September 16, 2020

Существуют различные определения рынка труда. Например: «Рынок труда представляется как некоторое множество элементов (безработные, работодатели, рабочая сила, инфраструктура рынка труда), как совокупность сегментов рынка труда, как подсистема рыночной экономики»[1].

Но в настоящее время не потеряла своей актуальности теория занятости и труда, выработанная классиками экономической мысли А. Смитом и Д. Риккардо. Создание и разработка трудовой теории стоимости; источник всякого богатства – только труд; неопределенность рынка труда и различия в положении работников и работодателей. А.Смит выделил причинно-следственную связь заработной платы, легкости или трудности труда, его чистоты или неопрятности, почетности труда или его унизительности.[2]

Отсюда можно сказать, что рынок труда представляет собой сочетание совокупного предложения и спроса рабочей силы, которым за счет связи данных двух составляющих обеспечивается размещение относительно рабочих мест экономически активного населения по областям деятельности хозяйственного характера в территориальном, отраслевом, профессионально-квалификационном и демографическом разрезах. На рынке труда происходит образование отношений между работодателями и наемными работниками, оказывающими поддержку соединению средств производства и рабочей силы. Таким образом происходит удовлетворение потребности первых в труде, а вторых – в зарплате.[3]

В последние годы в ряду отечественных экономистов-трудовиков во многом под воздействием ученых Запада установилась позиция, что все население, которое экономически активно (занятые и безработные) считают рынком труда. Такая позиция является неоднозначной и спорной.

Итак, из кого состоит часть населения, которое является экономически активным и реально остающимся на рынке труда (то есть какими являются границы рынка труда)? В первую очередь, из тех, кто, являясь незанятым, осуществляет поиск рабочего места для себя, потом из тех, кто хоть и обладает занятием, но кого не устраивает работа и он ищет иную или дополнительное место работы, и, наконец, занятых, однако рискующих утратить рабочее место. Суммарно ими формируется предложение труда. Спрос на труд представляется владельцами рабочих мест. Он формируется из количества вакансий и должностей работников, которым работодателем ищется замена. Таким является основное содержание рынка труда, его объем, соотношение предложения и спроса на рабочую силу, а также рабочих мест, чем устанавливается конъюнктура рынка.

Занятость это соотношение между численностью рабочей силы и работающими. Под рабочей силой (трудовыми ресурсами) понимается занятое и неработающее, но ищущее работу, трудоспособное население.

Безработица представляет собой циклическое явление, выражающееся в превышении предложения труда над спросом на него. [4]

«Естественным» состоянием рынка труда в сегодняшней экономике России определяется проводимая политика занятости, оно выступает в качестве общего «фона» ее продвижения на разных уровнях управления. Рынок труда на себя берет функции главного регулятора движения рабочей силы на этапе ее обращения. Также, развиваются различные типы рынка труда, меняется структура его связей с активностью экономического характера и занятостью населения. Например, это отражается в противоречивом развитии и сосуществовании регулируемого и открытого, «теневого» и саморегулируемого рынков труда, в повышении степени свободы труда, с одной точки зрения, и монополизации условий занятости, с иной.

В основу реализации системы рынков труда превращается региональный рынок. К примеру, Заславским И. выделяется три главных типа региональных рынков труда:

  • асимметричные, для которых характерны значительные перекосы в соотношении открытого и закрытого, «теневого» и регулируемого рынков труда, диспропорции в отраслевой структуре занятости и экономической активностью населения. Это вызвано «утяжеленностью» отраслей, которые не адаптированы к рынку и монополизированы (тяжелой промышленности, военно-промышленного комплекса, градообразующих и т.д.), при стагнации рыночного экономического сектора и неэффективности системы регулирования, уменьшении рабочей силы, что связано с возрастанием регистрируемой и скрытой безработицы;
  • равновесные, со сравнительно развитыми структурами рынка труда при переходе от прежней системы занятости полного типа к системе экономической активности граждан при регулируемом росте безработицы и стабилизации отношений социально-трудового характера, что находит выражение в процессах преобразования скрытой безработицы в формы открытого характера;
  • диверсифицированные, которые характеризуются громадным уровнем реструктуризации занятости и саморегуляции, создающими условия для высокой мобильности и мотивации работников, стремительным развитием рыночного экономического сектора и системы экономической активности граждан, которые осуществляют разнообразие форм занятости, низкий уровень и длительность регистрируемой безработицы под влиянием социально-экономических регуляторов предложения и спроса рабочей силы, осуществляемых мер активной политики занятости.[5]

Формирование рынка труда является одной из серьезных проблем создания полноценной экономики рыночного типа. Процесс формирования рынка труда в РФ и её регионах обладает специфическими, не характерными для иных стран особенностями.

В России рынок труда является не урегулированным. Большая часть регионов в стране за 90-е гг. стали трудоизбыточными. Так, в ряде республик и областей России предложение рабочей силы в десятки, а то и в сотни раз выше спроса на нее. При этом в районах Крайнего Севера до сих пор ощутима нехватка рабочей силы, в особенности квалифицированной. Также есть неудовлетворенный спрос на определенные категории специалистов при увеличивающейся безработице в большей части профессиональных категорий рабочей силы.[6]

С проблемами трудовых отношений, труда, оплаты трудовой деятельности и производительности труда имеет связь не менее серьезный вопрос занятости населения, в качестве которой понимают меру вовлечения людей в деятельность трудового характера и уровень удовлетворения их потребности в труде, обеспечения местами работы. Осуществление конкретной политики занятости, создание условий для занятости рационального характера является задачей, которая возникает в экономике как рыночного, так и нерыночного типа. Во всяком случае способы и пути решения данной задачи и даже ее постановка различны.

Цель обеспечения продуктивной и полной занятости – это достижение увеличения эффективности трудовой деятельности, формирование структуры занятости согласно потребностям совершенствования региональной и отраслевой производственной структуры, учет факторов социально-демографического характера.

Практические потребности учета населения ведут к необходимости выделять различные категории занятости. Так, различается занятость продуктивная, социально-полезная, полная и др.

Продуктивная занятость является занятостью населения в производстве общественного характера. Социально-полезная занятость определена количество людей, которые не только заняты в производстве общественного характера, но и военных, учащихся (в трудоспособном возрасте), лиц, которые заняты ведением домашнего хозяйства, уходом за больными родственниками и детьми и т.п.

Полная занятость является таким положением общества, при котором все желающие обладать оплачиваемой работой, имеют ее, нет циклической безработицы, но при этом сохранен ее естественный уровень, который определяется структурной и фрикционной безработицей.

Полная занятость имеет связь с разрешением трудоспособному населению реальных возможностей заниматься полезным для общества трудом, в то же время количество рабочих мест является соответствующим количеству безработных или выше его. Рабочие места должны быть заполнены рабочей силой, которая подготовлена. Лучшие результаты могут быть получены лишь тогда, когда профессионально-квалификационная структура рабочей силы будет являться соответствующей структуре рабочих мест, которые создаются с учетом прогресса научно-технического характера. По этой причине, если спрос на такие рабочие места будет удовлетворен соответствующим предложением рабочей силы, то есть возможность говорить о равновесии рабочих мест и рабочей силы и в этом случае занятость считают продуктивной.[7]

Однако у данной проблемы существует и другой аспект. Он заключается в получении не просто полной и продуктивной занятости, но и экономически эффективной занятости. В качестве экономической эффективности подразумевают занятость, обеспечивающую достойный доход, рост профессионального и образовательного уровня каждого члена общества на базе увеличения общественной производительности трудовой деятельности. Данным определением дается полная характеристика экономической эффективности с качественной стороны.

Непостоянная (временная) занятость. В большей части стран мира временные работники (в том числе занятые по срочным контрактам, занятые по контрактам на выполнение некоторого объема работ, сезонные работники, сотрудники агентств, которые предоставляют трудовые услуги третьим лицам, разовые работники, работники по вызову и т. д.) считаются самым стремительно растущим сегментом занятости нестандартного типа.

Сегодня есть необходимость совершенствования структуры занятости, создания новой политики, методов и принципов исследования проблемы занятости и управления ею. Но для этого необходимо решение множества экономических и социальных проблем, осуществление комплекса мероприятий, включая проведение некоторых особых научных исследований социально-экономической направленности.

Можно сделать вывод, что требуется принципиально новый подход к сегодняшним методам управления формированием структуры занятости в стране. От планового распределения специалистов и рабочей силы по производственным отраслям требуется переходить к созданию правовых и социально-экономических условий, которые обеспечивают автономное формирование занятости трудоспособного населения в интересах как определенного предпринимателя или структуры государства, так и в самого работника и всего общества.

[1] Экономика. Толковый словарь. — М.: "ИНФРА-М", Издательство "Весь Мир". Дж. Блэк. Общая редакция: д.э.н. Осадчая И.М.. 2000.

[2] Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. М., 1997. Книга первая. С. 56

[3] Рекомендация № 1 Международной организации труда "О безработице" (Принята в г. Вашингтоне 29.10.1919 - 27.01.1920 на Генеральной конференции МОТ) // Конвенции и рекомендации, принятые Международной конференцией труда. 1919 - 1956. Т. I.- Женева: Международное бюро труда, 1991. С.12-13

[4] Цымлянская О.А. Экономика в вопросах и ответах. Учебное пособие. Ростов-на-Дону, ФГКОУ ВПО РЮИ МВД России, 2016

[5] Заславский И.Е. Труд, занятость и безработица, М.,2006.

[6] Плакся В.И. Безработица: теория и современная российская практика (социально-экономический аспект). 2-е изд. – М.: ИНФРА-М, 2010. с.147

[7] Павленков В.А. Рынок труда. Занятость. Безработица. – М.: Издательство МГУ, 2008. с.97

September 16, 2020

В качестве главного направления совершенствования государственного финансового контроля, который связан с реализацией государственных программ, рассматривается необходимость принятия единой концепции, которая представляла бы собой важнейшую составляющую самого контроля и включала бы в себя установленные единые правовые, а также методологические основы, на которых бы осуществлялся государственный финансовый контроль за реализацией государственных программ, а также определяла бы систему органов и порядок того, как они должны между собой взаимодействовать

В качестве одного из направлений усовершенствования необходимо рассматривать устранение дублирования деятельности органов, которые осуществляют государственный финансовый контроль.

Также, важным фактором для того, чтобы повысить эффективность государственного финансового контроля является широкое использование существующих современных информационных технологий. К примеру, в апреле 2015 года начала функционировать аналитическая система, которая носит название "Государственный аудит". За счет данной системы информация о контрольной деятельности становится более доступной не только для тех лиц, которые являются государственными и муниципальными служащими, но также и для простых граждан и общественных институтов.

Упомянутая система содержит в себе данные, которые касаются результатов контрольной деятельности Счетной палаты, которую она проводит, а также мероприятий, объектов, которые подлежат контролю, географии аудита. Результаты контрольных мероприятий содержат в себе данные касательно правонарушений на каждом из объектов, информацию, которая относится к исполнению представлений и предписаний Счетной палаты, сведения, которые касаются протоколов об административных правонарушениях и т.д.

Данной мерой усиливается общественный контроль за расходованием средств федерального бюджета, а также стимулируется стремление проверяемых объектов снижать финансовые правонарушения и соблюдать установленные сроки и объемы расходов.

Также в начале 2015 года был осуществлен запуск еще одной аналитической системы, которая представляет собой портал контрольно-счетных органов Российской Федерации. В качестве основной его цели представляется повышение эффективности внешнего финансового контроля со стороны государства. На данном портале содержатся данные, которые касаются количества проведенных контрольных мероприятий, а также их результатов.[1]

Таким образом, мероприятия по совершенствованию аудита эффективности использования бюджетных средств можно сгруппировать по следующим направлениям:

– реализация государством своих полномочий непосредственно в своих интересах;

– совершенствование системы государственного и системы общественного контроля;

– проведение оценки экономической и социальной значимости, которую имеют контрольные мероприятия;

– осуществление проверки эффективности того, как используются бюджетные средства.

[1] Горшенина Д.А. Совершенствование инструментария оценки и контроля эффективности использования бюджетных средств в современных условиях// МИР (Модернизация. Инновации. Развитие). 2015. Т. 6. № 2. С. 112-115.

September 16, 2020

В бюджетном процессе контроль выделяется в качестве отдельной его стадии, поскольку есть обособленный круг участников (органов, которые осуществляют контроль), которые наделены полномочиями соответствующего характера.

С 1 октября 2013 года в силу вступил новый закон о Счётной палате. Теперь она имеет возможность проведения комплексного анализа государственных расходов: от их планирования до оценки результативности трат. Подлежат пересмотру главные формы государственного контроля в области финансов, как внутреннего, так и внешнего, а также полномочия органов, которые осуществляют муниципальный государственный контроль. На сегодня у Счетной палаты есть методология аудита эффективности, отвечающая рекомендациям организаций международного уровня по высшим органам контроля финансов.

Одна из новаций законопроекта заключается в осуществлении проверки организации контроля внутреннего типа контрольно-счетными органами вместе с контролем соблюдения бюджетного законодательства, полноты и достоверности бюджетной отчетности. Итак, главное внимание уделено контролю целевого использования бюджетных средств и оценке эффективности того как они расходуются.

Принцип эффективности финансового контроля государства подразумевает существование показателей количественного характера для оценки эффективности. Данные показатели помогают определить достижение плановых результатов, применяются в случае оценки эффективности работы контролирующих органов и могут группироваться. К примеру, устанавливается количество нарушений законодательства, которые были выявлены в процессе проверки. Применять этот показатель можно как с позиции оценки эффективности работы контролирующих органов, так и в целях оценки эффективности деятельности финансового характера служб, которые проверяются, к примеру Счетной палаты. Итак, показатели эффективности способны являться разработанными и установленными, в соответствии со спецификой деятельности объекта контроля, целями проверки и особенностями работы контрольных служб.

При оценке рисков в ходе исполнения бюджета могут быть выделены неэффективные и эффективные расходы. Эффективные расходы являются расходами, обеспечивающими максимальную результативность согласно установленным параметрам определенной государственной программы и, значит, есть возможность оценки эффективности осуществления программы согласно требованиям соблюдения дисциплины в области финансов при использовании средств государства.

В случае оценки эффективности использования средств бюджета могут оцениваться такие показатели, как правоприменительные функции, регулятивные функции, государственные услуги, бюджетные инвестиции, межбюджетные отношения. Совокупная оценка этих показателей способна говорить об эффективности деятельности субъекта, который проверяется.

Основная функция государственного аудита в Российской Федерации отводится, как уже упоминалось, Счетной палате.

В 2015 году контрольными и экспертно-аналитическими мероприятиями были охвачены 2 594 объекта во всех субъектах Российской Федерации.

Согласно Федеральному закону "О Счетной палате РФ" и Регламенту Счетной палаты РФ, в отчетном периоде результаты всех экспертно-аналитических и контрольных мероприятий рассматривались на заседаниях Коллегии Счетной палаты. Всего за 2015 год проведено 65 заседаний Коллегии Счетной палаты, на которых рассмотрены 936 вопросов, в том числе по результатам контрольных и экспертно-аналитических мероприятий, а также заключений Счетной палаты на проекты федеральных законов – 328. О результатах контрольных и экспертно-аналитических мероприятий Счетная палата информировала палаты Федерального Собрания Российской Федерации, доводила их до сведения руководителей соответствующих органов государственной власти, учреждений, предприятий, организаций.

Особо важные итоги экспертно-аналитических и контрольных мероприятий были доложены главе государства. В 2015 году Президент Российской Федерации был проинформирован о результатах следующих контрольных и экспертно-аналитических мероприятий:

– мониторинг реализации плана первоочередных мероприятий по обеспечению устойчивого развития экономики и социальной стабильности в 2015 году;

– мониторинг исполнения указов Президента РФ от 7 мая 2012 года по итогам 2014 года;

– проверка деятельности Федерального космического агентства, осуществляемой в рамках установленных полномочий, в том числе в целях международного сотрудничества;

– проверка деятельности открытого акционерного общества "АК "АЛРОСА" за 2008 – 2013 годы и истекший период 2014 года по реализации основных стратегических задач компании, повышению конкурентоспособности на мировом рынке, полноты и эффективности исполнения обязательств ОАО "АК "АЛРОСА" по поставкам природных алмазов в Госфонд России;

– проверка использования бюджетных средств, выделенных на реализацию Указа Президента РФ от 7 мая 2008 г. № 714 об обеспечении ветеранов жильем;

– проверки исполнения соглашений между Министерством здравоохранения Российской Федерации, Министерством образования и науки Российской Федерации, Министерством культуры Российской Федерации, Министерством труда и социальной защиты Российской Федерации и высшими органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации по достижению показателей целевого характера (нормативов) оптимизации сети муниципальных и государственных учреждений культуры, образовательных, медицинских организаций, организаций социальной защиты населения (4 контрольных мероприятия);

– проверка целевого и эффективного расходования средств, направляемых на развитие Керченской паромной переправы между портами Кавказ и Керчь;

– проверка целевого и эффективного использования бюджетных средств, которые направлены на подготовку к осуществлению в 2018 году в РФ чемпионата мира по футболу;

– проверка результативности использования средств бюджета, которые направлены на развитие производственно-технологической базы и в качестве взноса в уставный капитал открытого акционерного общества "Объединенная судостроительная корпорация" и его дочерних обществ в 2012 – 2013 годах и истекшем периоде 2014 года, а также исполнения представлений и устранения нарушений, выявленных Счетной палатой при проведении контрольного мероприятия по проверке использования и привлечения ОАО "Объединенная судостроительная корпорация" кредитных банковских средств и правомерности применения средств бюджета федерального уровня в целях их погашения, а также эффективного и целевого использования средств бюджета федерального уровня, которые направлены на финансовое оздоровление ОАО "Амурский судостроительный завод" с 2009 года по истекший 2013 год, и анализ осуществления и организации на нем процедур банкротства.

Для государственного контроля как элемента управления характерна вторичность: контролиоваться должно то, что независимо от контроля. В то же время в качестве цели контроля предстает предотвращение и устранение ошибок в деятельности финансового характера, а также ее улучшение.

В процессе анализа мероприятий контрольного характера относительно бюджета федерального уровня Счетной палатой разрабатываются:

– предложения по итогам проведенных мероприятий контрольного характера и представляются отчеты об их осуществлении;

– предложения по итогам контроля оперативного характера и они представляют в отчетах;

– осуществляется подготовка проектов законодательных актов.[1]

В качестве существенного момента, который связан с реализацией программно-целевого подхода при осуществлении планирования бюджетных расходов рассматривается необходимость повысить эффективность управления экономическими процессами, а также результатами этих процессов. При этом должны быть соблюдены те принципы и требования организации мероприятий по контролю, которые являются основополагающими, что дает возможность достижения целей за счет обеспечения реализации задач финансового контроля и формирования системы экономических отношений контролирующих органов и хозяйствующих субъектов.

Можно выделить следующие принципы, которые являются наиболее значимыми на этапе организации проведения контроля:

– принцип законности;

– принцип плановости;

– принцип системности;

– принцип объективности;

– принцип эффективности;

– принцип ответственности;

– принцип гласности.

[1] Горшенина Д.А. Совершенствование инструментария оценки и контроля эффективности использования бюджетных средств в современных условиях// МИР (Модернизация. Инновации. Развитие). 2015. Т. 6. № 2. С. 112-115.

September 16, 2020

Под финансовым контролем понимается один из инструментов, который используется за тем, чтобы осуществлять наблюдение за реализацией тех функций, которые имеют отношение к социально-экономической ответственности государства. В данном случае имеется в виду государственное финансовое обеспечении и регулирование социальных потребностей общества, а также функционирование государства в роли активного участника рынка в лице экономических субъектов, которые ему принадлежат или же находятся под его контролем.

Экономическая литература постепенно начинает не только давать определения теоретико-практическим аспектам, связанным с реализацией государственных контрольных функций, но также выводит указанную проблему на уровень, связанный с обеспечением государственных интересов.

Точка зрения о том, что необходимо повышать государственные расходы при параллельном увеличении контроля за использованием финансовых ресурсов является актуальной в ситуации, когда государства играет в экономике значимую роль. При наличии нестабильных условий государству необходимо более полно использовать возможности, которые ему дают контрольно-надзорные функции за социально-экономическими процессами.[1]

В качестве одной из задач науки (совместно с практикой) представляет необходимость найти единообразную трактовку терминов и категорий, которые относятся к контролю. Это необходимо для закрепления в нормативно-правовой сфере набор основных положений, которые регламентирую указанную функцию. Важным моментом представляется выделение основных аспектов в трактовке сущности таких категорий как "контроль" и "аудит" в связи с тем, что практика их использования является достаточно произвольной и не учитывает их специфики.

Одной из причин такого положения дел является неточность в переводе на русский язык решений, которые приняла Международная организация высших органов финансового контроля (ИНТОСАИ). Перевод английского термина "audit" осуществляется как "проверка". В международных документах термин "аудит", в сравнении с такой категорией как "контроль" принято трактовать исходя из его особенностей. Он трактуется как проверка баланса, ревизия.

Наиболее четким определением особенностей данных категорий можно считать, определение, которое дает С.В. Степашин.

Согласно Степашину, в терминах системного анализа контроль определяется в качестве одной из необходимых управленческих функций. Понимание и употребление термина "контроль" имеет тесную связь с представлениями об иерархичности отношений между людьми. Термин "аудит" в сравнении с термином "контроль" имеет менее императивное звучание. Его восприятие и употребление связано с такими смыслами сопутствующего характера, как объективность и независимость, а также открытость добровольная и подотчетность тех, кто представляет собой объект аудита[2].

Аудит эффективности как особый вид контроля возник в 70-х годах XX века, когда такой термин как "аудит эффективности" появился в Лимской декларации руководящих принципов контроля в 1977 году. Необходимость в институционализации данного вида контрольной деятельности была связана с ростом той роли, которую начали играть государственные финансы в экономиках развитых стран, а также с тем, что начала активно развиваться система государственного финансового контроля, которая уже не могла обеспечивать потребности эффективного государственного управления исключительно контролем за распределением и расходованием государственных средств. К тому же необходимо было повысить эффективность систем контроля, в частности внутреннего или ведомственного контроля.

В целом можно говорить о том, что под аудитом эффективности использования ресурсов понимается информационно-прозрачная, достоверная проверка деятельности экономических субъектов, которая связана с использованием тех или иных видов ресурсов. В качестве особой разновидности аудита эффективности выделяют аудит эффективности расходования государственных бюджетных средств. Данный вид аудита ориентирован на то, чтобы активизировать контроль за бюджетным процессом не только на той стадии, которая включает в себя распределение и доведение государственных средств до их потребителей, но и в вопросах, которые касаются оценки эффективности, результативности и целесообразности расходов бюджета. Те особенности, которыми обладает данный вид аудита и реальность его проявления представлены в таблице 1.1.

Таблица 1.1 – Характеристика методологических особенностей аудита эффективности государственной собственности и бюджетных средств[3]

Особенности

Реальности проявления

1. Реальное применение принципов, связанных с эффективностью и экономичностью средств бюджета

Происходит осуществление перехода от простого распределения средств бюджета к контрою за тем, как достигаются заданные результаты при использовании наименьшего объема средств.

2. Включение мероприятий по финансовому контролю (в части оценки эффективности) в схему, связанную с формированием бюджета

Происходит усиление ответственности, которую несут разработчики бюджета и активизация фазы, направленной на предварительный контроль бюджетного процесса.

3. Стимулирование замены "контроля исполнения" на "контроль принятия решений"

Осуществляется концентрация усилий на проведении экспертизы бюджета по макроэкономическим параметрам исходя из стратегических целей, направленных на развитие экономики и государства.

4. Повышается уровень системности функций контроля

Осуществляется формирование реального симбиоза между функциями контроль и активизируется мониторинг исполнения бюджета, особенно связанный с параметрами результативности

5. Растет уровень ответственности, которую несут субъекты контроля за использование государственной собственности и финансовых ресурсов

Проявляются реальные очертания ответственности, происходит выявление причинно-следственных связей нарушений

6. Имеется наличие перехода к "бюджетированию, которое имеет направленность на результат" или к "бюджетированию, которое является программно-целевым" при использовании методов планирования, являющихся индикативными

Происходит формирование новой системы бюджетного планирования, в аспекте, связанном с оценкой эффективно и экономичности использования ресурсов решающей становится схема "расходы-отдача"

Новой формой контроля обеспечивается расширение "поля финансового контроля" за пределы, которые ограничивали бы его исключительно формальными оценками распределения ресурсных потоков и доведения их до конкретных экономических субъектов.

Аудит эффективности позволяет осуществить проведение комплексного анализа причин и факторов, которые имеют отношение к неэффективному использованию государственных средств теми или иными бюджетополучателями, а также создает условия для активизации борьбы с коррупцией, которая имеет место быть в государственных органах власти, за счет того, что он обеспечивает представление информации о том, как в реальности обстоят дела с использованием государственных средств.

Критерии аудита эффективности

При предварительном изучении предмета и объектов аудита эффективности в качестве ключевой процедуры рассматривают процесс выбора критериев оценки эффективности. Правильность определения критериев, которые устанавливаются для конкретной цели аудита эффективности, значительно влияют на качество результатов любого аудита эффективности. Критерии должны представлять собой совокупность характеристик, которые относятся к предмету и к деятельности объектов аудита эффективности, а также быть основой для проведения оценки того, насколько государственные или муниципальные средства эффективно используются.

Формулировка критериев оценки эффективности осуществляется в форме утверждений, которые указывают на то, какие качественные характеристики или количественные значение должны быть характерны для организации, результатов и процессов использования средств государства, а также для деятельности объектов аудита эффективности, исходя из тех целей, которые перед ним поставлены.

Заключения и выводы по результатам аудита эффективности делаются исходя из сравнения тех фактических данных и информации, которые были получены в результате его проведения, с соответствующими установленными критериями. В выводах и заключениях аудита эффективности должна содержаться оценка того, какова является степень эффективности использования государственных средств.

В том случае, если выявленные реальные результаты и характеристики организации, процессов, связанных с использованием государственных средств, а также деятельности, которую ведут объекты аудита эффективности, находятся в соответствие с теми критериями, которые были установлены, то в данном случае можно вести речь, что использование государственных средств осуществляются с достаточной степенью эффективности. В том случае, когда данные критерии не соблюдаются, то делается вывод о том, что имеют место быть недостатки и существует необходимость улучшить организацию использования средств государства или же деятельность объектов аудита эффективности.

Разработка критериев оценки эффективности осуществляется для каждой из целей аудита эффективности, а также применительно к определенной сфере использования государственных средств, которая подвергается проверке или же аспектам организации и результатам функционирования, которые относятся к объекту аудита эффективности.

Содержание критериев находится в зависимости от того, что представляет собой предмет аудита эффективности, а также та сторона эффективности, которая подвергается оценке. Может проводиться оценка экономичности, продуктивности, результативности использования государственных средств, факторов и процессов, которые оказывают на них влияние.

Необходимо иметь в виду тот факт, что цели, критерии и вопросы аудита эффективности являются трема основными взаимообусловленными компонентами, которые должны иметь тесную связь друг с другом.

Подобная взаимосвязь определяется тем, что установка критериев и вопросов аудита эффективности осуществляется исходя из его конкретной цели. Также нужно учесть тот факт, что определение вопросов, которые относятся к аудиту эффективности, осуществляется исходя из необходимости получить фактические данные (доказательства), которые касаются использования государственных средств, а также деятельности объектов аудита эффективности на основе каждого критерия. Затем, полученные данные и доказательства сравниваются для того, чтобы оценить эффективность по той или иной изначально обозначенной цели.

Указанная взаимосвязь между целью, критериями и вопросами аудита эффективности представлена в виде схемы в Приложении 1.

Критерии оценки эффективности выбираются при предварительном изучении предмета и объектов аудита эффективности. Данные процесс происходит поэтапно после того, как были определены цели аудита эффективности. Прежде всего, определяется перечень, которые содержит в себе документы и материалы, в которых могут содержаться необходимые критерии. На основе изучения этих материалов осуществляется выбор критериев. Первоначально этот выбор осуществляется в обобщенном виде.

По мере осуществления подготовительного этапа формулировки критериев, как правило, уточняются и конкретизируются. По завершении предварительного изучения критерии оценки эффективности должны являться достаточно детализированными и зафиксированными в программе аудита эффективности, дабы являться четким ориентиром для получения соответствующих доказательств при проведении основного этапа аудита эффективности.[4]

Источниками критериев оценки эффективности прежде всего должны являться законодательные и другие нормативные акты, а также документы, в которых установлены показатели результатов, характеристики организации и процедуры использования средств государства либо деятельности объектов аудита в отношении эффективности. Такие показатели, в частности, содержатся в докладах о основных направлениях и результатах деятельности субъектов планирования бюджетного характера, подготавливаемых ими в случае формирования бюджетного проекта на следующий финансовый год. Если эти показатели соответствуют целям данного аудита эффективности, то они могут использоваться как критерии оценки эффективности.

При проведении аудита эффективности, например, целевой программы источником критериев оценки эффективности использования бюджетных средств могут быть количественные показатели ожидаемых результатов выполнения программы, а также качественные характеристики организации и процессов ее реализации.

В случае выбора критериев оценки эффективности требуется сначала выяснить, есть ли в объекте аудита эффективности документы, содержащие определенные показатели и процедуры, которые используются для оценки его собственной работы и утверждены руководителем либо вышестоящим органом.

При наличии таких документов следует выбрать из них процедуры и показатели, которые имеют непосредственное отношение к цели аудита эффективности. Затем, убедившись в их обоснованности, использовать как критерии оценки эффективности использования средств бюджета.

В случае, если в объекте аудита эффективности отсутствуют обоснованные и соответствующие его целям показатели для оценки или измерения результатов использования государственных средств, критерии оценки эффективности можно выбрать на основе анализа задач, которые призван решать объект аудита эффективности в рамках основных сфер его деятельности.

Источником критериев оценки эффективности также могут быть результаты работы объекта аудита эффективности в прошлые периоды или прочих организаций в частном или государственном секторе, осуществляющих такую деятельность либо выполняющих подобные виды работ, соответствующие статистические материалы, специальная литература по вопросам предмета или деятельности объекта аудита эффективности.[5]

Критерии оценки эффективности можно выбрать в соответствии с правилами и стандартами, разработанными экспертными организациями и профессиональными ассоциациями, имеющими непосредственное отношение к предмету или деятельности объекта аудита эффективности.

Для того, чтобы оценка эффективности использования государственных средств была всесторонней и обоснованной в соответствии с поставленной целью аудита эффективности, необходимо использовать совокупность критериев, имеющих качественные и количественные, динамические и относительные значения.

Количественные значения критериев находят выражение в стоимостных и натуральных показателях, которые характеризуют достигнутые результаты использования средств государства или деятельности объекта аудита эффективности. Это, к примеру, объемы оказания услуг и выпуска продукции, себестоимость продукции и объем прибыли, которая была получена, число выпускников школ и вузов.

В качественные значения критериев входят характеристики разных аспектов использования средств государства либо деятельности объектов аудита эффективности, таких, к примеру, как соответствие данной деятельности положениям нормативно-правовых документов; необходимое качество функционирования систем контроля и управления; выполнение установленных процедур и правил; реализация мероприятий, которые были разработаны.

Относительные значения критериев находят выражение в соотношениях между разными результатами, которые были достигнуты в деятельности объектов аудита эффективности либо в проверяемой области использования средств государства, и характеризуют их положение. К примеру, это уровень доходности и рентабельности, удельный вес выпускников вузов, которые получили диплом с отличием, уровень безработицы.

Динамическими значениями критериев отражаются изменения относительных и количественных их значений за конкретные периоды времени. К примеру, темпы снижения или роста услуг и продукции, доходности и прибыли, смертности и рождаемости.

Число критериев оценки эффективности и сочетание их качественных и количественных, динамических и относительных значений в каждом аудите эффективности способны являться разными в зависимости от особенностей проверяемой области использования средств государства, деятельности объектов аудита в отношении эффективности и его целей. Важно, чтобы они являлись объективными и достаточными для того, чтобы сформировать обоснованные заключения и выводы по итогам аудита эффективности согласно поставленным целям.

Необходимо еще раз подчеркнуть, что критерии оценки эффективности формулируются как утверждения, указывающие, каким установленным значениям должны соответствовать организация, процессы и результаты использования государственных средств (в рамках предмета и целей аудита эффективности) или деятельность объектов аудита эффективности.

В качестве примера приведем перечень критериев оценки эффективности, которые можно применять при проведении аудита эффективности любой целевой программы, поставив цель: "Определить, соответствует ли программа требованиям, установленным нормативными правовыми актами к разработке и реализации целевых программ".

В данном случае могут быть выбраны следующие критерии оценки эффективности:

– программа имеет четкие формулировки целей, которые соответствуют приоритетам политики государства, полномочиям и областям ответственности органов исполнительной власти;

– определены и имеют количественную оценку ожидаемые результаты реализации программы, включающие как непосредственные результаты, так и конечные результаты ее выполнения;

– система показателей для измерения результатов реализации программы и их целевые значения обеспечивают возможность объективной оценки выполнения программы;

– потребности в ресурсах для достижения цели и результатов программы являются обоснованными, оценены внешние условия и риски реализации программы;

– установлена система управления реализацией программы, которая содержит четкие разграничения полномочий и ответственности различных единиц управления.

Для того, чтобы выбираемые критерии служили надежной основой при подготовке результатов аудита эффективности, необходимо провести обсуждение. При этом желательно согласовать перечень критериев, которые планируется использовать для оценки эффективности, с руководством объектов аудита эффективности или их вышестоящей организацией.

Необходимо принимать во внимание, что, если критерии оценки эффективности не будут восприниматься объектами аудита эффективности, их руководство может возражать и против соответствующих результатов аудита эффективности. Очевидно, что это создаст группе инспекторов только ненужные сложности и потребует от них дополнительных серьезных аргументов для того, чтобы обосновать свои выводы.

В случае, если руководство объекта аудита эффективности выдвигает категорические и достаточно весомые возражения в отношении необходимости применения отдельных критериев, надо тщательно и всесторонне оценить выдвинутые им аргументы и, по возможности, учесть при установлении перечня критериев оценки эффективности.

Следует руководствоваться правилом: нельзя осуществлять аудит эффективности на основании критериев, применение которых вызывает сомнение и способно привести к вводящим в заблуждение или необъективным результатам. Поэтому любые разногласия по использованию критериев оценки эффективности необходимо выявить, обсудить и, в случае возможности, разрешить до того как будет утверждена программа аудита эффективности.

Процедуру обсуждения критериев не следует рассматривать как обязательность согласования всех планируемых для применения критериев оценки эффективности. В случае, когда руководство объекта аудита эффективности по тем или иным причинам не желает согласовывать какие-либо критерии, это не является препятствием для проведения аудита эффективности или ограничением возможности достижения его целей. Тем более, если по результатам предварительного изучения будет очевидно, что проверка, проведенная в соответствии с несогласованным критерием, выявит серьезные недостатки и проблемы в деятельности объекта аудита эффективности по использованию государственных средств. В данном случае вполне понятна причина сопротивления его руководства в отношении применения этого критерия.[6]

Необходимость обсуждения и согласования критериев не должна рассматриваться в качестве фактора, негативно влияющего на независимость инспекторов или ограничивающего ее в случае проведения аудита эффективности. Право выбора тех или иных критериев оценки эффективности принадлежит контрольно-счетному органу. А вопрос об их применении вне зависимости от позиции руководства объекта аудита эффективности должен решаться в установленном в контрольно-счетном органе порядке. Например, должностным лицом, ответственным за проведение данного аудита эффективности.

[1] Рябухин С.Н. Аудит эффективности использования государственных ресурсов. – М.: Наука, 2014. – 175 с.

[2] Степашин С.В. Конституционный аудит – М.: Наука, 2012.

[3] Рябухин С.Н. Аудит эффективности использования государственных ресурсов. – М.: Наука, 2014. – 175 с.

[4] Саунин А. Аудит эффективности: выбор критериев для оценки эффективности использования государственных (муниципальных) средств // ВЕСТНИК АСКОР № 1/2011 (16)

[5] Саунин А. Аудит эффективности: выбор критериев для оценки эффективности использования государственных (муниципальных) средств // ВЕСТНИК АСКОР № 1/2011 (16)

[6] Саунин А. Аудит эффективности: выбор критериев для оценки эффективности использования государственных (муниципальных) средств // ВЕСТНИК АСКОР № 1/2011 (16)

September 16, 2020

Аудит эффективности использования бюджетных средств с максимальной полезностью для общества, допускается проводить лишь тогда, когда удастся создать и законодательно ратифицировать кардинально новые для государства механизмы стимулов и принятия решений во всех звеньях бюджетного процесса, которые были бы направлены на эффективность. Должен возникнуть непосредственный интерес в этом получателей бюджетных ассигнований с одновременным ужесточением ответственности в случае неэффективного управления денежными средствами [36, с.65].

Следует разработать такие механизмы финансового обеспечения, которые помогут существенно увеличить эффективность расходования ассигнований внутри бюджетного учреждения, а также смогут уменьшить потери, обусловленные необоснованным субсидированием неэффективной, невостребованной сети бюджетных организаций, которая является бесполезной для самих потребителей общественных услуг, но отвлекает значительные денежные средства и мешает полноценным образом финансировать более приоритетные направления общественных расходов там, где они на самом деле востребованы и там, где они необходимы потребителям [29, с.391].

Добиться в сжатые сроки самых существенных результатов для общества, с позиции увеличения результативности бюджетных затрат, можно, всё же, лишь тогда, когда подготовка кардинально новых механизмов финансового обеспечения бюджетного сектора станет идти впереди. Однако введение новых механизмов оценивания эффективности таких затрат должно осуществляться практически одновременно, с определённым несущественным отставанием. Это позволит разрешить, в пределах расширенной независимости получателей бюджетных средств, проверять их усилия, сконцентрированные на увеличение эффективности и разумности использования бюджетных ресурсов. Без этого самые новые бюджетные механизмы, как и без стремлений, нацеленных на подъём прозрачности бюджета, функционировать не станут [26, с.113].

Одновременно, улучшая законодательство России и законодательство субъектов РФ в области бюджетирования, нацеленного на результат, следует вводить и аудит эффективности расходования бюджетных ассигнований, да и государственных ресурсов в целом.

Правовая терминология выступает неотъемлемым элементом законодательства России, используемым законодателем при формировании норм права. Обычно, все отрасли права имеют свои понятийные аппараты и оперируют своими правовыми категориями. Бюджетное право не будет являться исключением. Например, термин «эффективность», пожалуй, ОКАЗЫВАЕТСЯ одним из наиболее часто встречающихся в бюджетном законодательстве.

Проблема эффективного расходования бюджетных ассигнований выходит в последние годы на первый план. Она обусловлена не только неэффективностью института ответственности за различные нарушения в области бюджетного законодательства, что предусмотрено в Бюджетном кодексе РФ (далее — БК РФ), но и с усиленной борьбой с коррупцией в бюджетной сфере. При этом несмотря на то что 7 мая 2013 г. в БК РФ добавлены изменения [7, ст. 1, п. 8] — в новой редакции изложена ст. 34, а конкретно - из наименования статьи исключили слово «результативность», хотя по факту смысл этого принципа не поменялся. В новой редакции принцип изложен таким образом: «Принцип эффективности использования бюджетных средств означает, что при составлении и исполнении бюджетов участники бюджетного процесса в рамках установленных им бюджетных полномочий должны исходить из необходимости достижения заданных результатов с использованием наименьшего объема средств (экономности) и (или) достижения наилучшего результата с использованием определенного бюджетом объема средств (результативности)». Итак, законодатель постарался уточнить определение «эффективности использования бюджетных средств», однако всё же эта дефиниция мешает должным образом определить соотношение между двумя основными началами бюджетного законодательства России — её результативностью и эффективностью.

Через закрепление принципа результативности и эффективности расходования бюджетных ассигнований, законодатель определяет результат, который получен во время расходования денежных средств, в сравнении с расходами [52, с.372] Однако при этом, как было отмечено Е.А. Барыкиным, даже в случае достижения необходимого результата (в виде создания конкретного экономического блага) его качественные свойства бывают разными и отличаться от запланированных во время принятия экономического решения.

При выяснении эффективности бюджетных затрат будет оставаться нерешённым вопрос о том, что же всё-таки понимается под результатами их осуществления. Определение результата в виде некоторого конкретного материального результата бюджетного финансирования занимает важное положение в характеристике принципа результативности и эффективности расходования бюджетных ассигнований. При этом по неясным причинам это ключевое понятие до настоящего времени так и не удалось раскрыть и не получилось закрепить законодателю, что стало одной из основных проблем в этом направлении, что соответственно может вызвать большое количество практических коллизий и вопросов.

Ещё осталось много вопросов, касающихся проблемы оценивания эффективности расходования бюджетных ассигнований, что значительно осложняет деятельность правоприменителей. Методика оценивания эффективности работы региональных органов исполнительной власти разработана в рамках Постановления Правительства РФ. Эти методики позволяют оценить только результативность работы государственных органов, но не разумность расходования предоставленных определённым заведениям или организациям бюджетных ассигнований, что оказывается значительным правовым упущением со стороны законодателя.

Появляется вопрос — как можно выяснить необходимость, рациональность и экономическую обоснованность улучшения определённой расходной операции, и какой орган, как, на основании каких показателей и методов должен оценить эффективность расходования бюджетных ассигнований [34, с. 42].

Можно предположить, что с объективной позиции оценить, является ли эффективной либо неэффективной работа получателя, нацеленная на использование бюджетных ассигнований, может главный распорядитель или особый контролирующий орган. При этом в законодательстве нет единой системы методов, нужной для определения и оценивания не только результативности, но и эффективности расходования бюджетных ассигнований, что оказывается осложняющим фактором в практической деятельности.

Кроме того, только Счётная палата РФ обладает полномочиями по оценке эффективности использования бюджетных ассигнований субъектами бюджетного процесса. Например, по ст. 270.1 БК РФ, органы исполнительной власти (органы местной администрации) имеют право формировать структурные подразделения для проведения внутреннего финансового аудита (внутреннего контроля), которые подготавливают и организуют выполнение мер, нацеленных на увеличение результативности (эффективности и экономности) расходования бюджетных ассигнований [34, с. 43]. Итак, при буквальном толковании станет понятно, что эта норма не предполагает полномочие органов внутреннего финансового аудита по оцениванию эффективности расходования бюджетных ассигнований. Закрепление показателей оценивания эффективности расходования бюджетных ассигнований безусловно будет выступать правовой гарантией эффективности расходования государственных средств.

Как было отмечено Н.А. Саттаровой, не менее важным нарушением в области бюджетного законодательства будет неэффективное расходование бюджетных ассигнований, которому сейчас не уделяют должного внимания [50, с.44].

На текущей стадии развития России нет законодательного закрепления методики, которая содержала бы чётко обозначенные показатели для определения и выявления случаев неэффективного расходования заведениями и организациями бюджетных ассигнований. В статье 162 БК РФ указывается, что получатель бюджетных ассигнований обеспечивает результативность и целевой характер использования предоставленных ему бюджетных средств [1]. То есть, если получатель бюджетных ассигнований не сможет обеспечить подобное использование этих ассигнований, то по идее, он должен понести определённую юридическую ответственность. Однако проблема заключается в неясности, нечёткости самого определения неэффективного расходования бюджетных ассигнований. Как говорилось ранее, статья 34 БК РФ определила и более-менее смогла раскрыть принцип результативности и эффективности расходования бюджетных ассигнований, а также Методика оценки эффективности работы органов исполнительной власти субъектов РФ. При этом эта методика далека от совершенства. Пробелы, которые вызывают проблемы на практике, восполняются с помощью актов высших судов и материалов судебной практики. Так, Пленум ВАС РФ в Постановлении «О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм БК РФ» отметил то, что судам следует учесть, что участники бюджетного процесса в пределах выполнения поставленных перед ними задач и в рамках предусмотренных на конкретные цели бюджетных ассигнований сами определяют необходимость, целесообразность и экономическую обоснованность осуществления определённой расходной операции. Из-за этого такая операция может признаваться неэффективным использованием бюджетных ассигнований лишь тогда, когда уполномоченный орган сможет доказать, что поставленные перед участником бюджетного процесса задачи удалось бы выполнить с помощью сниженного объёма ассигнований или что, пользуясь установленным бюджетом объёмом денежных средств, участник бюджетного процесса смог бы добиться лучшего результата [1].

Вне зависимости от определённого законодателем списка бюджетных правонарушений, зафиксированных в новой главе БК РФ, а также из-за отсутствия нормативно предусмотренного описания неэффективного расходования бюджетных ассигнований и оценки его количественных и качественных критериев, лучше всего определять не как операцию по их обращению, а лишь в виде оценки того, что определённые бюджетные ассигнования были использованы нерационально и неэкономно.

В научных трудах много раз отмечалось, что нет правовых норм, предусматривающих юридическую ответственность субъектов бюджетного процесса, уголовную или административную, за нерезультативное и неэффективное расходование бюджетных ассигнований.

Например, парламентариями на рассмотрение в Госдуму ФС РФ в январе 2013 года вносился Законопроект № 208784-6, определяющий ответственность за нерезультативное (неэффективное) расходование бюджетных ассигнований. При этом он был возвращён авторам этой инициативы в связи с отсутствием официальных комментариев со стороны Правительства РФ и Верховного Суда РФ по этому вопросу. Следует отметить, что Министерство финансов резко раскритиковало эту законодательную инициатив, предложив, в виде альтернативы, приступить к разработке комплекса необходимых мероприятий по введению системы аудита (контроля) эффективности расходования бюджетных ассигнований в законодательство России [34, с.45]

Эта критика является, на наш взгляд, вполне обоснованной, так как в России нет единой системы методов оценивания эффективности бюджетных затрат, поэтому они носят только субъективный характер, что мешает определить определённый вариант юридической ответственности для отдельных участников бюджетного процесса, так как это станет противоречить существующему законодательству. То есть при принятии этого законопроекта оценивать результативность деятельности по использованию бюджетных ассигнований стало бы не само общество, что находится в полном соответствии с основными принципами демократической страны, а вышестоящие государственные чиновники, что, при этом, заведомо и безоговорочно привело бы к существенному увеличению количества коррупционных проявлений, находилось бы в противоречии с проведением в России антикоррупционной политики [50, с.47].

Во время перехода бюджетного процесса на принципы результативности и эффективности расходования бюджетных ассигнований появляется потребность в создании действенных, эффективных механизмов государственного финансового контроля, которые помогли бы определить уровень достижения планируемых результатов в различных сферах деятельности. Подобные механизмы, по нашему мнению, содержит аудит эффективности расходования бюджетных ассигнований, который часто используется в государственном финансовом контроле за границей. Международный опыт демонстрирует, что этот аудит способен оказать значительное воздействие на качество принятия и выполнения органами исполнительной власти решений в области управления государственными финансами, а также помогает повысить ответственность, прозрачность и подотчётность деятельности этих органов.

По нашему мнению, российскому законодателю следует обозначить и закрепить нормативно аудит эффективности в виде одного из вариантов государственного финансового контроля, что обязательно сможет оказать положительное воздействие на бюджетный процесс.

September 16, 2020

Классическое понимание традиционного менеджмента основывается на разделении управленческого процесса согласно его функциям. [4, c.12]

При этом традиционная характеристика менеджмента "управлять - это значит предвидеть и планировать, организовывать, распоряжаться, координировать и контролировать" уже не может полностью отвечать реальной ситуации, сформировавшейся в текущей экономике, главными чертами которой выступают:

• изменения в особенностях современного менеджмента, который, с одной стороны, трансформируется в процесс интеграции, призванный объединить все упомянутые выше функции, а с другой стороны, может обрести модульную структуру, в том числе возникновение большого количества вариантов менеджмента - маркетинговый менеджмент, инновационный, бюджетный и т.п.;

• возникновения совокупности новых функций, к примеру, развития культуры менеджмента, постоянные нововведения, интеллектуальный творческий процесс развития и применения персональных внутренних ресурсов менеджера и человеческого капитала предприятия, интеллектуальное первенство в руководстве командами и проектами, воздействие менеджера на имидж собственного предприятия;

• нестабильность и динамичность внутренних и внешних условий, сумевших приобрести турбулентный характер, будут вынуждать менеджеров без посторонней помощи непрерывно реорганизовывать и менять собственные цели;

• внимание к итоговым результатам и успешности управленческой деятельности, а не к функциям, деятельности, непосредственному процессу;

• радикальный способ изменения взаимоотношений между работниками и руководителем: никому не следует "управлять людьми"; задача - вести граждан за собой; цель - сделать продуктивными особые сильные стороны индивида и знания каждого человека.

Современный менеджмент является специфическим средством, специфической функцией, специфическим инструментом для производства предприятиями результата. Выполнение данной сверхзадачи потребует сделать шире сферу ответственности менеджера, в которую будут входить все факторы, воздействующие на работу предприятия, и её итоги: как внутренние, так и внешние, как подконтрольные, так и целиком от неё независящие. Это обстоятельство предполагает использование стратегического подхода к управлению и по вертикали (на каждом иерархическом уровне), и по горизонтали (руководство функциональными сферами); стратегия - дело каждого сотрудника. Человеческий фактор оказывается важнейшим условием достижения успеха функционирования организации, что отразилось в принципах управления, обозначенных на рубеже XX и XXI вв. [4, c.16]

1. Лояльность к работникам.

2. Полная ответственность - как обязательное условие эффективного менеджмента.

3. Коммуникации, которые пронизывают предприятие снизу-вверх, сверху-вниз, по горизонтали.

4. Атмосфера в компании, помогающая раскрытию способностей работников. Непрерывное обучение всех, везде и во всех случаях.

5. Долевое участие каждого работника в совокупных результатах.

6. Оперативная реакция на различные изменения в области окружающей среды.

7. Методы взаимодействия с сотрудниками, которые обеспечивают удовлетворенность трудовой деятельностью. Переход от авторитарного стиля управления к лидерству.

8. Прямое участие менеджеров в деятельности групп на каждой стадии как условие согласования и целостности.

9. Способность контактировать с клиентами, поставщиками, исполнителями, руководством и т. д.

10. Этика предпринимательства.

11. Проявление честности и доверия к людям.

12. Применение в работе базовых основ менеджмента.

13. Видение организации, т. е. чёткое понимание того, какой она должна быть.

14. Качество персональной работы, непрерывное самосовершенствование.

Выполнение принципов управления в текущих условиях предъявляет повышенные требования к личности менеджера.

Современный менеджмент будут отличать такие характерные особенности [2, c.34]:

1. Использование системного подхода в управлении. Он выражается в том, что предприятие исследуется в виде открытой системы, которая состоит из нескольких являющихся взаимосвязанными подсистем. Теория систем предполагает принятие решений на базе учёта влияния окружающей среды на предприятие, а также воздействия предприятия как на внутреннюю, так и на внешнюю среду.

2.Ситуационный подход к руководству. Он помогал последующему развитию теории и практики руководства, помогая применять возможности приложения данных науки к определённым управленческим ситуациям и условиям. Ситуационный подход, появившийся в конце 1960-х гг. прошлого века, будет исходить из утверждения, что рецепты, подходящие на любой случай, отсутствуют. Этот подход признаёт наличие принципиальных подходов к руководству, предполагает принятие определённых решений по отношению к определённой ситуации.

3. Теории стратегии. Стратегия базируется на целях предприятия, вытекающих из её миссии, и заключается в характеристике методов их достижения. На взгляд И. Ансоффа, «стратегия - набор правил для принятия решений, которыми организация руководствуется в своей деятельности». Ещё одной характеристикой стратегии может выступать её трактовка в виде плана действий по достижению целей компании.

3. Определяющее значение организационной культуры. Организационная культура - это формы деятельности и поведенческие нормы, сформировавшиеся в деловой практике и сознании сотрудников. Она полагается на систему ценностей, которые приняты в компании, имеет важное значение в развитии и судьбе предприятия, т.к. может оказать значительное воздействие на успешность всех сторон деятельности.

4. Механизация и автоматизация управленческого процесса. Механизация и автоматизация процессов в системе менеджмента является внедрением механических устройств в управленческий труд: компьютеров (компьютерных технологий), передовых средств связи, множительных аппаратов и иной оргтехники.

5.Демократизация управления. Данная черта современного менеджмента выражается в организации активного участия рядовых сотрудников в управлении производством с помощью подачи предложений, принятия участия в деятельности кружков качества, предоставления помощи менеджерам при коллегиальных формах подготовки решений.

6. Интернационализация менеджмента. Процесс интернационализации менеджмента выражен в усилении значения международного фактора в управлении предприятием из-за увеличивающегося межгосударственного разделения и кооперации труда, а также довольно сильно обостряющейся международной конкуренции.

September 16, 2020

Поскольку опыт внедрения контроллинга в системе управления персоналом многие предприятия стали апробировать совсем недавно, эту сферу деятельности можно вполне назвать инновацией в управленческой политике. Учитывая такое положение дел, следует детально разобраться, в чем заключается суть контроллинга персонала, каковы ключевые цели этой системы.

Система контроля персонала направлена, прежде всего, на создание в рамках предприятия эффективной, продуманной стратегии управления человеческим ресурсом.

Это самый сложный компонент с позиций грамотного выстраивания менеджмента. Кадровые рычаги настолько сложны в управлении (человек – не машина, управлять им – целое искусство; недаром существует понятие так называемого «человеческого фактора»), что для выстраивания подходов в этой сфере необходимы специальные механизмы и качественно продуманные методы. Именно потому существует острая необходимость во внедрении на предприятиях системы контроллинга персонала, которая позволяет создать качественный управленческий климат.

Целями такой системы (перечислим здесь только основные составляющие, отметив, что у данной модели вследствие ее масштабности и многоступенчатости существует целый комплекс соответствующих целеполаганий) являются планирование кадровой стратегии и осуществление «тотального» контроля за ее реализацией. Грамотный контроллинг выстраивается так, чтобы два этих основных целевых компонента были тесно связаны между собой и, что называется, хорошо «работали» друг на друга [3, c. 42].

Здесь важно подчеркнуть, что контроль работы персонала, учет всех стратегически значимых моментов, связанных с этой сферой деятельности, необходим для топ-менеджмента компаний. То есть для руководителя предприятий, а также для представителей высшего звена управляющей «верхушки». С помощью механизмов контроллинга топ-менеджеры и специалисты высшего звена разрабатывают политику управления кадрами, внедряют эти механизмы в общую систему деятельности предприятия, четко отслеживают эффективность функционирования внедренной системы, выявляют недочеты и «узкие» места. А также моделируют и модернизируют кадровую политику с учетом выявленных недостатков в методиках работы с коллективом.

Если говорить более кратко, контроллинг кадров является сервисной опцией для руководства. Применяя ее, топ-менеджеры могут качественно координировать и регулировать кадровую стратегию, грамотно выстраивать линию организации рабочего времени.

Помимо чисто утилитарных, контроллинг имеет и более глобальные цели. За счет инструментов управления трудовыми ресурсами можно укреплять деловую репутацию предприятия.

Выстраивая кадровый менеджмент «по-умному», в соответствии с современными требованиями и комплексом инновационных трендов, руководитель создает хороший микроклимат внутри коллектива предприятия [3, c. 47].

Во-первых, психологический. Во-вторых, непосредственно рабочий. Трудясь в комфортных психологических условиях, в необходимом рабочем ритме, согласованном с целями и задачами предприятия, сотрудники коллектива обеспечивают высокую производительность труда и достойные показатели своей профессиональной деятельности. В четко отрегулированной системе работы нет места таким негативным явлениям, характерным для практики компаний, идущих вразрез с современными кадровыми требованиями, как производственные инциденты, простои, сбои в работе, недовольство членов команды друг другом и т. п.

В результате слаженно функционирующий коллектив обеспечивает не только выполнение планов деятельности, намеченных руководством, но и создает новое «лицо» своей компании – с достойной деловой репутацией, обширным кругом надежных бизнес-партнеров (уверенных в качестве и мобильности работы своего контрагента), высоким уровнем конкурентоспособности, уверенным покорением новых профильных рынков. А также долгосрочным успешным развитием своей профессиональной деятельности

Руководству, поставившему задачу внедрить систему профильного кадрового контроллинга, следует идти по такому пути. Для начала необходимо сформировать и интегрировать в общую схему деятельности предприятия следующие модели работы [7, c. 56]:

1. Информационную. Она нужна для того, чтобы обеспечивался эффективный сбор информации о состоянии кадровой политики, результативности функционирования коллектива (уровень производительности труда, потенциал в этой области затраты на персонал, целесообразность урезания или, напротив, повышения уровня финансовых вливаний в данную сферу и т. п.).

2. Непосредственно управляющую. Эта модель необходима для разработки и координации мероприятий кадровой политики, модернизации системы работы с коллективом.

3. Контрольно-аналитическую. Данная составляющая позволяет измерять степень достижения поставленных целей, качество и мобильность движения к намеченным ориентирам. Кроме того, она призвана создать базис для анализа проводимой работы, оценки кадровой деятельности, генерации новых идей, совершенствующих систему управления коллективом.

По усмотрению руководства, виды этих моделей могут варьироваться – в зависимости от поставленных целей и задач. Предложенную схему можно взять за основу и с учетом конкретных целей изменять ее.

После формирования данных контрольно-управленческих моделей руководство компании должно быть ориентировано на второй важный шаг. Он заключается в глубоком понимании того, что входит в функции службы контроллинга персонала (либо специалиста, назначенного ответственным в данной сфере). Задачи такой службы масштабны, в их числе важно отметить следующие [10, c. 111]:

· собирать и предоставлять информацию руководству предприятия или начальнику отдела кадров;

· производить проверку эффективности персонала за конкретно установленный временной промежуток;

· определять кадровую потребность предприятия (как в среднесрочной, так и в долгосрочной перспективе);

· способствовать результативному функционированию системы, развивающей профессиональные компетенции работников;

· помогать руководству в оценке процессов «текучести» кадров, выявлении истинных причин данных процессов, корректировки ситуации, связанной с выбытием кадров;

· осуществлять менеджмент затрат на персонал;

· предлагать комплекс стимулирующих мер, повышающих показатели производительности труда и уровень работоспособности коллектива;

· инициировать комплекс поощрительных мер, позволяющих мягко, ненавязчиво, но конкретно выделять отличившихся сотрудников.

Конечно, любая деятельность не застрахована от ошибочных действий и возникающих вследствие их рисков и проблем.

В ситуации с контроллингом таких недочетов должно быть минимум.

Зачастую бывает так, что представители руководящего состава ставят перед подчиненными цель внедрить кадровый контроллинг. Однако дальше этого дело не идет: руководство не отслеживает процессы внедрения системы, не применяет на практике получаемые результаты.

В итоге служба контроллинга работает впустую, ее деятельность становится этаким “мыльным пузырем”, который существует, но реальной помощи не обеспечивает.

Кадровый контроллинг в результате помогает представителям руководящего состава предприятия совершенствовать существующую организационную структуру своего коллектива, уменьшать число дублирующих функций, выполняемых персоналом, повышать уровень трудовой и исполнительской дисциплины, оптимизировать бизнес-процессы.

Он создает барьеры для развития кризисных ситуаций – как связанных с собственно взаимоотношениями в коллективе, так и производственных ЧП.

Что очень важно, кадровый контроллинг работает не только на интересы предприятия – он позволяет улучшать условия работы сотрудников, то есть работает и на сам коллектив компании, на каждого ее члена.

В частности, управление «человеческим капиталом» модернизирует деятельность кадровой службы, положительно влияет на систему оплаты труда, поощрений, мотиваций.

September 16, 2020

Обособленна в системе методов оценки интеллектуального капитала группа моделей оценки стоимости человеческих ресурсов (HRA).

Таблица 1

Сравнение методов оценки интеллектуального капитала [15, c. 88]

Группа

Метод

Содержание метода

1

2

3

Прямое измерение ИК

Подход на базе расширенного балансового отчета

Суть подхода состоит в том, что НМА, который произведен или приобретен предприятием, в балансовом отчете отражается по его стоимости (цене) при конкретных условиях.

Затратный подход

Определяются стоимости (суммы) затрат предприятия, которые необходимы на создание (метод исходных затрат или метод стоимости создания), восстановление (метод учета затрат на восстановление стоимости) или замещение (метод учета стоимости затрат на замещение) НМА, которые оценивается.

Метод оценки гудвилла посредством показателя деловой активности

Применяется мультипликативная модель зависимости этого элемента стоимости бизнеса от показателя деловой активности.

Рыночная

капитализация

Подход на базе комбинированной информации балансового отчета (мarket-to-вook ratio (MB))

Стоимость ИК определяют как разность между рыночной и балансовой стоимостью акционерного капитала предприятия.

Мультипликатор

Тобина

Сопоставление рыночной стоимости актива со стоимостью его замещения. Сопоставление рыночной стоимости предприятия с его балансовой стоимостью.

Отдача на

активы

Метод оценки ИК с применением ROA

Основой метода является сравнение среднего за год дохода на активы (ROA) предприятия с нормализованным средним по отрасли ROA.

Оценка стоимости ИК на базе производительности информационного характера

Основой метода является определение части чистого дохода предприятия, которая может относиться на интеллект и искусство управления.

SC-методы

(подсчет очков)

Сбалансированная таблица показателей

Происходит формирование таблицы ключевых показателей предприятия,

осуществляется их индикативная обработка для того, чтобы получить результативный интегральный показатель.

Монитор НМА

Определяет три базовых направления анализа НМА предприятия: внутреннюю структуру, внешнюю структуру, а

также компетентность персонала.

Система сбалансированных показателей

Происходит формирование системы ключевых показателей предприятия, осуществляется их индикативная обработка для того, чтобы получить интегральный показатель.

Метод IC-индекса

Осуществляется объединение нескольких методов оценки в организационный индекс ИК на базе определения весов для всех индикаторов или методов и вычисления индикативного интегрального показателя.

Целостный стоимостной

подход (HVA)

Основой метода является объединение и оценка вкладов стоимости финансовых и НМА в полную стоимость предприятия. Помимо этого, учитывается акционерная стоимость предприятия (стоимость для каждой группы акционеров).

Метод бизнес-навигатора компании

Scandia

Система, которая классифицирует базовые категории процессов: процессную, клиентскую, финансовую, перспективы

возобновления развития и знания, перспективы человеческого капитала.

Методы оценки

НМА, которые применяются при эффективном рынке

Сравнительный

(рыночный) подход

Стоимость определяют в соответствии с ценой сделок купли-продажи аналогичных НМА с учетом поправок на отличия в характеристиках активов-аналогов и оцениваемого актива (метод прямого сравнения продаж) или на базе ставок роялти (метод роялти).

Доходный подход

Стоимость определяют посредством вычисления текущей стоимости будущих денежных потоков в ходе оставшейся экономической жизни НМА. Выгоду определяют методами преимущества в расходах, преимущества в прибыли, одновременного учета преимуществ в расходах и в прибыли.

Калькулированная

стоимость НМА (CIV)

ИК оценивается в качестве дисконтированной (текущей) стоимости избыточной доходности (прибыльности) организации в сравнению с ее конкурентами.

Модели оценки

стоимости

человеческих

ресурсов (HRA)

Модели стоимости (затратные модели)

Происходит определение исторической стоимости, стоимости приобретения, замещений или альтернативной стоимости человеческих активов (ресурсов).

HR-модели

Поведенческие модели объединяются с моделями экономической стоимости.

Денежные (монетарные)

модели

Определяют текущую стоимость будущей зарплаты (либо других доходов) работников организации.

Так как на сегодняшний день нет единого стандарта учета интеллектуальных активов, выбор показателей для анализа остается на ваш выбор и зависит от стратегии, целей бизнеса и масштаба поставленных перед собой задач.

September 16, 2020

Современная экономика рыночного типа должна создавать организационно-экономические механизмы сбалансированности государственного регулирования и эффективной институциональной экономики в теории организации. Большое значение в управлении персоналом организации имеет кадровый контроллинг.

Существует множество определений контроллинга как организационно-экономического механизма, однако бесспорно англоязычное происхождение этого термина: to control обычно переводят как "управлять" или "регулировать" [3, с. 170].

По нашему мнению, кадровый контроллинг представляет собой органическое единство методов и механизмов рыночной экономики: эффективного управления, операционного учета, анализа, аудита, планирования, прогнозирования, контроля, диагностического анализа и мониторинга на предприятии, подчиненных общей цели.

Кадровый контроллинг предоставляет лицам, которые принимают рациональные решения, собранную и обработанную информацию, представляет собой экономический инструментарий для повышения прибыли организации.

Проведение кадрового контроллинга помогает не только оптимизировать затраты, но и в общем повысить эффективность деятельности предприятия, повысить качество труда его работников.

Контроллинг, широко применяемый в развитых странах Европы, используется и при изучении социально-экономических процессов в регионе, расчете ожидаемой доходной и расходной частей регионального бюджета, его профицита, а также текущих и налоговых платежей, создании реальных предпосылок по формированию экономически обоснованного кадрового потенциала. Как всемирно признанный организационно-экономический механизм, кадровый контроллинг должен быть приоритетным в практике и теории управления хозяйствующими субъектами, важнейшей составной частью эффективного управления персоналом.

Основная цель кадрового контроллинга заключается в системной ориентация на эффективное управление в рыночных условиях.

Задачи кадрового контроллинга в организации могут быть представлены так [13, c. 39]:

- содействие кадровому менеджеру при определении миссии организации;

- координация планирования в организации: при реализации планов определенных функциональных блоков (к примеру, планов повышения квалификации, эффективности производства и труда) должна быть тесная связь корреляционного характера;

- проведение комплексного анализа и контроля организации, ассортимента продукции или коммерческих сделок, сравнения планируемого и реального состояния;

- создание информационного ресурса для того, чтобы принимать адекватные решения на альтернативной основе. Почти на всех стадиях принятия решений контроллинг в распоряжение менеджера представляет релевантные данные.

Кадровый контроллинг создает конкурентные преимущества в управлении современным предприятием:

- значительный уровень прозрачности функционирования, который достигается с помощью контроллинга, позволяет принять эффективные управленческие решения;

- при реализации функции планирования (и полезности), кадровым контроллингом гарантируется рациональность управления предприятием, ориентированного на перспективу; поиск решений превращается в экономически обоснованный и технологически оправданный, что ведет к большей ясности понимания работниками взаимосвязей конкурентной экономики предприятия;

- через кадровый контроллинг достигается качественное улучшение управления персоналом. Классический подход к кадровому контроллингу обеспечивает постановку проблемы, требования, выполнение функций, реализацию основных задач, которые стоят перед хозяйствующим субъектом.

Основой создания концепции инновационного кадрового контроллинга является вариативность операционных шагов нарастающим итогом (в динамике) как в ретро-, так и в перспективе, что способно являться критерием эффективного контроллинга при достижении перспективных (долгосрочных) и оперативных (краткосрочных) задач и стратегий. В то же время стоит использовать оценочные научно обоснованные показатели.

Предлагаемый научно-методический механизм кадрового контроллинга создает для отдельно взятого региона или организации эффективную модель процесса в системе менеджмента для выработки неординарных (эффективных или оптимальных) управленческих решений. При этом оперативный кадровый контроллинг должен представлять собой комплексную организационно-экономическую систему, возглавляемую менеджером конкурентоспособного стиля управления на альтернативной основе с высоким рейтингом интеллектуального потенциала [8, c. 93].

С помощью кадрового контроллинга проверяется и подвергается экспертизе эффективность различных альтернативных вариантов инвестиций, моделируются важные условия реализации инвестиционных проектов и программ. Планирующая функция контроллинга в менеджменте выделяет его из экономической системы при комплексном подходе к кадровой инфраструктуре.

Кадровый контроллинг должен заниматься прежде всего комплексным, системным анализом и сопоставлением затрат и результатов хозяйственной и финансовой деятельности организации, а также поиском реальных экономически обоснованных резервов и возможностей.

Использование многофакторного экономико-математического анализа позволит с позиции эффективного управления фирмой создать контроллинг на альтернативной основе для проведения более детального (экспертного) комплексного анализа финансовой деятельности организации с учетом ретроанализа.

Современный кадровый контроллинг представляет собой самостоятельное направление финансово-экономической работы, взаимосвязанное с организационно-управленческим "вектором" для принятия оперативных и стратегических (оптимальных) решений [2, c. 73].

Стратегический кадровый контроллинг предназначен для обоснования текущих эффективных оперативных решений в условиях рынка и несет ответственность за обоснованность долгосрочных планов. В качестве доминанты выступает не ретроспектива, а действующие и перспективные качественные показатели кадрового изменения (трансформация кадровой инфраструктуры).

Стратегический кадровый контроллинг предусматривает также реализацию и создание реальных условий по формированию эффективной системы менеджмента (в т. ч. кадрового потенциала министерства, департамента, отдела, бюро и т. д.) в условиях неопределенности, а также возможного финансового кризиса при выполнении задач на перспективу.

Оперативный кадровый контроллинг включает несколько взаимосвязанных этапов. В качестве ответственных лиц за проведение оперативного и стратегического контроллинга в кадровом менеджменте могут выступать контроллеры, которые обеспечивают процесс эффективного управления персоналом.

Возможно использование более сложных в методологическом отношении вариантов кадрового контроллинга, основанных на выборе одного из нескольких альтернативных решений. Практическое использование их на микроуровне возможно тогда, когда экономическое положение организации стабилизируется, а рыночные инструменты хозяйствования станут функционировать в полной мере. Краткий анализ кадрового контроллинга свидетельствует о том, что этот организационно-экономический механизм необходимо шире рекомендовать и развивать.

Предлагаемая концепция кадрового контроллинга носит системный характер, т. к. включает в себя практически все элементы (звенья, сегменты) рыночной экономики: миссию организации, планирование (в т. ч. бизнес-план, бизнес-процесс, бизнес-стратегию, бизнес-прогноз), контроль, анализ, оценку, информационные технологии, выработку рекомендаций для принятия эффективных управленческих решений, препятствующих дестабилизации и снижению рейтинга предприятия, региона (контрмеры на "опережение" по предотвращению банкротства и убыточности организации) и трансформации кадрового менеджмента.

Эффективность функционирования компании напрямую зависит от характера процессов формирования и использования в ней интеллектуального капитала. Интеллектуальный капитал является одним из наиболее значимых факторов обеспечения конкурентоспособности. Только в случае активного совершенствования интеллектуального капитала, компания может успешно противостоять острой конкуренции на рынке [10, c. 82].

Для достижения наиболее приоритетного пути развития, компании необходимо сформулировать и следовать стратегии управления интеллектуальным капиталом. К сожалению, в современной отечественной практике нет должного отношения к интеллектуальному капиталу как к капиталу, которым нужно управлять. Тем не менее, несмотря на то, что в российской практике бизнеса нет формализованной системы управления интеллектуальными ресурсами, это не значит, что это управление не происходит. Но оно происходит зачастую на интуитивном уровне.

В крупных компаниях управление человеческими ресурсами и интеллектуальным капиталом более чёткое. В небольших основную роль играют лидерские (харизматические) качества руководителя и его организационные способности.

Наибольшее внимание интеллектуальному капиталу уделяется в высокотехнологичных компаниях интернет-отрасли, интеллектуальных и творческих организациях. Это связано с относительно более высокими заработными платами в таких компаниях, с большей долей затрат на оплату труда в структуре себестоимости.

Зачастую планирование затрат на внутренний маркетинг, внутреннюю мотивацию происходит бюджетно-нормативным способом как процент от затрат на оплату труда, поэтому в подобных компаниях могут даже появляться такие экзотические способы повышения лояльности сотрудников, как бесплатный маникюр и тому подобное.

Для эффективного управления интеллектуальным капиталом необходимо понять, что не все активы одинаково полезны и ценны. Некоторые требуют большего внимания и инвестиций, другие – требуют их изъятия и трансформации. Хорошо разработанную методику управления интеллектуальным капиталом предлагает Й. Руус и др. Она пошагово объясняет, каким образом нужно использовать ресурсы, чтобы максимизировать потенциал создания ценности [6, c. 54].

Первым этапом методики Й. Рууса является составление ресурсного дерева, определение весов ресурсов, и оценка выявленных ресурсов с точки зрения их пригодности стать основой конкурентных преимуществ.

К сожалению, этому аспекту интеллектуального капитала в российских организациях уделяется меньшее внимание. Так, не происходит формальной оценки роли отношенческих ресурсов. Большое количество компаний организует для сотрудников тренинги и мероприятия "тим-билдингового" типа, однако это скорее дань моде и копирование опыта иностранных компаний. Оценка эффективности подобных мероприятий в денежном выражении практически не производится. Такие мероприятия считаются "затратной" частью. Тем более, такая оценка сложна и возможна только в долгосрочной перспективе.

В свою очередь легко исчислимые показатели находятся в зоне большего внимания. Так, убытки от текучести персонала можно рассчитать исходя из стоимости привлечения нового персонала, затрат на обучение и сниженной производительности труда на стадии испытательного срока и адаптации. Поэтому эффективность мероприятий, направленных на повышение лояльности и снижение текучести можно оценить.

Вторым этапом является составления так называемого «навигатора интеллектуального капитала», наглядно демонстрирующего то, как одни ресурсы (денежные, материальные, отношенческие, организационные и человеческие) трансформируются в другие [10, c. 43].

Далее составляются и анализируются «эффекторные графики», позволяющие наглядно увидеть, какие ресурсы являются поглотителями ценности (вбирают больше, чем генерируют), а какие – источниками ценности (генерируют больше, чем вбирают). Анализ эффекторного графика позволяет определить потенциальные возможности для совершенствования стратегии управления ресурсами интеллектуального капитала в компании. После усовершенствуется трансформационная матрица, строится ее графическое представление и ее сопутствующий эффекторный график.

Анализируя результаты всех этапов по методике Й. Рууса, можно идентифицировать значимые и незначимые ресурсы и их возможные трансформации. В целях стратегического управления далее формулируются программы и календарный план действий, строится модель управления, происходит измерение и оценка расхождений между фактическими и плановыми значениями, анализ отклонений и корректировка плана.

Таким образом, интеллектуальный капитал подразумевает комплексное управление всех входящих в него активов. Главной задачей в его управлении является не просто накопление, а превращение его активов в трудно копируемые и трансформация одних его ресурсов в другие [1, с. 90] с учетом особенностей компании и ее сотрудников. Только построение полноценной стратегии управления интеллектуальным капиталом может привести к максимизации ценности и жизнеспособности компании.

Управление интеллектуальным капиталом сейчас особенно важно, потому что новое поколение сотрудников, так называемое поколение Y, имеет иные ценности по сравнению с предыдущими поколениями.

Так, среди сотрудников распространено устойчивое мнение о том, что приобретение новых навыков является более важным (63%), чем продвижение по карьерной лестнице (37%)[2]. Поколение Y имеет более четкий план карьерного роста (35%) и готовы обсуждать развитие своей карьеры со своим работодателем (60%) [16].

Таким образом, правильно сформированная стратегия управления интеллектуальным может влиять на энтузиазм человеческих ресурсов, что отразится на общем качестве интеллектуального капитала компании.

September 16, 2020

Банковская система выступает одним из важнейших компонентов, от которых зависит экономическая стабильность и безопасность каждого государства. В свою очередь уровень эффективности находится в зависимости от базовых условий, сформированных в определённом государстве.

За прошедшее десятилетие в России произошло много положительных сдвигов в области реформирования нормативной базы банковского надзора. Однако в то же время правовая среда, в которой на текущий момент функционируют российские надзорные органы, нуждается в последующей модернизации.

Есть очевидные противоречия в нормативных актах, которые следует пересмотреть Центральному банку РФ. Известно, что Банк России осуществляет выпуск огромного количества различных нормативных актов. В этой деятельности реализуются его функции. Само лишь перечисление функций наглядным образом подтверждает, что нормотворчество Банка очень обширно.

В то же время развитие банковского законодательства, кроме прочего, предусматривает улучшение нормативных актов Банка России. В противном случае станут появляться противоречия. Однако, различные противоречия всегда были и будут. Нет такой системы, которая оказалась бы в данном отношении идеальной. То есть противоречия будут сопутствовать любому развитию. При этом противоречия противоречию рознь. Их можно уменьшать, сводить к минимуму. В общем, весь вопрос заключается в их количестве и в качестве.

Главное - необходимо стремиться к тому, чтобы в общей системе нормативных актов банковского права не присутствовали логические противоречия.

Загроможденная старыми (еще являются действующими даже отдельные письма Госбанка СССР 80-х годов XX века) и новыми письмами Банка России, вся совокупность писем увеличивается без каких-либо разумных оснований для этого, осложняя использование банковского законодательства, и за счёт этого объективно формируя разнообразные лазейки для различных нарушителей банковских законов.

Приходится отмечать тот факт, что всё ещё не удалось решить важную проблему писем Госбанка СССР, определяющих нормы банковского права по таким важным вопросам, которые, вроде бы, можно было бы урегулировать с помощью нормативных актов Банка России, с учётом важности рассмотренных в них вопросов.

Специфика деятельности банковской системы в рыночной экономике выражается в необходимости организации регулирования и надзора. Во всех развитых государствах банковские системы выступают объектом повышенного надзора и контроля со стороны государства.

Действенный и качественный надзор требуется центральному банку, который в данной ситуации будет представлять интересы общества в целом в условиях, когда добросовестная банковская практика ещё не превратилась в норму деловых операций вовсе не всех банкиров. Отечественные банки допускают большое количество самых разных нарушений, причины которых такие:

1) нет в банках общей банковской политики и скоординированного управления возникающими рисками;

2) действия банков, нацеленные на искажение учёта и отчётности для сокрытия отрицательных ситуаций и приукрашивания показателей;

3) отсутствие проведения анализа кредитной и другой задолженности;

4) неэффективный контроль либо его отсутствие за работой своих филиалов;

5) неодинаковая трактовка банками действующего законодательства и нормативных актов, а порой и вовсе их незнание или откровенное игнорирование;

6) неот опыта или низкий уровень квалификации персонала;

7) плохая работа по организации необходимого внутреннего контроля.

Под надзор должны включаться все без исключения кредитные учреждения. Ко всем кредитным учреждениям, которые выполняют одинаковые виды деятельности, должны быть предъявлены равные требования. Там же, где требования могут либо должны быть дифференцированными, должны применяться стабильные и ясные правила дифференциации. Закон позволяет Банку России дифференцировать, при этом он не пользуется данным правом.

Следует отслежить не только формальное выполнение кредитными учреждениями различных правил, нормативов, требований, указаний, но и качественных характеристик в области их развития, что потребует проведение хорошего мониторинга и не менее качественной персональной аналитической работы.

У банков для эффективности должна вырабатываться политика и методы работы, в том числе строго выполнять важное правило - иметь дело исключительно с проверенными клиентами, что должно помогать повышению профессиональных и этических стандартов в финансовом сегменте.

Если надзор позволяет выявить важные проблемы на раннем этапе их развития, когда «ничего ещё не произошло», то основанием для применения к соответствующему банку определённых регулирующих мер воздействия необходимо признать непосредственную рискованную деятельность, а не только по факту состоявшееся нарушение.

Контроль лишь в форме документарных проверок абсолютно себя не оправдывает. Следует сочетать дистанционный (документарный) и контактный (проверка на месте) методы контроля. Контроль должен находиться в соответствии с адекватной проверкой. Малые банки с небольшим количеством операций объективно потребуют лишь технологического надзора, тогда как средние и крупные будут нуждаться в проведении углубленного анализа.

Основная задача надзорных органов — помочь сохранить работоспособность банка, как можно раньше определить причины вероятных проблем и оперативно содействовать их преодолению. Контроль над банком должен проводиться на основании учета операций всех его структурных подразделений.

Внешний контроль предусматривает использование двух основных инструментов — получение от банков отчётной документации и её дистанционный анализ; проверки различных банков на местах.

Документарный надзор за функционированием банков в России за последнее время получил должное развитие. При этом контролирующим органам необходимо от чисто формальных действий переходить к реальному оцениванию финансового положения банка в целом и его рисков.

В настоящее время надзор Банка России построен на основании единых экономических нормативов, не дифференцированных ни в соответствии с размерами и видами банков, ни в соответствии с их местоположением, что выступает негативным моментом в сфере внешнего контроля.

Для целей надзора Центральный Банк потребует предоставить громоздкие отчёты. Подготовка отчётов довольно дорого обходится банкам, при этом показатели и объём отчётности не считаются статильными, в них постоянно добавляются различные изменения, нередко задним числом. Итак, следует пересмотреть список применяемых для контроля различных экономических нормативов и определить значения упомянутых нормативов.

Банк во время проверки должен оказывать содействие её проведению. Невыполнение либо ненадлежащее выполнение им предусмотренных обязанностей будет рассматриваться в виде противодействия осуществлению проверки.

Любой банк должен проходить проверку. При этом в Москве и в иных банковских центрах реализовать данное правило нереально при существующем количестве инспекторов. Соответственно, здесь нужны качественно другие подходы. С одной стороны, подобный подход может быть обусловлен реализацией важного принципа - «минимум рисков — минимум контроля», а с другой — банки без каких-либо признаков проблемности, видимо, могли бы проверяться исключительно дистанционно. Инспекторам по факту нечего делать и в банках, которые находятся в критическом финансовом положении, т.к. их следует ликвидировать.

Запрет на осуществление банком определённых операций, которые предусмотрены его лицензией, может вводиться в случае невыполнения им в предусмотренный срок предписаний о ликвидации нарушений, а также, если данные нарушения или осуществляемые банком операции сформировали настоящую угрозу интересам кредиторов.

Все отчёты и документы должны находиться в соответствии с тем, что есть по факту. Нередко банки стараются скрыть либо приуменьшить фактическое положение вещей. При выявлении недостоверности отчётных сведений надзорный орган немедленно использует самые сильные меры воздействия, в том числе подготовку ходатайства об отзыве у банка лицензии. Так, к примеру, 09.01.2014 ЦБ решил отозвать лицензию на ведение банковских операций у Новокузнецкого Муниципального Банка. НМБ не выполнял федеральные законы, регламентирующие банковскую деятельность, и нормативные акты ЦБ, был активно вовлечен собственниками в кредитование их личного бизнеса. Параллельно банк осуществлял высокорискованную кредитную политику, не формировал адекватные взятым на себя рискам резервы на вероятные потери по ссудной задолженности. Также, НМБ не обеспечил оперативное выполнение обязательств перед вкладчиками и кредиторами.

Или ещё одна ситуация: 18.03.2014 ЦБ РФ решил отозвать лицензию на проведение различных банковских операций у московского коммерческого банка "Стройкредит", занимающего 180-е место в банковской системе РФ по размеру активов. В марте "Стройкредит" определил лимит выдачи вкладов в размере 100 тысяч рублей в день. ОАО КБ "Стройкредит" осуществлялась высокорискованная кредитная политика, кредитное учреждение осуществило существенные инвестиции в паевой инвестиционный фонд, учёт которых производился по значительно завышенной цене.

Основной целью надзорной деятельности, реализуемой Центральным банком РФ, считается сохранение стабильности банковской системы и обеспечение защиты интересов вкладчиков и кредиторов. В нашей стране, как и во всем мире, есть важная проблема объективного противоречия интересов Центрального банка и коммерческих банков. При этом если Центральный банк проявляет интерес в области развития и укрепления системы контроля и надзора, то некоторые коммерческие банки считают, что это помешает успеху ведения их бизнеса. В итоге они специально дезинформируют надзорные органы, а в случае появления такой необходимости через органы государственной власти или СМИ вызывают помехи работе Центрального банка.

Банк России должен оперативным образом применять по отношению к кредитным учреждениям адекватные меры влияния за любые попытки с их стороны скрыть фактическое положение дел.

Итак, можно прийти к выводу о том, что государственный финансовый контроль находится в настоящее время в неудовлетворительном состоянии, т.к. несмотря на весь позитивный опыт, который имеется в области борьбы, эта деятельность, не доведена до логического конца. На этой стадии в России ещё не сформированы предварительные условия для осуществления успешного надзора и взаимодействия.

Несмотря на весьма подробную регламентацию деятельности Банка по отношению к остальным кредитным учреждениям, ЦБ занимается постоянной работой по улучшению процесса работы с этими институтами финансово-кредитной сферы.

Действия ЦБ в области улучшения банковского регу­лирования и надзора нацелены на обеспечение дальнейшего развития содержательно­го банковского надзора. Миссия текущего надзора должна обозначаться таким образом: «Создание нормативной и правовой среды для оптимизации качества и эффективности управления банковским риском с целью повышения устойчивости и надеж­ности банковской системы».

Решение этой задачи предусматривает, в частности:

- продолжение деятельности, нацеленной на улучшение качественных характеристик банковского капитала, корректировку финансовых ресурсов, сформированных с применением схем фиктивной капитализации и предотвращение применения подобных схем;

- завершение деятельности по формированию системы раннего реагирования (системы предупреждения проблем), основывающейся на модели развития ситуации в кредитном заведении, и введение данной системы в надзорную практику;

- улучшение надзора на консолидированной осно­ве, в том числе проведение анализа рисков, принимаемых кредитными учреждениями в пределах взаимоотношений с организациями и населением;

- предоставление ЦБ законодательно зафиксированного права оценивать работу кредитных учреждений и принимать определённые решения надзорного характера на основании профессионального (содержательного) суждения о качестве и стоимости активов, обязательств и собственных средств (капитала), а также качестве корпоративного управления, в том числе внутрибанковские системы управления и контроля над рисками, прозрачность структуры собственности.

- введение в надзорную практику института кураторов, что в целом будет отвечать задачам развития содержательного элемента надзора.

Улучшение надзора предполагает не только своевременного и оперативного использования адекватных мер оказания воздействия по факту нарушений, но и способности предотвращать само нарушение с помощью непрерывного контроля над банковскими рисками через оценивание качества деятельности менеджмента банка. В то же время крайне важна ответная положительная реакция со стороны различных кредитных учреждений, готовность пойти на открытый диалог и активное взаи­модействие.

Среди внутренних факторов, воздействующих на стабильность обособленных банков или всей банковской системы в общем, следует отметить низкий профессионализм высшего менеджерского состава банков, принимающего ключевые управленческие решения, но нередко не обладающего финансовым или хотя бы экономическим образованием. Как раз от уровня квалификации, опыта и честности высших руководителей, а также от глубокого понимания и знания собственного дела и, что является очень важным, доверия и уважения к надзорному органу будет зависеть эффективность использования систем и процедур управления возможными рисками, адекватность проведения внутреннего контроля и, в конечном счёте, безопасность и стабильность самого банка.

Банковская система осуществляет важную функцию посредника, аккумулируя финансовые ресурсы государства, организаций и предприятий, граждан и предоставляя их государству, предприятиям и гражданам. Ослабление сформировавшейся банковской системы каждого государства, как развитого, так и развивающегося, является угрозой для финансовой стабильности как в этом государстве, так и за его пределами. Потребность в укреплении финансовой системы оказывается проблемой, привлекающей всё большее внимание во всём мире.

Банк России в предстоящий период обеспечит сохранность преемственности выполняемых принципов денежно-кредитной политики и планирует закончить переход к режиму таргетирования инфляции. Приоритетной задачей выступает обеспечение ценовой стабильности, т.е. сохранение стабильно невысоких темпов роста цен. Денежно-кредитная политика станет помогать достижению более общих экономических задач, таких как обеспечение необходимых условий для стабильного и сбалансированного экономического роста и сохранение финансовой стабильности. Процентная политика будет иметь важнейшее значение.

В среднесрочной перспективе важная стратегическая задача - выстраивание более эффективного трансмиссионного механизма денежно-кредитной политики, а также увеличение доверия к Банку России как органу, который отвечает за ценовую стабильность.

Одной из главных задач Банка России в среднесрочной перспективе останется обеспечение финансовой стабильности. При этом банковская система выступает главным элементом передачи сигналов процентной политики в реальный сектор экономики. Итак, финансовая стабильность является обязательным условием нормального функционирования денежно-кредитной политики.

В рамках увеличения гибкости курсовой политики предполагается поэтапный переход к формированию денежного предложения в значительной мере с помощью рефинансирования кредитных учреждений со стороны Банка России при уменьшении воздействия динамики чистых международных резервов.

Работа Банка России по улучшению банковской системы и банковского надзора будет определяться требованиями отечественного законодательства и задачами по улучшению стабильности банковской системы России и увеличению степени защиты интересов кредиторов и вкладчиков. Дополнительное внимание станут уделять проблематике устойчивости банков, которые обладают системным значением.

Банк России станет продолжать улучшение регулятивных требований к оцениванию возможных рисков, в том числе по различным сделкам, которые ведут к увеличенной концентрации рисков. Станет продолжаться работа по развитию и реализации содержательных подходов к оцениванию экономического положения банков для определения проблем в их работе на ранних этапах появления и своевременного использования требуемых корректирующих мер.

Банком России станут предприниматься меры по последующему увеличению успешности функционирования банковского сектора в области противодействия легализации доходов, которые были получены преступным способом, и финансовому обеспечению терроризма.

September 13, 2020

Анализ экономической литературы с позиции поиска критериев, источников и факторов конкурентоспособности позволяет выделить несколько подходов к решению сформулированной задачи. Методы такой оценки различных объектов можно классифицировать по двум основным критериям: по степени объективности (субъективности) результатов оценки и по подходу к оценке - качественная или количественная. Обобщая научные исследования по этому вопросу можем представить классификацию всей совокупности методов (таблица 1).

Таблица 1 - Классификация методов оценки конкурентоспособности предприятия

Классификационная в знак

Группы методов оценки конкурентоспособности предприятия

По способу оценки

Качественные, количественные

По способу отражения конечного результата

Матричные, графические, индексные, аналитические, комплексные логистические

По способности принятия управленческих решений

Текущие, стратегические

По направлению формирования информационной базы

Критериальные, экспертные

В зависимости от объекта оценки

Оценка конкурентособности персонала, организации, продукции

В зависимости от цели оценки

Определение конкурентных преимуществ, позиционирование в группе, динамика позиций в группе

К качественным методам оценки конкурентоспособности относят модели оценки конкурентных сил, матричные, методы анализа (пятифакторная модель и «национального ромба» М. Портера, SWOT- анализ, STEP-анализ, матрица BCG). С одной стороны - они универсальны в применении, с другой - субъективные, трудоемкие в реализации, поэтому делают не возможным такую оценку в процессе анализа для определения приоритетных направлений усиления конкурентных позиций на рынке. К количественным методам оценки относятся методы экспертных оценок, расчетно-графические (метод «профилей», многоугольник конкурентоспособности, метод конкурентных стратегий Ж. Ламбена). Такие подходы используют различные оценочные критерии, на основе которых по фактическим данным производится расчет единичных, групповых, интегральных показателей, поэтому дают возможность реально определить положение предприятия и принять объективные, с тактической и стратегической точки зрения, управленческие решения. Рассмотрим некоторые методы оценки конкурентоспособности предприятия с позиций их преимуществ и недостатков.

Матричные методы (матрица конкурентных стратегий М. Портера, SWOT, SPACE, STEP-анализ, анализ системы 111-555 и т. Д.) Основаны на использовании матрицы - таблиц, упорядоченных по строкам и столбцам элементов. Основываясь на идее рассмотрения процессов конкуренции в динамике, позволяют показать позиции нескольких конкурентов и дать представление о перспективах развития предприятия в соответствии с жизненным циклом. Однако они не позволяют объективно оценить уровень своей конкурентоспособности (отсутствует маркетинговая информация, не всегда характеристика конкурентоспособности относительно доли рынка указывает на такое состояние, которое затрудняет принятие управленческих решений), а также отражает этот уровень объекта только в четко определенных отраслевых рамках.

Индексные методы (методы, основанные на теории эффективной конкуренции при оценке конкурентоспособности продукции (дифференцированный метод, с точки зрения продаж, интегральные методы и т. Д.). Реализация индексных методов осуществляется в несколько этапов и в отрасли. показатели могут быть использованы в качестве основы для сравнения). и показатели предприятия-лидера рынка. Методы, основанные на теории эффективной конкуренции, суть которой заключается в том, что такие предприятия будут конкурентоспособными там, где лучшие. Таким образом, три группы показателей взаимосвязаны: производство, продажи продукции и финансовый менеджмент, но они не учитывают С учетом прямых диагностических показателей - качества и цены - использование непрямых показателей (например, отношение чистой прибыли к чистым продажам или к чистой стоимости материальных активов) степени характеризует эффективность организации и функционирования продаж Система, чем реальная конкурентоспособность.

Аналитические методы (ранговый метод, метод баллов и т. Д.) Основаны на выполнении вычислительно-аналитических операций с входными данными. Метод ранжирования основан на определении конкурирующих предприятий путем ранжирования достигнутых значений показателей. Это позволяет определить, по каким критериям сравнительной оценки компания опережает конкурентов, а по какой отстает, но не позволяет установить степень такого отставания от основного конкурента. Метод скоринга предусматривает оценку роста показателей по определенной шкале по критерию минимума ранговых рангов (наилучшее состояние). Позволяет определить место предприятия в конкурентной борьбе, оценить степень его приближения к наиболее конкурентоспособному предприятию, но не дает конкретных рекомендаций по формированию будущих стратегий.

Графические методы (метод, основанный на теории жизненного цикла, метод конкурентных стратегий Дж. Ламбина, полигональные профили и др.). Оценка включает в себя построение «поля оценки», разделение их на квадранты (зоны), которые соответствуют определенному уровню конкурентоспособности, и определение конкурентного статуса предприятия. Метод оценки конкурентоспособности предприятия, предложенный авторами Ю.А. Горбачук и Н. Кушнир, позволяющие интерпретировать такую оценку как геометрическую фигуру, служат количественным показателем устойчивости конкурентной позиции предприятия, основу составляют такие лучевые векторы, как конкурентоспособность продукта, прибыльность продаж, финансовое состояние эффективность управления, маркетинговая деятельность, имидж. Они считают такой многоугольник основой для построения имитационной модели рыночного равновесия в условиях конкурентного соперничества производителей [12, с. 45-46]. Метод полигональных профилей является одним из немногих, который имеет наглядность, в связи с тем, что исследуются сегменты рынка и оцениваются возможности изменения прибыльности производства и маркетинга с учетом требований рынка. Он основан на определении критериев удовлетворения потребностей потребителей, установлении их иерархии, сравнительной важности в пределах диапазона, который потребитель может оценить. Общим недостатком графических методов являются их функциональные ограничения: они позволяют сформулировать определенные выводы о способах повышения конкурентоспособности предприятия, но они не дают главного - интегральной оценки реального уровня конкурентоспособности.

Комплексные методы (метод, основанный на совокупном воздействии детерминант «национального ромба» и стратегического потенциала предприятия, бенчмаркинга, таксономического анализа и т. Д.). Это методы оценки, которые российские ученые считают наиболее обоснованными, поскольку они ориентированы на анализ всего спектра наиболее важных параметров предприятия. Их преимущество - получение максимально достоверной информации из расширенного списка сравнительных преимуществ. Оценка основана на комплексном, многомерном подходе, учитывающем как внутреннюю, так и внешнюю среду, уровень финансовой устойчивости предприятия, положение конкурирующих предприятий [13, с. 45-46]. Сторонники этой позиции считают, что конкурентоспособность является неотъемлемой ценностью по отношению к текущей конкурентоспособности и конкурентного потенциала. Показатели определяются экспертами на основе различных типов таблиц и матриц, а весовые коэффициенты учитывают долю общих стратегических капиталовложений (затраты на стратегическое планирование, разработку новых продуктов, исследования рынка, маркетинг, технологии). В то же время конкретные средства и методики, используемые при определении результата, фактически воспроизводят методы в вышеупомянутых подходах, удостоверяя соответственно и ряд их недостатков.

Оценка конкурентоспособности предприятия на основе оценки его факторов не дает адекватного результата, поскольку они действуют согласованно друг с другом. В то же время происходит процесс нарастания различий в экономических условиях предприятий, заключающийся в разной стоимости, качестве и доступности всех видов ресурсов; уровень инфраструктуры и логистики; условия делового взаимодействия с местными властями. Поэтому один подход учитывает стоимость конкретных факторов производства, второй - повышение качества товаров, третий - эффективность производственно-сбытовой деятельности, четвертый - финансовое состояние и т. Д. Кроме того, взаимосвязь Все отделы, отделы и службы, которые, в свою очередь, зависят от влияния различных факторов, не учитываются.

Сложность создания единого анализа и единого методологического подхода к оценке компаний заключается в следующем: в экономической теории существует множество разнообразных и порой противоречивых определений, каждое из которых охватывает свои отдельные аспекты; количественный и качественный состав факторов, служащих основой для оценки конкурентоспособности, существенно различается; используются количественные, качественные показатели, индексы, веса, что затрудняет анализ; Отделы маркетинга, созданные на отечественных предприятиях, не могут проводить такие исследования качественно из-за несовершенной базы информационной и технической поддержки. В условиях российской экономики необходимо использовать системно-интегрированные подходы к оценке конкурентоспособности, обобщать их и учитывать конкретную ситуацию.

Одним из новых и самых современных приемов конкурентного анализа и системы непрерывного совершенствования является метод бенчмаркинга. Словосочетание «benchmark» переводится с английского языка как «оценка высоты», «эталонное сравнение».

В 1972 году исследовательско-консалтинговая организация "PIMS" (влияние маркетинговой стратегии на прибыль) пришла к выводу о необходимости знания результатов успеха лучших фирм, которые будут служить информационной базой для принятия собственного эффективного решения. На основе литературных источников представим классификацию всей совокупности видов бечмаркингу в таблице 2.

Таблица 2 - Виды бенчмаркинга

№ п / п

виды бечмаркину

основное содержание

1.

конкурентный

Сравнительная характеристика работы компании с ее рыночными конкурентами; Бенчмаркинг альянсы, когда несколько компаний объединяются в группы и совместно ищут и проводят анализ данных.

2.

стратегический

Оценивания альтернатив, реализация стратегий и совершенствования характеристик, когда за основу берутся стратегии более успешных предприятий-партнеров.

3.

Процессный

Изучение и использование опыта и создания бизнес-процессов, беря за основу компании, которые не являются прямыми конкурентами, а просто имеют похожие основные бизнес-процессы (обслуживание клиентов, последовательность операций работы).

4.

внутренний

Сравнительная характеристика труда смежных подразделений в рамках одной организации.

5.

внешний

Возможности изучения тех предприятий, которые имеют главные преимущества в конкурентной борьбе, то есть отраслевыми лидерами, эталонами.

6.

Отраслевой

Сравнительная характеристика компаний, работающих в одном направлении. При этом они не считаются прямыми конкурентами.

7.

межотраслевой

Сравнение предприятий, принадлежащих к различным отраслям.

8.

функциональный

Сравнение характеристик функций аналогичного профиля, выполняются в различных предприятиях.

9.

Р Результаты деятельности

Сравнение результатов деятельности (как правило количественные показатели).

10.

Международный

Выявление и анализ эталонных практик по всему миру, в результате глобализационных процессов и развития информационных технологий.

Какой именно вида бенчмаркинга предпочтет предприятие зависит от четкого определения того, чего оно хочет достичь в результате внедрения, на каком этапе развития находится отрасль, в которой работает компания и степень развития самой компании в целом. Сравнение с другими предприятиями происходит по таким составляющим сбалансированной системы показателей деятельности предприятия: материально-техническое обеспечение, трудовой и маркетинговый потенциал, финансы и бизнес-процессы. Преимущества бенчмаркинга состоит в том, позволяющие заимствовать лучшие модели управления, снижать риски, достигать ведущей позиции в конкурентной борьбе.

Сначала осуществляется анализ деятельности предприятия и оказываются его сильные и слабые стороны; после этого идентифицируются показатели деятельности других компаний; на основе полученных данных проводится мониторинг результатов проведения бенчмаркинга; определяются мероприятия, направленные на сокращение отрыва относительно к компаниям, анализировались.

Длительная практика деятельности субъектов хозяйствования в конкурентной среде привела к осознанию того, что невозможно предложить единого стратегического видения для всех случаев оценки уровня конкурентоспособности предприятия на основе научно обоснованной системы показателей. Перспективным направлением дальнейших научных исследований определено, что в современных условиях необходима разработка универсальной методики, бы включала основные параметры и комплексно оценивала формирования и управления конкурентным потенциалом предприятия в зависимости от поставленной цели.

September 13, 2020

В российской экономике происходит становление конкурентной среды, требует от отечественных предприятий поиска новых форм и методов ведения конкурентной борьбы, реализация которых в комплексе определяет высокие требования к конкурентоспособности, достижения устойчивых конкурентных преимуществ предприятия. Важным условием решения сложных проблем конкурентного соперничества является использование концепции стратегического планирования, позволяет формировать сложные адаптивные механизмы приспособления предприятия к нестабильной внешней среды.

Вопросам обеспечения конкурентных преимуществ в рыночной экономике посвящены работы многих отечественных и зарубежных специалистов, в частности, М. Портера, Р. Пейса, Ю. Иванова, И. Сиваченко, Р. Фатхутдинова и других. Однако, несмотря на значительные теоретические достижения по вопросам обеспечения конкурентоспособности предприятий, многие аспекты этой проблемы требуют дальнейшего исследование. В частности, это касается уточнения сути и содержания понятия конкурентоспособности предприятия, а также анализа факторов формирования конкурентоспособности предприятия.

По мнению М. Портера конкурентоспособность предприятия является отображением относительного уровня эффективности использования всех видов имеющихся у этого предприятия производственных ресурсов. Конкурентоспособность является сравнительной характеристикой предприятия, отражает разницу между уровнем эффективности использования на нем всех видов ресурсов по сравнению с аналогичным показателей других предприятий определенной однородной группы. Карлофф Б. [6] определяет конкурентоспособность как способность обеспечить лучшее предложение по сравнению с конкурирующим предприятием. Иванов Ю.Б. [5, с.28-29] рассматривает понятие конкурентоспособности с точки зрения системного подхода как специфическую свойство производственно-экономических систем (таких как предприятие), что отражает их способность к изменению направления развития (движения) или намеченного режима функционирования в процессе адаптации к воздействию внешней среды с целью сохранения, трансформации или создание новых конкурентных преимуществ.

Конкурентоспособность организации является отдельной системной категорией, которая показывает насколько успешно компания добивается поставленных целей в процессе ведения своей трудовой деятельности и взаимодействии с окружающим миром.

С точки зрения Р.А. Фатхуддинова [13, с.10] конкурентоспособность – это важный системный признак определенного объекта, которая характеризуется степенью реального или потенциального удовлетворения ими существующей конкурентной потребности (назначение объекта) по сравнению с аналогичными объектами, представленными на данном рынке (в определенной сфере человеческой деятельности). В зависимости от объекта оценки предлагается различать такие виды конкурентоспособности:

- конкурентоспособность продукции/товара/услуги,

- конкурентоспособность компании,

- конкурентоспособность отрасли,

- конкурентоспособность национальной экономики.

Воронкова А.Е. [1] отмечает, что конкурентоспособность является специфическим признаком субъекта рыночных отношений, проявляющаяся в процессе конкуренции и что позволяет занять свою нишу в рыночном хозяйстве для обеспечения расширенного воспроизводства, которое предусматривает покрытие необходимых на производство расходов и получение дохода от хозяйственной деятельности. Таким образом, конкурентоспособность предприятия составляет обобщающий конечный показатель его устойчивой работы, который содержит в себе результаты деятельности самых разных производственных, вспомогательных и управленческих подразделений, подсистем и привлеченных ресурсов.

С точки зрения Синько В. [10], конкурентоспособность предприятия является отражением его сравнительных преимуществ по отношению к других компаний данной области внутри страны и за ее пределами. В работе Градова А.П. [11] под конкурентоспособностью понимается сравнительные преимущества предприятия по отношению к другим предприятиям данной отрасли как национальной экономики, так и мирового рынка.

Анализ экономических источников позволяет утверждать, что конкурентоспособность является отражением наличия у предприятия относительных преимуществ перед другими участниками рынка (конкурентов) в сферах, связанных с ключевыми факторами конкуренции или обуславливающих объективные возможности этого предприятия и его конкурентов по достижению определенных однородных целей.

Поскольку конкурентные преимущества является основой обеспечения конкурентоспособности предприятия, целесообразно проанализировать существующие в современной экономической литературе дефиниции категории «конкурентные преимущества». согласно историческом подхода к определению источников формирования конкурентоспособности, предложенного Г. Пейсом и Э. Дж. Стефаном [9, с. 49], возникновение конкурентных преимуществ предприятия обусловливается прежде всего степенью его относительной соответствии специфическим особенностям того способа производства, по которым это время происходит хозяйственная деятельность. Американские экономисты определили четыре основные парадигмы конкурентоспособности, присущие периоду ремесленничества, промышленной революции, "эре качества" при индустриальном производстве, "эре скорости" в постиндустриальном обществе. Следует, однако отметить, что такой подход позволяет только принципиальные требования к характеру конкурентоспособности предприятия и почти не дает возможности определить конкурентные преимущества, присущие конкретному производителю на определенном рынке в определенных конкурентных условиях. С точки зрения Сиваченко И.Ю. [11, с. 101], конкурентные преимущества является концентрированным проявлением преобладание предприятия над конкурентами в экономической, технической, организационной и других сферах хозяйственной деятельности, которое можно измерить экономическими показателями (дополнительный доход, более высокие рентабельность, рыночная доля, объем продаж). Поэтому в деятельности предприятия конкурентные преимущества является его главной целью и результатом.

Фактор конкурентоспособности - это условие, непосредственно влияет на уровень конкурентоспособности предприятия и обусловливает его конкурентную позицию в релевантном внешнем рынке. Анализ экономической литературы [2, 3, 4, 7, 11] свидетельствует об отсутствии единой классификации факторов конкурентоспособности. Наиболее распространенным является выделение факторов формирования конкурентоспособности предприятия, основанный на классификационным признакам.

Существует следующее разделение факторов, которые зависят от проявления на конкурентоспособность предприятия:

- общие; результатом их действия являются изменения в общих условиях ведения экспортной деятельности организации;

- специфические; результат - это изменение условий экспорта компаний отдельной отрасли;

- индивидуальные; результатом их действия являются изменения в экспортной деятельности организации.

Существует два разделения факторов по степени влияния на уровень конкурентоспособности предприятия: основные факторы, влияние которых на уровень конкурентоспособности предприятия является определяющим; второстепенные, влияние которых на уровень конкурентоспособности по сравнению с первыми не является определяющим.

В зависимости от степени взаимообусловленности факторы формирования конкурентоспособности предприятия делятся: независимые, которые определяются определенными событиями или тенденциями; производные, которые являются результатом действия причинно-следственной связи между определенными событиями или решениями.

По временному действию факторы могут быть: постоянные и временные факторы формирования конкурентоспособности предприятия. Задача постоянных факторов заключается в определении стартового/начального уровня конкурентоспособности предприятия; временные – оказывают влияние на изменение этого уровня в результате тех или иных событий.

В зависимости от направленности действия существуют факторы, которые положительно влияют на рост конкурентоспособности, способствуют этому росту и те, которые приостанавливают этот процесс.

В зависимости от характера определения рассматривают: потенциальные и фактические (Имеющиеся) факторы формирования конкурентоспособности. Потенциальные обусловливают вероятные достижения определенного уровня конкурентоспособности; фактические - определенный его уровень в определенное время.

Большое значение в процессе анализа факторов формирования конкурентоспособности предприятия играет разделение внешних и внутренних факторов и распределение групп факторов в пределах каждой из них. К внешним факторам, как правило относят международные и национальные факторы формирования конкурентоспособности организации. Приведенная классификация факторов дает определить эффективность привлечения или использования каких именно видов ресурсов вызывает рост уровня конкурентоспособности предприятия.

Предложенный подход к определению конкурентоспособности предприятия, а также обобщение факторов ее формирования является предпосылкой для разработки методического инструментария по оценке конкурентоспособности предприятия, является перспективным направлением для дальнейших научных исследований.

Усиление конкурентной борьбы сопровождается появлением большого количества конкурирующих предприятий как на внутренних, так и на внешних рынках, ростом требований рынка, заставляет предприятие все время развивать свой стратегический потенциал, искать возможные варианты его эффективного использования, создания новых конкурентных преимуществ и выбора конкурентных стратегий [1].

Деятельность любой фирмы особенно на начальном этапе немыслима без планирования деятельности, которое перерастает в разработку стратегических планов. Поскольку большинство сфер предпринимательской деятельности, особенно малого и среднего бизнеса, является высококонкурентным, то возникает необходимость в разработке, выборе и воплощении конкурентной стратегии деятельности предприятия.

Разрабатывая на начальном этапе деятельности конкурентную стратегию, фирма стремится найти и воплотить способ выгодно и долговременно конкурировать в своей отрасли из-за большого количества конкурирующих компаний и их соответствующих конкурентных преимуществ, единой и универсальной конкурентной стратегии не существует.

Только стратегия, согласованная с условиями конкурентной отрасли промышленности, навыками и капиталом, которыми обладает конкретное предприятие может принести успех. Одним из главных направлений стратегического планирования является конкурентная стратегия фирмы, формирует конкурентные преимущества и предусматривает перспективу эффективного функционирования и развития предприятия. Конкурентные преимущества являются концентрированным проявлением превосходства над конкурентами в экономической, технической, организационной и других сферах деятельности предприятия, можно измерить экономическим показателям [2].

Стратегия конкуренции представляет собой основу конкурентного поведения предприятия на рынке и описывает схему обеспечения преимуществ над конкурентами.

Конкурентная стратегия концентрируется на действиях и подходах, которые связаны с управлением, направленным на установление и укрепление долгосрочной конкурентоспособной позиции предприятия на рынке в одной специфической сфере предпринимательства [3]. Поскольку единого подхода к определению конкурентной стратегии не существует, то целесообразно рассмотреть те из них, которые, по нашему мнению, является наиболее точными. В частности, И. Ансофф определяет конкурентную стратегию организации как стратегию, которая концентрируется на действиях и подходах, которые связаны с управлением и направлены на обеспечение успешной деятельности в одной специфической сфере бизнеса (стратегической зоне) [4]. М. Портер определяет ее как стратегию, направленную на то, чтобы занять устойчивую и выгодную позицию, которая даст возможность организации противостоять натиску тех сил, которые определяют конкурентную борьбу в отрасли [5]. По Ю. Ивановым, конкурентная стратегия - это тщательно разработанная программа мероприятий, которые должны быть реализованы организацией, с целью достижения выгодной конкурентной позиции на рынке и адаптации организации к изменениям во внутренней и внешней среде [12]. Таким образом, единой дефиниции понятия конкурентной стратегии не существует, однако, в общем виде, ее можно охарактеризовать как совокупность действий организации, направленных на достижения конкурентных преимуществ.

Рассмотрим процесс формирования конкурентной стратегии. Он представляет собой процесс поэтапного моделирования, в ходе которого устанавливается взаимосвязь конкурентоспособности предпринимательской структуры с факторами внешней и внутренней среды. Исходя из этого, основными составляющими разработки конкурентной стратегии являются: определение миссии и целей деятельности организации, анализ внешней и внутренней среды, определение цели создания стратегии и ее главных задач, анализ стратегических альтернатив и выбор стратегии, планирование реализации и непосредственное внедрение, текущий и конечный анализ эффективности выбранной стратегии.

Формирование любой конкурентной стратегии должен подчиняться следующим принципам: учет цели; адаптация к изменениям окружающей среды, учет сфер конкуренции, использование конкурентного преимущества [3]. Учет и соблюдение принципов разработки стратегии позволит создать эффективное средство достижения целей предприятия, обеспечит высокую конкурентоспособность и гибкость, которая крайне необходима в нынешних меняющихся условиях современного рынка.

Выделяют следующие подходы и схемы формирования конкурентных стратегий: поэтапный процесс развития стратегий; факторная схема определения конкурентной стратегии компании; механизм формирования альтернатив; циклическая и иерархическая модели процесса стратегического планирования; оценка уровня конкурентоспособности предприятия и т.д. [3].

Приведенные подходы к формированию конкурентных стратегий не учитывают важность текущей конкурентной позиции компании при выборе стратегии, происходит недооценка роли конкурентной среды, не предусматривают гибкого механизма реагирования на изменение факторов внешней и внутренней среды. По нашему мнению, появление единого метода формирования конкурентной стратегии не только невозможна, но и лишена смысла. Это объясняется тем, что у каждого предприятия свои условия ведения бизнеса, собственная совокупность факторов внешней и внутренней среды и др. Наиболее целесообразным является синтез нескольких методов, то есть своеобразная адаптация совокупности подходов разработку уникальной стратегии, будет действенной для предприятия в настоящее время для решения конкретной проблемы. Поскольку невозможно предусмотреть все совокупность вызовов, стоящих перед компаниями, то необходимо сконцентрировать свое внимание на определенных базовых подходах к формированию конкурентных стратегий. Ведь при наличии релевантного набора правил, можно создавать новые, которые были бы адекватны для решения поставленных задач и целей.

Один из ведущих ученых, исследовавший стратегическое управление, Майкл Портер, выделил три базовые подходы к формированию конкурентной стратегии поведения компании на рынке:

1. Лидерство в минимизации издержек производства - предполагает оптимизацию производственных и сбытовых расходов благодаря применению эффекта масштаба, что, в свою очередь, приводит к увеличению доли рынка. При этом происходит пренебрежение маркетинговой составляющей.

2. Специализация в производстве продукции - предполагает акцентирование внимания компании на производство определенного высокоспециализированного вида продукции или услуги. Реализация этого подхода возможна только благодаря наличию высокого инновационного потенциала, соблюдение высоких стандартов качества и мощного маркетинга.

3. Фиксация и концентрация усилий фирмы на определенном сегменте рынка - этот подход предполагает тщательный анализ потребностей потребителей избранное сегмента рынка по предложенному вида продукции предприятия. также концентрация на одном сегменте позволяет осуществлять специализацию и / или снижение затрат, а это будет зависеть от самого сегмента (нижний сегмент - акцент на оптимизацию расходов, премиум сегмент - акцент на специализацию) [6].

Специализация производства, по нашему мнению, является одним из главных подходов, ведь узкоспециализированная деятельность позволяет более детально разрабатывать продукцию, увеличивать расходы на НИОКР и успешно внедрять новейшие разработки. Кроме того, специализация может выступать мощным источником формирования бренда, а это, в свою очередь, сделает продукцию предприятия более привлекательной для покупателей и обеспечит высокий уровень продаж даже при высокой цене чем у конкурентов. Ярким примером высокоспециализированной компании является Apple Inc. Эта корпорация специализируется на производстве потребительской электроники, в частности смартфонов и компьютеров. Однако, в последнее время Apple смещает свое внимание в сторону сопутствующих сервисов – стриминговый музыкальный сервис AppleMusic, магазин программ для компьютеров и смартфонов AppStore, магазин для приобретения цифровых копий музыкальных песен и альбомов iTunes, а также сервис для хранения информации «в облаке» iCloud. Итак, благодаря умелому брендингу, высокому качеству продукции и сервисов, инновациям и специализации корпорация Apple смогла стать самой дорогой компанией в мире.

Итак, формирование эффективной конкурентной стратегии является необходимым составляющей успешной деятельности любой компании. С помощью конкурентной стратегии предприятие сможет выполнять поставленные цели, обеспечивать высокий уровень прибыльности, повышать уровень собственной конкурентоспособности, реализовывать собственные конкурентные преимущества и обеспечивать свое дальнейшее устойчивое развитие на рынке. В работе были исследованы основные определения сущности конкурентных стратегий и методологические подходы их формирования. В частности, было установлено и обосновано отсутствие единого метода формирования конкурентных стратегий. Это происходит потому, что у каждого предприятия есть свои уникальные условия ведения бизнеса. В связи с этим, научная новизна работы заключается в предложении использование различных вариаций сочетание существующих методов разработки конкурентных стратегий, то есть их синтеза и адаптации с целью разработки уникальной стратегии, будет действенной для предприятия в настоящее время для решения конкретной проблемы. Отправной точкой для подобного синтеза методов есть три базовые методы М. Портера, среди которых особое значение приобретает именно метод специализации, ведь этот подход создает основу для формирования успешного бренда компании, интенсивного наукоемкого производства на инновационные основе, расширение доли рынка и обеспечение высокого уровня доходности и рентабельности деятельности.

September 12, 2020

В настоящее время финансовые отношения очень разные. Потому что каждый участник рынка отличается. Однако в таких различных финансовых отношениях формируется своеобразная зависимость участников рынка и зависимость друг от друга. Например, государственный бюджет будет постоянно пополняться при условии, что финансы предприятий приносят прибыль, что обеспечивает налоговые платежи. И наоборот, финансовое положение экономической единицы зависит от того, как государство использует свои собственные финансовые ресурсы и заключает ли оно контракты на производство продукции. Они являются частью финансовой системы, так как различные темы финансовых отношений взаимозависимы.

Финансовая система является формой организации финансовых отношений в экономике. Центральным элементом финансовой системы каждого государства является государственный бюджет, крупнейший денежный фонд, который правительство использует для финансирования своей деятельности.

September 11, 2020

В течение всего постсоветского периода (а отчасти и в последние годы существования Советского Союза), наряду с государственными и муниципальными образовательными структурами и учреждениями, проходившими сложные процессы реформирования и переориентации как целей, так и базовых методов, способов своей деятельности, широкий спектр образовательных услуг начали оказывать коммерческие и общественные организации.

Для одних организаций это было/стало профильной деятельностью, для других — сопутствующей, обеспечивающей оказание основной массы услуг или реализации базовой миссии, для третьих — деятельностью «случайной», смежной с основной — в коммерческом секторе, как правило, связанной с высокими технологиями или с туризмом, в некоммерческом — с просветительством в разных направлениях, с поддержкой людей из уязвимых социальных групп.

Но большинство коммерческих и в особенности некоммерческих организаций, действующих в сфере образования, независимо от того, насколько эта сфера оказалась для них профильной, показали свои значительные преимущества в сравнении с государственными и муниципальными образовательными учреждениями.

— Во-первых, они оказались более гибкими в плане используемых форм и методик работы, как с точки зрения освоения новых технологий и оперативной переработки старых, так и с точки зрения формирования и преобразования учебных планов, условий ведения образовательной деятельности. Иными словами, им не приходилось проходить через массу формальностей, чтобы внести изменения, в том числе, принципиальные, в образовательный процесс. Напротив, изменяющиеся требования рынка или же той практики, которая делала необходимой реализацию образовательных проектов и программ, требовали и требуют от негосударственных образовательных учреждений очень часто изменяться. И — менять не только стратегию позиционирования, популяризации своей деятельности для детей и родителей, способы организации для них понимания своей «нужности», не только внедрять новые дидактические, воспитательные, практико-формирующие приёмы и целые технологии, не только изменять набор учебных предметов и тематик, но в целом переходить на новые подходы к самой практикеобразования человека: от набора необходимых знаний, методов их получения и прочногоусвоения — к набору ключевых компетентностей и способов деятельности; от компетентностей и способов деятельности — к формированию, совместно с учениками и их родителями, образов жизни (как трудовой деятельности, так и, прежде всего, досуга), а также поддерживающих эти образы жизни развивающих пространств.

Для государственных и муниципальных образовательных учреждений даже первый из обозначенных переходов на сегодняшний день оказался затруднительным — из-за отсутствия всех основных институциональных условий, начиная от утверждённых и соответствующих стандартам учебных планов нового типа, заканчивая критической массой педагогов нужной квалификации и необходимой инфраструктурой (не секрет, что абсолютное большинство помещений как в основном, так и в дополнительном государственном образовании приспособлены для усвоения знаний, умений, навыков, и для дисциплинарного контроля над этим усвоением, но не для освоения целостных систем деятельности, по отношению к которым только и имеет смысл говорить о «компетентности» человека, и не для формирования взрослеющим человеком своих приоритетов, установок, моделей поведения и способов деятельности).

Для негосударственного же сектора все перечисленные и возможные следующие переходы к новым образовательным возможностям и обеспечивающим их парадигмам оказываются частью «естественного» процесса адаптации к меняющимся условиям своей деятельности, в том числе, к изменению тактических целей этой деятельности, при неизменности целей стратегических; необходимым следствием того, что негосударственные, прежде всего, некоммерческие организации осуществляют управление/оперирование социальными и социокультурными процессами различного масштаба и реализуют в ходе такого управления свою миссию, осознаваемую и удерживаемую основной массой работников.

— Во-вторых, негосударственные организации, работающие в сфере образования, оказались способны действовать преимущественно в «задачной» логике, в отличие от логики функционирования, естественным образом присущей государственным и муниципальным образовательным учреждениям. Последние в своей деятельности по большей части реализуют учебные планы и образовательные программы как инварианты на все случаи жизни, независимо от изменения внешних условий, потребностей учеников, их родителей, а также экономических и социально-культурных задач муниципалитетов и больших территориальных комплексов, независимо от возникающих потребностей в том или ином социальном и социокультурном эффекте в масштабе от конкретной школы до крупного региона — эффекте, который, в принципе, возможно организовать посредством реализации той или иной образовательной формы, образовательного продвижения/позиционирования той или иной тематики.

В отличие от них, коммерческие и общественные организации, располагающие, в большинстве случаев, ограниченными ресурсами и преследующие конкретные цели (или же занимающие конкретный сегмент рынка и позиционирующиеся на нём, опять же, чётко определённым образом), не могут реализовывать «предзаданную» деятельность как самоценность, независимо от внешних условий. У них нет ресурсов на такую деятельность, которая не гарантирует хотя бы окупаемости, то есть, возобновления фондов (это более принципиально для коммерческих структур), и при этом ещё и не гарантирует зримого и измеримого достижения ими базовых целей (это более принципиально для общественных организаций). Зато для них приоритетны наиболее эффективные вложения тех ограниченных ресурсов, какими они располагают, так, чтобы в результате именно их цели были достигнуты, именно они — и именно в своём сегменте рынка! — выглядели наиболее привлекательно, удерживали в нём наибольшее влияние.

В связи с этим, негосударственные организации не имеют также возможности игнорировать изменяющиеся обстоятельства, в которых им приходится достигать своих целей — они вынуждаются самой жизнью формулировать свои задачи, исходя и из целей, и из обстоятельств, налагающих здесь ограничения, и именно решать задачи, а не действовать по заранее подготовленному и неизменному плану. Вследствие этого, коммерческие и некоммерческие организации с лёгкостью берутся за разработку и проведение образовательных программ для крупных школьных и молодёжных форумов, исходя из их тематик, особенностей контингента участников и, что самое важное, требований к результатам.

С не меньшей лёгкостью они берутся за профилактические и просветительские социально-образовательные программы, в которых требуется измеримый социальный и социокультурный результат — даже если та сфера, с которой связана реализация программы, лишь частично совпадает с основным пространством деятельности организации. Кроме того, коммерческие и общественные организации оказываются готовы к вовлечению учеников разного возраста в конкретные профессиональные контексты и типы деятельности, в том числе — к обеспечению их реального самоопределения в этих контекстах.

Все эти случаи объединяются необходимостью получить в сжатые сроки конкретный измеримый результат, притом, как на уровне сравнительно большой группы учеников и на уровне той социокультурной целостности, к которой они принадлежат, — так и, прежде всего, на уровне конкретного ученика, его представлений о действительности, установок, намерений, способов спланировать и осуществить реализацию этих намерений.

Именно требования измеримого результата, да ещё отслеживаемого в случае с каждым конкретным учеником, да ещё в сжатые сроки, представляют значительную трудность для государственных и муниципальных образовательных структур. Ведь они привыкли работать фронтально, в течение длительного времени, заведомо отсрочивая результаты своих действий — в силу того, что в их логике ученик должен начать всерьёз применять свои знания и компетентности заведомо после окончания образовательного процесса. Кроме того, повторим ещё раз, критерием эффективности для таких образовательных структур становится «правильное» (в соответствии с неким предзаданным нормативом) выполнение требований к образовательной технологии и, далее, как можно более точное выполнение учебного плана.

В вариативных, постоянно меняющихся внешних условиях, такие критерии эффективности не только не способствуют, но прямо противоречат возможности достижения конкретного, зримого результата.

— В-третьих, негосударственные организации продемонстрировали — в силу самой специфики своего становления и своей деятельности — ориентацию на практику: либо на практики, в которые оказывается включённым или же включается ученик, и на сопряжённые с этими практиками формы жизнедеятельности (языковые курсы и школы, компетентностные тренинги, и т. п.), либо же на внешнюю по отношению к ученикам устоявшуюся в культурных формах культурную или становящуюся практику, которую, в силу интересов или миссии организации, важно, чтобы ученики максимально освоили (например, практики, связанные с экологическим движением, практики, связанные с высокотехнологичным производством, и т. п.).

Ориентация образовательного процесса на процессы деятельности, на практики, даже с точки зрения освоения учениками определённых знаний и умений, представляет собой гораздо более эффективный подход, чем организация образовательного процесса как самодостаточной целостности, обеспечивающей реализацию статичной и «отвлечённой от жизни» нормы — просто потому, что ученикам гораздо проще соотнести с самообразом и с образом себя в будущем продуктивную деятельность, обеспечивающую конкретный общественно значимый результат, чем ритуализированную деятельность, соотношение которой с какой бы то ни было действительностью, а тем более с действительностью их личной судьбы, как минимум, не очевидно.

— В-четвёртых, общественные организации (и это касается именно их, как правило, не распространяясь на бизнес), реализуя образовательные проекты и программы, в большинстве случаев, привязывают их к непосредственной продуктивной деятельности, в которой познавательные или компетентностные результаты данных образовательных форм могут или должны быть востребованы. — В-пятых, коммерческим и общественным организациям (в наибольшей степени — именно общественным!) оказывается несравнимо проще, чем государственным и муниципальным образовательным учреждениям, строить образовательный процесс как процесс сотрудничества, целенаправленного взаимодействия учеников и педагогов как заинтересованных и в целом сознательных субъектов, а следовательно, и обеспечивать сравнительно более высокий уровень психоэмоционального комфорта для учеников, чем в школах и даже в центрах дополнительного образования и домах детского творчества.

Причина этого — с одной стороны, определённый «естественный» демократизм отношений, как в общественных организациях, так и во многих мелких и средних фирмах и частных предприятиях (а услуги гуманитарного характера, в том числе, образовательные, сейчас преимущественно оказывает именно средний и мелкий бизнес); этот демократизм переносится и на учеников, особенно, в тех случаях, когда образовательная практика компании служит её собственному кадровому обеспечению.

С другой стороны, и коммерческие структуры, и общественные организации, в силу своей ориентации на результат и, как следствие, «задачного» подхода к деятельности (см. выше), в силу клиент-ориентированности своей работы (частный случай такого задачного подхода) — воспринимают ученика как клиента или, по крайней мере, как представителя клиента (в случае с общественными организациями, конечно, корректнее говорить не о клиенте, а о «благополучателе»), и соответствующим образом строят свои отношения с ним в ходе работы.

Но главная и основная причина того, что отношения педагогов с учениками в негосударственных образовательных проектах и программах строятся в субъект-субъектном подходе и в залоге сотрудничества, состоит, на наш взгляд, всё в той же, описанной выше, включённости коммерческих и общественных организаций в социальные практики, в том числе, производственные и культурные, в ориентации их на результат (или на успех, но в качестве условия успеха — на результат) и в силу этого — на построение функциональных командных отношений, позволяющих максимально проявить, использовать и капитализировать лучшие качества каждого участника процесса. Эта главная, на наш взгляд, причина демократизма, конструктивности отношений в образовательном процессе, организуемом негосударственными структурами, причина того, что в этих отношениях культивируются субъектность и сознательность — в наибольшей степени относится к общественным организациям. Они, в силу заведомо недостаточного материально-финансового базиса своей деятельности и в силу необходимости возмещать этот дефицит мобилизацией внеэкономических мотивов и максимальным использованием человеческого фактора, в наибольшей степени заинтересованы в командности, в содействии развитию талантов каждого, в максимальном увеличении потенциала каждого члена объединения. Кроме того, в общественных организациях возможность авторитарного воздействия на работников заведомо ниже, чем в фирмах, что требует апелляции к сознательности, к собственным интересам каждого, кто участвует в процессе деятельности — и эта норма, опять же, транслируется ученикам, как правило, сознательно, как ценность, выстраданная педагогами в процессе собственной практической деятельности.

С другой стороны, в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, поскольку они, как уже говорилось, опираются в своей работе на искусственные отношения и искусственные контексты, слабо или совсем никак не связанные с практическими интересами школьников — авторитарные, иерархические отношения педагога с учениками становятся нормой. Если невозможно апеллировать к интересам и сознательному решению о важности участия в данной деятельности, необходимо выстроить отношения власти и принудить к такому участию; если же отношений власти нет, то и участия, скорее всего, не произойдёт, или оно будет сугубо формальным.

Обобщим перечисленные выше преимущества в сфере образования, имеющиеся у организаций негосударственного сектора. Зафиксируем, что эти преимущества связаны не с конкретными образовательными целями, которые ими ставятся, и образовательными программами, принятыми ими на вооружение, а с их социальным положением и позиционированием, со структурными и организационными особенностями:

1. Введение учеников в реальную («взрослую», имеющую конкретный социально-экономический статус и хозяйственные связи) производственную, управленческую деятельность или хотя бы в деятельность, направленную на личностное развитие, но имеющую целенаправленный характер, разворачивающуюся по принципу продуктивных проб и проходящую на конкретном предметно-практическом материале, в связи с этим — сопряжение образовательного процесса с решением практически значимых задач и превращение статуса значимости и продуктивности, присваиваемого действиям ученика, в принципиальный фактор его мотивации и принцип организации его действий в рамках учебно-образовательного процесса.

2. Деятельностная организация учебно-образовательного процесса, использование в качестве основной технологии освоения материала практического освоенияи переработки этого материала, сопряжённых с личностным переживанием и принятием (зачастую, самоопределением), в отличие от «традиционного» «освоения текстов» по проблематике занятий и даже от имитационно-деятельностных, «тренинговых» и «тренажёрных» форм обучения и личностного развития.

3. Структурная связность познавательного, пробно-практического процесса деятельности учеников — и процесса социализации, точнее, освоения и присвоения определённого типа отношений, преимущественно, не иерархического, а сетевого, командного, ориентированного не на реализацию отношений подчинения и власти, а на оптимальную соорганизацию и взаимодействие, которое обеспечит необходимый, «плановый» результат.

4. Возможность выполнения «социально-терапевтической функции», за счёт включения учеников в отношения сотрудничества и взаимопомощи, притом, выполнения этой функции в наиболее конструктивном варианте: не просто включение учеников в благоприятное, развивающее социальное пространство, формирующее паттерны доверия и сотрудничества, но построение учениками такого пространства, совместно с взрослыми, как условия для достижения своих целей, «исполнения желаний».

5. Возможность быстрого и относительно незатруднительного в организационном и институциональном плане освоения и внедрения новых целей, подходов, технологий образовательного процесса и образовательной политики, в связи с достижением конкретных целей, как чисто образовательных, так и социально-экономических и социокультурных, в том числе — комбинирование или специальная разработка новых техник и технологий образования.

Все эти преимущества обуславливаются, прежде всего, самим статусом и социальной ролью негосударственных организаций — и коммерческих, и общественных — которые, в отличие от государственных и муниципальных структур, обеспечивают реализацию интересов и вытекающих из них целей конкретных социальных субъектов (субъектов хозяйствования, управления, культуры), следовательно, на первое место ставят целенаправленную, специально организованную деятельность и её результаты. Эта установка как раз и делает необходимыми гибкость в технологиях и формах, ориентацию не на формальные, а на функциональные, практические системы знаний об окружающем мире, особое внимание к работе с человеческим капиталом и потенциалом учеников, как следствие — комфортные и «социально терапирующие» условия освоения ими знаний и совершения пробных действий.

Из этой установки вытекает также возможность продуктивно работать с той содержательно-тематической рамкой, которая является, видимо, принципиальной для образования как для институционализированной и специально организованной деятельности, целенаправленно вводящей учеников в их будущую жизнь с высокими шансами на успех в ней — но которая при этом с огромным трудом и в целом безуспешно удерживается государственными и муниципальными учреждениями.

«негосударственный сектор» в образовании обнаруживает серьёзные дефициты, не позволяющие ему пока что стать полноценной альтернативой государственному и муниципальному образованию, даже не позволяющие ему позиционироваться в качестве полноценного флагмана в реформировании системы образования в целом. Вот основные из этих дефицитов:

— отсутствие системности в образовательном процессе, обусловленное ориентацией либо на рыночную конъюнктуру, либо на конкретные тематики и сюжеты, актуальные в текущий момент для самой организации или для её целевой группы;

— отсутствие или серьёзный дефицит последовательности, методической обоснованности в процессе включения учеников в те или иные практики либо системы отношений, в освоении учениками систем функциональных знаний, и т. п. — связанные с типом организации образовательной практики негосударственными структурами, который либо опирается на наличие или отсутствие в данное время у данного клиента заказа на данную образовательную услугу, в том числе, на продолжение её оказания, либо — на некоммерческий проект, заведомо локализованный не только по времени и по охвату деятельностью пространств и людей, но и, в силу этого, по производимым эффектам; на программную же деятельность у негосударственных структур не хватает либо ресурсов, либо способности к полаганию и удержанию цели, либо же просто наличия потребности в программно организованной деятельности с точки зрения их основных мотивов и целей;

— заведомая «частичность» того образования, которое готовы обеспечивать негосударственные структуры, обусловленная их специализацией (на рынке или в пространстве тематик и сюжетов общественной деятельности); негосударственных организаций, полагающих предметом своей деятельности большие социальные и культурные целостности, в том числе, системы знаний, достаточно немного, и они, как правило, стремятся к продвижению очень определённой картины мира, системы ценностей, в конечном счёте, идеологии (от системы религиозных догматов до системы представлений в рамках конкретной научной или псевдонаучной школы);

— как уже говорилось выше, для значительного числа коммерческих и общественных организаций, образовательная деятельность в том или ином её виде является или деятельностью дополняющей, служебной с точки зрения миссии и определяемых ею основных направлений работы (прежде всего, экологические организации, добровольческие объединения, организации патриотического характера, краеведческие организации), или побочной, выполняемой по принципу «мы компетентны и в данной сфере» (организации, проводящие бизнес-тренинги, организации, занимающиеся туризмом, и т. д.); это положение, обуславливая значительные преимущества тех программ дополнительного образования, которые реализуются негосударственными структурами, приводит одновременно и к сниженному методическому уровню их работы, установке на воспроизводство удачного, но частного опыта, ставке на личностные ресурсы педагогов, а не на технологизацию их работы;

— отсутствие у негосударственных структур, ведущих образовательную практику, целостного образа того «будущего» образования, элементы которого фактически реализуются в их практике — и как следствие, отсутствие ориентиров в совершенствовании собственной деятельности (да и мотивов для именно такого, содержательного и методического совершенствования) и отсутствие возможности для «сборки» разрозненных фрагментов нового, функционального, деятельностного и в силу этого, социально организованного образования, в целостную структуру, предъявленную ученикам. (Важно понимать, что такая сборка в целостную структуру затрудняется ещё и принципиальной разрозненностью, «рассыпанностью» коммерческих и общественных организаций, тем фактом, что они заведомо не управляются и не могут управляться из какого-то одного центра — и что никакой центр не имеет возможность задать им единый ориентир для текущей деятельности и развития.)

Самостоятельно негосударственные организации в большинстве своём не готовы реализовывать этот потенциал, они нуждаются во «внешнем» побудительном факторе, в источнике «сюжета», который позволит им, как минимум, успешно использовать свои возможности в выстраивании качественного компетентностного образования, а как максимум, сорганизоваться и вместе выстроить целостную действующую модель такого нового образования. Кроме того, как видно из вышесказанного, коммерческие и общественные организации нуждаются в методическом сопровождении, которое бы позволило им оформить, систематизировать, структурировать и описать собственный опыт, дополнить или усилить стихийно сложившиеся приёмы, опираясь на представления о закономерностях процесса обучения, формирования новых качеств и установок, и т. д. . Все эти функции, в продуктивном взаимодействии с организациями негосударственных секторов вполне могут выполнять государственные и муниципальные образовательные учреждения.

September 11, 2020

Система дополнительного образования в России существенно отличается от других видов образования, а также обладает уникальными особенностями в сравнении с секторами образования, решающими сходные задачи в зарубежных странах. Это делает ее крайне интересным и одновременно сложным объектом для изучения.

В последние годы система дополнительного образования оказалась в фокусе особого интереса, как со стороны государства, так и бизнеса, и активных общественных групп. Запущены государственные проекты, направленные на использование потенциала дополнительного образования для укрепления глобальной конкурентоспособности государства и реализации интересов детей и семей, реализуются разнообразные инициативы частных и некоммерческих организаций.

Новым задачам и происходящим изменениям в системе дополнительного образования уделяется определенное внимание в официальных аналитических докладах последних пяти лет (доклады Правительства Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации о реализации государственной политики в сфере образования, отчеты о мониторинге системы образования), однако специфика формата данных документов не позволяет осветить проблемы с необходимой глубиной и детализацией. Между тем на новом этапе трансформации системы дополнительного образования важно избежать традиционной для российской государственной образовательной политики ситуации, когда стратегии и конкретные управленческие решения разрабатываются и принимаются без обстоятельного анализа ситуации, оценки потенциальных эффектов реализуемых проектов. В последние годы растет число российских эмпирических исследований, раскрывающих особенности участия детей в занятиях дополнительным образованием в зависимости от их возраста, территории проживания, мотивации, стратегий семей и школьников в дополнительном образовании.

В период расцвета система внешкольного воспитания включала как внешкольные учреждения, относящиеся к разным ведомствам (образования, культуры, путей сообщения, речного и морского флотов и предприятиям), так и организационные структуры в учреждениях более широкого функционала (детские отделы, секторы профсоюзных дворцов культуры, детские парки, клубы по месту жительства и др.)

Трансформация системы внешкольного воспитания в систему дополнительного образования в 1990-е годы привела к изменению номенклатуры учреждений (организаций) и сокращению слабо формализованных элементов. Этот процесс растянулся по времени практически на полтора десятилетия. Обретение статуса образовательных учреждений обусловило усиление регламентации их деятельности через «Типовое положение об образовательном учреждении дополнительного образования детей» (1995), «Методические рекомендации по аттестации образовательных учреждений дополнительного образования детей» (1999).

Закон «Об образовании» 1992 г. изменил подход к регулированию. Вместо «Типового положения» появился упомянутый выше «Порядок организации и осуществления образовательной деятельности по дополнительным общеобразовательным программам», охватывающий не только организации дополнительного образования, но и другие организации, реализующие соответствующие программы. Согласно официальной статистике, в 2017 г. в России насчитывалось 13 046 организаций дополнительного образования детей (ОДО). Большая часть ОДО находится в муниципальной собственности (учредителями являются органы местного самоуправления). Государственный (региональный и небольшой федеральный) сегмент системы ОДО по всем параметрам (уровень финансового обеспечения, в том числе заработная плата, кадры, материальная база) выигрывает по сравнению с муниципальным. Это объясняется лучшими условиями финансирования из средств федерального и региональных бюджетов, а также более широкими возможностями привлечения средств граждан (государственные организации функционируют, как правило, в административных центрах субъектов Российской Федерации). Подавляющее большинство ОДО относится к ведомствам образования, культуры и спорта. Порядка 5 тыс. организаций подведомственны Минкультуры России (музыкальные, художественные, хореографические школы, а также школы искусств). Из оставшегося числа примерно поровну приходится на ОДО, подведомственные Минобрнауки России (до реформы), и ОДО, подведомственные Минспорту России. Число негосударственных организаций дополнительного образования (отражаемых в форме 1-ДО) в 2017 г. составило 363 организации. Федеральные государственные организации дополнительного образования малочисленны. Небольшая часть организаций имеет иную ведомственную принадлежность (например, ведомство молодежной политики) или их учредителями являются администрации районов крупных городов. Встречаются отдельные организации и с такими нетипичными учредителями, как, например, ОАО «Российские железные дороги».

Организации, учредителями которых являются ведомства спорта и культуры, реализуют преимущественно предпрофессиональные общеобразовательные программы. Содержание таких программ регулируется федеральными государственными требованиями. Данные программы, как правило, более продолжительные по времени, чем общеразвивающие, имеют черты сходства с основными общеобразовательными программами и программами профессионального обучения. Для зачисления в ОДО ведомств культуры и спорта часто проводится конкурсный отбор.

Для организаций дополнительного образования характерна специфическая номенклатура названий, в которой сохранились элементы видового разнообразия предшествующего периода. После изменений в законодательстве 2012 г. понятие «вид» не используется, но в наименованиях образовательных организаций сохранились указания на особенности деятельности. Данные федерального статистического наблюдения в этом секторе позволяют увидеть картину этого разнообразия.

Рис.2 Структура сети организаций дополнительного образования (%)

Наиболее распространенным «видом» являются «школы» (спортивные и искусств: музыкальная, художественная) и «центры» (дополнительного образования детей, развития творчества детей и юношества, творческого развития и гуманитарного образования, детского творчества, внешкольной работы, детского (юношеского) технического творчества (научно-технического, юных техников), детского и юношеского туризма и экскурсий и др.). «Школа» — традиционный и преобладающий «вид» организаций, подведомственных органам управления в сфере культуры и спорта. «Центр» и «станция» доминируют среди организаций ведомства образования. Значительное число центров обусловлено специфическими требованиями, ранее сформулированными к данному виду учреждений: это многопрофильное учреждение, где реализуются программы не менее четырех направленностей. Поэтому к центрам относятся как бывшие однопрофильные учреждения (станции, клубы), так и изначально многопрофильные, обслуживающие муниципальный район, небольшое городское поселение или микрорайон более крупного города. Немногочисленность станций, по мнению экспертов, связана с тем, что удерживать статус однопрофильной организации значительно сложнее, чем многопрофильной, так как необходимо обеспечить большое число программ одной направленности, а это предполагает наличие узкоспециализированных кадров, оборудования и т.д.

В ведомстве образования небольшими по доле в общем числе, но, как правило, крупными организациями регионального уровня являются «дворцы» (детского (юношеского) творчества, творчества детей и молодежи, учащейся молодежи, пионеров и школьников и др.) и «дома» (детского творчества, детства и юношества, учащейся молодежи, пионеров и школьников и др.). Сложившаяся номенклатура в современных условиях, по сути, не имеет серьезного педагогического и управленческого смысла, а существующее разнообразие названий не помогает потребителям образовательных услуг.

Сектор автономных учреждений демонстрирует наилучшие показатели по различным аспектам деятельности. Здесь быстрее идут процессы обновления кадрового состава, растет заработная плата, выше оценка конкурентоспособности и др. По ряду аспектов финансовой, кадровой, маркетинговой политики отмечается сходство автономных ОДО и негосударственных организаций дополнительного образования. При этом доля автономных ОДО растет медленно. Проблема международных сопоставлений по параметрам организации и доступности дополнительного образования состоит в различиях подходов к определению самого «дополнительного образования». При этом ключевыми характеристиками, позволяющими объединять эти разные группы программ при анализе и соотносить их с российскими практиками, являются такие, как добровольный характер, акцент на индивидуальной образовательной траектории, обучение через действие, ориентация на процесс, отсутствие обязательного учебного плана и давления времени, обучение в социальной среде, открытость и адаптивность. В некоторых странах (Сингапур, Япония, Англия, Финляндия, Австралия) основными провайдерами услуг дополнительного образования являются школы.

При этом в Сингапуре и Японии участие в этих занятиях обязательно, а в Англии и Австралии — желательно. В таких странах, как Швеция, Франция, Германия, дополнительное образование в основном предоставляется вне школы на местном уровне. В Швеции и Франции оно организовано в коммунах, в Германии — в федеральных землях, в США управляется на уровне штатов. В Чехии дополнительное (неформальное) образование представлено центрами свободного времени и клубами, действующими при школах (примечательно, что центры свободного времени предназначены для различных категорийобучающихся — дошкольников, учеников, студентов, а также педагогов независимо от места их постоянного проживания).

При этом разнообразие организаций дополнительного внешкольного образования в сочетании с особенностями распределения полномочий между ведомствами и уровнями управления создает довольно сложные конфигурации. Так, например, музыкальные и художественные школы городов Германии руководствуются регламентами территориальных министерств культуры и образования. В свою очередь, молодежные центры и клубы, которые реализуют широкий спектр программ неформального образования, руководствуются федеральным законодательством и целевыми программами правительства, которое ежегодно дополнительно к местным бюджетам выделяет ассигнования на их развитие. Дополнительное образование на базе школ в подавляющем большинстве стран бесплатно. Часто бесплатно или за небольшую условную плату (в том числе по модели софинансирования) программы дополнительного образования предлагаются местными образовательными, культурно-досуговыми организациями (учрежденными на местном уровне или независимыми некоммерческими).

В США активную поддержку получило направление, связанное с созданием программ неформального образования в музеях, заповедниках, эксплораториумах, зоопарках, с которыми тесно сотрудничают школы. Органы управления образованием обеспечивают транспорт для поездок. Сектор некоммерческих организаций, реализующих программы неформального образования, отличается большим разнообразием по масштабу, тематике и формам работы. Они получают поддержку в виде грантов, которые финансируют органы местного самоуправления, региональные власти и правительство, а также благотворительные фонды. Например, в Лондоне каждый округ имеет свой собственный Общественный фонд, который позволяет оказывать финансовую поддержку школьным клубам и клубам для молодежи, действующим вне стен школы. Кроме того, клубы по интересам, детские и молодежные организации часто освобождаются местными властями от арендной платы.

В ряде стран активным участником системы дополнительного (неформального) образования являются религиозные сообщества. Частные организации существуют во всех странах (в меньшей степени, например, в Сингапуре), но пользуются разным спросом (например, довольно высоким — в США и Китае). Их востребованность связана с реализацией индивидуального подхода, дополнительных сервисов, нередко — с более продвинутым дизайном образовательных программ и использованием передового оборудования.

Существенно, что государственная поддержка дополнительного образования во многих странах, особенно европейских, строится на основе программ (проектов), направленных на достижение определенных целей (например, дать молодежи знания, необходимые для самостоятельной жизни и трудоустройства, участия в гражданской жизни общества, привлечения молодежи к активной работе по решению проблем местного сообщества; содействие личностному и социальному развитию молодых людей, предоставление возможности иметь свой голос и влияние в своем сообществе и социуме в целом) или в интересах конкретных групп (малообеспеченные, этнические группы, мигранты). В большом числе стран дополнительное образование не регламентируется на государственном уровне и не имеет единого субъекта управления (координации, надзора). В то же время в Сингапуре и Великобритании приняты регламентирующие документы, определяющие требования к условиям для занятий дополнительным образованием, которые должны быть созданы провайдерами. В Великобритании существует национальная система контроля качества услуг внешкольного дополнительного образования, которая была создана и развивается общественными организациями на средства из государственного бюджета. В Финляндии действует механизм системы валидации неформального и информального образования.

В целом по мере расширения сферы дополнительного (неформального) образования вопрос об оценке его эффектов и контроле качества программ начинает все более активно обсуждаться. Так, в Германии реализован проект Weiterbildungspass («Паспорт непрерывного образования»), предусматривавший оценку разнообразных инициатив на базе школ и внешкольных организаций, в том числе волонтерских, по итогам которого разработана модель национального паспорта. Функционал модели заключается в подтверждении компетентностей, приобретенных в условиях неформального образования, определении жизненных, профессиональных целей обладателя паспорта. Системы и инструменты оценки качества программ внешкольного образования разрабатываются многочисленными профильными ассоциациями и исследовательскими структурами.

Таким образом, российское дополнительное образование обнаруживает как сходства, так и отличия в сопоставлении с аналогичными системами в зарубежных странах. Наиболее заметной особенностью следует признать наличие крупной сети системы государственных организаций внешкольного образования.

September 11, 2020

В социологической теории термин "практика" символизировал поиски компромисса между объективизмом системно-структуралистского подхода и субъективизмом феноменологии, и в то же время - попытки предложить "третий путь": либо посредством категориального синтеза, как, например, в теории "структурации" Энтони Гидденса, либо указанием на воплощенность социально-классовых структур в самом деятеле, как это попытался сделать Бурдье с помощью концепции "хабитуса" [3].

Так или иначе, термин "практика" был первоначально принят постольку, поскольку имел определенную ценность для достижения методологических компромиссов, наподобие понимания свободы как осознанной - по определенным правилам - необходимости. В тех случаях, когда этот термин использовался для того, чтобы подчеркнуть активность деятеля, участника, "агента", и т.д., но с осторожным указанием на системно-структурные ограничения или асимметрии, он, по замыслу авторов, корректировал различные теоретические модели социальной реальности. Но именно поэтому он был, скорее, только некоторым дополнением к традиционным субъект-объектным (дуалистическим) моделям, через критику которых и обосновывался.

Сегодня практическая парадигма если и существует, то лишь как удобная территория для междисциплинарных исследований. С одной стороны, практика (или практики) все чаще фигурируют в качестве основной категории в антропологии, философии, истории, социологии, политической теории, теории языка, литературной теории, - и в этом смысле формируется некоторая общая для социальных наук парадигма. С другой стороны, однако, для каждой дисциплины характерен свой, отличный от других способ включения этих понятий в исследовательскую традицию, свой способ концептуализации. Последний, к тому же, варьируется в зависимости от отдельных авторов.

В социальных науках обращение к практике или практикам всегда несет в себе критическое отношение к привилегированной позиции философа или социолога, рассмаривающего свой предмет (язык, действие, поведение, мышление) в качестве объекта, взятого вне конкретного пространства, времени, целей, то есть не в том "сыром" инструментальном виде как он функционирует в реальной жизни, а в виде абстрактных схем, структур или категорий.

Более того, теоретическая рефлексия ученого является одним из возможных, но не единственным способом познания, который к тому же сам основан на практических навыках, традиции и процедурах абстрагирования от личностной вовлеченности как ученого, так и исследуемого объекта [16]. Отсюда выводятся два следствия: во-первых, необходимость замены объяснения детальным этнографическим описанием, не привносящим теоретических или идеологических категорий в исследуемые явления, и, во-вторых, обращение к так называемой "повседневности", то есть к типичным, рутинным, непроблематичным и поэтому незамечаемым действиям, составляющим основную часть социальной жизни. "Наиболее важные для нас аспекты вещей", писал Витгенштейн, "скрыты изза своей простоты и повседневности. (Их не замечают, - потому что они всегда перед глазами). Подлинные основания их совсем не привлекают внимания человека. До тех пор, пока это не бросится ему в глаза. - Иначе говоря: то, чего мы [до поры] не замечаем, будучи увидено однажды, оказывается самым захватывающим и сильным" [17]. Подобная установка характерна для большинства исследований в рамках практической парадигмы, хотя наиболее сознательное и последовательное воплощение она получила, пожалуй, в этнометодологии [18].

В статье 75 Федерального закона № 273 (ред. от 24.04.2020) «Об образовании в Российской Федерации» акцентируется внимание на том, что «дополнительное образование детей обеспечивает их адаптацию к жизни в обществе, профессиональную ориентацию, а также выявление и поддержку детей, проявивших выдающиеся способности» [25]. При этом ни в одной из статей закона не встречается понятие «образовательная услуга». В распоряжении Правительства РФ от 04.09.2014 № 1726-р «Об утверждении Концепции развития дополнительного образования детей» появляется оговорка о качестве образовательных услуг: «Отсутствие в сфере дополнительного образования механизмов нормативной регламентации <…> позволяет создавать необходимую вариативность и обновляемость программ, с другой стороны, не всегда обеспечивает предоставление услуг достойного качества» [22: 2]. В числе основных механизмов развития дополнительного образования детей в распоряжении Правительства РФ предлагается «создание конкурентной среды, стимулирующей обновление содержания и повышение качества услуг», определены меры поддержки негосударственных учреждений дополнительного образования со стороны государства [22: 5].

В настоящее время употребление словосочетания «образовательная услуга» достаточно привычно, причем как для лиц, которые предоставляют образовательные услуги, так и тех, кто их потребляет. При этом однозначность формулировки понятия «образовательные услуги» до сих пор является предметом широкой дискуссии исследователей.

Определение «услуги» можно найти в Гражданском и Налоговом кодексе РФ. Гражданский кодекс РФ (N 51-ФЗ) определяет услугу как деятельность исполнителя, создающую определенный полезный эффект не в виде овеществленного результата, а в виде самой деятельности [3]. В Налоговом кодекс Российской Федерации под услугой понимается «деятельность, результаты которой не имеют материального выражения, реализуются и потребляются в процессе осуществления этой деятельности» [7].

Ф. Котлер считает, что «услуга - любое мероприятие или выгода, которые одна сторона может предложить другой и которые в основном неосязаемы и не приводят к завладению чем-либо» [6]. С.С. Демцура утверждает, что многие ученые определяют понятие «услуга» как результат совместных экономических отношений между потребителем и исполнителем определенного заказа [4].

Однозначность формулировки понятия «образовательные услуги» до сих пор является предметом широкой дискуссии исследователей. Различные подходы в смысловом определении данного понятия рассматривались отечественными и зарубежными авторами (A.P. Whitehall S.P. Heyneman, О.С. Баталова, Р.Н. Джапарова, С.А. Зайчикова, Е.Д. Липкина, Т.А. Половова, А.М. Стрижов и др.).

В Федеральном законе от 29.12.2012 N 273-ФЗ (ред. от 24.04.2020) «Об образовании в Российской Федерации» не содержится понятие «образовательная услуга», но в ч. 1, ст. 101 дается дефиниция понятию «платные образовательные услуги»: «Осуществление образовательной деятельности по заданиям и за счет средств физических и (или) юридических лиц по договорам об оказании платных образовательных услуг» [8].

П.Г. Рябчук, С.С. Демцура, Д.С. Гордеева понимают под образовательными услугами продукт учреждения сферы образования, ресурсы, удовлетворяющие потребности обучающегося в навыках, знаниях и умениях [5]. Это вид и результат деятельности, которая направлена на получение образования, а не только объем информации, передаваемый конкретному человеку. Образовательные услуги представляют собой социально значимый и высоколиквидный товар, который важен не только для потребителя услуг, но и для всего общества в целом. В нашем исследовании мы остановимся на дефиниции С.А. Михеевой: «Образовательная услуга – это деятельность, в процессе которой одно лицо (производитель/продавец услуги) передает другому лицу (покупателю/потребителю услуги) комплекс информации, нацеленный на развитие личности, её духовный и интеллектуальный рост, овладение компетенциями и приобщение к опыту человечества, воплощенному в определенных научных, культурных и духовных идеях, концепциях и открытиях».

Филип Котлер выделил основные характеристики услуги: низкая степень осязаемости, неотделимость от источника, несохраняемость, нематериальность, непостоянство качества [6]. В Гражданском кодексе РФ приведены следующие характеристиками услуги: результат полезного эффекта не может быть выражен в овеществленной форме и исполнитель не гарантирует достижение результата услуги [3]. С.А. Михеева выделяет такие характеристики образовательных услуг: нематериальность, негомогенность (неоднородность) услуг, неотделимость от производителя услуги, несохраняемость, участие потребителя услуги в ее формировании, непостоянство качества и отсроченность результата. Характеристики образовательных услуг во многом пересекаются с характеристиками услуги.

Образовательная услуга – это деятельность, в процессе которой одно лицо (производитель/продавец услуги) передает другому лицу (покупателю/ потребителю услуги) комплекс информации, нацеленный на развитие личности, её духовный и интеллектуальный рост, овладение компетенциями и приобщение к опыту человечества, воплощенному в определенных научных, культурных и духовных идеях, концепциях и открытиях.

Образовательные услуги можно классифицировать по ряду критериев (рис.5).

Рис. 1. Классификация образовательных услуг

Свойства образовательных услуг:

  • Нематериальность – заключается в невозможности ее обособления в вещной форме.
  • Негомогенность (неоднородность) услуг – услуги в подавляющем большинстве случаев модифицируются таким образом, чтобы соответствовать данному конкретному клиенту и(или) данной конкретной ситуации. Другими словами услуги в большинстве своем, чтобы быть реализованными, должны быть индивидуализированными.
  • Неотделимость от производителя услуги – услугаоказывается только в процессе деятельности субъекта, её оказывающего. При этом процессы производства и потребления происходят синхронно (совпадают по времени).
  • Несохраняемость – возможностьпотребления услуги только в процессе ее производства. Современные технологии позволяют записывать учебные аудио и видео материалы на цифровые носители, проводить вебинары и т.п. Однако в этих ситуациях образовательная услуга переходит из категории услуг в категорию «образовательных товаров» (термин В.В. Чекмарёва), которые не совпадают по своему содержанию и эффекту.К категории «образовательных товаров» (educationalgoods)[1], к которым можно отнести, в частности, книги (учебники, пособия, справочники и т.п.), программное обеспечение, наглядные пособия и т.д.). Получая информацию и знания с помощью указанных товаров, индивид, безусловно, получает и определенное образование в данной сфере, повышает свое знание предмета, свою профессиональную квалификацию и т.д.
  • Участие потребителя услуги в ее формировании – большинство услуг в современной экономике не предполагают активного взаимодействия между исполнителем и заказчиком – тем, кто оказывает услуги и ее потребителем.
  • Непостоянство качества является не просто характерным свойством образовательных услуг, но и одной из самых главных проблем всей системы образования. Зависимость от многих параметров, причем ряд из которых не поддается прогнозированию и количественной оценке (например, физическое состояние преподавателя в момент оказания услуги, его настроение и т.п.), делает образовательную услугу «товаром», постоянное высокое качество которого гарантировать практически невозможно.
  • Отсроченность результата – экономический эффект (отдача) от образовательной услуги может проявиться только через определенный промежуток времени.

Не следует отождествлять образовательные услуги и результаты образовательного процесса (знания, умения, навыки, компетенции, приобретенные обучаемыми). Эти понятия, безусловно, связаны. Качество образования обучаемого во многом обусловлено качеством предоставляемых ему образовательных услуг, однако далеко не всегда высокое качество образовательной услуги гарантирует высокие образовательные результаты, поскольку последние в значительной степени зависят от желания, способностей и возможностей самого обучаемого. Данную особенность С. Беляков называет «неэквивалентностью услуги и результата ее потребления» [с.25].

Некоторые авторы рассматривают в качестве результата образовательной услуги прирост способностей обучаемого, однако, данный параметр, во-первых, трудно поддается измерению, а во-вторых, не представляется возможным дифференцировать, какой объём способностей был обеспечен потреблённой услугой, а какой другими источниками (самообучением, с помощью родителей и т.д.). К особенностям ОУ следует отнести также их высокую общественную значимость.

Вопросами развития талантов своих детей и поддержки их способностей родители в России начали активно интересоваться с конца девятнадцатого века. Большое влияние УДОД (учреждения дополнительного образования детей) имели при комсомольских и пионерских организациях, тогда особое внимание уделялось социальному воспитанию подрастающего поколения. Суть деятельности учреждений дополнительного образования детей сменилась. Сегодня идеологические мотивы, которые так четко просматривались в схемах воспитания двадцатого века, не особо актуальны, на первый план вышли процесс поиска талантливых детей и активное развитие их способностей.

Современные УДОД не только вовлекают ребенка в определенную деятельность, но и воспитывают в нем лидерские качества, умение мотивировать себя на будущие победы.

По форме подчинения учреждения ДОД бывают:

  • Государственные. Формируются субъектами РФ; это могут быть различные школьные кружки и дополнительные секции или клубы, лаборатории, творческие коллективы в государственных бюджетных учреждениях дополнительного образования - городских (муниципальных, региональных, областных) центрах.
  • Федеральные. Учреждаются федеральными властями и часто представляют собой крупные многопрофильные центры дополнительного образования.
  • Негосударственные. Организовываются в частном порядке физическими лицами, коммерческими, религиозными, общественными или другими субъектами. это могут быть частные школы дополнительного образования.
  • Муниципальные. Создаются и работают за счет городских властей. Другой вид классификации основывается на направлениях и масштабах деятельности заведений.

На данный момент на территории страны существуют следующие виды учреждений дополнительного образования детей:

  • Дворцы детско-юношеского творчества, спорта, искусства и т. д.
  • Дома. Заведения не столь масштабные, как дворцы, в них занимаются меньшие группы. Сегодня программы дополнительного образования предлагают дома туризма, культуры, творчества, юных техников.
  • Школы. Специализированные заведения, где дети обучаются по определенным направлениям (яркий пример – ДЮШС, музыкальные школы и т. д.).
  • Центры. В детских (или детско-юношеских) центрах проводится дополнительное образование ребят по разным отраслям и оказывается методологическая поддержка педагогам.
  • Станции. Это сообщества юных туристов, натуралистов, борцов за экологию или любителей техники.

Кроме того, кружки и курсы для детей и школьников могут быть организованы на факультетах дополнительного образования вузов.

Сейчас за счет уменьшения количества типов работа УДОД более четко структурирована и координируема. Тем не менее старых, добрых названий никто не отменял после вступления в силу ФЗ № 273, но официально кружки, секции, ансамбли, творческие мастерские, студии называются объединениями дополнительного образования по интересам.

Перед учреждениями дополнительного образования всех направлений ставятся единые цели и задачи:

  • Выработка навыков общения и работы в коллективе.
  • Развитие имеющегося творческого потенциала, личностных качеств.
  • Формирование уважения к обществу и окружающему миру.
  • Способствование поддержанию физического здоровья подрастающего поколения.
  • Помощь с самоопределением в будущей взрослой жизни.

Один из принципов, которому следуют детские учреждения дополнительного образования, - доступность. Право заниматься в них имеет каждый ребенок: достаточно подать заявление и дождаться его одобрения или же мотивированного отклонения. Последнее происходит крайне редко, и обычно проблем с зачислением в выбранный кружок, школу или секцию не возникает. Государство минимально устанавливает стандарты для дополнительного образования. УДОД строит собственную учебную программу на базе типового устава, разработанного властями в 2014 году. В документе прописаны особенности организации процесса работы с детьми, приведен образец расписания, указаны рекомендуемые нормы продолжительности занятий, установлены правила приема воспитанников и порядок оплаты услуг, если учреждение платное.

[1]См., например, Ruth Jonathan. Educational 'Goods': Value and Benefit. Journal of Philosophy of Education 31 (1), 1999. P. 59–82; Heyneman S.P. The growing international commercial market for educational goods and services. InternationalJournalofEducationalDevelopment, Volume 21, Number 4, July 2001.

September 11, 2020

В параграфе проводится анализ основных нормативно-правовых документов, регламентирующих реализацию образовательных услуг в НУДО в РФ:

  • Федеральный закон от 29.12.2012 N 273-ФЗ (ред. от 24.04.2020) «Об образовании в Российской Федерации».
  • Приказ Министерства образования и науки РФ от 17 октября 2013 г. N 1155 "Об утверждении федерального государственного образовательного стандарта дошкольного образования"
  • Распоряжение Правительства РФ от 04.09.2014 №1726-р «Об утверждении Концепции развития дополнительного образования детей».

В ч. 1 ст. 1 п.2 Федерального закона РФ «Об образовании в РФ» сказано, что настоящий Федеральный закон устанавливает правовые, организационные и экономические основы образования в Российской Федерации, основные принципы государственной политики Российской Федерации в сфере образования, общие правила функционирования системы образования и осуществления образовательной деятельности, определяет правовое положение участников отношений в сфере образования [3].

Закон впервые выделяет дошкольное образование первым, самостоятельным уровнем общего образования (ч.2 ст.10 п.4).

Настоящий Федеральный закон гарантирует право каждого человека на образование.

Право на образование в Российской Федерации гарантируется независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного, социального и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств (ст.5 п.2).

Гарантируются общедоступность и бесплатность в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами дошкольного, начального общего, основного общего и среднего общего образования, среднего профессионального образования, а также на конкурсной основе бесплатность высшего образования, если образование данного уровня гражданин получает впервые (ст.5 п.3).

Дошкольное образование финансируется по аналогии со школьным – органами местного самоуправления муниципальных районов и городских округов и органами государственной власти субъектов РФ.

Образовательная программа дошкольного образования реализуется в дошкольной образовательной организации.

Согласно ст. 12 п.6 образовательные программы дошкольного образования разрабатываются и утверждаются организацией, осуществляющей образовательную деятельность, в соответствии с федеральным государственным образовательным стандартом дошкольного образования и с учетом соответствующих примерных образовательных программ дошкольного образования.

В ст.11 п.2 указано, что федеральные государственные образовательные стандарты, за исключением федерального государственного образовательного стандарта дошкольного образования, образовательные стандарты являются основой объективной оценки соответствия установленным требованиям образовательной деятельности и подготовки обучающихся, освоивших образовательные программы соответствующего уровня и соответствующей направленности, независимо от формы получения образования и формы обучения, т.е. освоение образовательных программ дошкольного образования регламентируется федеральными государственными образовательными стандартами, но не сопровождается проведением промежуточных аттестаций и итоговой аттестации обучающихся.

Закон очень подробно прописывает, каким образом должно быть организовано обучение детей с ограниченными возможностями, детей-инвалидов и детей, имеющих некоторые ограничения здоровья.

Согласно п. 2 ст. 65 за присмотр и уход за ребенком учредитель организации, осуществляющей образовательную деятельность, вправе устанавливать плату, взимаемую с родителей (законных представителей). При этом в соответствии с п. 5 этой же статьи родителям (законным представителям) выплачивается компенсация в размере, устанавливаемом нормативными правовыми актами субъектов РФ, но не менее 20% среднего размера родительской платы за присмотр и уход за детьми в государственных и муниципальных образовательных организациях, находящихся на территории соответствующего субъекта РФ, на первого ребенка, не менее 50% – на второго ребенка и не менее 70% – на третьего ребенка и последующих детей.

Комплекс мер, касающихся снятия ограничения круга лиц с правом на образовательную деятельность с изменениями в законе РФ о дошкольном образовании предполагают немало возможностей для расширения системы частных дошкольных учреждений.

Появление новых возможностей для развития коммерческих детских садов, несомненно, влекут за собой гарантии доступа негосударственных образовательных учреждений к средствам федерального и местного бюджетов.

Закон устанавливает следующие типы образовательных организаций:

- дошкольная образовательная организация

- общеобразовательная организация

- профессиональная образовательная организация

- образовательная организация высшего образования.

Дошкольная образовательная организация – это образовательная организация, осуществляющая в качестве основной цели ее деятельности образовательную деятельность по образовательным программам дошкольного образования, присмотр и уход за детьми [13].

Мы видим, что Федеральный закон внёс много изменений в систему ДО. Отсюда появляется необходимость разработки нового документа, регулирующего отношения в сфере дошкольного образования.

Впервые в российской истории в соответствии с требованиями Федерального Закона «Об образовании в Российской Федерации» от 29 декабря 2012 года разработан и вступил в силу с 1 января 2014г федеральный государственный стандарт дошкольного образования, который призван регулировать отношения в сфере образования, возникающие при реализации образовательной программы дошкольного образования.

ФГОС стал главным нормативным документом, на который теперь опирается современная нормативно-правовая база системы дошкольного образования [14].

Стандарт разработан на основе Конституции Российской Федерации и законодательства Российской Федерации и с учетом Конвенции ООН о правах ребенка.

В ч.1 п.1.7 указано, что стандарт является основой для:

1) разработки Программы;

2) разработки вариативных примерных образовательных программ дошкольного образования (далее - примерные программы);

3) разработки нормативов финансового обеспечения реализации Программы и нормативных затрат на оказание государственной (муниципальной) услуги в сфере дошкольного образования;

4) объективной оценки соответствия образовательной деятельности Организации требованиям Стандарта;

5) формирования содержания профессионального образования и дополнительного профессионального образования педагогических работников, а также проведения их аттестации;

6) оказания помощи родителям (законным представителям) в воспитании детей, охране и укреплении их физического и психического здоровья, в развитии индивидуальных способностей и необходимой коррекции нарушений их развития [4].

Стандарт представляет собой совокупность обязательных требований к дошкольному образованию (к структуре программы и ее объему, условиям реализации и результатам освоения программы).

В требованиях к структуре образовательной программы дошкольного образования указано:

- Программа разрабатывается и утверждается Организацией самостоятельно в соответствии с настоящим Стандартом и с учетом Примерных программ (ч.2 п.2.5).

- Содержание программы охватывает должно охватывать следующие образовательные области - социально-коммуникативное развитие, познавательное развитие, речевое развитие, художественно-эстетическое развитие, физическое развитие (ч.2 п.2.6).

- Программа состоит из обязательной части и части, формируемой участниками образовательных отношений (ч.2 п. 2.9).

- Программа включает три основных раздела: целевой, содержательный и организационный, в каждом из которых отражается обязательная часть и часть, формируемая участниками образовательных отношений (ч.2 п.2.11).

- Дополнительным разделом Программы является текст ее краткой презентации. Краткая презентация Программы должна быть ориентирована на родителей (законных представителей) детей и доступна для ознакомления (ч.2, п.2.13).

Требования к условиям реализации Программы включают требования к психолого-педагогическим, кадровым, материально-техническим и финансовым условиям реализации Программы, а также к развивающей предметно-пространственной среде (ч.3 п.3.1).

Требования Стандарта к результатам освоения Программы представлены в виде целевых ориентиров дошкольного образования, которые представляют собой социально-нормативные возрастные характеристики возможных достижений ребенка на этапе завершения уровня дошкольного образования (ч.4 п.4.1). Целевые ориентиры не подлежат непосредственной оценке, в том числе в виде педагогической диагностики (мониторинга), и не являются основанием для их формального сравнения с реальными достижениями детей. Они не являются основой объективной оценки соответствия установленным требованиям образовательной деятельности и подготовки детей. Освоение Программы не сопровождается проведением промежуточных аттестаций и итоговой аттестации воспитанников (ч.4 п.4.3).

Отсюда вытекает, что ФГОС направлен на охрану и укрепление здоровья детей (как физического, так и психического), гуманизацию целей и принципов образовательной работы с детьми, раскрепощение условий жизни детей и работы педагогов в детском саду, обеспечение преемственности между всеми сферами социального становления ребёнка, радикальное изменение характера подготовки педагогических кадров, условий финансирования первой ступени образования и перестройки системы управления.[9, с.59].

Концепция развития дополнительного образования детей направлена на воплощение в жизнь миссии дополнительного образования как социокультурной практики развития мотивации подрастающих поколений к познанию, творчеству, труду и спорту, превращение феномена дополнительного образования в подлинный системный интегратор открытого вариативного образования, обеспечивающего конкурентоспособность личности, общества и государства. Общественное признание ценностного статуса дополнительного образования детей и его миссии позволит реализовать меры государственной политики, заложенные в указах Президента Российской Федерации.

Федеральный закон "Об образовании в Российской Федерации" в отсутствие конституционных гарантий общедоступности и бесплатности дополнительного образования детей все же закрепляет полномочия по организации предоставления дополнительного образования детей за региональными и муниципальными органами власти. Это позволяет оказывать государственную поддержку сфере дополнительного образования детей, но приводит к межрегиональной и межмуниципальной дифференциации доступности услуг, создает риски развития образовательного неравенства между социальными группами с различным уровнем дохода.

Отсутствие в сфере дополнительного образования механизмов нормативной регламентации, с одной стороны, позволяет создавать необходимую вариативность и обновляемость программ, с другой стороны, не всегда обеспечивает предоставление услуг достойного качества и эффективное расходование средств бюджетов всех уровней.

Целями Концепции являются:

· обеспечение прав ребенка на развитие, личностное самоопределение и самореализацию;

· расширение возможностей для удовлетворения разнообразных интересов детей и их семей в сфере образования;

· развитие инновационного потенциала общества.

Для достижения целей Концепции поставлены следующие задачи:

· развитие дополнительного персонального образования как ресурса мотивации личности к познанию, творчеству, труду, искусству и спорту;

· проектирование мотивирующих образовательных сред как необходимого условия "социальной ситуации развития" подрастающих поколений;

· интеграция дополнительного и общего образования, направленная на расширение вариативности и индивидуализации системы образования в целом;

· разработка инструментов оценки достижений детей и подростков, способствующих росту их самооценки и познавательных интересов в общем и дополнительном образовании, диагностика мотивации достижений личности;

· повышение вариативности, качества и доступности дополнительного образования для каждого;

· обновление содержания дополнительного образования детей в соответствии с интересами детей, потребностями семьи и общества;

· обеспечение условий для доступа каждого к глобальным знаниям и технологиям;

· развитие инфраструктуры дополнительного образования детей за счет государственной поддержки и обеспечения инвестиционной привлекательности;

· создание механизма финансовой поддержки права детей на участие в дополнительных общеобразовательных программах независимо от места проживания, состояния здоровья, социально-экономического положения семьи;

· формирование эффективной межведомственной системы управления развитием дополнительного образования детей;

· создание условий для участия семьи и общественности в управлении развитием системы дополнительного образования детей.

Реализация Концепции будет осуществляться в 2 этапа: I этап - 2014 - 2017 годы и II этап - 2018 - 2020 годы.

September 10, 2020

Confucius said, “Choose a job you love, and you will never have to work a day in your life”. I have understood that it is true as when I started coding twelve hours per day at my high school.

I studied in Holovanivsk Gymnasium in a small village in the Ukraine. When I studied at the 8th form (we have only eleven forms), I started learning competitive programming. Competitive programming is a mental sport where people compete using their programming skills. Next year (in the 9th form) I participated in the Ukrainian (National) Olympiad in Informatics (UOI) and got a gold medal in my grade. After that competition my goal was to participate in the International Olympiad in Informatics (IOI) - the most popular and prestige competition for high school students, something like Olympic Games for programmers. It was hard because only four people from every country could participate. In that time there were many older and smarter students, so in Ukrainian Selections to IOI I got an only the 8th place and could not participate.

Since that time I started spending at least five hours every day when I am at school and twelve when not. I could spend the whole day studying programming, just making small pauses. I started forgetting names of my friends, but I still spent all my free time studying. As a result, I got one more gold medal in UOI in 10th form. In selections I became the second in ranking and was selected to IOI team from Ukraine. I was the only student from a 10th form in that team, others were older. Since in 2016 IOI was in Kazan (Russia), we did not know how would we participate in that competition (we have a war with Russia). We hoped that our Government would negotiate with IOI to host a mirror competition in another country for us, but officials did not want to do it and said that we would participate in Russia. We did not like it, but it is better than nothing. The Government changed his mind in three days before the competition, they forbade us to participate due to political reasons. For some students from this team, it was the only chance to take part and show their knowledge.

In the 11th form, I did not stop learning. I got the third gold medal in UOI and was selected as the leader of Ukrainian team to IOI 2017 in Tehran (Iran). We do not have any political problems with Iran, so we were sure that our Government would not change his mind again. This competition was held at the end of July and 308 students from 83 countries participated. I was impressed by the perfect organization the competition in Iran. I have never seen something before. I opened for myself what is Iranian culture, met a lot of people from other countries, and finally got a gold medal in IOI.

After I graduated from the high school, I started my education at Orange Coast College. I cannot spend so much time on programming here like in the high school, but I try to find a time for it. The example of my activity in OCC is participating in the semi-final of ACM ICPC (the most popular team competition for students) in Riverside. I and two more students of OCC have created a team and we became top-ranked 2-year institution’s team and got the fifteenth place among 105 teams from all types of colleges. Out coach was the professor of Computer Science at OCC Justin Jang.

I am President of Algorithm Club at OCC. We organized a competition for OCC students in December to encourage them for studying competitive programming. Since it was the first time we have organized something, we did not advertise it good and only a few people came. Knowing about this problem, we are going to host a competition one more time in March, but we are expecting more people than last time. Hope that I will make competitive programming more popular among OCC students.

I have composed the plan of classes which I need to take for these two years. I am going to transfer to a private university or UC. At this moment I am studying very hard to increase my chance to transfer. My dream is to graduate from an university and find a good work as a computer programmer.

September 10, 2020

Анотація: У статті розглядаються питання, пов'язані з вивченням питання про вплив архітектурного середовища на психологічний стан людини. Проаналізовано сприйняття різних архітектурних форм та середовищ людиною.

Ключові слова: архітектурне середовище, психологія, сприйняття, поведінка.

Дана робота полягає в дослідженні і аналізі взаємодії людини та архітектурного середовища. В даний час існує ряд проблем, пов'язаних з формуванням комфортного для людини з психологічної точки зору архітектурного середовища, що і обумовлює актуальність теми дослідження.

Метою даної роботи є вивчення особливостей впливу архітектурного середовища на людину.

Для досягнення поставленої мети необхідно вирішити такі завдання:

• ознайомитися з психологічними особливостями сприйняття архітектурної форми, простору, середовища;

• виявити вплив архітектурного середовища на емоційно-психологічний стан людини.

В наші дні соціум все частіше звертає увагу на психологічний вплив середовища на людину. В області психоемоційного впливу все частіше згадується архітектура, дизайн і середовище. Ця область піддається особливій увазі вчених і громадськості.

При зчитуванні архітектурних форм, людина миттєво може зорієнтуватися і виробити динаміку своїх вчинків і реакції організму на свідомому і підсвідомому рівнях. Таким чином, інформація, що йде від архітектури, є засобом управління станом і поведінкою людини, тобто носить психотропні функції.

Абаньшина Ю.В., Косенкова Н.А. вважають, що емоційна реакція на взаємодію з архітектурним середовищем показує ставлення до неї людини. Одна і та ж форма об'єкта може сприйматися декількома людьми по-різному. Причина полягає в тому, що зачіпаються різні рівні емоційного світу кожного з них. У цілісному, тобто в об'єктивному сприйнятті, органічно поєднуються всі аспекти переживань, властивих людині. Оцінка емоційних якостей - це реакція особистості на середовище, яка підсумовує особистісні властивості і властивості стимулів середовища. Ці оцінки несуть в собі синтез суб'єктивно - об'єктивних факторів середовища і реакцій людини на ці фактори.

Нижче наведені деякі з них:

  • Почуття впевненості виникає у відомому, передбачуваному середовищі.
  • Відчуття невпевненості виникає в незнайомому, неясному середовищі, при змішуванні головних і другорядних смислів, акцентів, ознак.
  • Почуття піднесення виникає в особливій тектоніці об'єкта, коли акценти ведуть погляд від важких нижніх форм до легких верхніх.
  • Почуття пригніченості (депресії) виникає при тяжких верхніх формах об'єкта і скользінню погляду зверху вниз.
  • Почуття рівноваги виникає при погляді на співмірні, врівноважені форми.
  • Почуття сили передає наповненість форм, простота, монолітність, монументальність форм.
  • Почуття шляхетності виникає при злагодженій роботі всіх принципів формування і гармонізації образу, при відсутності перевантаженості форм [1, с.20-21].

Також вчені вказують, що люди, в залежності від своїх особливостей прийняття інформації та сформованих звичок, вибирають або уникають ті чи інші місця існування, що володіють певними характеристиками:

1. У непривабливих просторах характерним для людей є девіантна (лат. deviatio - ухилення) поведінка. Емоційний фон, властивий людям, - дискомфорт, тривога, страх, підвищене почуття контролю або відсутність контролю, самотність, відраза.

2. Малі розміри і замкнутість простору відбиваються на таких факторах поведінки, як близькість спілкування. У них виникають емоційні переживання спокою і підконтрольності простору.

3. Великі відкриті простори сприяють фізичної активності, спорту, іграм підлітків, роботі. Супутні переживання, характерні при цьому людям, - активність, відсутність контролю (кордонів).

4. Сучасне середовище в більшій мірі асоціюється зі спортом, господарськими справами, викликає активність, надію.

5. Для історичного середовища характерні такі особливості поведінки, як свято, спілкування. Воно оцінюється як приємне, створює відчуття спокою, наявності контролю, викликає інтерес [1, с.21-22].

Отже, для створення найбільш комфортною і приємною людині середовища необхідно враховувати вже накопичений досвід щодо впливу різних архітектурних форм і типів простору на емоційний стан людей, особливо їхньої поведінки.

Архітектор може так чи інакше впливати на стороннього спостерігача за допомогою наступних засобів: композиція, простір, колір, звук, акустика, матеріал, світло.

Шилін В.В. зазначає, що система архітектурних потреб включає в себе:

• семантику середовища, яка викликає потреби в смисловий орієнтації серед архітектурних форм і просторів;

• задоволення пізнавальних потреб архітектурного середовища;

• естетичні потреби в гармонізації архітектурного середовища;

• структурно-логічні потреби в раціональної організації всіх аспектів архітектурного середовища;

• емоційно-психологічні потреби в спілкуванні і відкликання середовища, в емоційно-художньої виразності архітектурних форм і просторів;

• функціонально-планувальну впорядкованість і керованість;

• екологічні потреби комфорту і здорового середовища життєдіяльності;

• потреби в безпеці інформаційної, функціональної, екологічної, матеріально-технологічної [3].

Сомов Г.Ю вважає, що характер сприйняття оточення багато в чому визначається особливостями поведінки людини в даному середовищі - поспішає вона, цілком зайнята діловими турботами, або спокійно споглядає оточення, чи включена в напружений ритм праці або відпочиває, як саме відпочиває, і т.д. Конкретні особливості сприйняття середовища обумовлені, звичайно, і самим призначенням архітектурних об'єктів з переважаючими в них типами діяльності, поведінки і настрою людей. Одні типи середовища характеризуються складним з'єднанням і взаємодією різних процесів, в них відбиваються різноманітні потреби людей (міське середовище вулиць і площ, житлове середовище, промислове середовище); в інших домінують процеси вузько утилітарного характеру (торгові установи, транспортні вузли, підприємства побутового обслуговування) або яскраво вираженого емоційного стану (Палаци культури, театри і кінотеатри, Палаци одруження, меморіальні комплекси, кладовища); по-третє - процеси одночасно утилітарного і емоційно-естетичного характеру (ресторани, кафе, плавальні басейни і т.п.) [2].

На нашу думку, ця складна залежність емоційного впливу архітектурного середовища від характеру самої діяльності людини по-своєму проявляється в середовищі різних типів.

У реальному сприйнятті архітектурного середовища різні потреби і пов'язані з ними емоції переломлюються зазвичай в нероздільній єдності (що особливо характерно для естетичного сприйняття). Однак для більш глибокого аналізу даної проблеми необхідна диференціація емоцій, нехай навіть умовна.

Вважаємо, що об'єктивний взаємозв'язок емоційних впливів архітектурного середовища з фундаментальними фізіологічними потребами людини заснований на корисних матеріальних властивостях цього середовища, на його оцінці як дійсно зручного, здорового, захищеного, доцільною і т. д. Досить очевидно, що саме максимальна відповідність середовища фізіологічним потребам і утилітарним цілям об'єктивно зумовлює виникнення позитивних емоцій.


Список літератури

  • Абаньшина Ю.В., Косенкова Н.А. Влияние архитектурной среды на психологию человека / Научный альманах. Технические науки. -2017. - №3-3. – С.19-22.
  • Раппапорт А.Г., Сомов Г.Ю. Форма в архитектуре: Проблемы теории и методологии./ ВНИИ теории архитектуры и градостр-ва. - М.: Стройиздат, 1990 г.-344с.:ил.
  • Шилин, В. В. Архитектура и психология. Краткий конспект лекций / В. В. Шилин – Нижн. Новгород : Изд-во Нижегород. гос. архит.-строит. ун.та, 2017. – 66 с.

September 10, 2020

В настоящее время употребление словосочетания «образовательная услуга» достаточно привычно, причем как для лиц, которые предоставляют образовательные услуги, так и тех, кто их потребляет. При этом однозначность формулировки понятия «образовательные услуги» до сих пор является предметом широкой дискуссии исследователей.

Определение «услуги» можно найти в Гражданском и Налоговом кодексе РФ. Гражданский кодекс РФ (N 51-ФЗ) определяет услугу как деятельность исполнителя, создающую определенный полезный эффект не в виде овеществленного результата, а в виде самой деятельности [3]. В Налоговом кодекс Российской Федерации под услугой понимается «деятельность, результаты которой не имеют материального выражения, реализуются и потребляются в процессе осуществления этой деятельности» [7].

Ф. Котлер считает, что «услуга - любое мероприятие или выгода, которые одна сторона может предложить другой и которые в основном неосязаемы и не приводят к завладению чем-либо» [6]. С.С. Демцура утверждает, что многие ученые определяют понятие «услуга» как результат совместных экономических отношений между потребителем и исполнителем определенного заказа [4].

Однозначность формулировки понятия «образовательные услуги» до сих пор является предметом широкой дискуссии исследователей. Различные подходы в смысловом определении данного понятия рассматривались отечественными и зарубежными авторами (A.P. Whitehall S.P. Heyneman, О.С. Баталова, Р.Н. Джапарова, С.А. Зайчикова, Е.Д. Липкина, Т.А. Половова, А.М. Стрижов и др.).

В Федеральном законе от 29.12.2012 N 273-ФЗ (ред. от 24.04.2020) «Об образовании в Российской Федерации» не содержится понятие «образовательная услуга», но в ч. 1, ст. 101 дается дефиниция понятию «платные образовательные услуги»: «Осуществление образовательной деятельности по заданиям и за счет средств физических и (или) юридических лиц по договорам об оказании платных образовательных услуг» [8].

Возникает противоречие между Налоговым кодексом и ФЗ «Об образовании» о возможности «материального выражения» образовательных услуг. Это определение фигурирует в Постановлении Правительства РФ от 15.08.2013 №706 «Об утверждении правил оказания платных образовательных услуг», в письме Минобрнауки России от 15.01.2015 г. №АП-58/18 «Об оказании платных образовательных услуг» и других нормативно-правовых документах регионального уровня.

П.Г. Рябчук, С.С. Демцура, Д.С. Гордеева понимают под образовательными услугами продукт учреждения сферы образования, ресурсы, удовлетворяющие потребности обучающегося в навыках, знаниях и умениях [5]. Это вид и результат деятельности, которая направлена на получение образования, а не только объем информации, передаваемый конкретному человеку. Образовательные услуги представляют собой социально значимый и высоколиквидный товар, который важен не только для потребителя услуг, но и для всего общества в целом. В нашем исследовании мы остановимся на дефиниции С.А. Михеевой: «Образовательная услуга – это деятельность, в процессе которой одно лицо (производитель/продавец услуги) передает другому лицу (покупателю/потребителю услуги) комплекс информации, нацеленный на развитие личности, её духовный и интеллектуальный рост, овладение компетенциями и приобщение к опыту человечества, воплощенному в определенных научных, культурных и духовных идеях, концепциях и открытиях».

Филип Котлер выделил основные характеристики услуги: низкая степень осязаемости, неотделимость от источника, несохраняемость, нематериальность, непостоянство качества [6]. В Гражданском кодексе РФ приведены следующие характеристиками услуги: результат полезного эффекта не может быть выражен в овеществленной форме и исполнитель не гарантирует достижение результата услуги [3]. С.А. Михеева выделяет такие характеристики образовательных услуг: нематериальность, негомогенность (неоднородность) услуг, неотделимость от производителя услуги, несохраняемость, участие потребителя услуги в ее формировании, непостоянство качества и отсроченность результата. Характеристики образовательных услуг во многом пересекаются с характеристиками услуги.

September 10, 2020

В российской экономической литературе встречается достаточно много определений образовательной услуги. Под образовательными услугами предлагается понимать комплекс таких услуг, которые непосредственно связаны с реализацией главных целей образования, осуществлением его миссии[1]. Такое определение, очевидно, является слишком обобщенным – оно мало что говорит о структуре понятия, механизме реализации и организационно-правовой форме.

Чаще всего под образовательной услугой понимается некий комплекс учебной и научной информации, передаваемой гражданину в виде суммы знаний общеобразовательного и специального характера, а также практических навыков для последующего применения[2].

Наиболее известным и широко тиражируемым является определение В.П. Щетинина: образовательные услуги представляют собой систему знаний, информации, умений и навыков, которые используются в целях удовлетворения разнообразных образовательных потребностей личности, общества, государства[3].

На наш взгляд данное определение является дефиницией понятия фактора «труд». Кроме того, такая трактовка образовательных услуг не совсем согласуется с организационно-правовой конструкцией отношений по поводу оказания услуг. По договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги[4]. Другими словамис юридической точки зрения под услугами понимаются определенные действия или определенная деятельность[5].

Чтобыопределить, что представляет собой образовательная услуга, необходимо изначально определить понятие «услуги» как таковой.

Ф. Котлер предлагает следующее определение: «Услуга - любое мероприятие или выгода, которые одна сторона может предложить другой и которые в основном неосязаемы и не приводят к завладению чем-либо»[6].

Как категория рыночной экономики услуга представляет собой некий нематериальный эквивалент товара. С этой позиции оказание услуг, в свою очередь, может быть охарактеризовано как экономическая активность, которая не имеет своим результатом передачу права собственности – в этом отличие экономических операций, связанных с оказанием услуг от операций по передаче материальных товаров.

То есть и правовая и экономическая трактовка услуг сводится к тому, что услуги представляют собой некую деятельность, процесс или набор действий, который создает определенные выгоды для тех, кому услуги оказываются – заказчиков.

Образовательная услуга – это деятельность, в процессе которой одно лицо (производитель/продавец услуги) передает другому лицу (покупателю/ потребителю услуги) комплекс информации, нацеленный на развитие личности, её духовный и интеллектуальный рост, овладение компетенциями и приобщение к опыту человечества, воплощенному в определенных научных, культурных и духовных идеях, концепциях и открытиях.

Образовательные услуги можно классифицировать по ряду критериев (рис.5).

Рис. 5. Классификация образовательных услуг

Свойства образовательных услуг:

  • Нематериальность – заключается в невозможности ее обособления в вещной форме.
  • Негомогенность (неоднородность) услуг – услуги в подавляющем большинстве случаев модифицируются таким образом, чтобы соответствовать данному конкретному клиенту и(или) данной конкретной ситуации. Другими словами услуги в большинстве своем, чтобы быть реализованными, должны быть индивидуализированными.
  • Неотделимость от производителя услуги – услугаоказывается только в процессе деятельности субъекта, её оказывающего. При этом процессы производства и потребления происходят синхронно (совпадают по времени).
  • Несохраняемость – возможностьпотребления услуги только в процессе ее производства. Современные технологии позволяют записывать учебные аудио и видео материалы на цифровые носители, проводить вебинары и т.п. Однако в этих ситуациях образовательная услуга переходит из категории услуг в категорию «образовательных товаров» (термин В.В. Чекмарёва), которые не совпадают по своему содержанию и эффекту.К категории «образовательных товаров» (educationalgoods)[7], к которым можно отнести, в частности, книги (учебники, пособия, справочники и т.п.), программное обеспечение, наглядные пособия и т.д.). Получая информацию и знания с помощью указанных товаров, индивид, безусловно, получает и определенное образование в данной сфере, повышает свое знание предмета, свою профессиональную квалификацию и т.д.
  • Участие потребителя услуги в ее формировании – большинство услуг в современной экономике не предполагают активного взаимодействия между исполнителем и заказчиком – тем, кто оказывает услуги и ее потребителем.
  • Непостоянство качества является не просто характерным свойством образовательных услуг, но и одной из самых главных проблем всей системы образования. Зависимость от многих параметров, причем ряд из которых не поддается прогнозированию и количественной оценке (например, физическое состояние преподавателя в момент оказания услуги, его настроение и т.п.), делает образовательную услугу «товаром», постоянное высокое качество которого гарантировать практически невозможно.
  • Отсроченность результата – экономический эффект (отдача) от образовательной услуги может проявиться только через определенный промежуток времени.

Не следует отождествлять образовательные услуги и результаты образовательного процесса (знания, умения, навыки, компетенции, приобретенные обучаемыми). Эти понятия, безусловно, связаны. Качество образования обучаемого во многом обусловлено качеством предоставляемых ему образовательных услуг, однако далеко не всегда высокое качество образовательной услуги гарантирует высокие образовательные результаты, поскольку последние в значительной степени зависят от желания, способностей и возможностей самого обучаемого. Данную особенность С. Беляков называет «неэквивалентностью услуги и результата ее потребления» [с.25].

Некоторые авторы рассматривают в качестве результата образовательной услуги прирост способностей обучаемого, однако, данный параметр, во-первых, трудно поддается измерению, а во-вторых, не представляется возможным дифференцировать, какой объём способностей был обеспечен потреблённой услугой, а какой другими источниками (самообучением, с помощью родителей и т.д.).К особенностям ОУ следует отнести также их высокую общественную значимость.

[1] См., например, Панкрухин А.П. Маркетинг образовательных услуг в высшем и дополнительном образовании: Учебное пособие. М.: Интерпракс, 1995; Панкрухин А.П. Цикл из 4 публикаций по проблемам маркетинга образовательных услуг в журнале «AlmaMater». «Вестник высшего образования». 1997 г.

[2] См., например, Зотов В.Н. Разработка стратегии и тактики маркетинговой деятельности вузов на рынке образовательных услуг и научно-технической продукции: Автореферат диссертации на соискание уч.степени к.э.н. М.: РЭА им. Г.В. Плеханова, 1997.

[3] Щетинин В.П., Хроменков Н.А., Рябушкин Б.С. Экономика образования, учебное пособие. М.: Российское педагогическое агентство, 1998. С. 35.

[4]См., например, Зотов В.Н. Разработка стратегии и тактики маркетинговой деятельности вузов на рынке образовательных услуг и научно-технической продукции: Автореферат диссертации на соискание уч.степени к.э.н. М.: РЭА им. Г.В. Плеханова, 1997.

[5]Галайда О.В. Экономические аспекты зарубежного опыта предоставления образовательных услуг и возможности его использования в Российской Федерации :дисс. ... канд. эконом. наук : 08.00.14 / Галайда Оксана Викторовна; [Место защиты: Дипломат. акад. МИД РФ].- Москва, 2008.

[6]Котлер Ф. Основы маркетинга: Пер. с англ. - М.: "Ростинтэр", 1996. - 704 с.

[7]См., например, Ruth Jonathan. Educational 'Goods': Value and Benefit. Journal of Philosophy of Education 31 (1), 1999. P. 59–82; Heyneman S.P. The growing international commercial market for educational goods and services. InternationalJournalofEducationalDevelopment, Volume 21, Number 4, July 2001.

September 10, 2020

1. Интернационализация образования и развитие рынка образовательных услуг. Вопросы экспорта образования рассматриваются странами в положениях национальной образовательной политики в рамках процесса интернационализации, которая определяется как процесс интегрирования международного, межкультурного или глобального измерения в цели, задачи или способы поставки высшего образования.

К числу несомненных преимуществ интернационализации относят увеличение доступности высшего образования, универсализацию знания, появление международных стандартов качества и развитие инновационного характера высшего образования, а также расширение и укрепление международного сотрудничества, активизацию академической и студенческой мобильности.

Интернационализация образования все в большем числе стран становится объектом и предметом целенаправленной политики со стороны государства, ориентированной на решение конкретных национальных политических, социальных и экономических проблем.

2. Факторы, влияющие на разработку стратегий интернационализации, включая экспорт услуг. Различные факторы, особенно скорость экономической глобализации и распространения ИКТ, а также внедрение рыночных механизмов оказывают все более возрастающее влияние на интернационализацию высшего образования в отдельных странах.

Интернационализация высшего образования и, в частности, мобильности студентов и трансграничная деятельность вузов дают экономическую выгоду, связанную с рыночной стоимостью предоставления услуг на международном образовательном рынке. Политика по вопросу платы за обучение является ключевым элементом общего воздействия интернационализации на торговый баланс. Фактически, ряд стран сделали международное образование существенной частью своих стратегий социально-экономического развития, а взимание полной платы за обучение иностранных студентов используется как источник получения дохода. Однако рыночная стоимость интернационализации выходит за рамки доходов от платы за обучение, которые вместе с наличием сопутствующих расходов, связанных с пребыванием иностранных студентов в стране и составляющих существенный вклад в национальную экономику принимающей страны, можно рассматривать как преимущества краткосрочного характера. Существуют также преимущества долгосрочного характера, выражающиеся в появлении новых рабочих мест, развитии инфраструктуры и потенциала системы образования.

Исходя из характеристик процесса интернационализации высшего образования в эру глобализации и учитывая позиционирование стран относительно направлений участия в процессе предоставления образовательных услуг на международном рынке, можно определить три типа ориентации стран: ориентация на импорт, ориентация на импорт-экспорт и ориентация на экспорт (см. Таблица 1).

В последнее десятилетие появились новые формы трансграничного высшего образования. Они включают не только международную мобильность студентов, но также мобильность образовательных программ и образовательных институтов. Такое развитие событий явилось следствием действия четырех различных, но не исключающих друг друга подходов: согласованный подход, миграция квалифицированной рабочей силы, получение дохода, расширение возможностей, которые определяют стратегические направления интернационализации высшего образования с учетом экспортно-импортной составляющей, а также роли экономических аспектов (см. Таблицу 2).

Каждая страна разрабатывает стратегию интернационализации высшего образования исходя из собственных экономических и политических возможностей, принимая во внимание размеры и географическое положение, историю и культуру, качество и отличительные особенности своей системы высшего образования, роль языка своей страны в мире, а также опыт работы в области развития международного сотрудничества.

Большой интерес представляет наличие геополитических аспектов в стратегиях интернационализации стран (см. Таблица 3). Большинство стран вполне конкретно определяет не только географию приложения усилий в развитии экспорта образовательных услуг, но и указывает структуры, посредством которых планируется реализация этих замыслов.

Практически в каждой из рассмотренных стратегий подчеркивалось значение языковой политики для успешного развития процессов интернационализации и усиления экспортного потенциала высшего образования стран. С одной стороны, внимание к вопросам изучения иностранных языков, в первую очередь английского, представлено в стратегиях как непременное условие участия в международной деятельности. С другой стороны, каждая страна испытывает потребность в распространении своего родного языка, но масштаб этой деятельности может служить показателем истинных планов относительно характера присутствия страны на рынке образовательных услуг (см. Таблица 4).

За последнее десятилетие экономическая составляющая стратегических планов развития становится все более важной для стран-участниц процесса интернационализации, поскольку экономическая выгода все чаще становится целью развития международного сотрудничества в сфере образования. Таким образом, роль торговли образовательными услугами постоянно усиливается. Экономические стимулы заставляют совершенствовать национальные системы образования с тем, чтобы делать их более привлекательными для иностранного потребителя, улучшать качество предоставляемых образовательных услуг, усиливать конкурентоспособность выпускников на рынке труда.

3.Сравнительный анализ содержательных аспектов стратегий интернационализации. Подробный анализ положений стратегий интернационализации проведен на примере четырех стран (Финляндия, Великобритания, Китай, Казахстан), которые различаются практически по всем параметрам – географическое положение, размер территории, численность населения, уровень экономического развития, уровень развития систем высшего образования и т.д., с тем, чтобы определить общие характеристики и тенденции развития интернационализации в этих странах, а также выявить особенности, которые могут представлять интерес для планирования и реализации подобного направления деятельности.

Сравнение ключевых положений, которые лежат в основе разработки стратегий, показывает, что все четыре страны нацелены на совершенствование своих систем образования для расширения своей конкурентоспособности и влияния в мире, а стратегии интернационализации являются тем политическим инструментом, который определяет пути их движения к намеченным целям (см. Таблица 6).

Были рассмотрены конкретные цели стратегий образования этих стран (см. Таблицу 7). Для удобства сравнения цели были сгруппированы по 6 направлениям:

  • Позиционирование на международной арене.
  • Степень готовности к рынку.
  • Развитие национальных систем образования.
  • Международная деятельность.
  • Межкультурное взаимодействие.
  • Этика международных отношений.

Данные, представленные в таблице, позволяют заключить, что цели развития интернационализации у четырех стран достаточно близки, различия же в них соответствуют различиям в развитии систем образования в целом и в опыте международной деятельности как таковой. Следует отметить более четкую направленность на экспорт услуг у Великобритании; менее, но тоже достаточно ясные перспективы, обрисованные Финляндией. Китай и Казахстан по заявленным целям намерены заниматься расширением своих возможностей за счет импорта образовательных услуг.

В Таблице 8 отражены группы задач, посредством которых страны намерены реализовывать цели развития своих систем образования; три страны (за исключением Казахстана) считают себя готовыми и намерены работать над развитием экспортного потенциала с целью более активного внедрения на рынок образовательных услуг; полное согласие наблюдается у всех четырех стран в постановке задач по развитию, совершенствованию и диверсификации программ академической мобильности как непременного условия устойчивости процесса интернационализации систем образования и как эффективного средства расширения экспортного потенциала в сфере оказания образовательных услуг.

Наблюдаемое в последние десятилетия развитие трансграничного образования явилось прямым следствием того, что высшее образование во многих странах приобретает массовый характер, расширяется сфера использования новых информационно-коммуникационных технологий, возникла и получила признание идея развития экономики, основанной на знаниях, увеличилась интернационализация рынка труда и потребность в квалифицированной рабочей силе, все большее число частных фирм начинает предоставлять образовательные услуги и все более явно проявляет себя на международном рынке образовательных услуг. Соответственно происходит диверсификация способов поставки образовательных услуг (см. Таблица 9) где наряду с развитием мобильности студентов и преподавателей все большее развитие получают мобильность образовательных программ и мобильность образовательных институтов.

Международная студенческая мобильность в мире значительно увеличилась за последние три десятка лет с 0,6 миллионов человек в 1975 году до 2,7 миллионов в 2005. Эта тенденция указывает на то, что в ближайшие годы рост сохранится, чему способствуют процессы глобализации экономики и общества. Прогнозы исследований рынка показывают увеличение мобильности студентов к 2020 году до 5,8 миллионов, а к 2025 году – до 8 миллионов человек. В настоящее время большая часть потока локализуется в 6 странах: США, Великобритания, Германия, Франция, Австралия, Япония. Более половины (54%) всех иностранных студентов обучается в четырех ведущих англоязычных странах: США, Великобритания, Австралия и Канада. Европа остается регионом, принимающим самое большое число иностранных студентов. Северная Америка принимает меньше студентов в абсолютном отношении, но занимает первое место по количеству регионов-поставщиков, среди которых азиатские студенты составляют почти две трети (60%). Азия возглавляет список регионов, направляющих студентов за рубеж для получения высшего образования, и составляет почти половину (43%) всех иностранных студентов, обучающихся на территории стран ОЭСР. Европа идет на втором месте (35%), за ней следует Африка (12%), Северная Америка (7%), Южная Америка (3%) и Азиатско- Тихоокеанский регион (1%).

В последние 15 лет возникли новые формы интернационализации, заключающиеся в перемещении через границу институтов и программ. Эти формы международных поставок, получившие название транснационального образования, соответствуют образовательной деятельности, при которой обучающиеся находятся не в той стране, где расположено высшее учебное заведение, выдающее дипломы.

Мобильность образовательных программ включает курсы дистанционного образования, предлагаемые вузом, расположенным за границей; совместные курсы или программы, предлагаемые внутренним вузом и его зарубежным вузом-партнером; а также франчайзинговые курсы и программы.

Мобильность институтов предполагает прямые инвестиции зарубежных партнеров. Наиболее полными формами мобильности институтов являются: открытие иностранных кампусов университетами и/или коммерческими поставщиками или создание нового высшего учебного заведения, в котором иностранный капитал принимает участие либо самостоятельно, либо в партнерстве с национальным вузом.

4. Направления развития процесса интернационализации как основы укрепления экспортного потенциала. Определен ряд направлений, представляющих перспективу развития процесса интернационализации и влияющих на процесс формирования экспортного потенциала (см. Таблица 10).

Особого рассмотрения заслуживает вопрос о включении образовательных услуг в переговоры в рамках Генерального соглашения о торговле услугами (ГАТС), который проводит ВТО. Вопрос либерализации в сфере образовательных услуг вызвал горячие дискуссии, а многие страны до сих пор не выразили желания принять участие в этих переговорах. Но, несмотря на различие точек зрения, образование все больше рассматривается как потенциальная коммерческая ставка на будущее, в связи с чем взаимодействие в рамках ГАТС представляется перспективным направлением работы для стран, ориентирующихся на активное участие в международном рынке образовательных услуг.

Кроме этого, на современном этапе развития систем образования все большую важность приобретают вопросы, связанные с качеством высшего образования, выраженного в развитии системы определения рейтингов ведущих мировых университетов. Однако имеющиеся рейтинги имеют свои недостатки, поэтому - и в связи с важностью представления достоверной информации – процесс совершенствования механизмов и методологии сравнительных исследований требует дальнейшего объединения усилий национальных образовательных структур. Эффективные и прозрачные процедуры оценки качества, а также аккредитации и лицензирования важны и в смысле обеспечения защиты потребителя от рисков получения неверной информации, низкого качества поставляемого образовательного продукта, а также получения квалификаций сомнительной достоверности.

Деятельность высших учебных заведений в современном контексте неотрывно связана с исследовательской работой, возможность проведения которой на соответствующем научном и организационном уровне вносит свой вклад в развитие экспортного образовательного потенциала. Современное состояние науки и стремление вузов соответствовать все убыстряющемуся темпу ее развития вызывает к жизни новые формы организации исследовательской деятельности, одной из самых перспективных из них является создание межвузовских международных центров передовых исследований.

Наряду с мерами, улучшающими привлекательность национальных систем образования и создающих тем самым условия для расширения экспортного потенциала, существует необходимость регулирования потоков мобильности студентов и преподавателей для гарантии сохранения позитивного влияния этих процессов на развитие национальных систем образования. Следует развивать «культуру мобильности» посредством расширения обменов как постоянных элементов образовательных программ, создания программ «двойных» дипломов с зарубежными вузами, развитием схем зачета кредитов и механизмов признания степеней и дипломов и т.д.

Обобщая вышесказанное, можно сделать вывод, что ключевыми параметрами для обеспечения конкурентоспособности страны в рассмотренных нами положениях стратегий являются: высокий уровень развития национальных систем образования, освоение нового и передового опыта, полученного в процессе сотрудничества с зарубежными странами, обеспечение качества предоставляемых на внутреннем и внешнем рынках образовательных услуг, наличие качественной образовательной и исследовательской инфраструктуры, развитие стратегических партнерств в различных видах, развитие мобильности, внимание к вопросам языкового образования и межкультурного взаимодействия. Национальные стратегические документы, учитывающие эти положения, имеют хорошие шансы на укрепление экспортного потенциала страны и на достижение высокого уровня успешности ее деятельности на международном рынке образовательных услуг.

Обращение к проблеме целенаправленной работы с одаренными детьми и талантливой молодежью обусловлено многими кардинальными переменами, происходящими в социально-экономическом развитии нашей страны.

Федеральная программа «Одаренные дети» указывает на необходимость обеспечения условий, способствующих максимальному раскрытию потенциальных возможностей одаренных детей, а также нацеливает на выявление одаренности с раннего возраста, оказание адресной поддержки каждому ребенку, проявившему незаурядные способности, разработку индивидуальных образовательных маршрутов с учетом специфики творческой и интеллектуальной одаренности ребенка, формирование личностного и профессионального самоопределения. При этом необходимым условием полноценного и позитивного развития ребенка является взаимодействие педагогов, психологов и других специалистов между собой и с родителями. В связи с этим требуется серьезная просветительская работа среди специалистов сферы общего и дополнительного образования, а также родителей для формирования у них научно-адекватных, современных представлений о природе, методах выявления и путях развития одаренности.

Для всех учащихся главной целью обучения и воспитания является обеспечение условий для раскрытия и развития всех способностей, дарований с целью их последующей реализации в профессиональной деятельности. Но применительно к одаренным детям эта цель особенно значима. Следует подчеркнуть, что именно на них общество в первую очередь возлагает надежды, связанные с решением актуальных проблем современной цивилизации. Таким образом, поддержать и развить индивидуальность ребенка, не растерять, не затормозить рост его способностей – важная задача обучения одаренных детей.

Важно учитывать, что выявлению таланта в предметной области служат конкурсы и олимпиады на всех ступенях развития.

На школьном этапе всероссийской олимпиады очень важно выявить мотивированного школьника и своевременно вовлечь его в работу в группе одаренных школьников в своей школе, либо в кружке или факультативе в школе, где такие занятия проводятся. От такого внимательного отношения к одаренному ребенку именно в 5 классе во многом зависит возможность развить талант ребенка полно с высокими достижениями в дальнейшем. Считаю, что знания по математике и окружающему миру за 4 класс позволяют организовать школьный этап по физике уже в 5 классе и тем более в 6 классе, когда дети обладают более развитым математическим аппаратом.

Для учеников 7-9 классов доминирует зона ближайшего развития – факультатив для малых групп школьников, дополняет его школьный предметный курс, а горизонтом развития является индивидуальная подготовка по задачам муниципального и регионального этапов олимпиады (силами регионального тренера из курирующего университета).

Достижением горизонта развития является диплом победителя муниципального и регионального этапов олимпиады.

Для учеников 9-11 классов доминирует горизонт развития, а дополняет его зона ближайшего развития: элективный курс и профильный школьный курс. Горизонтом развития является индивидуальная самоподготовка по задачам заключительного и международного этапов олимпиады при поддержке регионального тренера из курирующего вуза, а также обязательное регулярное участие в специализированных тренировочных сборах (силами всероссийских тренеров).

Достижением горизонта развития является диплом победителя заключительного этапа ВСОШ и высокая мотивация на право участия в международной олимпиаде.

В состав ресурсов системы развития одаренных школьников включены учебные пособия по предметному курсу, дополнительные пособия по отдельным темам олимпиадной подготовки, электронные образовательные ресурсы, в том числе дистанционные среды работы с талантливыми школьниками в партнерстве с вузами, программа олимпиадной подготовки, средства индивидуальной подготовки одаренных школьников, региональные и международные интернет-олимпиады, а также сетевые сообщества олимпиадников и тренеров.

Так как в нашем регионе нет ВУЗов, поэтому нет региональных тренеров из курирующего университета для подготовки к олимпиадам. И вся работа ложится на педагогов школ. Педагогам округа необходимо выбрать дистанционные среды для работы с одаренными детьми.

Теоретический анализ литературных источников, электронных ресурсов, дистанционных образовательных программ и обобщение имеющегося опыта по данной теме являются основными методами исследования по подготовке к выступлению.

Так, например, использование интернет ресурсов и образовательных программ образовательного центра «Сириус», созданного Образовательным Фондом «Талант и успех» на базе олимпийской инфраструктуры 24 декабря 2014 г., по моей оценке, являются хорошими помощниками в организации работы с одаренными детьми.

Цель работы Образовательного центра «Сириус» – раннее выявление, развитие и дальнейшая профессиональная поддержка одарённых детей, проявивших выдающиеся способности в области искусств, спорта, естественно-научных дисциплин, а также детей, добившихся успеха в техническом творчестве.

Для школьников, демонстрирующих успехи в точных, цифровых и естественных науках, в Центре «Сириус» организованы образовательные программы по математике, информатике, физике, химии, биологии, лингвистике и проектной деятельности. В программах участвуют ребята, успешно прошедшие дистанционное обучение, победители и призеры олимпиад и конкурсов, выполнившие задания, предложенные руководителем программы. Центр работает круглый год. Проезд и пребывание в Центре для детей бесплатные.

Каждая программа длится 24 дня и включает в себя занятия с преподавателями ведущих вузов страны. Руководителями программ выступают выдающиеся российские ученые, тренеры национальных и региональных сборных по предметам, самые яркие и опытные педагоги.

После обучения в центре дети зачисляются на курсы сопровождения и далее проходят обучение дистанционно.

В заключение необходимо напомнить, что работа педагога с одаренными детьми — это сложный и никогда не прекращающийся процесс. Он требует от учителей и воспитателей личностного роста, хороших, постоянно обновляемых знаний в области психологии одаренных детей и их обучения, а также тесного сотрудничества с психологами, другими учителями, администрацией и обязательно с родителями одаренных. Этот процесс требует постоянного роста, мастерства, педагогической гибкости, умения отказаться оттого, что еще сегодня казалось творческой находкой и сильной стороной.

Следующим важным аспектом в нашем исследовании является описания речевого портрета, которая отвечает задачам диссертационного исследования.

Для начала, первой нашей задачей должно стать обнаружение в дискурсе языковой личности особенных, присущих только ей речевых форм и способов речевого поведения. Такая постановка проблемы требует сплошного обследования свода текстов личности с целью выявить наиболее характерные для нее приемы текстообразования, ее языковые предпочтения и «речевые доминанты».[1] Действуя словом, говорящий сознательно или бессознательно отдает предпочтение определенным стратегиям и формам поведения. В одной статье, под названием «Модель описания языковой личности медиаперсоны»[2] говорится о создание языкового портрета личности с установкой на поиск однотипных, повторяющихся фактов уровневого, суперсегментного и деятельностного характера предполагает изучение совокупности текстов (дискурса) данной личности в трех аспектах:

-коммуникативно-прагматическом,

-стилистическом,

-культурологическом.

В нашем исследовании речь идет, в первую очередь, о женщинах-управленцах и их динамика языковой личности, адаптируется к требованиям меняющегося мира, проявляется, прежде всего, в аспекте речевых стратегий и тактик, приемов достижения коммуникативных целей при возможном сохранении мировоззренческой (идеологической) целостности и речекультурной уникальности. Наличия константных и переменных составляющих речевого портрета, которые, варьируясь в составе модели, создают лингвопортретные варианты языковой личности. Варианты портрета, приобретая разный языковой облик, в своей основе имеют определенный набор параметров или аспектов.

При относительном многообразии существующих сегодня моделей описания языковой личности наиболее релевантной задачам исследования массмедийного дискурса является, на наш взгляд, модель М.А. Канчер[3], которая, как уже было отмечено выше, предлагает говорить о трех аспектах описания языковой личности: стилистическом, коммуникативном и лингвокультурологическом.

1.Анализ речевого поведения языковой личности в стилистическом аспекте, дополненный квалификацией принадлежности языковой личности к определенному типу речевой культуры и ее гендерными характеристиками;

2.Анализ речевого поведения языковой личности в коммуникативно-прагматическом аспекте, расширенный описанием «личностного комплекса» языковой личности и уровня общения, который выбирает языковая личность. Этот аспект предполагает выявление релевантных признаков коммуникативного поведения, набора коммуникативных стратегий и тактик, используемых политиком для воздействия на аудиторию, соотношение их с языковыми средствами выражения, а также с типами аргументации, превалирующими в его или ее речи. Описание данного аспекта - это ответ на вопрос: как действует языковая личность в предложенных коммуникативных ситуациях, задача - показать способы ее функционирования при взаимодействии с адресатом. Социально-культурные контекстные условия, в которых действует языковая личность, оказывает влияние на характер варьирования его речевого портрета.

3.Анализ речевого поведения языковой личности в культурологическом аспекте, предполагающий сопоставление речевого поведения с принятыми в данной культуре национальными традициями либо традициями различных культур с целью выявления в речевом поведении языковой личности национальных элементов, дополненный характеристикой жанровых параметров медиадискурса и выявлением степени соответствия речевого поведения медиаперсоны «формату» программы, а также характерного для языковой личности репертуара жанров. Также, сюда входит речевого поведения индивида, определяемый его характером и темпераментом; аспект, включающий предпочитаемые индивидом синтаксические и интонационные конструкции, клише и штампы, пласты фразеологии и лексики.

Предложенная модель описания анализируемого речевого феномена позволит создать варианты речевого портрета одной и той же личности, соответствующие разным социальным ролям прототипа.

[1] Ляпон М.В. Языковая личность: поиск доминанты // Язык – система. Язык – текст. Язык – способность. М., 1995. С. 311-317.

[2] .Канчер М.А. О трех аспектах описания языковых личностей // Культурно-речевая ситуация в современной России. Екатеринбург, 2000. С. 312-319.

[3] Канчер М.А. О трех аспектах описания языковых личностей // Культурно-речевая ситуация в современной России. Екатеринбург, 2000. С. 312-319

Поскольку объектом нашего исследования является речевой портрет современной женщины-управленца, хотелось бы отметить что, в круг профессиональных обязанностей управленца входит её активное владение нормами языка, этики, коммуникации, навыками свободной воздействующей речи, знание и понимание принципов моделирования коммуникативно эффективного текста, приемов речевой борьбы, умение применять риторические технологии в профессионально и социально значимых ситуациях. В силу этого интерес лингвистов к речевой стороне профессионального управленца не угасает. Охарактеризуем исследовательские подходы к описанию языковой личности управленца, как женщины, так и мужчины.

Американцы утверждают: "Бизнес - это умение разговаривать с людьми". Эта непреложная истина обеспечила успех Дейлу Карнеги[1] (американский педагог ХХ века , лектор, писатель, оратор-мотиватор, который стоял у истоков создания теории общения, переведя научные разработки психологов того времени в практическую область, разработав собственную концепцию бесконфликтного общения и основал курсы по самосовершенствованию, навыкам эффективного общения, выступления) открывшему свой институт Д.К. в период тяжелой депрессии, поразившей американскую экономику. Первыми, кто прослушал в нем курс "Искусство умело пользоваться речью и оказывать влияние на людей в деловом мире", были предприниматели и специалисты, представлявшие экономическую и управленческую элиту Америки.

К тому времени Дейл Карнеги был уже известным лектором, успешно читавшим аналогичные курсы в Нью-Йорке и его окрестностях.

В его работах и лекциях показаны, правильно уметь выразить свою мысль ярко, образно, убедительно, доступно, уметь расположить к себе собеседника, аудиторию, уметь грамотно вести деловую переписку, составить текст документа должен не только менеджер, руководитель предприятия. Эти требования распространяются на всех людей, вступающих в социально-правовые отношения и руководящих действиями других людей.

На практике мы часто сталкиваемся с речевой беспомощностью и функциональной безграмотностью руководителей всех уровней. Неясное представление особенностей функционирования языка в различных сферах, непознание особенностей устной и письменной форм речи, жанровых особенностей документов, устных жанров и речевых норм не является, к сожалению, редкостью в среде управленцев, снабженцев, финансистов, как, впрочем, и среди представителей других профессий.

Сегодня лингвистические культурно-речевые курсы все чаще вводятся в учебные программы студентов-экономистов, управленцев и т.д. Однако объем их, очевидно, недостаточен.

В рамках нашего исследования, хотелось бы выделить три основные аспекта речевой культуры:

-нормативный (соблюдение речевых норм)

-коммуникативный (умение добиваться поставленной цели, используя все языковые возможности)

-этикетный (умение использовать этикетные формы и средства для достижения взаимопонимания и гармонизации диалога). Соблюдение речевых норм, грамотность речи - базовое важнейшее требование речевого общения.

Несоблюдение речевых норм: корявые, безграмотные обороты, лексические, грамматические и другие ошибки создают своеобразные помехи при восприятии речи. Такая речь (особенно устная) не только плохо усваивается, но и не с лучшей стороны характеризует ее (автора) адресата.

Ошибки сегодня попадают даже в министерские номенклатурные наименования, названия государственных учреждений:

Безграмотная звучащая и письменная речь обуславливает сдвиги в сознании воспринимающих (адресатов), создавая порочный круг. Требование соблюдения этикетных норм возрастает в условиях официальности. В публичной речи даже этикетные сообщения вводятся при помощи разрешительных этикетных же фраз:

«Позвольте мне поздравить Вас…»

«Разрешите мне прочитать приветствие от…»

Важнейшим принципом соблюдения этикетных норм является принцип вежливости, забота о чувстве внутреннего достоинства собеседника. Поэтому яркой чертой поведения цивилизованных управленцев является повышенная вежливость в общении с подчиненными, которая предполагает в том числе мотивацию принятых индивидуально решений. К сожалению, мы только приближаемся к этим азам корпоративной культуры.

Коммуникативный этикет речевой культуры представляет собой высшую ступень во владении языком. Языковое мастерство, умение выстроить речь, подчинив ее композицию определенному замыслу, умение пользоваться всем арсеналом выразительных и образных средств языка - все эти качества позволяют успешно использовать речевые тактики и стратегии в ходе деловых переговоров, обсуждений, диспутов, при подготовке докладов, презентационных речей и т.п.

Америка и Россия имеют различные традиции парламентской, судебной и особенно деловой риторики. Руководители США всегда отличались красноречием. Авраам Линкольн, Дэниел Уэбстер, Генри Клей, Уэндел Филиппс, Генри Уарг Бичер, Уильям Дженингс Брайон, Франклин Д. Рузвельт оставили образцы красноречия, которые стали национальным достоянием.

Это политическое красноречие питало все сферы речевого общения. Оно стало неотъемлемой составляющей речевого портрета удачливого менеджера, государственного чиновника, адвоката, публициста, проповедника.

Демократия была той благодатной почвой, которая питала стремление выделиться благодаря своим способностям, осуществить карьеру, самые смелые замыслы благодаря умению "влиять на людей, выступая публично". Равные возможности - вот тот естественный катализатор развития ораторского мастерства, который позволил закрепить в общественном мнении его значимость.

Устное деловое общение в России разительно отличается от письменного с его тяготением к языковому стандарту, использованием клишированных фраз, их строгой закрепленностью к текстовой структуре документа.

У американцев же деловое письмо продолжает традиции устной публичной речи. Так, в письмах, приведенных в книге Рона Теппера "Как овладеть искусством делового письма"[2] (250 писем и записок в помощь менеджеру), используются риторические вопросы, восклицания, цитаты из Библии, философских трудов, житейские мудрости, пословицы и прочее. Канцелярией Белого Дома предпринимались попытки регламентировать стиль изложения деловых писем, однако к действенным результатам они пока не привели.

Также, хотелось бы добавить, что в области деловой переписки мы обладаем традициями с тысячелетней историей. Поэтому вполне понятно, что арсенал стандартных средств у нас очень велик. Он отражает все многообразие производственных и экономико-правовых ситуаций. Это значительно облегчает задачу составителя делового письма. Такое составление нельзя в полном смысле назвать творческим процессом. Американец же упивается стихией творчества, составляя деловое письмо, реализует в нем свой риторический идеал.

Разность культур, частое различие в приоритетах (американец как никто умеет ценить время, уважать чужое мнение, как бы оно ни отличалось от его собственного, ценить свободу), в привычках (в обществе не принято обсуждать "острые" темы - политика, менеджера, деньги, здоровье) и, наконец, различие традиций в составлении деловых писем объясняют тот факт, что при обилии на книжных прилавках переводной, в основном американской, литературы о стиле и приемах ведения переговоров и пособий по деловой переписке, проблему речевой подготовки отечественных специалистов они не решают. Вместе с тем именно у американских менеджеров, чьи достижения признаны во всем мире, мы должны учиться способам рационального менеджмента, то есть использовать модели речевого поведения, эффективность которых проверена временем, а не слепо копировать американский стиль делового общения.

[1]Дейл Карнеги в библиотеке Максима Мошкова — книги

[2]https://www.kodges.ru/nauka/obrazovanie/119268-kak-ovladet-iskusstvom-delovogo-pisma.-250-pisem.html