September 13, 2020

В российской экономике происходит становление конкурентной среды, требует от отечественных предприятий поиска новых форм и методов ведения конкурентной борьбы, реализация которых в комплексе определяет высокие требования к конкурентоспособности, достижения устойчивых конкурентных преимуществ предприятия. Важным условием решения сложных проблем конкурентного соперничества является использование концепции стратегического планирования, позволяет формировать сложные адаптивные механизмы приспособления предприятия к нестабильной внешней среды.

Вопросам обеспечения конкурентных преимуществ в рыночной экономике посвящены работы многих отечественных и зарубежных специалистов, в частности, М. Портера, Р. Пейса, Ю. Иванова, И. Сиваченко, Р. Фатхутдинова и других. Однако, несмотря на значительные теоретические достижения по вопросам обеспечения конкурентоспособности предприятий, многие аспекты этой проблемы требуют дальнейшего исследование. В частности, это касается уточнения сути и содержания понятия конкурентоспособности предприятия, а также анализа факторов формирования конкурентоспособности предприятия.

По мнению М. Портера конкурентоспособность предприятия является отображением относительного уровня эффективности использования всех видов имеющихся у этого предприятия производственных ресурсов. Конкурентоспособность является сравнительной характеристикой предприятия, отражает разницу между уровнем эффективности использования на нем всех видов ресурсов по сравнению с аналогичным показателей других предприятий определенной однородной группы. Карлофф Б. [6] определяет конкурентоспособность как способность обеспечить лучшее предложение по сравнению с конкурирующим предприятием. Иванов Ю.Б. [5, с.28-29] рассматривает понятие конкурентоспособности с точки зрения системного подхода как специфическую свойство производственно-экономических систем (таких как предприятие), что отражает их способность к изменению направления развития (движения) или намеченного режима функционирования в процессе адаптации к воздействию внешней среды с целью сохранения, трансформации или создание новых конкурентных преимуществ.

Конкурентоспособность организации является отдельной системной категорией, которая показывает насколько успешно компания добивается поставленных целей в процессе ведения своей трудовой деятельности и взаимодействии с окружающим миром.

С точки зрения Р.А. Фатхуддинова [13, с.10] конкурентоспособность – это важный системный признак определенного объекта, которая характеризуется степенью реального или потенциального удовлетворения ими существующей конкурентной потребности (назначение объекта) по сравнению с аналогичными объектами, представленными на данном рынке (в определенной сфере человеческой деятельности). В зависимости от объекта оценки предлагается различать такие виды конкурентоспособности:

- конкурентоспособность продукции/товара/услуги,

- конкурентоспособность компании,

- конкурентоспособность отрасли,

- конкурентоспособность национальной экономики.

Воронкова А.Е. [1] отмечает, что конкурентоспособность является специфическим признаком субъекта рыночных отношений, проявляющаяся в процессе конкуренции и что позволяет занять свою нишу в рыночном хозяйстве для обеспечения расширенного воспроизводства, которое предусматривает покрытие необходимых на производство расходов и получение дохода от хозяйственной деятельности. Таким образом, конкурентоспособность предприятия составляет обобщающий конечный показатель его устойчивой работы, который содержит в себе результаты деятельности самых разных производственных, вспомогательных и управленческих подразделений, подсистем и привлеченных ресурсов.

С точки зрения Синько В. [10], конкурентоспособность предприятия является отражением его сравнительных преимуществ по отношению к других компаний данной области внутри страны и за ее пределами. В работе Градова А.П. [11] под конкурентоспособностью понимается сравнительные преимущества предприятия по отношению к другим предприятиям данной отрасли как национальной экономики, так и мирового рынка.

Анализ экономических источников позволяет утверждать, что конкурентоспособность является отражением наличия у предприятия относительных преимуществ перед другими участниками рынка (конкурентов) в сферах, связанных с ключевыми факторами конкуренции или обуславливающих объективные возможности этого предприятия и его конкурентов по достижению определенных однородных целей.

Поскольку конкурентные преимущества является основой обеспечения конкурентоспособности предприятия, целесообразно проанализировать существующие в современной экономической литературе дефиниции категории «конкурентные преимущества». согласно историческом подхода к определению источников формирования конкурентоспособности, предложенного Г. Пейсом и Э. Дж. Стефаном [9, с. 49], возникновение конкурентных преимуществ предприятия обусловливается прежде всего степенью его относительной соответствии специфическим особенностям того способа производства, по которым это время происходит хозяйственная деятельность. Американские экономисты определили четыре основные парадигмы конкурентоспособности, присущие периоду ремесленничества, промышленной революции, "эре качества" при индустриальном производстве, "эре скорости" в постиндустриальном обществе. Следует, однако отметить, что такой подход позволяет только принципиальные требования к характеру конкурентоспособности предприятия и почти не дает возможности определить конкурентные преимущества, присущие конкретному производителю на определенном рынке в определенных конкурентных условиях. С точки зрения Сиваченко И.Ю. [11, с. 101], конкурентные преимущества является концентрированным проявлением преобладание предприятия над конкурентами в экономической, технической, организационной и других сферах хозяйственной деятельности, которое можно измерить экономическими показателями (дополнительный доход, более высокие рентабельность, рыночная доля, объем продаж). Поэтому в деятельности предприятия конкурентные преимущества является его главной целью и результатом.

Фактор конкурентоспособности - это условие, непосредственно влияет на уровень конкурентоспособности предприятия и обусловливает его конкурентную позицию в релевантном внешнем рынке. Анализ экономической литературы [2, 3, 4, 7, 11] свидетельствует об отсутствии единой классификации факторов конкурентоспособности. Наиболее распространенным является выделение факторов формирования конкурентоспособности предприятия, основанный на классификационным признакам.

Существует следующее разделение факторов, которые зависят от проявления на конкурентоспособность предприятия:

- общие; результатом их действия являются изменения в общих условиях ведения экспортной деятельности организации;

- специфические; результат - это изменение условий экспорта компаний отдельной отрасли;

- индивидуальные; результатом их действия являются изменения в экспортной деятельности организации.

Существует два разделения факторов по степени влияния на уровень конкурентоспособности предприятия: основные факторы, влияние которых на уровень конкурентоспособности предприятия является определяющим; второстепенные, влияние которых на уровень конкурентоспособности по сравнению с первыми не является определяющим.

В зависимости от степени взаимообусловленности факторы формирования конкурентоспособности предприятия делятся: независимые, которые определяются определенными событиями или тенденциями; производные, которые являются результатом действия причинно-следственной связи между определенными событиями или решениями.

По временному действию факторы могут быть: постоянные и временные факторы формирования конкурентоспособности предприятия. Задача постоянных факторов заключается в определении стартового/начального уровня конкурентоспособности предприятия; временные – оказывают влияние на изменение этого уровня в результате тех или иных событий.

В зависимости от направленности действия существуют факторы, которые положительно влияют на рост конкурентоспособности, способствуют этому росту и те, которые приостанавливают этот процесс.

В зависимости от характера определения рассматривают: потенциальные и фактические (Имеющиеся) факторы формирования конкурентоспособности. Потенциальные обусловливают вероятные достижения определенного уровня конкурентоспособности; фактические - определенный его уровень в определенное время.

Большое значение в процессе анализа факторов формирования конкурентоспособности предприятия играет разделение внешних и внутренних факторов и распределение групп факторов в пределах каждой из них. К внешним факторам, как правило относят международные и национальные факторы формирования конкурентоспособности организации. Приведенная классификация факторов дает определить эффективность привлечения или использования каких именно видов ресурсов вызывает рост уровня конкурентоспособности предприятия.

Предложенный подход к определению конкурентоспособности предприятия, а также обобщение факторов ее формирования является предпосылкой для разработки методического инструментария по оценке конкурентоспособности предприятия, является перспективным направлением для дальнейших научных исследований.

Усиление конкурентной борьбы сопровождается появлением большого количества конкурирующих предприятий как на внутренних, так и на внешних рынках, ростом требований рынка, заставляет предприятие все время развивать свой стратегический потенциал, искать возможные варианты его эффективного использования, создания новых конкурентных преимуществ и выбора конкурентных стратегий [1].

Деятельность любой фирмы особенно на начальном этапе немыслима без планирования деятельности, которое перерастает в разработку стратегических планов. Поскольку большинство сфер предпринимательской деятельности, особенно малого и среднего бизнеса, является высококонкурентным, то возникает необходимость в разработке, выборе и воплощении конкурентной стратегии деятельности предприятия.

Разрабатывая на начальном этапе деятельности конкурентную стратегию, фирма стремится найти и воплотить способ выгодно и долговременно конкурировать в своей отрасли из-за большого количества конкурирующих компаний и их соответствующих конкурентных преимуществ, единой и универсальной конкурентной стратегии не существует.

Только стратегия, согласованная с условиями конкурентной отрасли промышленности, навыками и капиталом, которыми обладает конкретное предприятие может принести успех. Одним из главных направлений стратегического планирования является конкурентная стратегия фирмы, формирует конкурентные преимущества и предусматривает перспективу эффективного функционирования и развития предприятия. Конкурентные преимущества являются концентрированным проявлением превосходства над конкурентами в экономической, технической, организационной и других сферах деятельности предприятия, можно измерить экономическим показателям [2].

Стратегия конкуренции представляет собой основу конкурентного поведения предприятия на рынке и описывает схему обеспечения преимуществ над конкурентами.

Конкурентная стратегия концентрируется на действиях и подходах, которые связаны с управлением, направленным на установление и укрепление долгосрочной конкурентоспособной позиции предприятия на рынке в одной специфической сфере предпринимательства [3]. Поскольку единого подхода к определению конкурентной стратегии не существует, то целесообразно рассмотреть те из них, которые, по нашему мнению, является наиболее точными. В частности, И. Ансофф определяет конкурентную стратегию организации как стратегию, которая концентрируется на действиях и подходах, которые связаны с управлением и направлены на обеспечение успешной деятельности в одной специфической сфере бизнеса (стратегической зоне) [4]. М. Портер определяет ее как стратегию, направленную на то, чтобы занять устойчивую и выгодную позицию, которая даст возможность организации противостоять натиску тех сил, которые определяют конкурентную борьбу в отрасли [5]. По Ю. Ивановым, конкурентная стратегия - это тщательно разработанная программа мероприятий, которые должны быть реализованы организацией, с целью достижения выгодной конкурентной позиции на рынке и адаптации организации к изменениям во внутренней и внешней среде [12]. Таким образом, единой дефиниции понятия конкурентной стратегии не существует, однако, в общем виде, ее можно охарактеризовать как совокупность действий организации, направленных на достижения конкурентных преимуществ.

Рассмотрим процесс формирования конкурентной стратегии. Он представляет собой процесс поэтапного моделирования, в ходе которого устанавливается взаимосвязь конкурентоспособности предпринимательской структуры с факторами внешней и внутренней среды. Исходя из этого, основными составляющими разработки конкурентной стратегии являются: определение миссии и целей деятельности организации, анализ внешней и внутренней среды, определение цели создания стратегии и ее главных задач, анализ стратегических альтернатив и выбор стратегии, планирование реализации и непосредственное внедрение, текущий и конечный анализ эффективности выбранной стратегии.

Формирование любой конкурентной стратегии должен подчиняться следующим принципам: учет цели; адаптация к изменениям окружающей среды, учет сфер конкуренции, использование конкурентного преимущества [3]. Учет и соблюдение принципов разработки стратегии позволит создать эффективное средство достижения целей предприятия, обеспечит высокую конкурентоспособность и гибкость, которая крайне необходима в нынешних меняющихся условиях современного рынка.

Выделяют следующие подходы и схемы формирования конкурентных стратегий: поэтапный процесс развития стратегий; факторная схема определения конкурентной стратегии компании; механизм формирования альтернатив; циклическая и иерархическая модели процесса стратегического планирования; оценка уровня конкурентоспособности предприятия и т.д. [3].

Приведенные подходы к формированию конкурентных стратегий не учитывают важность текущей конкурентной позиции компании при выборе стратегии, происходит недооценка роли конкурентной среды, не предусматривают гибкого механизма реагирования на изменение факторов внешней и внутренней среды. По нашему мнению, появление единого метода формирования конкурентной стратегии не только невозможна, но и лишена смысла. Это объясняется тем, что у каждого предприятия свои условия ведения бизнеса, собственная совокупность факторов внешней и внутренней среды и др. Наиболее целесообразным является синтез нескольких методов, то есть своеобразная адаптация совокупности подходов разработку уникальной стратегии, будет действенной для предприятия в настоящее время для решения конкретной проблемы. Поскольку невозможно предусмотреть все совокупность вызовов, стоящих перед компаниями, то необходимо сконцентрировать свое внимание на определенных базовых подходах к формированию конкурентных стратегий. Ведь при наличии релевантного набора правил, можно создавать новые, которые были бы адекватны для решения поставленных задач и целей.

Один из ведущих ученых, исследовавший стратегическое управление, Майкл Портер, выделил три базовые подходы к формированию конкурентной стратегии поведения компании на рынке:

1. Лидерство в минимизации издержек производства - предполагает оптимизацию производственных и сбытовых расходов благодаря применению эффекта масштаба, что, в свою очередь, приводит к увеличению доли рынка. При этом происходит пренебрежение маркетинговой составляющей.

2. Специализация в производстве продукции - предполагает акцентирование внимания компании на производство определенного высокоспециализированного вида продукции или услуги. Реализация этого подхода возможна только благодаря наличию высокого инновационного потенциала, соблюдение высоких стандартов качества и мощного маркетинга.

3. Фиксация и концентрация усилий фирмы на определенном сегменте рынка - этот подход предполагает тщательный анализ потребностей потребителей избранное сегмента рынка по предложенному вида продукции предприятия. также концентрация на одном сегменте позволяет осуществлять специализацию и / или снижение затрат, а это будет зависеть от самого сегмента (нижний сегмент - акцент на оптимизацию расходов, премиум сегмент - акцент на специализацию) [6].

Специализация производства, по нашему мнению, является одним из главных подходов, ведь узкоспециализированная деятельность позволяет более детально разрабатывать продукцию, увеличивать расходы на НИОКР и успешно внедрять новейшие разработки. Кроме того, специализация может выступать мощным источником формирования бренда, а это, в свою очередь, сделает продукцию предприятия более привлекательной для покупателей и обеспечит высокий уровень продаж даже при высокой цене чем у конкурентов. Ярким примером высокоспециализированной компании является Apple Inc. Эта корпорация специализируется на производстве потребительской электроники, в частности смартфонов и компьютеров. Однако, в последнее время Apple смещает свое внимание в сторону сопутствующих сервисов – стриминговый музыкальный сервис AppleMusic, магазин программ для компьютеров и смартфонов AppStore, магазин для приобретения цифровых копий музыкальных песен и альбомов iTunes, а также сервис для хранения информации «в облаке» iCloud. Итак, благодаря умелому брендингу, высокому качеству продукции и сервисов, инновациям и специализации корпорация Apple смогла стать самой дорогой компанией в мире.

Итак, формирование эффективной конкурентной стратегии является необходимым составляющей успешной деятельности любой компании. С помощью конкурентной стратегии предприятие сможет выполнять поставленные цели, обеспечивать высокий уровень прибыльности, повышать уровень собственной конкурентоспособности, реализовывать собственные конкурентные преимущества и обеспечивать свое дальнейшее устойчивое развитие на рынке. В работе были исследованы основные определения сущности конкурентных стратегий и методологические подходы их формирования. В частности, было установлено и обосновано отсутствие единого метода формирования конкурентных стратегий. Это происходит потому, что у каждого предприятия есть свои уникальные условия ведения бизнеса. В связи с этим, научная новизна работы заключается в предложении использование различных вариаций сочетание существующих методов разработки конкурентных стратегий, то есть их синтеза и адаптации с целью разработки уникальной стратегии, будет действенной для предприятия в настоящее время для решения конкретной проблемы. Отправной точкой для подобного синтеза методов есть три базовые методы М. Портера, среди которых особое значение приобретает именно метод специализации, ведь этот подход создает основу для формирования успешного бренда компании, интенсивного наукоемкого производства на инновационные основе, расширение доли рынка и обеспечение высокого уровня доходности и рентабельности деятельности.

September 12, 2020

В настоящее время финансовые отношения очень разные. Потому что каждый участник рынка отличается. Однако в таких различных финансовых отношениях формируется своеобразная зависимость участников рынка и зависимость друг от друга. Например, государственный бюджет будет постоянно пополняться при условии, что финансы предприятий приносят прибыль, что обеспечивает налоговые платежи. И наоборот, финансовое положение экономической единицы зависит от того, как государство использует свои собственные финансовые ресурсы и заключает ли оно контракты на производство продукции. Они являются частью финансовой системы, так как различные темы финансовых отношений взаимозависимы.

Финансовая система является формой организации финансовых отношений в экономике. Центральным элементом финансовой системы каждого государства является государственный бюджет, крупнейший денежный фонд, который правительство использует для финансирования своей деятельности.

September 11, 2020

В течение всего постсоветского периода (а отчасти и в последние годы существования Советского Союза), наряду с государственными и муниципальными образовательными структурами и учреждениями, проходившими сложные процессы реформирования и переориентации как целей, так и базовых методов, способов своей деятельности, широкий спектр образовательных услуг начали оказывать коммерческие и общественные организации.

Для одних организаций это было/стало профильной деятельностью, для других — сопутствующей, обеспечивающей оказание основной массы услуг или реализации базовой миссии, для третьих — деятельностью «случайной», смежной с основной — в коммерческом секторе, как правило, связанной с высокими технологиями или с туризмом, в некоммерческом — с просветительством в разных направлениях, с поддержкой людей из уязвимых социальных групп.

Но большинство коммерческих и в особенности некоммерческих организаций, действующих в сфере образования, независимо от того, насколько эта сфера оказалась для них профильной, показали свои значительные преимущества в сравнении с государственными и муниципальными образовательными учреждениями.

— Во-первых, они оказались более гибкими в плане используемых форм и методик работы, как с точки зрения освоения новых технологий и оперативной переработки старых, так и с точки зрения формирования и преобразования учебных планов, условий ведения образовательной деятельности. Иными словами, им не приходилось проходить через массу формальностей, чтобы внести изменения, в том числе, принципиальные, в образовательный процесс. Напротив, изменяющиеся требования рынка или же той практики, которая делала необходимой реализацию образовательных проектов и программ, требовали и требуют от негосударственных образовательных учреждений очень часто изменяться. И — менять не только стратегию позиционирования, популяризации своей деятельности для детей и родителей, способы организации для них понимания своей «нужности», не только внедрять новые дидактические, воспитательные, практико-формирующие приёмы и целые технологии, не только изменять набор учебных предметов и тематик, но в целом переходить на новые подходы к самой практикеобразования человека: от набора необходимых знаний, методов их получения и прочногоусвоения — к набору ключевых компетентностей и способов деятельности; от компетентностей и способов деятельности — к формированию, совместно с учениками и их родителями, образов жизни (как трудовой деятельности, так и, прежде всего, досуга), а также поддерживающих эти образы жизни развивающих пространств.

Для государственных и муниципальных образовательных учреждений даже первый из обозначенных переходов на сегодняшний день оказался затруднительным — из-за отсутствия всех основных институциональных условий, начиная от утверждённых и соответствующих стандартам учебных планов нового типа, заканчивая критической массой педагогов нужной квалификации и необходимой инфраструктурой (не секрет, что абсолютное большинство помещений как в основном, так и в дополнительном государственном образовании приспособлены для усвоения знаний, умений, навыков, и для дисциплинарного контроля над этим усвоением, но не для освоения целостных систем деятельности, по отношению к которым только и имеет смысл говорить о «компетентности» человека, и не для формирования взрослеющим человеком своих приоритетов, установок, моделей поведения и способов деятельности).

Для негосударственного же сектора все перечисленные и возможные следующие переходы к новым образовательным возможностям и обеспечивающим их парадигмам оказываются частью «естественного» процесса адаптации к меняющимся условиям своей деятельности, в том числе, к изменению тактических целей этой деятельности, при неизменности целей стратегических; необходимым следствием того, что негосударственные, прежде всего, некоммерческие организации осуществляют управление/оперирование социальными и социокультурными процессами различного масштаба и реализуют в ходе такого управления свою миссию, осознаваемую и удерживаемую основной массой работников.

— Во-вторых, негосударственные организации, работающие в сфере образования, оказались способны действовать преимущественно в «задачной» логике, в отличие от логики функционирования, естественным образом присущей государственным и муниципальным образовательным учреждениям. Последние в своей деятельности по большей части реализуют учебные планы и образовательные программы как инварианты на все случаи жизни, независимо от изменения внешних условий, потребностей учеников, их родителей, а также экономических и социально-культурных задач муниципалитетов и больших территориальных комплексов, независимо от возникающих потребностей в том или ином социальном и социокультурном эффекте в масштабе от конкретной школы до крупного региона — эффекте, который, в принципе, возможно организовать посредством реализации той или иной образовательной формы, образовательного продвижения/позиционирования той или иной тематики.

В отличие от них, коммерческие и общественные организации, располагающие, в большинстве случаев, ограниченными ресурсами и преследующие конкретные цели (или же занимающие конкретный сегмент рынка и позиционирующиеся на нём, опять же, чётко определённым образом), не могут реализовывать «предзаданную» деятельность как самоценность, независимо от внешних условий. У них нет ресурсов на такую деятельность, которая не гарантирует хотя бы окупаемости, то есть, возобновления фондов (это более принципиально для коммерческих структур), и при этом ещё и не гарантирует зримого и измеримого достижения ими базовых целей (это более принципиально для общественных организаций). Зато для них приоритетны наиболее эффективные вложения тех ограниченных ресурсов, какими они располагают, так, чтобы в результате именно их цели были достигнуты, именно они — и именно в своём сегменте рынка! — выглядели наиболее привлекательно, удерживали в нём наибольшее влияние.

В связи с этим, негосударственные организации не имеют также возможности игнорировать изменяющиеся обстоятельства, в которых им приходится достигать своих целей — они вынуждаются самой жизнью формулировать свои задачи, исходя и из целей, и из обстоятельств, налагающих здесь ограничения, и именно решать задачи, а не действовать по заранее подготовленному и неизменному плану. Вследствие этого, коммерческие и некоммерческие организации с лёгкостью берутся за разработку и проведение образовательных программ для крупных школьных и молодёжных форумов, исходя из их тематик, особенностей контингента участников и, что самое важное, требований к результатам.

С не меньшей лёгкостью они берутся за профилактические и просветительские социально-образовательные программы, в которых требуется измеримый социальный и социокультурный результат — даже если та сфера, с которой связана реализация программы, лишь частично совпадает с основным пространством деятельности организации. Кроме того, коммерческие и общественные организации оказываются готовы к вовлечению учеников разного возраста в конкретные профессиональные контексты и типы деятельности, в том числе — к обеспечению их реального самоопределения в этих контекстах.

Все эти случаи объединяются необходимостью получить в сжатые сроки конкретный измеримый результат, притом, как на уровне сравнительно большой группы учеников и на уровне той социокультурной целостности, к которой они принадлежат, — так и, прежде всего, на уровне конкретного ученика, его представлений о действительности, установок, намерений, способов спланировать и осуществить реализацию этих намерений.

Именно требования измеримого результата, да ещё отслеживаемого в случае с каждым конкретным учеником, да ещё в сжатые сроки, представляют значительную трудность для государственных и муниципальных образовательных структур. Ведь они привыкли работать фронтально, в течение длительного времени, заведомо отсрочивая результаты своих действий — в силу того, что в их логике ученик должен начать всерьёз применять свои знания и компетентности заведомо после окончания образовательного процесса. Кроме того, повторим ещё раз, критерием эффективности для таких образовательных структур становится «правильное» (в соответствии с неким предзаданным нормативом) выполнение требований к образовательной технологии и, далее, как можно более точное выполнение учебного плана.

В вариативных, постоянно меняющихся внешних условиях, такие критерии эффективности не только не способствуют, но прямо противоречат возможности достижения конкретного, зримого результата.

— В-третьих, негосударственные организации продемонстрировали — в силу самой специфики своего становления и своей деятельности — ориентацию на практику: либо на практики, в которые оказывается включённым или же включается ученик, и на сопряжённые с этими практиками формы жизнедеятельности (языковые курсы и школы, компетентностные тренинги, и т. п.), либо же на внешнюю по отношению к ученикам устоявшуюся в культурных формах культурную или становящуюся практику, которую, в силу интересов или миссии организации, важно, чтобы ученики максимально освоили (например, практики, связанные с экологическим движением, практики, связанные с высокотехнологичным производством, и т. п.).

Ориентация образовательного процесса на процессы деятельности, на практики, даже с точки зрения освоения учениками определённых знаний и умений, представляет собой гораздо более эффективный подход, чем организация образовательного процесса как самодостаточной целостности, обеспечивающей реализацию статичной и «отвлечённой от жизни» нормы — просто потому, что ученикам гораздо проще соотнести с самообразом и с образом себя в будущем продуктивную деятельность, обеспечивающую конкретный общественно значимый результат, чем ритуализированную деятельность, соотношение которой с какой бы то ни было действительностью, а тем более с действительностью их личной судьбы, как минимум, не очевидно.

— В-четвёртых, общественные организации (и это касается именно их, как правило, не распространяясь на бизнес), реализуя образовательные проекты и программы, в большинстве случаев, привязывают их к непосредственной продуктивной деятельности, в которой познавательные или компетентностные результаты данных образовательных форм могут или должны быть востребованы. — В-пятых, коммерческим и общественным организациям (в наибольшей степени — именно общественным!) оказывается несравнимо проще, чем государственным и муниципальным образовательным учреждениям, строить образовательный процесс как процесс сотрудничества, целенаправленного взаимодействия учеников и педагогов как заинтересованных и в целом сознательных субъектов, а следовательно, и обеспечивать сравнительно более высокий уровень психоэмоционального комфорта для учеников, чем в школах и даже в центрах дополнительного образования и домах детского творчества.

Причина этого — с одной стороны, определённый «естественный» демократизм отношений, как в общественных организациях, так и во многих мелких и средних фирмах и частных предприятиях (а услуги гуманитарного характера, в том числе, образовательные, сейчас преимущественно оказывает именно средний и мелкий бизнес); этот демократизм переносится и на учеников, особенно, в тех случаях, когда образовательная практика компании служит её собственному кадровому обеспечению.

С другой стороны, и коммерческие структуры, и общественные организации, в силу своей ориентации на результат и, как следствие, «задачного» подхода к деятельности (см. выше), в силу клиент-ориентированности своей работы (частный случай такого задачного подхода) — воспринимают ученика как клиента или, по крайней мере, как представителя клиента (в случае с общественными организациями, конечно, корректнее говорить не о клиенте, а о «благополучателе»), и соответствующим образом строят свои отношения с ним в ходе работы.

Но главная и основная причина того, что отношения педагогов с учениками в негосударственных образовательных проектах и программах строятся в субъект-субъектном подходе и в залоге сотрудничества, состоит, на наш взгляд, всё в той же, описанной выше, включённости коммерческих и общественных организаций в социальные практики, в том числе, производственные и культурные, в ориентации их на результат (или на успех, но в качестве условия успеха — на результат) и в силу этого — на построение функциональных командных отношений, позволяющих максимально проявить, использовать и капитализировать лучшие качества каждого участника процесса. Эта главная, на наш взгляд, причина демократизма, конструктивности отношений в образовательном процессе, организуемом негосударственными структурами, причина того, что в этих отношениях культивируются субъектность и сознательность — в наибольшей степени относится к общественным организациям. Они, в силу заведомо недостаточного материально-финансового базиса своей деятельности и в силу необходимости возмещать этот дефицит мобилизацией внеэкономических мотивов и максимальным использованием человеческого фактора, в наибольшей степени заинтересованы в командности, в содействии развитию талантов каждого, в максимальном увеличении потенциала каждого члена объединения. Кроме того, в общественных организациях возможность авторитарного воздействия на работников заведомо ниже, чем в фирмах, что требует апелляции к сознательности, к собственным интересам каждого, кто участвует в процессе деятельности — и эта норма, опять же, транслируется ученикам, как правило, сознательно, как ценность, выстраданная педагогами в процессе собственной практической деятельности.

С другой стороны, в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, поскольку они, как уже говорилось, опираются в своей работе на искусственные отношения и искусственные контексты, слабо или совсем никак не связанные с практическими интересами школьников — авторитарные, иерархические отношения педагога с учениками становятся нормой. Если невозможно апеллировать к интересам и сознательному решению о важности участия в данной деятельности, необходимо выстроить отношения власти и принудить к такому участию; если же отношений власти нет, то и участия, скорее всего, не произойдёт, или оно будет сугубо формальным.

Обобщим перечисленные выше преимущества в сфере образования, имеющиеся у организаций негосударственного сектора. Зафиксируем, что эти преимущества связаны не с конкретными образовательными целями, которые ими ставятся, и образовательными программами, принятыми ими на вооружение, а с их социальным положением и позиционированием, со структурными и организационными особенностями:

1. Введение учеников в реальную («взрослую», имеющую конкретный социально-экономический статус и хозяйственные связи) производственную, управленческую деятельность или хотя бы в деятельность, направленную на личностное развитие, но имеющую целенаправленный характер, разворачивающуюся по принципу продуктивных проб и проходящую на конкретном предметно-практическом материале, в связи с этим — сопряжение образовательного процесса с решением практически значимых задач и превращение статуса значимости и продуктивности, присваиваемого действиям ученика, в принципиальный фактор его мотивации и принцип организации его действий в рамках учебно-образовательного процесса.

2. Деятельностная организация учебно-образовательного процесса, использование в качестве основной технологии освоения материала практического освоенияи переработки этого материала, сопряжённых с личностным переживанием и принятием (зачастую, самоопределением), в отличие от «традиционного» «освоения текстов» по проблематике занятий и даже от имитационно-деятельностных, «тренинговых» и «тренажёрных» форм обучения и личностного развития.

3. Структурная связность познавательного, пробно-практического процесса деятельности учеников — и процесса социализации, точнее, освоения и присвоения определённого типа отношений, преимущественно, не иерархического, а сетевого, командного, ориентированного не на реализацию отношений подчинения и власти, а на оптимальную соорганизацию и взаимодействие, которое обеспечит необходимый, «плановый» результат.

4. Возможность выполнения «социально-терапевтической функции», за счёт включения учеников в отношения сотрудничества и взаимопомощи, притом, выполнения этой функции в наиболее конструктивном варианте: не просто включение учеников в благоприятное, развивающее социальное пространство, формирующее паттерны доверия и сотрудничества, но построение учениками такого пространства, совместно с взрослыми, как условия для достижения своих целей, «исполнения желаний».

5. Возможность быстрого и относительно незатруднительного в организационном и институциональном плане освоения и внедрения новых целей, подходов, технологий образовательного процесса и образовательной политики, в связи с достижением конкретных целей, как чисто образовательных, так и социально-экономических и социокультурных, в том числе — комбинирование или специальная разработка новых техник и технологий образования.

Все эти преимущества обуславливаются, прежде всего, самим статусом и социальной ролью негосударственных организаций — и коммерческих, и общественных — которые, в отличие от государственных и муниципальных структур, обеспечивают реализацию интересов и вытекающих из них целей конкретных социальных субъектов (субъектов хозяйствования, управления, культуры), следовательно, на первое место ставят целенаправленную, специально организованную деятельность и её результаты. Эта установка как раз и делает необходимыми гибкость в технологиях и формах, ориентацию не на формальные, а на функциональные, практические системы знаний об окружающем мире, особое внимание к работе с человеческим капиталом и потенциалом учеников, как следствие — комфортные и «социально терапирующие» условия освоения ими знаний и совершения пробных действий.

Из этой установки вытекает также возможность продуктивно работать с той содержательно-тематической рамкой, которая является, видимо, принципиальной для образования как для институционализированной и специально организованной деятельности, целенаправленно вводящей учеников в их будущую жизнь с высокими шансами на успех в ней — но которая при этом с огромным трудом и в целом безуспешно удерживается государственными и муниципальными учреждениями.

«негосударственный сектор» в образовании обнаруживает серьёзные дефициты, не позволяющие ему пока что стать полноценной альтернативой государственному и муниципальному образованию, даже не позволяющие ему позиционироваться в качестве полноценного флагмана в реформировании системы образования в целом. Вот основные из этих дефицитов:

— отсутствие системности в образовательном процессе, обусловленное ориентацией либо на рыночную конъюнктуру, либо на конкретные тематики и сюжеты, актуальные в текущий момент для самой организации или для её целевой группы;

— отсутствие или серьёзный дефицит последовательности, методической обоснованности в процессе включения учеников в те или иные практики либо системы отношений, в освоении учениками систем функциональных знаний, и т. п. — связанные с типом организации образовательной практики негосударственными структурами, который либо опирается на наличие или отсутствие в данное время у данного клиента заказа на данную образовательную услугу, в том числе, на продолжение её оказания, либо — на некоммерческий проект, заведомо локализованный не только по времени и по охвату деятельностью пространств и людей, но и, в силу этого, по производимым эффектам; на программную же деятельность у негосударственных структур не хватает либо ресурсов, либо способности к полаганию и удержанию цели, либо же просто наличия потребности в программно организованной деятельности с точки зрения их основных мотивов и целей;

— заведомая «частичность» того образования, которое готовы обеспечивать негосударственные структуры, обусловленная их специализацией (на рынке или в пространстве тематик и сюжетов общественной деятельности); негосударственных организаций, полагающих предметом своей деятельности большие социальные и культурные целостности, в том числе, системы знаний, достаточно немного, и они, как правило, стремятся к продвижению очень определённой картины мира, системы ценностей, в конечном счёте, идеологии (от системы религиозных догматов до системы представлений в рамках конкретной научной или псевдонаучной школы);

— как уже говорилось выше, для значительного числа коммерческих и общественных организаций, образовательная деятельность в том или ином её виде является или деятельностью дополняющей, служебной с точки зрения миссии и определяемых ею основных направлений работы (прежде всего, экологические организации, добровольческие объединения, организации патриотического характера, краеведческие организации), или побочной, выполняемой по принципу «мы компетентны и в данной сфере» (организации, проводящие бизнес-тренинги, организации, занимающиеся туризмом, и т. д.); это положение, обуславливая значительные преимущества тех программ дополнительного образования, которые реализуются негосударственными структурами, приводит одновременно и к сниженному методическому уровню их работы, установке на воспроизводство удачного, но частного опыта, ставке на личностные ресурсы педагогов, а не на технологизацию их работы;

— отсутствие у негосударственных структур, ведущих образовательную практику, целостного образа того «будущего» образования, элементы которого фактически реализуются в их практике — и как следствие, отсутствие ориентиров в совершенствовании собственной деятельности (да и мотивов для именно такого, содержательного и методического совершенствования) и отсутствие возможности для «сборки» разрозненных фрагментов нового, функционального, деятельностного и в силу этого, социально организованного образования, в целостную структуру, предъявленную ученикам. (Важно понимать, что такая сборка в целостную структуру затрудняется ещё и принципиальной разрозненностью, «рассыпанностью» коммерческих и общественных организаций, тем фактом, что они заведомо не управляются и не могут управляться из какого-то одного центра — и что никакой центр не имеет возможность задать им единый ориентир для текущей деятельности и развития.)

Самостоятельно негосударственные организации в большинстве своём не готовы реализовывать этот потенциал, они нуждаются во «внешнем» побудительном факторе, в источнике «сюжета», который позволит им, как минимум, успешно использовать свои возможности в выстраивании качественного компетентностного образования, а как максимум, сорганизоваться и вместе выстроить целостную действующую модель такого нового образования. Кроме того, как видно из вышесказанного, коммерческие и общественные организации нуждаются в методическом сопровождении, которое бы позволило им оформить, систематизировать, структурировать и описать собственный опыт, дополнить или усилить стихийно сложившиеся приёмы, опираясь на представления о закономерностях процесса обучения, формирования новых качеств и установок, и т. д. . Все эти функции, в продуктивном взаимодействии с организациями негосударственных секторов вполне могут выполнять государственные и муниципальные образовательные учреждения.

September 11, 2020

Система дополнительного образования в России существенно отличается от других видов образования, а также обладает уникальными особенностями в сравнении с секторами образования, решающими сходные задачи в зарубежных странах. Это делает ее крайне интересным и одновременно сложным объектом для изучения.

В последние годы система дополнительного образования оказалась в фокусе особого интереса, как со стороны государства, так и бизнеса, и активных общественных групп. Запущены государственные проекты, направленные на использование потенциала дополнительного образования для укрепления глобальной конкурентоспособности государства и реализации интересов детей и семей, реализуются разнообразные инициативы частных и некоммерческих организаций.

Новым задачам и происходящим изменениям в системе дополнительного образования уделяется определенное внимание в официальных аналитических докладах последних пяти лет (доклады Правительства Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации о реализации государственной политики в сфере образования, отчеты о мониторинге системы образования), однако специфика формата данных документов не позволяет осветить проблемы с необходимой глубиной и детализацией. Между тем на новом этапе трансформации системы дополнительного образования важно избежать традиционной для российской государственной образовательной политики ситуации, когда стратегии и конкретные управленческие решения разрабатываются и принимаются без обстоятельного анализа ситуации, оценки потенциальных эффектов реализуемых проектов. В последние годы растет число российских эмпирических исследований, раскрывающих особенности участия детей в занятиях дополнительным образованием в зависимости от их возраста, территории проживания, мотивации, стратегий семей и школьников в дополнительном образовании.

В период расцвета система внешкольного воспитания включала как внешкольные учреждения, относящиеся к разным ведомствам (образования, культуры, путей сообщения, речного и морского флотов и предприятиям), так и организационные структуры в учреждениях более широкого функционала (детские отделы, секторы профсоюзных дворцов культуры, детские парки, клубы по месту жительства и др.)

Трансформация системы внешкольного воспитания в систему дополнительного образования в 1990-е годы привела к изменению номенклатуры учреждений (организаций) и сокращению слабо формализованных элементов. Этот процесс растянулся по времени практически на полтора десятилетия. Обретение статуса образовательных учреждений обусловило усиление регламентации их деятельности через «Типовое положение об образовательном учреждении дополнительного образования детей» (1995), «Методические рекомендации по аттестации образовательных учреждений дополнительного образования детей» (1999).

Закон «Об образовании» 1992 г. изменил подход к регулированию. Вместо «Типового положения» появился упомянутый выше «Порядок организации и осуществления образовательной деятельности по дополнительным общеобразовательным программам», охватывающий не только организации дополнительного образования, но и другие организации, реализующие соответствующие программы. Согласно официальной статистике, в 2017 г. в России насчитывалось 13 046 организаций дополнительного образования детей (ОДО). Большая часть ОДО находится в муниципальной собственности (учредителями являются органы местного самоуправления). Государственный (региональный и небольшой федеральный) сегмент системы ОДО по всем параметрам (уровень финансового обеспечения, в том числе заработная плата, кадры, материальная база) выигрывает по сравнению с муниципальным. Это объясняется лучшими условиями финансирования из средств федерального и региональных бюджетов, а также более широкими возможностями привлечения средств граждан (государственные организации функционируют, как правило, в административных центрах субъектов Российской Федерации). Подавляющее большинство ОДО относится к ведомствам образования, культуры и спорта. Порядка 5 тыс. организаций подведомственны Минкультуры России (музыкальные, художественные, хореографические школы, а также школы искусств). Из оставшегося числа примерно поровну приходится на ОДО, подведомственные Минобрнауки России (до реформы), и ОДО, подведомственные Минспорту России. Число негосударственных организаций дополнительного образования (отражаемых в форме 1-ДО) в 2017 г. составило 363 организации. Федеральные государственные организации дополнительного образования малочисленны. Небольшая часть организаций имеет иную ведомственную принадлежность (например, ведомство молодежной политики) или их учредителями являются администрации районов крупных городов. Встречаются отдельные организации и с такими нетипичными учредителями, как, например, ОАО «Российские железные дороги».

Организации, учредителями которых являются ведомства спорта и культуры, реализуют преимущественно предпрофессиональные общеобразовательные программы. Содержание таких программ регулируется федеральными государственными требованиями. Данные программы, как правило, более продолжительные по времени, чем общеразвивающие, имеют черты сходства с основными общеобразовательными программами и программами профессионального обучения. Для зачисления в ОДО ведомств культуры и спорта часто проводится конкурсный отбор.

Для организаций дополнительного образования характерна специфическая номенклатура названий, в которой сохранились элементы видового разнообразия предшествующего периода. После изменений в законодательстве 2012 г. понятие «вид» не используется, но в наименованиях образовательных организаций сохранились указания на особенности деятельности. Данные федерального статистического наблюдения в этом секторе позволяют увидеть картину этого разнообразия.

Рис.2 Структура сети организаций дополнительного образования (%)

Наиболее распространенным «видом» являются «школы» (спортивные и искусств: музыкальная, художественная) и «центры» (дополнительного образования детей, развития творчества детей и юношества, творческого развития и гуманитарного образования, детского творчества, внешкольной работы, детского (юношеского) технического творчества (научно-технического, юных техников), детского и юношеского туризма и экскурсий и др.). «Школа» — традиционный и преобладающий «вид» организаций, подведомственных органам управления в сфере культуры и спорта. «Центр» и «станция» доминируют среди организаций ведомства образования. Значительное число центров обусловлено специфическими требованиями, ранее сформулированными к данному виду учреждений: это многопрофильное учреждение, где реализуются программы не менее четырех направленностей. Поэтому к центрам относятся как бывшие однопрофильные учреждения (станции, клубы), так и изначально многопрофильные, обслуживающие муниципальный район, небольшое городское поселение или микрорайон более крупного города. Немногочисленность станций, по мнению экспертов, связана с тем, что удерживать статус однопрофильной организации значительно сложнее, чем многопрофильной, так как необходимо обеспечить большое число программ одной направленности, а это предполагает наличие узкоспециализированных кадров, оборудования и т.д.

В ведомстве образования небольшими по доле в общем числе, но, как правило, крупными организациями регионального уровня являются «дворцы» (детского (юношеского) творчества, творчества детей и молодежи, учащейся молодежи, пионеров и школьников и др.) и «дома» (детского творчества, детства и юношества, учащейся молодежи, пионеров и школьников и др.). Сложившаяся номенклатура в современных условиях, по сути, не имеет серьезного педагогического и управленческого смысла, а существующее разнообразие названий не помогает потребителям образовательных услуг.

Сектор автономных учреждений демонстрирует наилучшие показатели по различным аспектам деятельности. Здесь быстрее идут процессы обновления кадрового состава, растет заработная плата, выше оценка конкурентоспособности и др. По ряду аспектов финансовой, кадровой, маркетинговой политики отмечается сходство автономных ОДО и негосударственных организаций дополнительного образования. При этом доля автономных ОДО растет медленно. Проблема международных сопоставлений по параметрам организации и доступности дополнительного образования состоит в различиях подходов к определению самого «дополнительного образования». При этом ключевыми характеристиками, позволяющими объединять эти разные группы программ при анализе и соотносить их с российскими практиками, являются такие, как добровольный характер, акцент на индивидуальной образовательной траектории, обучение через действие, ориентация на процесс, отсутствие обязательного учебного плана и давления времени, обучение в социальной среде, открытость и адаптивность. В некоторых странах (Сингапур, Япония, Англия, Финляндия, Австралия) основными провайдерами услуг дополнительного образования являются школы.

При этом в Сингапуре и Японии участие в этих занятиях обязательно, а в Англии и Австралии — желательно. В таких странах, как Швеция, Франция, Германия, дополнительное образование в основном предоставляется вне школы на местном уровне. В Швеции и Франции оно организовано в коммунах, в Германии — в федеральных землях, в США управляется на уровне штатов. В Чехии дополнительное (неформальное) образование представлено центрами свободного времени и клубами, действующими при школах (примечательно, что центры свободного времени предназначены для различных категорийобучающихся — дошкольников, учеников, студентов, а также педагогов независимо от места их постоянного проживания).

При этом разнообразие организаций дополнительного внешкольного образования в сочетании с особенностями распределения полномочий между ведомствами и уровнями управления создает довольно сложные конфигурации. Так, например, музыкальные и художественные школы городов Германии руководствуются регламентами территориальных министерств культуры и образования. В свою очередь, молодежные центры и клубы, которые реализуют широкий спектр программ неформального образования, руководствуются федеральным законодательством и целевыми программами правительства, которое ежегодно дополнительно к местным бюджетам выделяет ассигнования на их развитие. Дополнительное образование на базе школ в подавляющем большинстве стран бесплатно. Часто бесплатно или за небольшую условную плату (в том числе по модели софинансирования) программы дополнительного образования предлагаются местными образовательными, культурно-досуговыми организациями (учрежденными на местном уровне или независимыми некоммерческими).

В США активную поддержку получило направление, связанное с созданием программ неформального образования в музеях, заповедниках, эксплораториумах, зоопарках, с которыми тесно сотрудничают школы. Органы управления образованием обеспечивают транспорт для поездок. Сектор некоммерческих организаций, реализующих программы неформального образования, отличается большим разнообразием по масштабу, тематике и формам работы. Они получают поддержку в виде грантов, которые финансируют органы местного самоуправления, региональные власти и правительство, а также благотворительные фонды. Например, в Лондоне каждый округ имеет свой собственный Общественный фонд, который позволяет оказывать финансовую поддержку школьным клубам и клубам для молодежи, действующим вне стен школы. Кроме того, клубы по интересам, детские и молодежные организации часто освобождаются местными властями от арендной платы.

В ряде стран активным участником системы дополнительного (неформального) образования являются религиозные сообщества. Частные организации существуют во всех странах (в меньшей степени, например, в Сингапуре), но пользуются разным спросом (например, довольно высоким — в США и Китае). Их востребованность связана с реализацией индивидуального подхода, дополнительных сервисов, нередко — с более продвинутым дизайном образовательных программ и использованием передового оборудования.

Существенно, что государственная поддержка дополнительного образования во многих странах, особенно европейских, строится на основе программ (проектов), направленных на достижение определенных целей (например, дать молодежи знания, необходимые для самостоятельной жизни и трудоустройства, участия в гражданской жизни общества, привлечения молодежи к активной работе по решению проблем местного сообщества; содействие личностному и социальному развитию молодых людей, предоставление возможности иметь свой голос и влияние в своем сообществе и социуме в целом) или в интересах конкретных групп (малообеспеченные, этнические группы, мигранты). В большом числе стран дополнительное образование не регламентируется на государственном уровне и не имеет единого субъекта управления (координации, надзора). В то же время в Сингапуре и Великобритании приняты регламентирующие документы, определяющие требования к условиям для занятий дополнительным образованием, которые должны быть созданы провайдерами. В Великобритании существует национальная система контроля качества услуг внешкольного дополнительного образования, которая была создана и развивается общественными организациями на средства из государственного бюджета. В Финляндии действует механизм системы валидации неформального и информального образования.

В целом по мере расширения сферы дополнительного (неформального) образования вопрос об оценке его эффектов и контроле качества программ начинает все более активно обсуждаться. Так, в Германии реализован проект Weiterbildungspass («Паспорт непрерывного образования»), предусматривавший оценку разнообразных инициатив на базе школ и внешкольных организаций, в том числе волонтерских, по итогам которого разработана модель национального паспорта. Функционал модели заключается в подтверждении компетентностей, приобретенных в условиях неформального образования, определении жизненных, профессиональных целей обладателя паспорта. Системы и инструменты оценки качества программ внешкольного образования разрабатываются многочисленными профильными ассоциациями и исследовательскими структурами.

Таким образом, российское дополнительное образование обнаруживает как сходства, так и отличия в сопоставлении с аналогичными системами в зарубежных странах. Наиболее заметной особенностью следует признать наличие крупной сети системы государственных организаций внешкольного образования.

September 11, 2020

В социологической теории термин "практика" символизировал поиски компромисса между объективизмом системно-структуралистского подхода и субъективизмом феноменологии, и в то же время - попытки предложить "третий путь": либо посредством категориального синтеза, как, например, в теории "структурации" Энтони Гидденса, либо указанием на воплощенность социально-классовых структур в самом деятеле, как это попытался сделать Бурдье с помощью концепции "хабитуса" [3].

Так или иначе, термин "практика" был первоначально принят постольку, поскольку имел определенную ценность для достижения методологических компромиссов, наподобие понимания свободы как осознанной - по определенным правилам - необходимости. В тех случаях, когда этот термин использовался для того, чтобы подчеркнуть активность деятеля, участника, "агента", и т.д., но с осторожным указанием на системно-структурные ограничения или асимметрии, он, по замыслу авторов, корректировал различные теоретические модели социальной реальности. Но именно поэтому он был, скорее, только некоторым дополнением к традиционным субъект-объектным (дуалистическим) моделям, через критику которых и обосновывался.

Сегодня практическая парадигма если и существует, то лишь как удобная территория для междисциплинарных исследований. С одной стороны, практика (или практики) все чаще фигурируют в качестве основной категории в антропологии, философии, истории, социологии, политической теории, теории языка, литературной теории, - и в этом смысле формируется некоторая общая для социальных наук парадигма. С другой стороны, однако, для каждой дисциплины характерен свой, отличный от других способ включения этих понятий в исследовательскую традицию, свой способ концептуализации. Последний, к тому же, варьируется в зависимости от отдельных авторов.

В социальных науках обращение к практике или практикам всегда несет в себе критическое отношение к привилегированной позиции философа или социолога, рассмаривающего свой предмет (язык, действие, поведение, мышление) в качестве объекта, взятого вне конкретного пространства, времени, целей, то есть не в том "сыром" инструментальном виде как он функционирует в реальной жизни, а в виде абстрактных схем, структур или категорий.

Более того, теоретическая рефлексия ученого является одним из возможных, но не единственным способом познания, который к тому же сам основан на практических навыках, традиции и процедурах абстрагирования от личностной вовлеченности как ученого, так и исследуемого объекта [16]. Отсюда выводятся два следствия: во-первых, необходимость замены объяснения детальным этнографическим описанием, не привносящим теоретических или идеологических категорий в исследуемые явления, и, во-вторых, обращение к так называемой "повседневности", то есть к типичным, рутинным, непроблематичным и поэтому незамечаемым действиям, составляющим основную часть социальной жизни. "Наиболее важные для нас аспекты вещей", писал Витгенштейн, "скрыты изза своей простоты и повседневности. (Их не замечают, - потому что они всегда перед глазами). Подлинные основания их совсем не привлекают внимания человека. До тех пор, пока это не бросится ему в глаза. - Иначе говоря: то, чего мы [до поры] не замечаем, будучи увидено однажды, оказывается самым захватывающим и сильным" [17]. Подобная установка характерна для большинства исследований в рамках практической парадигмы, хотя наиболее сознательное и последовательное воплощение она получила, пожалуй, в этнометодологии [18].

В статье 75 Федерального закона № 273 (ред. от 24.04.2020) «Об образовании в Российской Федерации» акцентируется внимание на том, что «дополнительное образование детей обеспечивает их адаптацию к жизни в обществе, профессиональную ориентацию, а также выявление и поддержку детей, проявивших выдающиеся способности» [25]. При этом ни в одной из статей закона не встречается понятие «образовательная услуга». В распоряжении Правительства РФ от 04.09.2014 № 1726-р «Об утверждении Концепции развития дополнительного образования детей» появляется оговорка о качестве образовательных услуг: «Отсутствие в сфере дополнительного образования механизмов нормативной регламентации <…> позволяет создавать необходимую вариативность и обновляемость программ, с другой стороны, не всегда обеспечивает предоставление услуг достойного качества» [22: 2]. В числе основных механизмов развития дополнительного образования детей в распоряжении Правительства РФ предлагается «создание конкурентной среды, стимулирующей обновление содержания и повышение качества услуг», определены меры поддержки негосударственных учреждений дополнительного образования со стороны государства [22: 5].

В настоящее время употребление словосочетания «образовательная услуга» достаточно привычно, причем как для лиц, которые предоставляют образовательные услуги, так и тех, кто их потребляет. При этом однозначность формулировки понятия «образовательные услуги» до сих пор является предметом широкой дискуссии исследователей.

Определение «услуги» можно найти в Гражданском и Налоговом кодексе РФ. Гражданский кодекс РФ (N 51-ФЗ) определяет услугу как деятельность исполнителя, создающую определенный полезный эффект не в виде овеществленного результата, а в виде самой деятельности [3]. В Налоговом кодекс Российской Федерации под услугой понимается «деятельность, результаты которой не имеют материального выражения, реализуются и потребляются в процессе осуществления этой деятельности» [7].

Ф. Котлер считает, что «услуга - любое мероприятие или выгода, которые одна сторона может предложить другой и которые в основном неосязаемы и не приводят к завладению чем-либо» [6]. С.С. Демцура утверждает, что многие ученые определяют понятие «услуга» как результат совместных экономических отношений между потребителем и исполнителем определенного заказа [4].

Однозначность формулировки понятия «образовательные услуги» до сих пор является предметом широкой дискуссии исследователей. Различные подходы в смысловом определении данного понятия рассматривались отечественными и зарубежными авторами (A.P. Whitehall S.P. Heyneman, О.С. Баталова, Р.Н. Джапарова, С.А. Зайчикова, Е.Д. Липкина, Т.А. Половова, А.М. Стрижов и др.).

В Федеральном законе от 29.12.2012 N 273-ФЗ (ред. от 24.04.2020) «Об образовании в Российской Федерации» не содержится понятие «образовательная услуга», но в ч. 1, ст. 101 дается дефиниция понятию «платные образовательные услуги»: «Осуществление образовательной деятельности по заданиям и за счет средств физических и (или) юридических лиц по договорам об оказании платных образовательных услуг» [8].

П.Г. Рябчук, С.С. Демцура, Д.С. Гордеева понимают под образовательными услугами продукт учреждения сферы образования, ресурсы, удовлетворяющие потребности обучающегося в навыках, знаниях и умениях [5]. Это вид и результат деятельности, которая направлена на получение образования, а не только объем информации, передаваемый конкретному человеку. Образовательные услуги представляют собой социально значимый и высоколиквидный товар, который важен не только для потребителя услуг, но и для всего общества в целом. В нашем исследовании мы остановимся на дефиниции С.А. Михеевой: «Образовательная услуга – это деятельность, в процессе которой одно лицо (производитель/продавец услуги) передает другому лицу (покупателю/потребителю услуги) комплекс информации, нацеленный на развитие личности, её духовный и интеллектуальный рост, овладение компетенциями и приобщение к опыту человечества, воплощенному в определенных научных, культурных и духовных идеях, концепциях и открытиях».

Филип Котлер выделил основные характеристики услуги: низкая степень осязаемости, неотделимость от источника, несохраняемость, нематериальность, непостоянство качества [6]. В Гражданском кодексе РФ приведены следующие характеристиками услуги: результат полезного эффекта не может быть выражен в овеществленной форме и исполнитель не гарантирует достижение результата услуги [3]. С.А. Михеева выделяет такие характеристики образовательных услуг: нематериальность, негомогенность (неоднородность) услуг, неотделимость от производителя услуги, несохраняемость, участие потребителя услуги в ее формировании, непостоянство качества и отсроченность результата. Характеристики образовательных услуг во многом пересекаются с характеристиками услуги.

Образовательная услуга – это деятельность, в процессе которой одно лицо (производитель/продавец услуги) передает другому лицу (покупателю/ потребителю услуги) комплекс информации, нацеленный на развитие личности, её духовный и интеллектуальный рост, овладение компетенциями и приобщение к опыту человечества, воплощенному в определенных научных, культурных и духовных идеях, концепциях и открытиях.

Образовательные услуги можно классифицировать по ряду критериев (рис.5).

Рис. 1. Классификация образовательных услуг

Свойства образовательных услуг:

  • Нематериальность – заключается в невозможности ее обособления в вещной форме.
  • Негомогенность (неоднородность) услуг – услуги в подавляющем большинстве случаев модифицируются таким образом, чтобы соответствовать данному конкретному клиенту и(или) данной конкретной ситуации. Другими словами услуги в большинстве своем, чтобы быть реализованными, должны быть индивидуализированными.
  • Неотделимость от производителя услуги – услугаоказывается только в процессе деятельности субъекта, её оказывающего. При этом процессы производства и потребления происходят синхронно (совпадают по времени).
  • Несохраняемость – возможностьпотребления услуги только в процессе ее производства. Современные технологии позволяют записывать учебные аудио и видео материалы на цифровые носители, проводить вебинары и т.п. Однако в этих ситуациях образовательная услуга переходит из категории услуг в категорию «образовательных товаров» (термин В.В. Чекмарёва), которые не совпадают по своему содержанию и эффекту.К категории «образовательных товаров» (educationalgoods)[1], к которым можно отнести, в частности, книги (учебники, пособия, справочники и т.п.), программное обеспечение, наглядные пособия и т.д.). Получая информацию и знания с помощью указанных товаров, индивид, безусловно, получает и определенное образование в данной сфере, повышает свое знание предмета, свою профессиональную квалификацию и т.д.
  • Участие потребителя услуги в ее формировании – большинство услуг в современной экономике не предполагают активного взаимодействия между исполнителем и заказчиком – тем, кто оказывает услуги и ее потребителем.
  • Непостоянство качества является не просто характерным свойством образовательных услуг, но и одной из самых главных проблем всей системы образования. Зависимость от многих параметров, причем ряд из которых не поддается прогнозированию и количественной оценке (например, физическое состояние преподавателя в момент оказания услуги, его настроение и т.п.), делает образовательную услугу «товаром», постоянное высокое качество которого гарантировать практически невозможно.
  • Отсроченность результата – экономический эффект (отдача) от образовательной услуги может проявиться только через определенный промежуток времени.

Не следует отождествлять образовательные услуги и результаты образовательного процесса (знания, умения, навыки, компетенции, приобретенные обучаемыми). Эти понятия, безусловно, связаны. Качество образования обучаемого во многом обусловлено качеством предоставляемых ему образовательных услуг, однако далеко не всегда высокое качество образовательной услуги гарантирует высокие образовательные результаты, поскольку последние в значительной степени зависят от желания, способностей и возможностей самого обучаемого. Данную особенность С. Беляков называет «неэквивалентностью услуги и результата ее потребления» [с.25].

Некоторые авторы рассматривают в качестве результата образовательной услуги прирост способностей обучаемого, однако, данный параметр, во-первых, трудно поддается измерению, а во-вторых, не представляется возможным дифференцировать, какой объём способностей был обеспечен потреблённой услугой, а какой другими источниками (самообучением, с помощью родителей и т.д.). К особенностям ОУ следует отнести также их высокую общественную значимость.

Вопросами развития талантов своих детей и поддержки их способностей родители в России начали активно интересоваться с конца девятнадцатого века. Большое влияние УДОД (учреждения дополнительного образования детей) имели при комсомольских и пионерских организациях, тогда особое внимание уделялось социальному воспитанию подрастающего поколения. Суть деятельности учреждений дополнительного образования детей сменилась. Сегодня идеологические мотивы, которые так четко просматривались в схемах воспитания двадцатого века, не особо актуальны, на первый план вышли процесс поиска талантливых детей и активное развитие их способностей.

Современные УДОД не только вовлекают ребенка в определенную деятельность, но и воспитывают в нем лидерские качества, умение мотивировать себя на будущие победы.

По форме подчинения учреждения ДОД бывают:

  • Государственные. Формируются субъектами РФ; это могут быть различные школьные кружки и дополнительные секции или клубы, лаборатории, творческие коллективы в государственных бюджетных учреждениях дополнительного образования - городских (муниципальных, региональных, областных) центрах.
  • Федеральные. Учреждаются федеральными властями и часто представляют собой крупные многопрофильные центры дополнительного образования.
  • Негосударственные. Организовываются в частном порядке физическими лицами, коммерческими, религиозными, общественными или другими субъектами. это могут быть частные школы дополнительного образования.
  • Муниципальные. Создаются и работают за счет городских властей. Другой вид классификации основывается на направлениях и масштабах деятельности заведений.

На данный момент на территории страны существуют следующие виды учреждений дополнительного образования детей:

  • Дворцы детско-юношеского творчества, спорта, искусства и т. д.
  • Дома. Заведения не столь масштабные, как дворцы, в них занимаются меньшие группы. Сегодня программы дополнительного образования предлагают дома туризма, культуры, творчества, юных техников.
  • Школы. Специализированные заведения, где дети обучаются по определенным направлениям (яркий пример – ДЮШС, музыкальные школы и т. д.).
  • Центры. В детских (или детско-юношеских) центрах проводится дополнительное образование ребят по разным отраслям и оказывается методологическая поддержка педагогам.
  • Станции. Это сообщества юных туристов, натуралистов, борцов за экологию или любителей техники.

Кроме того, кружки и курсы для детей и школьников могут быть организованы на факультетах дополнительного образования вузов.

Сейчас за счет уменьшения количества типов работа УДОД более четко структурирована и координируема. Тем не менее старых, добрых названий никто не отменял после вступления в силу ФЗ № 273, но официально кружки, секции, ансамбли, творческие мастерские, студии называются объединениями дополнительного образования по интересам.

Перед учреждениями дополнительного образования всех направлений ставятся единые цели и задачи:

  • Выработка навыков общения и работы в коллективе.
  • Развитие имеющегося творческого потенциала, личностных качеств.
  • Формирование уважения к обществу и окружающему миру.
  • Способствование поддержанию физического здоровья подрастающего поколения.
  • Помощь с самоопределением в будущей взрослой жизни.

Один из принципов, которому следуют детские учреждения дополнительного образования, - доступность. Право заниматься в них имеет каждый ребенок: достаточно подать заявление и дождаться его одобрения или же мотивированного отклонения. Последнее происходит крайне редко, и обычно проблем с зачислением в выбранный кружок, школу или секцию не возникает. Государство минимально устанавливает стандарты для дополнительного образования. УДОД строит собственную учебную программу на базе типового устава, разработанного властями в 2014 году. В документе прописаны особенности организации процесса работы с детьми, приведен образец расписания, указаны рекомендуемые нормы продолжительности занятий, установлены правила приема воспитанников и порядок оплаты услуг, если учреждение платное.

[1]См., например, Ruth Jonathan. Educational 'Goods': Value and Benefit. Journal of Philosophy of Education 31 (1), 1999. P. 59–82; Heyneman S.P. The growing international commercial market for educational goods and services. InternationalJournalofEducationalDevelopment, Volume 21, Number 4, July 2001.

September 11, 2020

В параграфе проводится анализ основных нормативно-правовых документов, регламентирующих реализацию образовательных услуг в НУДО в РФ:

  • Федеральный закон от 29.12.2012 N 273-ФЗ (ред. от 24.04.2020) «Об образовании в Российской Федерации».
  • Приказ Министерства образования и науки РФ от 17 октября 2013 г. N 1155 "Об утверждении федерального государственного образовательного стандарта дошкольного образования"
  • Распоряжение Правительства РФ от 04.09.2014 №1726-р «Об утверждении Концепции развития дополнительного образования детей».

В ч. 1 ст. 1 п.2 Федерального закона РФ «Об образовании в РФ» сказано, что настоящий Федеральный закон устанавливает правовые, организационные и экономические основы образования в Российской Федерации, основные принципы государственной политики Российской Федерации в сфере образования, общие правила функционирования системы образования и осуществления образовательной деятельности, определяет правовое положение участников отношений в сфере образования [3].

Закон впервые выделяет дошкольное образование первым, самостоятельным уровнем общего образования (ч.2 ст.10 п.4).

Настоящий Федеральный закон гарантирует право каждого человека на образование.

Право на образование в Российской Федерации гарантируется независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного, социального и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств (ст.5 п.2).

Гарантируются общедоступность и бесплатность в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами дошкольного, начального общего, основного общего и среднего общего образования, среднего профессионального образования, а также на конкурсной основе бесплатность высшего образования, если образование данного уровня гражданин получает впервые (ст.5 п.3).

Дошкольное образование финансируется по аналогии со школьным – органами местного самоуправления муниципальных районов и городских округов и органами государственной власти субъектов РФ.

Образовательная программа дошкольного образования реализуется в дошкольной образовательной организации.

Согласно ст. 12 п.6 образовательные программы дошкольного образования разрабатываются и утверждаются организацией, осуществляющей образовательную деятельность, в соответствии с федеральным государственным образовательным стандартом дошкольного образования и с учетом соответствующих примерных образовательных программ дошкольного образования.

В ст.11 п.2 указано, что федеральные государственные образовательные стандарты, за исключением федерального государственного образовательного стандарта дошкольного образования, образовательные стандарты являются основой объективной оценки соответствия установленным требованиям образовательной деятельности и подготовки обучающихся, освоивших образовательные программы соответствующего уровня и соответствующей направленности, независимо от формы получения образования и формы обучения, т.е. освоение образовательных программ дошкольного образования регламентируется федеральными государственными образовательными стандартами, но не сопровождается проведением промежуточных аттестаций и итоговой аттестации обучающихся.

Закон очень подробно прописывает, каким образом должно быть организовано обучение детей с ограниченными возможностями, детей-инвалидов и детей, имеющих некоторые ограничения здоровья.

Согласно п. 2 ст. 65 за присмотр и уход за ребенком учредитель организации, осуществляющей образовательную деятельность, вправе устанавливать плату, взимаемую с родителей (законных представителей). При этом в соответствии с п. 5 этой же статьи родителям (законным представителям) выплачивается компенсация в размере, устанавливаемом нормативными правовыми актами субъектов РФ, но не менее 20% среднего размера родительской платы за присмотр и уход за детьми в государственных и муниципальных образовательных организациях, находящихся на территории соответствующего субъекта РФ, на первого ребенка, не менее 50% – на второго ребенка и не менее 70% – на третьего ребенка и последующих детей.

Комплекс мер, касающихся снятия ограничения круга лиц с правом на образовательную деятельность с изменениями в законе РФ о дошкольном образовании предполагают немало возможностей для расширения системы частных дошкольных учреждений.

Появление новых возможностей для развития коммерческих детских садов, несомненно, влекут за собой гарантии доступа негосударственных образовательных учреждений к средствам федерального и местного бюджетов.

Закон устанавливает следующие типы образовательных организаций:

- дошкольная образовательная организация

- общеобразовательная организация

- профессиональная образовательная организация

- образовательная организация высшего образования.

Дошкольная образовательная организация – это образовательная организация, осуществляющая в качестве основной цели ее деятельности образовательную деятельность по образовательным программам дошкольного образования, присмотр и уход за детьми [13].

Мы видим, что Федеральный закон внёс много изменений в систему ДО. Отсюда появляется необходимость разработки нового документа, регулирующего отношения в сфере дошкольного образования.

Впервые в российской истории в соответствии с требованиями Федерального Закона «Об образовании в Российской Федерации» от 29 декабря 2012 года разработан и вступил в силу с 1 января 2014г федеральный государственный стандарт дошкольного образования, который призван регулировать отношения в сфере образования, возникающие при реализации образовательной программы дошкольного образования.

ФГОС стал главным нормативным документом, на который теперь опирается современная нормативно-правовая база системы дошкольного образования [14].

Стандарт разработан на основе Конституции Российской Федерации и законодательства Российской Федерации и с учетом Конвенции ООН о правах ребенка.

В ч.1 п.1.7 указано, что стандарт является основой для:

1) разработки Программы;

2) разработки вариативных примерных образовательных программ дошкольного образования (далее - примерные программы);

3) разработки нормативов финансового обеспечения реализации Программы и нормативных затрат на оказание государственной (муниципальной) услуги в сфере дошкольного образования;

4) объективной оценки соответствия образовательной деятельности Организации требованиям Стандарта;

5) формирования содержания профессионального образования и дополнительного профессионального образования педагогических работников, а также проведения их аттестации;

6) оказания помощи родителям (законным представителям) в воспитании детей, охране и укреплении их физического и психического здоровья, в развитии индивидуальных способностей и необходимой коррекции нарушений их развития [4].

Стандарт представляет собой совокупность обязательных требований к дошкольному образованию (к структуре программы и ее объему, условиям реализации и результатам освоения программы).

В требованиях к структуре образовательной программы дошкольного образования указано:

- Программа разрабатывается и утверждается Организацией самостоятельно в соответствии с настоящим Стандартом и с учетом Примерных программ (ч.2 п.2.5).

- Содержание программы охватывает должно охватывать следующие образовательные области - социально-коммуникативное развитие, познавательное развитие, речевое развитие, художественно-эстетическое развитие, физическое развитие (ч.2 п.2.6).

- Программа состоит из обязательной части и части, формируемой участниками образовательных отношений (ч.2 п. 2.9).

- Программа включает три основных раздела: целевой, содержательный и организационный, в каждом из которых отражается обязательная часть и часть, формируемая участниками образовательных отношений (ч.2 п.2.11).

- Дополнительным разделом Программы является текст ее краткой презентации. Краткая презентация Программы должна быть ориентирована на родителей (законных представителей) детей и доступна для ознакомления (ч.2, п.2.13).

Требования к условиям реализации Программы включают требования к психолого-педагогическим, кадровым, материально-техническим и финансовым условиям реализации Программы, а также к развивающей предметно-пространственной среде (ч.3 п.3.1).

Требования Стандарта к результатам освоения Программы представлены в виде целевых ориентиров дошкольного образования, которые представляют собой социально-нормативные возрастные характеристики возможных достижений ребенка на этапе завершения уровня дошкольного образования (ч.4 п.4.1). Целевые ориентиры не подлежат непосредственной оценке, в том числе в виде педагогической диагностики (мониторинга), и не являются основанием для их формального сравнения с реальными достижениями детей. Они не являются основой объективной оценки соответствия установленным требованиям образовательной деятельности и подготовки детей. Освоение Программы не сопровождается проведением промежуточных аттестаций и итоговой аттестации воспитанников (ч.4 п.4.3).

Отсюда вытекает, что ФГОС направлен на охрану и укрепление здоровья детей (как физического, так и психического), гуманизацию целей и принципов образовательной работы с детьми, раскрепощение условий жизни детей и работы педагогов в детском саду, обеспечение преемственности между всеми сферами социального становления ребёнка, радикальное изменение характера подготовки педагогических кадров, условий финансирования первой ступени образования и перестройки системы управления.[9, с.59].

Концепция развития дополнительного образования детей направлена на воплощение в жизнь миссии дополнительного образования как социокультурной практики развития мотивации подрастающих поколений к познанию, творчеству, труду и спорту, превращение феномена дополнительного образования в подлинный системный интегратор открытого вариативного образования, обеспечивающего конкурентоспособность личности, общества и государства. Общественное признание ценностного статуса дополнительного образования детей и его миссии позволит реализовать меры государственной политики, заложенные в указах Президента Российской Федерации.

Федеральный закон "Об образовании в Российской Федерации" в отсутствие конституционных гарантий общедоступности и бесплатности дополнительного образования детей все же закрепляет полномочия по организации предоставления дополнительного образования детей за региональными и муниципальными органами власти. Это позволяет оказывать государственную поддержку сфере дополнительного образования детей, но приводит к межрегиональной и межмуниципальной дифференциации доступности услуг, создает риски развития образовательного неравенства между социальными группами с различным уровнем дохода.

Отсутствие в сфере дополнительного образования механизмов нормативной регламентации, с одной стороны, позволяет создавать необходимую вариативность и обновляемость программ, с другой стороны, не всегда обеспечивает предоставление услуг достойного качества и эффективное расходование средств бюджетов всех уровней.

Целями Концепции являются:

· обеспечение прав ребенка на развитие, личностное самоопределение и самореализацию;

· расширение возможностей для удовлетворения разнообразных интересов детей и их семей в сфере образования;

· развитие инновационного потенциала общества.

Для достижения целей Концепции поставлены следующие задачи:

· развитие дополнительного персонального образования как ресурса мотивации личности к познанию, творчеству, труду, искусству и спорту;

· проектирование мотивирующих образовательных сред как необходимого условия "социальной ситуации развития" подрастающих поколений;

· интеграция дополнительного и общего образования, направленная на расширение вариативности и индивидуализации системы образования в целом;

· разработка инструментов оценки достижений детей и подростков, способствующих росту их самооценки и познавательных интересов в общем и дополнительном образовании, диагностика мотивации достижений личности;

· повышение вариативности, качества и доступности дополнительного образования для каждого;

· обновление содержания дополнительного образования детей в соответствии с интересами детей, потребностями семьи и общества;

· обеспечение условий для доступа каждого к глобальным знаниям и технологиям;

· развитие инфраструктуры дополнительного образования детей за счет государственной поддержки и обеспечения инвестиционной привлекательности;

· создание механизма финансовой поддержки права детей на участие в дополнительных общеобразовательных программах независимо от места проживания, состояния здоровья, социально-экономического положения семьи;

· формирование эффективной межведомственной системы управления развитием дополнительного образования детей;

· создание условий для участия семьи и общественности в управлении развитием системы дополнительного образования детей.

Реализация Концепции будет осуществляться в 2 этапа: I этап - 2014 - 2017 годы и II этап - 2018 - 2020 годы.

September 10, 2020

Confucius said, “Choose a job you love, and you will never have to work a day in your life”. I have understood that it is true as when I started coding twelve hours per day at my high school.

I studied in Holovanivsk Gymnasium in a small village in the Ukraine. When I studied at the 8th form (we have only eleven forms), I started learning competitive programming. Competitive programming is a mental sport where people compete using their programming skills. Next year (in the 9th form) I participated in the Ukrainian (National) Olympiad in Informatics (UOI) and got a gold medal in my grade. After that competition my goal was to participate in the International Olympiad in Informatics (IOI) - the most popular and prestige competition for high school students, something like Olympic Games for programmers. It was hard because only four people from every country could participate. In that time there were many older and smarter students, so in Ukrainian Selections to IOI I got an only the 8th place and could not participate.

Since that time I started spending at least five hours every day when I am at school and twelve when not. I could spend the whole day studying programming, just making small pauses. I started forgetting names of my friends, but I still spent all my free time studying. As a result, I got one more gold medal in UOI in 10th form. In selections I became the second in ranking and was selected to IOI team from Ukraine. I was the only student from a 10th form in that team, others were older. Since in 2016 IOI was in Kazan (Russia), we did not know how would we participate in that competition (we have a war with Russia). We hoped that our Government would negotiate with IOI to host a mirror competition in another country for us, but officials did not want to do it and said that we would participate in Russia. We did not like it, but it is better than nothing. The Government changed his mind in three days before the competition, they forbade us to participate due to political reasons. For some students from this team, it was the only chance to take part and show their knowledge.

In the 11th form, I did not stop learning. I got the third gold medal in UOI and was selected as the leader of Ukrainian team to IOI 2017 in Tehran (Iran). We do not have any political problems with Iran, so we were sure that our Government would not change his mind again. This competition was held at the end of July and 308 students from 83 countries participated. I was impressed by the perfect organization the competition in Iran. I have never seen something before. I opened for myself what is Iranian culture, met a lot of people from other countries, and finally got a gold medal in IOI.

After I graduated from the high school, I started my education at Orange Coast College. I cannot spend so much time on programming here like in the high school, but I try to find a time for it. The example of my activity in OCC is participating in the semi-final of ACM ICPC (the most popular team competition for students) in Riverside. I and two more students of OCC have created a team and we became top-ranked 2-year institution’s team and got the fifteenth place among 105 teams from all types of colleges. Out coach was the professor of Computer Science at OCC Justin Jang.

I am President of Algorithm Club at OCC. We organized a competition for OCC students in December to encourage them for studying competitive programming. Since it was the first time we have organized something, we did not advertise it good and only a few people came. Knowing about this problem, we are going to host a competition one more time in March, but we are expecting more people than last time. Hope that I will make competitive programming more popular among OCC students.

I have composed the plan of classes which I need to take for these two years. I am going to transfer to a private university or UC. At this moment I am studying very hard to increase my chance to transfer. My dream is to graduate from an university and find a good work as a computer programmer.

September 10, 2020

Анотація: У статті розглядаються питання, пов'язані з вивченням питання про вплив архітектурного середовища на психологічний стан людини. Проаналізовано сприйняття різних архітектурних форм та середовищ людиною.

Ключові слова: архітектурне середовище, психологія, сприйняття, поведінка.

Дана робота полягає в дослідженні і аналізі взаємодії людини та архітектурного середовища. В даний час існує ряд проблем, пов'язаних з формуванням комфортного для людини з психологічної точки зору архітектурного середовища, що і обумовлює актуальність теми дослідження.

Метою даної роботи є вивчення особливостей впливу архітектурного середовища на людину.

Для досягнення поставленої мети необхідно вирішити такі завдання:

• ознайомитися з психологічними особливостями сприйняття архітектурної форми, простору, середовища;

• виявити вплив архітектурного середовища на емоційно-психологічний стан людини.

В наші дні соціум все частіше звертає увагу на психологічний вплив середовища на людину. В області психоемоційного впливу все частіше згадується архітектура, дизайн і середовище. Ця область піддається особливій увазі вчених і громадськості.

При зчитуванні архітектурних форм, людина миттєво може зорієнтуватися і виробити динаміку своїх вчинків і реакції організму на свідомому і підсвідомому рівнях. Таким чином, інформація, що йде від архітектури, є засобом управління станом і поведінкою людини, тобто носить психотропні функції.

Абаньшина Ю.В., Косенкова Н.А. вважають, що емоційна реакція на взаємодію з архітектурним середовищем показує ставлення до неї людини. Одна і та ж форма об'єкта може сприйматися декількома людьми по-різному. Причина полягає в тому, що зачіпаються різні рівні емоційного світу кожного з них. У цілісному, тобто в об'єктивному сприйнятті, органічно поєднуються всі аспекти переживань, властивих людині. Оцінка емоційних якостей - це реакція особистості на середовище, яка підсумовує особистісні властивості і властивості стимулів середовища. Ці оцінки несуть в собі синтез суб'єктивно - об'єктивних факторів середовища і реакцій людини на ці фактори.

Нижче наведені деякі з них:

  • Почуття впевненості виникає у відомому, передбачуваному середовищі.
  • Відчуття невпевненості виникає в незнайомому, неясному середовищі, при змішуванні головних і другорядних смислів, акцентів, ознак.
  • Почуття піднесення виникає в особливій тектоніці об'єкта, коли акценти ведуть погляд від важких нижніх форм до легких верхніх.
  • Почуття пригніченості (депресії) виникає при тяжких верхніх формах об'єкта і скользінню погляду зверху вниз.
  • Почуття рівноваги виникає при погляді на співмірні, врівноважені форми.
  • Почуття сили передає наповненість форм, простота, монолітність, монументальність форм.
  • Почуття шляхетності виникає при злагодженій роботі всіх принципів формування і гармонізації образу, при відсутності перевантаженості форм [1, с.20-21].

Також вчені вказують, що люди, в залежності від своїх особливостей прийняття інформації та сформованих звичок, вибирають або уникають ті чи інші місця існування, що володіють певними характеристиками:

1. У непривабливих просторах характерним для людей є девіантна (лат. deviatio - ухилення) поведінка. Емоційний фон, властивий людям, - дискомфорт, тривога, страх, підвищене почуття контролю або відсутність контролю, самотність, відраза.

2. Малі розміри і замкнутість простору відбиваються на таких факторах поведінки, як близькість спілкування. У них виникають емоційні переживання спокою і підконтрольності простору.

3. Великі відкриті простори сприяють фізичної активності, спорту, іграм підлітків, роботі. Супутні переживання, характерні при цьому людям, - активність, відсутність контролю (кордонів).

4. Сучасне середовище в більшій мірі асоціюється зі спортом, господарськими справами, викликає активність, надію.

5. Для історичного середовища характерні такі особливості поведінки, як свято, спілкування. Воно оцінюється як приємне, створює відчуття спокою, наявності контролю, викликає інтерес [1, с.21-22].

Отже, для створення найбільш комфортною і приємною людині середовища необхідно враховувати вже накопичений досвід щодо впливу різних архітектурних форм і типів простору на емоційний стан людей, особливо їхньої поведінки.

Архітектор може так чи інакше впливати на стороннього спостерігача за допомогою наступних засобів: композиція, простір, колір, звук, акустика, матеріал, світло.

Шилін В.В. зазначає, що система архітектурних потреб включає в себе:

• семантику середовища, яка викликає потреби в смисловий орієнтації серед архітектурних форм і просторів;

• задоволення пізнавальних потреб архітектурного середовища;

• естетичні потреби в гармонізації архітектурного середовища;

• структурно-логічні потреби в раціональної організації всіх аспектів архітектурного середовища;

• емоційно-психологічні потреби в спілкуванні і відкликання середовища, в емоційно-художньої виразності архітектурних форм і просторів;

• функціонально-планувальну впорядкованість і керованість;

• екологічні потреби комфорту і здорового середовища життєдіяльності;

• потреби в безпеці інформаційної, функціональної, екологічної, матеріально-технологічної [3].

Сомов Г.Ю вважає, що характер сприйняття оточення багато в чому визначається особливостями поведінки людини в даному середовищі - поспішає вона, цілком зайнята діловими турботами, або спокійно споглядає оточення, чи включена в напружений ритм праці або відпочиває, як саме відпочиває, і т.д. Конкретні особливості сприйняття середовища обумовлені, звичайно, і самим призначенням архітектурних об'єктів з переважаючими в них типами діяльності, поведінки і настрою людей. Одні типи середовища характеризуються складним з'єднанням і взаємодією різних процесів, в них відбиваються різноманітні потреби людей (міське середовище вулиць і площ, житлове середовище, промислове середовище); в інших домінують процеси вузько утилітарного характеру (торгові установи, транспортні вузли, підприємства побутового обслуговування) або яскраво вираженого емоційного стану (Палаци культури, театри і кінотеатри, Палаци одруження, меморіальні комплекси, кладовища); по-третє - процеси одночасно утилітарного і емоційно-естетичного характеру (ресторани, кафе, плавальні басейни і т.п.) [2].

На нашу думку, ця складна залежність емоційного впливу архітектурного середовища від характеру самої діяльності людини по-своєму проявляється в середовищі різних типів.

У реальному сприйнятті архітектурного середовища різні потреби і пов'язані з ними емоції переломлюються зазвичай в нероздільній єдності (що особливо характерно для естетичного сприйняття). Однак для більш глибокого аналізу даної проблеми необхідна диференціація емоцій, нехай навіть умовна.

Вважаємо, що об'єктивний взаємозв'язок емоційних впливів архітектурного середовища з фундаментальними фізіологічними потребами людини заснований на корисних матеріальних властивостях цього середовища, на його оцінці як дійсно зручного, здорового, захищеного, доцільною і т. д. Досить очевидно, що саме максимальна відповідність середовища фізіологічним потребам і утилітарним цілям об'єктивно зумовлює виникнення позитивних емоцій.


Список літератури

  • Абаньшина Ю.В., Косенкова Н.А. Влияние архитектурной среды на психологию человека / Научный альманах. Технические науки. -2017. - №3-3. – С.19-22.
  • Раппапорт А.Г., Сомов Г.Ю. Форма в архитектуре: Проблемы теории и методологии./ ВНИИ теории архитектуры и градостр-ва. - М.: Стройиздат, 1990 г.-344с.:ил.
  • Шилин, В. В. Архитектура и психология. Краткий конспект лекций / В. В. Шилин – Нижн. Новгород : Изд-во Нижегород. гос. архит.-строит. ун.та, 2017. – 66 с.

September 10, 2020

В настоящее время употребление словосочетания «образовательная услуга» достаточно привычно, причем как для лиц, которые предоставляют образовательные услуги, так и тех, кто их потребляет. При этом однозначность формулировки понятия «образовательные услуги» до сих пор является предметом широкой дискуссии исследователей.

Определение «услуги» можно найти в Гражданском и Налоговом кодексе РФ. Гражданский кодекс РФ (N 51-ФЗ) определяет услугу как деятельность исполнителя, создающую определенный полезный эффект не в виде овеществленного результата, а в виде самой деятельности [3]. В Налоговом кодекс Российской Федерации под услугой понимается «деятельность, результаты которой не имеют материального выражения, реализуются и потребляются в процессе осуществления этой деятельности» [7].

Ф. Котлер считает, что «услуга - любое мероприятие или выгода, которые одна сторона может предложить другой и которые в основном неосязаемы и не приводят к завладению чем-либо» [6]. С.С. Демцура утверждает, что многие ученые определяют понятие «услуга» как результат совместных экономических отношений между потребителем и исполнителем определенного заказа [4].

Однозначность формулировки понятия «образовательные услуги» до сих пор является предметом широкой дискуссии исследователей. Различные подходы в смысловом определении данного понятия рассматривались отечественными и зарубежными авторами (A.P. Whitehall S.P. Heyneman, О.С. Баталова, Р.Н. Джапарова, С.А. Зайчикова, Е.Д. Липкина, Т.А. Половова, А.М. Стрижов и др.).

В Федеральном законе от 29.12.2012 N 273-ФЗ (ред. от 24.04.2020) «Об образовании в Российской Федерации» не содержится понятие «образовательная услуга», но в ч. 1, ст. 101 дается дефиниция понятию «платные образовательные услуги»: «Осуществление образовательной деятельности по заданиям и за счет средств физических и (или) юридических лиц по договорам об оказании платных образовательных услуг» [8].

Возникает противоречие между Налоговым кодексом и ФЗ «Об образовании» о возможности «материального выражения» образовательных услуг. Это определение фигурирует в Постановлении Правительства РФ от 15.08.2013 №706 «Об утверждении правил оказания платных образовательных услуг», в письме Минобрнауки России от 15.01.2015 г. №АП-58/18 «Об оказании платных образовательных услуг» и других нормативно-правовых документах регионального уровня.

П.Г. Рябчук, С.С. Демцура, Д.С. Гордеева понимают под образовательными услугами продукт учреждения сферы образования, ресурсы, удовлетворяющие потребности обучающегося в навыках, знаниях и умениях [5]. Это вид и результат деятельности, которая направлена на получение образования, а не только объем информации, передаваемый конкретному человеку. Образовательные услуги представляют собой социально значимый и высоколиквидный товар, который важен не только для потребителя услуг, но и для всего общества в целом. В нашем исследовании мы остановимся на дефиниции С.А. Михеевой: «Образовательная услуга – это деятельность, в процессе которой одно лицо (производитель/продавец услуги) передает другому лицу (покупателю/потребителю услуги) комплекс информации, нацеленный на развитие личности, её духовный и интеллектуальный рост, овладение компетенциями и приобщение к опыту человечества, воплощенному в определенных научных, культурных и духовных идеях, концепциях и открытиях».

Филип Котлер выделил основные характеристики услуги: низкая степень осязаемости, неотделимость от источника, несохраняемость, нематериальность, непостоянство качества [6]. В Гражданском кодексе РФ приведены следующие характеристиками услуги: результат полезного эффекта не может быть выражен в овеществленной форме и исполнитель не гарантирует достижение результата услуги [3]. С.А. Михеева выделяет такие характеристики образовательных услуг: нематериальность, негомогенность (неоднородность) услуг, неотделимость от производителя услуги, несохраняемость, участие потребителя услуги в ее формировании, непостоянство качества и отсроченность результата. Характеристики образовательных услуг во многом пересекаются с характеристиками услуги.

September 10, 2020

В российской экономической литературе встречается достаточно много определений образовательной услуги. Под образовательными услугами предлагается понимать комплекс таких услуг, которые непосредственно связаны с реализацией главных целей образования, осуществлением его миссии[1]. Такое определение, очевидно, является слишком обобщенным – оно мало что говорит о структуре понятия, механизме реализации и организационно-правовой форме.

Чаще всего под образовательной услугой понимается некий комплекс учебной и научной информации, передаваемой гражданину в виде суммы знаний общеобразовательного и специального характера, а также практических навыков для последующего применения[2].

Наиболее известным и широко тиражируемым является определение В.П. Щетинина: образовательные услуги представляют собой систему знаний, информации, умений и навыков, которые используются в целях удовлетворения разнообразных образовательных потребностей личности, общества, государства[3].

На наш взгляд данное определение является дефиницией понятия фактора «труд». Кроме того, такая трактовка образовательных услуг не совсем согласуется с организационно-правовой конструкцией отношений по поводу оказания услуг. По договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги[4]. Другими словамис юридической точки зрения под услугами понимаются определенные действия или определенная деятельность[5].

Чтобыопределить, что представляет собой образовательная услуга, необходимо изначально определить понятие «услуги» как таковой.

Ф. Котлер предлагает следующее определение: «Услуга - любое мероприятие или выгода, которые одна сторона может предложить другой и которые в основном неосязаемы и не приводят к завладению чем-либо»[6].

Как категория рыночной экономики услуга представляет собой некий нематериальный эквивалент товара. С этой позиции оказание услуг, в свою очередь, может быть охарактеризовано как экономическая активность, которая не имеет своим результатом передачу права собственности – в этом отличие экономических операций, связанных с оказанием услуг от операций по передаче материальных товаров.

То есть и правовая и экономическая трактовка услуг сводится к тому, что услуги представляют собой некую деятельность, процесс или набор действий, который создает определенные выгоды для тех, кому услуги оказываются – заказчиков.

Образовательная услуга – это деятельность, в процессе которой одно лицо (производитель/продавец услуги) передает другому лицу (покупателю/ потребителю услуги) комплекс информации, нацеленный на развитие личности, её духовный и интеллектуальный рост, овладение компетенциями и приобщение к опыту человечества, воплощенному в определенных научных, культурных и духовных идеях, концепциях и открытиях.

Образовательные услуги можно классифицировать по ряду критериев (рис.5).

Рис. 5. Классификация образовательных услуг

Свойства образовательных услуг:

  • Нематериальность – заключается в невозможности ее обособления в вещной форме.
  • Негомогенность (неоднородность) услуг – услуги в подавляющем большинстве случаев модифицируются таким образом, чтобы соответствовать данному конкретному клиенту и(или) данной конкретной ситуации. Другими словами услуги в большинстве своем, чтобы быть реализованными, должны быть индивидуализированными.
  • Неотделимость от производителя услуги – услугаоказывается только в процессе деятельности субъекта, её оказывающего. При этом процессы производства и потребления происходят синхронно (совпадают по времени).
  • Несохраняемость – возможностьпотребления услуги только в процессе ее производства. Современные технологии позволяют записывать учебные аудио и видео материалы на цифровые носители, проводить вебинары и т.п. Однако в этих ситуациях образовательная услуга переходит из категории услуг в категорию «образовательных товаров» (термин В.В. Чекмарёва), которые не совпадают по своему содержанию и эффекту.К категории «образовательных товаров» (educationalgoods)[7], к которым можно отнести, в частности, книги (учебники, пособия, справочники и т.п.), программное обеспечение, наглядные пособия и т.д.). Получая информацию и знания с помощью указанных товаров, индивид, безусловно, получает и определенное образование в данной сфере, повышает свое знание предмета, свою профессиональную квалификацию и т.д.
  • Участие потребителя услуги в ее формировании – большинство услуг в современной экономике не предполагают активного взаимодействия между исполнителем и заказчиком – тем, кто оказывает услуги и ее потребителем.
  • Непостоянство качества является не просто характерным свойством образовательных услуг, но и одной из самых главных проблем всей системы образования. Зависимость от многих параметров, причем ряд из которых не поддается прогнозированию и количественной оценке (например, физическое состояние преподавателя в момент оказания услуги, его настроение и т.п.), делает образовательную услугу «товаром», постоянное высокое качество которого гарантировать практически невозможно.
  • Отсроченность результата – экономический эффект (отдача) от образовательной услуги может проявиться только через определенный промежуток времени.

Не следует отождествлять образовательные услуги и результаты образовательного процесса (знания, умения, навыки, компетенции, приобретенные обучаемыми). Эти понятия, безусловно, связаны. Качество образования обучаемого во многом обусловлено качеством предоставляемых ему образовательных услуг, однако далеко не всегда высокое качество образовательной услуги гарантирует высокие образовательные результаты, поскольку последние в значительной степени зависят от желания, способностей и возможностей самого обучаемого. Данную особенность С. Беляков называет «неэквивалентностью услуги и результата ее потребления» [с.25].

Некоторые авторы рассматривают в качестве результата образовательной услуги прирост способностей обучаемого, однако, данный параметр, во-первых, трудно поддается измерению, а во-вторых, не представляется возможным дифференцировать, какой объём способностей был обеспечен потреблённой услугой, а какой другими источниками (самообучением, с помощью родителей и т.д.).К особенностям ОУ следует отнести также их высокую общественную значимость.

[1] См., например, Панкрухин А.П. Маркетинг образовательных услуг в высшем и дополнительном образовании: Учебное пособие. М.: Интерпракс, 1995; Панкрухин А.П. Цикл из 4 публикаций по проблемам маркетинга образовательных услуг в журнале «AlmaMater». «Вестник высшего образования». 1997 г.

[2] См., например, Зотов В.Н. Разработка стратегии и тактики маркетинговой деятельности вузов на рынке образовательных услуг и научно-технической продукции: Автореферат диссертации на соискание уч.степени к.э.н. М.: РЭА им. Г.В. Плеханова, 1997.

[3] Щетинин В.П., Хроменков Н.А., Рябушкин Б.С. Экономика образования, учебное пособие. М.: Российское педагогическое агентство, 1998. С. 35.

[4]См., например, Зотов В.Н. Разработка стратегии и тактики маркетинговой деятельности вузов на рынке образовательных услуг и научно-технической продукции: Автореферат диссертации на соискание уч.степени к.э.н. М.: РЭА им. Г.В. Плеханова, 1997.

[5]Галайда О.В. Экономические аспекты зарубежного опыта предоставления образовательных услуг и возможности его использования в Российской Федерации :дисс. ... канд. эконом. наук : 08.00.14 / Галайда Оксана Викторовна; [Место защиты: Дипломат. акад. МИД РФ].- Москва, 2008.

[6]Котлер Ф. Основы маркетинга: Пер. с англ. - М.: "Ростинтэр", 1996. - 704 с.

[7]См., например, Ruth Jonathan. Educational 'Goods': Value and Benefit. Journal of Philosophy of Education 31 (1), 1999. P. 59–82; Heyneman S.P. The growing international commercial market for educational goods and services. InternationalJournalofEducationalDevelopment, Volume 21, Number 4, July 2001.

September 10, 2020

1. Интернационализация образования и развитие рынка образовательных услуг. Вопросы экспорта образования рассматриваются странами в положениях национальной образовательной политики в рамках процесса интернационализации, которая определяется как процесс интегрирования международного, межкультурного или глобального измерения в цели, задачи или способы поставки высшего образования.

К числу несомненных преимуществ интернационализации относят увеличение доступности высшего образования, универсализацию знания, появление международных стандартов качества и развитие инновационного характера высшего образования, а также расширение и укрепление международного сотрудничества, активизацию академической и студенческой мобильности.

Интернационализация образования все в большем числе стран становится объектом и предметом целенаправленной политики со стороны государства, ориентированной на решение конкретных национальных политических, социальных и экономических проблем.

2. Факторы, влияющие на разработку стратегий интернационализации, включая экспорт услуг. Различные факторы, особенно скорость экономической глобализации и распространения ИКТ, а также внедрение рыночных механизмов оказывают все более возрастающее влияние на интернационализацию высшего образования в отдельных странах.

Интернационализация высшего образования и, в частности, мобильности студентов и трансграничная деятельность вузов дают экономическую выгоду, связанную с рыночной стоимостью предоставления услуг на международном образовательном рынке. Политика по вопросу платы за обучение является ключевым элементом общего воздействия интернационализации на торговый баланс. Фактически, ряд стран сделали международное образование существенной частью своих стратегий социально-экономического развития, а взимание полной платы за обучение иностранных студентов используется как источник получения дохода. Однако рыночная стоимость интернационализации выходит за рамки доходов от платы за обучение, которые вместе с наличием сопутствующих расходов, связанных с пребыванием иностранных студентов в стране и составляющих существенный вклад в национальную экономику принимающей страны, можно рассматривать как преимущества краткосрочного характера. Существуют также преимущества долгосрочного характера, выражающиеся в появлении новых рабочих мест, развитии инфраструктуры и потенциала системы образования.

Исходя из характеристик процесса интернационализации высшего образования в эру глобализации и учитывая позиционирование стран относительно направлений участия в процессе предоставления образовательных услуг на международном рынке, можно определить три типа ориентации стран: ориентация на импорт, ориентация на импорт-экспорт и ориентация на экспорт (см. Таблица 1).

В последнее десятилетие появились новые формы трансграничного высшего образования. Они включают не только международную мобильность студентов, но также мобильность образовательных программ и образовательных институтов. Такое развитие событий явилось следствием действия четырех различных, но не исключающих друг друга подходов: согласованный подход, миграция квалифицированной рабочей силы, получение дохода, расширение возможностей, которые определяют стратегические направления интернационализации высшего образования с учетом экспортно-импортной составляющей, а также роли экономических аспектов (см. Таблицу 2).

Каждая страна разрабатывает стратегию интернационализации высшего образования исходя из собственных экономических и политических возможностей, принимая во внимание размеры и географическое положение, историю и культуру, качество и отличительные особенности своей системы высшего образования, роль языка своей страны в мире, а также опыт работы в области развития международного сотрудничества.

Большой интерес представляет наличие геополитических аспектов в стратегиях интернационализации стран (см. Таблица 3). Большинство стран вполне конкретно определяет не только географию приложения усилий в развитии экспорта образовательных услуг, но и указывает структуры, посредством которых планируется реализация этих замыслов.

Практически в каждой из рассмотренных стратегий подчеркивалось значение языковой политики для успешного развития процессов интернационализации и усиления экспортного потенциала высшего образования стран. С одной стороны, внимание к вопросам изучения иностранных языков, в первую очередь английского, представлено в стратегиях как непременное условие участия в международной деятельности. С другой стороны, каждая страна испытывает потребность в распространении своего родного языка, но масштаб этой деятельности может служить показателем истинных планов относительно характера присутствия страны на рынке образовательных услуг (см. Таблица 4).

За последнее десятилетие экономическая составляющая стратегических планов развития становится все более важной для стран-участниц процесса интернационализации, поскольку экономическая выгода все чаще становится целью развития международного сотрудничества в сфере образования. Таким образом, роль торговли образовательными услугами постоянно усиливается. Экономические стимулы заставляют совершенствовать национальные системы образования с тем, чтобы делать их более привлекательными для иностранного потребителя, улучшать качество предоставляемых образовательных услуг, усиливать конкурентоспособность выпускников на рынке труда.

3.Сравнительный анализ содержательных аспектов стратегий интернационализации. Подробный анализ положений стратегий интернационализации проведен на примере четырех стран (Финляндия, Великобритания, Китай, Казахстан), которые различаются практически по всем параметрам – географическое положение, размер территории, численность населения, уровень экономического развития, уровень развития систем высшего образования и т.д., с тем, чтобы определить общие характеристики и тенденции развития интернационализации в этих странах, а также выявить особенности, которые могут представлять интерес для планирования и реализации подобного направления деятельности.

Сравнение ключевых положений, которые лежат в основе разработки стратегий, показывает, что все четыре страны нацелены на совершенствование своих систем образования для расширения своей конкурентоспособности и влияния в мире, а стратегии интернационализации являются тем политическим инструментом, который определяет пути их движения к намеченным целям (см. Таблица 6).

Были рассмотрены конкретные цели стратегий образования этих стран (см. Таблицу 7). Для удобства сравнения цели были сгруппированы по 6 направлениям:

  • Позиционирование на международной арене.
  • Степень готовности к рынку.
  • Развитие национальных систем образования.
  • Международная деятельность.
  • Межкультурное взаимодействие.
  • Этика международных отношений.

Данные, представленные в таблице, позволяют заключить, что цели развития интернационализации у четырех стран достаточно близки, различия же в них соответствуют различиям в развитии систем образования в целом и в опыте международной деятельности как таковой. Следует отметить более четкую направленность на экспорт услуг у Великобритании; менее, но тоже достаточно ясные перспективы, обрисованные Финляндией. Китай и Казахстан по заявленным целям намерены заниматься расширением своих возможностей за счет импорта образовательных услуг.

В Таблице 8 отражены группы задач, посредством которых страны намерены реализовывать цели развития своих систем образования; три страны (за исключением Казахстана) считают себя готовыми и намерены работать над развитием экспортного потенциала с целью более активного внедрения на рынок образовательных услуг; полное согласие наблюдается у всех четырех стран в постановке задач по развитию, совершенствованию и диверсификации программ академической мобильности как непременного условия устойчивости процесса интернационализации систем образования и как эффективного средства расширения экспортного потенциала в сфере оказания образовательных услуг.

Наблюдаемое в последние десятилетия развитие трансграничного образования явилось прямым следствием того, что высшее образование во многих странах приобретает массовый характер, расширяется сфера использования новых информационно-коммуникационных технологий, возникла и получила признание идея развития экономики, основанной на знаниях, увеличилась интернационализация рынка труда и потребность в квалифицированной рабочей силе, все большее число частных фирм начинает предоставлять образовательные услуги и все более явно проявляет себя на международном рынке образовательных услуг. Соответственно происходит диверсификация способов поставки образовательных услуг (см. Таблица 9) где наряду с развитием мобильности студентов и преподавателей все большее развитие получают мобильность образовательных программ и мобильность образовательных институтов.

Международная студенческая мобильность в мире значительно увеличилась за последние три десятка лет с 0,6 миллионов человек в 1975 году до 2,7 миллионов в 2005. Эта тенденция указывает на то, что в ближайшие годы рост сохранится, чему способствуют процессы глобализации экономики и общества. Прогнозы исследований рынка показывают увеличение мобильности студентов к 2020 году до 5,8 миллионов, а к 2025 году – до 8 миллионов человек. В настоящее время большая часть потока локализуется в 6 странах: США, Великобритания, Германия, Франция, Австралия, Япония. Более половины (54%) всех иностранных студентов обучается в четырех ведущих англоязычных странах: США, Великобритания, Австралия и Канада. Европа остается регионом, принимающим самое большое число иностранных студентов. Северная Америка принимает меньше студентов в абсолютном отношении, но занимает первое место по количеству регионов-поставщиков, среди которых азиатские студенты составляют почти две трети (60%). Азия возглавляет список регионов, направляющих студентов за рубеж для получения высшего образования, и составляет почти половину (43%) всех иностранных студентов, обучающихся на территории стран ОЭСР. Европа идет на втором месте (35%), за ней следует Африка (12%), Северная Америка (7%), Южная Америка (3%) и Азиатско- Тихоокеанский регион (1%).

В последние 15 лет возникли новые формы интернационализации, заключающиеся в перемещении через границу институтов и программ. Эти формы международных поставок, получившие название транснационального образования, соответствуют образовательной деятельности, при которой обучающиеся находятся не в той стране, где расположено высшее учебное заведение, выдающее дипломы.

Мобильность образовательных программ включает курсы дистанционного образования, предлагаемые вузом, расположенным за границей; совместные курсы или программы, предлагаемые внутренним вузом и его зарубежным вузом-партнером; а также франчайзинговые курсы и программы.

Мобильность институтов предполагает прямые инвестиции зарубежных партнеров. Наиболее полными формами мобильности институтов являются: открытие иностранных кампусов университетами и/или коммерческими поставщиками или создание нового высшего учебного заведения, в котором иностранный капитал принимает участие либо самостоятельно, либо в партнерстве с национальным вузом.

4. Направления развития процесса интернационализации как основы укрепления экспортного потенциала. Определен ряд направлений, представляющих перспективу развития процесса интернационализации и влияющих на процесс формирования экспортного потенциала (см. Таблица 10).

Особого рассмотрения заслуживает вопрос о включении образовательных услуг в переговоры в рамках Генерального соглашения о торговле услугами (ГАТС), который проводит ВТО. Вопрос либерализации в сфере образовательных услуг вызвал горячие дискуссии, а многие страны до сих пор не выразили желания принять участие в этих переговорах. Но, несмотря на различие точек зрения, образование все больше рассматривается как потенциальная коммерческая ставка на будущее, в связи с чем взаимодействие в рамках ГАТС представляется перспективным направлением работы для стран, ориентирующихся на активное участие в международном рынке образовательных услуг.

Кроме этого, на современном этапе развития систем образования все большую важность приобретают вопросы, связанные с качеством высшего образования, выраженного в развитии системы определения рейтингов ведущих мировых университетов. Однако имеющиеся рейтинги имеют свои недостатки, поэтому - и в связи с важностью представления достоверной информации – процесс совершенствования механизмов и методологии сравнительных исследований требует дальнейшего объединения усилий национальных образовательных структур. Эффективные и прозрачные процедуры оценки качества, а также аккредитации и лицензирования важны и в смысле обеспечения защиты потребителя от рисков получения неверной информации, низкого качества поставляемого образовательного продукта, а также получения квалификаций сомнительной достоверности.

Деятельность высших учебных заведений в современном контексте неотрывно связана с исследовательской работой, возможность проведения которой на соответствующем научном и организационном уровне вносит свой вклад в развитие экспортного образовательного потенциала. Современное состояние науки и стремление вузов соответствовать все убыстряющемуся темпу ее развития вызывает к жизни новые формы организации исследовательской деятельности, одной из самых перспективных из них является создание межвузовских международных центров передовых исследований.

Наряду с мерами, улучшающими привлекательность национальных систем образования и создающих тем самым условия для расширения экспортного потенциала, существует необходимость регулирования потоков мобильности студентов и преподавателей для гарантии сохранения позитивного влияния этих процессов на развитие национальных систем образования. Следует развивать «культуру мобильности» посредством расширения обменов как постоянных элементов образовательных программ, создания программ «двойных» дипломов с зарубежными вузами, развитием схем зачета кредитов и механизмов признания степеней и дипломов и т.д.

Обобщая вышесказанное, можно сделать вывод, что ключевыми параметрами для обеспечения конкурентоспособности страны в рассмотренных нами положениях стратегий являются: высокий уровень развития национальных систем образования, освоение нового и передового опыта, полученного в процессе сотрудничества с зарубежными странами, обеспечение качества предоставляемых на внутреннем и внешнем рынках образовательных услуг, наличие качественной образовательной и исследовательской инфраструктуры, развитие стратегических партнерств в различных видах, развитие мобильности, внимание к вопросам языкового образования и межкультурного взаимодействия. Национальные стратегические документы, учитывающие эти положения, имеют хорошие шансы на укрепление экспортного потенциала страны и на достижение высокого уровня успешности ее деятельности на международном рынке образовательных услуг.

Обращение к проблеме целенаправленной работы с одаренными детьми и талантливой молодежью обусловлено многими кардинальными переменами, происходящими в социально-экономическом развитии нашей страны.

Федеральная программа «Одаренные дети» указывает на необходимость обеспечения условий, способствующих максимальному раскрытию потенциальных возможностей одаренных детей, а также нацеливает на выявление одаренности с раннего возраста, оказание адресной поддержки каждому ребенку, проявившему незаурядные способности, разработку индивидуальных образовательных маршрутов с учетом специфики творческой и интеллектуальной одаренности ребенка, формирование личностного и профессионального самоопределения. При этом необходимым условием полноценного и позитивного развития ребенка является взаимодействие педагогов, психологов и других специалистов между собой и с родителями. В связи с этим требуется серьезная просветительская работа среди специалистов сферы общего и дополнительного образования, а также родителей для формирования у них научно-адекватных, современных представлений о природе, методах выявления и путях развития одаренности.

Для всех учащихся главной целью обучения и воспитания является обеспечение условий для раскрытия и развития всех способностей, дарований с целью их последующей реализации в профессиональной деятельности. Но применительно к одаренным детям эта цель особенно значима. Следует подчеркнуть, что именно на них общество в первую очередь возлагает надежды, связанные с решением актуальных проблем современной цивилизации. Таким образом, поддержать и развить индивидуальность ребенка, не растерять, не затормозить рост его способностей – важная задача обучения одаренных детей.

Важно учитывать, что выявлению таланта в предметной области служат конкурсы и олимпиады на всех ступенях развития.

На школьном этапе всероссийской олимпиады очень важно выявить мотивированного школьника и своевременно вовлечь его в работу в группе одаренных школьников в своей школе, либо в кружке или факультативе в школе, где такие занятия проводятся. От такого внимательного отношения к одаренному ребенку именно в 5 классе во многом зависит возможность развить талант ребенка полно с высокими достижениями в дальнейшем. Считаю, что знания по математике и окружающему миру за 4 класс позволяют организовать школьный этап по физике уже в 5 классе и тем более в 6 классе, когда дети обладают более развитым математическим аппаратом.

Для учеников 7-9 классов доминирует зона ближайшего развития – факультатив для малых групп школьников, дополняет его школьный предметный курс, а горизонтом развития является индивидуальная подготовка по задачам муниципального и регионального этапов олимпиады (силами регионального тренера из курирующего университета).

Достижением горизонта развития является диплом победителя муниципального и регионального этапов олимпиады.

Для учеников 9-11 классов доминирует горизонт развития, а дополняет его зона ближайшего развития: элективный курс и профильный школьный курс. Горизонтом развития является индивидуальная самоподготовка по задачам заключительного и международного этапов олимпиады при поддержке регионального тренера из курирующего вуза, а также обязательное регулярное участие в специализированных тренировочных сборах (силами всероссийских тренеров).

Достижением горизонта развития является диплом победителя заключительного этапа ВСОШ и высокая мотивация на право участия в международной олимпиаде.

В состав ресурсов системы развития одаренных школьников включены учебные пособия по предметному курсу, дополнительные пособия по отдельным темам олимпиадной подготовки, электронные образовательные ресурсы, в том числе дистанционные среды работы с талантливыми школьниками в партнерстве с вузами, программа олимпиадной подготовки, средства индивидуальной подготовки одаренных школьников, региональные и международные интернет-олимпиады, а также сетевые сообщества олимпиадников и тренеров.

Так как в нашем регионе нет ВУЗов, поэтому нет региональных тренеров из курирующего университета для подготовки к олимпиадам. И вся работа ложится на педагогов школ. Педагогам округа необходимо выбрать дистанционные среды для работы с одаренными детьми.

Теоретический анализ литературных источников, электронных ресурсов, дистанционных образовательных программ и обобщение имеющегося опыта по данной теме являются основными методами исследования по подготовке к выступлению.

Так, например, использование интернет ресурсов и образовательных программ образовательного центра «Сириус», созданного Образовательным Фондом «Талант и успех» на базе олимпийской инфраструктуры 24 декабря 2014 г., по моей оценке, являются хорошими помощниками в организации работы с одаренными детьми.

Цель работы Образовательного центра «Сириус» – раннее выявление, развитие и дальнейшая профессиональная поддержка одарённых детей, проявивших выдающиеся способности в области искусств, спорта, естественно-научных дисциплин, а также детей, добившихся успеха в техническом творчестве.

Для школьников, демонстрирующих успехи в точных, цифровых и естественных науках, в Центре «Сириус» организованы образовательные программы по математике, информатике, физике, химии, биологии, лингвистике и проектной деятельности. В программах участвуют ребята, успешно прошедшие дистанционное обучение, победители и призеры олимпиад и конкурсов, выполнившие задания, предложенные руководителем программы. Центр работает круглый год. Проезд и пребывание в Центре для детей бесплатные.

Каждая программа длится 24 дня и включает в себя занятия с преподавателями ведущих вузов страны. Руководителями программ выступают выдающиеся российские ученые, тренеры национальных и региональных сборных по предметам, самые яркие и опытные педагоги.

После обучения в центре дети зачисляются на курсы сопровождения и далее проходят обучение дистанционно.

В заключение необходимо напомнить, что работа педагога с одаренными детьми — это сложный и никогда не прекращающийся процесс. Он требует от учителей и воспитателей личностного роста, хороших, постоянно обновляемых знаний в области психологии одаренных детей и их обучения, а также тесного сотрудничества с психологами, другими учителями, администрацией и обязательно с родителями одаренных. Этот процесс требует постоянного роста, мастерства, педагогической гибкости, умения отказаться оттого, что еще сегодня казалось творческой находкой и сильной стороной.

Следующим важным аспектом в нашем исследовании является описания речевого портрета, которая отвечает задачам диссертационного исследования.

Для начала, первой нашей задачей должно стать обнаружение в дискурсе языковой личности особенных, присущих только ей речевых форм и способов речевого поведения. Такая постановка проблемы требует сплошного обследования свода текстов личности с целью выявить наиболее характерные для нее приемы текстообразования, ее языковые предпочтения и «речевые доминанты».[1] Действуя словом, говорящий сознательно или бессознательно отдает предпочтение определенным стратегиям и формам поведения. В одной статье, под названием «Модель описания языковой личности медиаперсоны»[2] говорится о создание языкового портрета личности с установкой на поиск однотипных, повторяющихся фактов уровневого, суперсегментного и деятельностного характера предполагает изучение совокупности текстов (дискурса) данной личности в трех аспектах:

-коммуникативно-прагматическом,

-стилистическом,

-культурологическом.

В нашем исследовании речь идет, в первую очередь, о женщинах-управленцах и их динамика языковой личности, адаптируется к требованиям меняющегося мира, проявляется, прежде всего, в аспекте речевых стратегий и тактик, приемов достижения коммуникативных целей при возможном сохранении мировоззренческой (идеологической) целостности и речекультурной уникальности. Наличия константных и переменных составляющих речевого портрета, которые, варьируясь в составе модели, создают лингвопортретные варианты языковой личности. Варианты портрета, приобретая разный языковой облик, в своей основе имеют определенный набор параметров или аспектов.

При относительном многообразии существующих сегодня моделей описания языковой личности наиболее релевантной задачам исследования массмедийного дискурса является, на наш взгляд, модель М.А. Канчер[3], которая, как уже было отмечено выше, предлагает говорить о трех аспектах описания языковой личности: стилистическом, коммуникативном и лингвокультурологическом.

1.Анализ речевого поведения языковой личности в стилистическом аспекте, дополненный квалификацией принадлежности языковой личности к определенному типу речевой культуры и ее гендерными характеристиками;

2.Анализ речевого поведения языковой личности в коммуникативно-прагматическом аспекте, расширенный описанием «личностного комплекса» языковой личности и уровня общения, который выбирает языковая личность. Этот аспект предполагает выявление релевантных признаков коммуникативного поведения, набора коммуникативных стратегий и тактик, используемых политиком для воздействия на аудиторию, соотношение их с языковыми средствами выражения, а также с типами аргументации, превалирующими в его или ее речи. Описание данного аспекта - это ответ на вопрос: как действует языковая личность в предложенных коммуникативных ситуациях, задача - показать способы ее функционирования при взаимодействии с адресатом. Социально-культурные контекстные условия, в которых действует языковая личность, оказывает влияние на характер варьирования его речевого портрета.

3.Анализ речевого поведения языковой личности в культурологическом аспекте, предполагающий сопоставление речевого поведения с принятыми в данной культуре национальными традициями либо традициями различных культур с целью выявления в речевом поведении языковой личности национальных элементов, дополненный характеристикой жанровых параметров медиадискурса и выявлением степени соответствия речевого поведения медиаперсоны «формату» программы, а также характерного для языковой личности репертуара жанров. Также, сюда входит речевого поведения индивида, определяемый его характером и темпераментом; аспект, включающий предпочитаемые индивидом синтаксические и интонационные конструкции, клише и штампы, пласты фразеологии и лексики.

Предложенная модель описания анализируемого речевого феномена позволит создать варианты речевого портрета одной и той же личности, соответствующие разным социальным ролям прототипа.

[1] Ляпон М.В. Языковая личность: поиск доминанты // Язык – система. Язык – текст. Язык – способность. М., 1995. С. 311-317.

[2] .Канчер М.А. О трех аспектах описания языковых личностей // Культурно-речевая ситуация в современной России. Екатеринбург, 2000. С. 312-319.

[3] Канчер М.А. О трех аспектах описания языковых личностей // Культурно-речевая ситуация в современной России. Екатеринбург, 2000. С. 312-319

Поскольку объектом нашего исследования является речевой портрет современной женщины-управленца, хотелось бы отметить что, в круг профессиональных обязанностей управленца входит её активное владение нормами языка, этики, коммуникации, навыками свободной воздействующей речи, знание и понимание принципов моделирования коммуникативно эффективного текста, приемов речевой борьбы, умение применять риторические технологии в профессионально и социально значимых ситуациях. В силу этого интерес лингвистов к речевой стороне профессионального управленца не угасает. Охарактеризуем исследовательские подходы к описанию языковой личности управленца, как женщины, так и мужчины.

Американцы утверждают: "Бизнес - это умение разговаривать с людьми". Эта непреложная истина обеспечила успех Дейлу Карнеги[1] (американский педагог ХХ века , лектор, писатель, оратор-мотиватор, который стоял у истоков создания теории общения, переведя научные разработки психологов того времени в практическую область, разработав собственную концепцию бесконфликтного общения и основал курсы по самосовершенствованию, навыкам эффективного общения, выступления) открывшему свой институт Д.К. в период тяжелой депрессии, поразившей американскую экономику. Первыми, кто прослушал в нем курс "Искусство умело пользоваться речью и оказывать влияние на людей в деловом мире", были предприниматели и специалисты, представлявшие экономическую и управленческую элиту Америки.

К тому времени Дейл Карнеги был уже известным лектором, успешно читавшим аналогичные курсы в Нью-Йорке и его окрестностях.

В его работах и лекциях показаны, правильно уметь выразить свою мысль ярко, образно, убедительно, доступно, уметь расположить к себе собеседника, аудиторию, уметь грамотно вести деловую переписку, составить текст документа должен не только менеджер, руководитель предприятия. Эти требования распространяются на всех людей, вступающих в социально-правовые отношения и руководящих действиями других людей.

На практике мы часто сталкиваемся с речевой беспомощностью и функциональной безграмотностью руководителей всех уровней. Неясное представление особенностей функционирования языка в различных сферах, непознание особенностей устной и письменной форм речи, жанровых особенностей документов, устных жанров и речевых норм не является, к сожалению, редкостью в среде управленцев, снабженцев, финансистов, как, впрочем, и среди представителей других профессий.

Сегодня лингвистические культурно-речевые курсы все чаще вводятся в учебные программы студентов-экономистов, управленцев и т.д. Однако объем их, очевидно, недостаточен.

В рамках нашего исследования, хотелось бы выделить три основные аспекта речевой культуры:

-нормативный (соблюдение речевых норм)

-коммуникативный (умение добиваться поставленной цели, используя все языковые возможности)

-этикетный (умение использовать этикетные формы и средства для достижения взаимопонимания и гармонизации диалога). Соблюдение речевых норм, грамотность речи - базовое важнейшее требование речевого общения.

Несоблюдение речевых норм: корявые, безграмотные обороты, лексические, грамматические и другие ошибки создают своеобразные помехи при восприятии речи. Такая речь (особенно устная) не только плохо усваивается, но и не с лучшей стороны характеризует ее (автора) адресата.

Ошибки сегодня попадают даже в министерские номенклатурные наименования, названия государственных учреждений:

Безграмотная звучащая и письменная речь обуславливает сдвиги в сознании воспринимающих (адресатов), создавая порочный круг. Требование соблюдения этикетных норм возрастает в условиях официальности. В публичной речи даже этикетные сообщения вводятся при помощи разрешительных этикетных же фраз:

«Позвольте мне поздравить Вас…»

«Разрешите мне прочитать приветствие от…»

Важнейшим принципом соблюдения этикетных норм является принцип вежливости, забота о чувстве внутреннего достоинства собеседника. Поэтому яркой чертой поведения цивилизованных управленцев является повышенная вежливость в общении с подчиненными, которая предполагает в том числе мотивацию принятых индивидуально решений. К сожалению, мы только приближаемся к этим азам корпоративной культуры.

Коммуникативный этикет речевой культуры представляет собой высшую ступень во владении языком. Языковое мастерство, умение выстроить речь, подчинив ее композицию определенному замыслу, умение пользоваться всем арсеналом выразительных и образных средств языка - все эти качества позволяют успешно использовать речевые тактики и стратегии в ходе деловых переговоров, обсуждений, диспутов, при подготовке докладов, презентационных речей и т.п.

Америка и Россия имеют различные традиции парламентской, судебной и особенно деловой риторики. Руководители США всегда отличались красноречием. Авраам Линкольн, Дэниел Уэбстер, Генри Клей, Уэндел Филиппс, Генри Уарг Бичер, Уильям Дженингс Брайон, Франклин Д. Рузвельт оставили образцы красноречия, которые стали национальным достоянием.

Это политическое красноречие питало все сферы речевого общения. Оно стало неотъемлемой составляющей речевого портрета удачливого менеджера, государственного чиновника, адвоката, публициста, проповедника.

Демократия была той благодатной почвой, которая питала стремление выделиться благодаря своим способностям, осуществить карьеру, самые смелые замыслы благодаря умению "влиять на людей, выступая публично". Равные возможности - вот тот естественный катализатор развития ораторского мастерства, который позволил закрепить в общественном мнении его значимость.

Устное деловое общение в России разительно отличается от письменного с его тяготением к языковому стандарту, использованием клишированных фраз, их строгой закрепленностью к текстовой структуре документа.

У американцев же деловое письмо продолжает традиции устной публичной речи. Так, в письмах, приведенных в книге Рона Теппера "Как овладеть искусством делового письма"[2] (250 писем и записок в помощь менеджеру), используются риторические вопросы, восклицания, цитаты из Библии, философских трудов, житейские мудрости, пословицы и прочее. Канцелярией Белого Дома предпринимались попытки регламентировать стиль изложения деловых писем, однако к действенным результатам они пока не привели.

Также, хотелось бы добавить, что в области деловой переписки мы обладаем традициями с тысячелетней историей. Поэтому вполне понятно, что арсенал стандартных средств у нас очень велик. Он отражает все многообразие производственных и экономико-правовых ситуаций. Это значительно облегчает задачу составителя делового письма. Такое составление нельзя в полном смысле назвать творческим процессом. Американец же упивается стихией творчества, составляя деловое письмо, реализует в нем свой риторический идеал.

Разность культур, частое различие в приоритетах (американец как никто умеет ценить время, уважать чужое мнение, как бы оно ни отличалось от его собственного, ценить свободу), в привычках (в обществе не принято обсуждать "острые" темы - политика, менеджера, деньги, здоровье) и, наконец, различие традиций в составлении деловых писем объясняют тот факт, что при обилии на книжных прилавках переводной, в основном американской, литературы о стиле и приемах ведения переговоров и пособий по деловой переписке, проблему речевой подготовки отечественных специалистов они не решают. Вместе с тем именно у американских менеджеров, чьи достижения признаны во всем мире, мы должны учиться способам рационального менеджмента, то есть использовать модели речевого поведения, эффективность которых проверена временем, а не слепо копировать американский стиль делового общения.

[1]Дейл Карнеги в библиотеке Максима Мошкова — книги

[2]https://www.kodges.ru/nauka/obrazovanie/119268-kak-ovladet-iskusstvom-delovogo-pisma.-250-pisem.html

Выявив и охарактеризовав общие подходы к изучению языковой личности, нам необходимо рассмотреть социолингвистический подход к речевому портретированию.

Социолингвистический подход к изучению рассматриваемого явления основан на утверждении о том, что человек реализуется как языковая личность только в социуме, в результате общения с людьми. Языковая личность занимает определенную социальную позицию в обществе, где проигрывает определенные социальные роли. Согласно В. В. Наумову, «языковая личность - это наивный носитель языка, способный реализовать в речевой деятельности некую совокупность языковых средств, характеризующих определенную часть языкового коллектива (социальную группу) в данный промежуток времени» [1]. Представители данного направления такие как М. А. Канчер, Е. В. Бакумова, В. В. Красных, и др. предлагают выделять типы языковых личностей по объективным статусным признакам:

-возраст

-пол

-уровень образования

-стиль жизни и т.д.

Языковая личность в социолингвистическом аспекте может быть охарактеризована с позиций либо заданного социального типа, либо определенных знаков, рассматриваемых как индикаторы статуса или роли [Карасик 2002: 13]. В первом случае анализ направлен на выявление тех знаков, которые характеризуют заранее определенный тип личности (телевизионного ведущего, политика, предпринимателя, учителя и т.д.). Такой анализ представляет собой построение «речевого портрета» языковой личности [Крысин 2001]. Во втором случае предметом поиска является совокупность характеристик того социального типа, который выделяется на основании заданных знаков, например, определенных характерных фраз. Фактор влияния социального положения человека в обществе на особенности его речевого поведения очевиден, однако следует отметить, что социальное достаточно сложно трансформировано в языке, вследствие чего социальная статификация языка и структура речевого поведения людей не находят себе прямых аналогий в структуре общества [Токарева 2006].

Социолингвистический подход к речевому портретированию позволяет идентифицировать языковую личность как часть возрастной, тендерной, социальной категории и профессиональной группы.

В рамках нашего исследования нам необходимо выделить основные характеристики социолингвистического подхода, такие как: объекты речевого портретирования - гендерная языковая личность, языковая личность определенного поколения, языковая личность определенной профессии.

Для начала, выделим объекты речевого портретирования - гендерная языковая личность.

В последнее время, вопрос к гендерной лингвистике значительно возросло, ведь это связано с продолжающимися процессами эмансипации в современном обществе и усилением роли категории политкорректности. Фокус изучения проявлений социального пола в языке направлен на выделение различий между языковой личностью женщины и мужчины. К речевому портретированию можно отнести работы, в которых исследователи обращаются к анализу «принципов организации речевого поведения», «распределения «жанров» и ролей в разговоре» и «различных моделей речевого поведения» женщин и мужчин [Бахтин, Головко 2004: 69-77], см., например: [Голян 1997; Горошко 1996; Грэй 2001; Крейдлин 2005; Купина,Шалина 1998].

Некоторые лингвисты-гендерологи все же предпочитают оперировать понятием речевого портрета. Например, И.В. Голубева и В.М. Войченко в монографии «Женщина третьего тысячелетия: штрихи к речевому портрету» (2011) используют термин при структурной характеристике более узкого явления, чем тендерная языковая личность, - языковой личности женщины определенного поколения [Голубева, Войченко 2011]. Довольно часто термины «речевой портрет» и «языковая личность» встречаются в гендерных исследованиях политического дискурса [Гриценко 2007; Диасамидзе 2010; Стрелкова 2006; Табурова 1999].

Далее, в нашем исследовании стоит выделить объект речевого портретирования - языковая личность определенного поколения.

Одной из проблем социолингвистики является отражение поколенческих изменений в языке. Речь идет не о постоянной естественной динамике языка, а об изменениях, «опирающихся на язык трех поколений, «стандарт» определяется с ориентацией на среднее поколение»[2].

Основное внимание исследователей уделено речи детей и онтогенезу их языковой компетенции, поэтому в этом вопросе социолингвистический подход к речевому портретированию смыкается с психолингвистическим. Истоки речевого портретирования ребенка можно найти в знаменитом дневнике известного отечественного лингвиста А.Н. Гвоздева, который на протяжении семи лет ежедневно вел наблюдения за своим сыном. Содержание дневника переросло в речевой портрет Жени Гвоздева, поскольку в нем описываются речевые ситуации, поведение ребенка, особенности восприятия им окружающего мира[3]. Язык и возраст в социолингвистике подвергаются изучению в аспекте проявления степени развития коммуникативной компетентности по отношению к «стандарту» среднего поколения и языковых примет (особенно лексических) людей одного возраста.

Немаловажным стоит также рассмотреть объект речевого портретирования - языковая личность определенной профессии.

К понятию «профессия» относятся не только наименования конкретных видов деятельности в соответствии с трудовой специализацией (фотограф, повар, ученый, преподаватель), но также целые социальные классы, рамки которых весьма размыты ввиду их неоднородности и могут толковаться по-разному.

Последнее, более широкое значение профессии реализовано в речевом портрете современного русского интеллигента Л.П. Крысина. Лингвист объясняет, что интеллигент в его понимании - это не обязательно представитель социального слоя интеллигенции, а «человек, обладающий большой внутренней культурой (высшее образование при этом может и отсутствовать)» [Крысин 2001: 92]. Л.П. Крысин рассматривает класс интеллигентов в разделении по параметрам возраста, территориального расположения и технического / гуманитарного склада ума.

Предметом анализа речевого портрета интеллигента выбраны «два класса лингвистических и социокультурных характеристик»:

1.особенности в наборе языковых средств (главным образом, фонетических и лексико- семантических;

2. особенности в речевом поведении представителей интеллигенции.

Близким этому типу объекта речевого портретирования является исследование М.П. Котюровой, Л.С. Тихомировой, Н.В. Соловьевой «Идиостилистика научной речи. Наши представления о речевой индивидуальности ученого»[4]. Ведущей задачей анализа речевой индивидуальности явилось выявление разных видов стилистической организации научного текста с опорой на специфические языковые приметы ученого, особую речевую манеру и стиль исследователя. Исследователи, анализирующие языковую личность с профессиональной стороны, создают репрезентативную галерею портретов, связанных, прежде всего, с речевой деятельностью говорящего. В нее входят речевые портреты радио- и телеведущих, спортивных комментаторов, врача и государственного служащего и т.д.

Социально-речевые портреты многообразны в плане подхода к социальному расслоению общества. И внутри группы профессионалов конкретной области, и внутри целых классов обнаруживается специфический стиль и манера общения. Маркёром профессиональной идентификации следует признать набор ключевых слов и определенное речевое поведение.

[1]Наумов В. В. Лингвистическая идентификация личности [Текст] / В. В. Наумов. - М.: ДомКнига, 2006.

[2]Бахтин М. М. Проблема речевых жанров / М. М. Бахтин // Эстетика словесного творчества / сост. С. Г. Бочаров. - М. : Искусство, 1979. - С. 250- 296.

[3]Гвоздев А. Н. От первых слов до первого класса. Дневник научных наблюдений / А. Н. Гвоздев. - Серия «Психология, педагогика, технология обучения». - Изд. 2. - М. : URSS, 2005. - 320 с

[4]Котюрова М. П. Идиостилистика научной речи. Наши представления о речевой индивидуальности ученого / М. П. Котюрова, Л. С. Тихомирова, Н. В. Соловьева. - Пермь : ГОУ ВПО «Перм. гос. ун-т», НОУ ВПО «Зап.- Урал. ин-т экономики и права», 2011. - 394 с.

В рамках настоящего исследования необходимо отметить, что изучение языковых особенностей личности сосредоточилось в рамках специальной дисциплины, «лингвистической персонологии» [Нерознак 1996], которая занимается изучением «персонотекста», т.е. «проявлений свойств языковой личности, как отражение особого качества языковой способности его автора или адресата» [Голев 2004а: 15].

Существуют базовые термины лингвоперсонологии, такие как - «языковая личность» и «речевой портрет» - они находятся в тесной взаимосвязи. Языковая личность как объемная модель, определяемая с позиций языкового сознания и речевого поведения, получает свою текстовую репрезентацию в виде речевого портрета. В лингвоперсонологии языковая личность является объектом речевого портретирования. В ряде работ термины «языковая личность» и «речевой портрет» соположены и выступают как контекстные синонимы, но, так или иначе, существуют некоторые отличия между этими понятиями.

Для начала, хотелось бы определить, что такое «личность».

По мнению социолога Владимира Леонидовича Абдушенко «Личность- понятие, выработанное для отображения социальной природы человека, рассмотрения его как субъекта социокультурной жизни, определения его как носителя индивидуального начала, самораскрывающегося в контексте социальных отношений, общения и предметной деятельности».[1] Под «Личностью могут понимать или человеческого индивида как субъекта отношений и сознательной деятельности («лицо» — в широком смысле слова), или устойчивую систему социально значимых черт, характеризующих индивида как члена того или иного общества или общности».[2]

Что касается современного русского языка, то, если обратиться к

словарю С.И.Ожегова — под «личностью понимается - человек как носитель

каких-нибудь свойств, лицо (в 3 знач.)», т.е. как член общества.[3]

Согласно словарю Д.Н.Ушакова «Личность - отдельное человеческое я, человеческая индивидуальность, как носитель отдельных социальных и субъективных признаков и свойств.»[4]

Таким образом, личность - это не только объект и продукт общественных отношений, но и активный субъект деятельности, общения, сознания, самосознания.

В последнее время в отечественном языкознании сформировалось особое направление, изучающее языковую личность с точки зрения описания ее речевого портрета. Термин «языковая личность» получает в современном языкознании различные трактовки: учеными обосновывается существование личности речевой, коммуникативной, словарной (этносемантической), филологической, совокупной языковой личности.

Понятие «языковой личности» в научный обиход ввел академик В.В. Виноградов [Виноградов 1980:120-146]. Будучи непревзойденным специалистом по художественной литературе, он изучал соотношение языковой личности, художественного образа и образа автора. Ю.Н. Караулов же решил не зацикливаться на беллетристике и в своих рассуждениях стал мыслить шире и за основу взял принятое в психологии понятие «личность» и решил рассматривать его как многоплановую дискурсивную единицу, делая акцент на том, какую роль в речепостроении конкретного человека играет взаимоотношение языка и мышления. Языковая личность – это не «частноаспектный коррелят личности вообще» (как правовая или экономическая личность) [Караулов 2010: 38], а это совокупность личностных характеристик человека и его вербальных особенностей. В языковой личности на первый план выступает глубинное языковое содержание личности, которое является стимулом к ее развитию и которое дает ей новое самосознание и самоотражение, оно насыщает ее поступки новыми смыслами и разумениями, и в итоге порождает деятеля, который через свое вербальное поведение может влиять на других.

Параллельно с «языковой личностью» в отечественной лингвистике используется понятие «речевой портрет». Его появление связывают с именем выдающегося отечественного ученого М.В. Панова, выдвинувшего в середине 60-х годов ХХ века идею фонетического портрета [Панов 1990]. В дальнейшем термин получил развитие в трудах таких ученых, как Т.Г. Винокур, Т.И. Ерофеева, Е.А. Земская, М.В. Китайгородская, Л.П. Крысин, Т.М. Николаева, Н.Н. Розанова, К.Ф. Седов и др. Из известных нам определений «речевого портрета» хочется выделить два.

По мнению Т.П. Тарасенко, Речевой Портрет – это «совокупность языковых и речевых характеристик коммуникативной личности или определенного социума в отдельно взятый период существования» [Тарасенко 2007: 8]. Автор отмечает, что в Речевой портрет находят отражение такие аспекты личности, как: 1) возрастные, 2) гендерные, 3) психологические, 4) социальные, 5) этнокультурные, 6) лингвистические.

Г.Г. Матвеева определяет Речевой портрет как «набор речевых предпочтений говорящего в конкретных обстоятельствах для актуализации определенных намерений и стратегий воздействия на слушающего» [Матвеева 1998: 14]. Одним из свойств речевого портрета она выделяет фиксирование вербального поведения, доведение его до автоматизма в случае повторения определенных речевых ситуаций. Также Г.Г. Матвеева говорит о том, что, как и языковая личность, речевой портрет может быть индивидуальным и коллективным.

Таким образом, основным отличием понятия «языковая личность» от понятия «речевой портрет» являются временные рамки анализа функционально-коммуникативных характеристик человека. Речевой портрет можно описывать как статическую величину, которая рассматривается в определенный отрезок времени и которая детерминируется условиями, задающимися особенностями жанра и регистра речи. «Языковой личности» же свойственна динамика в ее развитии. В зависимости от многочисленных и постоянно меняющихся экстралингвистических параметров трансформируется репертуар языковых средств, меняются такие характеристики речи, как общее тематическое содержание, конфигурация межличностных отношений участников коммуникации, отражающаяся на использовании ими в речи «формальной» и «неформальной» лексики, формы речевого общения (устная/письменная, подготовленная/спонтанная речь, монолог/диалог) и т.д. В отличие от «языковой личности» «речевой портрет» предполагает некий срез в развитии коммуникативного потенциала человека, а, с другой стороны, его можно представить как совокупность характеристик, составляющих речевой имидж личности, это то, как традиционно воспринимает и оценивает данного человека общественность, то есть некий стереотипный образ.

Ознакомившись с понятиями «языковая личность» и «речевой портрет», перейдем к подходам к изучении языковой личности. Наиболее полно данный феномен описан в работе Ю.Н. Караулова, который понимает под языковой личностью «совокупность способностей и характеристик человека, обусловливающих создание и восприятие им речевых произведений (текстов), которые различаются а) степенью структурно-языковой сложности, б) глубиной и точностью отражения действительности, в) определенной целевой направленностью»[5]. Ученый разработал уровневую модель языковой личности, включающую три структурных уровня:[6]

1) вербально-семантический уровень (или семантический структурный, инвариантный), который отражает степень способности лингвистической личности говорить на обычном языке;

2) когнитивный уровень, который показывает актуализацию и идентификацию соответствующих знаний и понятий языковой личности, которые создают коллективную и / или индивидуальную когнитивную область: этот уровень предполагает отражение лингвистической модели жизни, тезауруса и культуры личности;

3) прагматический уровень (высший) содержит раскрытие и характеристики мотивов и целей, которые движутся в процессе развития языковой личности.

Это понятие трехуровневой системы языковой личности, созданное Ю.Н. Караулов, соотносится с тремя типами коммуникативных потребностей, которые выделяются в науке: 1) фактическая, 2) информационная, 3) исполнительная. Эти уровни являются обобщенным типом личности без учета индивидуальных и специфических особенностей, которыми обладает каждый человек (носитель языка). Но мы всегда должны помнить, что может быть много конкретных языковых личностей, и все они отличаются друг от друга по значимости вариаций каждого уровня, состоящего из конкретной личности. Это показывает, что языковая личность - это многослойная и многокомпонентная парадигма речевой личности, которая имеет свои индивидуальные черты наряду с общими. В то же время каждая языковая (речевая) личность является языковой личностью в парадигме реального общения с людьми во время разговора, что связано со многими факторами. В частности, на уровне языковой личности есть национально-культурная особенность языковой личности и национально-культурная особенность самого общения с другими личностями.

Также, следует отметить, что современная лингвокультурология ставит следующие аспекты языковой личности:

1) ценностная, мировоззренческая составляющая воспитания, то есть система ценностей или жизненного смысла, которая застревает в голове человека с самого начала его формирования как части общества; процесс, когда язык очень важен. Это язык, который обеспечивает начальный и глубокий взгляд на формирование личности, формирует лингвистический образ мира и иерархию духовных представлений, которые лежат в основе формирования национального характера и реализации в процессе разговора;

2) культурологический компонент - это уровень культурной адаптации как эффективного метода повышения интереса к языку. Привлечение культурных фактов к его родному (или изучающему) языку при формировании языковой личности, которые занимаются правилами языкового и неязыкового поведения, способствует формированию навыков правильного и эффективного воздействия на партнера по общению;

3) личностный компонент, который является чем-то индивидуальным и внутренним, что есть у каждого человека, если он или она рассматривается как личность. Это связано с этими двумя компонентами, а не только с ними.

Перечисленные обзоры объединяют значительный объем существующих к настоящему моменту работ по анализу речевого портрета и обнаруживают богатый исследовательский арсенал с точки зрения объекта, предмета и способа лингвистического описания.

[1] Абушенко В. Л. Личность // Новейший философский словарь / Сост. А. А. Грицанов. — Мн.: Изд. В. М. Скакун, 1998.

[2] Кон И. С. Личность // БЭС

[3]Ожегов С.И. Словарь русского языка: Ок. 57000 слов / Под ред. проф.

Н.Ю.Шведовой. 16-е изд., испр. М., 1984

[4] https://slovar.cc/rus/ushakov/409759.html

[5]Караулов Ю.Н. Предисловие. Русская языковая личность и задачи ее изучения // Язык и личность. М.: Наука, 1989. С. 3-8.

[6] Karaulov J.N. Russian language and linguistic identity. Moscow, 1987.

В истории нашей страны Спиридон Михайлович Михайлов (Яндуш) (1821-1861) известен как этнограф, историк, писатель и просветитель. За десять лет научной и литературной деятельности Спиридон Михайлов опубликовал 34 работы, оставил в рукописях около двух десятков трудов. В 1854 году он избран членом-сотрудником Русского географического общества, которое через пять лет отметило его научные заслуги серебряной медалью, а в 1856 году он был удостоен звания члена-корреспондента Казанского статистического комитета. В 1859 году С.М.Михайлов удостоился серебряной медали за службу в качестве переводчика. Архивные документы подтверждают связи С.М.Михайлова и с Академией наук России, от которой он имел благодарность за присланные в Академию ценные материалы. Научными и литературными трудами С.М.Михайлова пользовались видные ученые России и других стран. Труды С.М. Михайлова посвящены изучению географии, эко­номики, статистики, демографии Козьмодемьянского, Ядринского, Свияжского уездов Казанской губернии, истории населенных пунктов, этнографии, материальной и духовной культуре марийского, чувашского и русского на­родов.

С.М. Михайлов происходил из чувашской семьи, но большую часть своей жизни прожил и проработал в городе Козьмодемьянске, на марийской земле, где и написал основную часть своих трудов. В городе Козьмодемьянске улица Красная переименована в улицу им. С.М. Михайлова.

Труды Спиридона Михайловича «О Козьмодемьянске», «Ещё о Сундырской горе», «Масленица у горных черемис Казанской губернии»; «Свадьбы горных черемис Казанской губернии» и др., правдиво изображают быт и культуру чувашей, марийцев и русских.

Спиридон Михайлов оставил уникальное наследство и яркий след после себя. Судя по его трудам, можно делать вывод – этнограф объездил горный край вдоль и поперек. Где же эти михайловские места в нынешнем Горномарийском районе?

Известно, пять лет (с 1829 по 1833 годы) Спиридон Михайлович жил в доме Козьмодемьянского купца Т.Ф. Михеева. Уцелел ли этот дом? Во время пожара 1833 года, когда было уничтожено 418 домов, дом Михеева в числе немногих уцелел. В 1840 году дочь Михеева Анна вышла замуж за В.И. Монина. Этот дом, называемый «монинским», в перестроенном виде до сих пор сохранился по адресу – улица Пугачева гора, 3. Рядом с домом в настоящее время находится обелиск Воинской Славы. Двухэтажный, длиной примерно в 25 метров дом добротно стоит, упершись о Пугачеву гору, сохраняя тайну живущих в нем около двух столетий назад. Сруб из толстых бревен обшит доской, заметен кирпичный фундамент. Как и все купеческие дома, он не лишен украшений из деревянных кружев. На сохранившемся доме на Пугачевой горе необходимо поместить мемориальную доску.

Спиридон уехал из Козьмодемьянска двенадцатилетним мальчишкой и вернулся двадцатилетним парнем. Где он поселился, пока неизвестно, но известен дом, где умер. Это дом купца 3-й гильдии Г.М. Масленникова, приобретенный Михайловыми незадолго до смерти главы семьи. Проживший всю жизнь в нищете ученый занял деньги на покупку дома.

О своей причастности к горному краю он пишет: «Предки мои были служилые горные черемиса Ядринского полка. Пращур мой Тевель в 1696 году был под Азо­вом вместе с козьмодемьянскими стрельцами»[3]. Козьмодемьянску он посвятил несколько трудов. «Я городом, его церквами и обитателями был очарован… Любил я тестю своему, переведенному на службу в го­род Яранск Вятской губернии, писать письма о всех замечательностях и новостях козьмодемьянских. Любил по врожденной привычке блуждать и мечтать по живописным окрестностям Козьмодемьянска, знакомым мне с детства. Я радостно при­ветствовал горы, холмы и кусты, сроднившиеся со мною; часто говорил себе: «О милый мой город и святые храмы. Я опять в ваших стенах»[4]. К сожалению, многие дома, связанные с именем С. Михайлова в Козьмодемьянске не сохранились.

С. Михайлов подробно описывает Сундырскую гору, известную как «Аламнер»: «Гора сия с древними укреплениями находится по течению р. Волги на правой стороне, при селе Малом Сундыре, ниже г. Козьмодемьянска примерно в 15, а от Казани выше в 160 верстах. По преданиям старожилов, р. Волга будто бы протекала прежде под самою этою горою, когда существовал на оной город, и при подошве горы был затон ее, где теперь расположено село Малый Сундырь, на низменной равнине, а в затоне будто бы приставали к го­роду суда с солью.

Гора сия, когда подъезжаешь к ней, представляется величественною, как грозный исполин; а вид с нее самый очаровательный. Осматривая сию гору, я долго блуждал по ней: мне напомнила она о минувшей жизни и славе моих едино племенных народов. Увлеченный этой фантазирую, держа в руке карандаш и бумагу, я сел на развалины укрепления и впал в глубокое размышление»[2].

С.М. Михайлов также описывает историческое место Горномарийского района, которое в настоящее время ушло под волны Волги: «Неподалеку от Кузнецовых деревень, на устье реки Сундырки, впадающей здесь в Волгу, находится местность, называемая Торговицкой ватагой. В настоящее время ватага эта нечто иное, как обширные поемные луга, перерезанные зеркальными озерами, изобилующими рыбою, также речками и ручьями, между которыми растет тальник и красуются вековые осокори и ветлы. По преданиям старожилов, в древнейшие времена и, вероятно, еще в эпоху цветущего состояния Булгар, существовала здесь ярмарка»[1].

Можно предположить, что посещая горномарийские деревни, своими глазами видел красоту горномарийских деревень: «У горных черемис находятся лучшие сады в деревнях Малых Юльялах, Юлькушарге, околодке Шелаболках, селе Малом Сундыре, Носолах, а у русских в Троицком посаде и деревнях Красногорке и Болонихе»[4].

Спиридон Михайлович был участником многих праздников в Еласах, Кузнецово и описал их проведение: «В самое заговенье, то есть в последнее воскресенье пред Сырною неделею, горные черемисы со всего уезда собираются на трех пунктах: в селениях Чермышеве - Еласове, Кузнецове и Малом Сундыре - и здесь общим катаньем встречают масленицу»[3]. Почему собирались они в этих именно селениях, возможно объяснить предположением, что эти места в прошлом были ознаменованы важными для всего народа событиями.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что труды С.М. Михайлова могут служить важным источником изучения быта и этнографии горных мари. Также на наш взгляд, по михайловским местам Горномарийского района и города Козьмодемьянска можно организовать автобусную экскурсию для школьников и учителей района, краеведов и всех интересующихся историей и культурой горных мари для популяризации Горномарийского района. С.М. Михайлов оставил яркий след за свою короткую жизнь. Его труды до сих пор остаются востребованными, так как он сам проживал среди марийского населения и его описания самые правдивые.

Для оценки финансового состояния хозяйствующего субъекта необходимо проведение анализа.

Анализ фин. состояния предприятия – расчет, оценка и интерпретация комплекса финансовых показателей, характеризующих различные стороны деятельности предприятия [12, с. 112].

Анализ финансового состояния предприятия преследует несколько целей:

1) определение финансового положения;

2) выявление изменений в финансовом состоянии в пространственно-временном разрезе;

3) выявление основных факторов, вызывающих изменения в финансовом состоянии;

4) прогноз основных тенденций финансового состояния.

Основными задачами анализа финансового состояния предприятия являются:

1) оценка динамики состава и структуры активов, их состояния и движения;

2) анализ абсолютных относительных показателей финансовой устойчивости предприятия оценка изменения ее уровня;

3) оценка динамики состава и структуры источников собственного и заемного капитала, их состояния и движения;

4) анализ платежеспособности предприятия и ликвидности активов его баланса [5, с.288-289].

В процессе анализа используются различные приемы и методы с учетом поставленных целей и задач, а также имеющихся в распоряжении аналитика информационных, временных и человеческих ресурсов и технического обеспечения.

Анализ финансового состояния делится на внутренний и внеш­ний. Они существенно отличаются по своим целям и содержанию.

Внутренний финансовый анализ — это процесс исследования меха­низмов формирования, размещения и использования капитала с це­лью поиска резервов укрепления финансового состояния, повыше­ния доходности производства и наращивания собственного капитала субъектом хо­зяйствования.

Внешний финансовый анализ представляет собой процесс исследо­вания фин. состояния субъекта хозяйствования с целью про­гнозирования степени риска инвестирования капитала и уровня его доходности.

Существуют различные подходы к проведению анализа фин. состояния предприятия.

В.В. Ковалев подробно рассматривает основные принципы и последовательность методики анализа фин. состояния. Детализация процедурной стороны методики анализа финансового состояния зависит от поставленных целей, а также от различных факторов временного, информационного и методического обеспечения. Логика аналитической работы предлагает проведение анализа фин. состояния предприятия в виде экспресс - анализа финансового состояния и детализированного анализа финансового состояния.

Основными методами анализа финансового состояния А.Д. Шеремет называет горизонтальный, вертикальный, трендовый, коэффициентный и факторный. В ходе горизонтального анализа определяются абсолютные и относительные изменения величин различных статей баланса за определенный период.

Сравнительная характеристика методик оценки финансового состояния предприятия представлена в таблице 1.

Таблица 1 - Сравнительная характеристика методик оценки финансового состояния предприятия

Критерии сравнения

Автор методики

Шеремет А.Д., Сайфулин Р.С.

Ковалев В.В.

Стоянова Е.С.

Наличие и содержание подготовительных процедур

Ознакомление с данными бухгалтерской отчетности

Ознакомление с аудиторским заключением

Ознакомление с данными бухгалтерской отчетности

Наличие дублирования этапов анализа

Дублирование отсутствует

Дублирование отсутствует

Дублирование этапа «Оценка имущественного состояния»

Степень подробности и детальности рассмотрения этапов

Этапы рассмотрены очень подробно и доступны к пониманию

Этапы рассмотрены достаточно подробно

Этапы рассмотрены очень подробно, рассматривается ЭФР

Степень раскрытия экономического содержания используемых показателей

Экономическое содержание раскрыто достаточно полно

Экономическое содержание раскрыто достаточно полно

Экономическое содержание раскрыто достаточно полно

Степень детализации анализируемых данных

Высокая степень детализации, в пределах данных бухгалтерской отчетности

В пределах данных бухгалтерской отчетности

В переделах данных бухгалтерской отчетности

Источники исходной информации

Бухгалтерская отчетность, а также данные производственного и управленческого учета

Бухгалтерская отчетность

Бухгалтерская отчетность

Таким образом, для анализа финансового состояния организаций применяются разнообразные методы и методики диагностирования финансового и технико-экономического состояния предприятия. Однако все они не лишены недостатков, так как решают конкретную задачу.

Е. С. Стояновой уделяется внимание специфическим методом анализа: это расчеты эффекта финансового рычага и операционного рычага, а также расчету финансовых коэффициентов. В методике В.В. Ковалева анализируется влияние факторов влияющих на изменение показателей финансового состояния.

Наиболее оптимальной является методика А.Д. Шеремета и Р.С. Сайфулина, потому что данная методика является наиболее полной и содержательной. В ней подробно описаны не только основные этапы анализа финансового состояния предприятия, но она и довольно доступна для пользователей.

Результаты анализа финансового состояния предприятия, полученные с помощью методики Шеремета, дают возможность определить какой фазе жизненного цикла предприятия соответствует его фин. состояние и помогают спрогнозировать его фин. состояние. Используемая методика предназначена для обеспечения управления финансовым состоянием предприятия и оценки финансовой устойчивости в условиях рыночной экономики [6].

Методика проведения анализа финансового состояния, предлагаемая А.Д. Шереметом предназначена для обеспечения управления фин. состоянием предприятия и оценки фин. устойчивости его деловых партнеров в условиях рыночной экономики. Она включает элементы, общие как для внешнего, так и для внутреннего анализа. Основы методики могут быть адаптированы к требованиям конкретного внешнего пользователя и поэтому имеют универсальный характер, вытекающий из универсальности рыночных отношений, объединяющих различные формы собственности и различные виды экономической деятельности.

Методика включает следующие блоки анализа: общая оценка финансового состояния и его изменения за отчетный период; анализ финансовой устойчивости предприятия; анализ ликвидности баланса; анализ деловой активности и платежеспособности предприятия.

Далее, исходя из предложенной методики А.Д. Шеремета и Р.С. Сайфулина, необходимо проанализировать ликвидность и платежеспособность предприятия.

Задача анализа ликвидности баланса возникает в связи с необходимостью да­вать оценку кредитоспособности предприятия, то есть ее способности своевре­менно и полностью рассчитываться по всем своим обязательствам.

Баланс считается абсолютно ликвидным, если имеет место следующие соотношения, представленные в таблице 2.

Таблица 2 - Показатели ликвидности (абсолютно ликвидный баланс)

Активы

Условное обозначение ликвидности баланса

Пассивы

А1

³

П1

А2

³

П2

А3

³

П3

А4

£

П4

Активы предприятия в зависимости от скорости превращения их в деньги делятся на 4 группы:

А1 – наиболее ликвидные активы - денежные средства и краткосрочные ценные бумаги.

А2 – быстрореализуемые активы - дебиторская задолжен­ность (кроме задолженности учредителей по взносам в уставный капитал), НДС по приобретенным ценностям, товары отгруженные.

А3 – медленно реализуемые активы - производственные запасы и затраты (кроме расходов будущих периодов), задолжен­ность учредителей по взносам в уставный капитал, долгосрочные финансовые вложения.

А4 – трудно реализуемые активы - нематериальные активы, основные средства, незавершенное строительство и другие вне­оборотные активы, не включенные в группу А3, а также вклады в ус­тавные капиталы других организаций.

Пассивы баланса группируются по степени срочности их оплаты:

П1 – наиболее срочные обязательства - кредиторская за­долженность, а также ссуды, не погашенные в срок.

П2 – краткосрочные обязательства - краткосрочные креди­ты, заемные средства.

П3 – долгосрочные обязательства (долгосрочные кредиты и за­емные средства).

П4 – постоянные пассивы - уставный капитал, добавочный капитал, резервный капитал, фонды накопления, фонды социаль­ной сферы, целевые финансирование и поступления, нераспреде­ленная прибыль.

Понятия платежеспособности и ликвидности очень близки, но второе более емкое. От степени ликвидности баланса зависит платежеспособность. В то же время ликвидность характеризует как текущее состояние расчетов, так и перспективу. Организация может быть платежеспособным на отчетную дату, но иметь неблагоприятные возможности в будущем.

Задачей анализа финансовой устойчивости является оценка величины и структуры активов и пассивов. Это необходимо, чтобы ответить на вопросы: насколько организация независима с финансовой точки зрения, растет или снижается уровень этой независимости и отвечает ли состояние его активов и пассивов задачам её финансово-хозяйственной деятельности.

По степени устойчивости можно выделить четыре типа финансовых ситуаций (таблица 3).

Пределом финансовой неустойчивости является кризисное состояние предприятия. Оно проявляется в том, что наряду с нехваткой «нормальных» источников покрытия запасов и затрат (к их числу может относиться часть внеоборотных активов, просроченная задолженность и т.д.) организация имеет убытки, непогашенные обязательства, безнадежную дебиторскую задолженность.

А.Д. Шеремет и Р.С. Сайфулин отмечают, что финансовая неустойчивость считается нормальной (допустимой), если величина привлекаемых для формирования запасов и затрат краткосрочных кредитов и заемных средств не превышает суммарной стоимости производственных запасов и готовой продукции (наиболее ликвидной части запасов и затрат).

Если указанные условия не выполняются, то финансовая неустойчивость является ненормальной и отражает тенденцию к существенному ухудшению финансового состояния.

Таблица 3 - Тип финансовых ситуаций

Тип финансового состояния

Формула

Пояснения

1) Абсолютная устойчивость финансового состояния

S =

{1, 1, 1}

При абсолютной финансовой устойчивости предприятия не зависит от внешних кредиторов, запасы и затраты полностью покрываются собственными ресурсами. В российской практике такая финансовая устойчивость встречается крайне редко, представляет собой крайний тип финансовой устойчивости.

2) Нормальная устойчивость финансового состояния предприятия, гарантирующая его платежеспособность

S =

{0, 1, 1}

Это соотношение показывает, что организация использует все источники финансовых ресурсов и полностью покрывает запасы и затраты

3) Неустойчивое финансовое состояние

S =

{0, 0, 1}

Сопряженное с нарушением платежеспособности, при котором, тем не менее, сохраняется возможность восстановления равновесия за счет пополнения источников собственных средств, сокращение дебиторов и ускорение оборачиваемости запасов

4) Кризисное финансовое состояние

S =

{0, 0, 0}

При котором организация находится на грани банкротства, поскольку в данной ситуации денежные средства, краткосрочные финансовые вложения, дебиторская задолженность предприятия и прочие оборотные активы не покрывают даже его кредиторской задолженности и прочие краткосрочные пассивы

По результатам анализа разрабатываются мероприятия по улучшению финансового состояния.

Таким образом, финансовое состояние предприятия является важнейшей характеристикой его деловой активности и надежности. Оно определяет конкурентоспособность предприятия и его потенциал в деловом сотрудничестве, является гарантом в эффективной реализации экономических интересов всех участников хозяйственной деятельности, как самого предприятия, так и его партнеров. Оценка финансового положения предприятия должно дать руководству предприятия картину его действительного состояния, а лицам, заинтересованным в его финансовом состоянии, сведения, необходимые для беспристрастного суждения, например, о рациональности использования вложенных в организация дополнительных инвестициях.

Источник информации может находится как в самой организации, так и вне ее. По данному признаку многие авторы такую информацию подразделяют на: внешнюю и внутреннюю.

К внешней относится информация, характеризующая:

1) основных контрагентов;

2) конкуренцию в отрасли и основных конкурентов;

3) общеэкономическую и политическую ситуацию в стране;

4) состояние фондового рынка и рынка капитала;

5) отрасль и перспективы ее развития;

6) состояние собственников хозяйствующего субъекта и команду управления.

К внутренней информации относится:

1) информация, содержащаяся в учредительных документах;

2) нормативно-плановая информация;

3) учетная информация;

4) прочая информация.

Внешний анализ проводится на основе публичной отчетности, содержащую лишь весьма ограниченную часть информации о деятельности предприятия.

В качестве информационного обеспечения экономического анализа может использоваться финансовая отчетность предприятия, рассматриваемая как единая система данных об имущественном и фин. положении предприятия и о результатах ее хозяйственной деятельности [12].

Формы бухгалтерской отчетности утверждены приказом Минфина России от 02.07.2011 N 66н «О формах бухгалтерской отчетности» (с изменениями внесенными приказами Минфина России от 04.12.2011 № 154н). Однако этим приказом Минфин России утвердил в качестве образцов лишь примерные формы отчетности, предоставив предприятиям право вносить в них изменения. Однако права предприятий не безграничны: разрабатывая собственные формы бухгалтерской отчетности, они должны соблюдать определенные требования. Главное – сохранить принципы построения этих форм. Разрабатывая собственную версию баланса, предприятие не вправе нарушать порядок расположения статей. Их необходимо размещать по степени возрастания ликвидности (нематериальные активы, основные средства, незавершенное строительство и т.д.). Кроме того, запрещается изменять коды итоговых строк баланса. Они должны оставаться в том же виде, что и в образце, утвержденном Минфином.

Если бухгалтер считает, что данных, указанных в типовых формах, для формирования полного представления об имущественном и финансовом положении предприятия недостаточно, в бухгалтерскую отчетность можно включить дополнительные показатели.

Основным источником информации для анализа финансового состояния служит баланс предприятия.

Баланс показывает состояние хоз. средств и их источников в текущий момент. Они постоянно изменяются и находятся в движении. Это движение отражается на счетах с помощью двойной записи.

В актив баланса включаются статьи, в которых объединены определенные элементы имущества предприятия по функциональному признаку.

Активы предприятия по сроку использования подразделяются на:

  • 1)внеоборотные (или постоянные) активы - ресурсы, приобретенные для долгосрочного использования (основные средства, нематериальные активы, долгосрочные финансовые вложения и др.);
  • 2)оборотные (или текущие) активы (или оборотные средства) - ресурсы, приобретенные с целью их использования в течение обычного производственного цикла предприятия или одного года. Сюда относят: производственные запасы, незавершенное производство, готовую продукцию, свободные денежные средства предприятия, краткосрочные финансовые вложения, величину дебиторской задолженности и прочие оборотные активы.

Во втором разделе пассива баланса представлены заёмные средства: долгосрочные (на срок более 1 года) и краткосрочные.

В расчетах с кредиторами отражены суммы, начисленные, но ещё не перечисленные в бюджет, органам социального страхования и обеспечения, задолженность поставщикам за материалы и т.д. Наше предприятие временно использует эти средства в своем обороте (до перечисления), хотя реально они ему не принадлежат.

Собственный капитал включает уставной капитал (акционерный капитал, добавочный капитал, резервный капитал) и дополнительный капитал, представляющий собой накопленную прибыль, как распределенную, так и нераспределенную.

Заемный капитал разделяется на долгосрочные обязательства и краткосрочные обязательства (или текущие пассивы).

Основной принцип бухгалтерского учета – «равенство активов и пассивов».

Баланс позволяет оценить эффективность размещения капитала предприятия, его достаточность для текущей и предстоящей хозяйственной деятельности, оценить размер и структуру заемных источников, а также эффективность их привлечения [10].

Отчет о финансовых результатах является информационной основой для анализа эффективности предприятия, в частности она позволяет оценить качество, динамику и структуру прибыли предприятия, конкурентоспособность продукции, выпускаемой организацией, и рентабельность продаж. Важнейшей формой выражения деловой активности предприятия является фин. результат ее деятельности. Сведения о формировании и использовании прибыли рассматриваются наряду со сведениями об имущественном положении в качестве наиболее значимой части бухгалтерского отчета предприятия. «Отчет о прибылях и убытках» построен таким образом, что в нем отдельно отражаются доходы и расходы по различным направлениям деятельности предприятия. Раздел первый «Доходы и расходы по обычным видам деятельности» представляет информацию о доходах, расходах и прибыли, полученной от основной деятельности - производства и продажи продукции, товаров, работ, услуг.

Выручка от продажи товаров, продукции, работ, услуг, являясь основным доходом предприятия, используется с целью формирования информационной базы для анализа и оценки таких важнейших показателей результативности работы как: оборачиваемость активов, средняя продолжительность сроков погашения дебиторской и кредиторской задолженности, материалоотдача и затратоемкость (в том числе по отдельным статьям расходов, формирующих себестоимость производства и продажи продукции).

Информационная система анализа финансового состояния должна формироваться и постоянно совершенствоваться с учетом реализации ряда тре­бований к ней, а именно соблюдения таких принципов, как: аналитич­ность, объективность, рациональность, оперативность, полезность, что является необходимым условием получения достоверной оценки эффективности анализа финансового состояния в условиях глобального финансового кризиса.

Финансовое состояние предприятия – экономическая категория, отражающая состояние капитала в процессе его кругооборота и способность субъекта хозяйствования к саморазвитию на конкретный момент времени.

Например, А.Д. Шеремет под финансовым состоянием понимает способность предприятия финансировать свою деятельность в целом. Оно характеризуется обеспеченностью фин. ресурсами, необходимыми для стабильного функционирования предприятия, эффективностью их использования и целесообразностью размещения, финансовыми взаимоотношениями с др. физическими и юридическими лицами, платежеспособностью и финансовой устойчивостью [6, c. 231].

По мнению Е.В. Негашева и А.Д. Шеремета, финансовая устойчивость - одна из важнейших характеристик финансового состояния предприятия. Особенно яркое отражение эта мысль нашла в предложенной А.Д. Шереметом и Е.В. Негашевым классификации состояния предприятия по степени его финансовой устойчивости. Ими было выделено четрые основных типа фин. состояния, в которых может находиться организация:

1) абсолютная устойчивость финансового состояния,

2) нормальная устойчивость финансового состояния,

3) неустойчивое финансовое состояние,

4) кризисное финансовое состояние.

Следует обратить внимание на то, что для оценки финансовой устойчивости предприятия ими рекомендована определенная система показателей, в которую не входят такие показатели как ликвидность, платежеспособность, рациональность размещения и использования имущества.

Позицию, почти полностью совпадающую с названными ранее авторами, занимает О.В. Ефимова. Хотя она и не дает точного определения сущности фин. состояния и фин. устойчивости, это в целом видно из содержания ее работы [4].

Несколько иную позицию по раскрытию сущности фин. состояния предприятия, его финансовой устойчивости и взаимосвязи между ними занимает Г.В. Савицкая. С одной стороны она характеризует понятие финансового состояния и финансовой устойчивости предприятия, как экономическую категорию, отражающую состояние капитала в процессе его кругооборота и способность субъекта хозяйствования к саморазвитию на конкретный момент времени. Но наряду с этим подчеркивается, что финансовая устойчивость предприятия зависит от результатов его коммерческой и производственной деятельности. Изложенный подход, по существу, совпадает с характеристикой, данной указанными выше авторами [5].

Исходя из изложенного, можно сделать вывод, что перечисленные авторы придерживаются позиции, что финансовое состояние является более широким понятием, чем финансовая устойчивость, а финансовая устойчивость выступает одной из составных частей характеристики фин. состояния предприятия. Необходимо отметить, что, к сожалению, не все авторы занимают столь четкую позицию по указанным вопросам.

Финансовое состояние зависит от всех сторон деятельности предприятия:

1) от выполнения производственных планов,

2) снижения себестоимости продукции и увеличения прибыли,

3) роста эффективности производства,

4) от факторов в сфере обращения и связанных с организацией оборота товарных и денежных фондов

4.1) от улучшения взаимосвязей с поставщиками сырья и материалов, покупателями продукции,

4.2) от совершенствования процессов реализации и расчетов.

Фин. состояние предприятия считается устойчивым, если оно способно своевременно производить платежи и финансировать свою деятельность на расширенной основе. Устойчивое финансовое положение в свою очередь оказывает положительное влияние на выполнение производственных планов в срок и обеспечение нужд производства необходимыми ресурсами, без нарушения производственных циклов. Поэтому финансовая деятельность, как составная часть хозяйственной деятельности, направлена на обеспечение планомерного поступления и расходования денежных ресурсов, достижение рациональных пропорций собственного и заемного капитала и наиболее эффективного его использования [27, c. 84].

Так, фин. состояние предприятия, его устойчивость и стабильность зависят от результатов его производственной, коммерческой и финансовой деятельности. Если финансовый и производственный планы успешно выполняются, то это положительно влияет на финансовое положение предприятия. И, наоборот, в результате недовыполнения плана по производству и реализации продукции происходит повышение ее себестоимости, что приводит к уменьшению выручки и суммы прибыли в частности и, как следствие, ухудшение фин. состояния предприятия и его платежеспособности.

Можно отметить таким образом, что устойчивое фин. положение оказывает положительное влияние на выполнение производственных планов и обеспечение нужд производства необходимыми ресурсами. Поэтому финансовая деятельность, как составная часть хозяйственной деятельности, должна быть направлена на обеспечение планомерного поступления и расходования денежных ресурсов, достижение рациональных пропорций собственного и заемного капитала и наиболее эффективное его использование.

В статье рассматриваются проблемы построения интегрированной системы управления на автомобильных предприятиях на основе процессного и системного подходов, моделирования в соответствии с требованиями Национальных и Межгосударственных стандартов на системы управления.
Ключевые слова: автомобиль, техническое обслуживание, ремонт, интегрированная система.
Проблема разработки и внедрения интегральной системы управления на автомобильных предприятиях связано с особенностями их работы.
Деятельность автомобильных предприятий имеет общие функции с предприятиями сферы материальных услуг ввиду большого объема работ.
Наличие сложной производственно-технологической структуры на предприятиях придает им свойства малых предприятий, которым присущи значительные отличия в создании и внедрении интегрированной системы
управления. Рассмотрим основные особенности автомобильных предприятий влияющих на построение ИСУ.
Техобслуживание - это целый комплекс производственных процессов, процессов менеджмента и предоставления услуг. По данным специалистов АДИ (ТУ) на территории России в ближайшие годы будут действовать следующие формы обслуживания автомобилей:
• дилерские предприятия (15-25% объемов работ);
• ремонтные предприятия (45-60%);
• мастерские транспортных предприятий (5-10%);
• самообслуживание (до 20-25%), которое также должно поддерживаться вторичным рынком (предоставление рабочих мест, оборудование, инструмент, информационное обеспечение и т.п.).
В основном предприятия имеют узкоспециализированные производства, в которых функционирует следующая модель: «закупка сырья
- производство - сбыт», ориентированная на установленный сектор оптовых потребителей. Однако с имеющейся узкой специализацией, например, ремонт агрегатов, автомобильные предприятия оказывают широкий спектр
услуг:
• подбор, заказ и доставка необходимых для ремонта оборудования, запасных частей и материалов;
• поиск, оценка, покупка новых и подержанных агрегатов;
• гарантийный ремонт;

• заправка, мойка, уборка и хранение;

• техническое обслуживание и ремонт автомобилей в течение их эксплуатации;
• инструментальный технический осмотр и подготовка к нему;
• продажа запасных частей, материалов, комплектующих изделий и принадлежностей;
• техническая поддержка на линии, выезд к месту поломки, эвакуация;
• переоборудование и дооснащение, тюнинг автомобилей и агрегатов;
• сбор и утилизация отходов, образующихся при эксплуатации и ремонте;
• информационное обеспечение владельцев ;
• обучение и повышение квалификации персонала автотранспортных предприятий.
Особенности организации технического обслуживания и ремонта АТС, влияющих на уровень качества услуг:
• ограниченное время оказания услуг для снижения простоев автомобилей;
• неравномерный спрос на услуги;
• необходимость учета индивидуальных требований заказчиков;
• высокая квалификация персонала;
• окончательная оценка качества услуги потребителями в процессе эксплуатации.
К качеству работ ТО и Р автомобилей добавляется качество обслуживания, которое включает:
• своевременную и достоверную информацию и рекламу о составе, стоимости и особенностях выполнения услуг;
• достоверность получения услуг (удобное время);
• гарантия выполненных работ;
• выполнение требований заказчика;
• предоставление отчетности о выполненных работах;
Качество оказываемых услуг автомобильными предприятиями, зависит от следующих факторов:
• уровня организации технологического процесса (применение информационных систем и необходимого ПО, в том числе технологических карт с указанием трудоемкости операций, перечня необходимых запасных частей и материалов);
• технологического проектирования и оснащения предприятия технологическим оборудованием;
• высокая квалификации работников всех категорий;
• используемых запчастей (гарантия качество запасных частей, работа локальной сети базы данных, доставка в срок);
• методов управления автомобильным предприятием;
• организации маркетинговой деятельности;
• управления экономической деятельностью предприятия;
• аналитической деятельности предприятия;
• синхронизированной документальной базы;
• учёт требований рынка и нормативной документации.

Взаимодействие работников с физическими и химическими опасными и вредными производственные факторами:

• движущиеся механизмы, производственное оборудования;
• повышенные или пониженные температуры воздуха рабочей зоны;
• повышенный уровень шума на рабочих местах;
• повышенный уровень вибрации;
• недостаток естественного освещения;
Основным химическими факторами опасными и вредными для работника является работа с нефтепродуктами, загазованность воздуха рабочей зоны. 
Техногенное и естественное воздействие автомобильных предприятий на окружающую среду включает в себя выброс вредных веществ, выбрасываемых стационарными источниками с отходящими газами, вентиляционным воздухом, стоками. Наибольший вред оказывают следующие вещества: оксид углерода, оксиды азота, углеводороды, сажа и
другие твердые частицы, свинец и его соединения, прочие тяжелые металлы.
Объекты и показатели экологического контроля на предприятиях:
• воздух, почва, вода;
• вредные факторы условий труда;
• законодательные акты;
• реагирующие меры по расследованиям несчастных случаев;
• проверка состояние оборудования, техническое обслуживание, ремонт, утилизация оборудования, и его безопасная эксплуатация.

 Рисунок 1- Схема организации ТО и ремонта АТС с диагностикой на универсальной станции автосервиса

Вклад стационарных источников, находящихся на балансе предприятий, в загрязнение окружающей среды составляет 15-20%. Таким образом, производственно-техническая база автомобильных предприятий , предназначенная для проведения ТО и ремонта автомобилей, является одной из важнейших структур в части экологической безопасности

автотранспортного комплекса в целом. Поэтому наряду с главной целью - обеспечением заданного уровня качества ТО и ремонта и уровня производственной безопасности при проведении работ стоит также цель обеспечения собственной экологической безопасности.
Данные особенности автомобильных предприятий с учетом высокой конкуренции услуг могут привести к уходу потребителей или партнеров в случае негативной оценки качества услуг, росту эксплуатационных затрат в
случае ненадлежащего состояния экологической и производственной безопасности. На основании приведенных особенностей организации автомобильных услуг, схема взаимодействия процессов организаций будет
иметь следующую цепь: «организация работы с клиентами - подготовка производства работ - производство работ ТО и Р». Схема организаций автомобильного бизнеса, влияющие на создание интегрированной системы
управления приведены на рисунке 1.
ЛИТЕРАТУРА
1. Аринин И. Н. Моделирование процессов технического обслуживания и
ремонта автомобилей: Практикум / И. Н. Аринин, С. И. Коновалов. - Владимир:
Изд-во ВПИ, 2017.-88 с.
2. Баженов Ю. В. Проектирование предприятий автомобильного транспорта:
практикум: Учебное пособие для ВУЗов / Ю. В. Баженов. - Владимир: Изд-во
ВлГУ, 2018.-212 с.
3. Латышев М. В. Управление качеством в процессах автосервиса / М. В.
Латышев, А. Г. Сергеев. - Владимир: Изд-во ВлГУ, 2015. - 160 с.

Скачать

1.1 Основные теории жизненного цикла организации с точки зрения социологического подхода

На сегодняшний день в рамках экономической науки насчитывается широкий круг теорий и взглядов, раскрывающих проблематику развития современной организации, наиболее значимое место среди которых занимают теории трансформации или теории жизненного цикла организации.
Жизненный цикл организации - это модель, которая предполагает, что компании со временем проходят через довольно предсказуемую последовательность этапов развития. Эта модель связана с изучением организационного роста и развития. Он основан на биологической метафоре живых организмов, которые имеют регулярный характер развития: рождение, рост, зрелость, упадок и смерть. Аналогичным образом, жизненный цикл бизнесов, как правило, имеет четыре или пять стадий развития: запуск, рост, зрелость и спад, причем диверсификация иногда рассматривается как дополнительная стадия между зрелостью и спадом [10, с.80].
По мере продвижения компаний по жизненному циклу организации критерии их эффективности меняются. Компании стремятся изменить свои стили управления, системы вознаграждений, организационные структуры, процессы коммуникации и принятия решений, а также корпоративные стратегии.
По мере взросления компаний они, как правило, стремятся стать более инновационными, или диверсифицируются путем приобретения [5, с.10].
Несмотря на полезность этой модели, исследователи бизнеса отмечают, что компании не всегда развиваются линейно, как предполагает модель ЖЦО. Вместо этого компании могут сначала испытывать небольшой рост, а затем снижать продажи, прежде чем перейти в стадию роста. Или они могут подвергаться всплескам роста и упадка, что затрудняет их размещение на какой-либо конкретной стадии. Тем не менее, модель отражает общие этапы, которые испытывают компании при разработке.
Рассмотрим, каким образом осуществляется разработка модели жизненного цикла организации.
В то время как ряд теоретиков бизнеса и менеджмента ссылались на стадии развития в начале и середине 1900-х годов, Мейсон Хэйр, редактор тома организации модемов тома 1959 года, в целом признан одним из первых теоретиков, использовавших биологическую модель для организационного роста и развития, утверждал, что организационный рост и развитие следует регулярной последовательности. А. Чандлер, автор книги «Стратегия определяет структуру» 1962 года, повлиял на последующее исследование ЖЦО, опираясь на свой аргумент, основанный на исследовании четырех крупных фирм США, что со временем стратегия фирмы менялась, и в структуре фирмы должны происходить соответствующие изменения. С начала 1970-х годов число этапов жизненного цикла, предложенных учеными-предпринимателями, варьировалось от трех до десяти, но большинство моделей ЖЦО имеют четыре или пять этапов.
Жизненный Цикл Организации - важная модель из-за ее предпосылки и ее предписания. Предпосылка модели заключается в том, что требования, возможности и угрозы как внутри, так и за пределами коммерческой фирмы будут различаться в зависимости от стадии развития, в которой находится фирма. Например, угрозы на этапе запуска отличаются от угроз на стадии зрелости. По мере того, как фирма проходит этапы развития, изменения в характере и количестве требований, возможностей и угроз оказывают давление на изменения в деловой фирме. Л. Бэйрд и И. Мешулам в своей статье в «Академии управленческого обзора» утверждали, что организации переходят с одного этапа на другой, потому что соответствие между организацией и ее средой настолько неадекватно, что-либо эффективность и / или результативность организации серьезно снижается, либо выживание организации находится под угрозой. Рецепт модели ЖЦО состоит в том, что руководители компании должны изменить свои бизнес-цели, стратегии и устройства реализации стратегии, чтобы соответствовать внутренним и внешним характеристикам каждого этапа. Таким образом, различные этапы жизненного цикла компании требуют изменений в целях, стратегиях, управленческих процессах фирмы (планирование, организация, укомплектование персоналом, управление, контроль), технологиях, культуре и принятии решений.
Множество факторов способствуют прохождению компаний через ЖЦО. Начнем с того, что компании обычно следуют этапам развития отраслей, в которых они работают. Следовательно, большинство компаний в зрелой отрасли также являются зрелыми, и поэтому такие компании должны запускать новые продукты или услуги, или более конкурентоспособные маркетинговые стратегии.
Изменения в предпочтениях клиентов могут привести к тому, что обе компании и их отрасли перейдут на другую стадию развития. Например, потребители могут выбрать альтернативные продукты, которые имеют более совершенную технологию, имеют больше функций или более просты в использовании.
Поэтому важнейшим фактором является изменение спектра продуктов или услуг. Потребности и желания потребителей могут привести к изменению продуктов и услуг, а инновационные продукты и услуги могут вызвать потребности и желания потребителей. Отрасли, которые зависят от технологий, исследований и инноваций, наиболее подвержены старению и упадку в результате изменений продукта. Кроме того, продукты и услуги имеют свои собственные жизненные циклы, которые включают прохождение через одни и те же этапы: запуск, рост, зрелость и упадок. Кроме того, если в отрасли существуют значительные барьеры для входа, она будет более стабильной, чем в отраслях без таких барьеров.
Содействие новому росту. Чтобы избежать спада, компании могут предпринять различные корректирующие действия на стадии зрелости или спада, чтобы начать новый цикл разработки или, по крайней мере, предотвратить выход из бизнеса. Начиная со стадии зрелости, компании могут обойти спад, сосредоточившись на позициях продуктов или услуг и внедрив новые методы привлечения и удержания клиентов. По словам Лероя Томпсона-младшего, автора книги «Освоение вызовов перемен», чтобы стимулировать новый рост, компании также должны пытаться внедрять инновации, и поэтому руководство компании должно делать упор на креативность.
По мере взросления компания должна уделять все больше внимания внешним факторам, которые могут привести к ее снижению. Если компания не сможет проявить инициативу на стадии зрелости, она может столкнуться с еще более сложной задачей - попытке предотвратить свое падение. Кроме того, если компании ожидают созревания и внедряют политику, которая поможет им стать более инновационными на этом этапе, они могут уменьшить влияние этапа зрелости и легче инициировать новый этап запуска или роста (например, посредством внутрипроизводственного обучения).
Зрелость и упадок, как правило, являются результатом того, что компании привыкли вести бизнес определенным образом на начальных этапах и этапах роста и не могут отказаться от этих деловых привычек, когда они перестают приносить плоды. Если бизнес-стратегия была успешной, компании, как правило, не вносят изменений, пока не станет слишком поздно, пока они не начнут снижаться. Чтобы не потерять позиции, Томпсон рекомендует компаниям придерживаться маркетинговой позиции, которая подразумевает определение потребностей и желаний клиентов и стремление их удовлетворить.
Охарактеризуем стили управления. Томпсон, Л. Грайнер, Лоуренс М. Миллер и другие соотносят этапы жизненного цикла с различными стилями управления, необходимыми для продолжения роста.
Начальная стадия, которая включает в себя рост благодаря творчеству и дальновидности, в конечном итоге приводит к лидерским и организационным проблемам. Должны быть приняты более сложные и более формализованные методы управления, в которых особое внимание уделяется действиям и контролю. Если основатели не могут или не будут брать на себя эту ответственность, они должны нанять кого-то, кто может дать этому человеку значительные полномочия. Стадия роста успешна благодаря контролю и руководству, но такой стиль управления может вызвать кризис автономии. Менеджеры более низкого уровня должны получить больше полномочий, чтобы организация продолжала расти. Кризис предполагает преодоление нежелания менеджеров делегировать полномочия.
На стадии зрелости компании могут расти за счет делегирования, однако делегирование может привести к проблемам контроля внутри диверсифицированных компаний. Поскольку менеджеры более низкого уровня предпочитают брать на себя ответственность за свои собственные отделы и отделы без вмешательства со стороны остальной части организации, руководители высшего уровня считают, что они теряют контроль над своей диверсифицированной компанией. Компании также внедряют системы координации, чтобы их различные бизнес-подразделения и отделы могли работать вместе. Эти усилия, однако, имеют тенденцию вызывать наплыв волокиты. Методы координации, такие как группы продуктов, формальные процессы планирования и корпоративный персонал, со временем становятся бюрократической системой, которая вызывает задержки в принятии решений и сокращение инноваций.
На этом этапе компании могут стать слишком большими и диверсифицированными, чтобы эффективно функционировать с негибкими правилами и плотной бюрократией.
На последнем этапе компании должны делать упор на рост посредством совместной работы, которая включает использование команд, расширение прав и возможностей работников, устранение бюрократических проволочек, сокращение числа сотрудников корпорации, упрощение формальных систем, расширение конференций и образовательных программ, а также внедрение более сложных информационных систем. Поскольку спад и закрытие вероятны, если компании будут действовать в том же направлении, что и на стадии зрелости, они должны принять такую политику и внедрить такие изменения, чтобы предотвратить сокращение продаж и апатию сотрудников. Следовательно, компании должны перезапустить или изменить себя на этом заключительном этапе жизненного цикла организации.
Рассмотрим организационное проектирование и организационные изменения. Давайте для начала определим, в чём же заключается суть организационного проектирования [15, с.210].
Главная мысль организационного проектирования – это разработка неких организационных компонентов, а также взаимоотношений в создаваемой, то есть моделируемой, системе, реализация которых приводит к возникновению организационного целого, что включает в себя свойства как высокой надежности, так и устойчивости, а также экономичности.
У любого процесса есть свои глобальные цели, задачи. У организационного проектирования есть три возможных краеугольных задачи, в за.
Вариант 1. Собственно, создание самой системы. Это, в целом, очевидно.
Вариант 2. Это точечное усовершенствование существующей на данный момент организационной системы, что обеспечивает целесообразность дальнейшей работы структуры.
Вариант 3. И, наконец, ещё одной целью организационного проектирования может стать коренное преобразование ныне существующей системы.
Организационная система представляет из себя сочетание 2 частей [10, с.82].
1. В первую очередь, это механизм внутреннего функционирования, что включает компоненты, обязательные для управленческой и производственной деятельности (организационные, а также функциональные структуры, организационные документы, положения об отделах и службах, должностные инструкции, производственное оборудование, компьютерную и организационную технику, офисную мебель, сети связи и систему документооборота);
2. Второй частью системы является механизм взаимоотношений с внешней средой, что включает в себя компоненты, обязательные для формирования комфортного делового поля внешних отношений организации (законодательные акты, договоренности, контракты, соглашения и т.п.).
Структуры, становящиеся объектами организационного проектирования, придают тому черты комплексности и системной целостности. Если говорить о важности и вкладе данного этапа в организационную деятельность, то проектирование способно рассматриваться в качестве подготовки действия или продукта, то есть подготовительное действие, которое представляет из себя осмысление всего, что находится на стадии подготовки.
Неотъемлемой частью организации являются организационные изменения. Организационные изменения - это создание нового организационного устройства, подходящего характеру изменений внешней среды. Организационные изменения проходят со искажением привычных и поддерживаемых сотрудниками организации ценностей, правил и шаблонов действия, а ещё общепринятых методов принятия решений, которые превращаются в препятствие в процессе адаптации организации к темпу и направлениям рыночных изменений. Организационные изменения проходят зачастую очень болезненно и далеко не скоростными темпами. У организационных изменений есть несколько этапов.
В самом начале организационные изменения проходят через этап «разморозки». Характерной чертой вышеупомянутого этапа является рождение дисбаланса между движущими и стабилизирующими структурами в организации. На данном этапе очень важно найти и объединить движущие силы организации, а также идентифицировать и сократить до минимума сдерживающие силы.
Далее следует этап «изменения». Этот этап становится одним из самых болезненных, ведь именно в процессе его реализации происходит ломка устаканившихся норм и ценностей. В течение этого этапа актуально вовлечение главных сотрудников в создание новых целей и разработку программ изменения, а также обучения пассивного большинства сотрудников.
Последней стадией организационных изменений является этап «заморозки». Последний этап организационных изменений представляет из себя фиксацию положения дел в организации на новом уровне. Обновленное состояние организации обязано стать относительно постоянным и дефендированным от рандомных изменений.
Сфера сопротивления
Очевидность сопротивления Рационализация.
Наиболее популярны явные формы инструментального сопротивления.
- Материал сложен и непонятен;
- Указание не выполняется, с приведением причины, почему оно не выполнилось Возмущение.
Наиболее популярны формы эмоционального сопротивления.
- Бунты несогласия;
- Группа готова встать на сторону критикующих
- Вынесение личных и/или внешних претензий на первый план
Избегание.
Наиболее популярны скрытые
формы инструментального
сопротивления.
- Организация тех. сбоев, ухудшение информации
- Сетование на сложности, обструкция реформ
- Переход на частности, задержка времени Аморфность.
Наиболее популярны скрытые формы эмоционального сопротивления.
- Парадокс выученной беспомощности
- Создание группировок, сплетни
- Попытка вставить в обсуждение некие личные дела не к месту
Рисунок 1 - Сфера сопротивления организации

Нужно понимать, что ни сотрудники организации – люди, нельзя просто так взять и насадить на них все желаемые руководством изменения, не получив никакого фидбэка от собственного штаба [11, с.197]. Потому, наш следующий пункт – факторы, определяющие отношение сотрудников к изменениям в организации.
В первую очередь, это параметры организационных изменений: вектор развития, размах, уровень бескомпромиссности, возможность сотрудников для ознакомления с информацией и внедрение в процесс решения вопросов, связанных с реорганизацией, начальный уровень недовольства. Далее пункт о характеристиках непосредственно организации: уровень развития, тайминг существования, обстановка в коллективе, отношение лидерских групп к изменениям, тонкости организационной культуры.
Также есть некая каста факторов, находящихся за рамками нашей организации. Эта каста факторов в наше время исследована очень плохо возможно потому, что их инфлюенс на отношение команды сотрудников к инновациям весьма сложно выделить и проанализировать отдельно от влияния других более очевидных факторов. Замыкают наш список характеристики или тонкости поведения, собственно говоря, сотрудников организации: удовлетворенность команды определенными изменениями будет так или иначе обозначена их социально-демографическими и индивидуальными характеристиками, чертами мотивации и устройства личности в целом (рис. 1).
В рамках современных условий существует множество подходов к организационным изменениям. Организационные изменения: эволюционный и адаптационный подходы. Процесс организационных изменений включает в себя совокупность организуемых, планируемых и подконтрольных перемен в сфере производственных процессов предприятия. Иногда изменения происходят вопреки желания управляющих, а иногда организации включают какие-либо изменения в свои стратегии. Организационные изменения могут принести бизнес-сфере как пользу, так и вред: спровоцировать или снижение или рост. Организационные изменения включают в себя создание чего-то нового в устройстве и работе организации, которая соответствует изменениям внешней и внутренней среды, а также текущим потребностям организации. Организационные изменения могут быть рассмотрены полностью с противоположных сторон.
Это может быть определено как внутренняя политика организации с постоянно меняющейся структурой. Но это также может исходить из анализа прогнозируемой перспективы развития организации с выходом на стратегически важные для организации рынки, с изменяющимися формами собственности с течением времени.
Изменение целей и стратегий обычно является отправной точкой для изменения других аспектов деятельности организации. Если целью является новый продукт, то он требует исследований и разработок, нового производства и, возможно, приглашения нового персонала. Постоянное совершенствование финансового компонента приводит к изменениям, например, к повышению эффективности. Достижение такой цели, как повышение качества может привести к изменениям практически во всех сферах деятельности организации, от квалификации персонала до культуры организации. Большинство запланированных важных организационных изменений начинаются с новых или измененных целей и стратегий, которые затем приводят к новым организационным изменениям [14, с.162].
На организацию имеет влияние большое количество постоянно меняющихся условий. Ими могут быть политическая, экономическая, социальная и технологическая области, а также корпоративная среда – потребители, поставщики, конкуренты – вынуждают вносить организационные изменения, с тем чтобы организация соответствовала рыночным условиям.
Силы, оказывающие влияние на перемены внутри организации, имеют место быть как в самой организации, так и со стороны внешней среды. Если это плановые организационные изменения, то они являются специальными и осуществляются работниками непосредственно внутри самого предприятия.
Но если эти изменения стихийные, спонтанные, то, как правило, это ничем хорошим для организации не закончится. Потребность в изменениях стала проявляться достаточно часто и их влияние на жизненный цикл предприятия уже не рассматривается как исключительное явление. Организации рождаются, растут, ликвидируются. Они могут как возродиться, так и вовсе уйти с рынка.
Важно заметить, что организации стремятся к уравновесить свою социальную структуру, в том числе состояние относительного равенства противоборствующих в них сил, основным условием которого является формирование стабильных стандартов отношений их членов и внешней среды. Когда в организации происходят перемены, сотрудникам приходится тем или иным образом вносить коррективы в свое отношение и какое-то время находиться в состоянии дисбаланса.
Любые действия работников, направленные на противостояние осуществлению перемен в процессе работы, представляют собой сопротивление изменениям. Независимо от характера изменений, работники будут стремиться защитить себя от их последствий. Реакция людей на производимые в организации изменения рассматривается с множества сторон. Бывают случаи возникновения эффекта цепной реакции, когда перемена, непосредственно относящаяся к индивиду или небольшой группе людей, может привести к прямой или косвенной реакции остальных работников в силу того, что все они заинтересованы в том или ином событии.
Однако в один и тот же период защитная фаза может находиться в активной и пассивной форме.
Активная защитная фаза может принимать различные формы не закрытой оппозиции к форменным изменениям организации. Пассивная фаза может существовать и проявлять себя как скрытое противоборство.
В любом случае это может привести процесс к дополнительным затратам. Также возможно нарушение стабилизации. Зачастую процесс приходит к отрицательным проявлениям, в виде задержек в организационных изменениях. Отрицательно отношение сотрудников к организационным изменениям можно с полной уверенностью разбить на следующие сегментарные части: 1) личное сопротивление; 2) групповое сопротивление
Отрицательное отношение команды организации нарастает в коллективе в основном под давление основной массы работников. Об этом можно говорить, как о проявлении своего рода симбиоза - усиления оппозиционных сил к структурным изменениям в интеграции людей. В таком случае даже если ответная реакция отдельных индивидуумов не имеет явно выраженного отрицательного посыла, это порождает создание коллективного разума, который, в свою очередь, с легкостью вычленяет проблемы и достаточно быстро устраняет их.
Очень важная проблематичная задача, которая стоит сегодня перед современными организациями - это важность нахождения структурных частей, которые должны быть подвергнуты реформации, подготовки реформ и поддержки их в различных сферах работы компании. Компания в процессе организационных реформ подразумевает в себе как структурную, так и кадровую сторону. В границах структурной единицы организации осуществляется процесс создания комфортных условий, с целью достижения успешного развития. Осуществляется этот процесс с помощью изменений в управленческой сфере организации. Кадровый подход притворяется в жизнь за счёт повышения образованности сотрудников в их сфере деятельности, а также их готовности к осуществлению и реализации их собственных обособленных от основной деятельности организации инициатив. Экономическая и социальная деятельность делает ставку на симбиоз обоих концепций.
Стабильно-работающее предприятие работает над тем, чтобы осуществить поддержание корпоративной культуры. Кроме того, важно учесть тот факт, что изменения, в процессе которых должно существенно измениться поведение людей, влечет за собой неопределенность относительно гарантированности работы, привыкания к новым условиям, социальных взаимоотношений в будущем.
В случае, когда организационные изменения осуществляются исключительно на доброжелательных и демократических началах, большинство конфликтов и сопротивлений со стороны сотрудников сходят на нет. При таком раскладе, климат внутри организации должен способствовать как хорошему настроению сотрудников, так и улучшению показателей. Но, если сотрудники имеют причины сопротивляться грядущим переменам, то управляющие должны попробовать понять их и найти компромисс в сложившейся ситуации.
Сам процесс изменения предприятия может быть достаточно длительным и привлекающим в себя огромное количество ресурсов. Но, в то же время, процессы организационных изменений достаточно похожи на ряд отличных процессов, имеющих связь с обобщенные принятием решений. Первый этап процесса изменений – это принятие факта необходимости и необратимости изменений, который является следствием разрыва между текущими и желаемыми положениями в структуре организации.
Управляющие компанией должны брать в свое внимание ряд изменений внешней среды. Либо же они должны убирать нежелательные для них факторы внутренней среды. В любом случае, основаниями для организационных изменений является разрыв между желаемыми и действительными показателями организации. Ожидаемыми факторами могут являться рост прибыли, увеличение производительности и эффективности, выпуск нового вида продукции.
В рамках данной темы важно сказать о типах организационных изменений. Важным аспектом является выявление отраслей для дальнейших изменений. Один из вариантов структурных изменений включает структурные и кадровые аспекты. В рамках структурного подхода предпринимаются усилия по изменению институционального регулирования в целях создания благоприятных условий для достижения общих целей институционального развития. Кадровый подход предусматривает проведение мероприятий по повышению квалификации персонала и содействие его подготовке к принятию и осуществлению изменений. Экономическая и социальная эффективность основана на сочетании обоих подходов.
Важнейшей формой изменений, которая может затрагивать деятельность любой организации, является рост размером предприятия. Хоть существуют наиболее типичные процессы расширения, высвобождение рабочих часто является проявлением этого. Управляющие должны определить список лиц, которые будут вынуждены покинуть организацию. Неправильное увольнение может стать очень дорогим для организации [9, с.436].
Есть также ряд других организационных изменений, которые могут возникнуть в области человеческих отношений. Компания может нанять новых сотрудников с конкретными профессиональными данными или опытом работы. Например, многие организации, расширяя деятельность на международном уровне, ищут потенциальных сотрудников среди свободно говорящих на нескольких языках и знакомых с различными культурами других народов. Сосредоточение внимания на компьютеризации и автоматизации привело к тому, что многие организации искали сотрудников с высоким уровнем образования и с конкретными компьютерными знаниями. Однако набор новых сотрудников - это не единственный способ приобрести некоторых специалистов. Многие компании используют интенсивное и постоянное обучение персонала без перерыва в производстве, чтобы навыки и знания сотрудников всегда соответствовали текущему времени.
Переход к разработке новых продуктов или предоставление новых услуг может позволить компании обратить на себя внимание в новой для себя рыночной нише. Финансовая грамотность многих крупных компаний, как известно, основывается на их способности производить новые продукты значительно раньше своих конкурентов. Многие современные компании стоят свое развитие на внедрении в свою деятельность инноваций. Но стоит взять во внимание тот факт, что успешность новых продуктов и услуг на рынке зачастую очень мала. Известен тот факт, что только треть новых стартапов способны достигнуть какого-либо успеха на рынке.
Достаточно хорошо известный факт, что уровень технологии в организации является важнейшим условием повышения производительности и гибкости производства, а также его конкурентоспособности на рынке. Часть из них можно назвать передовыми технологиями производства, большинство из которых требуют использования современных компьютеров и современных средств массовой информации.
Это связано с тем фактом, когда сотрудники организации сталкиваются с такими функциями, как использование компьютерных программ, планирование требуемых материалов, гибкие производственные системы и модули, роботы и цифровое управление, автоматическая подача материалов и компьютерное производство.
Технологические изменения, такие как компьютеризация или роботизация также основаны на изменениях в использовании людей или назначении рабочих мест. Широко используемым подходом к производству и предоставлению услуг является создание многофункционального оборудования. С помощью технологического оборудования квалифицированные работники разных специальностей находятся в тесном контакте, могут обмениваться идеями и обсуждать проблемы. Это дает гибкость общей организации работы. Работники делят широкий диапазон работ и определены с конечным продуктом.
Координация задач осуществляется быстро и эффективно. В результате повышается качество продукции и эффективность работы.
Изменения очень редко начинаются и продолжаются с одинаковым темпом. Изменения могут быть проведены как осторожно и медленно, так и радикально, и быстро. Они либо имеют запланированный характер, либо вызваны совершенно незапланированными процессами. Организация следит за изменениями внешней среды и, при необходимости, определяет необходимость перемен.
Эволюционные изменения - это долгосрочный и заранее планируемый процесс модернизации с участием большого круга задействованных сторон, который осуществляется, как правило, через партнерство и взаимное доверие. Это не влияет на глубокие качественные изменения в организации, но в отношении оптимизации процессов и повышение общей рентабельности производства изменения есть.
Это делается сверху вниз и снизу-вверх. Инструментами эволюционных изменений можно считать совершенствование технологий, сокращение издержек, содействие работе и повышение квалификации персонала, делегирование полномочий [18, с.21].
Адаптационный подход - это усвоение коллективом меняющихся условий внешней и внутренней среды. Внутренняя адаптация происходит, когда изменения относятся к внутреннему составу компании. Изменения, чаще всего, являются положительными для компании и команды.
Адаптация относительно организационных изменений включает сотрудника в определенную бизнес-среду. В данном случае он адаптируется не только работник, но и сама компания. Сотрудник работает для того, чтобы в перспективе удовлетворить свои личные потребности. Компания принимает сотрудника, потому что у нее есть цели и задачи, для достижения которых нужны определенные ресурсы, в том числе человеческие. Сотрудники составляют уникальную группу с определенной квалификацией и навыками. Начальник платит работнику за работу и предъявляет требования, как коллективу, так и каждому работнику.
Подводя черту вышеизложенному материалу, стоит сказать, что каждой организации необходимо разработать свою стратегию организационных изменений, которая поможет достичь общих целей. В зависимости от того, что именно преследует организация, она может с наименьшими затратами и с достижением наибольшей прибыли достичь желаемого результата.
Организационные изменения могут быть направлены на модернизацию стратегии, технологии, продукции, структуры или культуры. Под управлением изменениями понимается воздействие управля ющей системы на организацию в связи с переменами во внутренней и (или) во внешней обстановке.
Существует много различных взглядов на то, как нужно управлять изменениями. Самой популярной на данный момент является теория Джона Коттера и Дэна Коэна. Джон Коттер и Дэн Коэн наши современники, авторитетные люди в области бизнеса, консалтинга и, особенно, управления изменениями. Ещё в семидесятые годы двадцатого века Коттер вместе с Л. Шлезингером систематизировал перечень возможных стратегий по осуществлению изменениями. В основе подхода Джона Коттера лежит идея о том, что изменения в отношениях – самый эффективный путь к организационным изменениям. Однако эта теория получила много критики в свой адрес. Многие ученые, специалисты в области теории организации считают, что наиболее эффективный способ – это изменение организационного контекста, то есть внутренней среды. Однако, остановимся подробно именно на теории Джона Коттера.
Джон Коттер и Дэн Коэн десятилетиями наблюдали за организациями, которые пытались с помощью изменений, абсолютно разных, будь то реструктуризация, изменение корпоративной культуры, ребрендинг или какие-либо другие, повысить свои конкурентные преимущества. На основе этого, они сделал вывод о том, что процесс изменений проходит в несколько последовательных этапов. Нарушение этой последовательности или отказ от какого-то из них приводит к иллюзии быстрых изменений, но уводит от желаемого результата. Также, основываясь на этом, они выделили 8 шагов управления изменениями:
1. Создание атмосферы необходимости незамедлительных изменений. Помочь этого достигнуть может изучение конкурентных преимуществ своей организации и организации – конкурентов; изучение внутренних и внешних факторов организации; выявление и анализ потенциальных угроз, кризисов и в противовес благоприятных возможностей, которых можно будет достигнуть путём изменений.
2. Вторым, немаловажным шагом является создание авторитетной группы реформаторов. То есть, это влиятельные члены организации, которые, объединив усилия смогут оказать содействие в проведении изменений.
3. Обязательно необходимо определить стратегию организации, создать видение компании.
Создание образа, желаемого будущего, поможет активизировать сотрудников.
4. Пропагандирование нового видения и новой стратегии организации. При этом необходимо использовать простые метафоры, аналогии. Также в этом может помочь авторитетная группа реформаторов.
5. На пятом шаге организация уже должна перейти к действию и создать условия для осуществления стратегии. Для этого могут быть предприняты различные действия, например, изменение структуры, изменения обязанностей или любые другие шаги, которые смогут устранить препятствия для осуществления изменений.
6. Планирование промежуточных результатов и достижение их. Обязательно необходимо планировать первые шаги, пропагандировать и награждать первые результаты.
7. Закрепление достижений и расширение преобразований. Необходимо создавать атмосферу доверия к новых подходам, к изменениям, распространять успешный опыт по всей организации, делать кадровые перестановки и т.д.
8. Учреждение, формальное закрепление новых подходов. Это значит, что необходимо формализовать правила поведения, обозначить взаимосвязь между результатами и вознаграждениями, создать условия для развития корпоративной культуры.
Основываясь на этих шагах, авторы также обращают наше внимание на ошибки, которые допускают организации при проведении изменений. Однако следование этому алгоритму еще не означает, что весь процесс приведёт к успеху, так как преобразование организации – это сложный процесс, который проходит абсолютно по-разному у разных компаний, поэтому его сложно вписать в рамки какой-либо последовательности. Об этом говорили и сами авторы. Но, следует отметить, что на данный момент - это наиболее детальный алгоритм действий, который может помочь менеджеру в управлении изменениями.
Эта теория была предложена авторами в середине 1990-х и до сих пор многие менеджеры пользуются этой последовательностью при внедрении изменений.
Изменение корпоративной культуры является одним из типов изменений, с которым сталкивается организация. Корпоративная культура – это модель поведения, некие правила внутри организации, которые сформировались с течением времени, в процессе функционирования, адаптации и поддерживаемые всеми сотрудниками. Корпоративная культура может включать в себя следующие элементы:
 миссия
 стиль общения сотрудников в организации
 модель поведения сотрудников
 история компании
 слоган или девиз
 традиции компании
 корпоративная пресса и другие.
Следовательно, изменения в культуре связаны с изменением ценностей, ожиданий, установок, убеждений, поведения сотрудников.
Существует много различных подходов, теорий к изменению корпоративной культуры. Рассмотрим несколько наиболее популярных:
1. Модель механизмов изменения культуры Эдгара Шейна- была предложена в конце XX века.
Основана на том, что в зависимости от стадии развития организации существуют разные методы, механизмы изменения корпоративной культуры (табл. 1).
Таблица 1 - Методы, механизмы изменения корпоративной культуры (по Э. Шейну)
Стадии развития организации Механизмы изменения корпоративной культуры
1. Основание, формирование, становление незначительные изменения путем общей и частной эволюции
изменение путем внутри корпоративной терапии
изменение путем создания гибридных культур
2. Расцвет, стабильность(«средний возраст») изменение путем систематической подпитки избранных субкультур
плановое изменение путем реализации проектов развития организации и создания параллельных обучающих систем
размораживание и изменение в следствие технологического фактора
3. Зрелость и «закат» изменение посредством внедрения «людей со стороны»
размораживание посредством скандалов и развенчания мифов
управление посредством преобразования
изменение путем навязывания убеждений
разрушение и перерождение

Рассматривая другие теории, Шейн отмечал, что они очень ограничены и сконцентрированы на отдельных элементах культуры. В качестве примера Эдгар Шейн упоминал теорию Камерона-Куинна, которую мы и рассмотрим следующей.
2. Модель конкурирующих ценностей Камерона-Куинна.
В основе теории Кима Камерона и Роберта Куинна лежит предположение о том, что корпоративную культуру организаций можно разделить на 4 типа: клан, адхократия, иерархия и рынок.
Таким образом, обобщая все выше сказанное, стоит отметить, что в ходе функционирования организации необходимо производить учет всех факторов в совокупности. Изучение этапов организационных изменений, подходов к ним, а также процессов управления, целей, миссии, методологии является неотъемлемым и применимыми для любой организации.
К настоящему времени можно четко выделить два подхода к исследованиям жизненных циклов организаций. Первый подход носит исключительно эмпирический характер и включает в себя исследования с применением количественных методов, изучение конкретных кейсов или лонгитюдные наблюдения.

1.2 Направления исследования жизненного цикла организации

Необходимо отметить, что во многих исследованиях отмечается зависимость успешности деятельности компании от подчиненности ее теории жизненных циклов. Данная теория является одной из современных направлений развития управленческой мысли в России и мире.
Исследований жизненного цикла организации к настоящему моменту времени уже разработано достаточно большое количество.
Основные модели, их разработчики и годы разработки представлены в следующей таблице 2.
Таблица 2 - Модели жизненного цикла организации
Автор Название модели Год разработки
А. Даун (Downs) Движущие силы роста 1967
Г. Липпитт и У. Шмидт (Lippit, Scmidt) Управленческое участие 1967
Б. Ливехуд (Liverhud) Органическое эволюционное развитие 1969
Б. Скотт (Scott) Стратегия и структура 1971
Л. Грейнер (Grainer) Этапы развития и кризисы роста организации 1972
У. Торберт (Tornbert) Ментальность членов организации 1974
Ф. Лиден (Lyden) Функциональные проблемы 1975
Д. Кац и Р. Кан (Katz, Kahn) Организационная структура 1978
И. Адизес (Adizes) Теория жизненных циклов организации 1979
Дж. Кимберли (Kimberly) Внешний социальный контроль, структура работы и отношения с окружающей средой 1979
Д. Миллер и П. Фризен (Miller, Fhesen) Траектории развития организации 1983
Э. М. Коротков Модель жизненного цикла организации 2003
Мироненко Ю. Д., Тереханов А. К. Модель организационного развития 2004
Е. Емельянов и С. Поварницына Жизненный путь организации в бизнесе с социокультурной точки зрения 2006
Дж. Агарони, Х. Фальк, Н. Иехуда (Aharony J., Falk H., Yehuda N.) «Жизненный цикл предприятия» 2006

Оценивая представленные выше модели и направления исследования жизненного цикла организации необходимо представить наиболее известные:
Одной из наиболее ранних моделей описания жизненного цикла организации является теория А. Дауна, которая возникла на примере описания правительственных комитетов.
Исследователь предложил в рамках данной теории рассматривать три основных стадии роста и развития предприятия:
- 1-ая стадия, так называемая «борьба за автономию», возникающая до формального рождения или же сразу после него, характеризующаяся стремлением обретения законности и необходимостью ресурсов для достижения «порога выживания» организации;
- 2-ая стадия, которая называется «стремительным ростом» включает быстрое расширение организации, которая подчеркивает инновационность и креативность развития;
- 3-я стадия («замедление») характеризует уточнение и формализацию правил и процедур функционирования организации.
Следующей по времени основной начальной теорией жизненного цикла предприятия, работающего в частном секторе, является теория, разработанная Г. Липпитом и У. Шмидтом в монографии «Управленческое участие», 1967 года, в которой они представили три стадии развития организации:
- «рождение», когда в его процессе создается система управления организацией и достигается ее жизнеспособность;
- «молодость», характеризуемая развитием репутации и устойчивости компании;
- «зрелость» в рамках которой предприятие стремится достигнуть своей уникальности и обеспечить способность к приспособлению у меняющимся условиям хозяйствования.
В своем труде «Органическое эволюционное развитие» (1969 год) Б. Ливехуд утверждал, что человек и организация развиваются по одним и тем же биологическим законам.
Саму организацию исследователь рассматривал в качестве совокупности трех равных по своей значимости подсистем: технической, социальной и экономической. Также в своей модели он отмечал, что проводить изменения можно в любой из подсистем, составляющих организацию, но при этом они должны будут затрагивать все ее составляющие.
Автор выделял следующие фазы развития организации:
Пионерная фаза. Доминантной в это время является экономическая подсистема. Организация при этом остается насколько возможно простой - она приспособлена под личностные качества руководителя и зависит от тех нужд потребителей, которые он намерен удовлетворить.
Фаза дифференциации, т.е. формализации и рационализации всех «стихийных» процессов. Доминантной становится техническая подсистема, внимание сконцентрировано на создании и совершенствовании структуры управления.
Фаза интеграции. Определяющим фактором развития становится коллектив совместно работающих людей, являющийся источником творческой энергии, необходимой для обновления организации и достижения целей.
Ассоциативная фаза. В этой фазе все три подсистемы находятся в своей высшей точке развития и гармонии. Это фаза социального партнерства и кооперации. Главным процессом в такой организации становится ассоциированный процесс индивидуального обучения и развития человека.
Как видно, модель Б. Ливехуда предусматривает однонаправленный характер развития. Границы фаз развития нечеткие. Новым является рассмотрение трансформаций с точки зрения приоритетности подсистем организации и более значительный акцент на социальных аспектах.
4. Модель Б. Скотта «Стратегия и структура» (1971) описывает три отдельных типа организаций, которые следуют в исторической последовательности. Согласно этой модели, фирмы развиваются от неформальной («шоу одного человека») до формализованной бюрократии, и затем до разнообразных промышленных конгломератов.
5. Л. Грейнер: «Проблемы лидерства на стадиях Эволюции и Революции» (1972) [5, 7, 10, 17]. Автор выделяет ряд факторов, важных для развития организации: возраст организации; размер организации; этапы эволюции; этапы революции; темпы роста отрасли. Организация в своем развитии проходит через пять эволюционных этапов, которые сменяют друг друга вследствие возникновения специфических кризисов, приводящих к революционным преобразованиям в организации:
Этап 1: Творчество (творческая или «интуитивная» фаза роста). Организация развивается благодаря реализации творческого потенциала основателей. Основное внимание сосредоточено на производстве и продаже нового продукта (услуги). Общение между сотрудниками носит скорее неформальный характер.
По мере роста организации наступает кризис лидерств, так как выросшее количество сотрудников уже не может эффективно управляться только неформальными методами и необходимо большее внимание уделять менеджерским функциям.
Этап 2: Направленный рост (развитие, основанное на руководстве), в основе которого – четко спланированная работа и профессиональный менеджмент. Характеризуется централизацией управления.
Углубляется функциональная специализация менеджеров низших уровней. Возникает кризис автономии, который заключается в различном понимании необходимой и достаточной свободы разных уровней управления: бюрократическая структура управления и концентрация большинства процессов принятия решений на ее верхних уровнях начинают ограничивать творчество менеджеров среднего звена.
Этап 3. Рост через делегирование. Происходит децентрализации организационной структуры. Мотивация улучшается на всех уровнях через делегирование полномочий и ответственности в принятии определенных решений с верхних уровней на более низкие. Компания становится в значительной мере диверсифицированным бизнесом. Проявляется кризис контроля - менеджеры высшего звена осознает потерю контроля над компанией в целом.
Этап 4: Рост через координацию. Преодоление кризиса контроля связано с изменениями в системе координации функционирования подразделений, составляющих организацию. В этот период в структуре организации выделяются стратегические подразделения, которые имеют достаточно высокую степень оперативной самостоятельности, но, вместе с тем, жестко контролируются из центра с точки зрения использования стратегических ресурсов организации: финансовых, технологических, трудовых и т. п.
Сложность систем и процедур начинает превышать их целесообразность. Появляются своеобразные границы между топ-менеджментом и функциональными подразделениями организации. Все это приводит к кризису границ (кризису «красных записей» или кризису запретов).
Этап 4: Рост через сотрудничество. Для преодоления кризиса границ необходимо привлечение специалистов, способных разрешать межличностные конфликты. Объединение команды в организации на этом этапе может произойти благодаря общности интересов и ценностей. Нужно найти решение, позволяющее управлять большим и сложным механизмом организации без использования громоздких формальных и контролирующих процедур (необходим Ренессанс Творца - этапа творческого развития).
Создание в организации команды единомышленников дает ей новый импульс к развитию. Данная стадия не является последней. Она лишь указывает на логическую завершенность определенного цикла развития организации. Л. Грейнер считает, что эта стадия может завершиться кризисом психологической усталости или доверия, когда все устают от работы как единая команда.
Данная модель имеет ряд ограничений [10]:
Во-первых, развитие организации фактически отождествляется с ее ростом, и в целом эта модель может быть применена только к очень большим компаниям.
Во-вторых, модель не имеет логического завершения, так как автор не сформулировал, какого рода кризис должен последовать за этапом сотрудничества.
В-третьих, модель описывает не развитие организации, а трансформацию со временем ее системы управления.
6. У. Торберт: «Ментальность членов организации» (1974). Развитие организации осуществляется параллельно процессу, проходящему от индивидуальности и разрозненности групп к чувству принадлежности к коллективу. Модель содержит девять стадий развития организации. При этом не уточняются механизмы развития.
7. Ф. Лиден: «Функциональные проблемы» (1975). На различных стадиях своего развития организации имеют проблемы, мешающие нормальному функционированию: проблема адаптации к окружающей среде, захват определенного сегмента рынка, приобретение ресурсов, достижение поставленных целей, поддержка образцов поведения. Первое, на чем фокусируется организация, по мнению Ф. Лидена, это адаптация и завоевание своей ниши в изменяющейся внешней среде. Это достигается, в основном, посредством введения инноваций. На второй стадии основными задачами являются приобретение ресурсов и развитие методов работы процедур. Третья стадия характеризуется приданием особого значения постановке целей и получению прибыли. На четвертой стадии акцент делается на поддержании поведенческих паттернов и институализации структур.
8. Д. Кац и Р. Кан: «Структура предприятия» (1978). Организационная структура, по мнению авторов, является отражением изменений, происходящих в организации в зависимости от стадии ее развития.
Исходя из этого, рассматриваются три стадии развития организации:
 стадия простых систем;
 устойчивая стадия предприятия;
 стадия разработки структур.
Представление организации в качестве открытой системы, активно взаимодействующей с внешней средой, позволило авторам предположить, что главные предпосылки успешной деятельности находятся не внутри организации, а вне ее. Также это представление выполняет функцию методологического принципа организации и анализа данных, полученных в результате диагностики конкретной организации.
9. И. Адизес: «Теория жизненных циклов предприятия» (1979) [1, 10]. Развивая идеи Л. Грейнера, Ицхак (Айзек) Адизес предположил, что развитие организации, подобно функционированию биологических систем (прослеживается в названии отдельных этапов), носит циклический характер и состоит из десяти этапов: выхаживание, младенчество, «давай-давай» (go-go), юность, расцвет, стабильность, аристократия, ранняя бюрократия (охота за ведьмами), бюрократия, смерть.
И. Адизес детально описывает каждый этап модели не только с точки зрения управленческих технологий, но и корпоративной культуры и организационного климата. Он отмечает, что на каждой стадии роста организации возникают проблемы, которые делятся на болезни роста и организационные патологии.
Автор показал, что в отличие от биологических систем, организация в состоянии расцвета может находиться долгое время, при условии обеспечения правильного стратегического и тактического управления. Если организация попадет в одну из «ловушек», то прекращает свое существование даже до достижения расцвета. Кроме этого организация имеет возможность, даже находясь на стадии спада, восстановиться и продолжить свое развитие.
И. Адизес не уточняет параметр роста организации (по вертикали), отмечая, что конкретный параметр зависит от отрасли [10, 14].
10. Дж. Кимберли: «Внешний социальный контроль, структура работы и отношения с окружающей средой» (1979). Автор утверждает, что первая распознаваемая стадия развития возникает еще до фактического создания организации. На этой стадии происходит выстраивание ресурсов и формирование будущей идеологии. Все это приводит к переходу на вторую стадию развития, включающую выбор «главных схем перемещения», найм персонала. Третья стадия включает формирование идентичности. На четвертой стадии правила становятся более жесткими, структура - формализованной, организация становится более консервативной и предсказуемой в ответ на давление внешней среды.
11. Модель Д. Миллера и П. Фризена (1984) [19, 20]. Авторы определяли стадии развития через четыре параметра: стратегию, структуру, организационную среду и стиль принятия решений. Основные стадии жизненного цикла организации включают в себя: создание (рождение), рост, зрелость, упадок (спад).
Последняя стадия не обязательно должна завершаться ликвидацией организации - возможным считается ее возрождение или преображение (расцвет).
Разработаны критерии для определения, на какой стадии развития находится организация, одним из них является уровень продаж.
12. Э. М. Коротков (2003) предложил модель, включающую пять стадий жизненного цикла организации [3]:
Первая стадия - эксплерентная, характеризует рождение предприятия и формирование его первоначальной структуры.
Вторая стадию развития - патиентная, характеризуется тем, что предприятие завоевывает какой-либо сегмент рынка, упрочняет свои рыночные позиции, вырабатывает конкурентные стратегии.
Третья стадия развития - виолентная. В этот период предприятие достигает зрелого состояния, устойчивого положения на рынке. Конкурентоспособность его высока, оно чувствует себя уверенно.
Четвертая стадия - коммутантная, которая представляет собой состояние предприятия в период упадка, старения, когда наиболее значимые параметры жизнедеятельности заметно ухудшаются, а развитие, понимаемое как дальнейшее совершенствование, теряет смысл, заходит в тупик.
Пятая стадия - леталентная, характеризуется деструктуризацией предприятия, прекращением его существования в прежнем виде. Это, распадающиеся предприятия в связи с невозможностью их эффективного функционирования, или предприятия, на которых происходят диверсификация с глубоким изменением профиля деятельности и полной или частичной заменой прежних технологических процессов, а также сменой персонала.
13. Д. Лестер, Дж. Парнелл, А. Каррагер (2003), разработали эмпирическую шкалу для измерения стадий жизненного цикла организации, с помощью которой можно предсказать изменение характеристик организации при переходе с одной стадии жизненного цикла на другую [18].
14. Мироненко Ю.Д., Тереханов А.К. (2004) предлагают линейную модель, выделяя пять уровней организационного развития компании:
 реализованная бизнес-идея;
 структуризация (формализация бизнес-структур и рациональное управление функциями);
 рациональное управление процессами (оптимизация бизнес-процессов);
 рациональное управление потенциалом компании;
 рациональное управление нематериальными активами предприятия.
В отличие от модели Л. Грейнера, эта модель отражает зависимость уровня развития компании от затрат на ее организационное развитие. Под затратами на организационное развитие компании понимаются затраты на организационные мероприятия, которые должна проводить компания для преодоления кризисных точек [13].
Однако эта модель описывает развитие системы управления, а не организации в целом.
15. Е. Емельянов и С. Поварницына (2006) выделяют четыре этапа жизненного цикла организационного развития, для каждого из которых характерна определенная система взаимоотношений между сотрудниками, организацией и внешней средой [8]:
Этап «Тусовка» - преобладают неформальные отношения, равноправие, идеологическое (харизматическое) лидерство и непрофессиональное управление. Особенности деятельности определены технологическим процессом, регламентом, руководителем.
Этап «Механизация» - повсеместная формализация отношений, процессов и процедур. Организация переходит к регулярному менеджменту. Значительно углубляется разделение труда, составляются подробные должностные инструкции и правила внутреннего распорядка. Большое значение придается стандартизации и утилитарности. Нововведения встречают существенное сопротивление.
Этап «Внутреннее предпринимательство» - главной задачей организации, которая фактически представляет собой несколько разных бизнесов, становится повышение эффективности деятельности.
Имеет место широкое делегирование полномочий, децентрализация власти, внутренние предпринимательские инициативы сотрудников и подразделений, которые регулируются детально разработанной политикой и стратегией организации. Важнейшими ценностями становится профессионализм сотрудников, способность добиться поставленной цели максимально эффективным образом. Часто формируются командные отношения и способы работы.
Этап «Управление качеством» - компания нацеливается на захват стратегических приоритетов на рынке через создание собственных стандартов качества. Высочайший уровень производства основывается на внедрении и развитии идеологии «внутреннего клиента», когда каждое подразделение компании становится заказчиком для одних подразделений и исполнителем для других. Однако в целом технологическая цепочка ориентирована на конечный результат, работает на клиента организации.
Авторы модели уточняют, что каждый из этих макроэтапов подразделяется на шесть стадий: формирование, рост, стабилизация, стагнация, кризис, распад. Как правило, смена этапов сопровождается значительными трансформациями внутри организации при попытке разрешить кризис каждого отдельного этапа.
В исследовании Дж. Агарони, Х. Фалька и Н. Иехуды (2006) со ссылкой на подход, сложившийся в рамках теории жизненного цикла предприятия, выделяется четыре основных стадии развития. При этом отмечается, что главные различия в тенденциях развития предприятия на различных стадиях заключаются в таких характеристиках, как степень неопределенности, с которой сталкивается компания, структура активов и наличие возможностей для осуществления инвестиций [9].
Таким образом, проектирование процесса развития организация, с использованием модели жизненного цикла, позволяет исследовать ее текущее состояние, распознать свойственные каждому этапу цикла факторы риска с целью их нивелирования, идентифицировать слабые стороны, а также определить возможности для более прогрессивного роста. В этом контексте модель жизненного цикла — специфический управленческий инструмент, который можно «примерить» для любой организации в целях разработки конкретного плана действий, в том числе на долгосрочную перспективу.

Как сделать библиотеку центром притяжения молодёжи? Что необходимо для её развития? «Библиотеки должны обслуживать молодёжь не потому, что это хорошо для самих библиотек, а потому, что это хорошо, прежде всего, для молодых людей. То, что хорошо для молодёжи, полезно и для общества» – этот принцип действий американских библиотекарей. Молодые читатели - это наиболее мобильная и активная часть читателей библиотеки.

Сегодня библиотечное пространство – еще и виртуальное пространство библиотеки. Нужно вести работу на виртуальной «молодёжной площадке» – в Интернете, где можно разместить библиотечные анонсы и новости. Для удобства читателей специалисты библиотеки должны сочетать традиционные и электронные виды информационно-библиографического обслуживания. Главным информационным продуктом библиотеки является электронный каталог. То, что читатели могут теперь пользоваться электронными ресурсами библиотеки, меняет к лучшему их представления о ней.

Проведение комплексных мероприятий: Дней информации, Дней библиографии – способствует формированию у молодёжи правовой культуры, популяризации лучших произведений отечественной и зарубежной литературы.

Сейчас в библиотеке активно используются современные технологии – web-конференции, web-форумы, web-мосты, библиотечные десанты, фестивали, акции информационной поддержки, библиотерапевтические уроки, тренинги, деловые игры и др.

Библиотека не должна забывать и о своей центральной задаче –поддержке престижа чтения. Организация и проведение областных акций, конкурсов позволит лучше узнать творческий и интеллектуальный потенциал

молодёжи, раскрыть работу специалистов с молодёжью, установить долгосрочные партнёрские отношения с организациями, работающими с молодёжью, привлечь внимание общественности к проблемам молодёжи и библиотек.

Организуя мероприятия, нужно учитывать особенности молодежной аудитории. Прежде всего необходимо создать атмосферу доверия и уважения, дать возможность высказать свое мнение, отстаивать его в диалоге со сверстниками и взрослыми.

В наибольшей степени этим задачам отвечают интерактивные методы организации групповой работы: различные типы игр - деловые, имитационные, ролевые, групповая дискуссия, мозговой штурм, круглый стол. Все интерактивные методы организации групповой работы объединяет то, что они основаны на психологии человеческих взаимоотношений и взаимодействий. В результате участия в интерактивной групповой работе происходят изменения модели поведения их участников. Иными словами, к интерактивным методам групповой работы можно отнести те методы, которые строятся на психологических механизмах усиления активности каждого участника группы в процессе взаимодействия с другими.

В современной библиотеке можно предложить следующий формат мероприятий для молодежи.

Акции:

«Библионочь» — социально-культурная акция нового формата (существует с 2012 года). Ключевое направление акции — популяризации книги среди молодежи, поиск новых форм её продвижения.

Либмоб- блиц-опрос жителей населённого пункта про дорогу в библиотеку. Кто знает дорогу к библиотеке, получает смайлик. календарик с адресом библиотеки и контактной информацией.

Флэшмоб (от англ. flash mob — «мгновенная толпа»). Это заранее спланированная массовая акция, в которой большая группа людей внезапно появляется в общественном месте. В течение нескольких минут они выполняют заранее оговоренные действия и так же быстро расходятся.

Буккроссинг (от англ. — «перемещение книги»). Суть буккроссинга проста: человек, прочитав книгу, оставляет ее в людном месте. Эту книгу находит и читает другой человек. Прочитав, он делает то же самое. И так далее. Массовые мероприятия:Бенефис читателя. В переводе с французского «бенефис» означает спектакль в честь одного или нескольких его участников. В библиотеке это комплексное мероприятие, направленное на укрепление авторитета лучших читателей.

Библиокафе (или книжное кафе) — игровой вариант информационной работы со старшеклассниками. Вывеска в стиле ретро, библиотекари — метрдотель и официантка. В меню — духовная пища фактов: «Новости свежие» из газет и журналов, ассорти «Путь к успеху», десерт «Бестселлер по …» (автору).

Библиомарафон — это комплекс мероприятий (акции, презентации, конкурсы и т. д.), популяризирующих фонды библиотек по определенной теме, юбилейной дате, по выявлению лучших читателей.

Библиотечный бульвар — мероприятие, проводимое на улице с целью рекламы книги и чтения.

Библиотечный журфикс — это встречи с интересными людьми самых разных профессий в определенный, заранее установленный день недели, сопровождаемые широкой рекламой.

Библиофреш — (от англ. fresh — «свежий») — библиографический обзор новинок. Дегустация литературных новинок — информирование о вновь поступившей в библиотеку литературе в кулинарном стиле.

Дискуссионные качели. В основе «дискуссионных качелей» лежит дискуссия. Суть этой формы состоит в имитации раскачивающихся качелей: чем сильнее толчок (аргумент), тем выше взлет «качелей».

Гурман-вечер любителей (название жанра)— вечер, посвящённый определённому жанру литературы, подготовленный с учётом подчеркивания лучших сторон данного жанра.

Звездопад поэтический — мероприятие, посвящённое шедеврам поэзии или популярным поэтам, требующее чтения стихов.

Квест (от англ. quest — «поиск, предмет поиска») - разновидность игры по запланированному сюжету для команд из нескольких человек в специально подготовленном помещении.

Книжный аукцион — каждый участник представляет по одной ранее прочитанной книге так, что бы у присутствующих появилось желание её прочесть. Выигрывает тот, кто набрал больше голосов участников.

Книжный дресс-код — форма массового мероприятия, на котором презентуют именно те книги, которые можно считать обязательной составляющей имиджа современного человека.

Литературный суд. Вид читательской конференции. Это сюжетно-ролевая игра, имитирующая судебное заседание. Участники распределяют роли судьи, защитника, прокурора, судебных заседателей, потерпевших, обвиняемых и свидетелей. Подсудимым может быть какой-либо литературный герой.

Поэтический батл — битва, соревнование современных поэтов. Батлы активно собирают молодежь.

Ток-шоу — на обсуждение выносится какой-либо вопрос. Библиотекарь руководит обсуждением. Цель — нравственное воспитание читателей.

Наглядные и информационные формы

Буктрейлер — это небольшой видео-ролик, который включает в себя самые яркие и узнаваемые моменты книги, визуализирует её содержание. Продолжительность буктрейлера не более 3-х минут.

Криптограмма — зашифрованное сообщение для читателей. Это может быть имя писателя, название произведения.

В заключении можно сделать вывод: интерактивные формы общения приближают библиотеку к молодым читателям, в какой-то степени делают её «своей». Потому что именно молодежная аудитория особенно негативно воспринимает заорганизованность, жёсткую регламентацию, формализм. Выступая в роли модератора, библиотекарь должен уметь моделировать такие ситуации, которые способствуют свободному обмену мнениями.

Возрастные границы молодого поколения предопределяют его психологические особенности. Если в биологическом смысле молодость – это период достижения физиологической зрелости, а в социальном – достижение самостоятельности в принятии решений, то в психологическом смысле, для каждого индивида, молодость – это период формирования характера и самоидентификации. Формирование характера включает в себя: самосознание, мировоззрение, критическое отношение к окружающему миру.

Самосознание – это целостное представление индивида о самом себе, эмоциональное отношение к самому себе, самооценка своей внешности, интеллекта, морально-волевых качеств, осознание своих достоинств и недостатков. Самосознание выступает источником целенаправленного самосовершенствования и самовоспитания молодого человека.

Мировоззрение – это целостная система взглядов, знаний и убеждений индивида, его жизненная философия, которая опирается на усвоенную ранее значительную сумму знаний и сформировавшуюся способность к абстрактно-теоретическому мышлению, без чего разрозненные знания не складываются в единую систему. Мировоззрение становится основой взаимодействия молодого человека с социальным окружением.

Критическое отношение к окружающему миру – это стремление индивида заново и критически осмыслить все окружающее, самоутвердиться, создать собственные теории смысла жизни. Для молодого человека свойственны максимализм суждений, своеобразный эгоцентризм мышления – разрабатывая свои теории, он ведет себя так, как если бы мир должен был подчиняться его теориям, а не теории действительности (6,с. 46; 90, с. 250).

На формирование характера значительное влияние оказывает окружающая молодого человека социальная среда. Если социальное окружение не уделяет должного внимания его развитию, то индивид становится неуравновешенный и вспыльчивый или, напротив, скрытым и замкнутым. Если же речь идёт о гиперопеке со стороны социального окружения, то индивид становится эгоистичным и требующим поклонения. В обоих случаях у молодого человека подсознательно закрепляются искажённые механизмы становления собственного «Я» и осознания своего предназначения в обществе.

Отношение молодёжи к окружающей социальной среде неоднозначно, оно характеризуется стремлением доказать свою независимость и самобытность и сопровождается типичными поведенческими реакциями: пренебрежительное отношение к советам взрослых, недоверие и критика старшего поколения, иногда открытое противодействие. Молодой человек предпочитает опираться на моральную поддержку сверстников. Даже преступления среди молодежи, как правило, носят групповой характер, совершаются под влиянием группы.

Переход из подросткового возраста в юношеский и молодёжный сопровождается определёнными психологическими особенностями, которые, указывая на значительные индивидуальные различия, тем не менее, характеризуют ряд общих тенденций в развитии молодого поколения. Юноши и девушки, так же как и подростки, подвержены эмоциям, обидчивы, импульсивны, склонны к категоричным суждениям, к недостаточно продуманным поступкам. В юности, больше чем в других возрастах, наблюдаются быстрые, непредсказуемые и частые переходы от одного настроения к другому: от радости к унынию, от веселья к грусти, от эйфории к подавленности и т.д.

Итак, можно выделить следующие социально-психологические особенности молодого поколения:

-меняется отношение к себе и окружающему миру, формируется самооценка;

- появляется оценка собственных способностей, потребностей, осуществляется попытка построения определённых жизненных планов;

-для молодёжи характерна высокая степень эмоциональности в поведении;

-молодому поколению свойственно стремление к изоляции, одиночеству;

- в молодёжной среде изменяются приоритеты во взаимоотношениях: более значимыми становятся отношения со сверстниками, менее значимыми – отношения с представителями старшего поколения;

-для молодёжи характерна категоричность суждений, юношеский максимализм.

Современная российская молодёжь- это примерно 27 % от общей численности населения страны. Молодёжь, в силу своих социально-психологических, возрастных особенностей, выполняет социальные функции, порой противоречивые и не однозначные. С одной стороны, она отличается определёнными собственными ценностными ориентациями и недостатком жизненного опыта, с другой – является объектом и субъектом социализации, адаптации и воспитания со стороны взрослых. Молодёжи присуща социальная мобильность и экономическая инициатива, вместе с тем, налицо её неполная включённость в социально-политические отношения и некоторая индифферентность. Этим в значительной степени объясняется всё возрастающее внимание к молодёжи, которое активно демонстрируют разные страны, в том числе Россия(с4)1

«Государство поддерживает развитие библиотечного обслуживания наименее социально и экономически защищенных слоёв и групп населения, к которым отнесены пользователи детского и юношеского возрастов.»(2.ст.14)

«Закреплено право данных групп населения на библиотечное обслуживание в общедоступных библиотеках, специализированных государственных детских и юношеских библиотеках, а также в библиотеках образовательных учреждений в соответствии с их уставами».(2,ст.8)

«Публичная библиотека должна стараться удовлетворять потребности всех групп общества, независимо от возраста, состояния здоровья, экономического или социального положения людей. Однако она несёт особую ответственность за удовлетворение потребностей детей и молодёжи».(3)

«Миссия библиотеки, придающей значение обслуживанию юношества, состоит в том, чтобы помочь личности успешно перейти от детства к взрослости, создавая как доступ к ресурсам, так и среду, отвечающую специфическим потребностям юношества для интеллектуального, эмоционального и социального развития» (4)

Задача привлечения молодых людей в стены библиотеки напрямую связана с проблемой её выживания как социального института: если сегодня молодёжь не пойдет в библиотеку, завтра она не приведёт туда своих детей.

Библиотека должна добиться того, чтобы её образ ассоциировался в сознании молодёжи:

1. с «домом» знаний и гарантом свободного доступа к информации;

2. с помощью в социальной и профессиональной адаптации;

3. со средой для реализации способностей, талантов;

4. с местом проведения интеллектуального досуга и общения.