во всех общественных местах. Социальная реклама воспитывала советских граждан, укореняла в них чувство причастности общему делу, прививала советские идеалы.

В советское время правительство стремилось привить обществу «правильные» взгляды, «подвигнуть» на смелые, нужные обществу виды деятельности, например, переселение на неосвоенные земли. Уже в послевоенное время был напечатан плакат следующего содержания: румяная деревенская девушка на фоне рассыпающегося молотого зерна и призыв: «Соберем с целины богатый урожай!» (История России, 1995: 589)[3]

Социальная реклама советского периода была яркая, запоминающаяся, многие слоганы становились крылатыми выражениями. Можно сказать, что директивы и лозунги партии большевиков становились социальной рекламой. Всем известное выражение: «Экономика должна быть экономной», тоже можно назвать привлечением внимания к актуальным проблемам общества. Плакаты, висевшие в советских столовых, призывали граждан принимать пищу не спеша: «Тщательно пережевывая пищу, ты помогаешь обществу!» Рядом с рабочим местом часто была вывешена фраза: «Совесть – лучший контролер».

Многим знаком лозунг: «Октябрьская революция – мост к светлому будущему» (История России, 1995: 330)[4], написанный на фоне локомотива с красным флагом, едущего по мосту. Этот плакат – одна из составляющих идеологизированной рекламы советского периода. Еще одна реклама, связанная с поездом, на котором изображены вожди русской революции (или считающиеся ими) Маркс, Энгельс, Ленин и Сталин с лозунгом: «Поезд идет от станции Социализм до станции Коммунизм. Испытанный машинист локомотива революции товарищ Сталин» (История России, 1995: 477)[5].

Борьбе с инакомыслящими посвящен плакат, созданный в 1947 году В. Ивановым, на котором изображен молодой инженер, за спиной которого русский богатырь. Он сопровождает следующей надписью: «Слава русскому народу – народу-богатырю, народу – созидателю!» (История России, 1995: 405)[6] Такой плакат свидетельствует о том, что советское правительство не хотело разрывать связи со славным историческим прошлым России.

В конце 50-х при ослаблении режима тональность социальной рекламы несколько меняется, она становится менее идеологизированной, наблюдается смещение смысла в сторону соответствия потребностям граждан, а не только партии. Больше становится неполитической рекламы. Темы касаются физкультуры и спорта, здорового образа жизни, однако политическая тематика все же остается приоритетной. Примером служит знаменитая женщина в красном платке, чей палец прижат к губам, а рядом совет: «Не болтай!».

Таким образом, советский плакат отражал характерные признаки советской эпохи, соответствовал потребностям общества и регулировал все стороны жизни советского человека. Он является культурным наследием СССР.

Вывод:

На данный момент еще окончательно не сформировалось определение понятия «текст» в лингвистике. Разные авторы в основу определения текста кладут разные признаки, которые, по их мнению, являются для текста ведущими, основными.

Информативно-регуляторские тексты представляют собой разные вербальные указания, окружающие человека в цивилизованном обществе в абсолютной прогрессии: чем выше «цивилизованность», тем больше слов. Они формируют как определенный социальный мир, так и нас как личность, представляющую этот мир. На формирование социального мира влияют, в частности, топонимы. Указатели и объявления несут в себе информацию следующего рода: собственно информация; инструкция – информация, говорящая, что делать, и призывающая к определенному действию; запрет; предупреждение.

Все виды информативно-регуляторских текстов объединяет то, что они выполняют одновременно функцию сообщения и воздействия, регулируя поведение человека и формируя его менталитет. Однако каждый из видов таких текстов имеет свою специфику. К языковым особенностям социальной рекламы на лексическом уровне относятся: употребление слов с эмоционально-оценочными коннотациями, качественно-оценочных лексических единиц; использование сленга, сокращенных и просторечных форм; неологизмов; тропов. Советский плакат отражал характерные признаки советской эпохи, соответствовал потребностям общества и регулировал все стороны жизни советского человека.

[1] Ученова В.В., Старых Н.В. История рекламы. – СПб.: Питер, 2002. – С. 7.

[2] Худалова А.А. Особенности творческого процесса работы над советским социальным плакатом // Молодой ученый. – 2017. – №22. – С. 456-461.

[3] История России XX век. Энциклопедия для детей т. 5. / гл. ред. Исмаилова С. – М.: «Аванта+», 1995. – С. 589.

[4] Там же. С. 330.

[5] История России XX век. Энциклопедия для детей т. 5. / гл. ред. Исмаилова С. – М.: «Аванта+», 1995. – С. 477.

[6] Там же. С. 405.

Наиболее частотными сообщениями социальной рекламы на английском языке являются сообщения, побуждающие к действию на основании уже имеющейся у адресата информации, воздействующий эффект которых заключается в совершении или не совершении разового или повторяющегося действия. В качестве примера таких сообщений можно привести социальную рекламу, инициированную по заказу министерства здравоохранения и министерства сельского хозяйства США в 2011 году и реализованную в виде 31-секундного ТВ-ролика. Сообщение было приурочено к началу сезона шашлыков и посвящено внимательному отношению к подготовке и чистке продуктов перед барбекю.

Невербальная часть: Мужчина в водонепроницаемом костюме в идеально чистой кухне нарезает овощи. Из окна торчит садовый шланг и периодически попивает чистой водой все помещение, включая продукты и нож.

Вербальная часть: “Clean kitchen surfaces, utensils and hands with soapy water. One of six Americans will get sick from food poisoning this year. Keep your family safer. Check your steps at foodsafety.gov”.

Перевод: «Очищайте (мойте) кухонные поверхности, принадлежности и руки мыльной водой. У каждого шестого американца будет пищевое отравление в этом году. Обезопасьте свою семью. Проверьте свои действия на foodsafety.gov».

Коммуникативная цель сообщения сводится к призыву совершать конкретное действие – мыть продукты, кухонные принадлежности и руки при работе с едой. Для усиления этого послания в тексте используются глаголы повелительного наклонения («очищайте», «обезопасьте», «проверьте»), личные притяжательные местоимения («свои»), однородные члены предложения («кухонные поверхности, принадлежности и руки»), синтаксический параллелизм («Обезопасьте свою семью. Проверьте свои действия на foodsafety.gov»).

В России отсутствует социальная реклама такого рода. Власти страны не уделяют должного внимания проблемам, связанным с пищевым отравлением населения, вероятно, потому, что считают, что личная гигиена – это нечто, само собой разумеющееся, а также потому, что российская социальная реклама обращена к более глобальным проблемам, таким как: безопасность дорожного движения, усыновление детей, вопросы экологии и др.

Тем не менее, подобную социальную рекламу можно продвигать и в России, но ее перевод не может быть дословным, буквальным, поскольку в тексте американской рекламы содержатся наименования национальности (“Americans”), статистические данные, характерные для США (“One of six Americans will get sick from food poisoning this year”), а также название сайта (“foodsafety.gov”). Поэтому при переводе целесообразно привести российскую статистику, касающуюся количества отравлений россиян с наступлением весеннего сезона, и дать ссылку на интернет-ресурс, на котором расписаны действия, которые необходимо совершать при подготовке к сезону шашлыков.

Сообщения, побуждающие к действию на основании уже имеющейся у адресата информации, свойственны не только социальной рекламе в Америке, но и в Европе. Социальная реклама европейской общественной экологической организации «BUND», инициированная в 2010 году и реализованная в виде принтов в журналах, посвящена теме экологии.

Невербальная часть: По морю плывет корабль, стилизованный под банан, а из его трубы в воздух выбрасываются огромные клубы дыма.

Вербальная часть: “Travelling fruits cause pollution”.

Перевод: «Перевозка фруктов вызывает загрязнение окружающей среды».

В углу принта есть слоган: “Think global, eat local”.

Перевод: «Мысли глобально, ешь местное».

Это сообщение использует традиционные для побуждающих к действию на основании имеющейся у адресата информации социальной рекламы языковые средства: глаголы повелительного наклонения и синтаксический параллелизм. Цель сообщения – мотивировать людей покупать продукты местного производства и не покупать заграничные продукты. Для достижения также используется прием противопоставления (“Think global, eat local”).

Социальная экологическая реклама в России, нацеленная на сохранение природы, занимает отдельное и весьма значительное место, поскольку в настоящее время к важнейшим экологическим проблемам относят загрязнение окружающей среды и истощение природных ресурсов. Экологическая социальная реклама охватывает широкую аудиторию, которую волнуют общечеловеческие проблемы: охрана природы, здоровье детей, загрязнение окружающей среды. Ее цель – изменить отношение людей к окружающей среде, заострить внимание на экологической проблеме, а в долгосрочной перспективе – создать новые социальные ценности. Стремление к повышению качества жизни населения приводит к возрастанию потребности в благоприятной окружающей среде – чистой воде, воздухе и т.п. [Дворников]

Однако анализ российской социальной рекламы на тему экологии показал, что ни одно из рекламных сообщений не посвящено взаимосвязи перевозки фруктов и загрязнения окружающей среды. Поэтому буквальный перевод данного рекламного текста на русский язык для российского населения неприемлем, поскольку он будет непонятен и не передаст масштабы экологической проблемы. Кроме того, призывая отказаться от импортных фруктов, российские власти окажутся в ситуации, когда им придется самостоятельно обеспечить свою страну всеми необходимыми фруктами, а между тем около двух третей фруктов, продаваемых в российских магазинах, импортируются из-за границы [8 стран]. Россияне не поддержат призыв такой социальной рекламы, поскольку не смогут отказаться от разнообразия фруктов на своем столе в пользу экологии.

Необходимо также отметить, что в англоязычном слогане “Think global, eat local” используется рифма, позволяющая реализовать языковую игру, которую на русский язык передать невозможно.

Императивность зарубежных сообщений социальной рекламы на английском языке более явно выражена, чем в России. Более частотное использование сообщений с таким типом коммуникативной цели свойственно европейским странам, Америке и Австралии. Длительное систематическое использование побуждающих к действию сообщений может свидетельствовать об эффективности такого рода воздействия на социум. Исследователи социальной рекламы подчеркивают, что результаты ее воздействия можно увидеть только через годы и даже десятилетия [Дмитриева; Николайшвили; Сергеев]. Можно предположить, что в странах с более длительной историей существования жанра социальной рекламы оправданность использования сообщений именно с прямым побуждением к действию была подтверждена, что и послужило поводом к снижению частотности двух других типов сообщений социальной рекламы.

Тем не менее, социальной рекламе на английском языке также свойственны сообщения, изменяющие отношение к известной адресату проблеме и сообщающие новую информацию. В качестве примера сообщения зарубежной социальной рекламы, цель которого заключается в изменении отношения адресата к уже известной ему информации, можно привести социальную рекламу, инициированную британской общественной организацией “NHS” (“National Health Service”), распространявшуюся в 2011 году в виде 75-секундных теле и Интернет-роликов.

Невербальная часть представлена черно-белым видеорядом, в котором молодая симпатичная девушка медленно курит сигарету, а на ее лице во время каждой затяжки появляются морщины, она выглядит все старше.

Вербальная часть реализована в виде короткого сообщения в конце ролика: “Smoking ages you by up to 19 years. Look younger longer”.

Перевод: «Курение старит тебя на 19 лет. Выгляди молодо дольше».

Данный рекламный текст следует перевести пословно, за исключением формы сравнительной степени “younger”, которую целесообразнее и грамматически вернее перевести без использования степени сравнения – «молодо», поскольку в пределах одного предложения две формы сравнительной степени подряд звучат некорректно.

В сообщении нет прямого указания к действию, автор не призывает адресата делать или не делать что-либо. Слоган “Look younger longer” предполагает призыв к отказу от курения, но он не говорит об этом напрямую. Сообщение преподносит проблему курения не как угрозу здоровью, а как угрозу внешнему виду, что для адресата сообщения (молодая девушка) может оказаться более важным аргументом. Коммуникативная микроцель этого сообщения – одновременно актуализировать проблему в сознании адресата и изменить его отношение к такому явлению действительности, как курение. Императив в данном случае выражен косвенно, поскольку в тексте сообщения нет прямого побуждения или призыва к конкретному действию.

Примером сообщения социальной рекламы на английском языке, актуализирующего имеющуюся у адресата информацию, является социальная реклама, инициированная французским фондом по борьбе со СПИДом “AIDES”. Сообщение распространялось в виде 90-секундного теле- и Интернет-ролика.

Невербальная часть представлена видеорядом, в котором рисованный персонаж, напоминающий мужской половой орган, путешествует по миру. Мультипликационный герой посещает различные страны и фотографируется на фоне достопримечательностей.

Вербальная часть: “Willie, the tourist. Because you never know, where it’s been. Protect yourself”.

Перевод: «Вилли, турист. Потому что никогда не знаешь, где он побывал. Защити себя».

Несмотря на то, что сообщение содержит призыв к действию «Защити себя», его коммуникативная цель сводится к актуализации в сознании адресата широко известной проблемы небезопасного секса. Ролик вновь напоминает адресату об этой проблеме, приводя в шутливой форме один из привычных аргументов в пользу использования средств контрацепции.

Автор подразумевает, что проблема существует в сознании адресата, поскольку в сообщении предполагается, что адресат знает и о возможных средствах защиты, и о возможных венерических заболеваниях. Формальный призыв к действию носит, скорее, информативный, нежели императивный характер, поскольку не предписывает адресату никаких запретов.

При переводе данного рекламного сообщения переводчик сталкивается с проблемой перевода табуированной лексемы – “Willie”, значение которой на русский язык может быть передано с помощью слова «писюн», однако российская аудитория вряд ли готова к восприятию такой рекламы.

В англоязычных сообщениях социальной рекламы наиболее частотным является «персонифицированный» образ адресата. Примером такого сообщения является социальная реклама, инициированная английской организацией “National Society for the Prevention of Cruelty to Children” («Национальное общество по предотвращению жестокого отношения к детям») и реализованная в виде плакатов и принтов в печатных изданиях.

Невербальная часть содержит в себе фотографию ванной комнаты, в которой среди тюбиков, мыла и зубных щеток на раковине лежит маска улыбающегося ребенка 10-12 лет.

Вербальная часть: “If you’ve been sexually abused, you don’t have to hide it anymore. When you’re ready, visit donthideit.com, text ADVICE to 60022 or call ChilLine 08001111”.

Перевод: «Если ты подвергался сексуальным домогательствам, тебе больше не нужно это скрывать. Когда будешь готов, посети сайт donthideit.com, пошли смс-сообщение СОВЕТ на номер 60022 или позвони в детскую горячую линию 08001111».

Социальная кампания состояла из нескольких типовых сообщений, в которых различалась только невербальная часть: в разных сообщениях изображались разные маски детей – мальчика, девочки, темнокожей девочки.

Сообщения максимально персонифицированы благодаря детализации образа адресата через невербальную часть. Это помогает потенциальному адресату (ребенку, которому приходится постоянно скрывать факт сексуального насилия, носить «маску») сопоставить себя с заложенным в сообщение образом адресата и вступить в коммуникацию, воспринять вербальную часть сообщения.

Английскую форму времени Present Perfect “have been abused” на русский язык следует перевести формой прошедшего времени «подвергался», а не пассивом. Повелительную форму глагола “text” целесообразнее перевести наиболее привычным для русского языка устойчивым выражением «пошли смс-сообщение».

В английском языке сообщения социальной рекламы с «персонифицированным» образом адресата наиболее частотны, гораздо реже встречаются сообщения с «детализированным» образом адресата. В качестве примера такого сообщения можно привести социальную рекламу, реализованную в виде 30-секундного ролика и инициированную Министерством транспорта, энергетики и инфраструктуры Южной Австралии.

Невербальная часть представлена видеорядом, в котором сотни лошадей скачут в разные стороны от лежащего на земле человека, привязанного к ним веревкам. В последний момент, когда натянувшиеся веревки готовы разорвать человека, кадр меняется. Показывается этот же мужчина, который в последнюю секунду остановился на железнодорожном переезде, спасшись от проезжающего на огромной скорости поезда.

Вербальная часть: “A train’s engine is over one thousand horse power. Think about that before you cross the tracks”.

Перевод: «Мощность двигателя поезда превышает тысячу лошадиных сил. Подумай об этом, прежде чем пересекать пути».

Образ адресата описывается невербальной частью – в ролике показывается молодой мужчина без каких-либо ярких деталей в образе. Вербальная часть дополняет его, сообщая о том, что адресат иногда переходит железнодорожные переезды, то есть является пешеходом. Сообщение адресовано не всему обществу, а некоторой социальной группе, причем довольно обширной, без четких границ, что свойственно именно сообщениям с «детализированным» образом адресата.

Данная социальная реклама актуальна для российского населения, так как ежегодно на железнодорожных путях гибнет более трех тысяч человек, в большинстве случае – из-за своей невнимательности [Ждакаев]. Англоязычная социальная реклама содержит яркие образы, вербализуемые с помощью конкретных лексических единиц – “engine”, “one thousand horse power”, которые способны воздействовать как на эмоции, так и на разум реципиента. Поэтому данный рекламный текст можно перевести дословно.

Наименее частотными в английском языке являются сообщения с «размытым» образом адресата. Примером такого сообщения является социальная реклама, инициированная благотворительной организацией “WaterAid” в 2010 году. Сообщение реализовано в виде 60-секундного теле- и Интернет-ролика.

Невербальная часть состоит из сложного видеоряда. В начале ролика дети европейской внешности весело поют шутливые песни, повторяя рефрен “Diarrhoea” (Диарея)». Затем очень грустный чернокожий худой мальчик из Замбии в грязной одежде заканчивает песню своим куплетом. Завершается ролик видеорядом, изображающим, как мужчины строят закрытые туалеты. При этом стоящие вокруг люди африканской внешности радуются и аплодируют им.

Вербальная часть:

Дети: “When it comes out your bum like a bullet from a gun, diarrhea, diarrhea. When you do a little dance and it’s gooey in your pants, diarrhea, diarrhea. When you’re on the seat for hours and it doesn’t smell like flowers, diarrhea, diarrhea”.

Перевод: «Когда это вылетает из тебя, как пуля, – это диарея, диарея. Когда ты танцуешь, а в твоих штанах урчит, – это диарея, диарея. Когда ты сидишь часами, а от тебя пахнет далеко не цветами, – это диарея, диарея)».

Чернокожий мальчик: “When it’s just killed your sister and you’re really going to miss her, diarrhea, diarrhea”.

Перевод: «Когда твоя сестра только что умерла, и ты будешь по ней скучать, – это диарея, диарея».

Голос за кадром: “Diarrhea kills four thousand children every day in the world’s poorest countries. Safe, clean toilets will help to save their lives. Please help us dig them, contact “WaterAid” today. Every minute diarrhea kills three more children. Please give now and help us save them. Dig toilets, not graves”.

Перевод: «Диарея ежедневно убивает четыре тысячи детей из беднейших стран мира. Безопасные, чистые туалеты помогут спасти их жизни. Пожалуйста, помогите нам в выкапывании этих туалетов, свяжитесь с WaterAid сегодня. Каждую минуту от диареи погибает три ребенка. Пожалуйста, пожертвуйте сейчас и помогите нам спасти их. Копайте туалеты, а не могилы».

Образ адресата никак не обозначен в сообщении. Оно адресовано всем, кто может пожертвовать деньги на помощь бедным странам. Ни вербальный, ни невербальный уровни не несут никакой информации об адресате, его образ обезличен. В парадигме «образ автора – образ адресата» в рамках сообщений социальной рекламы именно реализация параметра образа адресата имеет наибольшую вариативность. Также образ адресата в большей степени влияет на всю коммуникацию в целом, поскольку от того, насколько быстро и точно адресат соотнесет себя с заложенным в сообщение образом, зависит успешность начала коммуникативного акта.

Конечно, данная социальная реклама не актуальна для России, поскольку в нашей стране не принято помогать бедным африканским странам. Тем не менее, рассмотрим особенности передачи лексических явлений с английского языка на русский. При переводе выражения “like a bullet from a gun” целесообразно использовать прием опущения и не переводить существительное “gun”, так как оно является семантически избыточным. Прилагательное “gooey” следует перевести глаголом «урчит» или же разговорным наречием «липко». Выражение “when it’s just killed your sister” возможно перевести как формой актива («когда твоя сестра только что умерла»), так и формой пассива («когда это только что убило твою сестру»).

Образ автора и образ адресата находятся в тесной связи и не существуют отдельно друг от друга, поскольку модель их взаимоотношений является одним из наиболее устойчивых элементов внутренней организации текстов сообщений социальной рекламы. Рамки этих взаимодействий допускают определенную вариативность, которая проявляется в различных социальных ролях, которые автор может занимать по отношению к адресату. Примером такой реализации образа будущего является сообщение социальной рекламы, инициированное полицией Канады. Социальная реклама распространялась в виде плакатов и принтов в печатных изданиях.

Невербальная часть изображает сцену преступления – мужчина с пистолетом стоит над трупом другого мужчины в темном переулке, а вдалеке стоит случайный прохожий и смотрит на убийцу со спины. При этом все детали сцены, кроме самого преступника, сильно замыты и неразличимы, в том числе неразличим прохожий, ставший свидетелем сцены.

Вербальная часть: “You remain anonymous, criminals don’t”.

Перевод: «Вы останетесь анонимными, а бандиты нет».

Также вербальная часть сообщает телефон отдела полиции “Crime Stoppers”, занимающегося поиском свидетелей.

Образ прошлого, включенный в сообщение, рисует жизненную ситуацию, в которой мог оказаться адресат сообщения, – ситуацию, в которой человек видел преступление или что-то знает о нем, но боится сообщить в полицию из-за страха за собственную безопасность. При этом образ будущего предполагает картину мира, в которой преступники наказываются, а случайные свидетели, сообщившие о преступлении, остаются в безопасности.

Буквальный перевод данного текста социальной рекламы возможен, однако его также можно перевести следующим образом с помощью антонимического перевода: «О вас не узнает никто, а о бандитах – все».

В английском языке более частотным является движение адресата к позитивному образу будущего от отрицательного (или нейтрального) образа прошлого.Примером реализации такой парадигмы «образ прошлого – образ будущего является» сообщение, инициированное компанией “Pedigree” в 2010 году и распространявшееся в виде 29-секундного телеролика во время рекламной паузы в ходе трансляции Супер-кубка по американскому футболу в США.

Невербальная часть состоит из четырех коротких зарисовок:

– Женщина зовет своего питомца на прогулку, держа в руках поводок. При этом из комнаты выбегает, вопреки ожиданиям зрителя, не собака, а носорог. Животное проносится мимо хозяйки, выбивая дверь и снося мебель;

– Почтальон приносит почту пожилой женщине, а ему навстречу выбегает огромный страус. Женщина пытается успокоить животное и отогнать питомца от почтальона;

– Семья едет на машине, женщина оборачивается к заднему сидению и подбадривает свою маму и ребенка, сидящих там. При этом с ними рядом сидит вепрь, который теснит их и доставляет им неудобства;

– Молодой человек бросает игрушку (летающую тарелку для собак) в сторону своего питомца, рассчитывая, что тот поймает. Его друг скептически предполагает, что животное не сможет этого сделать. Тарелка ударяется в голову огромного быка с рогами, при этом животное даже не пытается ловить игрушку.

Вербальная часть также соответствует этим четырем сценам:

– “Come on, Rusty. Come on, let’s go for a walk! Oh, no! Rusty!”

Перевод: «Давай, Расти! Давай, пойдем на прогулку! Нет! Расти!»;

– “Good morning, missis Lowrance. Not again!” – “Bruno, come back here! Come back, bad boy!”

Перевод: – «Доброе утро, миссис Лоуренс. Только не это!» – «Бруно, назад! Назад, плохой мальчик!»;

– “How you guys doing back there?” – “How do you think we’re doing here!”

Перевод: – «Ребята, как у вас там дела сзади?)» – «А ты как думаешь!?»;

– “Hey, Max!” – “He isn’t doing it!”

Перевод: – «Эй, Макс!» – «Он не сможет!»

“Maybe you should get a dog. “Pedigree” adoption drive”.

Перевод: «Возможно, вам стоит завести собаку. Программа приютов для собак “Pedigree”».

В целом лексика данной социальной рекламы является нейтральной и общеупотребительной, и ее перевод не вызывает трудностей. В заключительном предложении необходимо использовать прием добавления, уточнив, что программа приютов «Педигри» для собак.

В этом примере образ прошлого рисует жизненные ситуации, в которых может оказаться адресат, у которого есть собака. При этом в сообщении используется прием гротескного описания, доводящий ситуацию до абсурда, в котором герои зарисовок испытывают теплые чувства по отношения к своим питомцам (носорогу, страусу, вепрю и быку), но питомцы своими действиями вызывают разочарование владельцев.

Финальный текст сообщения («Возможно, вам стоит завести собаку») создает образ будущего, вписывая во все нарисованные сообщением жизненные коллизии нормального домашнего питомца – собаку. Образ будущего оценивается как в высшей степени позитивный, поскольку предполагает отличный от образа прошлого сценарий проживания этих типичных для адресата ситуаций. В образе будущего адресату представляются ситуации, в которых он может с радостью гулять со своей собакой, встречать вместе с ней почтальона, ездить вместе в машине, играть во дворе с летающей тарелкой.

Традиционно для сообщений социальной рекламы граница между образами прошлого и будущего проходит в момент совершения адресатом действия, заложенного в перлокуцию сообщения. В данном примере это взятие собаки из приюта.

Менее частотной в английском языке является реализация в социальной рекламе парадигмы «образ прошлого – образ будущего», в которой будущее оценивается в негативном ключе. Примером такого сообщения является социальная реклама против курения марихуаны, инициированная правительством Великобритании в 2010 году и распространявшаяся в виде 42-секундного видеоролика.

Невербальная часть представлена видеорядом, в котором молодой человек затягивается сигаретой с марихуаной, после чего к нему в мозг начинают приходить гости. Каждый гость является точной копией самого молодого человека, их отличают разные поведенческие модели. Каждая модель поведения подписана над головой гостя. Сначала в комнату заходят “Giggles” (Смешливость), “Munches” (Чавканье), “Нарру” (Счастье), “Talkative” (Разговорчивость), “Chill” (Расслабленность). При этом в сообщении рисуется веселая вечеринка, разворачивающаяся вокруг героя, сидящего на диване.

После этого в дверь раздается еще один звонок, молодой человек открывает дверь, а за ней стоят новые гости, также идентичные с героем по внешнему виду. Среди них “Memory loss” (Потеря памяти), “Panic attack” (Панический удар) и “Paranoia” (Паранойя). Герой говорит, что их не приглашали, но они заходят в комнату-мозг без его разрешения и портят всю вечеринку. В конце ролика молодой человек сидит на диване, растерянный, тяжело дышащий и со страхом в глазах, а на экране появляется контактная информация консультационного центра “FRANK”.

Вербальная часть: “The more you mess with cannabis, the more it messes with your mind. To find out more, talk to “FRANK”.

Перевод: «Чем чаще ты имеешь дело с марихуаной, тем больший беспорядок она наводит в твоем мозгу».

Судя по образу, заложенному в сообщении, адресатом является молодой человека, злоупотребляющий курением марихуаны. Образ будущего вписывает адресата в ситуацию, когда он не может управлять собственными мыслями и эмоциями, пребывает в состоянии паники, паранойи и теряет память. Традиционно для такой реализации парадигмы «образ прошлого – образ будущего» адресату предлагается конкретное действие, чтобы избежать негативного образа будущего. В данном примере это отказ от курения марихуаны и звонок в центр поддержки наркоманов.

В оригинальном тексте социальной рекламы дважды употребляется глагол “to mess”, имеющий значение «производить беспорядок, грязнить, засорять, путать», для усиления языкового воздействия на адресатов рекламы. Однако на русский язык одно из употреблений глагола целесообразнее перевести более нейтральным выражением «иметь дело».

И в русском, и в английском языках применение в социальной рекламе отрицательного образа будущего, в который сообщение вписывает адресата, связано с темами, так или иначе связанными со здоровьем и безопасностью. Отрицательный образ будущего чаще применяется в острых социальных темах курения, алкоголизма и безопасного вождения.

В темах, связанных с экологией, социальной ответственностью или других, не связанных с физическим выживанием адресата или других членов социума, как правило, применяется парадигма «образ прошлого – образ будущего», в которой адресат движется от негативно оцениваемой ситуации к позитивной, имеет возможность сделать свою жизнь лучше, выполнив коммуникативную цель, заложенную в сообщении.

Таким образом, анализ текстов англоязычной социальной рекламы показал, что многие из них не актуальны для российской аудитории, поскольку в них затрагиваются такие проблемы, которые граждан нашей страны не волнуют или же затрагивают в меньшей степени, чем другие. При переводе текстов англоязычной социальной рекламы переводчик может столкнуться с такими лексическими явлениями, как жаргонизмы, разговорная лексика, терминология и др. Перевод каждой лексической единицы должен быть оценен сквозь призму принципа адекватности и эквивалентности перевода.

Далее рассмотрим следующие случаи лексических замен в анализируемых текстах англоязычной социальной рекламы: частичное изменение семного состава исходной лексемы, перераспределение семного состава исходной лексемы, конкретизацию и генерализацию.

1. Частичное изменение семного состава исходной лексемы:

Real men don’t use the violence! There is no excuse for abuse! Standing together against domestic violence (Devon and Cornwall Police).

Настоящие мужчины не прибегают к насилию! Ничто не может быть оправданием насилия! Встанем вместе против насилия в семье.

Переводчик использует лексему, которая по своему семному составу сходна с исходной: глаголы «использовать» и «прибегать», хотя и согласуются с разными существительными, среди своих значений имеют и общее.

2. Перераспределение семного состава исходной лексемы:

Please don’t control over your drinkin. One drink can change your entire outlook (MADD – Mothers Against Drunk Driving).

Пожалуйста, следите за тем, сколько вы пьете. Один напиток может изменить всю вашу жизнь.

Лексема “outlook” имеет значения «точка зрения; мироощущение; миросозерцание; кругозор; бдительность» и др. Переводчик же использует при переводе лексему «жизнь», которая по своему семному составу не совпадает с исходной лексемой. В оригинальном рекламном тексте предполагается, что даже один алкогольный напиток способен усыпить бдительность человека, и он потеряет контроль над собой. Таким образом, переводчик выбрал неверное значение многозначного слова при переводе.

3. Прием конкретизации заключается в замене слова или словосочетания иностранного языка с более широким предметно-логическим значением слова или словосочетания переводящего языка с более узким значением [Миньяр-Белоручев, с. 80]:

В результате применения этой трансформации создаваемое соответствие и исходная лексическая единица оказываются в логических отношениях включения: единица иностранного языка выражает родовое понятие, а единица языка перевода – входящее в нее видовое понятие:

How much water you give your lawn? How much it really needs? (Denver Water)

Сколько воды вы тратите на свой газон? Сколько требуется на самом деле?

Переводчик использует глагол «тратить», обладающий более узким и конкретным значением, нежели глагол “to give”, имеющий множество значений, таких как: «пожертвовать; посвящать; уделять; жертвовать; предоставлять» и др.

I’ll never forget the people who helped me get cigarettes when I was a kid. Don’t help kids get hooked.

Я никогда не забуду людей, которые помогали мне покупать сигареты, когда я был маленьким. Не помогайте детям стать зависимыми.

В данном случае использование приема конкретизации представляется неуместным, поскольку искажается смысл рекламного послания. Глагол “get” имеет множество значений, основным из которых является значение «доставать». То есть подразумевается, что взрослые различными способами помогают детям доставать сигареты (покупают, угощают, оставляют на видном месте и т.д.). В русском же переводе указывается только на то, что взрослые именно покупают сигареты.

Контекстуальная конкретизация осознанно вводится переводчи­ком и зависит не только от меры постижения им оригинала, но и от индивидуальных пристрастий, формирующих индивидуальный стиль переводчика.

4. Генерализация – замена единицы иностранного языка, имеющей более узкое значение, единицей языка перевода с более широким значением, то есть преобразование, обратное конкретизации [Миньяр-Белоручев, с. 80].

По определению Л.Л. Нелюбина, генерализация – это замена переводимого слова, имеющего узкое, конкретное значение, иноязычным эквивалентом, имеющим более широкое, обобщающее значение; замена видового понятия родовым; переводческий прием по своей сути прямо противоположен приему конкретизации [Нелюбин, с. 36].

Приведем примеры генерализации:

Polluted river water kills as many people as a nuclear explosion (WWF).

Загрязненная речная вода губит столько же людей, сколько и ядерный взрыв.

Переводчик использует лексему с более широким значением: убить – «лишить жизни» [Ожегов, с. 819]; погубить – «приводить к гибели, уничтожать» [Ожегов, с. 152].

As you can see women who smoke feed more then just milk their children (Child Health Foundation).

Курящая женщина дает своим детям не только молоко.

В оригинале используется глагол с конкретным значением – “to feed” кормить, в переводном тексте – глагол с более широким значением – «давать».

Таким образом, переводчики часто используют такие лексические трансформации, как конкретизация и генерализация. Это обусловлено тем, что в английском языке много слов с широкой семантикой, и у них не всегда есть соответствие в русском языке. Даже если переводчик сможет подобрать слово с близкой семантикой, то и в этом случае словарное соответствие не всегда может полностью охватить широкую семантику английского слова. Для английского языка характерен абстрактный характер, за одним английским словом порой скрыто столько информации, что порой для передачи этого смысла требуется несколько русских слов. Это объясняется не только культурными, но и грамматическими различиями текстов.

Добавления представляют собой расширение тек­ста подлинника, связанное с необходимостью полноты передачи его содержания, а также различиями в грамматическом строе.

Приведем примеры добавлений:

The back seats no safer. Belt up (Road safe Hawke’s Bay New Zeland).

Задние сиденья не намного безопаснее. Пристегнись.

Использование приема добавления может быть обусловлено тем, что в русском языке английскому слову или словосочетанию соответствует выражение, содержащее большее количество лексических единиц:

Tailgating is worth it. 46 days in hospital bed! Slower is better (USA ELM Grove Police).

Езда впритык имеет свою цену. 46 дней в больнице! Медленнее – лучше.

Разговорная лексема “tailgating” переводится сочетанием слов – «езда впритык», поскольку в русском языке отсутствует лексема – аналог английскому слову, которое обозначает езду на автомобиле «на хвосте» у другого автомобиля, впритык, то есть очень близко. Обычно автомобилист, едущий сзади, «на хвосте», делает это с целью вынудить двигающийся впереди автомобиль уступить дорогу. Однако такая езда очень опасна, так как едущий впереди автомобиль может резко затормозить, и тогда двигающийся позади имеет большие шансы врезаться в него и создать, таким образом, аварийную ситуацию.

Операция, обратная добавлению, называется опущение. Прием опущения встречается в вышеприведенном примере: словосочетание “hospital bed” переводчик трансформирует в одну лексему – «больница».

These shoes were found 46 yards from the crash caused by a drunk driver. Carissa Deason was thrown 30 yards and not even her father, a doctor, could save her. Friends don’t let friends drive drunk!

Эти туфли были найдены в 46 ярдах от места аварии, которая произошла по вине пьяного водителя. Кариссу Дизон отбросило на 30 ярдов, и даже ее отец, врач, не смог спасти ее. Не разрешайте своим друзьям садиться за руль нетрезвыми!

В данном случае переводчик опустил повторяющееся слово, обращение “friends”, являющееся семантически избыточным, потому что из текста рекламы ясно, что рекламный слоган адресован друзьям водителей.

Под приемом смыслового развития, или модуляцией понимается замена слова или словосочетания какого-либо иностранного языка, семантику (значение) которых можно вывести контекстуально или логически [Миньяр-Белоручев, с. 81]:

Alcohol is stronger than you think (Advertising Agency Fischer Portugal, Lisbon).

Алкоголь опаснее, чем ты думаешь.

В данном случае переводчик использует прием смыслового развития: существительное в сравнительной степени “stronger” переводится как «опаснее», поскольку переводчик мыслил приблизительно следующим образом: алкоголь сильнее человека, значит, он имеет над ним власть, человек теряет над собой контроль, следовательно, алкоголь очень опасен.

I’ll never forget the people who helped me get cigarettes when I was a kid. Don’t help kids get hooked.

Я никогда не забуду людей, которые помогали мне покупать сигареты, когда я был маленьким. Не помогайте детям стать зависимыми.

Выражение “get hooked” в английском языке имеет значение «быть завербованным; попадаться на крючок; пристраститься к чему-либо; быть подвешенным» и др. Все эти значения имеют общую сему – «зависимость от чего-либо», «невозможность отказаться от чего-либо».

Таким образом, правильное использование лексических трансформаций имеет ключевое значение при переводе, так как главной задачей перевода является обеспечение успешной межкультурной коммуникации. При переводе переводчики используют такие виды лексических трансформаций, как генерализация и конкретизация, приемы добавления и опущения, прием смыслового развития. В большинстве случаев использование данных приемов является оправданным и способствует достижению эквивалентности и адекватности перевода.

В статье рассматриваются вопросы оспаривания сделок должника в процедуре банкротства при установлении признаков злоупотребления правом. Анализируется сложившаяся правоприменительная практика, в том числе при конкуренции норм специального законодательства о несостоятельности.

Ключевые слова: несостоятельность (банкротство), аффилированность, злоупотребление правом.

Одной из основных целей законодательства о банкротстве является защита нарушенных прав и законных интересов кредиторов [1]. Но зачастую в результате недобросовестных действий должника и участвующих в сделках сторон шансы добросовестных кредиторов получить справедливое удовлетворение своих требований значительно снижаются. Одним из вариантов такого исхода событий является ошибочная оценка должником своего финансового положения как удовлетворительного или изменение рыночных условий настолько, не преодолев которые должник приобрел признаки неплатежеспособности. Но встречаются и случаи, когда должник, оценив свое финансовое состояние как неблагополучное, не только не предпринимает попытки ее изменить, а наоборот, ухудшает ее посредством заключения ряда сделок, направленных на вывод имеющихся активов из будущей конкурсной массы или с целью такое имущество сокрыть.

Одним из наиболее эффективных правовых инструментов в борьбе с таким недобросовестным поведением должника является оспаривание совершенных им сделок по основаниям законодательства, регулирующего банкротство. К таким основаниям законодатель относит сделки с неравноценным встречным исполнением, сделки, совершенные в целях причинения вреда правам кредиторов и сделки, оказывающие предпочтение одному из кредиторов перед другими (статьи 61.2 61.3 Закона о несостоятельности). Практика в таких случаях далеко не единообразна, но за последнее время можно отметить тенденцию большего учета мнения кредиторов, оспаривающих такие сделки, отказ судов от формального подхода к оценке условий их заключения.

Но даже при этом, не всегда требования специальных норм законодательства о банкротстве применимы ко всем сделкам должника по причине узкой специфики критериев статьи 61.2, 61.3, не доказав которые кредитор рискует не получить удовлетворения своих требований. Поэтому в подобных случаях квалификация сделки на основании статьи 10 Гражданского кодекса РФ [2] используется как своеобразный резервный механизм защиты от недобросовестных действий должника.

Таким образом, оспаривание сделок должника на основании статьи 10 ГК РФ возможно: 1) в случаях прямо предусмотренных законом (например, в силу п.13 федерального закона от 29.06.2015 № 154-ФЗ сделки граждан, совершенные до 1 октября 2015 года с целью причинить вред кредиторам, могут быть признаны недействительными на основании статьи 10 ГК РФ) [3]; 2) в случае выявленных в оспариваемых сделках пороков, выходящих за пределы дефектов сделок с предпочтением или подозрительных сделок. В условиях же конкуренции норм статьи 61.2, 61.3 закона о несостоятельности и статьи 10 ГК РФ предпочтение следует отдавать нормам специального законодательства.

По общему правилу злоупотребление правами в любых формах не допускается под страхом отказа в защите таких прав.

Однако, несмотря на многочисленные исследования на предмет содержания, форм злоупотребления правом, последствий злоупотребления правом для третьих лиц, правоприменительная практика значительное время обходила эту норму стороной, не говоря уже о применении ее как самостоятельного основания для признания сделки недействительной. Учитывая действующую презумпцию добросовестности участников правоотношений, обратное доказать было практически сложно, что зачастую ставило недобросовестную сторону в преимущественное процессуальное положение перед кредиторами, чьи права таким поведением нарушены, поэтому законодательно положения статьи 10 ГК РФ носили декларативный характер.

В настоящее же время применение статьи 10 ГК РФ стало гораздо шире по причине увеличения количества банкротных производств в судах. Определенным толчком в этом направлении послужило и становление правоприменительной практики. Например, с принятием Информационного письма Президиумом Высшего Арбитражного суда Российской Федерации №127, были определены правовые позиции, оказавшие значительное влияние на всю последующую практику [4].

В частности, одним из нововведений была предусмотренная для судов возможность квалификации действий лица как злоупотребление правом независимо от того, ссылалась ли другая сторона спора на злоупотребление правом противной стороной. Суд вправе по своей инициативе отказать в защите права злоупотребляющему лицу. Не менее важным является и право суда не принимать доводы лица, злоупотребившего правом, обосновывающие соответствие своих действий по осуществлению принадлежащего ему права формальным требованиям законодательства. Данные положения, по существу восполнив неопределенность законодательного регулирования, позволили рассматривать злоупотребление правом как самостоятельное основание для защиты интересов кредиторов.

Определенным толчком послужило принятое Верховным судом РФ постановление Пленума от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» [5], в котором определено, что оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации.

Вся последующая практика, сформировавшая большое количество примеров, где имело место злоупотребления правом, позволила определить критерии злоупотребления.

В частности, среди основных критериев следует отметить критерий незаконности, по которому поведением, свидетельствующим о злоупотреблении правом будет осуществление принадлежащего лицу права с незаконной целью или незаконными средствами, нарушающее при этом права и законные интересы других лиц и причиняющее им вред или создающее для этого условия.

Также, исходя из правоприменительной практики, по смыслу ст. 10 ГК РФ злоупотребление правом, т.е. осуществление субъективного права в противоречии с его назначением, имеет место в случае, когда субъект поступает вопреки норме, предоставляющей ему соответствующее право, не соотносит поведение с интересами общества и государства, не исполняет корреспондирующую данному праву юридическую обязанность.

При этом частыми формами злоупотребления правом является намеренный вывод должником своего ликвидного актива таким образом, чтобы впоследствии можно было его сокрыть или обеспечить сохранность от претензий кредиторов.

Как правило, примером недобросовестного поведения, если речь идет о гражданине - должнике, может быть вывод имущества, посредством институтов семейного права и участия заинтересованных лиц (например, супругов, родственников, сестер, братьев), а в

случаях с юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем - путем заключения заемных обязательств с аффилированными лицами или конечными бенефициарами. Заключение договоров с такими лицами на условиях явно преимущественных и в период наличия неисполненных финансовых обязательств перед третьими лицами в отсутствие иного имущества или заключение договоров формально соответствующих требованиям закона, но встречное исполнение по которым ничем не подкреплено (например, кроме расписок, договоров о зачете встречных требований и др.), может расцениваться как злоупотребление правом.

Обобщая результат правоприменительной практики и отвечая на вопрос, в каких же целях должник может считаться злоупотребившим своими правами, выделяем три его основные формы, которые могут существовать как самостоятельно, так и пересекаться по последствиям, которые стороны преследовали при заключении сделки.

Первая форма самая распространенная и связана с совершением сделок должником по отчуждению принадлежащего ему имущества с целью избежать обеспечительных мер и обращения взыскания и последующей реализации имущества в процедуре банкротства.

К примеру, по одному из дел в рамках банкротства гражданина финансовым управляющим было заявлено о признании недействительными четырех сделок должника по отчуждению ликвидного имущества в пользу своей супруги по безвозмездным сделкам дарения и раздела имущества в период имеющегося неисполненного обязательства перед кредитором по договору займа и признаков неплатежеспособности должника, появившихся вследствие заключения оспариваемых сделок. При этом, одним из обоснований финансового управляющего являлось в том числе и тот факт, что при отчуждении этого же имущества, но возмездно, полученного денежного эквивалента было бы достаточно для погашения возникших обязательств, в то время как безвозмездная утрата прав стала к тому препятствием. Признавая договоры дарения недействительными сделками, суды исходили из того, что сделки совершены заинтересованными лицами со злоупотреблением правом при наличии у должника признаков неплатежеспособности с целью причинения вреда кредиторам должника и уменьшение конкурсной массы. (Определение Верховного Суда РФ от 15.06.2018 № 306-ЭС18-7060 по делу № А55-15501/2016).

Надо сказать, что отчуждение имущества может быть как фактическим так и не сопровождаться реальным выбытием имущества из обладания должника. Должник может реально сохранять возможность распоряжения имуществом, юридически не являясь его собственником, в том числе через третьих лиц.

Второй формой злоупотребления правом следует выделить совершение должником сделок, направленных на искусственное увеличение кредиторской задолженности с целью закрепления преимущественного положения одного кредитора перед остальными кредиторами, включенными в реестр и с целью повлиять на процедуру банкротства.

Так, действия третьего лица по перечислению кредитору суммы, составляющей основной долг организации - должника, суд посчитал фактически направленными на принудительный выкуп отдельных прав к должнику в целях получения контроля над ходом процедуры банкротства, либо дополнительных голосов на собрании кредиторов, без несения дополнительных издержек на приобретение требований по финансовым санкциям. По сути, третье лицо использовало институт, закрепленный статьей 313 ГК РФ, не в соответствии с его назначением, поскольку основной кредитор в результате таких действий, будучи против своей воли лишено прав требования к должнику, утратило возможность влиять на ход процедуры несостоятельности, что свидетельствует о злоупотреблении правом со стороны третьего лица (Определение Верховного Суда РФ от 16.06.2016 № 302-ЭС16-2049 по делу №А33-20480/2014).

Другим примером является вынесенное решение суда по сделке, в которой имелись признаки заинтересованности. В частности, судом определено следующее: если заем является внутригрупповым, денежные средства остаются под контролем группы лиц, в силу чего, с точки зрения нормального гражданского оборота, отсутствует необходимость

использовать механизмы, позволяющие дополнительно гарантировать возврат финансирования. Поэтому в условиях аффилированности займодавца, заемщика и поручителя между собою, на данных лиц в деле о банкротстве возлагается обязанность раскрыть разумные экономические мотивы совершения обеспечительной сделки, в том числе выдачи поручительства. В обратном случае следует исходить из того, что выбор подобной структуры внутригрупповых юридических связей позволяет создать подконтрольную фиктивную кредиторскую задолженность для последующего уменьшения процента требований независимых кредиторов при банкротстве каждого участника группы лиц (Определение Верховного Суда РФ от 28.05.2018 № 301-ЭС17-22652(1) по делу № А43- 10686/2016).

Увеличение кредиторской задолженности не только позволяет контролировать ход дальнейшей процедуры банкротства, но и влиять на нее. Например, недобросовестные кредиторы, воспользовавшись преимущественным количеством голосов применяют процедуру мирового соглашения с целью снизить размер ответственности должника, ускорить завершение процедуры банкротства и исключить возможность привлечения к ответственности контролирующего должника лиц, что ущемляет интересы миноритарных кредиторов.

Третьей формой следует рассматривать сделки, направленные на оказание предпочтения одному из кредиторов (дружественных должнику) с целью сохранить и в дальнейшем вернуть собственные активы.

Так, заключение договора об ипотеке в период существенного ухудшения финансовоэкономических показателей, характеризующих деятельность должника -залогодателя, судом было расценено как злоупотребление правом, поскольку в залог было передано практически все имущество должника, деятельность которого была фактически прекращена. Ипотекой обеспечивалось исполнение обязательств не самого залогодателя, а третьего лица. При этом заключение спорной сделки не обусловлено получением залогодателем разумной экономической выгоды, привело к причинению вреда иным кредиторам общества, уменьшению конкурсной массы. Сам спорный договор залога недвижимости заключен спустя 8 месяцев после заключения основного кредитного договора и в преддверии банкротства залогодателя (определение ВАС РФ от 11.05.2012 № ВАС-5373/12 по делу № А36-1986/2010).

Исходя из вышесказанного, прямо очевидна возможность и одновременно сложность использования механизма защиты по статье 10 ГК РФ, так как недобросовестность поведения должника оценивается через критерии цели совершения сделки (насколько она отлична от цели, обычно преследуемой при совершении такого рода сделок), превышения пределов осуществления дозволенного поведения, негативных последствий для кредиторов в результате такого поведения, наличия или отсутствия у сторон по сделке иных обязательств, исполнению которых совершение сделки создает или создаст в будущем препятствия.

Несмотря на столь широкое применение статьи 10 ГК РФ, большинство положительных судебных решений отмечено лишь в рамках дел о банкротстве, где учитывается признак неплатежеспособности в период совершения сделок и размер существующей на момент совершения сделки дебиторской задолженности, хотя и здесь конкретный исход отдельно взятого спора не может быть спрогнозирован по причине зависимости результата оспаривания сделки должника от силы юридической позиции участников такого спора.

Ситуацию несколько изменило принятое постановление Президиума ВАС РФ от 18.10.2012 № 7204/12, где судом был сформулирован принцип недостаточности формального исполнения сделки для признания ее реальной. В частности, суд должен осуществлять проверку, следуя принципу установления достаточных доказательств наличия или отсутствия фактических отношений. Целью такой проверки является установление обоснованности долга, возникшего из договора, и недопущение включения в реестр необоснованных требований, поскольку такое включение приводит к нарушению прав и

законных интересов кредиторов, имеющих обоснованные требования, а также должника и его учредителей (участников).

Для признания сделки недействительной по мотиву злоупотребления правом недостаточно злоупотребления одной стороны, надо также доказать и факт соучастия или осведомленности о злоупотреблении другой стороны сделки. Осведомленность может быть реальной - то есть когда контрагент точно знал о злоупотреблении; либо презюмируемой - контрагент должен был знать о злоупотреблении действуя добросовестно и разумно (например, будучи заинтересованным лицом). И если первое доказуемо, то волю второй стороны - возможно оценивать через признак заинтересованности или аффилированности с должником.

Список литературы:

1. О несостоятельности (банкротстве) [Электронный ресурс]: Федеральный закон РФ от 26.10.2002 № 127-ФЗ// КонсультантПлюс: справ. правовая система. - Электрон. дан. - URL: http://www.consultant.ru.

2. Гражданский кодекс РФ (часть первая) [Электронный ресурс]: Федеральный закон РФ от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 23.05.2018)//КонсультантПлюс: справ. правовая система. - Электрон. дан. - URL: http://www.consultant.ru.

3. Об урегулировании особенностей несостоятельности (банкротства) на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации [Электронный ресурс]: Федеральный закон РФ от 29.06.2015 № 154-ФЗ// КонсультантПлюс: справ. правовая система. - Электрон. дан. - URL: http://www.consultant.ru.

4. Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации» [Электронный ресурс]: Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25.11.2008 №127// КонсультантПлюс: справ. правовая система. - Электрон. дан. - URL: http://www.consultant.ru.

5. КонсультантПлюс: справ. правовая система. - Электрон. дан. - URL:

http://www.consultant.ru.

Цели:

Образовательные обогащение и расширение знаний, представлений об окружающем мире, расширение и обогащение словаря.

Коррекционные: продолжить работу по развитию мелкой моторики учащихся, умению ориентироваться в пространстве и на листе бумаги, работать над появлением у учащихся элементов произвольного внимания, корригировать непроизвольное внимание, продолжить работу по формированию у учащихся зрительного и слухового внимания, запоминания работать над развитием памяти, мышления, речи.

Воспитательные: воспитание мотивации к учению, нравственных и эстетических качеств, развитие навыков самоорганизации, самоконтроля, саморегуляции, воспитывать умение работать в коллективе.

Оборудование: компьютер, музыкальный фрагмент, «входные билеты», занавес на доске ,предметы прикрепляемые на занавес (треугольники, квадраты, шар овальной и круглой формы), картинки ( клоун, мишка на велосипеде, жонглёр, дрессировщик, фокусник, гимнаст), грецкие орехи, карточки, волшебный сундучок, шапка- чалма, настольные шарики, клей , ножницы, шаблоны , кегли, кубики.

Словарная работа: цирк, жонглёр, дрессировщик, фокусник,

Ход урока.

Ӏ.Орг. момент.

Психологический настрой

Добрый день, ребята! Я очень рада вас видеть. И как всегда, приглашаю вас в наш замечательный «Круг радости». Давайте возьмёмся за руки и начнём. (Работа в кругу с детьми)

Здравствуй, наш любимый дом

Мыс тобой, мы тебя любим

Здравствуйте, наши гости

Мы с вами , мы вас любим!

Здравствуй, наш город- Кокшетау

Мы с тобой, мы тебя любим

Здравствуй наша Родина - Республика Казахстан

Здравствуй наша планета Земля

Мы с тобой, мы тебя любим.

Дыхательная гимнастика:

А теперь поднимем руки на уровне наших плеч, глубоко вдохнём и на выдохе в воздухе нарисуем сердце и подарим Друг, другу, нашим гостям и нашему городу Кокшетау.

Скажите, а где вы уже побывали в городе, куда ходили на экскурсии. (Ответы детей). Вам понравилось там, а что вам понравилось.

А куда мы сейчас отправимся, вы узнаете, когда отгадаете загадку. Слушайте внимательно.

Все глядят на середину

В середине волшебство

Там чудак зайчишку вынул

Из кармана своего

Там под купол танцовщица

Улетела как синица.

Там собачки танцевали.

Вы наверно там бывали. ( Цирк) (слайд)

Ребята на сегодняшнем уроке мы с вами побываем в цирке, где вы станете участниками представления. Что бы пойти на представление, вам нужны входные билеты. Возьмите у меня билеты и займите свои места согласно билетам (на каждой парте номер) (спросить у каждого номер билета, дети рассаживаются)

• Сели удобно. И так мы начинаем. (Слайд)

Работа по вопросам:

1. В цирке можно громко говорить?

2. А в ладоши хлопать?

3. А семечки щелкать и соседу мешать?

4. Цветы артистам дарить?

5. С животными фотографироваться?

2.Основная часть.

а. Установка на внимание.

-- Для начала представления нужно открыть занавес, но откроется он тогда, когда вы скажите, чем одна часть занавеса отличается от другой. Будьте внимательны.

- Молодцы справились. Занавес открывается. (Звучит музыка)

б. Упражнение на развитие мелкой моторики

Игра « Весёлые клоуны»

(на доске изображение грустного клоуна)

• Ребята, кто это? Каким клоун бывает, когда выступает на арене цирка? А наш клоун какой?(грустный, печальный, задумчивый, невесёлый)

• А грустит он , ребята, от того, что его друзья клоуны лежат у вас на партах в разобранном виде. Давайте мы их соберём.

1. уровень аппликация с помощью шаблона

2. уровень наклеивают готовые детали

Порядок работы.

1 уровень: обводите детали клоуна, вырезаете и по сухому раскладываете на картоне изображение клоуна., затем промазываем клеем одну деталь и осторожно прикладываем слегка прижимая, накрываем чистой салфеткой и притираем к основе., если клей выступает за края осторожно убираем его бумажной салфеткой свёрнутой в трубочку. Так последовательно приклеиваем все детали.

Ребята во время работы на столе должен быть порядок. Перед

наклеиванием деталей все обрезки нужно убрать, на столе не должно быть ничего лишнего. (Выполнение работы)

Показ слайдов клоуны.

• Какие клоуны у вас получились? (Весёлые). Покажите, как клоуны

смеются, как клоуны могут плакать. Но мы с вами грустить не будем, ведь представление продолжается.

Показ слайда «Найти двух одинаковых клоунов»

в. « Жонглёры»

Жонглер - словарная работа (Слайд)+ картинки.

• Сейчас вы станете жонглёрами. Кто такие жонглёры? Жонглёры - это артисты цирка, которые ловко подбрасывают и ловят предметы (шары, кольца, кегли разного размера и количества. (Показ слайдов «Жонглёры»)

• возьмите 1 грецкий орех. Покатайте по ладошке правой руки, теперь с другой стороны. (Тоже с левой рукой)

- Зажмите орех в правой руке, теперь в левой. Возьмите второй орех,

зажмите их в двух руках. Представьте, что вы жонглёры: подкиньте 1 орех и сумейте его поймать (раза) (Мухамад, Мади - шарики)

• Хорошие из вас получились жонглёры.

Вопросы на внимание:

1. Сколько мячей у жонглёра, если в руках красный, а в воздухе зелёный? (2 уровень)

2. Сколько палочек у жонглёра если в воздухе 6, и в руках 2. (1 уровень)

3. Жонглёр подбросил вверх красный, жёлтый, зелёный, синий мяч.

Вопрос: Какой по цвету, мяч взлетел первым вверх, а второй, последний?

1. С какими предметами работают жонглёры?

Упражнение: « Что лишнее»

В подбрасываемые жонглёром предметы попал лишний предмет, нужно е найти (Метод исключения: мячи, шары, кегли.)

в. Упражнение на ориентировку

Дрессировщик - словарная работа (слайды)+ картинки «Помогите Мишке»

- На арену цирка выезжает косолапый Мишка ( Слайд или картинка).

Говорят «косолапый медведь», а как умеет педали вертеть. Давайте поможем Мишке быстро и правильно проехать по лабиринту и заработать любимое лакомство - бочонок мёда. Действовать нужно строго по моей инструкции.

1. уровень по моей инструкции

2. уровень самостоятельно (Обводка, копирование, соедини по точкам, карточки)

1 уровень.

Едем прямо до ёлки, поворот на право;

Едем до домика, поворот налево;

Едем вперёд, поворот налево;

Проедем между зайчиком и Красной Шапочкой, поедем к пруду. Найдите лакомство Мишки.

Метод: Классификация «Домашние и дикие животные» ( 6 картинок

вывешиваются на доске : лев, тигр, собачка, кошка, лошадь, слон). На какие две группы можно разделить животных?

Показ слайда «Найди двух одинаковых собачек»

г. Физ-минутка

Гимнаст - словарная работа (Слайд) + картины

Гимнасты - это воздушные акробаты. Которые выполняют в воздухе и на земле различные фигуры. Они выносливые, смелые, ловкие, внимательные, гибкие. (Показ слайд шоу о гимнастах).

Посмотрите, дети

Не боятся они

Ничего на свете

Какими должны быть гимнасты?

Давайте и вы попробуете себя в роли гимнастов.

Упражнение выполняется стоя.

Мы осанку исправляем

Спинки дружно прогибаем

Влево, вправо мы нагнулись

До носочков дотянулись

Плечи вверх, назад и вниз,

Улыбайся и садись.

Фокусник - артист, который умеет превращать одни предметы в другие. (Слайд)

На арене цирка выступают фокусники.(Слайд).

Сейчас вы попробуете себя в роли фокусника.

Игра: «Путаница»

Учащиеся выстраиваются по кругу в центре класса. Выбирается водящий «фокусник», которому одевают шляпу. Задача водящего внимательно посмотреть на игроков. Затем водящий отворачивается, а игроки в это время меняются местами, игрушками. Задача «Фокусника» исправить путаницу.

Игра: «Дорисуйка»

А сейчас немного отдохнём и поможем дрессированным животным.

Внимательно рассмотрите рисунки животных и дорисуйте то, чего не хватает. (У каждого ребёнка карточка с изображением животных)

(собака, слон, кошка) (опрос детей)

1. Подведение итогов.

Вот и подошло к концу цирковое представление, в котором вы принимали активное участие. Понравилось ли вам быть участниками представления?

• Покажите радость на лице от увиденного и выполненного.

• Вспомните и назовите всех участников представления. (Во время опроса вывешиваю картинки с артистами.)

• Скажите, каким должен быть артист цирка?

Игра: «Кто лишний» (гимнаст, клоун, фокусник и другую)

— Что же надо сделать, когда представление заканчивается? (поаплодировать)

-Давайте сделаем это вместе с гостями. (Звучит музыка.)

Подведение итогов через опрос детей:

1.Как думаете, кто из вас хорошо работал на уроке?

2. Кому из ребят вы бы поставили оценку 5,4?

3. А кто не активно работал?

4. Что вам понравилось на нашем уроке?

5. Какое задание было трудным?

6. Где мы с вами побывали?

1. Кто из артистов вам больше всего понравился?

Сюрпризный момент «Чудесная коробочка» (фокус)

Актуальность темы исследования обусловлена исключительной социальной значимостью правоотношений, складывающихся в сфере охраны здоровья граждан и необходимостью защиты прав потребителей при оказании медицинских услуг.

Одним из наиболее важных показателей уровня социальноэкономического развития любой страны, индикатором качества жизни ее граждан является средняя продолжительность жизни граждан. При этом продолжительность жизни человека определяется не только его биологическими показателями, но и уровнем и доступностью медицинской помощи.

Проблемы, возникающие при применении законодательства, регулирующего защиту прав потребителей при оказании медицинских услуг, а также необходимость совершенствования правового регулирования защиты прав потребителей медицинских услуг требуют детального изучения и принятия действенных решений.

Потребитель наделен совокупностью прав, гарантий их реализации [4].

Основными правами потребителей медицинских услуг являются: право на просвещение в области защиты прав потребителей, право на получение услуги надлежащего качества, право на безопасность услуги, право на информацию об исполнителе и об услугах, недопустимость включения в договор условий, ущемляющих права потребителя, право на компенсацию морального вреда.

На сегодняшний день проблема обеспечения бесплатным медицинским обслуживанием очень актуальна. Сейчас мы все больше и больше подвергаемся рекламе, которая окружает нас повсюду. Реклама то и дело завладевает нашим вниманием, все чаще начинают появляться разные предложения об оказании платных медицинских услуг. Многих людей увлекает быстрота, безочередность и порой привлекательные цены за столь комфортные условия. Однако не всегда эти преимущества оправдывают себя и выглядят так безобидно. В последнее время граждане всё чаще сталкиваются с некачественным медицинским обслуживанием, после которого вынуждены ещё больше тратить времени и сил на лечение и восстановление утраченного здоровья. Обуславливается это тем, что в Федеральном законе "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" от 21.11.2011 N 323-ФЗ предусмотрена экспертиза качества медицинской помощи только для некоммерческих организаций и является обязательным мероприятием, а это значит, что коммерческие учреждения не проходят государственную экспертизу. Хоть критерии оценки качества медицинской помощи и являются обязательными к исполнению для всех организаций независимо от их формы собственности и организационно-правовой формы, но так как соблюдение этих критериев контролируется государством только для государственных учреждений, то и следование необходимым требованиям в обслуживании для коммерческих организаций остается только на совести самих врачей. В современном мире не каждый сотрудник медицинского учреждения выполняет свою работу в соответствии с установленными критериями качественной медицинской помощи, разберем на примере и через призму глазных заболеваний.

Гражданка N столкнулась с таким видом заболеваний глаз, как катаракта. Федеральный закон"Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" от 21.11.2011 N 323-ФЗ и Постановление Правительства РФ от 19.12.2016 N 1403 определяют, что граждане РФ имеют право на бесплатное лечение по полису ОМС, которое включает в себя систематическое наблюдение, а также бесплатную операцию. [1] Однако гражданка N изначально пошла в коммерческую организацию, где ей поставили диагноз катаракта и сообщили о необходимости проведения операции незамедлительно, так как промедление может отрицательно сказаться на результате. Однако эта операция должна была быть проведена платно. После визита в это медицинское учреждение гражданка N была готова пойти и сделать ее, но родные уговорили ее сходить в государственное учреждение, где по мере необходимости могут провести бесплатную операцию. И там пациентке тоже поставили этот же диагноз, но о срочности проведения операции не было сказано ни слова, так как ее заболевание оказалось не в такой критической стадии, и у неё ещё сохранилось 60 % зрения. В государственном учреждении гражданку поставили в очередь на проведение бесплатной операции. С того времени прошло уже 2 года, гражданка N хорошо себя чувствует, однако в очереди на операцию ещё стоит, письма о приглашении на операцию пока не пришло, но было сказано, что время ожидания может доходить до 3 лет. Столь длительные сроки оказания бесплатных медицинских услуг и являются основанием для обращения застрахованных граждан в негосударственные медицинские учреждения.

Таким образом, застрахованный гражданин РФ, имеющий медицинский полис ОМС, должен первоначально ознакомиться с документами (Федеральный закон"Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" от 21.11.2011 N 323-ФЗ и Постановление Правительства РФ от 19.12.2016 N 1403), которые устанавливают право на получение бесплатного лечения, а также определяют перечень заболеваний и стадий их развития, при наличии которых лечение для лиц, имеющим ОМС, осуществляется бесплатно.[2] Если данный случай является страховым необходимо сначала пройти обследование и консультирование у врачей государственных медицинских учреждений. К сожалению, не все врачи в государственных учреждениях являются мастерами своего дела и не думают о получении прибыли, но стоит отметить хотя бы эти два очень важных пункта как доступность(бесплатно) и качественность. Качественность обслуживания пациента в государственных медицинских учреждениях характеризуется тем, что эти организации, во-первых, проходят экспертизу качества медицинской помощи, контролируемой государством, а значит соблюдение необходимых критериев качественной медицинской помощи, установленных Правительством, в лечении той или иной болезни будут гарантированы. Во-вторых, в последнее время для врачей государственных организаций характерно использование, как руководство в лечении больных, клинических рекомендаций. Клинические рекомендации - это систематически разработанные документы, описывающие алгоритмы действий врача по диагностике, лечению и профилактике заболеваний и помогающие ему принять правильные клинические решения. Таким образом, клинические рекомендации - это стандарты, основанные на опыте других врачей и ставшие эффективными и полезными для других больных. [5]

Любой пациент может самостоятельно дать оценку качества оказываемой ему медицинской услуги, при условии, что его страховой случай входит в базовую программу, в которой установлены критерии оценки качества проведенной медицинской услуги (Постановление Правительства РФ от 19.12.2016 N 1403).

Необходимо совершенствование законодательства по оказанию медицинских услуг. Стоит отметить, что новые критерии оценки качества медицинской помощи, утвержденные Приказом № 520н разграничены на 13 групп заболеваний, когда на практике таких групп гораздо больше, это подтверждается, к примеру, «Международной классификацией болезней МКБ- 10», а также эти критерии скорее направлены на правильность заполнения медицинской документации и быстроты осмотра, а не на современность, правильность медицинской помощи и степени достижения запланированного результата. [3] Реализация Федерального закона от 21.11.2011 г. N 323- ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации", может происходить как путем расширения главы 39 Гражданского кодекса Российской Федерации (включения в главу отдельного параграфа, посвященного этому вопросу), так и посредством принятия специальных федеральных законов, регулирующих эти отношения. Так, например, с помощью федеральных законов "О регулировании частного здравоохранения", "О правах пациентов", "О страховании профессиональной ответственности медицинских работников".

Мы хотели бы предложить, как новую возможность в решении поднятой проблемы, ввести в обязательную учебную программу такую дисциплину как «Я-потребитель». Эта программа начиналась бы у школьников, когда человек уже напрямую начинает сталкивается с потреблением товаров и услуг, где для удовлетворения полностью своих потребностей в соответствии со своими правами потребителя необходимо знание этих самых прав. В таком случае наше предложение заключается в том, чтобы в школьные года ученикам давали знания основных моментов Закона о Защите прав потребителя, а уже в высших учебных заведениях более детально были бы разобраны права потребителя в основных сферах жизнедеятельности человека. В особенности, в первый год обучения в вузах должны быть изучены права на медицинскую помощь, так как многие студенты переезжают в другие города, где нет ни близких, ни родных, которые могли бы помочь. Также, на наш взгляд, нужно улучшить качество оказания медицинской помощи, необходимо вкладывать значительные средства в развитие данной отрасли. Здоровье граждан одно из самых значимых условий успешного развития нашего государства.

Список литературы

1. Постановление Правительства РФ от 19.12.2016 N 1403 "О Программе государст

венных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи на 2017 год и на плановый период 2018 и 2019 годов" [Электронный ресурс] //

http://www.consultant.ru/ document/cons_doc_LAW_209465/

2. Федеральный закон от 21.11.2011 N 323-ФЭ (ред. от 29.07.2017) "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" [Электронный ресурс] //

http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_121895/

3. Международная классификация болезней 10-го пересмотра (МКБ-10) [Электронный ресурс] // http://mkb-10.com/

4. Закон РФ от 07.02.1992 N 2300-1 (ред. от 01.05.2017) "О защите прав потребителей" [Электронный ресурс] // http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_305/

5. Клинические рекомендации или протоколы лечения [Электронный ресурс] // http://www.kormed.ru/kontrol-kachestva-medicinskoi-pomoschi/klinicheskie-rekomendatsii- ili-protokoly-lecheniya/

1.1. Сущность управленческих решений и принципы их финансового обоснования

Разработка управленческих решений является важным управленческим процессом. Анализ источников литературы показывает, что на сегодняшний день отсутствует единое мнение по поводу сущности понятия «управленческое решение».

Так, А.В. Барышев трактует понятие управленческое решение как «творческое, волевое действие субъекта управления на основе знания объективных законов функционирования управляемой системы и анализа информации о ее функционировании, состоящее в выборе цели, программы и способов деятельности коллектива по разрешению проблемы или изменению цели» [5, с. 21].

В работе Г.И. Андреева, П.А. Созинова и В.А. Тихомирова дается такое понятие управленческого решения: «Управленческое решение — это результат анализа, прогнозирования, оптимизации, экономического обоснования и выбора альтернативы из множества вариантов достижения конкретной цели системы менеджмента» [1, с. 17].

По мнению А.В. Гордеева, как явление управленческое решение — , направленных на разрешение в , приказа в или виде [12, с.15].

Основываясь на рассмотренных определениях, по нашему мнению, можно охарактеризовать исследуемое понятие следующим образом: управленческое решение – это результат анализа, прогнозирования, оптимизации, финансового обоснования и выбора альтернативы из множества вариантов достижения конкретной цели системы менеджмента предприятия.

На современном этапе существует множество видов управленческих решений. Однако основными решениями на предприятии являются оперативные и стратегические.

Оперативные решения выполняют корректирующую роль непосредственно в ходе производственной деятельности предприятия, решая внезапно возникающие проблемы, не терпящие отлагательства. Тогда как стратегические решения обычно касаются коренных проблем. Они принимаются в масштабе объекта управления и выше, рассчитаны на решение перспективных задач. Такие решения ориентированы на достаточно длительную перспективу (не менее 3 – 5 лет).

В менеджменте решение понимается в двух значениях: как процесс и как результат. Процесс включает 8 основных этапов (рисунок 1.1.1).

1. Сбор информации

2. Подготовка альтернативных вариантов

3. Согласование возможных вариантов

4. Выбор наиболее подходящего из них

5. Утверждение

6. Реализация

7. Контроль исполнения решения

8. Оценка результатов


Рис. 1.1.1. Процесс принятия и выбора управленческого решения [23, с.76]

Решая, как поступить в той или иной хозяйственной ситуации, руководитель должен, в первую очередь, оценить вероятность возникновения угроз. Это главный критерий, который позволяет находить оптимальное решение. Еще один критерий – это величина риска. Существуют специальные методы ее исчисления, основанные на сложных математических расчетах.

Основные правила принятия сложных решений включают следующие действия [42, с.90]:

- необходимо выявлять все виды факторов, влияющих на исполнение решения, как объективного, так и субъективного характера;

- следует проводить глубокий анализ выявленных факторов риска;

- нужно оценить финансовое измерение возможных рисков, чтобы обосновать экономическую целесообразность решения;

- следует определиться с порогом допустимого риска;

- в процесс исполнения решения нужно включить и действия по снижению или предотвращению возникновения риска.

Управленческое решение характеризуется рядом принципов, к ним относятся [5, с.34]:

- выполнимость - обязательно должна быть возможность воплотить его в жизнь;

- актуальность - они должны максимально отвечать требованиям момента;

- оптимальность - реализация решения должна отвечать условию баланса затрачиваемых ресурсов и получаемых выгод;

- законность - любое решение должно быть легитимным;

- непротиворечивость - исполнение решения не должно вызывать конфликта интересов исполнителей;

- ограниченность во времени - реализация решения должна иметь конкретный временной горизонт;

- простота, ясность и краткость изложения - чтобы исполнители не затруднялись с реализацией решения, они должны хорошо его понять.

Технологии менеджмента связаны с определением и оценкой всех условий, которые влияют на принимаемые решения. Они могут отличаться по происхождению, в этом случае выделяют условия макро- и микросреды. Обычно внешние условия не поддаются коррекции силами организации, и под них приходится подстраиваться, а внутренние подлежат изменениям.

Хорошие управленческие решения должны быть [15, с.108]:

- имеющими четкую и понятную цель;

обоснованными, иначе говоря, содержащими количественную, расчетную основу, объясняющую основной мотив, по которому было выбрано именно это решение изо всех возможных;

- имеющими конкретного адресата (исполнителя) и содержащими четкие сроки реализации;

- непротиворечивыми (управленческие решения должны быть согласованы с внутренними и внешними обстоятельствами, а также с предыдущими и будущими действиями);

- правомочными, то есть опирающимися на законодательные акты и иные нормативные документы.

Кроме того, управленческие решения должны учитывать обязанности и права руководителей и остальных сотрудников; эффективными (лучшими из всех возможных вариантов в соотношении полученного эффекта и затраченных ресурсов); конкретными (отвечающими четко на вопросы: как, когда, где действовать?); своевременными (способными привести к достижению поставленной цели); полными, краткими, четкими, понятными для исполнителей без уточнений со стороны руководства.

Главной задачей при принятии управленческого решения, не только в области финансового менеджмента, но и в любой сфере управления, является выбор такого варианта, который наиболее приблизит руководство предприятия к поставленной цели, либо распределение множества вариантов по степени влияния на имеющуюся цель. Значительно усложняет процесс принятия управленческого решения тот факт, что необходимо всегда учитывать внешние факторы (экономические, политические, социальные, юридические и др.) [38, с.190].

Во время ведения своего бизнеса руководителям постоянно приходится принимать ряд управленческих решений, от многих из них зависит не только успешность и эффективность компании, но и ее существование в целом. Принятие таких решений как инвестирование или распределение активов невозможно без проведения финансового обоснования управленческих решений.

Финансовое обоснование управленческих решений представляет интерес для управленческого состава, призванного контролировать все скрытые механизмы функционирования предприятия. На его основе вырабатываются и воплощаются управленческие и маркетинговые планы. Финансовое обоснование управленческих решений позволяет оценить приоритетные показатели деятельности предприятия, исследовать и выявить резервы улучшения деятельности и, как следствие, увеличить рыночную стоимость компании.

Финансовое обоснование – это изучение экономической выгодности, анализ и расчет экономических показателей принимаемого решения. Особенность финансового обоснования управленческих решений заключается в том, что, в отличие от решений в области бухгалтерского (финансового) учета, они либо плохо, либо совсем не стандартизируемы, а также носят непериодический характер [29, с.116].

Финансовое обоснование управленческих решений необходимо, прежде всего, не только собственникам и руководству предприятия для принятия верных управленческих решений, но и [26, с.97]:

1. Инвесторам, которым необходимо принять решение о формировании портфеля ценных бумаг предприятия. Им необходима информация о том, насколько адекватен получаемый ими доход, степени рискованности сделанных инвестиций; должны ли они продавать, покупать или продолжать держать свою долю в активах субъекта; будет ли способен данный субъект удовлетворить их ожидания в отношении выплачиваемых дивидендов.

2. Кредиторам, которые должны выдать при необходимости кредиты предприятию и быть уверенными, что их кредиты вернут вместе с процентами, раньше, чем предприятие обанкротится.

3. Поставщикам необходима информация о способности юридического лица вовремя погасить кредиторскую задолженность.

4. Покупателям, которые заинтересованы в том, насколько долго юридическое лицо сможет продолжать свою деятельность, чем выше зависимость покупателя от предприятия, тем больше он заинтересован в его финансовой стабильности.

5. Работникам, которые заинтересованы в стабильности и рентабельности деятельности субъекта для оценки своих перспектив занятости, перспектив получения различных финансовых и других льгот и выплат субъекта.

6. Аудиторам, которым необходимо проверить отчетность и хозяйственную деятельность предприятия и дать соответствующие рекомендации по ведению бухгалтерского учета.

7. Руководителям маркетинговых и рекламных отделов, которые на основе этой информации создают стратегию продвижения товара на рынки.

8. Государственным органам, которые заинтересованы в информации, необходимой для разработки экономической политики в отношении субъектов, включая налоговые меры, а также для сбора статистических данных.

Таким образом, разработка и выбор управленческих решений является сознательным выбором из имеющихся вариантов или альтернатив для действий, чтобы сократить разрыв между настоящим и будущим желаемым состоянием предприятия. Этот процесс включает в себя множество различных элементов, но, конечно, он содержит такие элементы, как проблемы, цели, альтернативы и решения. Этот процесс является основой для планирования предприятия, а также план - набор решений по распределению ресурсов и направления их использования для достижения целей предприятия.

1.2. Методы финансового обоснования текущего управленческого решения

Определение успешности предприятия, его возможностей в текущем и будущих периодах невозможно без финансового обоснования текущего управленческого решения.

Главной целью финансового обоснования текущего управленческого решения является максимизация стоимости бизнеса, достижение которой требует постоянного мониторинга и анализа ряда направлений деятельности предприятия для принятия управленческих решений в этих сферах:

1. Операционная деятельность, для которой характерны решения, связанные с планированием, прогнозированием и контролем.

2. Финансирование связано с обоснованием финансовых решений по управлению собственными и заемными источниками средств, а также с разработкой и реализацией финансовой стратегии предприятия.

3. Инвестирование связано с инвестиционными решениями по управлению активами, а также с разработкой и реализацией инвестиционной стратегии предприятия.

Все подходы финансового обоснования текущего управленческого решения можно условно разделить на количественные и качественные методы. Сравнительная характеристика методов финансового обоснования текущего управленческого решения предприятия представлена в таблице 1.2.1.

Таблица 1.2.1

Сравнительная характеристика методов финансового обоснования текущего управленческого решения [22, с.84]

Сравнительные характеристики

Количественные

Качественные

Статисти-ческие

Альтерна-тивные

Коэффициент-ные методы

Аналити-ческие

Многомерность подхода

+

+

+

Использование исходных данных внешней публичной отчетности

+

+

+

+

Наглядность и простота интерпретации результатов

+

+

Возможность сравнения с другими предприятиями

+

+

+

Простота вычисления

+

+

Учет фактора времени

+

+

+

Учет корреляционных факторов

+

+

Качественная оценка рассчитанного интегрального показателя

+

+

Используется эксперт

+

+

Учитывают специфику организации

+

Высокая точность оценки риска банкротства

+

+

Учет качественных показателей

+

+

Учитываются внешние факторы

+

Финансовое обоснование управленческих решений требует применения различных методов, которые позволяют найти оптимальное решение проблемной задачи. Все методы финансового обоснования управленческих решений делятся на три группы (таблица 1.2.2).

Как показано в таблице 1.2.2, в финансовом менеджменте управленческие решения необходимо принимать только после их анализа. Выделяют два вида такой оценки: качественный анализ (определение факторов риска и тех обстоятельств, которые приводят к образованию опасных ситуаций); количественный анализ (позволяет найти величину отдельных финансовых угроз и определить общий финансовый риск).

Таблица 1.2.2

Методы финансового обоснования управленческих решений [35, с.102]

Метод

Характеристика

1. Количественные

Эта группа методов построена на системе математических вычислений. Это могут быть вероятностные, статистические и имитационные модели, а также существует теория игр, линейное моделирование и динамическое программирование. Данные методы обычно требуют применения программно-вычислительного оборудования

2. Коллективные

Эта группа методов предполагает совместную работу над разработкой решения группы специалистов. К этому виду относятся методы мозгового штурма, метода Делфи, метода экспертных оценок

3. Неформальные

Это методы, не поддающиеся жесткой регламентации, их еще называют эвристическими. В этом случае решение принимается на основе каких-то внутренних рефлексий и умозаключений

4. Построение дерева целей

Этот метод позволяет выстроить иерархию целей и определиться приоритетами при решении проблемной задачи

5. Метод сравнения альтернатив

В этом случае процесс решения сводится к формулировке возможных вариантов, их оценке и сравнению по заданным параметрам

6. Сценарное планирование

В этом случае проектируются планы действий в том или ином варианте развития ситуации. Для создания сценариев привлекаются различные специалисты и большое количество экспертной и прогностической информации

Также выделяют неформальные методы принятия управленческих решений. Данные методы связаны с возможностью оценить решения по конкретным критериям. Эти оценки и кладутся в основу процесса принятия решений.

Итак, методы финансового обоснования текущего управленческого решения включают в себя различные способы анализа показателей:

- вертикальный (или структурный);

- горизонтальный (или динамический);

- сравнительный;

- интегральный (или факторный);

- трендовый;

- метод коэффициентов.

Вертикальный (или структурный) анализ проводится на основании первичных агрегированных данных отчетности прошлых периодов в сравнении с текущим периодом. Целью подобного метода является сравнение удельных весов каждой из статей затрат в общем балансе с целью определения тенденции финансового состояния предприятия. Данная методика позволяет выявить соотношение активов, размер собственного и заемного капиталов, дает возможность проанализировать структуру капитала по элементам.

Задача горизонтального анализа состоит в выяснении причин изменений отдельных показателей и статей баланса за конкретный период. После этого производится оценка подобных изменений. Как правило, результаты представляются в табличной форме и демонстрируют абсолютные балансовые показатели, а также относительные темпы изменений. Такой анализ проводится с использованием данных об изменениях в основных показателях деятельности предприятия за исследуемый период [40, с.263].

Сравнительный анализ основан на вертикальном и горизонтальном изучении структуры баланса предприятия. Исследуются:

- структура баланса;

- динамика баланса;

- изменения статей баланса и их соотношение.

Такой метод чаще применяется для изучения структурного состава имущества.

Целью интегрального (факторного) анализа является выявление важных факторов (показателей), влияющих на процесс деятельности предприятия. При этом используются детерминированные и статистические методы исследования. Результатом проведения трендового финансового анализа должны стать выводы об относительных отклонениях отчетных показателей за определенный период. Данный метод является разновидностью горизонтального финансового анализа, ставящей своей задачей прогнозирование изменений ряда показателей в перспективе.

Также в практике финансового обоснования управленческих решений применяется метод коэффициентов. Практика хозяйственной деятельности выработала огромное число усредненных нормативов, соответствие или несоответствие которым может свидетельствовать о положении дел на предприятии. Расчет этих самых коэффициентов базируется на первичных данных бухгалтерского учета, а также на результирующих показателях деятельности компании в отчетном периоде [44, с.301].

Наиболее информативной формой для финансового обоснования управленческих решений выступает бухгалтерский баланс. Анализ данной формы отчетности позволяет оценить эффективность использования имущества и источников предприятия, динамику их изменения за ряд периодов, их достаточность для осуществления текущей и будущей деятельности, оценить структуру и размер привлекаемых заемных средств, оценить степень зависимости предприятия от внешних источников [41, с.950].

На основе анализа показателей отчета о финансовых результатах ключевыми управленческими решениями являются управление определенными показателями рентабельности компании и эффективным распределением имеющейся прибыли, а также возможность роста показателя чистой прибыли за счет оптимизации издержек производства. Разработка данных решений особенно важна для предприятий, находящихся в убыточном состоянии, поскольку нужно выявить ключевые причины убыточности компании и разработать пути ее устранения. Более того, на основе показателя нераспределенной прибыли руководство предприятия формирует управленческие решения о направлениях дивидендной политики, а именно, какую сумму средств направить на выплату дивидендов акционерам, а какую часть средств пустить на развитие предприятия.

Анализ отчета об изменения капитала позволяет руководству предприятия детально проанализировать поступления и выбытия собственных средств с целью принятия управленческого решения в области наращивания собственного капитала или, наоборот, необходимо сравнить величину чистых активов компании с уставным капиталом, для того чтобы принять при определенных условиях соответствующие управленческие решения.

Таким образом, у каждого из методов финансового обоснования управленческих решений есть свои преимущества и недостатки, поэтому в необходимо комплексное использование набора методов или функциональное использование каждого из подходов. Именно это позволит использовать их эффективно в финансовом анализе деятельности предприятия в процессе принятия управленческих решений.

1.3. Стратегические решения в сфере корпоративного управления и особенности их финансового обоснования

Целью организации выпуска Облигаций Эмитента является привлечение инвестиций на рынках долгового капитала для финансирования основной деятельности Эмитента.

В результате размещения Облигаций данного выпуска Эмитент предполагает осуществить возведение и ввод в эксплуатацию современного автоматизированного тепличного хозяйства в комплексе с автономной теплоэлектростанцией с целью выращивания и обработки овощных культур для дальнейшей реализации её потребителям, как на внутреннем рынке региона, так и близлежащим регионам Российской Федерации.

В связи с этим, Эмитент считает целесообразным привести следующую информацию об оценке платежеспособности Эмитента с указанием уровня и степени выполнения Эмитентом обязательств по выпускаемым Облигациям, в том числе с указанием источников получения денежных средств, за счет которых Эмитент предполагает осуществлять исполнение обязательств по размещаемым Облигациям, а также описание инвестиционной привлекательности Облигаций Эмитента, которая может повлиять на принятие решения потенциальными инвесторами о приобретении Облигаций.

Анализ ключевых показателей финансово-экономической деятельности Эмитента (прогноз)

Анализ точки окупаемости

руб.

Год 1

Год 2

Год 3

Год 4

Год 5

Выручка

854 120 635

1 281 180 952

1 281 180 952

1 281 180 952

1 281 180 952

Затраты на себестоимость

Переменные

50 250 646

69 057 968

69 057 968

69 057 968

69 057 968

Постоянные

206 969 195

206 969 195

203 863 423

203 863 423

204 450 763

Итого

257 219 841

276 027 164

272 921 392

272 921 392

273 508 732

Операционные затраты

Переменные

15 374 171

23 061 257

23 061 257

23 061 257

23 061 257

Постоянные

4 386 000

24 225 174

5 023 890

24 311 874

4 964 400

Итого

19 760 171

47 286 431

28 085 147

47 373 131

28 025 657

Итого себестоимость и затраты

Переменные

65 624 817

92 119 226

92 119 226

92 119 226

92 119 226

Постоянные

211 355 195

231 194 369

208 887 313

228 175 297

209 415 163

Итого

276 980 012

323 313 594

301 006 539

320 294 522

301 534 389

Отношение Переменные затраты / Выручка

0,08

0,07

0,07

0,07

0,07

Точка окупаемости (выручка)

228 945 835

249 105 505

225 070 272

245 852 538

225 639 016


Вывод :

Таким образом, по результатам изучения теоретических аспектов принятия управленческих решений можно сделать следующие выводы.

Для того чтобы преодолеть сложность финансового обоснования принятия и выбора управленческих решений, необходимо умело оценивать риски и возможные последствия. Существует множество методов оценки потенциальной угрозы финансовому состоянию предприятия. Обычно их делят на качественные и количественные методы. В группе качественных методов выделяются рейтинги, ранжирование, балльная оценка. К количественным относятся методики, базирующиеся на теории вероятности и математической статистики.

Однако на практике менеджеры нечасто прибегают к использованию научных методов оценки, предпочитая опираться на собственный опыт, экспертные оценки, статистические данные. Руководители стремятся понять, насколько высока степень риска, и уже на этом основании принимать решения. И это понимание они часто строят на субъективном восприятии ситуации, что может приводить к повышению процента ошибочных решений. В связи с этим каждое управленческое решение в деятельности предприятия должно иметь финансовое обоснование.

В 2015 году предполагалось, что наиболее ярким приобретением Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) станет институт «натуральных обязательств», не подлежащих судебной защите (ст. 308.3 в проекте ГК РФ) и у субъектов гражданского права появится легальная возможность переводить свои гражданско-правовые обязательства в натуральные и наоборот. С точки зрения интересов гражданского оборота идея законодательного закрепления названного института выглядела очень привлекательно. Как справедливо отметил В. В. Витрянский, необходимость минимального законодательного урегулирования натуральных обязательств обусловлена имеющимися в настоящее время практическими трудностями, начиная с вопроса об основаниях их возникновения и заканчивая способами обеспечения натуральных обязательств [5].

Однако законодатель так и не решился включить данный институт в ГК РФ. Очевидно, это связано с отсутствием доктринальной концепции натуральных обязательств. Основным фундаментальным трудом по натуральным обязательствам на сегодняшний день продолжает оставаться монография дореволюционного цивилиста Вениамина Михайловича Хвостова [6]. В то время как труды современных цивилистов, хотя и вносят вклад в развитие института, но имеют лишь фрагментарный характер.

Под натуральным обязательством принято понимать естественное (природное) обязательство, по которому требование кредитора не подлежит судебной защите. Должник, исполнивший натуральное обязательство, не вправе требовать возврата исполненного.

Натуральные обязательства имеют свою историю возникновения и развития. Первое упоминание о натуральных обязательствах (obligatio naturalis) встречается в римском частном праве. А предпосылки их появления наблюдаются еще в греческой философии, которая различала явления, существовавшие в силу велений власти или закона, а также те явления, которые порождает сама природа. Натуральные обязательства относились к миру природы, хотя и обладали гражданско-правовой основой. Суть гражданско-правового элемента у натуральных обязательств отражалась в невозможности участникам гражданского оборота потребовать обратно то, что уже было уплачено. При этом натуральные обязательства не подкреплялись исковой защитой, а, следовательно, добиться принудительного осуществления своих прав кредитор в таких обязательствах не мог [7, с. 10].

Таким образом, натуральными обязательствами назывались такие обязательства, в которых не могло быть ни кредиторов, ни должников, ни истцов, ни ответчиков. Такие обязательства возникали между подвластными членами семьи и рабами. Они не пользовались исковой защитой, а уплаченное по таким обязательствам не могло быть истребовано обратно как неосновательное обогащение.

Термин «натуральные обязательства» от латинского означает «естественное (природное) обязательство», является доктринальным и в российском гражданском законодательстве никогда не использовался. Несмотря на это отсутствие законодательного определения не должно квалифицироваться как основание для отрицания в праве той или иной категории, того или иного отношения.

Натуральные обязательства называют также обязательствами чести и доверия, поскольку возникают и исполняются они по долгу совести и стремлению к справедливости, связывая тем самым гражданское право с моралью общества. При этом сами по себе моральные требования и представления общества не являются основаниями возникновения натуральных обязательств.

Натуральные обязательства не составляют отдельной подгруппы обязательств, вытекающих из договоров или односторонних сделок, потому что они противопоставляются всем остальным обязательствам, снабженным судебной защитой. Именно поэтому законодатель выделяет некоторые из них, а именно обязательства, возникающие из проведения игр и пари, в особый раздел (гл. 58 ГК РФ).

Е. А. Суханов предлагает следующую группу натуральных обязательств, к которым относятся, прежде всего, договорные обязательства, возникающие в связи с проведением игр и пари, а также обязательственные требования, по которым кредитором пропущена исковая давность, поскольку произведенное по ним должником добровольное исполнение не может быть истребовано обратно (ст. 206 и п. 2 ст. 1109 ГК РФ). В последнем случае речь может идти о любых гражданско-правовых обязательствах, на которые распространяет действие исковая давность. Поскольку применение судом правовых последствий пропуска срока исковой давности согласно п. 2 ст. 199 ГК РФ зависит от заявления стороны спора, постольку превращение какого-либо обязательства в «задавненное» будет зависеть от другой стороны обязательств. Соответственно, перевод обязательства в натуральное будет иметь субъективный, а не объективный характер [1, с. 459].

К натуральным обязательствам также относятся обязательства несовершеннолетних, недееспособных лиц, не способных заключать сделки по закону, обязательства, возникающие из сделок с пороками формы (например, если сделка была совершена в устной форме вместо письменного оформления)

Субъектами натуральных обязательств могут быть как физические, так и юридические лица, а также публичные образования. При этом следует учитывать сущность данного вида обязательств. Так, например, государство вряд ли будет выступать в качестве участника азартной игры [2, с. 105].

Объектом натуральных обязательств могут быть любые объекты гражданского права (ст. 128 ГК РФ).

Содержание натурального обязательства не особо отличается от содержания обязательства, обеспеченного иском. Обязанность должника может выражаться как в совершении активных действий, так и в воздержании от совершения таковых. Существенное отличие натуральных обязательств заключается в их неправовой природе и отсутствии принудительной (исковой) защиты. Но такое отличие не может означать того, что натуральные обязательства не имеют вовсе юридической силы. Сила эта, несмотря на невозможность защиты обязательства иском, может выражаться во многих других юридических последствиях, начиная с минимального (невозможности требовать возврата добровольно исполненного долга), до максимального последствия (зачета искового долга неисковым, натуральным долгом).

В настоящее время признанием натуральных обязательств отличаются далеко не все гражданские законы зарубежных стран, а лишь лучшие из них: Гражданский кодекс Наполеона (Французский гражданский кодекс), Германское гражданское уложение, Гражданский кодекс Нидерландов.

Впервые из ныне действующих гражданских законов положения о натуральных обязательствах были закреплены в Гражданском кодексе Наполеона 1804 г. Позже они заняли свое законное место в кодексах стран Латинской Америки.

В Гражданском кодексе Наполеона 1804 г. натуральные обязательства упоминаются в статье 1235, которая гласит: «Всякий платеж предполагает долг: то, что было уплачено без наличного долга, подлежит обратному истребованию. Обратное истребование не допускается в отношении натуральных обязательств, которые были исполнены добровольно».

Германское гражданское уложение 1896 г. в § 814 гласит: «Имущество, предоставленное с целью исполнения обязательства, не может быть истребовано к возврату, если лицо, исполнившее обязательство, знало, что оно не обязано исполнять его либо если исполнение было осуществлено для исполнения морального долга или для соблюдения приличий». Из смысла этой нормы можно сделать вывод о сравнении натурального обязательства с моральным долгом. Побудителем правомерного поведения здесь выступают мораль и правила приличия [3, с. 96].

Под натуральным обязательством в английской доктрине понимается обязательство, которое не обеспечено возможностью принудительного исполнения, или лишено исковой защиты (unenforceable). Исполнение такого обязательства остается на совести должника, то есть осуществляемые им действия (например, по передаче имущества) имеют надлежащее основание, исключается возможность требовать возврата исполненного путем предъявления соответствующего иска) [4, с. 1506].

Изучая опыт регулирования натуральных обязательств в законодательстве зарубежных стран, можно сделать вывод о важной воспитательной функции натуральных обязательств. Они призваны формировать у субъектов гражданского оборота нравственные установки, направленные на необходимость добровольного исполнения принятых на себя обязанностей добровольно, без каких-либо принуждений.

Российское законодательство и правоприменительная практика, несомненно, нуждаются в подобных нравственных установках и нет основания отказывать им в легальном закреплении. Говоря словами Иосифа Алексеевича Покровского: «В разных правовых системах случаи натуральных обязательств могут быть разные, но важно то, что ни в одной из них система обязательств не исчерпывается обязательствами исковыми».

Если толковать буквально эту норму, то транспортная организация должна сама нести соответствующие расходы. Но при логическом толковании, понимаем, что расходы, понесенные организацией должны быть ей компенсированы из соответствующего бюджета.

Такие ошибки могут возникать по невнимательности, порой даже не достаточной компетентности законодателя. Мы понимаем, что ошибки неизбежны в любой сфере деятельности, но законотворческие ошибки имеют особую цену. Анализ действующего законодательства позволяет выявить некоторые недостатки при применении данного технико-юридического средства. Так, в ч.1 ст.30 ГК РФ законодатель использовал перечисление обстоятельств, любое из которых может повлечь ограничение гражданина в дееспособности. Это постановка семьи в тяжелое материальное положение вследствие:

- пристрастия к азартным играм;

- злоупотребления спиртными напитками;

- злоупотребления наркотическими средствами.

Далее в данной статье указано, что порядок ограничения дееспособности установлен гражданским процессуальным законодательством. Между тем, в главе тридцать первой ГПК РФ, регламентирующей данный порядок, фигурируют только два обстоятельства - злоупотребление спиртными напитками либо наркотическими средствами, без указания на такое основание как пристрастие к азартным играм. Налицо дефект применения перечисления в процессуальном законодательстве, который при этом породил правовую неопределенность: возникает вопрос – каков же порядок ограничения дееспособности гражданина вследствие пристрастия к азартным играм?

Раскрывать в законах значение терминов необходимо, но в разумных пределах. Объяснять значение, к примеру, приведенных выше слов, бессмысленно. Давать определение нужно юридическим терминам.

Дефектом законодательного процесса является так называемые технические ошибки.

Правила юридической техники, выработанные доктриной и практикой, весьма разнообразны. Так, в рамках логических правил выделяются следующие требования, предъявляемые к изложению правового акта:

- убедительность изложения;

- последовательность;

- обоснованность;

- полнота правового регулирования;

- соответствие структуры акта логике изложения правовых предписаний;

- отсутствие противоречий и повторов;

- ясность.

Но в законах зачастую нарушаются правила законодательной техники. Так, например, в законах часто содержатся определения общеизвестных понятий.

На базе профилирующих юридических ВУЗов создать региональные центры правовой экспертизы для проверки проектов законов, разрабатываемых в данном субъекте. Оперативность. Часто возникают на практике ситуации, что закон, регулирующий определенный вид общественных отношений, является действующим, хотя регулируемые отношения перестали существовать. Или наоборот, при необходимости регулирования отношений, необходимый закон еще не принят.

Зачастую издаваемые законы не понятны простому обывателю, порой даже человеку с юридическим образованием сложно понять мысль законодателя. В связи с этим часто

возникают противоречия в право применении.

В проекте закона предлагается дать характеристику видов НПА в зависимости от предмета регулирования и юридической природы. Так же предлагается на федеральном уровне закрепить определение понятия нормативного правового акта, определить принципы планирования нормотворческой деятельности, установить иерархию нормативных правовых актов РФ, закрепление критериев конституционности НПА, установление единых требований юридической техники, а также установление обязанности федеральных органов исполнительной власти издавать систематизированные сборники принятых (изданных) ими НПА.

По нашему мнению, решению данной проблемы может способствовать Федеральный закон «О нормативно правовых актах Российской Федерации». На данный момент существует проект данного закона. Данный НПА закрепляет: систему НПА, планирование, прогнозирование правотворческой деятельности, порядок подготовки проекта НПА, экспертиза проектов, механизм правоприменения, систематизацию НПА.

Аннотации: Малые и средние промышленные предприятия на сегодняшний день испытывают наиболее серьезную нехватку финансовых ресурсов в наиболее остро нуждающемся в финансировании сегменте – МСП в целом. Единственным способом привлечь банковское финансирование для МСП промышленности остается достигнуть необходимого уровня финансовой привлекательности, отвечающего требованиям банковской сферы.

Ключевые слова: Малый бизнес, предпринимательство, Коммерческие банки, индивидуальные предпринимательство, банковский сегмент, инвестиции

Малые и средние предприятия (МСП) – это совокупность микро-, малых и средних предприятий, ведущих предпринимательскую деятельность. Деятельность субъектов МСП в России регулируется принятым 24 июля 2007 года Федеральным законом 209-ФЗ «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации», в котором указаны критерии отнесения предприятия к данному сегменту [1].

К субъектам МСП по законодательству относятся внесённые в единый государственный реестр юридических лиц потребительские кооперативы и коммерческие организации (за исключением государственных и муниципальных унитарных предприятий), а также физические лица, внесённые в единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей и осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица (далее — индивидуальные предприниматели), крестьянские (фермерские) хозяйства, соответствующие перечисленным ниже условиям [2].

1. Ограничение по статусу:

Для юридических лиц суммарная доля участия Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, иностранных юридических лиц, иностранных граждан, общественных и религиозных организаций (объединений), благотворительных и иных фондов в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) указанных юридических лиц не должна превышать 25% (за исключением активов акционерных инвестиционных фондов и закрытых паевых инвестиционных фондов). Доля участия, принадлежащая одному или нескольким юридическим лицам, не являющимся субъектами малого и среднего предпринимательства, не должна превышать 49%.

2. Ограничение по численности работников [2]:

В зависимости от средней численности работников за календарный год предприятия подразделяются на:

· микропредприятия – до 15 работников;

· малые предприятия – до 100 работников;

· средние предприятия – до 250 работников.

3. Ограничение по выручке:

С 1 января 2013 г. согласно Постановлению Правительства РФ от 9 февраля 2013 г. N 101 «О предельных значениях выручки от реализации товаров (работ, услуг) для каждой категории субъектов малого и среднего предпринимательства» за предшествующий год без учёта налога на добавленную стоимость для следующих категорий субъектов малого и среднего предпринимательства [1]:

· микропредприятия – 120 млн рублей;

· малые предприятия – 800 млн рублей;

· средние предприятия – 2 млрд рублей.

Такие признаки сегмента МСП используются государственными органами для классификации субъектов предпринимательства, подсчета и анализа статистических данных, определения потребности предприятий в государственной поддержке, дотациях и пр.

Коммерческие банки, занимающиеся кредитованием предприятий, как правило, имеют в своей структуре подразделения, работающие с разными сегментами. Как правило, выделяют два основных направления – корпоративное кредитование и кредитование МСП. В качестве факторов, разделяющих эти сегменты, выступают 1[]:

· организационно-правовая форма;

· выручка.

В одном из крупнейших банков РФ, осуществляющих кредитование МСП, к предприятиям этого сегмента относятся индивидуальные предприниматели, общества с ограниченной ответственностью, закрытые акционерные общества, объем годовой выручки, которых по официальной отчетности не превышает 3 млрд. руб.

К предприятиям корпоративного сегмента относятся общества с ограниченной ответственностью, закрытые акционерные общества, открытые акционерные общества, объем выручки которых превышает 3 млрд руб.

С 1 сентября 2014 года в ГК РФ внесены изменения, касающиеся организационно-правовых форм юридических лиц. В соответствии с этими изменениями, к предприятиям сегмента МСП относятся индивидуальные предприниматели и непубличные компании, объем годовой выручки, которых по официальной отчетности не превышает 3 млрд. руб. К предприятиям корпоративного сегмента относятся публичные и непубличные компании, объем выручки которых превышает 3 млрд руб.

На сегодняшний день роль и влияние малого и среднего бизнеса в экономике России существенно ниже, чем в экономиках развитых стран. МСП в России обладают некоторыми особенностями, отличающими их от предприятий зарубежных стран [4, стр. 354]. Одним из особенностей является совмещение в одном предприятии нескольких видов деятельности, нет возможности ориентироваться на одну продуктовую модель развития, присутствует стремление к самостоятельности, между тем значительная доля зарубежных МСП работает на условиях субподряда, общий низкий технический уровень и технологическая оснащенность в сочетании с инновационным потенциалом. Малое и среднее предпринимательство в развитых странах имеют до 80% рабочих мест, а общая доля в ВВП оценивается в 50 и более процентов. В России за 2017 год занятых на МСП в общей численности в экономике страны составила примерно 50%. Общая численность малых предприятий составляет более 2 млн., индивидуальных предпринимателей - примерно 2,6 млн. при населении в 146 880 432 человек.

У малых и средних предприятий нет возможности в полной мере реализовать существующий потенциал из-за целого ряда проблем, весомое место среди них занимает вопрос финансирования, определяющая недостаточностью стартового капитала и собственных оборотных средств, а также банковское кредитование которое является труднодоступным. Подводя итог, можно подчеркнуть, что современные тенденции экономического развития имеют ограниченность ликвидных средств для расширения производства в данном сегменте экономики [3].

Анализируя опыта развития малого предпринимательства в странах с развитой экономикой, можно выделить положительные результаты развития МСП [5, стр. 491] :

- Рост числа собственников, что формирует средний класса населения, данный положительный результат является гарантом политической стабильности в демократическом обществе;

- Увеличение доли экономически активного населения страны, данный факт приводит к увеличению доходов граждан и уменьшает диспропорции в благосостоянии социальных групп;

- Непроизвольно происходит отбор более энергичных индивидов, для которых МСП является началом для самореализации;

- создание большого количества новых рабочих мест с относительно низкими капитальными затратами, более выражено в сфере обслуживания;

- трудоустройство работников, высвобождаемых в госсекторе и представителей социально уязвимых групп населения, например, таких, как старики, инвалиды, молодёжь;

- за счет использования работников с ограниченным образованием, происходит подготовка кадров, которые получают квалификацию на месте работы;

- разработка и внедрение технологических, технических и организационных новинок;

- получение эффективности и стабильности производства крупных компаний путем стимуляции освоения новых рынков;

- полная ликвидация монополии, создание условий для конкурентной среды;

- совокупность мероприятий для невостребованных ранее ресурсов, таких как материальные, финансовые, природные, а также эффективное их использование;

- снижение фондовооруженности и капиталоемкости при выпуске более трудоемкой продукции, стимулирование быстрой окупаемости вложений;

- налаживание взаимосвязи между различными секторами экономики страны.

Кроме всего указанного выше, собственники малых предприятий более склонны к сбережениям и инвестированию, у них всегда высокий уровень личной мотивации в достижении успеха, что положительно сказывается в целом на деятельности предприятия. Сфера малого предпринимательства является одной из самых разветвленных сетей предприятия, которые действуют чаще всего на местных рынках и имеют прямую связь с массовым потребителем товаров и услуг. В совокупности с маленькими размерами малых предприятий, их технологической, производственной и управленческой гибкостью дает возможность четко и своевременно реагировать на изменения в конъюнктуре рынка.

Такое развитие конкурентного сегмента МСП становится основой для формирования «антихрупкой» экономической системы, получающей выгоду и усиливающейся при влиянии внутренних и внешних стрессоров, вызванных различного рода колебаниями рыночной инфраструктуры. Механизмы естественного отбора формируют такую рыночную систему, которая самостоятельно «залатывает дыры» и подстраивается под изменения окружающей среды, делая колебания основных показателей постоянными, в то же время, сводя их амплитуду к минимуму и обеспечивая не взрывной, но стабильный рост и развитие экономической систем [4, стр. 321 ].

Таким образом, малое и среднее предпринимательство является собой новой моделью бизнеса, которая ограничивается такими условиями, как численность занятых, размеры капитала, масштаб производства. Деятельность МСП на локальном рынке, быстрое и эффективное реагирование на малейшие изменение конъюнктуры рынка, активное и качественное взаимодействие с потребителем, узкое направление производства, низкая капиталоемкость бизнеса – все перечисленные преимущества приводят к повышению устойчивость на внутреннем рынке. Но также быстрое реагирование МСП на изменения условий функционирования делает более мобильным и приспосабливаемым, но каждое предприятие является более зависимым от конъюнктуры рынка, динамики социально-экономических и политических условий. Маленький капитал сокращает рамки производства, ограничивает привлечения дополнительных научно-технических, финансовых, производственных, трудовых ресурсов.

Список используемых источников

  • О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации: Федеральный закон от 24.07.2007 №209-ФЗ (ред. от 03.07.2016) .
  • Сайт Ресурсного центра малого предпринимательства [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.rcsme.ru (дата обращения: март 2019г.)
  • Венчурные инвестиции [Электронный ресурс]. - Финансовая видеоинциклопедия IncomePoint.tv. - Режим доступа: http://www.incomepoint.tv/venchurnye-investicii (дата обращения: апрель 2019)
  • Анисимова А.В. Инвестиционная деятельность: учебное пособие / А.В. Анисимова. - Москва. - КНОРУС, 2010. - 448 с.
  • Кораблев В.В. Оценка эффективности инвестиционного проекта. – Москва: Финансы и статистика, 2010. – 768 с.

На данный момент применение Public Relations во всех сферах деятельности набирает мировую популярность. Необходимость PR в XX веке обусловлена процессом формирования деловой среды, которая становится все более зависимой от мнения общества и его отношения к организации. В России успех деятельности государственных учреждений и некоммерческих организаций все больше зависит от позитивного отношения к ней окружающих. Таким образом, хорошо организованная систематическая PR-деятельность становится стратегическим ресурсом любого предприятия.

Аудитория сети Интернет возрастает с каждым днём. «Последний прессрелиз Международного союза электросвязи (МСЭ) от 22.07.2016 показывает, что количество людей, имеющих доступ в всемирную сеть, составляет – 3,5 миллиарда человек. Учёные сообщают - в период с 2000 по 2015 год количество пользователей интернета увеличилось практически в семь раз – с 6,5 до 43 процентов мирового населения»[1].

Это говорит о разнообразии аудитории Интернета. Интернетом пользуются люди разных возрастов, социальных статусов, материальных положений, идеологий, национальностей и т.д. Однако, большая часть посетителей Интернета - это молодые, социально активные, образованные и обеспеченные люди, ведущие динамичный образ жизни, готовые к личному развитию, участию в различных акциях, заинтересованные в получении полезной информации. Бурный рост Интернета, развитие его, как канала коммуникации по мнению большинства современных учёных приведёт к ситуации, когда 80 % общения организации с общественностью будет проходить в сети. Уже на сегодняшний день все солидные рекламные и PR-агентства имеют структурные подразделения или отдельных сотрудников, занимающихся разработкой и реализацией online-проектов. Для современных компаний, существующих в условиях глобализации и слияния разных сфер рынка, Интернет стал функциональным инструментом маркетинга, обеспечивающим продвижение бренда и являющимся эффективным методом коммуникации со всеми группами общественности: потребителей, партнеров и инвесторов, СМИ.

Кампания в сети Интернет должна включать в себя все выявленные ранее общие признаки PR-деятельности, следовать основной цели PR-деятельности. Частными же целями PR-кампании в социальных медиа могут являться[2]:

  • повышение узнаваемости продукта или компании;
  • рост лояльной аудитории;
  • ликвидация предубеждений;
  • нейтрализация эффекта от негативных публикаций или отзывов.
  • «Сарафанное радио». Пользователи склонны делиться интересной им информацией со своим окружением. И в социальных сетях этот фактор выражен как ни в какой другой среде. При верном подходе данная особенность может быть использована для максимально широкого распространения информации. Именно на этом механизме построен так называемый вирусный маркетинг – создание привязанных к бренду инфоповодов, контента, интерактивных приложений, которые пользователи сами распространяют в своем окружении. Среди наиболее часто используемых вирусных форматов можно назвать видеоролики, инфографику, вирусные сайты и т. д.
  • Таргетинг/Гипертаргетирование. Ключевым преимуществом социальных сетей являются максимальные возможности для таргетинга аудитории (то есть фокусировки рекламной кампании на конкретный сегмент целевой аудитории). Прицеливание по социально-демографическим и, что немаловажно, психографическим lifestyle- критериям[11].
  • Нерекламный формат/Интерактивное взаимодействие. Основной механизм взаимодействия – это общение на актуальные для пользователя темы и распространение интересного для него контента. Естественно, и общение, и контент содержат обязательную промопривязку, но при этом, в отличие от рекламы, представляют ценность для пользователя[12]. В случае с большинством других маркетинговых инструментов работа с аудиторией выстраивается в одностороннем формате: рекламодатель доносит информацию о своем продукте и не имеет возможности получить обратную связь. В социальных сетях этот процесс носит двусторонний характер: пользователи могут высказывать свое мнение, спрашивать, участвовать в опросах. В результате происходит более глубокое взаимодействие с целевой аудиторией, нежели в случае с традиционной рекламой[13].
  • Отсутствие принудительного характера ознакомления, ненавязчивость и активное выражение заинтересованности со стороны целевых аудиторий. Пользователь сам заинтересовался тематической группой или публичной страницей бренда и потребляет добровольно соответствующий контент скрытого или открытого рекламного характера. Подобная ситуация кардинально отличается от навязанного прерывающего рекламного ролика на телевидении или на радио.
  • Имидж-билдинг. Повышение информированности о товаре, увеличение лояльности, увеличение количества адвокатов бренда, отслеживание мнений и настроений целевой аудитории.
  • выведение нового бренда или продукта на рынок с его презентацией и привлечением внимания новой аудитории;
  • получение обратной связи от целевой аудитории и, в данном случае, открытость и готовность к непосредственному взаимодействию с пользователями в социальной сети, что укрепляет положительный имидж компании или бренда и привлекает лояльных потребителей;
  • имиджирование бренда, моментальное распространение информации среди пользователей социальных сетей, что позволяет быстро и с минимальными усилиями корректировать уже сложившийся имидж бренда, то есть производить ребрендинг[15].
  • данные веб-аналитики (посещаемость, активность пользователей, выполнение целевых действий);
  • анализ действий пользователей в социальных сетях (отметки «Мне нравится», комментарии, добавленные материалы);
  • внутренняя статистика сообществ и блогов в социальных сетях (посещаемость, количество просматриваемых страниц, портрет аудитории и т. д.);
  • данные мониторинга социальных сетей и блогов (количество упоминаний, их тональность, резонанс);
  • открытые показатели статистики на сторонних площадках (количество просмотров на видеоагрегаторах, количество посещений темы на форумах и т. д.);
  • классические социологические инструменты, адаптированные под социальные сети (опросы, работа с фокус-группами и т.д.);
  • специальные маркетинговые мероприятия (система промокодов, выделенные телефонные номера и т. д.).
  • Оценка возврата вложенных инвестиций (ROI). Итоговая задача любых маркетинговых действий – прямой или опосредованный рост прибыли, поэтому система оценки эффективности должна быть выстроена с учетом показателя ROI[20].
  • Коррекция проводимой кампании. Недостижение определенных метрик указывает на один из следующих фактов: либо инструменты используются недостаточно эффективно, либо изначальные прогнозы эффективности были завышены. Соответственно, в таком случае необходимо корректировать стратегию кампании[21].
  • Оценка целесообразности использования тех или иных инструментов. Зачастую оценка эффективности кампании показывает, что отдача от определенных инструментов выходит на порядок выше, нежели от других. Это может быть вызвано различными причинами, например тем, что на площадке не оказалось достаточного количества целевой аудитории. В подобных случаях сначала нужно попробовать оптимизировать свои действия на данных площадках и, если это не поможет, сконцентрировать усилия на площадках с наибольшей отдачей.
  • Сравнение результатов СММ с результатами других маркетинговых действий. Получение представления об отдаче от каждого направления маркетинга позволяет понять, что дает наибольший эффект и в какое из направлений стоит продолжать инвестировать ресурсы[22].
  • Стабильный рост количества подписчиков: необходимо установить стабильную положительную динамику роста участников, т.к. если на графиках роста имеются резкие скачки, за которыми не следует продолжительного роста, то, возможно, выбранная маркетинговая стратегия не подходит под целевую аудиторию.
  • «Качество» подписчиков: в данном случае необходимо отслеживать количество неживых аккаунтов и соответствие участников искомой ЦА. Более того, важно не только социально-демографические соответствие, но и активность полученной аудитории.
  • Активность подписчиков в сообществе: каков процент вовлеченности в публикуемый контент. Конкретные цифры зависят от множества факторов: размер аудитории, тематика бизнеса, социально-демографические характеристики аудитории и т.д[24].
  • Количество переходов из сообщества на веб-сайт компании (с помощью сервиса Googly Analytics создаются уникальные URL-идентификаторы, а затем по каждому из них подсчитываются переходы на соответствующую страницу и дальнейшие действия на сайте)[25].

Проведение кампаний в этой среде имеет ряд отличительных особенностей. Отличительными чертами социальных медиа и их преимуществами перед другими каналами общения с общественностью являются:

1. Интерактивность – возможность в кратчайшие сроки отреагировать на изменение ситуации на рынке и передать актуальную информацию целевым группам;

2. Коммуникационный свобода, не имеющая ограничений ни во времени, ни в пространстве, специфика Интернета предполагает возможность вступать в контакт в любой момент времени[3].

3. Прямой контакт с общественностью с помощью web-сайтов, электронной почты, дискуссионных групп, социальных сетей. Как уже было сказано ранее, прямая коммуникация – одна из приоритетных целей PR в наше время, и именно Интернет имеет потенциал для её достижения.

4. Прозрачность рынка – позволяет провести оперативный анализ конкурентов. С другой стороны, взаимооткрытость предлагает и исследование вашей организации конкурентами. Интернет ресурсы организации доступны для просмотра абсолютно всем кругам общественности - конкуренты, инвесторы, журналисты и просто недоброжелательные клиенты имеют постоянный доступ к материалам, размещённым в сети.

5. Использование практически всех видов коммуникации. Интернет позволяет использовать визуальные, текстовые, видео- и аудио-способы передачи сообщения, позволяющее раскрыть PR-сообщение в полном размере[4].

6. Интернет-аудитория, как правило, склона к более позитивному восприятию информации, нежели аудитория других СМИ. Человек, находясь в сети, лучше предрасположен к получению информации, ведь он сам является мотиватором своего обращения к ней, поэтому отсутствует такой важный элемент, как навязчивость.

7. Наличие обратной связи. Основной целью теории и практики современного PR является выстраивание обратной связи – ситуации, когда отправленное PR-сообщение находит отклик получателя и отсылается обратно к адресату. Другие средства коммуникации ограничивают участие аудитории, ставя их в позицию пассивного наблюдателя. Обратная связь становится возможной благодаря тому, что ваша целевая группа может свободно коммуницировать, с вами, как было описано ранее, без каких-либо ограничений[5]. Также стоит отметить скорость коммуникации, сообщение от адресата до получателя в Интернете происходит за считанные секунды, что позволяет оперативно действовать в различных ситуациях и всегда быть на волне актуальности.

8. Уменьшение финансовых затрат на продвижение. Как известно, PR кампания требует меньше финансовых затрат, в отличие от других видов маркетинговых коммуникаций, кампания в Интернете же является ещё более рентабельной, поскольку отсутствуют затраты на печать, транспортировку, посредников PR-деятельности и т.д. «Статистическое исследование агентства «Скейт» показало уменьшение финансовых затрат при реализации PR-кампании в Интернете, в отличие от других каналов коммуникации: полиграфические затраты снижаются на 40 %, консультационные – на 50 %, рекламные – на 60% и транспортные затраты – на 80 %»[6].

9. Присутствие персонализации информации. Персонализация позволяет наполнять PR-сообщение в соответствии с желанием и потребностями каждого пользователя[7].

Практикующие PR-специалисты выделяют три составляющие интерактивного PR, так называемые три «кита» PR в социальных медиа:

1. Web-PR – это web-сайты, виртуальные конференции и доступные интерактивные каталоги. Сейчас не имеет смысла объяснять, насколько актуально быть «.ru». Web-сайт является элементом имиджа компании, важным каналом взаимодействия с целевой аудиторией и источником важнейшей информации для CRM-системы (CRM – управление взаимоотношений с клиентами, позволяет отслеживать, хранить, ранжировать и экспортировать их историю развития). Организация виртуальных конференций – это отличный новостной повод, позволяющий привлечь внимание mass-media с последующим освещением события в сети[8].

2. Net-PR – это электронная рассылка пресс-релизов, коммерческих предложений, анонсов и т.п. Также сюда относятся чаты о форумы, представляющие собой открытый вид коммуникации, когда все видят реакцию участников на какое-либо высказывание.

3. Online-PR – это online доступ к офлайновой информации, когда можно почитать электронную версию журнала или газеты. Использование сетевых информационных ресурсов для информирования пользователей, например, проведение PR-акций, промоушенов. И доступ к интерактивной базе данных в режиме реального времени, гарантирующий обеспечение целевой аудитории актуальной информацией[9].

У социальных сетей есть целый ряд преимуществ как пер